Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (настоящее) » Терновый венец (10 февраля 1996)


Терновый венец (10 февраля 1996)

Сообщений 31 страница 34 из 34

1

Название эпизода: Терновый венец
Дата и время: 10 февраля 1996, время к вечеру
Участники: Пожиратели Смерти, Дженис Итон, Руфус Скримджер

Окрестности Лестрейндж-Холла - руины, озеро и осень прилагается.

0

31

Рудольфус таращится на Скримджера, не слушая его больше. В этом состоянии он и не способен слушать ничего, кроме нашептываний прямо в ухо, требований убить врага, пролить его кровь, дать родовой магии доказательство своей верности роду.
Лестрейндж, склонив голову к плечу, смотрит на Скримджера не отрываясь, ловит каждое его движение, каждый жест, запоминает, чтобы затем прокручивать их в голове до ослепительной изумрудной вспышки, которая лишит это тело жизни, оставит только бессмысленную оболочку.
Про себя Рудольфус призывает в свидетели своего торжества предков - перечисляет упрямо всех, кого помнит. Рабастан бы, наверное, справился лучше, все детство проведя, закопавшись в пыльные фолианты, но глава рода не Рабастан, и родовая магия, хоть и ласкает его при случае, подчиняется воле Рудольфуса, облекая его мысли - по крайней мере, здесь - в реальность.
Он концентрируется на Скримджере - на том, кто лишил эту землю хозяев, кто пытался обречь род на уничтожение, и родовая магия отвечает ему, не может не ответить главе рода, стоящего на земле рода.
Рудольфус действует по наитию, у него нет и не может быть ни рационального плана, ни плана вообще: сейчас он и вовсе растерял остатки личности, полностью растворившись в том, что давало ему право находиться здесь. Поколения магов, носящих то же имя, что и он, поколения Лестрейнджей, рождавшихся здесь и здесь же обретавших вечный покой, следили за происходящим через глаза Рудольфусу, слушали его ушами - и нашли цель перед собой. Проклятие для тех, кто приходил на эти земли, желая и неся роду гибель, встрепенулось, проснулось, нашло цель - недаввно разбуженное оставшимися членами рода, оно жаждало наказать врагов рода, и один из них сейчас стоял перед главой.
Рудольфус моргнул, возвращаясь из состояния, близкого к трансу, с последними словами Лорда - а может быть, родовая магия отпускает его, позволяя ему вернуться, позволяя осколкам прежней личности вновь сложиться в нечто, что теперь носит имя главы рода.
Лестрейндж смотрит на Скримджера - смотрит долго, чтобы запомнить этот миг. Миг, который, как он хочет думать, положит конец горящему в груди пламени. Миг мести, миг исполнения клятвы.
Он обещал Скримджеру смерть, он сдержит свое слово.
Двигаясь рвано и тяжело, Рудольфус подходит ближе - так, что можно достать рукой до старого врага. Поднимает палочку жестом таким же лишенным торжественности - он не мастак говорить слова, не мастак широких жестов. Он убийца, и Милорд выбрал его за это.
- Предатель крови Руфус Скримджер, твое наказание за предательство - смерть. Отныне ты мертв, - Лестрейндж повышает голос, и к концу фразы она разносится далеко за пределы небольшого круга, образованного Пожирателями Смерти во главе с их Повелителем. Приговор подтверждает магия этой земли, одобрительно отзываясь во всем теле Лестрейнджа, в теле его жены, находящейся неподалеку.
- Авада Кедавра.
С палочки Лестрейнджа срывается Непростительное, отражающееся в зрачках Скримджера, в темной матовой поверхности озера, на металлических застежках мантии Рудольфуса.
Пнув уже мертвое тело у своих ног, Рудольфус поднимает голову к небу, чувствуя силу, чувствуя себя свободным - улыбается небу дико и угрожающе.
Он способен на все, так что бегите, глупцы. Дикая Охота идет за вами.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (5 февраля, 2017г. 20:43)

+7

32

[icon]http://oi68.tinypic.com/zjhrbb.jpg[/icon][nick]Augustus Rookwod[/nick][info]<b>Августус Руквуд, 55<a></b><br><i>Невыразимец-рецидивист</i>[/info] Руквуд слышит приказ Лорда – и облегчение накрывает его с головой.
Мерлин, Скримджер и вправду сдохнет. Вот здесь, сейчас, у Августуса на глазах – и за последние двадцать лет это вторая по важности и восторгу картина сразу после оставленного за спиной Азкабана.
Ник рядом замер, как лис на охоте: взъерошенный, настороженный, чуть ли усы дыбом не стоят. Не хватает только рыжего хвоста, который по бокам бы лупил. Ой, нет, стойте, это так у кошек, кажется. А лисы охотятся так же или нет?
Когда Лестрейндж подходит ближе к Министру, Августус моментально поднимает палочку в развороте кисти – он не верит, что аврорня сдержит слово. Аврорня никогда не держит слова. Он помнит.

Авада спасительно-яркая.
Трэверс удовлетворительно выдыхает – плечи его расслабляются, он сразу же прячет палочку в ножны и весёлым, совершенно безбашенным, даже насмешливым взглядом оглядывает соратников.
- Это надо отпраздновать.
Ник говорит это быстрее, чем соображает (он всегда соображает с опозданием, говорил ему Август), что как-то невежливо взять и вклиниться в вот это всё, когда Лорд с приказами, Руди с местью, все такие на взводе, но Ник ни дракла поделать с собой не может.
У Трэверса праздник, у Трэверса счастье – Мерлин задери, даже не смотря на то, что Итон ушла на своих двоих, он рад.

А Руквуд настороженно наблюдает. За телом Министра.
Держит труп на прицеле – ему что-то не нравится.
Ему не нравится, что Скримджер взял и пришёл на заклание, как агнец какой-то, и это в его голову никак не стыкуется с тем, что Августус знает об этом шакале. Даже ради Главного аврора – Мордред, Руквуд не верит своим глазам.
Но молчит. Хотя ему впервые в жизни не нравится молчать.
Трэверс всё-таки добивается своего – кладёт ладонь на плечо Августуса, и тот опускает палочку, стряхивает руку Николаса, отступает на два шага назад – но палочки не прячет. Потом оглядывает всех своих, мелко трясёт головой, и отбрасывает капюшон с головы, глубоко вдыхая прохладный воздух.
- Что будем делать с телом? Рудольфус, у тебя тут живность какая-то водится?
Кроме сумасшествия, пропитавшего каждый кубичный (квадратный?) дюйм территории.
- Или прикопать по частям под деревьями? Хорошее будет удобрение, кстати.
Руквуд знает, что говорит.
Была у него аллейка любимая – он там не одного и даже не десяток прикопал под клёнами.

- Я бы подбросил труп куда-то в Косой переулок, - фыркает Трэверс.
«Сам ты косой», - почти ласково думает Августус, уже даже не раздражаясь на Азкабан, что лишил Ника остатков здравомыслия. Он и до того балдой был.
Руквуд, впрочем, ухмыляется – криво и надтреснуто, и сцепляет руки за спиной, не выпуская палочку из ладони.
Он бы лично из Скримджера инфернала сделал, да оставил бы вот тут прямо охранять Лестрейндж-Холл.

+5

33

Антонин не спускает глаз со Скримджера, который выглядит так, будто не до конца понимает, что будет следующим пунктом программы. А может, в самом деле не понимает: он однажды уже ушел от них, ушел благодаря своей хитрости, благодаря самонадеянности Лестрейнджей - кто знает, быть может, он считает, что и сегодня удача на его стороне.
Если и так, он ошибается. Сегодня ему не поможет никакая удача: слишком неравны силы, слишком дорого им обошелся его побег.
Антонин насторожен и напряжен, и это отдается за ребрами, заставляет подрагивать правую руку, и он почти небрежно перекидывает палочку в левую, не опуская ее. Даже сейчас, когда судьба Скримджера решена, он не позволяет себя расслабиться, отвлечься даже ради того, чтобы перепроверить барьеры вокруг Лестрейндж-Холла.
Им и в самом деле нужно поспешить, и Милорд прислушивается к советам своего верного слуги. Антонин чуть отступает, когда слышит, как Темный Лорд обращается к Рудольфусу. Вздумай Лестрейндж устроить кровавую баню, казнь затянулась бы - но тот дергается всем телом, будто просыпаясь от смурного сна, но не торопится, не вытаскивает нож.
Он озвучивает приговор просто и безыскусно, но, пожалуй, Долохов признает, что и этого достаточно.
Скримджер был им хорошим врагом, и его смерть к вящей славе Темного Лорда - так пусть именно с этой мыслью он и умрет.

Долохов не отпускает палочку даже после того, как изумрудная вспышка перестает вставать перед закрытыми глазами. Сглатывает тягучую слюну, следит за телом, даже выпускает из вида Рудолфьуса - хотя в последнее время старается все время держать того под наблюдением, выжидая и просчитывая варианты.
Обегает коротким взглядом остальных - Милорд по обыкновению невозмутим, Руквуд настороже, Трэверс явно доволен.
Антонин улыбается мельком на слова Трэверса - Ник, душа компании, во всем ищет повод отпраздновать, но сегодня он прав.
- Отпразднуем.
Не только смерть Скримджера - это лишь первые шаги. Им всем стоит отпраздновать то, что они вновь вершат суд, что обретают былую силу.
- Как только закончим здесь,  - он возвращает себе контроль над происходящем, возвращается к намеченному плану, но все же смотрит на Милорда в ожидании одобрения. - Хорошая идея, Ник, вторая подряд, ты сегодня в ударе. Мы подбросим труп - но не в Косой. Не в Косой.
Он разворачивается к Рудольфусу, который наверняка в эйфории.
- Поместье по-прежнему не радо незваным гостям?
Он знает ответ, но все же уточняет, потому что хочет быть досконально уверенным в том, что собирается предложить.
- Смерть Министра Магии должна быть показательным событием, и нам нужно дать понять, кто стоит за ней. И максимально полно продемонстрировать, что мы всегда будем на шаг впереди. - Он наконец-то опускает палочку, отпускает взглядом труп, который все еще ведет себя как положено трупу - лежит мирно и благопристойно под осенним небом. - Снимите частично чары над поместьем, Рудольфус. Дадим Аврорату возможность отследить Непростительное, пусть они явятся сюда, чтобы обнаружить труп своего бывшего начальника. И пусть заплатят за любую секунду здесь - если магия вашего поместья карает незваных гостей. Те, кто явится сюда, должны будут запомнить этот день - и рассказывать остальным, демонстрируя собственные шрамы и травмы.

+4

34

Рудольфус справляется почти образцово – не тратит время на крики, долгие речи и проклятия – кратко прикладывает Скримджера Авадой. Водеморт не без удовольствия наблюдает за тем, как меркнет в глазах Руфуса свет, как покидает его тело жизнь – второй убитый Мннистр за такой короткий является показателем успешной диверсионной деятельности Организации. Тёмный Лорд слушает рассуждения Трэверса о том, что как лучше поступить с телом вполуха – он приближается к трупу Скримджера и внимательно его осматривает. От Авады Кедавры нет спасения – но Волдеморт, всегда верящий во всемогущество тьмы, знает, что (и по собственному опыту тоже), что магии подвластно всё. Однако Министр, действительно,  мёртв, и черты его лица не искажает возвращение к прежнему облику, он не рассыпается прахом, не исчезает подобно иллюзии. Сделка совершена честно.
Поднимаясь на ноги, Тёмный Лорд отвечает, наконец, на предложение соратников:
- Поступим, так как сказал Антонин Павлович. Если мёртвый Скримджер утащит за собой на тот совет какое-то число своих бывших коллег – это будет достойным уроком для наших врагов и местью за разрушенный дом Лестрейнджей.
Волдеморт смотрит на руины Лестрейндж-Холла – авроры стерли его с лица земли, но он ещё помнит его, как помнит его прежнего хозяина. И за это противники Организации тоже должны ответить – рано или поздно.

+3


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (настоящее) » Терновый венец (10 февраля 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC