Основные данные.

Имя героя: Мэдделин Блумфилд (в девичестве Кросс).
Мэдди, Лин. Для близких простительно использование прозвищ - Блумми и Блум.

Возраст и дата рождения: 27 октября 1955 года (40 лет).

Род деятельности: Колдомедик в госпитале Св. Мунго.

Приверженность и взгляды на сложившуюся политическую ситуацию: Как колдомедик она точно знает, что в сухом остатке разница между левыми и правыми, чистокровными и нечистокровными не так уж глобальна. И те и другие имеют свойство умирать. Да и кровь преимущественно у всех алая. Даже у нее, "полукровки", представляете? Поэтому ажиотаж вокруг чистоты крови Лин считает как минимум слабо обоснованным. Она бы и не лезла в это все, если бы не пара забавных нюансов.
Во-первых, Мэддлин твердо уверена, что массовый геноцид по признаку кровесмешения родителей – это не хорошо. Война же – это совсем плохо. И если объединить "не очень хорошо" и "совсем плохо", как вы понимаете, получается "совсем паршиво". И это еще слабо сказано. Особенно если во всем этом ты – самая что ни на есть "полукровка", да еще и жившая с магглом.
Во-вторых, Мэдди очень волнует тот факт, что демонстрировать отсутствие принципиальной разницы на физиологическом уровне ей стали все как-то чаще…Да и как-то нагляднее. Можно подумать, у нее и без того работы мало было, а госпиталь Св. Мунго пустовал.
Поэтому Мэдделин, как сознательная гражданка магического сообщества, готова оказать посильную помощь, чтобы обозначенное "совсем паршиво" не пришло и не захватило весь мир окончательно.
При этом Лин не очень-то верит и в Министерство. По крайней мере, в его методы. И это происходит как-то совершенно подсознательно, по рефлексу. Наверное, слишком много ошибок было допущено еще в первую магическую. Пожалуй единственные, в ком Мэдди сейчас действительно видит какой никакой, но свет в окошке - это Аврорат и Хитвизарды, которым она подумывает предложить свою посильную помощь.

Биографические сводки.

Место жительства: Магический Лондон, съемная квартира близ госпиталя Св. Мунго.

Чистота крови, отношение к нечистокровным магам:
Мэдделин Блумфилд к нечистокровным магам относится...Напрямую. Ведь она сама является нечистокровной колдуньей, родившейся в браке маггла и колдуньи. К чистокровным, впрочем, никаких особенных эмоций не испытывает, потому что жизнь опытным путем доказала - такие качества как сволочизм, жестокость и склонность к агрессии от чистоты крови не зависят.
Близкие родственники:
Александра Кросс - мать, нечистокровная колдунья, колдомедик. Мертва.
Джонатан Кросс - отец, маггл, мертв.
Вайнона Кросс - младшая сестра, нечистокровная колдунья, 33 года.
Грегори Блумфилд - покойный супруг, маггл, собственно...мертв.
Важнейшие события жизни:
Коробки, коробки, коробки. Они повсюду. Громоздятся под самый потолок, кажется, стремясь загородить даже небо. Что ж, окно они точно закрывают. Из-за этого Мэдделин не видит, как стремительно валится на пригород Лондона мокрый сумрак.
Рыжеволосая женщина, сжимающая в уголке губ сигарету, вообще мало на что обращает внимание. Она с особым остервенением размахивает палочкой, запихивая очередной ворох предметов в одну из бессчетных коробок. Обезличивает десятки воспоминаний махом. Жестоко, с каким-то неестественным удовольствием. Потому что...Потому что она - Мэдделин Блумфилд. Ей пока-еще-тридцать-девять лет. И она ужасно задолбалась.

Первая коробка. Какая-то куцая и почти пустая; с размашистой острой надписью "родители" на боку. Ее Мэдди отодвигает, почти не морщась, несмотря на душный запах старых трав. В ней, помимо палочки покойной матери, альбом с гербарием из колдовских трав, который они сделали с Александрой, когда Лине было всего семь, ворох фотографий, плюшевый медведь, поеденные молью галстуки-бабочки отца, его же старый маггловский фотоаппарат. Все это пропитано воспоминаниями. О частых ссорах родителей на Саутон авеню, в пригороде Лондона, о том, как отец кричал, что мечтает, чтобы дочь не была "такой как мать", о злых и не хороших слезах матери, трепавшей дочь по рыжеватым волосам и обещавшей, что она никогда не позволит "своей тыковке" стать "такой же как отец". И о том, как страстно желала сбежать от всего это сама Лина. "Не быть такой как они". Спрятаться от вечно загнанной матери, устающей после смен на нелюбимой работе в Св. Мунго. От серого отца, умеющего жить только чужой жизнью, которую он ловит в объектив своего жуткого фотоаппарата. И от этих страшных, статичных фотографий, из которых словно выпили всю жизнь и радость дементоры. Взгляд вновь цепляется за них. Такие же безжизненные, как и тогда, умудрившиеся испортить даже один из лучших моментов детства - получение письма из Хоггвартса. Гордость Александры и ее родственников. Зубовный скрежет отца.
Мэдделин задумчиво встряхивает коробку, прислушиваясь к жалобному грохоту предметов. Подцепляет пальцами футляр с палочкой матери и безжалостно отпихивает коробку поближе к двери. "В утиль".

Глоток огневиски. Вдох-выдох, обжигающий легкие горьковатой жженой целлюлозой и табаком. Зажав сигарету в зубах, Мэдди склоняется над чередой коробок разных форм и очертаний.

Пузатые, раздувшиеся, как и самомнение рейвенкловки когда-то. На каждой размашистая надпись "Хоггвартс". Сине-бронзовые шарфы, старая, подаренная матерью, метла и килограммы, нет...тонны свитков, учебников, книг по дополнительным факультативам. Мэдделин усмехается, опускаясь на пол и скрещивая ноги по-турецки. Удивленно ведет бровью, поражаясь тому, почему она до сих пор не выбросила весь этот хлам. В те годы она была всецело поглощена страхом. Только не вылететь, только не вернуться обратно. Это застилало собой все, заставляя прилежно зубрить все подряд. Когда прошел страх, пришло присущее Рейвенкло заумство и...легкий снобизм. Смешанны с всепоглощающим желанием доказать, что она-то, хоть и "полукровка", но на порядок умнее многих. О да, Мэдди была той еще прелестью. Закомплексованной, стесняющейся, переборовшей что-то в себе только ближе к 4 курсу. Жизнь, конечно, стала попроще (в том числе для окружающих, ведь рыжеволосая была не только отличницей, но и, конечно же, старостой факультета целых два года подряд), но и времени стало еще меньше. Мэдди все свое свободное время уделяла чему?..Правильно, колдомедициной, которой оказалась поглощенная настолько, что Мадам Помфри нарадоваться не могла. Она же подсказала к кому обратиться после сдачи СОВ, чтобы попасть не куда-нибудь, а в госпиталь Св. Мунго. Потому что талант, как полагала мудрая волшебница, необходимо развивать. В отличие от преподавателя Предсказаний, наседавшей на Лину и страшно вещавшей об "особой связи с Таро", к мадам Помфри юная ведьмочка прислушивалась.

Мэдделин тянет сигаретный дым, запрокидывая голову к потолку. Не глядя вытягивает ногу, отодвигая от себя ближайшую раскрытую коробку. К черту. Пожалуй, это ей тоже не нужно. Женщина поднимается на ноги, тушит сигарету и замирает над ворохом неупакованной одежды. Пальцы непроизвольно касаются перламутровой ткани платья, вздрагивают. Как и всегда. Воспоминания потерянного счастья больнее всего.

" Тучи над Лондоном сгущаются. Воронье кричит яростно и насмешливо. Потешается над глупыми людьми. Возможно, скоро все станет очень плохо, об этом орут и карты и чутьё. Но в голове Мэдди только что-то новое, что-то старое, что-то позаимствованное и что-то голубое. Есть почти все. Новая-старая она, наконец выползшая из своей ракушки отличницы-колдомедика, голубые глаза...а позаимствованное?.. Может ли она позаимствовать его фамилию? Глупую, какую и врагу не пожелаешь. Блумфилд. Словно из детского мультика. Может ли она позаимствовать его тепло? Сжать вечно ледяными пальцами и не отпускать. Или, быть может, лучше его улыбку, веселье и доброту в глазах? Желание спасти и обогреть весь мир, несмотря на весьма ограниченные способности маггла, да к тому же - всего лишь ветеринара? Сможет ли она взрастить их в себе, даже если позаимствует? Нет...все же, лучше фамилию. Глупую, дурацкую фамилию маггла, которого она встретила также глупо - продавая дом родителей. Слава Мерлину, он его не купил.
Тучи над Лондоном сгущаются, и, возможно, скоро все станет очень плохо. По Мэдлин Кросс, зануды с Саутон авеню, звонит колокол. Ее больше нет. Но Мэделин Блумфилд счастлива и полна любви с первого дня своей жизни, начавшегося в небольшой церквушки в маггловской части Лондона. Ей 22 года. Она родилась заново. И так красива в этом платье..."

Тяжелые веки опускаются, жгут-жгут...Того, ради кого она была готова бросить практически все, нет уже без малого пятнадцать лет. Но его вещи все еще где-то в ее мире, заваленном коробками. Мэдди была готова бросить практически все...Но не смогла бросить войну. А Грегори Блумфилд и не просил. Считал, что понимает, что для супруги это важно.

С тех лет не осталось ничего, кроме небольшой броши, прикрепленной к декольте свадебного платья. Подарок капитана Хитвизардов. Сапфировая птаха, раскрывающая крылья. Благодарность, как тогда сказал он, стольких колдунов, сколько и частиц ветра в ее крыльях. В темные для колдовской, да и маггловской Англии годы, они с Мэдделин стали инициаторами создания "мобильного отряда колдомедиков". Те, кто появлялись на месте очередной бойни, вытаскивая раненных. Тогда в ней было все еще слишком много любви, которая помогала аппарировать раз за разом.

В те годы Мэдди вытащила многих. Слишком многих, чтобы кто-то смог вытащить её, когда, придя домой, она обнаружила в кресле остывающее тело супруга. Неестественно скрученное, словно в недоумении. Грегори Блумфилд был всегда открыт, никогда не ждал от жизни подвоха. Однако же, он случился с ним. Возможно, в лице его обожаемой рыжеволосой супруги. А Лина оказалась совершенно беспомощна.
"Сердечный приступ" - скажут позднее маггловские медики, не способные даже приблизительно представить, что на самом деле тридцати летнего мужчину убило заклятье. Впрочем, Мэдди знает не больше их. Она определила заклятье, но...кто? Зачем? Почему? Даже спустя пятнадцать лет она так и не знает, что же произошло в тот вечер, когда она задержалась в госпитале.

Рыжеволосая сжимает пальцы на перламутровой ткани платья. Сгребает в охапку ворох вещей маггловских фасонов, лежащих рядом с ним. Символы ее побега из магического мира, затянувшегося почти на десять лет. Все они хранятся в ее новой квартире в магической части Лондона. Маггловская одежда, халаты ветеринара, которые она зачем-то натянула на себя после его смерти, желая сохранить его вет клинику на плаву, аттестаты о ветиринарном среднем, а потом и высшем... Все это, совершенно все летит в угол, устилает пол. К дьяволу! Все. Эти. Годы. Все они - к дьяволу.

Мэдди сожжет их вместе с оставшимися коробками, которые даже спустя столько лет загромождают ее съемную квартирку в магической части Лондона. Первым же делом завтра - сожжет. Перед очередным переездом поближе к госпиталю Св. Мунго, в который она вернулась несколько лет назад, понимая, что просто иначе утонет и исчезнет. Сейчас же она натягивает на плечи новенькую мантию цвета бордо. Прячет в глубокий карман палочку.  За последние несколько лет возвращения в магический мир в ней осталось не то чтобы много любви. Как-то больше огневиски.

В свой сороковой день рождения Мэдделин Блумфилд и правда задолбалась. И правда собиралась переезжать поближе к госпиталю Св. Мунго, в который вернулась после почти десятилетнего побега из магического мира, на должность простой сестры. Однако над Лондоном сгущались тучи. И нещадно орали вороны. И клятые Таро, о которых постоянно говорила преподавательница в Хоггвартсе рисуют все более и более удручающие картины. И в общем-то, проблемы Мэдделин Блумфилд были чистой чепухой.

Коротко о главном:
- Поступила в Хоггвартс в 1967 г.
- Выпустилась в 1974 г.
- Поступила на практику с госпиталь Св. Мунго, в котором отработала до 1977 г.
- В 1977 г. вышла замуж за маггла Грегори Блумфилда.
- В том же 1977 г. запросила перевод к хитвизардам. Их колдомедики заканчивались слишком быстро.
- С 1978 по 1981 года возглавляла "мобильный отряд колдомедиков". Помнит всех погибших колдомедиков. И не погибших. До последнего.
- В 1981 году, незадолго до падения Того-Кого-Нельзя-Называть, при невыясненных обстоятельствах Грегори Блумфилд погибает.
- С конца 1981 по 1991 год Мэдделин Блумфилд живет в маггловском мире, работая ветеринаром и управляя клиникой, доставшейся от мужа.
- В 1991 году женщина переводит документы на клинику на племянницу покойного мужа и переезжает из пригорода Лондона. Она возвращается на работу в госпиталь Св. Мунго, возобновляя работу колдомедика (постепенно поднимаясь с самых низов, т.к. давно не практиковала).
- По состоянию на 1996 год Мэдделин все еще работает в госпитале Св. Мунго. Теперь уже полноценным старшим колдомедиком.


Личностные характеристики.

Положительные черты:
Мэдди разумна, логична, не подвержена капризам и глобальным перепадам настроения. Она умеет разобрать все по полочкам, составляющим, фактам. Расставить по местам. Она ищет и находит объяснения, ответы на вопросы. Внимательна к деталям, преданна тому, что уже приняла за аксиому. Например тому, во что верит. И в этой плоскости Лин, если знать ее достаточно хорошо, может не плохо удивить. Для такого логичного, рассудительного человека, как она Мэдди очень сильно, самоотверженно и глубоко верит. Маленький пример - Блум божает радугу. И что, спросите вы? Многие любят радугу, чего ее не любить. А ведь и правда. Но не многие еще в детстве, сидя на коленях матери, разобрали эту самую радугу по цветам, полосочкам и слоям. Выяснили от отца маггла, что это эффект чего-то там-преломления света и также аккуратно собрали полосочки и цвета обратно, бережно водрузили на небо и…продолжили верить и ценить. А не так-то просто верить во что-то после того, как вы узнали, что это есть на самом деле, знаете ли!  Однако Мэдди именно такой человек. Быть может, иногда ей сложно понять и объяснить какие-то человеческие факторы и эмоции, но если уж она приняла их на веру - это навсегда.
Мэдди дисциплинирована, аккуратна, сосредоточена и ориентирована на результат. Аккуратна, внимательна к деталям, хороший колдомедик. Склонна к самопожертвованию, потому что чисто логически - "общее благо" это как-то больше, чем какая-то одна Мэдделин Блумфилд. К тому же совершенно не склочная и, кажется, просто не умеет ломаться, приравнивая это к смерти. Вот когда умрет, тогда и сломается.
Отрицательные черты:
Мэдделин, хоть и продолжает верить в радугу, несмотря на то, что уже давно разобрала ее на лучи, цвета, принципы и составляющие, но доброй в традиционном смысле этого слова ее сложно назвать. Потому что доброта должна идти от души, однако же в Мэдделин и она исходит скорее из ума. Срастить кости и залатать рваную рану - хорошо. Но если этот колдун уже убил пару детишек и сожрет еще пяток, после того как ты залатаешь ему рваную рану?.. Нет. Абсолютное добро в подобных ситуациях в Мэдди пасует перед простым раскладом и страшной прогрессией последствий.
Способна на радикальные и сложные решения. И это, учитывая склонность рационализировать и обезличивать все, действительно должно настораживать многих.
Слабо понимает человеческие этические тонкости, эмоции и прочую чертовщину. Ослабленная этика - вряд ли заметит, что ей врут, разве что, этот субъект не будет пламенеть, как помидор. "Приморожена" в плане эмоций, категорична, не уступчива, не воспринимает аргументы, не подкрепленные фактами. Контролирующая, ограничивающая личность. Очень строга к себе и требовательна к окружающим. Перфекционистка. Не редко бывает занудна.
Привычки, особенности, интересные детали:
Курит, до сих пор употребляет в речи чисто маггловские выражения.
Не выносит беспорядка и грязи.
Магические способности:
Талантливый и, что страшнее, опытный колдомедик. Что еще хуже - мыслит нестандартно, т.к. еще и маггловский ветеринар. Пустит в ход все, что у нее под рукой, но вряд ли даст кому-то распрощаться с жизнью в ее смену. Мастер по части "аппарируй-хватай-аппарируй".
Хороша в зельеварении (в основном все, что связано с колдомедициной, но если нужно сварит и что-то менее мирное), трансфигурации, знает ЗоТИ, однако практиковать приходилось не часто. Не ее это специализация.
Хорошо гадает на картах Таро. "Дар провидения", о котором часто трещала профессор в Хоггвартсе, проявляется почему-то именно при работе с этими кусочками картона. Возможно способствует привычка анализировать и раскладывать по полочкам все подряд. Мэдди не уверена, что это можно назвать в полной мере "предвидением", просто нутром чувствует, когда ей нужно сделать расклад-другой. На ситуацию или конкретного человека.
Бытовые таланты: На "ты" с маггловским миром, в котором провела не мало времени, что в детстве, что в сознательном возрасте. Умеет водить машину, готовить, убираться, чинить всякую мелочь и все это - собственными руками! Не даст истечь кровью и умереть от голода даже, если под рукой нет палочки.
После смерти мужа, чтобы не позволить его ветеринарной клинике пойти по миру, получила среднее специальное ветеринарное, а потом и высшее. Порядка семи лет успешно практиковала.

Внешняя сторона вещей.

Отличительные черты облика: Невысокая (160 см), среднего телосложения. Вытянутое лицо, хищный нос, светло-голубые глаза с чуть опущенными внешними уголками. С возрастом овал лица стал недвусмысленно напоминать (прекрасными скулами и впалыми щеками)о всеобщем утрированном родстве с небезызвестным Йориком.
Волосы - рыжий блонд. Как правило, собраны в пучок в рабочей обстановке и распущены (читай, аккуратно уложены близкими к идеалу локонами)в обыденной жизни.

Привычки в одежде: Клинический колдомедик в плане аккуратизма. Всегда облачена «с иголочки», как говорится, и «застегнута на все пуговицы». Любительница не кричащих, но глубоких и насыщенных цветов, элегантных маггловских фасонов, как правило, запрятанных под мантии созвучные по оттенку. К удивлению многих способна комфортно ощущать себя и в тесных платьях и в брючных костюмах, и на извечных невысоких каблуках. Причем и по шестнадцать часов подряд.
Очень придирчива и критична по отношению к своему облику, не выносит собственной неопрятности. «Надеть то, что первое вывалилось из шкафа» - это не о ней. И если уж Мэдди облачена в белое, то, поверьте, оно вероятнее всего и останется белым. Потому что в этом грешном мире в действительности не так уж много вещей, способных заставить женщину испортить или испачкать одежду. Также помогает то, что Мэдди с доброй половиной этих «немногих вещей» предпочитает лишний раз не пересекаться.

Манера поведения: Мэдделин – женщина в принципе красивая. В статике. Но дюже странная и даже близко не симпатичная, по ее собственному мнению, в моменты проявления ярких эмоций. Будучи человеком, чуточку излишне увлеченным контролем (и самоконтролем), Мэдди всегда стремилась, чтобы все в ее образе было так, как ей нравится. Следовательно, на яркие проявления эмоций уже давно наложен запрет, а контрабанда закапывается.
Когда-то стесненная (и от того казавшаяся не естественной) мимика подростка стала сдержанной и скупой мимикой взрослой женщины. Из-за этого Мэдди не редко производит впечатление особы либо крайне высокомерной, либо же – откровенно примороженной.
Говорит спокойно, размеренно, редко повышая голос (примороженной, помните?). Если женщине нужно привлечь внимание к чему-либо, она предпочтет выделить особо важныепоинты интонацией.
Жестикуляция – четкая, но гибкая, лишенная посторонних и бессмысленных трепыханий, жестов. Привычка практиковавшего  колдомедика. А вот походка стремительная, с привычкой наступать сначала на каблук.
Привычки: Курит.

Личное имущество, артефакты:
Палочка: 14 см, боярышник, сердцевина из волоса с головы сфинкса.
Неплохая подборка ингредиентов, преимущественно для целительных зелий, хотя, конечно, всякое встречается.



Сюжетные задатки.

Выбранный Дар Смерти: Мантия-невидимка.

Планы на героя: И тебя вылечат, и меня вылечат (с). Мир, конечно, болен неизлечимо и давно, но…чем не вызов для порядочного колдомедика? Есть намерение встревать в проблемы, втерпливать невзгоды, наносить добро, причинять справедливость, параллельно не забывая расшатывать и баламутить внутренний мир персонажа. По возможности, конечно.

Связь с игроком: sapfiresalvaje.

Отредактировано Medeleine Bloomfield (26 сентября, 2016г. 00:41)