Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Aere perennius (5 февраля 1996)

Сообщений 31 страница 34 из 34

1

Название эпизода: Aere perennius
Дата и время: 5 февраля 1996 года, рассвет
Участники: Эммелина Вэнс, Лестрейнджи

Коттедж Реддлов, где все еще временно проживают Лестрейнджи.

0

31

Ванная комната напоминает одновременно медицинский кабинет и камеру пыток, в нем пахнет зельями, кровью и, почти ощутимо, в воздухе чувствуется страх и боль и ожидание еще большей боли и страха. Когда Эммалайн дают позволение заняться леди Лестрейнндж, шея под короткими волосами взмокла от напряжения, и она счастлива возможности хоть ненадолго оказаться подальше, пусть даже это «подальше» всего лишь соседняя комната. Она осторожно помогает подняться Беллатрикс, так, чтобы не задеть раненое плечо. Рана ее интересует во вторую очередь, судя по всему, там особенно возиться не придется. А вот как на беременную ведьму подействовали события сегодняшнего вечера и состояние мужа – другой вопрос. Те книги по акушерству, что ей доставал Рабастан, в один голос утверждали, что беременных нужно беречь от волнений и излишней активности. Хороший совет. Жаль, практически невыполнимый в случае с Беллатрисой.

- Пойдемте, леди Лестрейндж, - мягко говорит она, надеясь, что приказа Волдеморта будет достаточно, чтобы снять все возможные возражения со стороны беременной, раненой, и очень взволнованной ведьмы.
То, что эта ведьма, Рудольфус, Рабастан, над которым она недавно еще хлопотали, убивали сегодня, и буду убивать завтра, рациональное сознание Вэнс принимало, но не рассматривало. Нельзя служить двум господам. На ней Непреложный обет, а кроме того, Баст ей не чужой, да и Белла, если уж на то пошло, уже не совсем чужая, как и ее ребенок. Мы привязываемся к тому, во что вкладываем душу и силы.
- Мы займемся вашим плечом и позаботимся, чтобы все случившееся осталось без последствий для… вашего состояния.

Эммалайн бросила оценивающий взгляд на главу рода Лестрейндж. В иной другой ситуации она настаивала на том, чтобы ее пациента оставили в покое, перенесли в более удобное место и дали ему отдохнуть. Но открывать рот лишний раз в присутствии Лорда? На такое безрассудство Эммалайн была не готова. Для Рудольфуса Лестрейнджа она сделала все, что должна была сделать. Иногда на этом следует остановиться.

+3

32

Темный Лорд недоволен, однако Рудольфус перестает сжимать до ломоты скользкие от крови края ванной. Позволяет себе ухмылку, открывая зубы, также покрытые кровью.
- Уведи мою жену, - одобряет он мягкие, но непреклонные действия Эммалайн
Беллатриса не получает наказания за провал, который сложно было предсказать. Никто не получает.
- Я решу вопрос с Амбридж, Милорд.
Для Рудольфуса Амбридж уже все равно что мертва. Если потребуется, он уже днем аппарирует к Хогвартсу и прочешет каждый ярд Запретного Леса, но найдет и убьет директрису, чего бы ему это не стоило.
Рудольфус - человек действия, и, наметив планы, он разом чувствует себя намного увереннее.
На слова Темного Лорда он снова вскидывает голову, щурясь. Разговор о предательстве ему не нравится. Подавляя бешенство из-за одной только мысли, что его можно заподозрить в предательстве, Лестрейндж тяжело смотрит на флакон с зельем.
Первой его реакцией возникает желание отбросить склянку, проследить, как она разобьется. Он провел годы в Азкабане, не предав того, что стало для него смыслом, не предав того, кто вернул ему жену, и сейчас эта подозрение, которого и не могло не быть, кажется ему и оскорбительным, и смертельной ошибкой.
Однако не то дело в потери крови, не то в общей слабости, но сейчас Рудольфус не чувствует себя в состоянии бросить вызов самому Повелителю или оправдаться иначе.
Он тяжело поднимает руку, обхватывает неожиданно прохладную склянку.
Темный Лорд не спрашивает напрямую, кто предатель, но просит поделиться своими соображениями, и это примиряет Рудольфуса с сывороткой правды.
Он опрокидывает склянку над открытым ртом, трясет, выцеживая до последней капли, и когда кровь единорога оказывается в желудке, выпускает флакон над кафельным полом и откидывает голову на бортик ванной, прикрывая глаза.
Жидкий огонь - вот что он проглотил, если верить чувствам, но этот огонь не обжигает, он замораживает островки боли, дает силы, умеряет боль.
Рудольфус знает, что до полного порядка ему потребуется немало дней и немало стараний Эммалайн, но сейчас он хотя бы чувствует в себе силы встать и разбираться с тем дерьмом, которым обернулась атака на Хогвартс.
- Там было недостаточно людей, - скрежещет он. - Нам дали оказаться в замке, камин не был заблокирован. Либо это была ловушка, либо они не знали точно, как и откуда мы придем. Для ловушки там было недостаточно людей.
Даже несмотря на начинающееся действие кровь единорога, ему тяжело дается разговор, но Рудольфус упрямо продолжает, делая долгие паузы между словами:
- Либо Амбридж возбудила подозрения своим поведением, либо Паркинсон нас предала.
Последняя версия кажется ему наиболее вероятной, и он делится своими подозрениями с Темным Лордом, не обращая внимания на женщин.
- Она не знала точно, что и когда планируется, но за несколько дней до нападения я велел ей не отходить от поместья ни на шаг и поддерживать в порядке камины. Камины нам не были бы нужны, иди речь о нападении с улицы, она могла сообразить, что меня интересует каминная связь. Хогвартс входит в число тех объектов, об атаке на которые она могла бы подумать. Хогвартс, Министерство Магии, Мунго... Если везде дежурили авроры, этим можно объяснить, как мало нам встретилось в Хогвартсе, Милорд. - Он смотрит на Темного Лорда, скалится. - Нам нужны шпионы в Министерстве. Много шпионов. Нужно, чтобы Уолден набросал список тех, кого можно будет купить или запугать.
Новая мысль приходит ему в голову и он снова встряхивается, выпрямляется.
- Заранее о деталях знали немногие. Я, Долохов и Снейп. - медленно говорит Рудольфус, пристально следя за Лордом и едва шевеля покрытыми засохшей кровью губами. - Я не предавал вас. Ни разу.

+3

33

— Я не подведу Вас больше, Милорд, — опуская голову, клянётся Беллатриса. Она верит в то, что говорит. Если бы не строигий приказ — Лорд зол не только на её провал, но и на подставу, на которую они нарвались в Министерстве — Беллатриса бы не ограничилась один страстным заверением своей преданности. Но сейчас это только усугубит ситуацию. Лестрейндж опускает голову, подчиняясь, однако выходить всё-таки медлит.
Беллатриса зла. На саму себя, на собственную беспомощность, что Лорду не объяснить, что её провал не повториться более. Хлопотание Вэнс просто раздражает. Но больше всех бесит Рудольфус. В Беллатрисе смешиваются тревога за его состояние, желание помочь с не менее неистовым желанием выцарапть ему глаза.
Уведи мою жену.
Ей не нравится, когда он говорит о ней так, как будто она вещь в комнате. Его вещь. Когда он делает так при Милорде. И уж тем более тогда, когда не ясно, кто о ком будет заботится. И то, что убийство Амбридж доверено именно Рудольфусу — хотя, казалось бы, какие ещё могут быть варинты, заставляет Лестрейндж скрипеть зубами.
Но своё недовольство Беллатриса не показывает даже взглядом. Это решение Повелителя, и оно не обсуждается. Вполне возможно, что это и есть часть её наказания.
Сыворотка правды кажется ей недобрым знаком. То, что Милорд начал не с неё, вселяет лёгкую тень надежды, что кто-кто, а Беллатриса вне подозрений в неверности. Но она не настолько наивна, чтобы всерьёз ожидать, что ей не придётся пить зелье правды. Просто позже, после Рудольфуса.
Это тоже кажется намёком на беспомощность. Глава рода Лестрейнджей ценнее. Он был посвящён в детали плана, вербовал Паркинсон. От укола ревности Беллатриса почти перестаёт соображать.
То, что будет дальше — неинтересно. В верности Рудольфуса — делу, не ей — Беллатриса не сомневается, как в своей. Она кивает Вэнс на выход, не желая уходить до целительницы.
— Пойдём к Басту — шепчет она, едва они оказываются в коридоре. Беллатриса оставила в ванной свою гордость, она не может позволить себе занять роль самой раненой в этом доме. Даже из-за беременности.
— Как он? Ему нужна помощь?
Лестрейндж необходимо почувствовать себя нужной. Сильнее кого-то. Не дожидаясь разрешения Эммалайн, она идёт к комнате Младшего.

Отредактировано Bellatrix Lestrange (6 октября, 2017г. 01:13)

+2

34

- Мало людей, - Лорд повторяет слова Рудольфуса задумчиво, дожидаясь, пока Беллатриса и Вэнс покинут ванную комнату. Он не собирается говорить ничего секретного, но дела Ставки – это дела Ставки, даже по мелочам можно сделать далеко идущий вывод. При упоминании о возможном предательстве Паркинсон, Волдеморт хочет раздраженно заметить, с каких пор Лестрейндж предоставляет министерским шлюхам возможность предавать Организацию, но вовремя вспоминает, что операция обсуждалась в самых верхах и если излишняя осведомленность Элоизы вышла боком, то это вина не одного Рудольфуса.
- Шпионами займемся позже, тем более, что МакНейр ничем не может помочь, его взяли авроры, - отрывисто говорит он, едва сдерживая злобу, - Долохова я проверил, остался только Снейп.
Этого можно не говорить – ни к чему озвучивать свои планы даже в защищенном всеми силами коттедже – но Тёмный Лорд хочет дать понять Рудольфусу, что в своем желании проверить на лояльность всех он не делает исключений. Паркинсон после своей помощи (предательства?) становится, действительно, осведомлена, немного опасна, но что с ней делать, они решат позже.
- Я верю тебе, - говорит Волдеморт на слова преданности, он этого не признает, но всё-таки ему становится легче при мысли, что предатель не из его ближайшего окружения. Если предатель вообще есть – старший Лестрейндж прав – кто-то мог заметить странности в поведении Амбридж, всё-таки Северус докладывал о том, что с ней что-то неладно. «Драккловы женщины, все беды от них», - в сердцах думает Лорд и направляется в выходу. Ему предстоит проверить ещё младшего Лестрейнджа, Беллатрису и мисс Вэнс, не время медлить.
Ничего нового ему, впрочем, обитатели коттеджа больше не сообщают – разве что на Рабастана сыворотка правды действует не очень привычно, у младшего из рода Лестрейнджей Волдеморт опять обнаруживает какую-то мешанину в мозгах и речах (что заставляет его задуматься о хрупкости рассудка брата Рудольфуса и о возможной специфической наследственности в этом славном семействе), но в предательстве никто не сознается. Черед за другими – пусть Волдеморт и ощутил себя на миг стариком на пороге дома покойного отца, он не собирается сдавать позиций. Министерство выиграло эту битву, но будут другие, следующие. И вот в них-то они не упустят своей победы.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC