Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Alma mater, part 2 (4-5 февраля 1996)

Сообщений 31 страница 37 из 37

1

Название эпизода: Alma mater, part 2
Дата и время: ночь с 4 на 5 февраля 1996 года
Участники: ученики, защитники Хогвартса, Пожиратели смерти и все, кто по каким-то причинам окажется в центре событий

Хогвартс. Выручай-комната и близлежащие коридоры.

0

31

http://co.forum4.ru/files/0015/41/36/15721.gif"Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста", – повторяла про себя Гермиона, обращаясь невесть к кому. Пусть и безадресная, но её просьба была от всего сердца и касалась сразу очень многого: пожалуйста, пусть защитники школы отобьют атаку Пожирателей; пожалуйста, пусть никто из знакомых не пострадает; пожалуйста, пусть Гарри, куда бы его ни отправили, не наделает там глупостей; пожалуйста, пусть Выручай-Комната останется безопасной и им удастся переждать; пожалуйста, пусть все её послушаются и смогут просто ждать; пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста.
http://co.forum4.ru/files/0015/41/36/15721.gifМожет быть, надо было повторять это не про себя, а вслух, чтобы Рон услышал, чтобы у него был повод отвлечься на неё, как-то подбодрить и успокоить, чтобы не было времени слушать звуки по ту сторону двери. Гермиона ещё успела удивиться, почему комната не поддалась её собственному желанию узнать, что происходит в коридоре, и не сделала стену прозрачной, но потом подумала, что, наверное, местная магия подчинялась желанию большинства, а большинство вряд ли горело желанием отказываться от безопасности и покоя. Кроме Рона. Когда он вот так трансформировал свой страх в безрассудную смелость, Гермиона больше всего гордилась им и сильнее всего за него боялась. Гордилась – потому что не всякий способен перебороть естественную реакцию и заставить себя перешагнуть через инстинкты, а боялась – потому что чаще всего такие вот переступания происходили в те моменты, когда страх был не слабостью, но сигналом от разума о том, что не стоит лезть на рожон. Увы и ах, в подобные моменты ни Рон, ни Гарри не были способны думать, только действовать, Гермиона же... Гермиона же, конечно, не могла позволить другу остаться наедине с той опасностью, в которую он лихо бросился.
http://co.forum4.ru/files/0015/41/36/15721.gifВыбежав из Выручай-комнаты следом за Роном буквально через секунду после него, Гермиона сначала заметила только то, что напротив них дальше по коридору находится директор Дамблдор, а ближе – двое в тёмных мантиях, в одного из которых Рон успел бросить заклинание, поэтому Грейнджер быстрее, чем рассмотрела всех присутствующих в коридоре, взмахнула палочкой в сторону того, второго, которого Уизли вниманием обошёл.
http://co.forum4.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Ступефай! – самое простое, но при этом действенное заклинание, которое они ого-го как много натренировали во время собраний АД. Уже готовясь на следующем вдохе набросить на себя или Рона защитные чары, Грейнджер наконец-то сфокусировала взгляд на стоящем спиной человеке, который был к ним ближе всех.
http://co.forum4.ru/files/0015/41/36/15721.gifВдох застрял в горле. Ещё никогда в жизни Гермионе не было так страшно, когда она поняла, с кем они столкнулись в коридоре. Гарри рассказывал, что после Турнира, там, на кладбище, он видел глаза Тёмного Лорда, и они были совершенно нечеловечески красные. "Пожалуйста, пожалуйста, только не оборачивайся", – в ужасе подумала Гермиона.

[nick]Hermione Granger[/nick][icon]http://s2.uploads.ru/b2ncJ.jpg[/icon][info]<img src="http://ipic.su/img/img7/fs/Stripe.1462627764.png"><br><b>Гермиона Грейнджер, 16</b><br>ШЧиВ Хогвартс. Гриффиндор, 5<br><img src="http://ipic.su/img/img7/fs/Stripe.1462627764.png">[/info]

+3

32

Долохов лихорадочно перебирал варианты атаки, вовсе не убаюканный видом Дамблдора несмотря на так бросающуюся в глаза благообразность старости. Главный любитель грязнокровок, вечная помеха на пути чистокровных радикалов, Дамблдор был той величиной, не принять во внимание которую мог либо глупец, либо самоубийца, а ни тем, ни другим Антонин Павлович себя не считал.
И даже то, что Дамблдор остановился, значило не так уж и много: в нешироком коридоре, видя противника, превосходящего тебя числом, это была самая разумная тактика, и Долохов, завзятый в прошлом дуэлянт, не позволил себе обнадежиться, как не стал и отвечать на ремарку, брошенную в его сторону - противник узнал его, а значит, может быть готов и к его тактике.
Вспышка света ослепила, залив коридор белым пронзительным сиянием.
Антонин едва успел поднять руку к глазам, чтобы хоть немного защитить и так пострадавшее зрение, и это движение отдалось острой болью, тут же, впрочем, сменившейся болезненной тяжестью в правой подмышке. Экономннее, приказал себе Долохов, невербально погружая коридор в полутьму: извивающие шупальца темноты скользнули с его палочки подобно черным атласным лентам, наощупь направляясь в сторону старого чародея, будто притягивая к себе и поглощая светлое свечение и лишь прибиваясь ближе к полу под ударами торнадо. "Ленты" питались магией и не прочь были паразитировать на волшебнике, постепенно вытягивая из него способности к колдовству - и хотя Антонин мог с уверенностью предсказать, что Дамблдор наверняка справиться с его изысканной данью восточноевропейской темной традиции, отвлечь внимание низложенного, но оказавшегося в школе директора не мешало.
Отшатнувшись от стены, у которой пережидал торнадо за выставленным щитом, Долохов вновь поднял палочку, не спуская глаз с Дамблдора, пытаясь предугадать, что в следующий момент использует Милорд, чтобы усилить чары, обращая против врага все свое умение, также держась стены пошел вперед, следя за лентами, бесшумно двигающимися перед ним по полу. Долго поддерживать эти чары от не смог бы и в лучшие годы, но сейчас безоглядно ставил все на кон, следуя за своим господином.
Только вот замок был обитаемее, чем казался вначале - и этот коридор не стал исключением.
Минуя одну из ниш, Антонин чуть замедлил шаг, обеспокоенный невнятным шумом оттуда, но прежде, чем он разобрался с источником возможного нового нападения, источник явил себя миру самостоятельно. Из разбившейся вазы выскочила потрепанная кошка, и Долохов отреагировал так, как должен был отреагировать любой мужчина, обнаруживший хвостатое нечто там, где его совсем не ждал обнаружить.
Крепкое ругательство на родном языке, сопровождаемое пинком, едва ли причинили кошке много урона - как и любой представитель семейства кошачьих, эта умела уворачиваться от второго, а первое и вовсе игнорировать - но заняли Антонина именно на то мгновение, которое позволило в коридоре появиться новым действующим лицам.
Уже зная, что он опаздывает, Антонин даже не попытался избежать Экспеллиармуса, узнанного еще в замахе, не попытался ни выставить щит, ни вцепиться покрепче в палочку - дурмстранговская боевая традиция учила совсем другому, и он был верен старой выучке.
Расцепив пальцы, Долохов позволил себя обезоружить, еще разворачиваясь в сторону появившегося в коридоре мальчишки, чье бледное лицо констатировало с рыжими волосами неожиданно ярко, и ухмыльнулся коротко и зубасто. Ухмылка тут же пропала, стоило Антонину развернуться полностью - а в левой руке у него уже появилась вторая палочка, и еще несколько лент сорвались с едва слышным шипением с ее кончика и устремились в сторону мальчишки.
Не теряя даром времени, отвлекая внимание, Долохов чуть ли не играючись кинул в новое действующее лицо пару ступефаев, с каждым разом увеличивая их мощность - не дело, если пацан решит, что его отвлекают, даже если именно так оно и было, а затем, улучив момент, невербально скастовал Акцио - нос у мальчишки не дорос начинать собирать военные трофеи из палочек сторонников Милорда.
Выбежавшая следом девица привлекла его внимание лишь на миг - когда атаковала Милорда, и, верный своему долгу, своим клятвам и просто своим желаниям, Долохов с оттяжкой выпустил точно по ней темно-лиловую плеть, окутывавшую коридор ядовитыми испарениями по ходу продвижения к цели.

+2

33

Как и ожидалось, Дамблдор легко парировал удар молнией и тут же нанёс следующий. Выражение лица Волдеморта сделалось ещё более злобным, красные глаза запылали, усиливая сходство Тёмного Волшебника со змеей – он понял, что завершить проклятие ему не удастся. Выручай-комната проклята, но всё же не так надежно и добротно как должность преподавателя ЗОТИ. Тёмный Лорд был недалек от намерения уничтожить замок вместе с его обитателями, использовав самые мощные самоубийственные заклинания из своего арсенала – так сильны были его злоба и ненависть, но тёмно-лиловые петли Долохова слегка вернули ему разум. Вывалившиеся из Выручай-комнаты школьники – так вот почему она не открывалась! – пытались сражаться своими классическими школьными заклинаниями, что смотрелось бы умилительно, если бы речь шла не о схватке не на жизнь, а на смерть. Удар школьницы пришёлся очень некстати,  с той стороны Тёмный Лорд не ждал атаки, но всё же успел выставить защитные чары ещё при появлении Рона. Жить школьникам оставалось считанные секунды – Волдеморт бросил на них пылающий ненавистью взгляд, обещая скорую Аваду и, наверное, заметив это, Дамблдор стал биться отчаяннее.
Невзирая на всё своё самомнение Тёмный Лорд до сих пор не знал всех возможностей своего старого преподавателя и потому не был уверен, что ему удастся одолеть Дамблдора в битве. А умирать ещё раз, да ещё в замке, где так же – не на жизнь, а на смерть сражаются его сторонники – было равносильно удару гораздо более сильному, нежели невозможность (или даже вовсе утрата) ещё одного хоркрукса.
- Уходим, - командует он, усилив свой голос магией, - уходи, Антонин.
Волдеморт бросает в Дамблдора связку заклинаний – из стен замка начинаются вылетать камни, навстречу старому магу несется огненный смерч. Главное, помешать Альбусу помешать им аппартировать. И не забыть перед уходом запустить в небо Метку – сигнал для Беллатрисы.

+1

34

[nick]Albus Dumbledore[/nick][icon]http://ipic.su/img/img7/fs/Untitled-1.1473426444.jpg[/icon][info]<b>Альбус Дамблдор, 114<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Директор модной школы-интерната</i>[/info]
Та горячность, с которой Том и его последователь ответили на практически безобидный старческий выход Альбуса, его не смутила, но заставила задуматься. Уже одно то, что Том пожаловал сам в свою альма матер, уже говорило о многом, и, несомненно, Дамблдор обдумает этот факт как следует, оценит каждый вариант, который мог заставить старого врага явиться лично, а не послать, как обычно, слуг - но позже, как только разберется с насущными проблемами.
Подбирая чары, одновременно удерживая внимание на обоих противниках - ах, как же давно Альбусу не приходилось брать в руки палочку для чего-то иного, кроме бытовых чар или украшения Хогвартса, с года этак, кажется... Ах, да кто теперь вспомнит! - Дамблдор наступал, разгоняя последние щупальца холода и мрака, оседавшие в трещинах камня, затаивающиеся там, чтобы наброситься на ничего не подозревающую жертву в тот момент, когда она не будет ожидать нападения.
Под мягкими шагами Альбуса шипели тени, пытаясь избежать яркого света с его палочки, но извивались и застывали неподвижно, более не опасные, когда он оставлял их позади. Темно-магическое искусство не было ему в новинку, и Альбус за свои сто с гаком лет изучил немало контрмер, избрав раз и навсегда путь сопротивления тьме - но подобно тому, как свет не может существовать без тьмы, очень часто его контрзаклятия черпали силу и мощь в том, что призваны были уничтожить, и Дамблдор шел на это с легким сердцем, зная, что более не спутает тьму и свет, не позволит увлечь себя ярким мишурным блеском одной и тусклостью второго.
Неожиданно за спинами нападающих показался проход - Выручай-комната выпускала тех, кто пережидал там схватку, и Альбус ускорил шаги, чтобы взять под опеку невольных свидетелей нападения. увидев знакомые лица, он не удивился - лишь порадовался тому, что Гарри был в безопасности, далеко от Тома. Несомненно, тот выдержал не одно и не два столкновения с Томом, но гибель Избранного нанесла бы невосполнимый урон моральному духу тех, кто еще находил в себе силы сопротивляться вернувшемуся Волдеморту, а потому Альбус злорадно усмехнулся в бороду, чувствуя и ярость, и растерянность Тома.
- Уходите, Том, Антонин, вам нет места здесь, - его голос разнесся по коридору, отражаясь от каменных стен, наполняясь силой. - Хогвартс отвергает вас!
Невербальное заклинание защитной сферы уберегло студентов от нескольких темных чар, но Альбус, все еще сдерживающий проклятие-преграду, наложенное Антонином на коридор, ощутимо запаздывал, и с каждой секундой промедление могло стоить и жизни, и перелому в схватке.
- Сonscientia! Albavolum! - выкрикнул Альбус, широко раскидывая руки, очерчивая палочкой круг, включающий в себя обоих нападающих. - Убирайтесь!
Коридор наполнился мощью стихии, белый торнадо понесся навстречу магам, посмевшим напасть на замок, и те приняли решение уходить. Огненный вихрь, выпущенный Томом, столкнулся с торнадо, опаляя жаром каменную кладку, рамы покинутых картин, осколки вазы, и Дамблдор поспешил прикрыть обоих детей и кошку Metro Hiagare, связавшим ему руки, позволяя Тому беспрепятственно уйти.

заклинания

Сonscientia - пробуждает совесть жертвы. Сразу вспоминается всё плохое, что совершил человек, все его грехи. Они одновременно начинают его терзать изнутри. Очень сложное и редкое. Доступно только хорошо обученным волшебникам.
Albavolum – Вызывает белый вихрь, торнадо. R
Metro Hiagare  "Мэтро Хьягарэ" - это древняя защитная магия, но малоизвестная. Вызывает магический щит в виде оранжевого энергетического купола, способен отразить практически все заклятия. Его минус в том, что поставивший защиту не может применять никаких других заклинаний, пока не снимет ее. Снять щит может только тот, кто его поставил. Не отражает только заклинание смерти. D

+2

35

Внезапно неестественный приступ паники отступил, сменившись вполне четким, уже не иррациональным страхом. Который, впрочем,  не позволял больше делать откровенные глупости: когда Рон понял, что его случайное заклинание сработало, он не дал себе даже секунды на ликование, быстро вскидывая палочку в защитном жесте. Связка щитов, поставленная на занятиях у Итон, получилась у него почти автоматически и оказалась спасительной: пожиратель, чей облик в сознании Уизли все четче накладывался на колодграфию изможденного узника Азкабана, вызывая медленное узнавание, атаковал его оглушающими. Рон ругнулся про себя, мысленно пообещав, что, если выберется из этой передряги целым, никогда не будет забывать о том, что у волшебника запросто может быть при себе не одна палочка.
Где-то рядом прозвучал голос Гермионы, и Рон с ужасом понял, что сам выманил друзей из укрытия. Отбивая очередное заклинание, он дернул головой и крикнул:
- Назад! – и тут поймал взгляд холодных нечеловеческих глаз. Тот-Кого-Нельзя-Называть больше не стоял к ним спиной. Злоба, сквозившая в змеином прищуре, сковала Рона даже сильнее, чем ужас там, в Выручай-Комнате. Рука, чертящая магическую вязь очередного щита, замерла в высшей точке. Промедление оказалось фатальным: именно в этот момент очередной Ступефай все-таки достал его. Мгновением позже щиколотки Рона обвили черные ленты проклятья Долохова. Оранжевую вспышку защитных чар Дамблдора оглушенный пятикурсник уже не увидел.

+2

36

http://co.forum4.ru/files/0015/41/36/15721.gifУ них не было ни единого шанса. Гермиона понимала это и в тот момент, когда, узнав заклинание и поняв, что Рон не успеет отразить двойной удар, наколдовала защитную стену Протего перед другом, которая тут же рассыпалась от прямого попадания. У них не было ни единого шанса, несмотря даже на то, что, как с удивлением отметила Грейнджер где-то на третьестепенном слое сознания, Рон использовал защитную связку, которую они на занятиях АД не изучали. У них не было ни единого шанса, пусть даже удалось на мгновение отвлечь и Пожирателя Смерти, чьё смутно знакомое по плакатам о розыске лицо внушало ужас, и даже самого Тёмного Лорда, что само по себе казалось чем-то невероятным, как будто происходящем не в реальности, а в кошмарном сне. У них не было ни единого шанса, потому что взгляд нечеловеческих красных глаз словно гипнотизировал тем, сколько злобы и ненависти в нём было. У них не было ни единого шанса, потому что ту магию, которую обрушил на них Пожиратель, невозможно было обезвредить простым Протего или другими известными им щитовыми заклинаниями. Такое не преподавали на уроках ЗоТИ, а Гермиона даже в книгах из Запретной секции не читала ни о чём подобном.
http://co.forum4.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Relaskio! – единственное, что пришло на ум Грейнджер в этой ситуации, и лиловую плеть как будто бы действительно отбросило в сторону, но вот от плывущих к ней щупалец, похожих на нечто газообразное, это никак не могло спасти, как и попытки уклониться в узком коридоре, когда хотелось ещё и успеть помочь Рону. Стоило только призрачному щупальцу коснуться тела, как Гермиона почувствовала, что её покидают силы. Она ещё успела подумать, как это странно – что на Рона и на неё одно и то же заклинание подействовало по-разному, что, наверное, в этом есть какой-то смысл, и это интереснейшая тема для ученического исследования на тему... Название темы Грейнджер придумать не успела, как и ощутить удар о камни пола или заметить вспышку заклинания профессора Дамблдора – свет померк, и Гермиона лишилась сознания.

[nick]Hermione Granger[/nick][icon]http://s2.uploads.ru/b2ncJ.jpg[/icon][info]<img src="http://ipic.su/img/img7/fs/Stripe.1462627764.png"><br><b>Гермиона Грейнджер, 16</b><br>ШЧиВ Хогвартс. Гриффиндор, 5<br><img src="http://ipic.su/img/img7/fs/Stripe.1462627764.png">[/info]

+1

37

Антонин зло усмехнулся, когда Дамблдор попытался обезопасить школьников, но оказалось, что радовался он зря. Несмотря на это, старик не уступил ни пяди отвоеванного у проклятия Долохова коридора - напротив, усилил нажим, и темная магия заклятия грозила вот-вот обратиться против своего создателя.
Небольшая потеря концентрации - не говоря уж о смене палочки - сказалась скастованных чарах далеко не лучшим образом, и Долохов вынужденно отступил, едва вернул выбитую мальчишкой деревяшку. Уловив даже это крохотное проявление слабости, темное проклятие взбрыкнуло, ища жертву там, где находился Антонин.
Удерживая чары и одновременно следя за Дамблдором, Долохов отступил еще немного и замер, едва заметил, что зловещие тени теперь поползли прочь от Дамблдора и его чар, направляясь в сторону самого Антонина.
Старый маг был силен, и даже изощренность типичной дурмстранговской школы мало что могла противопоставить этой силе, но Антонин, замерев, перехватил палочку поудобнее, уперся каблуками сапогов в трещины каменного пола и приготовился к решительному противостоянию, благо оба студента, так внезапно вмешавшиеся в ход поединка, были нейтрализованы.
Приказ уходить прозвучал будто гром среди ясного неба. Долохов стиснул в пальцах палочку, упрямо взмахнул второй, не отрывая глаз от приближающегося мага - а когда Дамблдор посмел указывать им, что делать, ступил вперед: никто не смел командовать им, кроме его Лорда.
Огненный смерч, несущий камни из расшатанных стен коридора, пронесся мимо, опалив, и приказ Милорда еще звучал в ушах, заставляя Антонина разрываться между двумя желаниями - исполнить волю того, кого он знал всю, казалось, жизнь, и заставить старого магглолюбца раскаяться в своем упрямстве и недальновидности. Долохов замешкался лишь на несколько секунд, когда в него ударили чары Дамблдора.
Жар на коже от огненного вихря усилился - раскаяние, мучительные угрызения совести затопили сознание Антонина. Перед глазами замелькали разрозненные картины прошлого и настоящего, лицо Игоря, будто выжженое, появилось перед Долоховым, стоило ему прикрыть веки - лицо друга, которого он собственноручно прикончил где-то в Болгарии, где тот надеялся скрыться от Темного Лорда.
Потеряв ориентацию в пространстве, Антонин ослабил контроль за проклятием до критической отметки, и оно тут же набросилось на него, сметая на своем пути слабые попытки выставить защиту - темная магия до сих пор не подводила Долохова, а потому и навыки в защите от нее ему не требовались, он предпочитал отвечать ударом на удар, и если бы не предательское проклятие Дамблдора, удержал бы чары, сколько потребовалось бы, но звезды явно отвернулись от Антонина на этот час: последняя, отчаянная попытка перехватить контроль над взбесившимся проклятием потребовала от него усилия больше, чем то, на которое он был способен. Острая боль, огнем прошедшая по телу, казалось, явилась из самого сердца - на миг Антонин решил, что больше не сумеет вздохнуть, грудь сдавили металлические тиски, острый шип вонзился между ребрами, насквозь пройдя сквозь сердце...
А затем, когда, остановившись было, оно вновь зашлось в безумном, аритмичном стуке, Антонин безвольно уронил правую руку, едва удерживая палочку будто чужими пальцами. Перед глазами поплыло, его качнуло в сторону раз, другой...
Аппарировал Долохов уже в пустоту, последним, безумным усилием уходя прочь из замка, готовящегося стать ему могилой.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC