Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Январь-февраль 1996 года » Alma mater, part 2 (4-5 февраля 1996)


Alma mater, part 2 (4-5 февраля 1996)

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Название эпизода: Alma mater, part 2
Дата и время: ночь с 4 на 5 февраля 1996 года
Участники: ученики, защитники Хогвартса, Пожиратели смерти и все, кто по каким-то причинам окажется в центре событий

Хогвартс. Выручай-комната и близлежащие коридоры.

0

2

Тихие шаги мягко раздаются в тающей тишине, словно крохотные мячики отскакивают от каменных стен. Замок спит вместе с его обитателями, а те редкие полуночники, что рыщут по многочисленным коридорам тоже скоро разойдутся по своим тёплым постелям. По крайней мере, так казалось.
Отбой уже миновал и Драко Малфою, как и остальным ученикам школы Чародейства и Волшебства давно пора было отправиться спать, или, как минимум, сидеть в гостиной, а не расхаживать по замку. Но значок старосты, прикреплённый к мантии, позволял находиться вне факультетской гостиной без последствий. Даже если засекут.
Пусть Драко и пользовался сейчас превелегиями старост, сегодня он нагло отлынивал от своих обязанностей, самым бессовестным образом спихнув решение всех вопросов на Пэнси, чтобы освободить себе вечер.
Кстати о вечере. Он обещал быть очень занимательным, так как Драко предстояло смотреть в дюжину ненавидящих его и недоверяющих ему пар глаз и нагло улыбаться, так как никто из неприятелей не мог нанести ему вред. Тренировка с Армией Дамблдора. Армия Дамблдора… чушь какая. И кто, интересно, придумал это название? Небось, Поттер. На что-то оригинальное или менее пафосное у шрамолобого мозгов бы не хватило.
Если бы не страстное желание научиться чему-то большему, уметь себя защищать – Малфой никогда в жизни не пошёл бы на сотрудничество с этим сбродом. Но они занимались, набирались навыков, а он нет. В конечном итоге, перед лицом опасности они смогут за себя постоять, а он нет. Это бесило так же сильно, как морда Уизли на старостатах. Именно поэтому слизеринец пошёл против своих принципов. В этом случае выгода была не на стороне упрямства и желания насолить давним врагам.
Драко ещё не решил, хорошо это, или плохо, но сегодняшняя тренировка так и не состоялась. Причины выяснять Драко не стремился (больно надо), но, кажется, проблема была в Поттере. Его, бедняжку, наказали. Ай-яй-яй, душка-Гарри плохо себя ведёт.
И раз уж повеселиться сегодня не удалось, а избавиться от проблем очень хотелось, Драко решил «уйти в себя» и сделать дополнительное домашнее задание по ЗОТИ. Чтобы не трогать лишний раз нервноприпадочную Амбридж и не вызывать у женщины в розовом очередную порцию подозрений в неповиновении и заговоре заодно, слизеринец попросил разрешение о допуске в библиотеку в Особую секцию у своего декана.
Северус Снейп не отказал в этот раз, но и разрешение подписал лишь на разовое посещение. Обидно. Досадно. Но ладно.
Раз ему не удалось сегодня попробовать заклинания на практике – можно подтянуть теорию. Обложившись пергаментами, Драко самозабвенно впился зубами в гранит науки. Как итог: домашнее задание сделано спустя полтора часа, но парень не спешил покидать хранилище знаний. На отдельный пергамент он выписывал всё, что показалось ему интересным или полезным для более подробного изучения.
Малфой никогда не считал себя зубрилой или заучкой, не страдал фанатизмом в делах, касающихся учебы, как Грейнджер, но порой действительно увлекался. На этот раз он засиделся до самого отбоя, поэтому покидать библиотеку пришлось в срочном порядке.
Поворот, ещё один и ещё. Карманы мантии оттягивал исписанный мелким почерком пергамент. Он устал и хотел спать. Голова была тяжелой, глаза чесались от долгого напряжения.
Драко потёр шею и шумно выдохнул, сворачивая на площадку перед лестницей. Но до ступеней так и не дошёл, потому как врезался в кого-то. Драко смотрел под ноги и не сразу заметил райвенколвца, в спину которого он влетел.
- Минус 10 баллов с Райвенкло за нахождение вне гостиной после отбоя.- спокойно сказал Драко. Парень повернулся к старосте в пол оборота и теперь слизеринец увидел, что тот не один.
- Ба! Какие люди и не в постели.- Драко хохотнул и губы его растянулись в кривоватой усмешке.- Что, Уизли, всё по свиданкам бегаешь? О, прости, кажется, я снова не вовремя.
Малфой смерил райвенкловца взглядом и усмехнулся.
- Ты погляди-ка, а куда прошлый подевался? М-да… не долго ты ему замену искала. А почему расстались то? Неужели после встречи со мной ты посчитала, что он приносит неудачу и решила завести нового?- Драко громко поцокал языком и разочарованно покачал головой.- Этот, похоже, тоже не их числа счастливчиков. И вообще, завязывала бы ты с Райвенкло. Минус 20 баллов с гриффиндора за нахождение в коридоре после отбоя. А теперь расходитесь.- Драко картинно махнул рукой, будто позволяя ребятам уйти.- Каждый в свою гостиную.- предупредил слизеринец, складывая руки на груди.

+2

3

День сегодня с самого утра пошёл наперекосяк, и что девушка не пыталась предпринять, чтобы это исправить – выходило только хуже. Домашка по трансфигурации, случайно залитая чернилами неким рыжим оболтусом после чистящего заклинания попросту самоуничтожилась, разные соседские баночки-колбочки с неизвестным содержимым так и норовили обернуться на юбку, исчезающая ступенька – подвернуться под ногу, а эти дурацкие движущие лестницы вообще посвихнулись нафиг, норовя завести куда-нибудь в обход тёмными пыльными коридорами. Естественно на занятия Джин сегодня безбожно опаздывала, а не успевая нормально позавтракать (учитывая, что вчера так толком и не поужинала), стала раздражённая до крайности, и на вполне невинные замечания зло срывалась на однокурсников. К обеду даже до самых тупых дошло, что младшую Уизли сегодня лучше не цеплять, и девушка оказалась словно в некой вакуумной капсуле, отгородившись от друзей-приятелей учебниками и пустым взглядом вникуда. Вообще, она этот приём подсмотрела у Луны, и пусть та утверждала, что действительно видит что-то недоступное другим (и такое вполне могло быть, всё же они жили в волшебном мире), но срабатывало это обычно очень хорошо. И пусть эти придурошные шепчутся за спиной, что она связалась с Полоумной и сама такой стала, идиотов хватало всегда.
Закончиться день норовил ничем не лучше, чем начался – Поттера законопатили на отработку, и собрание без него было решено не проводить. Всё же большее количество знаний и навыков ребята получали именно от него. Да ещё и Малфоя сегодня должны были представить остальным как действующего члена АД, но не срослось – и это, наверное, была самая приятная новость за сегодня. Не то чтобы Джин не доверяла белобрысому хорьку, хотя она не доверяла, да, просто рассматривать его как соратника выходило с большим скрипом, и чем дальше по времени затянется его приём в их ряды, тем, по её мнению, было лучше.
Правда «подсластить пилюлю» попытался Маркус Белби, бледнея и заикаясь пригласив погулять после ужина. Рыжая решила, что ну не может же всё быть окончательно плохо, и согласилась, тем более, парень был мил и очарователен, а Корнеру она дала отставку ещё тогда, после того самого неудачного свидания.
На астрономическую башню девушка идти отказалась, мотивировав это тем, что сегодня слишком холодно, но парень, похоже, был и так полностью и абсолютно счастлив уже тем, что она согласилась на свидание, и даже позволила держать себя за руку, «внимательно слушая» его словесный поток о чём-то-там. А Джин тем временем рассеянно размышляла о том, что надо бы закончить эссе по чарам на завтра, и вечером попробовать выбраться полетать, чтобы немного сбросить напряжение, накапливающееся с самого начала года с приходом «розовой жабы».
Они уже направлялись к гриффиндорской гостиной, когда на парочку вывернул, как чёрт из табакерки, Малфой. Джин шумно выпустила воздух сквозь сжатые зубы, и честно попыталась не отвечать на колкости, чтобы не портить себе вечер окончательно, ведь она снова была в уязвимом положении, а хорёк был в своём праве. Но, как и следовало ожидать, встреча с таким явным раздражителем мирно закончиться не могла:
- А ты всё один шляешься? Снова без своей слизеринской подружки? – огрызнулась Джинни. - Неужели она поняла, какой ты слизняк, и старается держаться подальше?
Маркус явно напрягся, переводя взгляд с девушки на Малфоя и обратно, всё же ровенкло – это мозги и неплохая аналитика, и он явно уже просчитал ситуацию, но уходить по мановению руки слизеринского старосты явно не собирался. Но Джин, не желая втягивать в своё личное противостояние с Малфоем ещё одного человека, в принципе, ей очень даже симпатичного, повернулась к нему, положив ладони на плечи и приподнявшись на цыпочки легко коснулась губами щеки:
- Я провела отличный вечер, спасибо! Как-нибудь обязательно повторим.
Парень смутился, попытался было возразить, но девушка указательным пальцем коснулась его губ, в общеупотребимом жесте, словно замыкая их:
- Со мной всё будет в порядке. Завтра увидимся, - не теряя времени даром, и чтоб побыстрее избавиться от общества Малфоя, рыжая развернулась на каблуках и бодрым шагом направилась по коридору в направлении львятника, лишь раз обернувшись через плечо, чтобы послать Маркусу, глядящему ей вслед, ободряющую улыбку.

+2

4

Драко стоял, скрестив руки на груди и довольно улыбался, в предвкушении перепалки, но Джинни Уизли его удивила. Она просто ушла. Конечно, огрызнулась, для порядка – но спорить не стала, развивать тему дальше тоже. Просто ушла.
И такое чувства незавершённости на душе, что хоть волком вой. Он, значит, только поймал азарт, кучу гадостей напридумывал, а она вот так… в прошлый раз аж воздух искрился от напряжения!
Ошарашено разглядывая её удаляющуюся спину те, кто сейчас бы увидел выражение лица Малфоя, забеспокоились бы, подумав, что тот сломался. Просто ушла, подумать только.
Малфой и Белби стояли, как истуканы, глядя в спину гриффиндорки. Вот только Драко ринулся за ней, я Маркусу только и оставалось, что сопровождать теперь не одну спину взглядом. Возможно, даже мысленно посыпая блондинистую голову проклятиями.
- А чего это ты такая послушная сегодня, Уизли?- нагнав девушку поинтересовался Малфой, который решил, что на сегодня ему мало впечатлений. Он только настроился на хорошенькую пакость, как рыбка сорвалась с крючка.
- Тебя Грейнджер покусала и ты теперь правильностью заразилась?- Малфой хохотнул.- Ах, да, наша заучка теперь вовсе не такая правильная, как раньше… Поэтому ты решила на себя её роль взять? Что ж, похвально, похвально…
Проведя столько времени в библиотеке за чтением, у Драко просто голова начала пухнуть, а пообщаться с кем-то, чей интеллект выше табуретки было бы очень приятно. А то как всегда пристанут Крэбб с Гойлом и объясняй им потом по слогам, что же такого он прочел интересного и почему у него с собой так много исписанных листов пергамента.
Другое дело, что общение выходило не из приятных, но что поделать – с чего то же надо начинать.
Снова вспомнилось, что сегодня он должен был провести время иначе – во вражеском стане, один, на виду у всех. Конечно, вражеским теперь его называть было некорректно -  ведь сам Драко являлся отныне частью организации, но дружелюбности с обеих сторон это не придавало ни на йоту.

+2

5

Наивно было думать, что Малфой вот так просто отвяжется. Даже, учитывая, что они теперь вроде как по одну сторону баррикад, по крайней мере чисто условно точно не враги. И даже ритуал, через который пройти пришлось обоим, должен был в какой-то мере сплотить, но, это же, блин, хорёк… если он не сделал гадость – день прошёл зря. И видимо, на сегодня жертвой предстояло стать Джин, что её как-то не радовало. Хотя, наверное, и не огорчало. Вечер, в отличие от дня выдался достаточно приятным во всех отношениях, и зудящий над ухом блондин лишь слегка раздражал, не более.
Девушка чуть скосила глаза в его сторону, не сбавляя шага, и как-то устало заметила, впрочем, не особо надеясь на результат:
- Малфой, изобрази сквозняк, а! Я уж как-нибудь без тебя дорогу… до гостиной найду, - девушка как-то вся подобралась и бросила ещё один короткий внимательный взгляд на попутчика, пытаясь оценить, заметил он паузу в её фразе или нет. В кармане ощутимо нагрелся галеон, но доставать его при хорьке не хотелось от слова совсем.
Засунув руку в карман и обхватив пальцами потеплевшую монету, она судорожно пыталась сообразить, как прочитать сообщение так, чтобы Драко не заметил.
- У тебя что, дел других нет, кроме как мне воздух своим присутствием отравлять?

+2

6

Уходить, Драко, разумеется, не собирался. Джнни сохраняла то же расслабленное спокойствие, с которым она всего минуту назад ушла, оставив за своей спиной двух парней. И даже присутствие слизеринца, казалось, не возмутило её.
Всего пара фраз, пущенных даже без какого-то особого задора. Просто, чтобы сказать. А потом внимательный Малфой заметил, что девушка слегка замялась. Он не понял, в чем дело, но теперь то уж точно ни под каким предлогом не отстал от неё, пока не доведёт ту до гостиной гриффиндора.
- Я же вижу, что ты что-то задумала, Уизли. Так что пока я не увижу, как ты вошла в гостиную своего факультета – не уйду.- хмыкнул Драко, идя с девушкой нога в ногу, подстроившись под её темп.

+2

7

Чего и следовало ожидать - Малфой сваливать не собирался, но Джин тоже упряма, и сдаваться не планировала. Покрепче сжав монету, девушка пыталась отыскать в кармане что-нибудь ещё, на что можно переключить внимание блондина, но ничего такого не находилось, только чистый носовой платок, да десяток заколок. Одним движением выдернув платок из кармана, Джин резко остановилась - по камням пола зазвенели посыпавшиеся «невидимки». Опустившись на корточки и чертыхаясь сквозь зубы, девушка принялась собирать заколки, и заодно прочитала сообщение на монете, развернувшись к блондину почти спиной, чтобы он не заметил её манёвра.
«Нас эвакуируют. На замок напали пожиратели.»
Несколько коротких слов сперва не складывались в какой-либо общий смысл, и Джин успела поднять ещё двух «беглянок», прежде чем её накрыло. Сперва сердце сдавил страх, и даже не за себя, (ей-то что, на неё пока никто не нападал, только Малфой вот рядом вертится) а за братьев, Гарри и Герм, которые вполне могли попасть под удар. Кровь отхлынула от лица, делая его похожим на белую восковую маску, пальцы разжались, и «невидимки» вновь посыпались на камни. Только галеон, ещё чуть тёплый после вызова впивался острыми гранями в тонкую кожу ладони, даря ту самую тонкую ниточку связи с близкими людьми.

+2

8

Слизеринец всё смотрел на девушку и никак не мог понять, в какой момент она занервничала. Но шаг её стал быстрее, движения- рваными, дёрганными, но видимых причин для того, чтобы так себя вести Малфой не видел, но насторожился. Если она решила приложить его заклинанием, чтобы свалить куда-то по срочным (а в этом можно было не сомневаться, исходя из её реакции) делам, нужно быть готовым к тому, чтобы уворачиваться.
Но Джинни, доставая что-то из кармана, неловко вывернула его и по полу с тихим звоном, похожим на чей-то писк, посыпались металлические палочки, которыми девушки закалывали волосы. Пэнси называла их «невидимками». Странное название, если учесть, что их видно.
Уизли присела собирать содержимое карманов и Малфой, закатив глаза, благородно решил ей помочь. В конце концов, так будет быстрее. Немного отвлёкшись на высматривание на каменном полу заколок, Драко снова вскинул голову на звук рассыпающихся заколочек.
- Уизли, у тебя руки из…- рыкнул Малфой, но осёкся, увидев её лицо. Джинни стала белее мела, даже губы побледнели, её дыхание сбилось и смотрела она перед собой.
Сердце нехорошо ёкнуло.
- Уизли? Уизли! Джинни, что с тобой?- Драко тряхнул её за плечо.- Посмотри на меня, что случилось?- предчувствую что-то недоброе, спросил Малфой.
- Уизли!- взгляд слизеринца опустился на её руки. Она что-то сжимала в левой и, пользуясь её прострацией, он отнял в девушки… галлеон? Только вот он, почему то, был тёплый и явно не руки девчонки так его нагрели. На поверхности монеты красовался текст «Нас эвакуируют. На замок напали пожиратели.»
- Что это? Этому можно доверять?- Драко почувствовал, как осознание того, что сейчас происходит сковывает его сердце страхом – страхом за отца, который, вероятно, в этом участвовал. Учеников эвакуировали, так гласила надпись, а это значит, что Пожиратели либо уже в замке, либо кто-то знает, что они придут. Надо было бежать и немедленно, если они наткнуться на кого-нибудь из Пожирателей в коридорах – никто не станет разбираться –ученик ты, или преподаватель – тебя просто сметут.
- Джинни!- парень снова тряхнул рыжую, но на этот раз с силой.- Надо уходить! Вставай,- Парень поставил её на ноги, подняв за локоть.- Все остальные в курсе?

+2

9

Ещё недавно тёплый живой свет факелов теперь казался каким-то нервно-зловещим, а длинные тени, то и дело чуть меняющие очертания, окрашивали мир в серый. Всё вокруг казалось тусклым. Звуки пробивались словно слой ваты, а мысли ворочались в голове как тяжёлые неподъёмные камни. Малфой что-то говорил, тряс её, но это было каким-то ну совершенно неважным.
Первой здравой мыслью в этой ситуации было то, что уже отбой, и скорее всего ребята находятся в гостиной и их как раз переправляют в безопасное место. На душе немного отлегло. Но… кому-то же предупреждение предназначалось. Значит, в гостиной не все, иначе сообщение скорее всего пошло бы персональное ей. В голове начал прорисовываться черновой план:
- Нужно найти ребят, - Джин, как истинная грифиндорка всегда в первую очередь думала не о себе, а о других, - а потом вместе решим, что делать.
Отцепив от себя пальцы Малфоя, девушка протянула к нему руку ладонью вверх:
- Верни галеон! – голос звучал хрипло, но взгляд был твёрдым, а вся поза выражала упрямство и готовность драться, пусть даже с пожирателями, ну или хотя бы с Малфоем, если тот вдруг выкинет какую-нибудь глупость. В правой руке словно сама собой появилась волшебная палочка, но девушка благоразумно держала её чуть-чуть на отлёте, показывая свои, пока ещё добрые намерения.
По-хорошему стоило отделаться от белобрысого, но, во-первых, он вроде как уже почти свой, а во-вторых, «держи друзей близко, а врагов ещё ближе», и отпускать того, кто может из каких-нибудь побуждений связаться с нападающими, (а то, что у него вполне могла быть такая возможность, девушка подумала в первую очередь), было однозначной глупостью.

Отредактировано Ginny Weasley (12 сентября, 2016г. 16:11)

+2

10

Глядя на всю эту воинственную решительность в лице хрупкой девушки, на год младше его становилось даже как то смешно. Он не сомневался в том, что если понадобится драться – она будет драться, но выглядеть смешнее она от этого не стала.
Уизли достала палочку – Драко сразу отметил это про себя. Как волшебник он не мог не замечать такие вещи, они, обычно, бросались в глаза в первую очередь.
М-да, намерения у рыжей гриффиндорки были самые что ни на есть серьёзные. Вот только драться с ней Малфой не собирался – незачем, в первую очередь надо было позаботиться о собственной безопасности и эвакуироваться вместе с остальными.
Драко всё никак не мог выбросить из головы мысль о том, что его отец может участвовать во всём этом и тогда сердце против воли сжималось от панического страха за родителя. Юношу одолевали мысли о том, почему его никто не предупредил – не доверяли ему, или это приказ самого Лорда? А может ли быть так, что ни Люциус, ни Нарцисса были не в курсе происходящего? Отчаянно хотелось связаться с родителями, но для этого необходимо было попасть в подземелья в свою комнату. Весьма проблематично, если учесть, что его, вероятнее всего, сгребут в охапку ещё на подлёте.
Драко не знал, как именно их эвакуируют, но то, что у гостиных наверняка дежурят учителя, не сомневался.
Малфой немного потерялся в своих мыслях, начиная постепенно уходить в себя, не особенно замечая происходящее вокруг.
На просьбу, больше похожую на угрозу отдать галеон, Драко лишь закатил глаза.
- Да больно надо.- фыркнул парень, вкладывая в ладонь рыжей монетку. Робин Гуд наоборот – забирай деньги у слабых и оставляй их себе. Но не тот случай.
- Чего застыла? Или ты всю ночь собираешься здесь провести?- шикнул Малфой, подталкивая Уизли в сторону по коридору.- Надо уходить.

+2

11

- Вот тебя не спросила, - огрызнулась Джин, пряча заветный галеон обратно в карман, - куда мне идти и что делать. И вообще… – продолжение фразы рыжая благоразумно «проглотила», вновь вспомнив, что они теперь вроде как на одной стороне. А гадостей хорьку она успеет наговорить и как-нибудь в другой раз, когда «в затылок не будут дышать пожиратели».
Вот только идти в гостиную гриффиндорка тоже не торопилась, рассудив, что волдемортовы прихвостни скорее всего явились в школу за учениками, точнее за одним конкретным учеником, но и остальными не побрезгуют, при случае. И этот самый ученик, вот как раз прямо сейчас должен находиться в спальне (и эвакуироваться с остальными), если, конечно не потащился по дурной привычке шляться по школе под мантией. Сердце сдавило беспокойством за друга – самоотверженный и прямой как шпала Гарри, точно не станет отсиживаться за чужими спинами и рванёт в бой. И в этом случае она не сможет остаться в стороне.
Но с другой стороны, если «Пожиратели» уже ломятся в гриффиндорскую гостиную, что она может сделать там одна? Подставиться под удар, как глупая курица, и всё. Даже Малфой в этой ситуации, скорее кандалы на руках, чем реальная помощь – против родителя, который скорее всего будет в группе захвата, белобрысый не пойдёт, да и не потянет, стоит быть честной с самой собой.
Настроение, немного поднятое приятным вечером, снова скатилось до отметки «не влезай – убьёт». Да ещё Малфой, зудящий над ухом, только добавлял раздражения:
- Ты собрался на встречу к шайке этих чокнутых? – Джин поудобнее перехватила палочку, всем видом выражая, что вот с места не двинется.
- Или думаешь, что тебя не тронут? – скепсис сочился из голоса ядовитыми каплями. Те, кто отсидел такой срок в Азкабане просто не могли остаться людьми адекватными. Джин до сих пор с содроганием вспоминала единичное воздействие дементоров, а добрая часть пожирателей жила в ареале их обитания много лет. Хотя, некоторые и до тюрьмы нормальностью не отличались.
И тут вновь потеплел галеон. Девушка мгновенно вытащила его из кармана – ну не Малфоя же опасаться право-слово. Уже как-то поздно, он видел их способ связи, по её, между прочим, неосмотрительности. Но себя Джин поупрекает позже, при более удобных обстоятельствах. Надпись гласила: «Срочный сбор в выручай-комнате. Гермиона.»
- Идём. Думаю, там мы будем в безопасности, - и девушка, спрятав монету, развернулась в сторону, противоположную той, куда они двигались ещё совсем недавно.
- Или ты боишься остаться в компании членов АД, а Малфой? – мальчишки всегда ведутся на провокации, особенно, если заподозрить их в трусости. И хорёк тут не должен ничем отличаться от её братьев, по крайней мере Джинни на это очень рассчитывала, поддразнивая его. ПС-ы не должны раньше времени узнать, что об их нападении известно и «добычу» вот-вот уведут из-под носа, если уже не увели. И чтобы сохранить эту информацию в тайне, при необходимости, она применит даже силу, хотя этого очень не хотелось бы.

офф

при необходимости поправлю сообщение от Гермионы, если оно её не устроит

+2

12

Малфой немного растерялся, когда Джинни позвала его с собой в Выручай-Комнату. Какой смысл переться туда, если можно дойти до спален и оттуда эвакуироваться? Ведь тогда они точно будут в безопасности. Но Грейнджер тащила всех в Выручайку на какой-то чёрт.
Когда прошла первая волна раздражительности, Драко прикинул, что из этого коридора одинаково далеко как до башни Гриффиндора, так и до подземелий Слизерина. А чем длиннее путь, тем больше вероятность натолкнуться на какое-нибудь миленькое заклятье от дружелюбного Пожирателя Смерти, явно не ожидающего встретить студента после отбоя в коридоре. Или напороться на кого-то ещё и преподаватели в этом случае – самый лучший из вариантов. Выручай-Комната находилась гораздо ближе.
Малфой пошёл за Уизли и немного удивился, когда она снова стала его подначивать. Вот что за женщины? Сначала в ступоре сидят, готовые разыстериться в любой момент, а спустя секунду уже колкостями кидается.
- Ну да, я же не член АД,- в очередной раз закатил глаза Малфой.-Конечно боюсь, сейчас упаду в обморок и придётся тебе меня откачивать,- фыркнул парень, закатывая глаза.
Они с Уизли, не сговариваясь, приостановились, подходя к повороту. Осторожно выглянули, держа палочки на изготовке и, никого не обнаружив, пошли дальше.
Драко окинул рыжую скептическим взглядом и добавил,- Хотя ты скорее оставишь меня валяться. И в лучшем случае не пнёшь.
Они шли по коридорам, стараясь ступать как можно тише, даже перепалка на некоторое время затихла. Студенты выбирали самый короткий путь, срезая коридоры через проходы в портретах, почти бегом преодолевая галереи. Перед каждым поворотом приходилось останавливаться и выглядывать из-за угла, прежде чем снова идти.
Наконец они оказались на нужном этаже перед совершенно непримечательной стеной. Драко никогда не был внутри Выручай-Комнаты и не знал, как она выглядит изнутри, поэтому оставалось уповать только на то, что Уизли откроет её.

+2

13

- Есть! - Джин победно улыбнулась самой себе. Как бы там ни было, её тактика сработала, и Малфой, словно телок на верёвке потащился следом, даже не думая свалить «в туман», доставив тем самым проблем и ей и тем, кто остаётся в школе, защищать эти стены, многие годы накапливающие и хранящие самое, пожалуй, ценное после человеческой жизни – знания. На его замечания рыжая уже даже не реагировала, сосредоточившись на том, чтобы заметить опасность первой, если таковая возникнет на их пути и отреагировать соответственно. Так, короткими перебежками они дружно добрались до восьмого этажа и стрёмной картины с троллями в пачках (вот право слово, художнику, от слова «худо», изобразившему этот «шедевр» народного творчества стоило отрезать руки ещё во младенчестве, чтоб он не пачкал бумагу своим – «я художник, я так вижу»).
Пройдя вдоль стены трижды и загадав «полигон, где занимается Армия Дамблдора», Джин обозрела пустую стену и нахмурилась. Видимо, девчонки оставались сегодня в выручайке по каким-то другим делам и полигон им был не нужен. Повторив процедуру и загадав «гостиную для занятий», получила тот же результат – то есть нулевой. Время тикало, и это могло создать проблемы. Джин вытащила из кармана галеон, и коснувшись его палочкой отправила сообщение: «Мы на месте. Откройте. Джин».
И тут, словно по волшебству, хотя, почему словно, самым натуральным волшебным образом, прямо в стене проявилась обычная тяжёлая дубовая дверь с блестящей медной ручкой в виде львиной головы. Совершенно бесшумно дверь приоткрылась, и в образовавшуюся щель сперва высунулся кончик волшебной палочки, а затем показалась и её обладательница. Обозрев присутствующих, и оценив, что совсем уж посторонних нет, девушка посторонилась, впуская ребят вовнутрь.
Джин победно улыбнувшись обернулась на Малфоя, всем своим видом показывая, что ему сейчас доверяют большую тайну и он должен быть польщён оказанной честью.
– Идём! Пока здесь не появился ещё кто-нибудь, - рыжая сейчас выглядела настолько важной, словно она сама создала эту комнату, и хотела похвастаться результатом долгих трудов.

Отредактировано Ginny Weasley (16 сентября, 2016г. 23:54)

+2

14

Занятия АД отменили, и, вместо того чтобы лихо размахивать палочкой, Рон уже битый час страдал над домашкой. Прекратил он это гиблое дело только тогда, когда в гостиную ввалился до смерти уставший Гарри, пробормотавший что-то вроде: «Гермиона сегодня занята, ты за старосту, а я – спать». Уизли закатил глаза: в последнее время занятость подруги не заканчивалась ничем хорошим, - но все же с видимым удовольствием свернул пергамент и направился к выходу: под видом прилежного исполнения повинностей старосты, сгоняющего малышню в спальни перед отбоем, можно было неплохо размяться.
Гуляя по коридорам, Рон не мог отделаться от вопроса, куда подевалась Гермиона. Некстати вспомнилось, что и Джинни в гостиной не было видно. После истории с обрядом обе девчонки считали ниже своего достоинства информировать одного рыжего о своих планах, и от этого Уизли беспокоился ещё больше: если им однажды пришло в голову разыскивать пожирателей через опасный ритуал, то что они ещё могут придумать – один Мерлин знает.
Он сам не заметил, как направился к Выручай-Комнате: если там никого нет, можно надеяться, что Гермиона и Джинни просто разбежались по своим глупым женским делам, и, честное слово, Рон слова дурного не скажет, если одна засиделась до ночи в библиотеке, а вторая опять обжимается в углу с каким-нибудь придурком.
И тут он ощутил, что галлеон в кармане мантии нагрелся – кто-то передавал сообщение. Рон удивленно вытащил монету, недоумевая: неужели Гарри все-таки нашел в себе силы приползти в Выручай-Комнату и провести занятие? Но текст послания был совсем не об этом, и рыжий застыл, перечитывая его ещё и ещё. Пожиратели в Хогвартсе? Это такой прикол, да?
Он сам не понял, как перешел на бег, на ходу вытаскивая палочку. О том, чтобы вернуться в гостиную, не могло быть и речи: он должен найти сестру, найти подругу, затащить их обеих на эвакуацию, а уже потом решать, что делать самому. «Валить надо, рыжий! Если пожиратели действительно здесь, то ты никак не сможешь их остановить». Только Рон понимал, что голос разума в очередной раз останется без внимания.
Галлеон в руке нагрелся снова, и Уизли прочел сообщение Гермионы. Сбор не в гостиных, а в Выручай-Комнате. Итак, они остаются в школе, и флоббер-червю понятно, для чего. Ну уж нет, Джинни он этого точно не позволит!
Уже подходя к тайному ходу, Рон увидел рыжую макушку сестры, исчезающую в дверном проеме. Быстро отправив по галлеону сообщение «Откройте. Рон», гиффиндорец шагнул в появившийся проход и, запыхавшись, оглядел комнату:
- Что происходит? – его взгляд остановился на Малфое и Трейси. – И какого драккла здесь снова делают слизеринцы?!
Палочка и до этого была у Рона в руках, и направить её на мерзкого хорька в наиболее удобном для начала атаки жесте не составило труда:
- Ты-то как сюда попал? Думаешь сделать грязную работу за папочку?
Уму непостижимо! Хогвартс атакуют пожиратели, а в единственном безопасном месте Гермиона и Джин любезничают с их личинками!

Отредактировано Ronald Weasley (19 сентября, 2016г. 14:12)

+5

15

Открыться перед незнакомой девчонкой оказалось весьма сложно.
Желание научиться в ментальную магию переселило любую недоверчивость. Ну и не только недоверчивость. В прошлом было слишком много личного для девочки из приличной волшебной семьи. Удивление, промелькнувшее в глазах Гермионы, когда та увидела в её воспоминаниях обычную простецкую школу, до сих пор стояло перед глазами. 
И, видимо, что-то начало получаться - раз ей удалось не показать мертвую сестру.
Гермиона Джейн Грэйнджер оказалась за эти учебных полгода неплохим человеком.
Сегодня они закончили пораньше, оказавшись даже не сильно выжатыми, как два бедных лимона. Даже успели выйти, однако потом с подругой связался Поттер (а может и не Поттер) и обрадовал новостью: Пожиратели в Хогвартсе. Зачем взрослым дядям, уже закончившим Школу, в учебное здание слизеринка так и не поняла. После напряженного дня логику этих людей явно было не постигнуть.
Сердце тревожно забилось при мысли об Иве-младшем и Иве-старшем, но Трейси постаралась успокоить сама себя, что кузен и сводный брат - не идиоты, спокойно эвакуируются и с ними ничего не случится.
- А что вообще произошло? - вздохнула девушка. - Веришь или нет, Рон, но я сильно сомневаюсь, что эти твои пожиратели не приголубят авадой меня или Драко, если повстречают в коридоре. И, кстати, мы члены Армии, коль ты забыл. И да....не советую кидаться заклинаниями в Малфоя - он тогда нас всех заложит госпоже Амбридж. Вот честно, совершенно не хочу к ней на отработку. Как ты - не знаю. Я, конечно, тебя очень-очень понимаю, в твоих души прекрасные порывы: заходишь, тут Малфой. Драко Малфой. Но одобрить, все же,  не смогу.
Надо было бы этого юного льва снова облить водой.
Конечно же, чисто случайно.
Седрик Диггори был полностью чистокровным, насколько знала Дэвис.
Ключевое слово в данной фразе: был.

Отредактировано Tracey Davis (20 сентября, 2016г. 11:16)

+1

16

Пропустив Малфоя вперёд, Джин закрыла за собой дверь, и только успела немного отойти, как вновь нагрелся галеон. А Герм уже прочитав сообщение открывала дверь, всё с теми же предосторожностями. И действительно, мало ли кто сюда мог прийти, ведь если пожиратели поймают кого-то из АД, выяснить интересующую информацию труда не составит. Всё же подростки-недоучки против матёрых головорезов, это как-то несерьёзно.
В комнату вошёл Рон, и у девушки немного отлегло от сердца – один из тех, о ком она волновалась больше всех, в порядке. Жив, цел и настроен по-боевому. То, что сейчас начнётся их привычная с Малфоем склока было абсолютно очевидно – к Трелони не ходи, а допускать этого не стоила, и девушка шагнула вперёд, загораживая Малфоя собой:
- Герм, присмотри, - дождавшись кивка подруги, что та держит в поле зрения белобрысого, и контролирует его, чтобы тот не ударил в спину или не напакостил ещё как, обернулась через плечо и тихо угрожающе обронила:
- Малфой, заткнись! Если начнёшь свою привычную волынку, я лично на тебя «силенцио» наложу, - а затем вновь повернулась к брату:
- Рон успокойся, опусти, пожалуйста, палочку и выслушай меня, - развернув руки ладонями к рыжему, она сделала ещё шаг вперёд, сокращая дистанцию, и остановилась в паре метров, чтобы не провоцировать. Брат, конечно, на неё не нападёт (по крайней мере, в это очень хотелось верить), но шальное заклинание, тоже неприятная штука.
- У нас с Малфоем договор. Он тоже будет заниматься с АД. Мы хотели вам всем сегодня об этом рассказать, но занятия не было, - Джинни пожала плечами, мол так вышло, что поделать. Голос её звучал размеренно, как у мамы, когда она читала ей на ночь очередную историю про героического мальчика Гарри Поттера. Хотелось донести до брата всю серьёзность ситуации. И пусть Рон был вспыльчивым и торопливым в решениях, идиотом он уж точно не был, что бы там кто не говорил.
- А сейчас у нас нет времени выяснять отношения. На замок напали, и нам нужно решать, что делать дальше. Прятаться здесь или пробиваться к своим, - вообще, Джин была за то, чтобы рвануть в гостиную, где, похоже, идёт эвакуация, чтобы убедиться, что все близкие и родные ей люди в безопасности. Но вместе с тем, она понимала, что если пожиратели уже в замке, им лучше оставаться на месте и никуда не дёргаться. Сюда вряд ли кто-то сможет попасть без желания тех, кто находится внутри, а следовательно - выручайка – самое безопасное место.

+3

17

Драко шёл за Джинни и очень удивился, когда они остановились посреди коридора на восьмом этаже рядом с непривлекательной картиной. Далее за манипуляциями рыжей бестии он следил, сложив руки на груди и картинно изогнув одну бровь. Девушка сновала туда-сюда и пялилась в стену, будто оттуда сейчас тролль выскочит. Но тролля всё не было. Вероятно, отчаявшись, она снова достала ту странную монету, что он заметил у неё и внимательно проследил за действиями девушки.
Кажется, Грейнджер упоминала какое-то средство связи, которое должен был получить и Драко, но парень тогда не придал этому большое значение. Зато сейчас это вызвало любопытство.  Похоже, монетки и были этим средством. Драко посмеялся про себя, что теперь хоть где-то и Уизли есть галлеоны.
Спустя минуту прямо в стене стала появляться дверь. От удивления, Малфой опустил руки и тихонько присвистнул. Из приоткрывшейся створки высунулась палочка, а затем лохматая голова Гермионы. А вот и тролль.
Драко, перехватив взгляд Джинни, лишь закатил глаза и вошёл первым. Тяжёлая дверь за ними закрылась и Драко стал рассматривать внутреннее помещение. Он читал об этой комнате в Истории Хогвартса, но как-то тогда не приходилось даже думать о том, что он когда-нибудь сюда попадёт.
Взгляд слизеринца зацепился за галстук родного цвета и эмблему змеиного факультета. Да, теперь он не удивился, увидев Трейси в подобной компании. После Пэнси, которая, оказывается, тоже была в этом замешана каким-то боком, он больше ничему не удивлялся. Драко кивнул девушке в знак приветствия, когда Грейнджер, снова воинственно вцепившись в палочку, побежала открывать двери.
Драко положил руки в карманы, когда в дверях показалась рыжая голова очередного Уизли.
Ну конечно, Рональд не мог оказаться равнодушным к появлению Малфоя в столь тёплой компании. Драко расплылся в довольной улыбке. Раз Рон так отреагировал и угрожает ему палочкой, значит… Ну нет, не может быть, чтобы ему не сказали. А всё сходилось к одному…
- Ты-то как сюда попал? Думаешь сделать грязную работу за папочку?
- Представляешь, так же как и ты – через дверь. И…- договорить Малфой не успел, его перебила Трейси. Теперь слизеринец был на сто процентов уверен в том, что Уизли обошла стороной весть о новом члене шайки Поттера, которые по каким-то одному Поттеру известным причинам называли себя Армией Дамблдора.
- Надо же, Уизли, тебе не сказали?- Малфой улыбнулся ещё шире.- Если честно, я думал, что тебя тут ценят несколько выше. А тебя даже не предупредили… неловко вышло. Неужели твои друзья так тебе не доверяют?- веселился слизеринец, даже после того, как перед ним выросла Джинни.
Но продолжать глумиться дальше не имело смысла, Малфой видел, как воинственно напряглись девчонки. Вероятно, готовые в любой момент кинуться разнимать Уизли и Драко. А ещё со стороны забавно было наблюдать, как младшая сестрица успокаивает брата.
В свою очередь, слизеринец даже палочку не достал. Если Уизили шарахнет его чем-нибудь прежде, чем Драко поставит защиту – пострадает и Гермиона тоже, поэтому он не особенно сильно переживал. Было бы даже забавно перетерпеть боль, чтобы посмотреть на драму, которая разыграется после между закадычными друзьями.
- …Прятаться здесь или пробиваться к своим,- закончила гриффиндорка и Малфой закатил глаза.
- Какой смысл был переться сюда, чтобы в итоге решить тащиться обратно? Эвакуация уже идёт, что если мы не успеем? Мы ничего не знаем о том, что творится сейчас в других частях замка, мы можем легко подставиться под удар,- Драко бросил взгляд на Трейси, ища поддержки.- К тому же Грейнджер позвала всех сюда. Будет весело, если кто-то ещё придёт, а мы уйдём. Надо оставаться
Малфой сложил руки на груди, ожидая, когда на его слова откликнутся.

Отредактировано Draco Malfoy (20 сентября, 2016г. 21:34)

+3

18

Рон мог считать, что только что произвел фурор и безраздельно завладел вниманием присутствующих. Увы, как обычно, это случилось очень не вовремя и совсем не так, как он мог бы представлять в своих героических фантазиях. Девчонки, кажется, действительно боялись за этого слизеринского придурка, и Уизли никак не мог взять в толк, почему. Ну не потому же что он нажалуется на них Амбридж! Мерлина ради! Он уже здесь! Он уже знает, что они тайком собираются в Выручайке, нарушая Декрет номер Сколько-то-там! В такой ситуации хорошенькое проклятье не то что не испортит дело – оно может его даже спасти!
Но потом вперед вышла Джинни и сказала что-то такое, от чего у Рона в буквальном смысле опустились руки.
Они пригласили Малфоя в АД.
Рон глянул поверх плеча Джинни и нашел взглядом Гермиону. Несомненно, это была её идея. Но как? Как она могла забыть, что Малфой обзывал её грязнокровкой, надеялся, что на нее откроет охоту чудовище из Тайной комнаты, как он стал причиной казни Клювокрыла?.. Как Джинни, защищающая старосту Слизерина, могла забыть, что это его отец подложил ей тот самый дневник, едва не стоивший сестре жизни? Ладно, предположим, это было давно. Но Малфой не изменился. Он издевался над Гарри, подначивал Гермиону… Драккл их подери! – идиотская песенка про «Уизли-короля» тоже была  за авторством этого хорька! Допустим, Гермионе всегда было плевать на квиддич, но сестра-то могла понять, что такое не прощают. Но они не просто позвали Малфоя в АД за спиной не только Рона, но и Гарри, который был основой всего – они ещё ничего им не сказали. Не посчитали нужным. «Я думал, что тебя тут ценят несколько выше», - кажется, так говорил хорек? Прав, белобрысая тварь, тысячу раз прав.
Рон опустил палочку и, уже стараясь не встречаться взглядом ни с Гермионой, ни с Джинни, бросил:
- Вопросов нет. Когда решите пригласить Того-Кого-Нельзя-Называть на чашечку чая – только свистните, я вам кипяточку наколдую.
На этом тему он посчитал закрытой – по крайней мере до тех пор, пока все гриффиндорцы не выберутся отсюда целыми и невредимыми. Пока же были проблемы поважнее, и хочешь – не хочешь, пришлось соглашаться с Малфоем. Сложив руки на груди, он угрюмо произнес:
- Пока я шел сюда, в коридорах было тихо. Но теперь мы и правда не можем рисковать и снова ползти к спальням. Вот только если всю школу действительно эвакуируют, а трех старост нет на месте, это точно заметят. И Джинни с Дэвис соседки по спальням сдадут, можете не сомневаться. Так что давайте сразу начистоту: мы прячемся только от Пожирателей или и от преподов тоже?
Вся эта затея была рыжему до глубины души противна. Он хотел только убедиться, что с Джинни и Гермионой все в порядке. Участвовать в войнушке бок о бок с Малфоем, который переметнется на сторону папочки в первый же удобный момент, ему совсем не улыбалось. Но спорить Рон ни с кем не хотел – понимал, что раз даже вступление злейшего врага в АД его не касается, то теперь уж никто точно не даст Уизли право голоса.

Отредактировано Ronald Weasley (22 сентября, 2016г. 22:39)

+3

19

http://co.forum4.ru/files/0015/41/36/15721.gifКаша. Тыквенно-перлово-гречнево-пшённо-манная каша. Мешанина всего и вся – вот на что походили последние четверть часа. Всё смешалось: кони, люди... в смысле, гриффиндорцы, слизеринцы, преподаватели, тренировки, воспоминания Трейси, а сверху в качестве приправы – Пожиратели Смерти и перспектива попасться им. Ах да, а ещё клятва, данная Малфою, которая теперь вынуждала Гермиону держаться поближе к Драко, чтобы пытаться одним ударом двух зайцев убить: и за старым-добрым врагом присмотреть, чтобы он чего не учудил, и не дать его никому в обиду, чтобы самой не ответить по всей строгости магии. Мерлин, как она вообще пошла на эту клятву? И хоть бы толк от того ритуала был!
http://co.forum4.ru/files/0015/41/36/15721.gifМотнув головой, Грейнджер заставила себя сосредоточиться на главном. Что было главным? Правильно: нападение Пожирателей Смерти на Хогвартс. Напрашивался закономерный вопрос: что им, собственно, было нужно в школе? Самый очевидный ответ звучал так же, как имя одного из её лучших друзей, и тут Гермиона не сдержала облегчённого выдоха: судя по сообщению с галлеона, Гарри не сумел скрыться от преподавателей, его эвакуировали вместе с остальными студентами, а значит, он был в безопасности. С другой стороны, это означало, что впервые с начала их дружбы Золотое Трио в сложный момент оказалось разделено, и это было настолько непривычно и неправильно, что Грейнджер бы даже растерялась на минутку, если бы могла себе это позволить, но растерянность была слишком большой роскошью, поэтому Гермиона только нашарила руку Рона и чуть сжала его предплечье. На секундочку.
http://co.forum4.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Так, давайте все дружно успокоимся! – встряхнувшись, чуть повысила голос Грейнджер, привлекая внимание всех присутствующих. – Теперь по пунктам. Первое: Рон, Малфоя пригласила я, он помог нам с ритуалом и дал клятву, что в дальнейшем не будет никого из нас трогать как член Дружины Амбридж. Но о межфакультетских отношениях мы поговорим позже. Второе. По гостиным идти и правда уже нельзя. Мы не знаем, откуда явятся Пожиратели Смерти, когда это случится и не произошло ли уже сейчас в ближайшем коридоре. Зато мы совершенно точно можем быть уверены, что в Выручай-комнату не попадёт никто посторонний, кто не в курсе, как она выглядит прямо сейчас, а я что-то нигде не читала о бесконтактной легилименции сквозь стены даже в исполнении самых великих волшебников. Третье...
http://co.forum4.ru/files/0015/41/36/15721.gifСтруктурирование информации успокаивало, как и всегда. Если не было возможности умерить нервозность за книгой, спасало вот такое распределение сведений – от мысленного ведения списка необходимых ингредиентов для сложного зелья или нумерологической формулы до перечисления известных данных по какому-то вопросу. Успокаиваясь же сама, Гермиона уже была способна попытаться повлиять на друзей, а видит Мерлин, спокойствие им всем пригодится.
http://co.forum4.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Третье. Когда опасность минует, Гарри об этом точно узнает. У него есть... определённые методы, – на этих словах она многозначительно посмотрела на Рона, надеясь, что тот поймёт намёк на Карту Мародёров, которая совершенно точно сообщит их другу, когда в Хогвартсе не останется посторонних. – Я уверена, что как только Пожиратели Смерти покинут школу, Гарри отправит нам сигнал через галлеон. До тех пор предлагаю не высовываться. Четвёртое. Преподаватели наверняка знают о существовании Выручай-комнаты, а профессор МакГонагалл в курсе того, что мы тренируемся. Думаю, им будет нетрудно сложить два и два, когда они поймут, кого именно не хватает среди эвакуированных, так что вряд ли они пойдут нас искать до тех пор, пока не...
http://co.forum4.ru/files/0015/41/36/15721.gifЗапнувшись, Грейнджер помрачнела. "Пока не" что? Пока не организуют защиту? Дюжина преподавателей при поддержке, максимум, одного-двух авроров, охраняющих замок? Против неизвестно какого числа преступников, готовых даже на массовые убийства?
http://co.forum4.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Пока не уйдут Пожиратели, – всё-таки заставила себя закончить Гермиона, надеясь, что в её голосе было слышно не слишком много сомнений в благополучии защитников школы.

[nick]Hermione Granger[/nick][icon]http://s2.uploads.ru/b2ncJ.jpg[/icon][info]<img src="http://ipic.su/img/img7/fs/Stripe.1462627764.png"><br><b>Гермиона Грейнджер, 16</b><br>ШЧиВ Хогвартс. Гриффиндор, 5<br><img src="http://ipic.su/img/img7/fs/Stripe.1462627764.png">[/info]

Отредактировано Minerva McGonagall (13 декабря, 2016г. 00:51)

+2

20

Из большой каменной вазы, стоявшей в нише стены на уровне высоких окон, показался кончик пушистого хвоста. Он как перископ изогнулся, качнулся в одну сторону, повернулся в другую и снова исчез. В темноте ёмкости кошка обернула хвост вокруг себя и осторожно почесала задней лапой голову. Тут было не слишком уютно, зато безопасно. Когда миссис Норрис привычно разгуливала вечером с видом королевы Хогвартса по замку, она почувствовала запах чужаков. И сколь бы любопытной кошка не была, подходить не стала, а поспешила к Аргусу. Он сегодня чинил и заправлял свои старые фонари и прочий хлам, который так заботливо копил в своей каморке. Но в этом скромном жилище она застала лишь одиноко стоящий на столе фонарь с пролитым маслом. Аргус никогда бы так не поступил с фонарём. Маленькое кошачье сердце тревожно сжалось. А в вдруг из подземелья вырвался очередной тролль и утащил завхоза? Или снова происходят странные происшествия, когда ты пытаешься просто попить воды из лужи, а потом оказываешься в будущем после глубокого сна. Или в этом замешаны те самые чужаки?
Кошка с опаской отправилась на поиски Филча. Оставалась ещё надежда, что он просто решил половить нарушителей, но кошачья интуиция только грустно покачала усатой мордой. Когда кошка поднималась из подземелий, она услышала, как её зовут. Всё это было подозрительно. Зачем она понадобилась этим людям? Необъяснимая паника и предчувствие чего-то нехорошего охватило кошку, она убегала всё выше и выше по лестницам и этажам, пока не спряталась в вазе, с дрожью ожидая, что сейчас и сюда заглянет чей-нибудь нос.
В темноте и спокойствии камня было тихо. Только послышалось какое-то бормотание учеников снаружи, но когда кошка выглянула, никого уже не было. Неужели ей придётся просидеть тут всю ночь, пока Аргус не обеспокоится её судьбой или эти химеры не покинут замок? Кошка облизала сиротливо лапу под урчание желудка.

+4

21

Совместная аппарация сама по себе мало кого могла порадовать, учитывая, что речь шла о том, чтобы перенестись в фактически неизвестность, и Долохов не сомневался, что от Милорда не ускользнуло его инстинктивное нежелание этого самого перемещения в момент переноса, однако отступать от своего выбора не было в его традициях, а избранный давно и бесповоротно путь диктовал свои условия.
Оказавшись на месте, избранном Темным Лордом пунктом назначения, Антонин отступил на шаг, возвращая ориентацию в пространстве и координацию движений, одновременно вскидывая палочку и оборачиваясь вокруг себя, чтобы не быть захваченным врасплох предполагаемым противником, подстерегшим их у кабинета директора школы, однако вокруг было тихо.
Вслед за первым, беглым взглядом, Долохов осмотрелся уже куда внимательнее, изучая затененные ниши, но и этот осмотр не дал никаких результатов, как и ответа на вопрос, зачем они оказались здесь, в этом коридоре, с точки зрения Антонина ничем не примечательного и не отличающегося от любого другого коридора старого замка.
В кабинете директора могло быть нечто, имеющее ценность, в спальнях учеников - новые заложники, условия лояльности многих магов, однако выбор Повелителя пал на этот невзрачный коридор, озаряемый факелами и высокими окнами, куда заглядывала полная луна.
- Гоменум Ревелио, - бормотнул Антонин, перебирая по палочке пальцами. Дерево отозвалось на интенцию мага, заклинание отправилось по коридору, выискивая следы присутствия возможной засады и прихотливо отражаясь от каменных стен, однако постепенно угасло, показывая, что коридор и в самом деле чист настолько, насколько казалось Антонину. Стало быть, в ближайшее время ему можно было не беспокоиться о том, что кто-то незванный помешает Милорду в запланированном, и Долохов, продолжая озираться по сторонам без паники, но и без халатности, позволил себе чуть расслабиться, тщательно контролируя дыхание.
Сердцебиение, усилившееся с момента взрыва у директорского кабинета и грозящее каждый момент перейти в неконтролируюмую аритмию, мешающую дышать, сковывающую движения и ребра стальными обручами, успокоилось, подчиняясь размеренности дыхания. Гул в ушах сквозь который набатом слышался кровоток, стихал, оставляя после себя едва заметное и практически не раздражающее ворчание, как если бы за окнами простирался не лес, куда мадам Лестрейндж должна была увести директрису, а море, равнодушно разбивающееся о стены замка.
Антонин дернул головой, вновь оглядываясь по волчьи, отгоняя неуместные сейчас ассоциации, отгоняя призрак леденящего холода, въевшегося ему в кости и добравшегося до сердца, сделал пару шагов к окну, убеждаясь, что никакого моря нет и в помине.
- Прикажешь уничтожить коридор? - вопросы о том, зачем это могло потребоваться, зачем они здесь, остались в прошлом вместе с юношей, с которым Антонин познакомился почти полвека назад. Он сам выковал из себя орудие для рук Темного Лорда, и предсмертные обвинения Грин-де-Вальда, брошенные у стен другого замка, были истинными в той же мере, что были ложью: не было в жизни Антонина Долохова цели выше, чем цель служить и защищать Милорда, которого он знал еще под пустым именем Тома Риддла.

+3

22

Том Риддл – которого ещё могли вспомнить некоторые его живые до сих пор сверстники – был человеком довольно-таки живым и эмоциональным. С годами он научился владеть собой, не поддаваясь голосу чувств, а после воскрешения и вовсе частично утратил способность испытывать эмоции. Безэмоциональное бездушное подобие человека. Впрочем, к нынешнему состоянию Волдеморта это не относилось – понимание того, что они угодили в засаду, причем по вине его, Тёмного Лорда, не сумевшего проявить свою привычную проницательность и умение разбираться в людях, их скрытых мотивах и намерениях – приводило волшебника в бешенство. В такое состояние он не впадал давно, уже давно жажда крови и чужих смертей не проявлялась в нём так ярко и остро, не стремилась выплеснуться наружу – не для демонстрации возможностей, устрашения, для достижения цели – а просто так, по зову души. Волдеморту хотелось не просто уничтожить коридор, ему хотелось стереть с лица земли всю школу – разобрать её по камню, обратить в мелкий разрушающийся прах каждого из её защитников, призвать на Хогвартс (да и Хогсмид тоже) гнев всех четырех стихий. Наверное, в этот момент Гарри Поттер приложил руку к шраму, испытывая боль и, наверное, Тёмный Лорд воплотил бы в жизнь свои намерения, не сумев совладать со стремлением своего пораженного безумием разума, если бы не мысль о диадеме. Они ворвались в школу ради хоркрукса и шанс забрать его ещё не был утрачен.
Поглощенный только этой мыслью, не позволявшей отравленному злобой рассудку  принять неправильное решение, лорд Волдеморт не стал возражать против желания Долохова аппартировать вместе с ним – как не стал вносить правок в разработанный заблаговременно запасной план. Сейчас было не время смертоносных заклятий в адрес тех, кто осмелился противодействовать ему, не время скользких от крови каменных лестниц замка, не время убийств.
Наверное, стоило бы подумать – а стоит ли знать даже его правой руке о тайне Выручай-комнаты? – но мимолетные сомнения Тёмный Лорд откинул как несущественные. Он доверял Тони, пожалуй, больше, чем любому другому Пожирателю, считал, что его верность проверена годами. Не всё под луной, разумеется, вечно – даже каменные скалы разрушаются от воды и ветра, не говоря уже о людских привязанностях и веры в идеалы, но даже великому волшебнику иногда нужен тот, кто подстрахует в случае опасности.
- Нет, - отказался он от предложения Антонина, пытаясь сосредоточиться на своем желании увидеть комнату, где спрятал ценный для него предмет, - просто прикрой меня.
Объяснять что-либо Волдеморт не хотел – Хогвартс был враждебным сейчас, везде могли быть шпионы, чужие уши, а хоркруксы важны, слишком важны – и для самого лидера Пожирателей, и для успеха его мероприятия.
Тёмный Лорд прошелся вдоль стены, скрывающей за собой секретную комнату и с нарастающим удивлением обнаружил, что она не открывается. Что это было – козни Дамблдора? Шутки памяти самого Волдеморта? Или несчастное, неудачное стечение обстоятельств? Трогать руками каменную кладку волшебник, чье имя ещё недавно боялись произносить вслух, не решился, а просто поднял палочку и стал перебирать заклинания. Те, которые по ему мнению, могли позволить ему открыть проход в тайник, в котором Тёмный Лорд - в свой последний визит в Хогвартс - спрятал диадему.

Отредактировано Lord Voldemort (31 октября, 2016г. 16:01)

+5

23

Приказы Милорда и в прошлом редко отличались пространными пояснениями - Организация довольно рано замкнулась в своей жесткой иерархии, и Антонин немало поспособствовал этому - но сейчас и вовсе могли бы привести в недоумение человека, решившего задаваться неуместными вопросами. Долохов же при всем своем тщательно выпестованном свободолюбии, юношеской дерзости и безрассудности даже в молодости отдавал право принимать решения Тому, а теперь же не считал возможным ставить под сомнения слова Темного Лорда.
Что бы не привело Милорда в этот коридор Хогвартса, что бы не было истинной причиной проникновения Пожирателей Смерти в древний замок, Антонин помнил, что цель по-прежнему определяет Темный Лорд.
Когда тот заскользил вдоль стены, двигаясь с присущей ему с недавних пор змеиной дерганой грацией, Долохов встряхнулся, отвел глаза.  Приказ, краткий, едва ли не отданный между делом, мог бы показаться малозначимым тому, кто провел рядом с Повелителем меньше времени, Антонин же понял слова Лорда куда глубже. Темный Лорд, бесспорно, один из сильнейших магов в этом столетии, обладал познаниями в темной магии и ритуалах, перед которыми склонялся бунтарь по натуре Долохов, и прикрытие ему было нужно настолько же, насколько нуждалась бы в защите сама магия - а потому приказ значил то, что Милорд, появись даже в коридоре кто-либо, не станет отвлекаться на помехи, перепоручая разбираться с этим Антонину.
Поводом для подобного приказа могло служить и то, что в планах Темного Лорда не было ни схватки с защитниками замка, ни поспешной аппарации прочь после объявления о себе. Этот коридор был важен для Повелителя, и Антонин развернулся, оглядел оба конца коридора, готовый исполнять порученное.
Пока тишину этажа ничто не тревожило - где-то далеко раздавались глухие раскаты взрывов, донесся мрачный волчий вой, оборвавшийся на высокой ноте, которому тут же ответили с другого конца замка - но и эта тишина казалась наполненной смутным ожиданием, ощущением тревоги. Если Пожирателей ждали, то то, насколько быстро защитники прочешут замок и обнаружат аппарировавших Милорда и Антонина, было лишь вопросом времени и следовало спешить.
Это заставило Антонина перейти к действиям. Больше не полагаясь на обманчивый покой коридора, он направил палочку в один из концов коридора, тускло освещавшийся зачарованными факелами, и забормотал длинную и сложную вязь темного заклинания препятствия, известного ему по дополнительным изысканиям в библиотеке Дурмстранга уже в зрелом возрасте, во время одного из своих рабочих визитов в школу, давшую ему образование.
Неторопливо двигая кистью, Антонин рисовал перед собой рисунок чар, сплетая вязь и следя, чтобы формула не прервалась, а интонационные акценты совпадали с наиболее резкими взмахами волшебной палочкой. Малейшая ошибка грозила бы ему неприятными последствиями вплоть до летального исхода, если бы он ошибся в контурах собственного защитного кокона, а Антонина Павлович полностью сосредоточился на своем занятии.
С каждым взмахом его палочки в воздухе перед ним проступала и тут же гасла золотистая нить, сплетаясь в узор, становящийся все сложнее и сложнее, но Антонин не всматривался в бледнеющие нити: прикрыв веки, он размеренно читал заклинание, контролируя дыхание и делая паузы лишь там, где требовала магия.
Воздух в конце коридора, лицом в которому он стоял, внезапно загустел, приобретая сходство с туманом, блеснул зеркальными гранями, пришел в движение. Видимая сквозь него часть стен и пола исказилась, будто после преломления в разбитом зеркале, часть отсеченного магией пейзажа потемнела и фигуры, до сих пор в волнении метавшиеся по изображенным полям, застыли, издав полные муки вскрики. Факелы за границей тумана погасли, будто задутые невидимым великаном, а по стенам поползла изморозь, проникающая в трещины древнего камня.
Антонин завершил чары, довел до конца последний рисунок и открыл глаза, с удовлетворением созерцая запечатанный проход. Кто бы не попытался прорваться в коридор через наведенные чары, не зная, как их снять, получил бы смертельно опасное проклятие, а в том, что в Англии просто не было специалиста настолько знакомого с этим разделом магии, Антонин не сомневался. Исключение составлял лишь Дамблдор, но его присутствие в школе опровергал Северус Снейп.
Антонин прислушался к себе: столь сильные чары требовали серьезных затрат сил, и это сказывалось, напоминая Долохову о возрасте и длительном заключении. Он позволил себе передохнуть, разворачиваясь ко второму концу коридора. На то, чтобы повторить только что скастованные чары, его уже не хватило бы, и он приостановился в задумчивости, подбирая подходящее заклинание.

Отредактировано Antonin Dolohov (7 декабря, 2016г. 08:38)

+3

24

Альбус хотел вернуться в замок совсем не при таких обстоятельствах. Но с определённого момента всё, казалось, пошло не так в его спланированной жизни. Наверное, схожие чувства сейчас должны были испытывать и Пожиратели. Однако это так символично – пробиваться в кабинет, бывший на протяжении стольких лет его полноправной вотчиной.
Дамблдор держал щит перед своим отрядом, как всегда ждал нужного момента. Он не был уверен, что его присутствие необходимо здесь, в самой гуще боя. Хотелось знать, что происходит во всём замке и вокруг него, что видит, слышит и получает их координационный центр, сидеть в самом центре паутины. Резкий всполох заклятия врезается в щит, и где-то за ними занимается огонь. Следующим Альбус слышит хлопок будто под самым ухом, но его защита ещё на месте, а Долиш даже рискует ненадолго высунуться с пачкой ответных заклинаний нападающим на замок.
Это был всего лишь эльф. Как сказали бы многие. Оказалось, от них может быть польза не только на кухне. Писклявый голос с испуганным заиканием принёс весть из штаба, всё же пытаясь сохранить бодрость. На Альбуса снизу смотрели два огромных глаза с острым желанием быть полезным или наказать себя за то, что вести были дурные. Волшебник наклонился, чтобы остроконечные уши эльфа не упустили ни единого слова.
- Аластор, мне нужен там Аластор, найди его. Скажи, что его ждёт Трубач, - нельзя, чтобы эльф чего-нибудь напутал и имя Дамблдора некстати прозвучало в замке.
Домовик мгновенно исчез. Вскоре и один из отрядов у кабинета директора лишился своего защитника.

Альбусу показалось, что эхо от хлопка его аппарации разносится по всему этажу, так тут было тихо. Что могло понадобиться здесь Тому? Он явно охотился не за Гарри. Или пошёл к своей цели далеко в обход, поняв, что эффект неожиданности уже не на стороне Пожирателей? Где-то здесь были Аластор и Тонкс, Дамблдор внимательно прислушивался, не раздадутся ли их торопливые шаги. Где-то здесь могут быть дети… Том не мог об этом знать. Но и дети не могли знать о Тёмном Лорде. Альбус заторопился, воскрешая в памяти план всего этажа. Знает ли Том о Выручай-комнате? Если уж он смог найти в своё время Тайную комнату… Камни стали внезапно скользкими и после жаркой битвы у кабинета Альбусу показалось здесь холодно. Или не показалось? Крохотное облачко пара от собственного дыхания медленно осело на его седую бороду. Он провёл перед собой палочкой, вглядываясь в тёмный коридор. Стандартные заклятия не помогали, только разбивались о тёмную магию. Альбус с досадой тряхнул бородой и выпустил серебристого феникса, чтобы ожидаемо убедиться, что тот угасает на глазах. Больше тратить время было нельзя: коридор был запечатан так основательно не случайно. Хорошо, что на этот заслон ещё не нарвались другие защитники Хогвартса. И обходить это препятствие он тоже не может. «Не в том я уже возрасте, юноша», - игриво посетовал он в мыслях Тому, коря того за это неудобство для старика.
Альбус шагнул вперёд, очерчивая вокруг себя дрожащий сияющий заслон. Его обступала магия. Но невозможно с ней справиться, если не дать ей принять себя, в этом главная опасность тёмной магии. Как для того, кто с ней сражается, так и для того, кто ей владеет. Заклятие было древним, тяжёлым, неповоротливым. Проникнуть в его трещины оказалось не так легко, как оно проникло в кладку замка. Но всё же возможно. Альбус тихо двигал губами, стараясь подавить волнение. Дальше его ждала полная неизвестность. И долгожданная встреча со старым учеником. Да, он иногда сентиментален.
Магия поначалу и не думала отступать, она словно стягивалась к самому волшебнику, но всё же отпрянула, втягиваясь обратно туда, откуда пришла, сгущаясь тяжёлым мраком, снова расползаясь на осколки, разрезаемые светом. И всё же, несмотря на такой триумфальный приход, Альбус всё ещё надеялся, что застанет Риддла врасплох.
[nick]Albus Dumbledore[/nick][icon]http://ipic.su/img/img7/fs/Untitled-1.1473426444.jpg[/icon][info]<b>Альбус Дамблдор, 114<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>безработный</i>[/info]

+4

25

Тёмный Лорд – как бы зол он сейчас не был – понимал, что времени у него не так много. Его и при успешном начале операции было бы немного – Хогвартс не мог не вызвать подмогу – теперь, при нынешнем раскладе счёт шёл буквально на минуты. Мысленно прорабатывая план будущего захвата диадемы, Волдеморт предполагал многое – но вовсе не то, что его честолюбивые замыслы и чаяния разбились о преграду в виде простой двери. В приступе бешенства Тёмный Лорд стиснул палочку в руке, понимая, что бессилен перед этим препятствием, но всё же разбирать стену по камешку не стал. Выручай-комната была уникальным волшебством – Том Риддл не год и не два занимался этим феноменом, пытаясь разгадать тайну Основателей и определенного успеха достиг. Злая улыбка, в которой не было ничего человеческого,  появилась на бледном лице темного волшебника – он достал откуда-то из складок мантии небольшую коробочку и взмахнул палочкой. Краем уха он прислушивался к действиям Тони – тот читал на память проклятие, хорошее доброе проклятие, которое должно было задержать нападавших. Задержать, а то и вовсе остановить. Коробочка, повинуясь заклинанию, стала раскладываться, постепенно превращаясь в маленькую модель Хогвартса – почти игрушечный замок с крепостными стенами, островерхими крышами и башенками. Детская забава, но предназначалась маленькая копия Школы для иного. Поставив созданное магией строение на столик, Тёмный Лорд нащупал в кармане мешочек с землей и флакон, после чего стал медленно высыпать их содержимое на игрушечный Хогвартс, бормоча под нос заклинание. Пусть Дамблдор перехитрил его на этот раз – он, Волдеморт, его ученик, превзошедший своего учителя (по крайней мере в том, что касалось Тёмных Искусств) тоже на кое-что способен. Например, на проклятие Выручай-комнаты.

+2

26

Двигаясь ко второму концу коридора уже без сопутствующей ему обычно легкости - только что наведенные чары стоили слишком дорого - Антонин услышал хлопок аппарации из-за воздвигнутой преграды, но не остановился: древняя темная магия послужит сама по себе хорошим препятствием, а у него есть приказ не допустить, чтобы Милорда отвлекали.
Больше не рискуя призвать на помощь нечто, подобное тому, что только что вызвал, Долохов со вторым концом коридора обошелся куда проще: выставил статичные щитовые, подкрепил из привязками на себя, и приготовился ждать.
За его спиной, он чувствовал, настроение Темного Лорда менялось, и ярость, вскипевшая было, сменялась другим, более сложным и более темным чувством. Антонин не решился обернуться, всматриваясь в единственный возможный путь в этот коридор, размеренно дыша, с каждым выдохом выпуская облачко пара изо рта. Древний замок принял его чары, столь же древние, отозвался на них с неохотой, но все же отозвался - и угасшие за границей преграды факелы, покрывающиеся инеем, едва ли хоть когда-нибудь загорятся вновь.
Антонин позволил себе обернуться лишь единожды, но и этого хватило: скользнув взглядом мимо Милорда, остановившегося возле одной из стен и манипулирующего с небольшой объемной копией замка, он всмотрелся в ту сторону, откуда не ждал гостей. Напрасно. Высокая фигура направлялась через наложенные чары, окружив себя сияющим коконом, скрывающим точны очертания, и ее шаги были четкими и уверенными.
Долохов выругался, следя за приближающимся волшебником. С каждым его шагом надежда Пожирателя на то, что вот сейчас волшебник не выдержит давления скастованных чар преграды и остановится, чтобы навечно замереть в ледяной трясине, таяла, а очертания идущего становились все четче и узнаваемее.
Как и думал Антонин, преодолеть эти чары мог лишь один маг - и именно он и шел сейчас сюда, чтобы помешать Милорду.
Резко развернувшись, Антонин широко зашагал навстречу, на ходу выдергивая из запасных ножен вторую волшебную палочку. Его губы скривились в гримасе недовольства, но шаги были размеренными.
Миновав Милорда, Долохов не сказал ни слова и не остановился, пока между ним и тонкой границей темного холода не осталось десятка футов. Дамблдор приближался, взрезая зеркалящую тьму собой, сверкающими очертаниями своей защитной магии, и тонко звенели зеркала, трескаясь и мутнея, тонко звенели, обрываясь, нити между Антонином и чарами, им созданными.
Когда Дамблдор добрался до границы, отсекающей коридор, Долохов отсалютовал ему волшебной палочкой, поднимая ее на уровень лица - противник такого ранга заслуживал уважения - и тут же выступил вперед, перенося вес на опорную ногу, разворачиваясь полубоком в дуэльной стойке. Метнув Пиро в бывшего директора со второй палочки, Антонин тут же довершил эффект связкой Ступефаев с первой:
- Ни шага больше, Дамблдор!

+2

27

Пока Альбус продирался через древнюю, сильную, иноземную магию, она, как это ни парадоксально, служила преградой не только для одинокого путешественника по ставшему родным замку и становилась на время своеобразной защитой от тех, кто ждал его по ту сторону. А ведь это даже приятно, когда тебя ждут. За тонкой морозной дымкой показалась фигура, Альбус любовно провёл кончиком пальца по неровностям на палочке: она ещё никогда его не подводила.
Даже не притворяйся он подслеповатым стариком, невозможно было не понять, что встречает его не Том. Очень жаль. И уже не столько из-за ностальгии. Заклятия разбились о торопливо выставленный щит. Альбус словно и не покидал своей позиции у кабинета, только вот ударной группы у него теперь не было. А перспектива дуэли всё-таки приятно щекотала его не одряхлевшее ещё озорство.
- Позволь мне самостоятельно распоряжаться своими передвижениями, Антонин, - миролюбиво пожурил противника старик, но всё же остановился. Личную охрану Том умел выбирать, и ещё неизвестно было, кто больше не любит Альбуса Дамблдора: заставшие могущество Тёмного Лорда или величие и поражение Гриндевальда. К сожалению, слова тут не помогут, плести интриги не время и не место, а уж театральность и вовсе будет лишней, он не так уж давно перестал считаться маразматиком. Скорее всего, он просто вспугнёт Тома и они снова разминутся, но никто и никогда не знает, как именно это может поменять будущее, кого можно будет этим спасти, а кого потерять, кого принести в жертву, а кого использовать, давя чувством вины...
- Coruscamine, - глупо пытаться пробиться обычными боевыми заклинаниями, а время поджимает. Время начинает регулярно поджимать как только тебе переваливает за сотню лет. - Albavolum!

Заклинания

Coruscamine – яркая вспышка белого света, на время ослепляющая жертву.
Albavolum – Вызывает белый вихрь, торнадо.

[nick]Albus Dumbledore[/nick][icon]http://ipic.su/img/img7/fs/Untitled-1.1473426444.jpg[/icon][info]<b>Альбус Дамблдор, 114<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>безработный</i>[/info]

+1

28

Имя старого врага (хотя уместнее было бы назвать его учителем) вызвало в груди Волдеморта очередной приступ ярости, и он едва удержал концентрацию мысли на ритуале. Проклятый Дамблдор, разумеется, не был в силах остановить действия подпольной организации своего бывшего ученика – не мог остановить в семидесятых, не сможет и сейчас! – но способен был доставить ему массу неприятных минут. Волдеморт не сомневался, что он без труда проник бы в Выручай-комнату и осуществил бы свой план в Хогвартсе, если бы не козни старого интригана и его магическая мощь. Что, спрашивается, он делает сейчас в Школе? Он ведь даже не директор!
Могильная земля переместилась в копию Вручай-комнаты – Тёмный Лорд спешил, понимая, что вот-вот враг атакует. Какой-то частью своего сознания он даже хотел этой битвы – масштабной, на грани возможностей, после которой от замка не останется камня на камня, а ненавистный враг, наконец, сдохнет, пусть даже ценой ещё одного его хоркрукса, но приходилось признавать, что это слишком большая роскошь. Нельзя так радовать Орден – убивать вместе с Дамблдором ещё и своих людей, да и хоркруксы отнюдь не бесконечны.
Дочитав на ходу проклятие, Тёмный Лорд поднял палочку - Энтони, конечно, хороший боевой маг, отличный, но с Альбусом ему в одиночку не совладать.
Острая вспышка света ослепила присутствующих, порыв сильного ветра выбил из рук Волдеморта копию замка, но было уже поздно – основная фаза ритуала завершена, оставалось только залатать дыры.
- Contescesco, - Тёмный Лорд останавливил вихрь и тут же бросил в сторону Дамблдора Ulmen Artus.
Ритуал надо было завершить, но Волдеморт ждал вступления Долохова – ждал, когда тот отвлечёт внимание старого мага, хотя бы ненадолго.

Заклинания

Contescesco -  заклятие штиля, останавливает вихри.
Ulmen Artus - Заклинание молнии

Отредактировано Lord Voldemort (7 января, 2017г. 16:08)

+1

29

Кошка почти удобно свернулась в вазе, положила смышленую голову на мохнатые мягкие лапы и прикрыла глаза. Беспокойство всё больше отступало, чем дольше длилась тишина. Но все знают, как чутко спят кошки. А спят ли они вообще?
В коридоре Хогвартса опять послышались шаги, тихо зазвучали голоса. Миссис Норрис не могла разобрать, что именно говорят. Да и вряд ли ей это чем-нибудь помогло: кошка не знала английского. На секунду она подумала, что это снова за ней. Всего за какие-то десять лет кошачьей жизни в замке, полном детей, она, кажется, всё-таки заработала манию преследования. Кошка невольно издала тихий «мурк», больше похожий на писк или даже икоту, и стала ждать конца. Но непостоянство вскоре возобладало в ней надо всем, и кошачий нос потянулся осторожно к свету в конце тоннеля, т.е. к единственному выходу из вазы.
«Дамблдор!» - услышала она. Не может быть, это же сам… набор звуков, который обозначает презабавнейшего старика, большого друга детей и животных. Миссис Норрис поскребла лапой по стенке своего убежища в полной уверенности, что её услышат, найдут и спасут. Кажется, она недооценила свою мощь, потому что ваза начала качаться. Естественно, сбитая со своих прочных позиций заклинанием снаружи. Миссис Норрис от неожиданности заметалась в вазе, натыкаясь бестолково на стенки, потянулась когтистой лапой вверх и вместе с вазой полетела вниз. Извне доносились какие-то вопли, иначе кошка это никак назвать не могла, определённо происходило что-то, запрещённое школьными правилами, но миссис Норрис была уверена в одном: она упадёт на четыре лапы.

0


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Январь-февраль 1996 года » Alma mater, part 2 (4-5 февраля 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC