Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



The Sucker Punch

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Название эпизода: The Sucker Punch
Дата и время: 1 июля 1995, поздний вечер
Участники: Араминта Мелифлуа, Карл Клэйтон-нпс

Лютный

0

2

[NIC]Carl Clayton[/NIC]
[AVA]http://s5.uploads.ru/E1das.jpg[/AVA]
В картах Клэйтону не везло лишь за столом Араминты - впрочем, у него не было больших надежды и на ее постель.
Однако он не распрощался окончательно с надеждой однажды обыграть ее и насладиться зрелищем тех артефактов, которые мадам Мелифлуа наверняка приберегла для себя или для особо важной сделки: лавка не могла бы существовать, будь в их распоряжении лишь выставленное на витринах и не продающееся годами, а значит, где-то шла и другая бухгалтерия, где-то сыпалось золото и свертки темной материи, зачарованные на разный случай, передавались из рук в руки.
Впрочем, у каждого обитателя Лютного были свои секреты - и подчас противопоказанные досужим наблюдателям.
Досужим наблюдателем Клэйтон не был. Он был, если уж на то пошло, любителем, постепенно приближающемся к лиге профессионалов, но сделка, которую он собирался заключить с помощью узкого деревянного футляра подмышкой, зачарованного на случай потери, должна была обеспечить его до конца дней и положить конец рискованным авантюрам, в которых он принимал участие по необходимости, но не без удовольствия.
Кто же знал, что до конца его дней оставалось всего ничего.
На первом этапе все прошло благополучно - вор, который не смог бы сбыть артефакт подобной репутации и за десятую часть его цены, не имея ни выхода на нужный круг клиентов, ни необходимых навыков и апломба, удовлетворился и пятой частью от стоимости, и без того выражающейся в приличной сумме, и, Клэйтон стер ему память усиленным Обливиэйтом, на всякий случай подчистив любые воспоминания о себе или их встречах. Второй этап, сложнее и куда ответственнее, был назначен на четвертое, и Карл уже изрядно нервничал, опасаясь, что за четыре дня Отдел Тайн может хватиться пропажи и натравить на ее поиски тех, близкого свидания с кем Клэйтону хотелось бы избежать.
А потому он собирался, отчасти выполняя условия своего карточного проигрыша, а отчасти - следуя инстинкту самосохранения, проконсультироваться с Араминтой Мелифлуа, а если понадобится, то, возможно, сторговаться на том, чтобы похранить пока свой трофей в ее угодьях: там, наверное, такая защита начарована, что авроры могут трижды мимо пройти и не заметить, мимо чего именно.
По крайней мере, у себя Карл этот футляр оставлять не хотел - а заказчик четко обозначил дату.
До сих пор Клэйтон с подобными масштабами лично дел не имел - только через третьи руки. Да и имя заказчика внушало ряд серьезных опасений, как и те, у кого артефакт был благополучно свистнут. Попадись на таком Карл - и отправился бы кучковаться с чистокровными фанатиками и маньяками на островок посреди Северного моря, но в случае успеха можно было и подумать о том, чтобы уехать на континент да открыть собственный магазинчик. С его опытом, с его связями в Восточной Европе с их лояльным отношением к темной магии его ждал не то что шанс разбогатеть, а настоящее процветание.
Вот только оставшиеся три дня нужно было пережить.
Распространяя вокруг себя аромат дешевого огденского - нервы нужно было чем-то успокоить - Карл целеустремленно появился на пороге лавки "Борджин и Бэркс" и тут же привалился спиной к дверям, оглядывая мрачноватое помещение на предмет других клиентов, трущихся вокруг выставленных и изрядно намозоливших постоянным посетителям глаза артефактов.
Опаловое ожерелье было, кстати, симпатичным, купить бы в дорогу, мимоходом подумал Клэйтон, успокоивший себе нервы как следует еще до встречи с исполнителем, а потом и еще - в пабе мадам Цёлльнер неподалеку, угостив на радостях и Флэтчера, планирующего по Лютному с видом невинной овцы, забредшей в волчье логово.
- Мадам Мелифлуа у себя? - убедившись, что в зале ни души, Клэйтон оказался возле Борджина, опасно кренясь, но футляр из рук не выпуская. Его сочный уэльский говор густым сиропом растекся по углам лавки. - Дело у меня к ней. Профессионального свойства.

+2

3

Араминта Мелифлуа блаженствовала.

В прекрасном подвальчике папочкиной лавки – откуда, к слову, Араминта с боем, воплями и странными матюками, заученными у какого-то славянского проныры на слух ещё в далёких семидесятых, выжила Борджина и его отчёты – было прекрасно. Подвальчик, оборудованный пусть и не по последнему модному слову артефакторики (но знающие оценят, оценят), не мог не радовать душу одной увлечённой мадам, которая сейчас, приодевшись в защитный костюм и очки, корпела над забавной вещицей, сплавленной Селвинами. Браслетик хорош, переплетение проклятий на нём – вообще загляденье, и Араминта, высунув язык от усердия, растягивала по руническим углам выцарапанной прямо на столешнице ловушки нити проклятий. 
Одно точно фамильное селвиновское, - хреновы гроссмейстеры Тёмной магии умели, могли и практиковали.
Ещё одно, судя по времени и виду, - блэковское. Те фанатели от «паучков».
А вот третье никак не поддавалось классификации. И Араминта от этого чуть не исходила сладким сиропом.

Правда, всё перебил наглый Борджин, сунувшись без страха в святая святых.
- Лоботряс, ты что, читать разучился? На двери же написано: не входи – убьёт!
Соратник, спорить можно, не читал тот длиннющий список всех, кому входить в мастерскую не следовало. Араминта за последние двадцать лет кого туда только не вписала.
Выслушав ехидного продавца, Мелифлуа быстро активировала стазисные чары на столах, заблокировала проход в хранилище, последний раз недобро зыркнула на браслет (артефакт нагло подмигнул красиво огранёнными изумрудами, отчего Араминта зарумянилась), и, не снимая своего рабочего костюмчика, неспешно направилась к сиротливо стоящим в противоположном уголке креслицам.
- Зови нахала.

Явление Араминты незадачливому торговцу напоминало второе пришествие Мерлина: защитный передник из закалённой (матюками - тоже) драконьей кожи, по которому расплывались  почерневшие, побуревшие, позеленевшие пятна и что-то, подозрительно смахивающее на потёки крови, перчатки до локтя в подпалинах, огромные многосоставные очки, и – венцом – бандана с маггловским знаком PEACE.
- Ба! – очки уехали на лоб. Сходство то ли с пауком, то ли со зверюгой какой опасной только усилилось. Араминта подкрутила колёсики трёх ламп, стоящих на столе. В помещении посветлело. – Тебя ли видят мои глаза, обормот?
Упомянутые глаза просканировали пройдоху. Араминта лихо подмигнула торговцу, усаживаясь в кресло и потирая ладони, не сняв перчаток:
- Какие новости, красавчик?
А новостей она ждала.
Отдел Тайн ведь.
Там халяву не гонят. И даже не пьют.
- От хвоста, надеюсь, - голос резко огрубел, - ты избавился, - даже не утруждала себя вопросом ведьма.
И даже не сомневалась, что хвост этот был.
Затем снова состроила обрадованное лицо:
- Ну, где там моя прелессссть?

+2

4

[NIC]Carl Clayton[/NIC]
[AVA]http://s5.uploads.ru/E1das.jpg[/AVA]
- Кружился как дементор над Хогвартсом, - икнул Клэйтон, обиженно кривя франтоватую линию усов над верхней губой. - Если хвост и был - кончился еще над Манчестером. А если не там, то в Глазго.
В Глазго, кстати, "хвост" мог кончиться не только фигурально, но и вполне себе физически - в Глазго Карл аппарировал в такие драконьи чащи, что ни аврор, ни подельник умелого вора не остались бы незамеченными местными, мистера Клэйтона привечающими, а чужаков - напротив.
Однако судьба хвоста Карла интересовала все же меньше, чем занятный наряд Араминты - никак, оторвал от святого, ну да что поделаешь - и общая обстановка не уютного даже под градусом подвальчика. Подальше, в полутьме, наверняка наведенной, ибо нечего разглядывать, притаился рабочий стол ведьмы, гармонирующий с фартуком, но Карл, будучи человеком, в светских кругах нет-нет да бывавшим, все же не пялил глаза попусту в ту сторону, а вместо этого сосредоточился на разглядывании своей визави, устроившись в хлипком креслице не без шика, хотя и неуклюже.
От радости на лице Араминты человеку, и меньше ее знавшему, стало бы не по себе, но Карл, тертый калач, нервы успокоил как следует, а потому только пригладил тщательно прилизанные волосы и подмигнул в ответ. Неподалеку, на первой попавшейся полке он усмотрел серебряную головную щетку, по виду совсем новье, но хватать не стал: в этом подвальчике хватать чего без разбору вообще не рекомендовалось. Разве что хозяйку и то - под ее строгим контролем.
Эх, молодость, молодость.
Клэйтон прошелся масляным взглядом по широкому заляпанному фартуку, объемным перчаткам и венчающим все это великолепие многосоставным очкам, а затем не лишенным театральности жестом выпихнул вперед футляр, обернутый для сохранности зачарованной тканью. Ткань скользнула шелком, будто и не была по прочности сопоставима с драконьей хорошей выделки кожей, и лужицей растеклась по полу подвала, но Карл не отрывал глаз от узкого футляра.
Три замка щелкнули друг за другом, открываясь, но Клэйтон прижал пятерней поднявшуюся было крышку.
- Артефакт не работает, крошка, но если бы ты смогла починить - я бы взял на себя хлопоты с клиентом. За каких-то двадцать процентов. Ты-то все равно не знаешь, кто заказчик.
Карл мыслил линейно - работающий артефакт в его представлениях стоил намного дороже неработающего, а по проверенным сведениям из Отдела Тайн, починить его там не смогли или не захотели. Если бы смогла Араминта, стоимость добычи возросла бы в цене как минимум вдвое. по всему выходило, что стоило попытаться.
Отпустив крышку, Клэйтон позволил ей распахнуться. В свете старой лампы, осветившей нутро обитого черной тканью футляра, мягко блеснула покатая грань хроноворота невиданной ранее торговцем конфиигурации.

Отредактировано Master of Death (10 июля, 2016г. 18:28)

+2

5

Араминта видела хроновороты. И поначалу хотела даже нос наморщить – мол, ты чего, притащил такое ко мне? Вот это вот?
А со второго взгляда ведьма поняла, что кому-то наскипидарят задницу за одно только упоминание о потенциальном местонахождении вещицы.

Артефакт внешне смахивал на сферическую композитную астролябию, но просматривавшиеся внутри сложных, будто из мозаик сделанных сфер, песочные крохотные часы не оставляли сомнений.
Вещица связана со временем. Ага, Кэп.
- Ты притарабанил мне сломанный артефакт, – Араминта изогнула бровь, бросив издевательский взгляд на своего визави. – Артефакт из Отдела Тайн. Объект заказа, - резюмировала волшебница, каждое предложение синхронизируя с кивком торговца. – Для починки.
Мелифлуа улыбнулась так, что стали видны зубы мудрости.
- Это невозможно.

Араминта откинулась на спинку креслица, вздёрнув подбородок вверх и всем своим видом показывая, что ни дракла у засранца не получится.
Хотя, если верить злым языкам, она могла починить и Тёмного Лорда – да вот только никто не обращался с такой просьбой.
- Откуда мне знать, что твои кривые загребущие ручонки не нарушили тонкое плетение стазисных чар в Отделе Тайн? Вдруг поэтому – и только поэтому – артефакт не работает? – поинтересовалась ведьма, сбивая одну цену – и набивая другую.
Кстати, мать его, как эта штукенция функционирует?
Мелифлуа уже продумывала, как можно просканировать вещь, какую рунную цепочку использовать для стабилизации, а какую – для лабораторной активации; рассчитывала символы и прикидывала их расположение на гексаграмме в уме.
– Пятьдесят процентов, оглоед, иначе я даже смотреть в сторону вещицы не стану.

+2

6

[NIC]Carl Clayton[/NIC]
[AVA]http://s5.uploads.ru/E1das.jpg[/AVA]
Араминта только что кошкой не фыркала в сторону футляра, но Карл выдержал и скептический изгиб брови, и ехидцу, капля которой могла бы проесть подвальный пол, стоило ей упасть с клыков собеседницы, и даже глазом не повел, продолжая ласкать Араминту лишь взглядом из соображений безопасности.
И улыбнулся ей в тон, нимало не смутившись категоричным отказом - отказы его перестали расстраивать лет этак десять назад.
- Невозможно, крошка, из Азкабана сбежать - а вот Сириус Блэк справился. Не твой ли, часом, родственник? - пока Клэйтон принимался в аристократических гостиных лишь по надобности хозяев, но, то оказывая услугу по перепродаже редкого - и темного - артефакта, то подыскивая мастера, вхож был много куда и снобом был поболе некоторых чистокровных, а потому хитросплетения древних родовых ветвей магической Британии  знал получше некоторых  вольнодумцев, родившихся с серебряной ложкой во рту. Его риторический вопрос ответа не требовал, и Карл усилил натиск, напирая на откинувшуюся в кресле Араминту ароматом огденского и одеколона.
- "Невозможно" мы скажем заказчику - а потом намекнем, что, если очень сильно постараться, все невозможное перестанет быть невозможным, - играл словами Клэйтон, любовно поглаживая край гладкого футляра пальцами, опасливо, впрочем, не касаясь хроноворота. - А то, как сильно мы будем стараться, будет зависеть от золота, от блестящих галеонов в наших сейфах.
В глазах Араминты появилось то особенное выражение, которое Клэйтон ошибочно принял за симпатию к золоту вкупе с симпатией лично к нему. Он выпрямился, пододвигая обратно к себе футляр, демонстративно посмотрел на артефакт взглядом собственника. Тот лежал как лежал, ничем не выдавая ни поломки, ни ценности - да и Карл прошел бы мимо, если бы не знал, кто именно хочет заполучить эту штучку.
- Я о нем справки навел, - с нескрываемым самодовольством парировал Клэйтон, не отрывая глаз от артефакта. - Он не просто не работает - он у них появился уже сломанным. А починить никак - аналогов нет, создатель не то недоступен, не то неизвестен. Да еще и полная таинственность: ты, может, единственный мастер, что его увидит.
Вопреки обыкновению, Карл даже упомянул об этом не ради красного словца - заказчик очень четко описал ему проблему. Вот только Клэйтон на этом рынке был не новичок и предпочитал заручиться вердиктом еще и стороннего специалиста - чтобы знать, не прогадал ли он с оценкой своей услуги. Да и ситуация в этот раз выглядела похуже - про Отдел Тайн слухи ходили разные, но ни одного о том, что они прощали тех, кто украл у них что-либо ценное.
- Тридцать, милая, и только ради твоих прекрасных глаз, - Клэйтон вновь подался вперед, намереваясь захлопнуть крышку, но остановился, приглядываясь - ему показалось, что по тонкой внутренней сфере пробежала тень, отбросить которую было попросту нечему. - Сама подумай, такой шанс раз в жизни бывает, или ты еженедельно в Отдел Тайн на экскурсии ходишь? Могла бы и бесплатно посмотреть - только из-за уникальности опыта. А то так и хватку потеряешь - будут к тебе только выжившие из ума старухи обращаться, которым репутация до драккла лысого.

+2

7

Араминта хмыкнула, уперла одну руку в бок, второй облокотилась о столешницу, и, чуть наклонившись вперёд – доверительный жест, хоть по сторонам оглядывайся – заговорщицки поведала:
- Ты такими речами, - ведьма поиграла бровями, - малолеток соблазняй в подворотнях, троглодит.
Троглодит, вестимо, обиделся: тут же по-плюшкински подвинул артефакт к себе поближе.
Араминта движение оценила: плавно, мягко, под рукой, действуя сгибом кисти.
Ловкость рук и пальцев этого нахала Мелифлуа успела оценить самолично. Осталась довольна.
А потом ведьма расцвела.

Значит, Отдел прикарманил вещицу, понятия не имея о том, что оно такое. Пробовали его есть со всем подряд – и не получилось.
Это было оно. Провидение.
Час икс.
Араминта ощутила пьянящий азарт, страстно переглядываясь с хроноворотом. Не было на её веку ничего, к чему можно было приложить её руки, и что осталось бы равнодушным!
- Аааааах, - эротично простонала ведьма, принимая более вольную позу в кресле.
Комплимент, о драконья матерь, сработал. Потому, что правдив. Потому… ну просто ах!
- Это прелестно! – констатировала ведьма, расстёгивая жёсткий высокий ворот защитного передника.
Ей даже воздуха стало не хватать от одной мысли, что в Отделе Тайн никто не справился с артефактом, а она-то, она!.. Сама! Может!
Ха!
Она училась у лучшего мастера, она сама – Мастер!

Ладони скользнули по столешнице вперёд, но упаковки артефакта не коснулись. Араминта наклонилась над столом, чуть изогнула шею, призывно взглянула на торговца и ответила со всем доступным ехидством:
- Сорок пять, - прервала она красноречивого мерзавца, - и только из уважения к твоему мастерству игры в покер.
А глаза у неё и правда красивые. Не даром же Мелифлуа повёлся. Не даром же не один только Мелифула вёлся.
И те глаза, и другие, что чуть пониже. Она же с кровью Блэков, Клэйтон сам сказал, – а у Блэков страшных отродясь не водилось.
Дурные на всю голову – это да, это каждый полуторный.

Но вот всё же сомневаться в её возможностях не следовало.
Араминта невоспитанно клацнула зубами, отталкиваясь ладонями от стола и поднимаясь на ноги.
- Шшшш-то? – деланно удивилась она, поджав губы и собрав лоб в гармошку. Часто заморгала. – Я – Мастер-артефактор. Час моей работы стоит столько, сколько ты ни разу в карты не выигрывал, бестолочь, - фыркнула ведьма.
Тоже мне, Джокер доморощенный!
- Но это во-вторых, - Араминта артистично прокашлялась. – Теперь во-первых.
И тут же включила надменную чистокровную стерву.
- Я знаю, сколько стоит такая работа. И если не возьму за неё сорок пять процентов выручки, то точно испорчу себе репутацию, - ласково пропела она, чуть понизив голос. – Так что, - Мелифлуа с удачно скроенным, пусть и наспех, сожалением, посмотрела на дельца, - не сыпь мне сахар в огневиски, проглот. Сорок, - повторила она, обласкав страстным взглядом хроноворот, - пять.

+2

8

[NIC]Carl Clayton[/NIC]
[AVA]http://s5.uploads.ru/E1das.jpg[/AVA]
Карл с интересом проследил за манипуляциями с воротником фартука, позволяя фантазии, на которую ему жаловаться было бы грешно, продолжить с того места, на котором ведьма остановилась, и на призывный взгляд ответил ретиво:
- Тррридцать.
Араминта только на ноги поднялась.
Шалишь, подумал Клэйтон, напротив, поглубже устраиваясь в креслице, едва ли готовом к бурной атаке. Подумал еще, не похлопать ли по колену в честь старой дружбы, но защитный передник, покрытый один Мерлин ведает, какой мерзостью, констатирующий с чинным-благородным тоном урожденной аристократки, свел романтический настрой обратно до платонического уровня.
- Тридцать, милая.
В знак непоколебимости своего решения Клэйтон захлопнул крышку футляра с дешевым фиглярством и поднял взгляд на ведьму.
Сорок пять - она взяла лихо, даже слишком лихо, да и, наверное, сама знала.
- За сорок пять, Минни, все девки Лютного меня сутки любить будут, а некоторые еще и починят этот артефакт самым нетривиальным образом, - скатился в откровенную скабрезность Клэйтон, который аристократизм недолюбливал, торговаться с Араминтой боялся пуще туза к десятке, а ремонта хотел так сильно, что готов был выложить тридцать процентов.
- Тридцать - это и так из уважения к твоему опыту, - Карл примерился и схватил-таки так кстати поднявшуюся на ноги собеседницу, за кусок фартука почище, надеясь, что тронет сердце ведьмы своим брутальным подходом и настоит на своих условиях. - И я распущу слух, что ты взяла с меня шестьдесят.
С его точки зрения предложение было выгодное - очень выгодное. Заказчика Мелифлуа не знала, а потому не могла обойтись без Клэйтона и прикарманить себе всю возможную сумму, да и в чрезмерной щедрости или потери хватки никто ее не обвинит, погорюй он о шестидесяти процентах, содранных с него ведьмой, в определенных кругах. Полный ажур, как говорили магглы - и чего кочевряжиться?
Воздействие животного магнетизма, на которое он уповал, впрочем немного сбило то, с какой поспешностью Карл отдернул руку и состроил невинный вид - невинность эта даром что молью трачена не была и навевала скорее обратное впечатление, но Клэйтон шел ва-банк и бросал в бой всю кавалерию.
- Или я ухожу, - переглядки Араминты с артефактом незамеченными не остались, и он надеялся, что на сей раз ставка выгорит.

+2

9

Вот же упёрся, соплохвост несчастный!
- Вымогатель, - прошипела ведьма так, что все змеи в радиусе тысячи миль захлебнулись собственным ядом от зависти.
Араминта ещё успела подумать, не прибрать ли к рукам этих «девок Лютного» (а потом по-быстрому выйти на пенсию и вроде как оказаться не при делах, но при доходе), как решительно обалдела.
До неё дошёл скрытый смысл слов Клэйтона.
- Ты это что же, сукин сын, - взбесилась ведьма, цедя слова сквозь зубы, - меня сравниваешь с трактирными потаскушками?! Ах ты сволочь! – подсвечник улетел в торговца.
Тварь, увернулся.
- Скотина! – траекторию подсвечника в точности повторила чернильница. Опять мимо. А вот кресло жалко – смесь была заколдована лично Араминтой. Не отмоется ничем.
- Каналья! – продолжала бесноваться волшебница, оглядываясь в поисках предмете поувесистее. Как назло, под руку попадали одни артефакты, поделки и заготовки, а на такую святыню Мелифлуа даже в угаре злобы не позарилась бы. – Я т-т-тебе!.. – устав грозить, ведьма просто выхватила волшебную палочку из-за отворота перчатки, и отвела свободную руку чуть в сторону и назад.
Атакующая позиция номер два.
- Да я с тебя скальп сдеру, а не шестьдесят процентов, лицемерный скряга! Руки! – резко скомандовала ведьма, уловив мимолётное движение ладоней мага. Нет, с ним так просто нельзя.
Но и с артефактом так просто нельзя!
Араминта себе не простит, если не познакомится с вещицей, так сказать, в интимной атмосфере.
- Сорок, вымогатель, - безапелляционно заявила женщина, недобро сузив глаза.
Колдовать в такой непосредственной близости от неизвестного артефакта было опасно. Но это не значит, что не стоило спускать на тормозах этому засранцу подобные пошлости!
Мелифлуа отошла к шкафу в поисках нужных инструментов, и, успокоившись, уже ровнее молвила – впрочем, не опуская палочки:
- А если будешь бухтеть – приложу Силенцио, привяжу к стулу, и…
Да что ж такое! Сидит и ухмыляется – пошло, грубо, одобрительно – будто так и надо! О чём только, тварь блудливая, думает!..
Араминта поспешила застегнуть нагрудник фартука обратно.
- Ты мне продул в карты, нахал. И продул ты мне характеристику свойств артефакта. А без исследования ни о каких свойствах и близко не может идти речи. Так что сорок процентов, моё прощение твоей невиданной наглости, и никакого слуха в нужных кругах, что ты – предварительно, в обход заказчика – пытался столкнуть вещицу мне.
Араминта подбоченилась.
Напряжённо всмотрелась в торговца.

+2

10

[nick]Carl Clayton[/nick][status]Торговец артефактами[/status][icon]http://s5.uploads.ru/E1das.jpg[/icon][sign]Тррридцать - и это еще много.[/sign]
Упрямая Мелифлуа на контакт шла плохо - а ведь были, были времена! - на уговоры не поддавалась, а палочкой махала откровенно угрожающе.
Впрочем, палочки Клэйтон боялся меньше, чем увесистого подсвечника или чернильницы - боевым Араминта его не приложит, а вот подсвечник может и сильно повредить.
- У-у-у, дрррянь, - под нос бормотнул Карл в ответ на обстрел предметами обихода, опасливо уворачиваясь и уже проклиная тот день, когда остался играть против Мелифлуа, имея в прикупе две двойки.
Чернильница от контакта со спинкой креслица раскрылась, обрызгав и обивку, и аккуратную мантию любящего добротные вещи Клэйтона тошнотворно пахнущей жижей, к чернилам если и имеющее отношение, то примерно то же, как украинский бронебрюхий к ящерице.
- Да ты вообще представляешь, во сколько мне обошлась эта мантия! - возопил Карл, обращаясь больше к небесам в поисках вечной справедливости, нежели к ведьме, но при этом из вида ее палочку в атакующей позиции не выпуская. Араминта не слушала - Араминта самозабвенно вещала, угрожая скальпированием, и Карл тоже поднялся на ноги, предпочитая иметь между собой и Мелифлуа не только стол, но свое кресло, прикрывающее его до подмышек и дарящее фальшивое ощущение безопасности.
- Тридцать! - запальчиво возразил Клэйтон, изрядно раздраженный напоминанием о своем проигрыше. - Артефакт - вот он, я принес, как и было условлено. Но никто не обещал, что это будет бесплатно!
При мысли, что Араминта пытается нажиться на нем посл всего, что у них было, его уши запылали рубином, а усы угрожающе встопорщились.
О женщины, вам имя - вероломство.
Объятый праведным негодованием, оскорбленный в лучших чувствах, Клэйтон напрочь проигнорировал тот факт, что о бесплатности, во-первых, и речи не идет, на сколько процентов они бы не условились, а во-вторых, что не только Араминта Мелифлуа замечена в попытках нажиться на старом друге и партнере во многочисленных махинациях.
Он и сам был не без греха, и, как чувствующий за собой вину, первым поспешил кинуть камень.
- Условий мне тут ставить не надо, - наклонившись над столом, Клэйтон прибрал футляр обратно подмышку, где ему и было самое место, а когда выпрямился, в его руке тоже оказалась волшебная палочка, направленная аккурат в район прикрытой фартуком груди Мелифлуа, которая сейчас напоминала разъяренную сахарницу. - И угроз тоже. Найду и другого мастера - ты не одна в Англии кое-что в этих делах понимаешь!

+2

11

- Мои нервы тебе обойдутся во все выбитые зубы, паршивец, - обещает Араминта, недобро сощурившись.

А потом ведьма замирает от неожиданности.
Клэйтон, скотина, решил её обставить?! На её территории?! Наплевав на карточный уговор?!
Ещё и палочку на неё наставил?!
Мелифлуа раздувается, как индюк, вдыхая побольше воздуха и готовясь к воинственному монологу минуты на две без остановки – чтобы эта ходячая зараза, наконец, понял, что к чему.
А потом захлопывает рот с громким «клац».

- Другого мастера? – страшным шепотом повторяет ведьма, будто ослышавшись.
Да как он смеет?!
Это самое ужасное, что Араминта когда-либо слышала.
Никто – НИКТО – ранее не смел усомниться в её профессионализме, в её одарённости, в её исключительности. А тут какой-то пройдоха имеет наглость швырять ей в лицо такие слова!
Да она его!.. вот прямо вот тут, этими самыми руками, и палочки ей не надо!..
Ведьма поджимает губы, чуть отклоняет голову назад в праведном возмущении, и даже мелко подрагивает от оскорбления и невыносимого желания так начистить Клэйтону морду, чтоб маску пришлось носить до конца его бренных дней.
Мелифлуа уже даже не жалко заготовок под артефакты – вон так шкатулка с отделанными заговорённым серебром углами отлично впишется в лицо лицемера (ах, какой каламбур!) вместо кирпича.

- Ты – смеешь – угрожать – мне – конкурентом?
Мелифлуа наконец-то начинает нормально дышать, но в неверии трусит головой, как лошадь, которой в уши вода попала.
Ведьма потирает лоб, возводит очи к потолку, бормоча себе под нос ругательства, и, наконец, соглашается:
- Ладно, - она указывает палочкой на футляр, жадно удерживаемый торговцем. – Тридцать, - ведёт палочкой выше, указывая ею на лицо мужчины, и ещё удачно делает вид, что рука ходуном ходит.
Ага, у артефактора и рунолога.
- И, чтоб ты знал, ты, - она ещё и пальцем тычет в мерзавца, - всё время, - палец описывает круг в воздухе, - молчишь! Silencio!
Араминте кажется, что красно-оранжевый луч летит Клэйтону прямо в приоткрытый рот.
Она довольна.
Она торжествует ровно мгновение – прежде чем, будто в заторможенном Омуте памяти, картинка не меняется, и Мелифлуа наблюдает, как Клэйтон мешком падает на пол, так и не выпустив из рук коробку с артефактом.

- Разобьёшь! – вопит, как резанная, Араминта, срываясь с места и кидаясь к вещице, над которой бился весь Отдел Тайн.
- Разлежался здесь! – бурчит ведьма, останавливаясь у прикидывающегося оглушённым лжеца. – Поднимайся и сиди тихо, не то пущу на ингредиенты. Клэйтон! Праматерь твою за ногу в стойбище гиппогриффов в брачный период, кому сказала! Клэйтон!
Араминта носком туфли касается голени волшебника, развалившегося на полу её бесценной мастерской, как у себя на диване.
- С девицами в борделе мадам Лонже будешь прохлаждаться, - с нескрываемой злобой резко произносит ведьма, отвесив невоспитанного пинка бедру торговца.
Ноль реакции.
- И ладно, - решила подыграть ведьма. – И правильно – так и лежи, - хвалит она скотину, решившего поиграть в театр.
Араминта отходит к столу и хватает длинный заговоренный щуп.
Медленно подтягивает к себе с его помощью коробку с артефактом – она выпадает из-под безвольной руки мужчины, и тут ведьму что-то настораживает.
Ладонь скатилась на пол… не безвольно.
Безжизненно.
Даже у людей в отключке такого не бывает.

- Клэйтон, - строго произносит Араминта, внимательно обшаривая его тело взглядом. Нет, головой не стукнулся, чтобы отключиться – не об что было, и кровь от ран никакой нет, и вообще… Что-то здесь не так.
- Клэйтон, - гусыней шипит ведьма, щупом толкнув того под рёбра. По заднице. Постучав по спине.
Ноль реакции.
Мелифлуа всё-таки оттягивает щупом в сторону коробку с артефактом, и приседает рядом с лежащим на полу магом.
Хватает лежащий неподалёку подсвечник и подносит его отполированное основание к лицу торговца.
Металл не запотевает от дыхания.

Араминта боится наложить диагностирующее заклинание.
Ещё больше боится прикоснуться к шее мужчины, чтобы проверить пульс.
Она ошарашенно таращится на тело, и почти жалобно произносит:
- Сойдёт и двадцать пять, Клэйтон.
А Клэйтон себе лежит.
Точно мёртв.

Мелифлуа хватает второй щуп, зажимает двумя инструментами коробку с артефактом и, на вытянутых руках, несёт его в каморку для особо опасных вещиц.
Там ставит упаковку на свободную полку и судорожно накладывает на ячейку все известные ей охранные, сдерживающие, ограничивающие и всякие другие профессиональные заклинания.
Рядом крепит красный ярлык – руками не трогать. И вообще не трогать.

И возвращается обратно. К телу.
Уже к трупу.
Бабка моя Блэк!
У неё здесь, в мастерской, труп! Жмур! Что ей делать?!
Можно трансфигурировать тело, но потом-то его куда? Нет, слишком много шума. И в побег торговца не поверит никто. Особенно заказчик.
Ведьма хватает палочку, набрасывает старую огромную мантию с фальшивым горбом и накладными плечами, и левитирует труп сначала на первый этаж, а потом – через чёрный ход – во внутренний двор.
Запускает маячок вперёд, в секретный проход в трущобы Лютного, вешает сигналки на выход из лавки, и, перевернув тело Клэйтона в вертикальную позицию, левитирует его рядом с собой, подхрамывая.
Вряд ли она кого здесь обманет, но вдруг повезёт.

Араминта грубо матерится – бабуля Блэк в гробу работает ветряной мельницей – пока, петляя в чёртовых узких проулках (на мгновение приходится отвлечься, чтобы призвать к себе ярко-малиновый тонкий женский платок, надушенный такими сладкими духами, что Араминту чуть не выворачивает на мостовую), не оставляет труп в переходе между домами, в нише.
Ведьма разрезает мантию торговца на боку, лишает того кошеля, а мелкие монетки из кармана рассыпает рядом с телом. Платок подсовывает под руку мертвого волшебника, а самый его край – под щеку. Яркое пятно точно привлечёт кого надо, в этом ведьма уверена.
Кошель Клэйтона лежит рядом.
Кому-то пусть перепадёт за её нервотрёпку.

Аппарирует Мелифлуа из параллельного прохода между стенами, ко дворику соседней лавчонки.
Проверяет свои маячки и сигналки, уничтожает их и возвращается обратно.
Ей ещё наводить порядок в мастерской – и она будет скрупулёзно подсчитывать, чтобы количество бытовой дряни, перемежающейся с узкопрофессиональными чарами, на всякий случай, превышало семьдесят. «Приори Инкантатем» всё равно тянет только пятьдесят.
А ещё ей надо избавиться от лишних воспоминаний, запереть их в тайнике, и всю ночь прокручивать в голове в мельчайших деталях другую картинку – как они с Клэйтоном не сошлись в цене, и как он ушёл, оставив ведьму кипеть от негодования.
Да.
То, что надо.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC