Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ

06.03.17 Беспрецедентная оферта для обитателей и гостей Хогвартса.

04.03.17 Обзор передовиц "Ежедневного Пророка" от 11 и 14 февраля: заявление Министра Магии о дальнейшем курсе противостояния Пожирателям Смерти; судьба Долорес Амбридж.

02.03.17 Актуализация информации по ментальной магии. Легилименты, окклюменты, обливиаторы и сочувствующие, не проходите мимо.

01.03.17 Всеобщая инвентаризация.

06.02.17 Первой жертвой допросов этого года становится Гарри Поттер.



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Загодя 1991 » Bad Girls Do It Well


Bad Girls Do It Well

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Андромеда Тонкс, Араминта Мелифлуа.
Март, 1973.

О Старшей крови, ритуалах, традициях, чистокровных заморочках и араминтстве.

0

2

- Ты посмотри, что творится, а, - фыркала Араминта, просматривая новенький выпуск Ежедневного пророка.
Газета была зажата в одной ладони, пока вторая шарила по полупустому подносу в поисках бутербродов и выпечки.
Министр Юджиния Дженкинс слащаво улыбалась с колдографии, а текст, явно заказной, сообщал, какая миссис Джей молодец: и чистокровных с их заскоками уважила, и сквибы на неё чуть не молятся (ага-ага, кивала Мелифлуа, вгрызаясь в печенье, прямо-таки канонизировали старую сучку), и противники идиота Лича, кажется, успокоились. На второй странице некоторые консерваторы виртуозно наезжали на миссис Министра за то, что она, видите ли, неадекватно воспринимает поступающую информацию.
- Цезаааарь! – заорала ведьма в сторону двери. – Ну ты только послушай!
И громко, чётко, будто декларируя что, зачитала пару абзацев со страницы.
- Слыхал? Вот карга старая!
Араминта хмыкнула, переворачивая страницу.
- В Лютный ей, видите ли, захотелось. Приходите, миссис Джей, - Араминта перевернула вверх ногами газету на развлекательной странице, и, прикрыв один глаз, искала выход из нарисованного лабиринта. – Мы вас встретим по самые гланды.
Выход нашёлся через двадцать пять секунд, Мелифлуа расстроено выдохнула, и, расправив газету на столе, принялась за очередной бутерброд.

Настроение было очень философским – даже сэндвичи жевались как-то задумчиво, и Борджин, недавно сетовавший, что Араминте надо лучше питаться, под шумок притащил ещё небольшую тарелку снеди. Мелифлуа, поглощая предобеденный перекус, даже не заметила цезаревского финта.
Зато очень заметила гостя.
Так и замерла, с бутербродом у рта, вытаращившись на настенные часы.
Те, как свидетели Годриковы, упрямо сообщали, что сейчас даже одиннадцати нет.
В Лютном время с десяти утра до двух дня считалось чем-то вроде сиесты – вроде и на месте все, кому надо, но никакой уважающий себя клиент не появится. Все ждут сумерек, ну или хотя бы преддверия five o'clock. Не для того, конечно, чтоб на чай напроситься – в Лютном это стопроцентно будет последний чай в жизни – а будто отдавая должное владельцам лавок и всяких злачных заведений, вынужденным встречаться с покупателями и заказчиками до раннего утра.

Араминта быстро просканировала чарами рунические контуры. Слышала голос Борджина и ещё один – очень тихий, женский, и, пока жевала, выразительно закатывала глаза. Как же, опять явилась какая-то насильно выданная замуж, желающая от мужа избавиться, ибо спасу нет, и вообще, где справедливость, а то одно мракобесие… стоп.
Мелифлуа сглотнула, заклинаниями навела порядок на столе, вытерла руки и поспешила наверх.

Она ожидала кого угодно.
Но не девчонки Блэк, устроившей недавно такой грандиозный скандал, что его до сих пор, между прочим, смакуют по салонам.
Араминта расцвела в крокодильей улыбке, надавала себе мысленно лещей – чтоб, не дай Моргот, не вырвалось чего вслух – и мило поинтересовалась:
- Какая радость! Миссис Тонкс, верно?
Конечно, верно.
Пусть Араминта лишь на четверть Блэк, но тесно общается с их кровью. Одна Кассиопея, драная сплетница, чего только стоит!
Мелифлуа было интересно, как на выжженную с древа и изгнанную из Рода среагируют контуры и чары – но те молчали, даже не тренькнули.
Старшая кровь!
- Араминта Мелифлуа, - ох-хо, милая, будто ты этого не знаешь, - к вашим услугам.
Ведьма ничего не могла с собой поделать.
Счастливая улыбка живодёра никак не хотела сползать с лица.

+2

3

В последнее время Андромеда много и часто философствовала "о разном": о литературе, о пользе необработанной овсянки на завтрак и о том, как долго может человек прожить без мяса и его заменителей из числа бобовых. Что это вдруг деятельную юную даму потянуло на житейские проблемы? Все просто: отсутствие эльфов, денег и родительской опеки при наличии вечно голодного мужа, всеобщего презрения и ребенка в утробе  сделали ее философом почище преподавателя по Истории Магии, на занятиях которого восполняло суточную норму сна не одно поколение студентов.

Так вот, философия философией, но житейские проблемы сами собой не решались. Их скромная каморка над лавкой старьевщика была отнюдь не хорошо защищена, тем более от ищеек, которых мог нанять отец. Впрочем, после последнего их разговора и он, и все прочие родственники давно должны были понять, что Андромеда не вернется в родные пенаты, а если и вернется, то определенно порченным товаром на уровне сквиба. Поэтому уж лучше обустраивать шаткий, но свой "рай с милым в шалаше". К сожалению, он не был министерским атташе, как говорилось в популярной присказке, так что рай тоже ставился под сомнение. Словом, очарование первых супружеских будней, улыбок по утрам и кофе в постель сменилось на токсикоз первого триместра беременности.

Уж каких кровей ты не будь, а природа все равно возьмет свое. К мучениям чисто физическим прибавлялись мучения моральные, а потому воспаленная резкой переменой жизненного уклада фантазия Андромеды подкидывала с хроническим постоянством ей видение о том, как люди в мантиях и остроконечных шляпах, чьи полы закрывают лица, врываются к ней в дом, убивают Теда, перерезав ему горло почему-то какой-то турецкой саблей, а ее бросают в клетку, где под действием зелья она рожает ребенка с собачьей головой, с которым потом гастролирует с магическим цирком, запертая в клетке. Ну да, мифологии Андромеда в свое время тоже начиталась с лихвой.

Из разговоров сокурсниц юная особа знала, что многие проблемы решаются магией на крови. Тем более, чистой крови. Тем более, Блэковской, которая была как Феликс Фелицис, настоянный на огневиски. К кому идти - Андромеда знала уже от Беллатрикс, которая упоминала о молодой и многообещающей дальней родственнице, что почти не вылазит из фамильного магазинчика в Лютном. До него было не так далеко, поэтому Андромеда выбрала самое безлюдное время и едва ли не бегом ворвалась в лавку. Ощутила непонятное покалывание  на входе, но не придала этому значения и вошла. Наличие в лавке не описанной личности насторожило Меду, но она попросила позвать миссис Мелифлуа. Та, впрочем, явилась самостоятельно.

В ответ на плотоядную улыбочку хотелось сказать что-то отвратительно гадкое, с шиком развернуться на каблуках и, покачивая бедрами, уйти в закат, но Андромеда сегодня была в стане "униженных и оскорбленных".

- Вы угадали. Но я пришла лично к вам, и мне хотелось бы поговорить наедине, - Андромеда в упор посмотрела на Борджина. - По Очень Важному Делу, - затем стянула перчатки с рук и прошла прямо к прилавку, минуя все припорошенные пылью экспонаты, от которых будто бы ясно веяло если не темной магией, то чистой кровью мастера точно. И когда Борджин исчез в каморке, а Андромеда прислушалась к его удаляющимся шагам, она очень-очень тихо. но внятно спросила:
- Меня интересует ритуал, делающий невозможным поиск по крови. Вы можете это устроить, ... кузина? - Андромеда выпрямилась и взглянула прямо на Мелифлуа в упор с видом такой святой невинности, что сама Жанна д'Арк сгорела бы от зависти раньше положенной смерти.

+2

4

- Да-да? – вежливо, с неприкрытым интересом гиены, у которой выторговывает свою жизнь раненый суслик, подбодрила Араминта гостью.
Нет, ну представляете! Девица Блэк! Здесь! Интересно, если просигналить старшим Блэкам, Мелифлуа сумеет выцыганить у них забавные артефакты?..
Цезарь с отсутствующим выражением кариатиды играл в барана. Ему это отлично удавалась – во многом благодаря тому, как подозревала сама ведьма, что играть было нечего – лишь дай проявиться внутренней сущности.
Поэтому, когда Борджин на прощание окинул Араминту предупреждающим взглядом (волшебница была свято уверена, что повернувшись спиной, он тут же скривился и даже язык вывалил), Мелифлуа торжествующе хлопнула в ладоши.

- Не кузина, - ехидно отозвалась ведьма, сделав несколько микроскопических шагов к визитёрше. – Тё-ё-ё-ётушка, - с ещё большей язвительностью пропела она, оскалившись в (предположительно) радостной улыбке.
Только что слюни не капали.
- И добрая, любимая, несравненная, неповторимая, гениальная, обожаемая, - торжественно перечисляла Араминта со всё более растущим удовольствием, - тётушка всё решит. Не сомневайся, солнышко!
Оставалось удивляться, как Мелифлуа умудряется, настолько широко улыбаясь, чётко артикулировать и произносить слова, не откусывая свой язык.
Но Мелифлуа вообще умница и много чего умеет, да.

- Тётушка может, умеет и практикует – всё, как положено добропорядочной вдове, - игриво заметила ведьма, ухмыляясь открытым ртом и артистично подмигивая. – Но тётушка – рунолог и артефактор, - а теперь поджала губы и напустила на себя самый неприступный вид, - а не ритуалист. Тётушка не забавляется кровной магией, дорогуша, - а сама свеееетится…. – Увы, - Цезарь, стопроцентно, там, в каморке своей, сейчас грызёт свои локти – за то, что не может торговаться самолично, - есть вещи, в которых даже тётушка ничем не поможет.
Араминта на каждом слоге головой кивала.
Это, по её мнению, добавляло мрачности и торжественности разговору.
Ну и не позволяло громко расхохотаться.

Блэк! Девица Блэк – просит её – провести ритуал!
Бельвина Бёрк, кажется, так в гробу вертится, что скоро пропашет себе выход наружу.

+1

5

Андромеда была Блэк по крови, ей было девятнадцать и она была беременна. И страшно напугана. Страшно. Жуткими перспективами продолжения общения с ближайшими родственничками. Дальше можно было не продолжать, в общем-то. А тут еще Арам... простите, тётушка скалилась как оборотень из детской сказки в надежде то ли урвать побольше с фактически нищей девушки, то ли просто сдать на руки родителям. Но несмотря на вышеперечисленные обстоятльства, голова у Меды работала даже при форс-мажоре неплохо.

- Раз тетушка, - Андромеда сверкнула белозубой улыбкой, освещавшей все пыльные углы магазинчика. - Хороший артефактолог, то она оценит одну любопытную вещицу и вспомнит, что беседовала с моей несравненной старшей сестрицей и говорила о своем маленьком ритуальном хобби.

Девушка расстегнула верхние пуговицы слегка потрепанной, но безупречно чистой мантии и обнажила зону декольте, где можно было увидеть изящный кулон на серебряной цепочке. Кулон был чем-то похож на четырехгранный наконечник копья из горного хрусталя, где каждая грань была закована в металл, а кончик был  настолько острым, что, казалось, ранит саму обладательницу. В комплект к нему шел изящный браслет из того же хрусталя с серебром, где крупные ограненные камешки соединялись вогнутыми пластинами между собой. Несколько массивно для изящной женской ручки, но на удивление сидел браслет очень плотно.

- А теперь фокус, - Андромеда плавно отвела правую руку с браслетом в сторону, коснулась кулона и моментально маленьким дротиком он вылетел меж двух звеньев браслета аккурат по направлению пальцев. В деревянную обивку стены наконечник вошел на добрых три сантиметра. Попортила, конечно, слегка собственность тетушки, но от нее не убудет. Тут давно просился ремонт.

Андромеда молча прошла, не без труда вытащила наконечник из стены и так же молча прицепила его к колечку на шее.
- Ну как? Тетушка не хочет заполучить такую милую побрякушку в обмен на применение своего маленького хобби?

Отредактировано Andromeda Tonks (11 ноября, 2016г. 16:00)

+1

6

Вот же сучка породистая!

Араминта восхищённо оскорбилась на завуалированную шпильку, и, кажется, стала ещё выше – подпрыгнуть было как-то не комильфо (предательница же перед ней!), завизжать – ещё поболее, ну а притвориться, будто она чуть-чуть радуется – это всегда за.
Да и вообще, может, провести тут политработу с этим заблудшим ребёнком, да вернуть её в лоно семьи? А хотя нет, погодите, куда это Араминту понесло – она же бесплатно и без чётко выраженных пожеланий за заказы не берётся.

- Ох, ну должна же я была что-то выболтать! – Мелифлуа погрозила пальцем Андромеде. – Все порядочные тётушки так поступают!
Ведьма про себя всерьёз задумалась, какова вероятность – чисто математически – что приснопамятная несравненная старшая сестрица миссис Тонкс сейчас сгибается пополам от икоты.

А потом последовал стриптиз. Ну, такой, не очень, конечно, интересный, и как-то пластики, гибкости и стриптиза ему не хватало, но Араминта оценила.
Серьёзно.
Настолько оценила, что уже даже припомнила название украшения, а потом, виртуозно охнув, схватила с конторки увеличительное стекло и подлетела к стене.
- Ай, вот быть же не может, я же знала, что это должно где-то всплыть, - бормотала ведьма, внимательно рассматривая втюренный в деревянную панель по самое не балуйся Очень Острый Дротик.
Араминта обожала всё колющее и режущее.
Араминту было нереально легко такими вещами подкупить.
Что уж говорить об артефактах полузащитных свойств (лучшая защита – смерть нападающего, очень по-Блэковски, да), которые были сравнительно уникальными и которые… вот тут, вот прямо сейчас…
- Ох, Мерлин мой, да это же вязь руническая! Утютю, моя прелесссть, - пропела волшебница, облизывая глазами дротик сквозь лупу.
У Араминты Мелифлуа случилась очередная страсть. Острая, быстрая и прекрасная.
- Дорогуша, - ведьма даже не соизволила повернуться к Андромеде лицо, восторженно рассматривая явно гоблинское творение, старыми Блэками зачарованное, - я сейчас начну в любви признаваться – не переживай, это не тебе адресовано.

Андромеда, наверное, обиделась. Или позавидовала – и потому решила помешать любви Араминты и дротика.
Ха! Да Араминта своего покойного мужа застолбила рунической помолвкой, когда эта… изгой этот ещё под стол пешком ходила!
- О, нет, милая моя, - Мелифлуа изобразила что-то похожее на танцевальное па, подхватила миссис Тонкс под руку и потащила её на второй этаж.
Там камин, кресла, поговорить можно.

- Нет-нет-нет, - сладко сюсюкала ведьма, уже воображая, что можно сделать с вещицей. – Это беззаветно и всем сердцем любящая племянница решила сделать своей тётушке приятное и подарила ей фамильный артефакт, - удовольствием Араминты вот-вот Лютный затопит.
Ахтунг!
- А тётушка была так смущена, так смущена, - Мелифлуа захлопнула дверь, указала Андромеде на кресло у камина, - что одарила обожаемую троюродную племяшечку милой поделкой ручной работы.
Ведьма села в кресло. Осклабилась в довольной-предовольной улыбке.
- Сущей безделицей, я бы сказала. Так чего бы хотелось милой племяшечке – удачи, здоровья, ума или всего вместе?

+1

7

Вот теперь другое дело! Андромеда уже довольно улыбалась, когда с улюлюканьем и уговорами неслась на второй этаж по шаткой лесенке, затаскиваемая молодой совсем тетушкой с, оказывается, нечеловеческой силой и страстью опытного артефактолога. Любовь, пусть и к артефактам, окрыляет!

Вот теперь они точно остались вдвоем. Араминта вряд ли стала бы рисковать своей репутацией среди чистокровных тем, что помогает вот такому отребью, каким стала Андромеда. О да, ко всем уничижительным прозвищам, косым взглядам, плевкам, проклятиям и прочим прелестям, которыми цивилизованные маги выражают недовольство, девушка уже давно привыкла. А если и не совсем привыкла, то хотя бы точно смирилась, что, в общем-то. тоже неплохо для нервов.

Угнездившись в кресле, Тонкс сложила ручки на коленочки и продолжила наблюдать за суетливым. но таким увлекательным театром Мелифлуа.

- Да вот как-то ни первым, ни вторым, ни третьим не обделена, - и улыбнулась. Пусть хоть тетушка согласно кивнет, загипнотизированная отблесками пламени на гранях кулона. - Хочу, чтоб меня нельзя было найти по любой магии крови. Вот совсем. И все бы несложно, да одна беда. Беременная я, так что деточке хочу того же, собственно.

Андромеда даже несколько смутилась тем, что произнесла это довольно щекотливое обстоятельство так просто вслух, без всяких уверток и метафор, хотя еще недавно перед Тедом краснела, хотя уж без его участия тут совсем не обошлось. "Наверное, у людей попроще во всем так!" - с неистребимым снобизмом подумала про себя Андромеда, а затем подняла глаза на тетушку.

- Может, примерить хотите, попробовать, а? - миссис Тонкс очень важно было, чтобы теперь Мелифлуа не отказалась. Может, кулон на ее груди будет более весомым аргументом?..

+1

8

Племяшечка была скромной, как Блэк. Ну, вы же все знаете, что скромнее Блэка никого на свете нет? Вот-вот.
Араминта даже не забыла умилиться, глазами похлопать, улыбнуться на совершенно-тётушкин манер, и так понимающе головой покивать. Ну ей же не жалко, право слово – а племяшечке приятно!
Мелифлуа уже честно хотела что-то сказать в таком своём стиле – чтоб много умных слов курсивом – как племяшечка добралась до цели визита. Араминта поперхнулась воздухом, зубами клацнула, закашлялась.
И принялась хохотать.
Громко так, радостно, заливисто и от души – хлопала в ладоши, отбивала ритм фламенко каблуками по полу, в кресле раскачивалась и покаркивала от долгого смеха.

- Уфхх, - выдавила она наконец, вытирая глаза, - вот это насмешила тётушку. Тётушка благодарна. Тётушка проживёт дольше.
Вот молодец у неё племяшечка – беспокоится о том, чтобы Араминте было хорошо и радостно! И даже не скажешь, что Блэк!
Ну а потом до Мелифлуа дошло, собственно, что было сказано во второй части просьбы.

Ведьма принялась жевать губы, глядя сквозь Андромеду.
- Птичка моя, давай-ка мы сейчас проясним один момент, - Араминта поёрзала в кресле, устраиваясь поудобней. – Ты сейчас хочешь, чтобы тебя – Блэк по крови – не мог найти никто из вполне себе многочисленных Блэков по крови?
Мелифлуа была гением и на четверть – хотя, если учесть слабенький внос Селвинов, то даже наполовину – Блэк сама (и племяшечка это точно знала, сучка хитрая), поэтому понимала, почему Андромеда обратилась именно к ней.
- И того же хочешь для своего – выблядка! – головастика?
Ведьма так артистично и выразительно сглотнула.
- Это очень много работы, племяшечка, - сразу предупредила Араминта суровым тоном. – Ты, может, уже не на родовом гобелене, - уууу, сколько всякого разного слышала Мелифлуа о выходке Андромедушки! Закачаться! – но…
Ведьма призадумалась, подыскивая нужные слова.
- Но кровь твою ничем не перебить. Максимум, что я могу в твоём случае – временные меры, и повторять их надо обязательно с определённой цикличностью. Раз в лет пять-семь, я думаю – и то только потому, что во мне немного вашей Блэковской крови. Иначе пришлось бы тебе бегать ко мне на ритуалы ежегодно.

+1

9

Смех... Андромеда вздрогнула, побледнела и сжала ручки кресла. Всю свою коротенькую жизнь она боялась быть осмеянной, казаться смешной и вызывать своими словами и поступками смех. Девушку видимо передернуло, лицо перекосилось в гримасе испуга, помешанного на желании уйти, но она себя пересилила. Оказывается, выдержать потоки брани проще, чем смех. Тонкс от Блэк выгодно отличал некоторый героический стоицизм с налетом мученической тоски по "прекрасному далеко".

- Да, хочу, - хрипло выдавила Андромеда, чуть не подавившись собственными словами, как будто уже сама сомневалась в том, чего желала. - И для ребенка тоже. Так надо.

Затем Андромеда выслушала пассаж про кровь со всей внимательностью и подумала, что лучше уж так. По крайней мере, сейчас ей есть, чем заплатить, а лет через пять, как она надеется, их дела конечно пойдут в гору, они с Тедом станут старше и умнее, ну и зарплату им повысят: ему на его работе, а ей на той работе, которую она найдет, не зная, с кем оставить чадо... Все-таки полезная штука - бабушки и дедушки, но да ладно.

- Да уж, Блэковской крови во мне - хоть залейся, - почему-то ядовито заявила Андромеда, попутно поворачивая камень на браслете на полоборота вправо. Звенья тонкой цепочки секунды за две сжались и превратились в удавку, плотно обхватившую шею девушки. Кулон теснее прижался к коже и на его кончике мелькнула совсем крохотная капля алой крови. Пореза удивительным образом не остался. Горный хрусталь окрасился в розовый, цепочка звякнула и приняла прежнее положение. Камень, переварив кровь, успокоился и принял также прежний облик.

- Забавная штука, правда? Почти универсальный тест на "блэкистость". Мастером предполагалось, что члены нашей семьи друг друга любят, что ли. Смешно аж. Короче говоря, носителя крови Блэка эта штука не убьет. Правда, работает поколения до пятого, если считать от последнего принятого в род. Любому другому посягнувшему на побрякушку, - Андромеда многозначительно потрясла браслетом, - заштопать сонную артерию в двух местах не успеют, - девушка умолкла и погладила украшение, пропустив его между пальцев. Она его очень любила, но на данный момент приоритеты стояли так, что собственную жизнь и жизнь ребенка она любила больше. Выбирать было особенно не из чего.

- Так что родовой гобелен - это, конечно, не первейший показатель принадлежности к святому семейству. Но уж раз они оборвали одну из ниточек со своей стороны, я хочу поступить также. Надо будет периодически объявляться - буду приходить. Ну или воскресать научусь. Как думаете, тетушка, если зажарить феникса на ужин, способность воскресать появится? - Андромеда саркастически хмыкнула, задумалась и одернула себя с тем, что пора завязывать с душевными излияниями. - По рукам?

+1

10

- Здесь нужен ритуал в несколько этапов, - проинформировала ведьма сухо. – Ты согласна его провести – сейчас? – на последнем слове Араминта выразительно посмотрела на живот посетительницы.
Нет, Блэки – точно психи. Все. Поголовно.
Ну и Мелифлуа тоже, раз она заочно уже согласна.
В крайнем случае, грязного выродка, поселившегося в чреве Андромеды, не жалко.
- Чего ты вообще тянула? – возмущённо поинтересовалась Мелифлуа. – До беременности? – пояснила она. – Женщинам в тягости, вообще-то, любые толковые книги запрещают ритуалы-блокаторы и иже с ними, - с непонятным ехидством продолжила волшебница. – А тут ещё Блэки. Вы, знаешь ли, глупостью или нехваткой смекалки отродясь не отличались.
Увы.
Ну, или к счастью, учитывая, что Араминта сама немного Блэк.
Если можно быть немного Блэк.

Мелифлуа повернула руку ладонью вверх, сделала манящее движение пальцами, приглашая Андромеду расстаться с украшением.
- По рукам, - согласилась она, когда серебро коснулось её кожи. – Теперь станем уточнять детали.
Араминта призвала пергамент и перо с чернильницей, и стала быстро вносить в уже готовую таблицу нужные данные – только успевала задавала вопросы визитёрше (конечно, попутно вставляла свои, к делу никак не относящиеся).
- Сейчас выслушай меня хорошенько, и ещё лучше подумай. Я предлагаю тебе два способа на выбор, - оцените-ка щедрость мадам Мелифлуа, прррредатели крррови! – Первый: ритуал полностью блокирует кровный призыв. И поиск, разумеется, - раздражённо кивнула Араминта. – Действует на кровных Блэков и сочетавшихся с ними ритуальными брачными или вассальными узами. Плюсов у блокатора не то чтобы много, но они очень приятные: пока эффект ритуала не иссякнет, никакое династическое или кровное фамильное проклятие на тебя – на вас, - исправилась ведьма, невежливо указав пальцем на живот Андромеды, - не подействует. В смысле, из новых проклятий – если таковое получит любой член Рода после того, как мы проведём ритуал. Если на тебе какие-то старые, ещё от рождения действующие – здесь, увы, ничем не поможешь.
Помочь можно, но Мелифлуа этого делать не станет. Не за фамильную побрякушку.

- Вариант номер два. Ритуал, создающий иллюзию. Это не полноценная в нашем понимании иллюзия, но Родовая магия тебя… хм, не то чтобы совсем не видит – видит и помнит, но не обращает на тебя внимания. Даже если её стимулировать на поиск твоей персоны, Магия Рода не отзовётся – она посчитает тебя или безвозвратно утерянной, или определит тебя, как волшебницу, находящуюся вне зоны её действия. В этом случае проводящий поисковые ритуалы будет точно знать, что ты жива – это минус. Отыскать тебя будет нереально, поскольку вектор поиска будет дёргаться хаотично и безостановочно – это плюс.

- Но, в любом случае, тебе нужен будет небольшой артефакт-накопитель. Самый простой, - предусмотрительно отмахнулась Мелифлуа, - который будет удерживать изолирующий или иллюзорный кокон вокруг тебя постоянно. Проблема в том, что этот артефакт нельзя тебе носить до родов – такие вещи с эмбрионами несовместимы. Поэтому или мы сейчас проводим отсроченный ритуал, и артефакт ты активируешь под конец года, или проводим два ритуала – один сейчас, один после родов. Думай, племяшечка.

+1

11

Андромеда заботливо запахнулась в мантию, чтобы прикрыть и утробу, еще ничем не выдающую своего секрета, и сиротливо опустевшее декольте. Затем отвела взгляд, бесцельно вперив его в третий слева камень под картиной с какими-то танцующими девицами (благо, что одетыми!), заметив на нем причудливо выбитые руны. "Часть охранного контура, что ли?" - задумалась девушка, а затем спешно одернула себя.

- Мне, конечно, больше нравится первый вариант, но, судя по количеству подвохов и мелочей во втором, первый грозит какими-то еще более существенными последствиями и для меня, и для ребенка. Я права? - Андромеда почему-то вновь обратилась к картине и подумала, что по-хорошему, ей бы сейчас с Араминтой обсуждать покупку подарка на ближайший праздник своему чистокровному супругу и расплачиваться звонкой монеткой из его же сейфа, а не отдавать последнюю ценность в обмен на попытку сбежать куда подальше.

Ох, тетушка! Если Меда выложит как на духу все, чем она занималась до беременности, то эта лавка взорвется изнутри от возмущения владелицы. Андромеда торчала в Уэльсе, ощипывала подстреленную Тедом утку, а потом из тарелки выковыривала дробь. Затем мыла тарелки и горшки руками. В чуть теплой воде. А вечером они уходили смотреть закат, гонять на вполне себе маггловском мотоцикле по тихим улочкам полусонной деревушки, играть в пабе в дартс на деньги и босиком под утро возвращались по росе на обочинах вытоптанной дороги домой. Все это было в новинку и чертовски манило самим фактом невозможности совершить это еще недавно.

Но Андромеда лишь притворилась, что союз с магглорожденным отшиб ей всякую утонченность.
- Противозачаточное зелье кончилось. А дело-то молодое, - нижняя губа Андромеды дрогнула, будто перед ней старушка сидела, - хотелось очень, - девушка даже хмыкнула так, как раньше не умела: слегка развязно и совершенно безответственно. Но посерьезнела.

- И да, я готова к любым ритуалам хоть сейчас, хоть в любое другое время, но ближайшее, конечно.

Отредактировано Andromeda Tonks (4 января, 2017г. 19:14)

+1

12

- Однозначно сказать сложно, - как и всегда с ритуалами, ухмыльнулась Араминта. – Первый грозит тебе тем, что ты не сумеешь отыскать своё чадо любым доступным магам способом кровного поиска, если оно пропадёт. Ко всему прочему, первый способ действует очень по-варварски на Родовую магию, а ты, хоть и отщепенец, - сладенько улыбнулась волшебница, - но не совсем идиотка, чтобы такое устраивать.
Араминта намеренно не сообщает, что первый способ может послужить причиной выкидыша – ей очень хочется, чтобы именно его выбрала эта предательница. И расплатилась, как следует.
Сучка течная, не могла себе самца хорошего подобрать? У Блэков выбор всегда всем на зависть. Во всём.

Мелифлуа зверски взглянула на гостью, скрипнула зубами – оценила интонации, обзавидовалась – но вспомнила, кто тут Араминта, а кто – гадский изменник.
- Прости, дорогушечка, не поняла: ты не смогла сварить простенькое зельице сама?
И глазами так захлопала, будто не понимая.
Кажется, все девицы в школе втихаря учились – и умели – варить это зелье курсу к пятому, а все поголовно – к выпуску. Потому что потом пригодиться – кому в пику муженьку, кому – наоборот, из понимания.
- Тогда поднимайся и пошли в лабораторию. Вряд ли ты на второй день после родов приползёшь сюда.

Мерлин.
Она помогает отступнице.
Если бы кто знал, как Араминте хотелось вплести ещё и проклятие какое к чарам, но делать это запрещала профессиональная гордость (которая сегодня была очень не в ладах с гордостью фамильной), то точно выписал бы Мелифлуа Орден Мерлина. Самой первой свеж… тьфу, степени. Два, два ордена.
- Мантию прочь, палочку, амулеты, артефакты, - Араминта обернулась через плечо, едким взглядом окинув Андромеду, - золотые украшения – снять. И в кружочек, милочка, - ведьма указала на высеченные на каменных плитах пола круги. – Пока я не начала, - она просто не могла удержаться, - может, вплести в ритуальные чары небольшой заговор на дальнейшее бесплодие? На зельица тратиться не придётся, душечка.
Араминта само очарование.
И помощь.
Любимая, как же, тётушка.

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Загодя 1991 » Bad Girls Do It Well


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC