Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (1991 - 1995) » На каждого зверя - свой охотник


На каждого зверя - свой охотник

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Название эпизода: На каждого зверя - свой охотник
Дата и время: 22 декабря 1995, ночь.
Участники: Северус Снейп, лорд Волдеморт.

Кладбище Кенсал Грин.

Северус Снейп под руководством Тёмного Лорда проклинает Сириуса Блэка.

0

2

На Кладбище Всех Душ опустилась ночь. Серп луны так и не поднялся над притихшими навсегда могилами. Все часы в округе пробили полночь, на одной из аллей зашуршал гравий. Ночной гость, такой же тёмный, как сама ночь, осторожно пробирался между могил и надгробий. Весьма красивых подчас надгробий, иногда выраставших в целые склепы и памятники. Но сейчас у Северуса Снейпа не было ни времени, ни желания наслаждаться кладбищенской атмосферой.
Кто мог знать, что осторожное желание проникнуть в самые глубины тёмной магии приведёт его на это кладбище Лондона однажды. Но после раскрытия секрета бессмертия Тёмного Лорда зельевар стал видеть в нём ещё более могущественного мага, сколько бы людей не погибли по его вине.
Конечно, на проведение ритуала проклятия нетерпимый и с детства озлобленный Снейп отозвался почти с энтузиазмом. Кроме того, с Сириусом до сих пор не было покончено. Пару дней назад Пожиратели ещё раз выпустили его в люди, что закончилось смертью аврора Клиффорда. Казалось бы, теперь Блэк никогда не сунется обратно в Британию, но так уж вышло, что он был идеальной жертвой, которую никому не жалко. Не хватит на его долю несчастий, способных окупить всё то, что он себе позволял.
Снейп остановился у высокого каменного креста. Надпись на ступенчатом сером постаменте гласила: «Уилки Коллинз, автор Женщины в белом…» Остальное терялось во тьме. Какой-то непопулярный маггловский писатель. Но важна была не личность покойника и не его известность, а дата смерти. Уилки почил в период осеннего равноденствия. Когда-то в тот день кельты праздновали Мабон, совершали обряды и готовились к зиме. Снейп всегда любил современную магию, но ритуалы заставляли его обращаться к прошлому и находить там давно забытые энергетические каналы.
Волшебник достал из кармана кусок воска, который застыл от холода, и сжал в ладонях, иногда проверяя, насколько тот уже податлив. Северус чувствовал близость мести, которая обязательно сработает, в которой не нужно учитывать тысячу подводных камней и опасаться, что за Сириуса опять вступятся друзья. И чувствовал близость магии, которую можно постигать всю свою жизнь, но так и не постигнуть до конца. И, пожалуй, едва ли не впервые он не ощущал необходимости врать и прикидываться кем-то другим.
Северус обернулся к приближающейся фигуре, убеждаясь, что это не ночной сторож.
- Милорд, - Снейп склонил голову. – Я принёс всё, о чём вы говорили.

+4

3

- Это хорошо, Северус.
Волдеморт бросил взгляд на крест, возвышающийся на могилой. Суеверный знак магглов, обозначающий, что покойный был христианином. Сбросив с постамента цветы, которые кто-то из поклонников принес своему любимому автору, Тёмный Лорд выложил на холодный мрамор принесенные с собой артефакты, скрытые до поры в безликих черных мешочках.
Он до сих пор не доверял Снейпу до конца - как не доверял вообще никому из тех, кто имел возможность найти его в албанских лесах, но сделал этого - но всё же не видел в этом препятствия для обучения сравнительно несложному ритуалу проклятия. Тёмная магия многое способна дать тому, кто её чтит, в том числе и власть над чужим здоровьем, а Волдеморт всегда любил наблюдать за тем, что с людьми делает подобная власть. Кроме того, проверить Северуса на лояльность - пусть и довольно неявно - тоже следовало. Если проклинаемые им люди будут волшебным образом исцеляться - это неплохое доказательство измены, а если будут угасать - тем сложнее будет Снейпу переметнуться на сторону противников своего милорда. Никто не доверяет убийцам своих.
- Если всё пройдёт благополучно, ты сможешь сам проводить подобные ритуалы. И лучше, если в них будет участвовать тот, кто искренне ненавидит проклинаемого - тем сложнее будет снять заклятие.
Волдеморт говорил медленно, Северус Снейп был не первым, кого он учил, однако его Лорд всегда считал одним из самых способных своих учеников.
- Для ритуала нужны положить волосы и ногти жертвы в воск и слепить из него фигурку. Лучше, если будет наблюдаться некоторое сходство с оригиналом, но это не принципиально.
Том Риддл когда-то давно любил рисовать, хотя, пожалуй, ни один учитель рисования не мог бы предугадать в каких областях способный мальчик применит свои дарования. А вот слепки у него выходили далеко не самыми удачными.

+2

4

Северус слушал внимательно, глядя в темноту и раскатывая воск между ладоней. В любом деле, касающемся магии, есть свои нюансы. Многие из них забываются со временем, частью из них начинают пренебрегать, а важности они своей не смотря ни на что не теряют. А уж в ритуале соблюдение всех мелочей должно привести только к наилучшему результату. Так же, как и в зельеварении. Но выбраться из лаборатории на свежий кладбищенский воздух иногда бывает полезно. А для их жертвы губительно.
Снейп кивнул, раскатывая вязкий комок в тонкий пласт и выкладывая осторожно посередине остатки найденных в комнате Сириуса следов его пребывания там. Хорошо, что тот не подпускал выжившего из ума домовика к своим вещам да и вообще не доверял ему. Но теперь маскарад с оборотным зельем больше был не нужен, а ритуал достаточно провести один единственный раз. Иначе пришлось бы уже лезть на чердак к Клювокрылу и искать там волосы Блэка, а времени раскланиваться с гиппогрифом у Снейпа не было, так же как и достаточно здоровья, чтобы лазить у этого существа под копытами.
Профессор придал воску форму фигуры человека, чувствуя себя словно в кружке очумелых ручек, что было совсем неуместно в присутствии Тёмного Лорда. Северус никогда не занимался никаким видом искусства. Искусство вообще было большим пробелом в его жизни. Ситуация немного исправилась благодаря знакомству с людьми из высшего общества, но он всё ещё мог считаться безнадёжным. Снейп задумался на секунду, а не стоит ли слепить собаку из этого подобия человека, но магия не любит неточностей. Он вспомнил ещё раз мерзкую рожу недруга, этот дурной Блэковский блеск в глазах, эти надменные отмашки в их последнюю встречу от него, Снейпа, шпиона и надежды Ордена. Выделил аккуратно ногтём нос, очертил линию волос, теперь коротких. Хотя разве это чем-то поможет Блэку?.. Пожалуй, вышло неплохо. Непропорционально и кое-где криво, но зато похоже на человека, а не жалкого червяка, которым Снейп хотел бы изобразить Сириуса.
Северус трасфигурировал почти плоскую металлическую пиалу и положил туда воскового Блэка. Даже в таком обличии он откровенно бесил Снейпа и вызывал желание смять в бесформенную кучу. Профессор посмотрел на Волдеморта мельком, но отчитываться не стал, всё ведь и так ясно. Да и не совсем привычно чувствовать себя учеником, а не учителем. Хотя отчасти даже приятно, тяга к знаниям в Снейпе никогда не угасала.
- Участвовать добровольно или?.. - Северус не закончил, но знал, что его поймут. Насилие было частью жизни Пожирателей и их предводителя. Всегда ведь можно притащить даже ничего не ведающую жертву и обратить её ненависть себе в помощники. Он поставил пиалу у могилы рядом с артефактами, глядя на них задумчиво. Пока они не начали и промедление не будет сильно злить Волдеморта, можно позволить себе ненадолго перейти от частного к общему.
- Милорд, я хотел бы проникнуть в самую суть подобных проклятий. Личные вещи жертвы тоже могут помочь? Что важнее, энергетика жертвы или могущество заклинателя?

+2

5

- Смотря для какого проклятия.
Четыре артефакта, представляющие собой призмы из гематита с тонкой вязью рун на гранях, по взмаху палочки Волдеморта, расположились по четырём углам надгробия. Тёмный лорд развернул пергамент, который принес с собой и, положив его на мраморную плиту, перешёл к ответам на вопросы Снейпа.
- Когда нужно проклясть конкретного человека, - пояснил он, перерисовывая символ из книги мягкой разновидностью гематита, - важнее всего энергетика жертвы, поэтому лучше всего иметь в своем распоряжении кровь. Но при доступе к крови проще просто убить врага, нежели тратить время на проклятие, так что чаще всего в ритуалах используют волосы и ногти. У личных вещей энергетика слабее, чем у частиц тела, но и они могут помочь.
Настроение Волдеморта сегодня было ровным, поэтому он охотно вдавался в пояснения.
- Что же до могущества заклинателя, то оно важно при проклятии не людей, а конкретных предметов, - заметил он тоном, лишенным всяких эмоций, - умелый маг накладывает не одно проклятие, а несколько и сплетает их.
Снейпа нельзя было назвать волшебником, несведущим в Тёмных искусствах – ещё в юности он проявлял незаурядные способности в этой области, а в зельях и вовсе превосходил своего учителя, однако ритуал проклятия, которому намеревался обучить Северуса Волдеморт, не отличался высокой степенью сложности. Во-первых, на сложные магические процедуры просто не было времени, а во-вторых, услуги зельевара были пока нужны Тёмному Лорду и он не собирался от них отказываться в угоду жадных до ошибок Запретных Искусств.
- Фигурку нужно положить в центр нарисованного символа, потом окропить своей кровью призмы и прочитать заклинание, - пергамент перешёл в руки к Снейпу, - а участие в ритуале того, кто имеет зуб на жертву, лучше добровольное. Неприятные воспоминания проще найти самому человеку, хотя при желании и наличии времени можно прибегнуть к легилименции и вытащить их насильно.
На тему того, как можно использовать ненависть врагов себе на благо, Тёмный лорд мог сказать немало, но каждый этап целесообразнее было бы пояснять постепенно, не отвлекаясь на посторонние вещи. 
- Проклятие снимается зеркальным образом, - заметил он, отступая в сторону, - таким образом, чем больше крови отдаст ритуалист, тем сложнее будет разрушить налагаемые чары. Когда всех четырёх призм пойдут красные лучи, основа для проклятия будет готова.

Отредактировано Lord Voldemort (28 июля, 2016г. 18:36)

+2

6

Северус запечатлевал в памяти каждое движение Волдеморта, следил за тем, как он неторопливо и уверенно рисует пентаграмму. Сколько подобных обрядов он провёл, сколько из них увенчались успехом, сколько виновны в превращении Лорда в того, кем он сейчас является? Тёмный Лорд определённо знал, о чём говорил. Страшно подумать, что ты можешь спокойно пить чай в своей гостиной и даже не подозревать, что щупальца тёмной магии уже тянутся к тебе с ближайшего кладбища.
Снейп хотел переспросить о проклятых предметах, но не знал, как бы осторожно задать вопрос. Его всё мучила мысль о крестражах, о сильной магии, которая исходила от медальона. Но он не должен даже думать об этом. Как несправедливо, что из-за проклятой осторожности, этого вечного противостояния добра и зла и глупости собственной молодости он не может совершенно невинно искать ответы на свои вопросы.
Профессор закрепил пергамент посередине надгробия и поместил в указанное место восковую фигурку. Разрезая заклинанием руку, он с удовольствием отметил про себя, что его настроя против Блэка хватило бы сейчас, чтобы из раны сочился яд, а не кровь. В темноте она казалась чёрной, скатываясь каплями по тёмным камням, напоминающим отполированные куски металла. Казалось, что кровь не течёт дальше по надгробию, а впитывается, питая руны и заключённую в них магию. Гематит, как следует из его названия, любит кровь. Следуя совету тёмного мага, Северус не жалел крови, как когда-то Сириус не жалел забитого слизеринца. Кажется, он мог бы стоять над каждым артефактом вечно, передавая свою жизненную энергию этому ритуалу, но если сам ритуалист погибнет, то принесённая им жертва явно будет слишком велика.
Снейп наскоро остановил кровь и снова встал около Тёмного Лорда, обойдя по кругу надгробие с расставленными артефактами. У него появились новые вопросы, но их он оставит на потом, теперь уже не годилось лезть поперёк величия магии. Заклинание, как и символ, было начертано в книге. Если он должен научиться чему-то, то ключевой момент, основу проклятия, тоже должен создать он. Да и личность и намерения творца проклятия тоже значили немало, как он выяснил. Впрочем, и у Тёмного Лорда могут иметься свои претензии к Блэку. Но явно не такие серьёзные, как у Снейпа. Зельевар прочитал формулу про себя, отделил знакомые корни латинских слов, прочувствовал саму суть и поднял палочку, на этот раз читая вслух. Он боялся оторваться от страниц книги и увидеть, что призмы всё так же прячутся в холодной тьме, но руны светились красноватым светом, словно в них загорелась щедро пролитая кровь, тусклые, словно кладбищенские огни, иногда подрагивающие лучи соединялись над пергаментом, всё ярче разгораясь.
Пусть его и не просили, но Снейп уже вспомнил всё самое плохое в стенах Хогвартса. Эти воспоминания не только давали ему ещё один повод для злости, которая даёт силы и напоминает, что ты ещё жив, но и часто были тяжелой ношей. Возможно, он сможет отдать часть из них этому проклятию.

+2

7

Руны на артефактах засветились кроваво-красным цветом - приняв жертву, магия, призванная старинным заклинанием, послушно легла на надгробии маггла прямыми лучами. Но это было мало для того, чтобы проклятие вцепилось в Блэка, пожирая его тело, жертву необходимо было опутать невидимой сетью. Волдеморт пришёл в хорошее расположение духа (вернее, того, что от него осталось) - к погубленным им он относился равнодушно, как к средствам достижения цели, а вот извращённые злобные хитросплетения Запретных Искусств до сих пор внушали ему чувство, сходное с благоговейным. Пусть даже проводимый ими сейчас ритуал не относился к разряду многоступенчатых и сложных. Снейп, меж тем, делал все правильно, не жалел своей крови для крепости уз проклятия, за что удостоился одобрительного кивка наставника. Если ритуал завершится успешно, последний из Блэков по мужской линии угаснет подобно свече. Бесславный конец для столь древнего семейства, но иногда приходится срубать даже в прошлом неплохие деревья, если они заражены гнилью.
- Теперь тебе нужно выбрать из памяти какое-нибудь воспоминание, наполненное ненавистью, лучше с участием Блэка, - продолжал наставлять Волдеморт, - палочкой отпусти это воспоминание в призму и, коснувшись красного луча, начинай сплетать вокруг фигурки паутину проклятия. На будущее - здесь могут пригодится люди, ненавидящие проклинаемого, необязательно это делать ритуалисту. Магия честна - для того, чтобы снять проклятие необходимо не только найти фигурку и окропить её кровью, но ещё и распутать паутину счастливыми воспоминаниями.
В голосе Волдеморта прозвучало что-то похожее на иронию. После дементоров Азкабана Сириусу Блэку будет не так-то просто найти достаточное количество радостных моментов в своей памяти.

+2

8

Снейп уже не так сильно отвлекался на реакцию Волдеморта, и его заворожила магия. Но старое, оставшееся ещё с Первой войны предчувствие иногда пробегало по позвоночнику едва заметным холодком. На этот раз даже приятным: Северус не чувствовал опасности для себя, скорее его будоражило разливающееся перед ним могущество, власть над судьбой Блэка. Кроме того, профессор не ощущал себя марионеткой, а Лорда кукловодом. Всё действо происходило по его собственной воле, согласно его намерениям и даже совесть, робко сначала что-то вспоминавшая про Орден, давно замолчала. Она сжалась в углу и с замиранием сердца ждала, не позовёт ли Северуса тёмная магия обратно в свои объятия, чтобы как всегда вмешаться.
Воспоминание вытянулось из виска тонкой серебряной нитью, повлекло за собой целую вереницу, но Снейп терпеливо оборвал его. По воспоминанию для каждой призмы. Он отбросил все недавние, там его ярость не была столь жгучей. С первым справился без труда: драка в подземелье, когда этот паскудник прикинулся Лили. Каждый удар Сириуса словно снова заставлял нос гореть. Дальше профессор выбирал осторожнее, искал причины ненавидеть исключительно Блэка, который вечно ошивался рядом с этим Поттером, который раздражал ещё больше. Но Джеймсу все проклятия уже нипочём.
Наверное, глупо должны выглядеть эти школьные неурядицы на фоне тёмной магии, зельевару уже неловко было вытаскивать на свет божий эти подёрнутые временем картины своего счастливого детства. Он продвинулся дальше. Хогвартс он уже закончил, но мародёров ненавидеть продолжал. Мародеров, которым помогал прикрывать задницы, а они всё равно пустили всё коту под хвост. Блэк-предатель, новая серебристая вспышка повисла на кончике волшебной палочки. Пусть это и было неправдой, но в Северусе это всё ещё было живо, он готов был охаять даже невиновного, кому угодно отдать свою вину в случившемся.
Лучи окончательно разгорелись, питаемые энергией негативных воспоминаний. Хорошо, что для тёмной магии нужны именно такие эмоции, иначе бы Снейпу пришлось избрать иной интерес. На секунду ему показалось, что кружится голова, то ли от сильного желания размазать по стенке того гриффиндорского подростка из воспоминаний, что он теперь сделал бы без труда, то ли от потери крови. Он мог перестараться в обоих случаях, но уже чувствовал, как близость завершения ритуала наполняет его холодным спокойствием, облегчает хотя бы на время.
Северус заглянул на всякий случай мельком в книгу, но никаких новых рекомендаций она не давала. Красный свет легко подцепился палочкой, стал отделяться отростком, виться вокруг маленького, ничтожного Блэка. Каждая призма щедро готова была делиться тем, чем с ней поделился сам волшебник. Скоро паутина рисковала превратиться в настоящий магический кокон. Вероятность, что Сириусу придётся её распутывать, была минимальна, но Снейп должен был постараться. В просветах, казалось, юный Блэк взмахивал своей дурацкой чёлкой, нагло усмехался, давал волю кулакам. Но нет, всего лишь игра воображения и неяркого света.
Снейп опустил палочку и подбородок, оглянувшись и одними губами полувопросительно прошептав: «Милорд».

+2

9

Волдеморт следил за каждым действием зельевара с пристальным вниманием - то ли с целью наблюдения за правильностью проводимого ритуала, то для того, чтобы определить отношение Северуса к происходящему. В прошлом такой интерес Тёмного Лорда - да и Тома Риддла, если на то пошло - был окрашен любезностью и не бросался в глаза, сейчас же в исполнении змееподобного волшебника он вряд ли был хоть сколько-то приятен.
Когда Снейп окончил работу, длинные пальцы Волдеморта коснулись волшебной палочки - тёмный маг осмотрел кокон со всех сторон, отмечая добротность проклятия и кивнул.
- Теперь нужно дождаться, пока руны на призмах угаснут, а потом вскрыть могилу умершего в назначенные сроки и положить туда фигурку, - продолжил он давать рекомендации, - под грудную клетку, под голову или в сам череп. В зависимости от стадии разложения.
Тёмный Лорд взглянул на дату смерти и добавил:
- Надеюсь, гроб этого маггла сгнил не до конца.
Искусства, которые Волдеморт так почитал и каковые так мечтал распространить, часто касались мертвых тел, кладбищ и смерти, так что тронуть его мерзкой стороной эксгумации было довольно трудно. В прошлом он нередко и самолично осквернял могилы, используя их в своих целях и относился к этому довольно безэмоционально, а вот сейчас почему-то нахлынули какие-то неподходящие ситуации, забытые воспоминания. Приют, в котором воспитанники умирали не так уж редко, торопливые похороны, кто-то читает Библию. Ему шесть лет, он боится холеры, Дика и Фрэнка забрали в госпиталь, они уже не вернутся. Священник в церкви сказал, что смерть неизбежна, но это так страшно лежать неподвижно и мертвенно-бледно, ожидая, когда тебя сожгут или закопают...
Вихрь мыслей, воспоминаний и полузабытых чувств поднялся в изуродованной душе Волдеморта, изумив его холодную рассудительную часть. Тёмный Лорд улыбнулся сумасшедшей улыбкой. Детские опасения могли только рассмешить его сейчас, но так было приятно хоть что-то чувствовать. Пусть даже те - давно забытые - горе и страх.
- Магглы говорят, что из праха люди созданы, в прах и возвращаются, - сказал он, все ещё находясь во власти непонятного морока и улыбаясь, - отец говорил об этом тебе, Северус?

Отредактировано Lord Voldemort (17 августа, 2016г. 12:10)

+2

10

Северус принял молчаливую оценку своей работы, мрачно ухмыльнувшись углом губ. Признание его заслуг, конечно, важно, до сих пор важно, но и достигнутый результат сам по себе не менее значим. Зельевар ведь не ждёт похвалы, когда варит яд, зато после все его усилия окупаются с лихвой и он получает гораздо ценную незримую, неслышную благодарность безликой смерти.
Снейп посмотрел с лёгким сомнением на паутину вокруг восковой фигурки. Та будто и не думала исчезать, призмы продолжали подпитывать проклятие, словно выжимая до конца из крови и воспоминаний всё, что столько лет копилось у профессора. Необходимость ожидания в подобной компании уже не расценивалась Снейпом как великая милость или удачная возможность, но Тёмный Лорд был достаточно безмятежен, чтобы можно было извлечь даже некоторое удовольствие из этой ситуации. И, возможно, пользу. Какой рациональный человек не попытается извлечь пользу изо всего окружающего.
Северус едва не вздрогнул от вопроса, неприятно сжимая зубы, словно его заставили проглотить что-то кислое. Его лицо не выражало даже тени скорби по покойному предку или светлой ностальгии о детстве.
- Не успел, милорд, - скривил губы Северус, с неприязнью вспоминая об отце. Тобиас Снейп много чего не успел сказать и сделать по отношению к своему сыну, если вообще собирался. И кому как не Волдеморту об этом знать. - Однако же вы доказали, что это не так.
Всего лишь общеизвестный факт, Северус вовсе не хочет лезть в тайны тёмного волшебника, собирается и дальше прозябать в Хогвартсе, преподавать зельеварение и пить, скрипя зубами, тыквенный сок на завтрак. Он молча смотрел на руны, которые словно стали замерзать на ночном морозе, съёживались постепенно, теряли свою губительную силу.
- Но многие писатели утверждают, - Снейп кивнул и на могилу Уилки Коллинза, который так кстати был писателем и большим другом известного магглам Диккенса, - человек жив, пока есть память о нём.
- В воспоминаниях, - "Неужели Блэк будет жить, пока я помню о нём?.." - внутренне содрогнулся Северус. - словах, предметах.
Фигурка безвольно провалилась сквозь растворившиеся в воздухе нити магической паутины, и Снейп сдвинул в сторону тяжёлое надгробие, заставляя его магией приподняться над этим бренным миром, хоть немного повторить тот путь, что проделала отлетающая душа писателя.

+2

11

Неприязнь к отцу – да и вообще к родственникам – была хорошо знакома Тому Риддлу. Лорд Волдеморт, разумеется, уже давно не являлся Томом Риддлом – тёмная магия исказила и тело, и душу бывшего воспитанника лондонских подворотен, а характер изрядно изменился и в силу возраста, и в силу жизненных неурядиц, сопровождающих жизнь всякого, кто противопоставил силам господствующим политическим силам. Однако хоркуркс, из которого возродился змеинообразный волшебник, был создан в молодом возрасте и по этой причине Тёмного Лорда часто посещали воспоминания юности. Ничего особенно хорошего на этом этапе его биографии не было, так что Волдеморт кивнул с пониманием – с отцом Северусу не повезло. В том, что он толкнул юного тогда Снейпа на убийство родителя, Лорд, разумеется, не раскаивался - во-первых, уже давно потерял счёт подобным смертям, а во-вторых, по-прежнему считал, что настоящий Пожиратель Смерти должен критически относится к своим привязанностям, в том числе и родственным.
- Писатели, которые говорят такое, просто лгут, - презрительной гримасы на неестественно бледном лице Волдеморта не было, он ещё находился мыслями в приюте, перебирая столь редкие сейчас переживания, - воспоминание о мертвом не имеет никакой силы, то, что ты помнишь о ком-то, не вернет его к жизни. Даже великие волшебники после смерти обратятся в прах, который будут топтать презренные магглы, а об их деяниях будут вспоминать лишь политиканы, пытающиеся придать солидности своим пустым словам, да историки, стремящиеся сделать себе имя в узком кругу подобных, выкручивая факты прошлого под невообразимым углом. Впрочем, усопшего это уже не обеспокоит.
Победа над смертью была одной из забытых целей их Организации, хотя бессмертием бы Тёмный Лорд своё состояние бы не назвал – просто очень длинная жизнь. Здравая мысль о том, что кто-то эту самую жизнь укорачивает, открыв охоту на его хоркруксы, возможно, отрезвила бы Волдеморта и заставила оборвать откровения, но неожиданные воспоминания, вспыхнувшие в его памяти, наводили темного мага на философский лад. Всё-таки – до того как преступления его сторонников потрясли Магическую Британию  - мистер Риддл был грамотным и начитанным человеком, любившим книги и ученые беседы.
- Этому магглу уже всё равно, - показав палочкой на оскверненную могилу, заметил Волдеорт, - безразлично, помнят его потомки или разобрали его тело на отдельные части, использовав как пособие для анатомического театра или сварили из него зелье.
В облагораживающее влияние смерти Тёмный Лорд не верил, хотя относился к ней с легким подобием уважения – после жертвы Лили Поттер довольно сложно было бы не пересмотреть некоторые свои взгляды.
- Так что в воспоминания, слова я не особенно верю, - подытожил он свои высказывания, - хотя не спорю, в предметах что-то может сохраниться. Материальный мир надежнее, нежели мир духовный – менее изменчив.

Отредактировано Lord Voldemort (26 августа, 2016г. 08:57)

+2

12

Кто ещё может похвастаться беседой о жизни и смерти с Тёмным Лордом в неформальной обстановке на кладбище. Это было необычно. Северус привык к разговорам исключительно по делу в среде организаций, к которым приходилось принадлежать. Наверное, потому, что с самого начала иной вариант развития событий просто не прижился, и теперь уже не представлялось возможным что-то менять. Но сейчас думать о долге перед Орденом, вернее перед жертвами Первой войны, не хотелось. Снейп только что приблизил Блэка к могиле, почти буквально, вложил через глазницу восковую фигурку внутрь черепа, запрятал подальше. Он всё ещё чувствовал эту ауру тёмной магии, это облегчение, когда наконец удовлетворены твои собственные интересы. И закрывать эту маленькую отдушину пока не хотелось, снова кутаться в тёмную мантию и жить налюдателем, рычагом воздействия, безмолвным исполнителем чужой воли.
Снейп занёс над останками маггла, такими же, как и у любого волшебника, палочку и повернулся к Волдеморту.
- Значит, не такое уж надёжное это проклятие? – профессор с сомнением опять покосился на могилу. Конечно, всё это было подкреплено материальными предметами, но ведь основа во многом была заложена именно воспоминаними. Он наложил пару охранных заклятий, простых, чтобы присутствие магии было не слишком сильным, не давало себя обнаружить, но чтобы и посторонние лица сюда так просто свои носы не совали, если им это когда-нибудь вдруг взбредёт в голову.
- Однако, энергетика у вещей всё же слабее… - задумчиво продолжал думать вслух Снейп. Вернее, делать вид, что размышляет. Он уже давно об этом думал и даже успел почерпнуть кое-что из лучших друзей человека – книг. Наверное, никогда не сможет он поделиться хотя бы частью этих знаний с учениками, которым защиту от тёмных искуств продолжает преподавать некомпетентный сброд. Но им кроме квиддича ничего больше и не нужно, казалось, а вот у Северуса жажда знаний всё ещё сохранилась. – Пусть они и надёжнее. Мы можем усилить их магией, получая порой бесценные артефакты, но если добавить к этому ещё и духовную составляющую, сила артефакта существенно возрастает. Я прав?
Снейп водружал надгробие обратно, аккуратно поправляя, глубже вдавливая в потревоженную землю: могила не должна вызывать подозрений.

+2

13

- Прав, - Тёмный Лорд кивнул, красные глаза его сузились, - ты ведь слышал выражение: «вложить во что-то душу»? Это поговорка, но в каждой поговорке когда-то был буквальный смысл.
Рассказ Гринделвальда заставил Волдеморта задуматься над старыми сказками – сколько в них правды, а сколько вымысла? – хотя сам принцип он знал и прежде. Всё сложное – просто. Всё на виду, просто нужно раскинуть мозгами чуть шире, чем обычно. Жаль только, что раскидывать мозгами теперь становилось всё сложнее и сложнее. Разве это дело вести пустые разговоры тогда, когда Британия во власти магглолюбцев, а Тёмная магия под запретом и в таком униженном состоянии, что и вообразить нельзя?
В глубине расколотой души Тёмного Лорда поднялось раздражение и он, нахмурившись, сказал уже холоднее:
- Насчёт воспоминаний можешь не волноваться – это надёжное проклятие. Воспоминания не способны оживить мёртвого, но вот помочь уничтожить врага они вполне в состоянии. Уже сегодня Сириус Блэк почувствует недомогание, дальше его здоровье будет только ухудшаться, проклятие вытянет из него силы и убьет.
Слишком медленный способ убийства, но Организации сейчас выбирать не приходилось – чем меньше сторонников Дамблдора останется в живых, тем лучше.
- Пирамиды я пока оставлю тебе, - заклинанием очистив артефакты от остатков крови, Волдеморт передал их Северусу, - свиток тоже. Прокляни кого-нибудь ещё самостоятельно, желательно того, кого есть возможность видеть периодически – чтобы понаблюдать за тем, как действует проклятие и действует ли. И доложи мне о результатах.
Желание Снейпа освоить тонкое ремесло проклятий было похвально, но Тёмный Лорд не был бы Тёмным Лордом, если бы не умел использовать порывы своих Пожирателей на благо себе. В конце концов, в Магической Британии можно было проклясть не только Сириуса Блэка.

+2

14

Северус слабо кивнул, всё ещё возясь с надгробием и словно уткнувшись в него как в интересную книгу. Он не сводил взгляда с серого камня, такого же, какой он видел тысячу раз на любом другом кладбище. Такого же, каким казался обтянутый кожей череп Тёмного Лорда в безлунную ночь. Только на лице мага ещё горел взгляд. Непохожий на тот, что видел Снейп пятнадцать лет назад. Зато сам зельевар себя снова чувствовал тем глупым мальчишкой с неуёмной тягой к знаниям. Ведь всего-то и надо было поднять взгляд и спросить о крестражах. Он бы ради этого и ещё кого-нибудь убил. Хоть самого Дамблдора. Разумеется, предварительно согласовав это со стариком, но факта убийства это не отменило бы.
Но настроение Волдеморта снова изменилось. Это не ускользнуло от Снейпа, он, отказавшись от своих надежд и чаяний, поднял непроницаемый взгляд наконец.
- В таком случае я спокоен, - удовлетворённо и мстительно изрёк Северус. Даже почти с удовольствием. Он долго терпел шуточки мародёров. Пусть теперь потерпит Блэк. Это даже хорошо, что проклятие будет подтачивать его силы долго и мучительно. А кроме того, нужно было чем-то компенсировать разочарование от вновь обойдённой темы раскола души и планирования вечной жизни или хотя бы спасительной лазейки, в которую можно ускользнуть от смерти.
Снейп свернул осторожно свиток и убрал артефакты. Они показались ему тёплыми и словно живыми после того, как напились его крови.
- Будет исполнено, милорд, - снова кивнул почтительно Снейп, уже ища подвох в этом задании. Замахнуться на самого Дамблдора? Или избавиться от Поттера? А может быть, совершенно случайно проклясть Петтигрю? А может быть… Северус посмотрел в спину Тёмного Лорда. Поэтому у него нет волос?..
- «Воспоминания не способны оживить мёртвого», - передразнил он мысленно Волдеморта. Казалось бы, можно догадаться не припоминать это почаще Снейпу. Воспоминания ведь иногда не могут оживить и, казалось бы, живых. Весь недавний триумф схлынул, и на секунду показалось, что он стоит посреди кладбища в Годриковой впадине.

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (1991 - 1995) » На каждого зверя - свой охотник


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC