Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » 1991 — 1995 » You are the odd one out


You are the odd one out

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Название эпизода: You are the odd one out
Дата и время: 1993 год
Участники: Андромеда Тонкс и Беллатриса Лестрейндж

Азкабан, в отличие от своих заключённых, не нуждается в описании и посетителях.

0

2

Переполох, вызванный побегом Сириуса Блэка из Азкабана, будоражил умы правоохранительных органов, и весь Отдел обеспечения магического правопорядка будто бы перестал спать. Андромеда была счастливым бюрократическим исключением, хотя все равно внутри что-то дергалось. Она была совершенно уверена все-таки в том, что тюрьма, находящаяся на далеком холодном острове была надежным местом содержания всех ее многочисленных родственников, потому что, как предполагала уже теперь сама миссис Тонкс, это они пошли по кривой дорожке, а она выбрала верную. Но беда заключалась в том, что теперь ее дочь собралась в Аврорат, а сама Меда раскладывала по папкам важные бумажки там же.

Одно из совершенно секретных донесений нужно было передать лично в руки начальнику тюрьмы, а сова не подходила. Миссис Тонкс, как самую молодую из делопроизводителей и как самую незанятую, в ультимативном порядке делегировали в тюрьму вместе с важными бумажками. Андромеда уже было набрала пригоршню летучего пороха для камина, как ее поймал глава Аврората и мягко поинтересовался, дескать, не хочет ли она поговорить с сестрой.

- Какой сестрой? - недоуменно оглянулась Андромеда, сосредоточенная на том, чтобы не забыть хитроподвывернутое имя начальника тюрьмы.
- Лестрейндж, - напомнил аврор. Меда чуть не сползла по стенке.  Нет, о Беллатрикс она, конечно, не забывала, но Сириус все-таки вертелся в последнее время в памяти чаще. Меда думала о том, как мог он, шаловливый мальчишка, стать убийцей, но в их семье в этом поколении уже ничто не было ново. Старшую же сестру Меда не видела уж более двадцати лет, с самого момента побега, и к счастью - иначе не факт, что она все еще была бы жива. Но так уж сложилось. Сначала Меда неожиданно умело скрывалась (видимо, инстинкт самосохранения работал лучше мозгов), затем сестру вместе со всеми Лестрейнджами отправили в места не столь отдаленные.

- В общем, не стоит думать. Мы быстро состряпаем пропуск, а вам лучше поговорить с сестрой, узнать, как и куда сбежал Ваш, - тут прозвучало особое, будто бы обвинительное даже ударение, - кузен.
- Но мы не... - дальше Андромеду никто не слушал. Объяснять, что родственные связи в данном случае превратились в опасную и бездумную игру схожих генов, стало бесполезно. И Андромеда, зная, что Беллатрикс ей вряд ли что-то скажет, решила просто не упускать шанс.

Даже в солнечном августе в Азкабане было холодно. Про безысходность и смертную тоску в этом месте и говорить отдельно не хотелось. Сначала Тонкс передала бумаги, затем прошла вслед за дежурным аврором под охраной его Патронуса в комнату для встреч. Там был простой стол и три стула без выкручивающихся деталей: два за столом и один в стороне для аврора. На Меду наложили какое-то заклинание, которое ощутимо связывало ее магический потенциал, а палочку забрал дежурный аврор - без привычного артефакта было неудобно, но не критично, так как Тел научил ее хоть немного, но справляться без магии. Минуты ожидания тянулись долго, Андромеда волновалась, краснела и бледнела, куталась в легкую летнюю мантию, которая совсем не грела. Вдали звякнули решетки и, кажется, цепи. Скрипнула ручка двери. Сердце пропустило удар.

- Здравствуй, Беллатрикс, - не поборов волнения в голосе, произнесла Андромеда. Им говорили, что они так похожи... Оказалось, лишь внешне. Тонкс заправила прядку волос за ухо и посмотрела в упор на заключенную, совершенно проигнорировав ее тюремщика.

+1

3

Её драгоценный кузен сбежал, это смешно. Как и все многочисленные допросы, проверки, угрозы. Её, да их всех, буквально затаскали по коридору между камерой и допросной. Верните мой восемьдесят второй, называется. Даже на ностальгию чем-то похоже.
Сама Лестрейндж, конечно же, не знала, как ненаглядному Сириусу удалось просочиться сквозь прутья камеры. Она бы не задумываясь отдала руку, чтобы узнать. Обе, чтобы провернуть то же самое. Но ей не предлагали подобного. Ей предлагали веритасерум, легилименцию и круциатус. Беллатриса в ответ делала вид, что что-то знает.
- Лестрейндж! - раздаётся крик аврора, приближающегося по коридору, - на выход!
- Который? - привычно раздаётся их вечная шутка. На этот раз в исполнении Рабастана. Но аврор может спешит выслужится, может слишком умен для их провокаций. Он подходит к камере Беллатрисы, направляя на неё палочку.
- Отойди к стене, подними руки.
- А то что, - Беллатриса подходит к решётке, обхватывая пальцами прутья. Будучи опытной, она уже не просовывает лицо в коридор, зная, что непременно огребёт.
Получив по костяшкам пальцев, она для приличия пытается не дать сковать руки за спиной, наконец-то выталкивается в коридор. Аврор не настроен на её игривый лад, о чём однозначно свидетельствуют несколько свежих синяков, однако Беллатриса всё равно льнёт к нему. Не из приязни, это часть её игры. И пусть мракоборец думает, что это шоу на него, целевая аудитория может насладится как следует.
Кто на этот раз? Лестрейндж готова к худшему, её не сломить. Ни физические, ни магические пытки её не пугают.
Но к ому она явно не была готова.
В горле против её воли встаёт ком, и Беллатриса безуспешно пытается его проглотить, пока её волокут к стулу, цепи на подлокотниках обвивают руки, аврор в углу комнаты демонстративно достаёт волшебную палочку. Только после этого Беллатриса может рассмеяться.
Её смех совершенно натуральный. Конечно, он не похож на то, как она смеялась до Азкабана, но теперь он всегда звучит так.
- Моя дорогая Меда, - растягивает слова Беллатриса, - я так скучала. Ты совсем не пишешь. Не отвечаешь. Неужели твой грязнокровка наконец-то тебя разочаровал?
Лестрейндж перестаёт улыбаться, нагибаясь вперёд насколько позволяют цепи. Это движение заставляет напрячься аврора в углу комнаты, до Беллатриса не следит за ним. Всё её внимание - Андромеде.
Мерлин, как она хочет услышать "да". Всего одно короткое "да".
Но она знает, что не услышит.

+2

4

Беллатрикс в памяти Андромеды всегда смеялась. Либо смеялась, либо кричала, но, кажется, ничего вообще не делала просто молча. Тонкс могла себе только представлять, что выкрикивала сестра во время боя, учитывая, что уровень невербальной магии у нее был в разы выше, чем у самой Меды. А когда-то еще и еженощно умоляла Мерлина и все высшие силы, чтобы ей никогда, никогда не довелось узнать, насколько сильно ненавидит Беллатрикс нечистокровных и "предателей" крови тогда, когда у нее развязаны руки.

Сейчас же кандалы звякнули, обвив руки на подлокотниках, и Андромеда отметила для себя, что содержание в Азкабане далеко даже от примитивнейших норм гуманности, судя по синякам, ссадинам, неровно то ли обломанным, то ли обгрызанным ногтям и дырам в одежде, обнажающим истощенную плоть. Меда бы ходатайствовала о том, что все-таки заключенные - они же люди, хоть и с явными отклонениями, но люди же. Но даже малыш Лонгботтомов с ней не согласится, равно как и половина магического мира.

Андромеда покачала головой и хрипло ответила:
- Нет, - затем, проглотив ком в горле, добавила: - Тед - то немногое лучшее, что случилось со мной.

Она знала, что ответ не понравится Белле, но облокотилась на стол и приблизилась на сколько было уместно. Между их лицами оставалось сантиметров 80. Вроде и меньше метра, но ни пнуть, ни дотянуться.
- Не писала, потому что не хотела досаждать. Я знаю, ты не в восторге от моего выбора. Взаимно, впрочем, - Андромеда повела плечом, подумав, что в какой-то степени они квиты в претензиях друг к другу. Невысказанных, конечно, потому что Тонкс сделала все, чтобы их избежать, но в целом можно считать, что квиты. Но начало для встречи было совсем дурное, и Андромеда попыталась разрядить обстановку.

- Предположим, что я достаточно выросла и осмелела, чтобы просто придти и проведать, знаешь. Без всякого умысла, - соврала Меда, не моргнув глазом. - Может быть, что-то рассказать тебе о себе, если вдруг интересно, поговорить о былом.

Со стороны могло показаться, что они как две стороны одной монеты, где не особо понятно, какая из них сверкает ярче. Да, Андромеда была умыта, накрашена и с аккуратной прической, но слишком популярный в позапрошлом сезоне крой мантий и выцветшие края воротничка говорили о том, что с достатком  не все ладно. К тому же, некоторая зажатость выигрышных баллов не прибавляла. Беллатрикс же при всем откровенно жутком внешнем виде пылала внутренней энергией так, будто хоть завтра на баррикады, а Азкабан - и вовсе приятное упражнение для закаливания характера. Да, Беллатрикс умела удивлять. И при всем этом хотя бы из-за внешней схожести было очевидно ничем неубиваемое близкое родство.

Отредактировано Andromeda Tonks (9 декабря, 2016г. 01:22)

+1

5

- Жаль, - пожимает плечами Беллатриса, но ни на йоту не отстраняется, не отодвигается назад. Как будто Андромеда могла оговориться или передумать.
- Лучшее чем что? Тебе просто не с чем сравнивать, - цепи вокруг запястий словно в подтверждение её слов мелодично звенят, эхом отдаваясь в ушах Лестрейндж. Но даже сидя в Азкабане Беллатриса не может допустить мысли, что Андромеде живётся лучше чем ей. Что она довольна тем, что имеет, что ей хорошо рядом с грязнокровкой, есть ради чего просыпаться по утрам, чему умиляться и чем гордится. Беллатриса не может допустить мысли, что её сестра счастлива.
Соит допустить такую мысль - и мир тут же рухнет к её ногам, не подпираемый больше ничем, поэтому Беллатриса отчаянно цепляется за возводимую иллюзию.
- Ах, нет. что ты. Я в лютом восторге, разве по мне не заметно? - Беллатриса радостно смеётся, демонстрируя свой восторг, жует губы, откидывает упавшие на лицо пряди резкими рывками шеи.
Смех Беллатрисы обрывается также резко, как жизнь маггла, впервые увидевшего вспышку авады. Не остаётся следа даже от улыбки, Беллатриса мрачнеет.
Она бы с удовольствием поговорила с Андромедой о прошлом. Былое дорогое ей, и именно поэтому она не готова им делится с той, которую так долго разучивалась называть сестрой.
- Ты опоздала, - со свистом шепчет Беллатриса. Её шепот достаточно громкий, чтобы её услышали все, кому не лень, включая Андромеду.
- Нам не о чем разговаривать. У нас нет общего прошлого, - она резко откидывается назад. Если бы ножки стула не были прикручены, наверняка упала бы на спину, прикладываясь затылком о жёсткий пол.
Её терпения хватает ненадолго, всего на несколько секунд тишины. Беллатриса слишком долго грезила возможностью поговорить с Андромедой, чтобы замолчать, вот так просто.
- У меня больше нет счастливых воспоминаний. Их не осталось, - Беллатриса снова кусает губы, чувствуя на языке лёгкий металлический привкус. Она сказала не то, что хотела. Это больше попахивает давлением на жалость. Лестрейндж не хочет выглядеть жалкой. Она бы с радостью вернула, то что вылетело так легко и естественно.
- Что ты хотела рассказать? Мне интересно. Правда, - Беллатриса глубоко вздыхает, соединяя и разводя лопатки за спиной, стараясь поудобнее устроится на жёстком стуле. Она ничего не потеряет от этого разговора. Наверное.

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » 1991 — 1995 » You are the odd one out


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC