Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (1991 - 1995) » Сила печатного слова (29 декабря 1995)


Сила печатного слова (29 декабря 1995)

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

Название эпизода: Сила печатного слова
Дата и время: 29 декабря 1995 года, пять вечера.
Участники: Фиона МакГрегор и Минерва МакГонагалл.

Записка, отправленная Фионе ранним вечером 28 декабря:
"Приветствую, мисс МакГрегор.
Надеюсь, послание Вашей прежней учительницы не внушит Вам неприятные мысли, но подарит повод вспомнить семь проведённых в школе лет с улыбкой - с такой же, каковая освещает моё лицо всякий раз, когда я с гордостью наблюдаю за очередными успехами своих выпускников. С такой же, каковая появлялась на моих губах, когда я читала Ваши первые статьи и наблюдала, как постепенно Ваш слог становился всё увереннее. Надеюсь, Вы не откажете в любезности навестить бывшую учительницу на исходе года, чтобы вспомнить прошлое, побеседовать о настоящем и обсудить будущее. Завтра к вечернему чаю Вас устроит? Встречу Вас у входа в замок.
С наилучшими пожеланиями,
Минерва МакГонагалл".

0

2

В комнатах всё было готово для five o'clock, чары сохраняли чайник горячим в ожидании гостьи, поэтому МакГонагалл спокойно покинула свои покои и неспешно прошлась по коридорам привычно тихого на каникулах замка. Эхо шагов не могло сравниться с тем шумом и гамом, которые обычно царили в Хогвартсе и не погибли даже после того, как декреты Амбридж прописали детям чуть ли не маршировать в строго заданном порядке от кабинета к кабинету. Долорес было не под силу убить замок, жизнь слишком глубоко проникла в его стены, чтобы одна-единственная не понимающая сути Хогвартса выскочка могла что-то изменить. Вспомнив Амбридж, Минерва невольно вернулась к вчерашним событиям и поморщилась.
Конечно, можно было попросить мистера Филча встретить гостью и проводить в комнаты МакГонагалл, но Минерва решила, что у Фионы может появиться желание немного прогуляться по замку, устроить небольшую ностальгическую экскурсию по коридорам, которые она последний раз видела семь с лишим лет назад. Каждый ученик по-разному относился к alma mater, и Минерве всегда было интересно наблюдать за реакцией бывшего выпускника по возвращении, угадывать, что она увидит в его лице - радость, печаль, разочарование, воодушевление, что-то иное.
Тяжёлые ворота на каникулах не отпирались, в школу можно было попасть через небольшую дверь, которую последние несколько дней исправно заваливало снегом. Сегодня утром Аргус даже не смог выбраться наружу с лопатой, пришлось сначала расчищать проход чарами, а уж потом пропускать Филча. Сейчас до Хогсмида и, следовательно, границы антиаппарационной зоны была расчищена неширокая, но вполне удобная дорожка, так что у Фионы не должны были возникнуть проблемы с тем, чтобы добраться.
Обменявшись несколькими словами с Роландой, которая вернулась с прогулки над территорией школы и почти пять минут рассуждала о плачевной ситуации с квиддичем в этом году из-за всевозможных запретов Амбридж, Минерва мысленно подбодрила себя тем, что пока её грандиозный план потихоньку выполняется, поэтому встретила Фиону во вполне неплохом расположении духа.
- Добро пожаловать, мисс МакГрегор, - улыбнулась МакГонагалл, как только Фиона переступила порог. Тут же появились два домовика, безмерно счастливые тому, что могут оказаться чем-то полезны в каникулы, когда им не было нужды готовить, убирать и стирать так много, как в учебное время. Забрав у Фионы тёплую мантию, они тут же исчезли, чтобы отнести верхнюю одежду в комнату МакГонагалл и оставить на вешалке. - Спасибо, что приняли моё приглашение. Замёрзли? Можем сразу подняться ко мне или, если хотите, прогуляться по замку.

Отредактировано Minerva McGonagall (1 июня, 2016г. 00:05)

+2

3

Вчерашнюю похоронную речь профессора МакГонагалл она слышала. Мысленно рыдала. От смеха. Пожалела, что нет видеокамеры.
Полюбовалась вблизи на Даму в розовом, оборотня ей в будильники.
Восхитилась. Сильно. Очень. До сих пор от восхищения  отойти не смогла.
Поняла, что рассказы о новом директоре школы преуменьшали заслуги той. С трудом удержалась от попытки наколдовать что-то симпатичное и миленькое, типа козлиных рожек.
Розовых.
Посочувствовала профессору транфигурации.
Посочувствовала всему Хогвартсу.
Саурон местного разлива спустился на четвертое место в политическом рейтинге журналистки «Виноватые в английском магмире». В черном личном списке же Амбридж чуть не побила Лестрейнджа. За пять минуточек. Умеет же крыса блондинистая. Как бы их свести для личной встречи бы еще, и провести полевой эксперимент: кто сильнее лев или кабан?
Под конец бреда названного «официальными похоронами бывшего министра», чуть было не заснула. Спать женщине в последние почти две недели хотелось чуть ли не целыми днями – только психостимулятором собственного изготовления и спасалась. 
Судя по тому, сколько она его выпивала, смерть от старости ей не грозила при любых, даже самых оптимистических, раскладах.
Зрение, после лестрейджевского заклинания, понемногу улучшалось, чего нельзя было сказать про весь организм в целом. Видимо, нервы и остаточные явления от пожирательской темнухи. Приходил, правда, на ум еще один невеселый вариант, но на логичный фионовский взгляд, он не имел особых шансов, ибо после круциатуса, приземления на ледяной асфальт и алкогольных вечеров не выживет ни один эмбрион, даже если его зовут Дункан Маклауд. Учитывая, что наутро после разговора с Эль, журналистка охарактеризовала собственное состояние, как «трупом быть лучше», то шансы на новую проблему выходили минимальные.
От встречи с прошлым Макгрегор отказываться не стала. В голове было пустенько и неуютно – прямо торичеллиева пустота – один космический темный вакуум без намека хоть на какую-то мысль. Внутренние голоса молчали. Фиона умудрилась с ними недавно поругаться.
Шотландия встретила родную блудную дочь снежными сугробами и морозом, которого в Лондоне она не помнила. Под стены средневекового замка Фиона вошла с интересом и чувством, в котором вряд ли бы призналась бы даже близким. Макгрегор ужасно соскучилась по школе.
Поблагодарила домовиков. Тепло улыбнулась бывшей учительнице, которую просто задолбала на первом курсе Гримпинсом и прочими организациями за права животных. Поздоровалась.
-  Благодарю за приглашение, профессор МакГонагалл. Рада, что замок все же стоит на своем месте… - честно заметила молодая женщина, вспомнив, как её талантливые подопечные  факультета «Хотим все знать» чуть было не подорвали Астрономическую Башню. – С интересом прогуляюсь, но, наверное, вам будет скучно,  - внезапно даже для себя, произнесла Фиона, и, с лукавой улыбкой, якобы представилась: - Трисс Меригольд, к Вашим услугам.

+2

4

- И ещё после нас стоять будет, что ему сделается-то? - пожала плечами Минерва, а затем улыбнулась сдержанно, но всё же с видимой толикой иронии. - Полагаю, после четырёх месяцев присутствия здесь Долорес Амбридж Хогвартсу и сам Тёмный Лорд был бы не страшен.
Шутить, упоминая Того-Кого-Нельзя-Называть, пусть и не используя его имя, было всё-же немного некомфортно, но, видимо, МакГонагалл научилась кое-чему у своих же студентов. У одного, во всяком случае, того самого, который щеголял уверенным взглядом, шрамом на лбу и умением влипать в неприятности лучше, чем муха - в мёд. Да и что ещё оставалось, если не шутить? Вот уж всяко не бояться, забиваясь поглубже в тёмную нору и надеясь, что пронесёт. В юморе была часть силы тех, кто пытался противостоять тьме, точно боггарту. Жаль, что от Пожирателей Смерти и их повелителя нельзя было избавиться просто представив их с розовыми бантами и на пуантах.
- Мне не будет скучно, что вы, - сдержанная улыбка стала чуть шире. - Хогвартс относится к тем волшебным местам, которые умудряются удивлять даже тех, кто провёл в нём десятилетия и, казалось бы, должен давно изучить каждый камень. И дело далеко не только в меняющих направление лестницах.
Наверное, из уст ведьмы характеристика какого-то места как волшебного могла прозвучать странно, но сама для себя Минерва всегда разграничивала магию и волшебство. Несомненно, иногда они пересекались, порой даже часто и настолько тесно, что становились неотделимы, но в некоторых случаях очень легко можно было отличить одно от другого. Хогвартс всегда был замком, наполненным и магией, и волшебством, но на каникулах, когда большинство студентов разъезжалось по домам, магии в древних стенах становилось меньше, а вот волшебство как будто заполняло все коридоры от подземелий и до самой Астрономической башни. Во всяком случае, Минерва так чувствовала, и теперь ей было даже интересно, придёт ли Фиона к подобному выводу, когда посмотрит вокруг взглядом не студентки, но молодой женщины. С этой мыслью она увлекла мисс МакГрегор следом за собой, решив начать их экскурс в ностальгическое прошлое Фионы с цокольного этажа и подземелий. Там, конечно, было прохладно, но зато царила особая загадочная атмосфера, а после подземелий остальные этажи производили ещё более уютное впечатление.
- Трисс Меригольд? - повторила она, задумчиво нахмурившись. - Это имя должно мне что-то сказать?

+1

5

- Сезон 1995-1996: черный цвет начисто проиграл розовому… - иронично заметила журналистка. – Впрочем, уверена, даже розовый боится детской фантазии. А то та сурова, беспощадна и не поддается логике.
Как отпугивать боггартов она так и не выучила. Интересно в кого сейчас обернется бугимен-из-шкафа, житель её дивной новой Страны, в которой все чудливей и странноватей?  Отыскать этого призрака что ли? Хоть узнать о собственном настоящем страхе – пригодится. Впрочем, в это он и не превратится, иначе бы смех и не помогал справиться с глупым нелепым привидением, которое не знает авад с пулями.
Когда по-настоящему страшно – смех становится оружием висельника.
- Кажется, тогда я понимаю, почему семь лет казалась в этих стенах съехавшей с ума мультяшкой в серьезном фэнтези-фильме… - не удержалась от откровения Фиона. С другой стороны, адекватно соответствующие обстановке, по её мнению, были лишь директор, собственный декан и декан львят. На счет директора (точнее, бывшего директора – никак не получалось запомнить, что нынешнее розовое недоразумение и занимает его место) появились сомнения в последнее время.
Все же в волшебной школе нет места политике.
Другое дело – в школе магической. Или маггловской.
Рассмеялась, заметив недоумение ведьмы, покачав головой. Эльке и Роули рассказала про Хоббита, Роберта Локампа спросила кто он – О'Брайен или У. Смит (кстати, до сих пор жизненно любопытно), Макгонагалл представилась именем персонажа Сапковского… И это не весь список несения литературы не-магов магам.
- Не обращайте внимания, профессор. Книга одного польского фантаста. Впрочем... мне все равно до этого имени расти и расти.
Хорошо, хоть не Темную Башню вспомнила. Видимо, потому что нет револьвера, да и весьма неадекватного стрелка недолюбливала. Настолько неадекватного, что ему была прямая дорога в Пожиратели.
Или Арьей Старк не представилась. Представив, читающего Мартина или Кинга декана Гриффиндора, поняла, что читающего Оруэлла Долохова той все же не переплюнуть. Последнего журналистка определяла для себя, как Тайвина Ланнистера или Вариса, а вот с типированием Минервы МакГонагалл затруднялась. Если бы Фиона знала про экранизацию, то сказала б, что это смесь Королевы Шипов и Кейтилин Старк.
Пожалуй, Амбридж она бы тогда даже пожалела.

- Надеюсь, Кровавый Барон меня не вспомнит… - вновь иронично заметила женщина, рассматривая подземные стены и припомнив тот былинный забег до родной гостиной. Зато теперь она может говорить уверенно: от святой воды призраки максимум из себя выйдут.

Отредактировано Fiona McGregor (2 июня, 2016г. 23:52)

+1

6

- Не сомневайтесь, Кровавый Барон вас вспомнит, как и все другие призраки. У них прекрасная память, особенно на чем-то отличившихся студентов, - улыбка Минервы стала чуть шире. - Однако спешу избавить вас от тяжкого бремени опасения, мисс МакГрегор: у призраков нынче какое-то праздничное мероприятие в дальней части подземелий, так что вряд ли мы их встретим. А вот Пивз вполне может попасться на пути, хотя что-то мне подсказывает, что как раз вы-то с ним общий язык легко найдёте. Он последнее время повадился посвящать мисс Амбридж оды и сонеты, но его словарный запас бранных слов и выражений уже на исходе.
Тон, которым МакГонагалл рассказывала о проделках полтергейста, не позволял сделать выводы о том, одобряет она его поведение или порицает, но в уголках губ всё ещё пряталась лёгкая улыбка, которая находила отражение и в глазах, поблескивающих из-за стёкол очков.
- И не спешите присуждать победу розовому, мисс МакГрегор, чёрный просто так не сдаётся, - уже более выразительно продолжила Минерва, увлекая свою спутницу за поворот, ведущий к лестницам, которые были готовы доставить их куда-нибудь, куда им самим вздумается. - У него есть свои методы борьбы с розовым, свои секреты, сильные стороны и уж точно имеется стратегия и планы на победу. Кто знает, быть может, ему даже удастся закрасить своим цветом розовые кляксы.
Шутки шутками, но планы у Минервы действительно были, и первые шаги по их воплощению в жизнь она начала делать ещё вчера, намереваясь продолжать заниматься этим ежедневно, не упуская ни единого шанса... ну да, используя предложенные Фионой термины - не упуская шанса то там то здесь оставлять чёрные пятна.
- Впрочем, я бы предпочла шотландку, - подмигнула МакГонагалл, поглаживанием перил убеждая лестницу развернуться в нужном направлении и доставить их на цокольный этаж, чтобы посетить Большой зал. - Жаль, сейчас слишком холодно для таких приключений, а то бы я вам устроила прогулку в лодке по Чёрному озеру, как на первом курсе перед церемонией распределения. Увы, придётся в Большой зал по-простому добираться, на своих двоих.
Улыбка Минервы стала ностальгической.
- А ведь я прекрасно помню, как вы, мисс МакГрегор, примеряли Шляпу. Вы были похожи в ней на гриб. Маленький и очень воинственный гриб, готовый свернуть горы, - МакГонагалл мягко усмехнулась. - Кто бы мог подумать, что с годами эта воинственность поутихнет, уступив место некоторому... конформизму.
От ностальгии в улыбке и взгляде Минервы не осталось и следа.

+1

7

- Какое счастье. Не хотелось бы устраивать еще раз забег с препятствиями…. – фыркнула. – Присылайте Пивза ко мне. Я ему выдам словарик, и он начнет ругаться жуткими словами, как «черт из мутной воды», «главпетух»…гм…в смысле – курица, «приблатненный», «красный рейд» и еще многими другими. Словом, начнет предлагать розовому шерстяному флобер-червю кончить мохнатить всем головной сейф иначе нюхлеры будут вынуждены коротнуть дело за отсутствием вещдоков и подозреваемых, а то у них и так активизировался осенью Ходячий Геморрой.
Все это она произнесла с невозмутимым видом.
- Все зависит от того, что это за черный. Некоторый черный считает, что ему к лицу белая маска, а другой черный я бы и назвала шотландским…  Я – про первый,  – тонко улыбнулась журналистка. – Ибо если б я сказала, что шотландская клетка проиграла розовому английскому, боюсь прямо тут возмущенно восстал бы мой родной дедушка по материнской линии, с темой: почему шотландцы круче англичан, и кто-то стал бы призраком раньше, чем его достигнет продолжение беседы с одним страстным любителем магглов и нечистокровных, - усмехнулась магглорожденная.
Бацилла чистокровности весьма живуча и изменчива и имеет довольно древнюю историю.  Еще когда первый человек придумал дубинку, он сразу же понял, что самый сильный в этой песочнице, а значит те, за рекой, которые подняли его идею на смех – нелюди, достойные уничтожения; а живущие в пещере на юге – так вообще козлы рогатые, ибо у них огонь есть, когда всем образованным людям понятно – то изобретение злых духов. А мы, жители Пещеры Дураков, тут единственные и неповторимые и должны всем принести свет просвещения и любви. Ну и заодно и территории хапнуть под шумок, вырезая всех сопротивляющихся.
- Да ну? – позволила себе усомниться Макгрегор. – Я же не с вашего факультета чтобы меня запоминать.
А вот Родерик был гриффиндорцем. Которому она прокричала через ползала, что пофигу на их разные факультеты, ибо она, когда вырастет, тоже будет творить добро и справедливость, смываясь раньше, чем поднимется шумиха. Который вступился за неё в поезде. Который скатывал у неё домашку по трансфигурации.  Который пытался помочь ей перебороть страх перед метлой, утверждая, что высоты же она не боится….  А потом.… А потом случился пятый курс и Астрономическая Башня.
- Когда мы взрослеем – мы становимся терпимей к чужим тараканам, профессор МакГонагалл.

+1

8

Первую половину речи Фионы она молчала и внимательно слушала. Очень внимательно, моментально вспомнив основную проблему обучения мисс МакГрегор: порой приходилось прикладывать определённые усилия, чтобы понять, о чём она ведёт речь. Обилие современных молодёжных формулировок с отсылками на маггловский мир могло озадачить, и, пожалуй, некоторые слова МакГонагалл попросту не поняла, но быстро втянулась в режим "разберёмся по контексту". Кроме того, её такой стиль речи ничуть не раздражал, в отличие от некоторых других профессоров и даже сокурсников Фионы в те годы, когда она училась в Хогвартсе. По сути, Минерва точно так же легко могла бы оперировать научными терминами из области трансфигурации, при этом говоря о самых будничных вещах - у каждого своя специфика речи и видения мира. Отличие было одно: МакГонагалл была заинтересована в том, чтобы её слова легко понимали даже дети, тогда как мисс МакГрегор, по ощущениям Минервы, куда больше ценила свободу изъясняться так, как ей нравится, не оглядываясь ни на чьё мнение.
- Какая разница, с моего вы факультета или нет? - пожала она плечами. - Вы из моей аудитории, из моей школы, из моего выпуска. Знаете, мисс МакГрегор, существуют два типа преподавателей: те, кто с трудом запоминают имена и лица учеников, даже если видят их ежедневно, и те, кто помнят каждого своего ученика спустя много лет после финального экзамена.
К этому моменту они как раз дошли до Большого зала, только одна из высоких дверных створок которого была открыта. На каникулы осталось не так уж много детей. Все те, кто не получил похоронок в ноябре, вполне объяснимо загорелись желанием провести время с родными, радуясь тому, что те выжили. Студенты, которым повезло меньше, тоже в массе своей разъехались - кто знакомиться с новыми опекунами, кто утешать оставшихся близких. Разумеется, несколько человек всё же по разным причинам проводили каникулы в Хогвартсе, но их было значительно меньше, чем в прошлые годы. В Большом зале на каникулах традиционно оставался один общий стол, за которым ели и профессора, и студенты всех четырёх факультетов. Будь воля Минервы, она бы и в остальное время года предпочла видеть, как детвора рассаживается не по цвету галстуков, а как придётся, но, увы, вряд ли её надеждам когда-либо суждено было сбыться.
Волшебный потолок Большого зала ничуть не беспокоился из-за количества людей под собой - он выглядел всё так же сказочно, как и в любое другое время. Сейчас, например, ему вздумалось превратиться в предночное небо, затянутое грозными тучами, обещающими вот-вот сильнейший снегопад. Снега в помещении, разумеется, можно было не ждать, но сама иллюзия падающих снежинок выглядела невероятно красиво и успокаивающе, однако потолок редко когда радовал снегопадом. Вот и сейчас Минерва подняла взгляд на тучи без всякой уверенности, что их обещание снега воплотится в реальность.
- Тараканы бывают разные, мисс МакГрегор, - продолжила она негромко, опасаясь, что акустика зала усилит её слова. - С некоторыми и впрямь смиряться полезно, других же просто необходимо давить, не позволяя им из-под чужой черепной коробки перебраться в вашу. Да и с трудом я могу поверить, что вы действительно поддерживаете идею регистрации нечистокровных и запрет магглам жить по соседству с волшебниками.

+1

9

Макгрегор усмехнулась. Профессор Макгонагалл всегда славилась цепким умом и памятью, правда Фиона подозревала, что сложно не запомнить девочку с радостным визгом помогавшей Пивзу в его шалостях, а потом девушку, умудрявшуюся пересказывать маггловские сказки чистокровным первокурсникам, которых в её последний учебный год поступило вдвое меньше, чем когда поступала она…
Дети войны.
Похоже, через десять лет в этом замке снова наберется не более пятнадцати новеньких…
- Маленький мальчик начитанным был и в школу волшебников он поступил. Знания силой волшебной умножил.… Хогвартса нет больше. Англии тоже… - прочитала она, засмотревшись на потолок. – Кажется, я понимаю, почему в Школе не преподают физику. Это же такой большой полярный случится.
Впрочем, и без физики развлечений хватало. Тоже интервью в «Придире» посчитать. Девочка явно отличается незаурядным и светлым умом, и, кажется, журналистка может сразу сказать, кто в их трио головной мозг. Уж насколько болезненный абсолютизм у Макгрегор, да и тот не бьет идеализм нынешнего поколения. Ладно – потерявшие дети своих родных в Хеллоуин, а остальных, поди, и пойми, за что воюют. 
- Кажется, Шляпа ошиблась; ибо глупые дети мне нравятся больше умных. От них, максимум, незапланированной беременности можно ожидать.
Врать, нагло и в глаза, Фиона не любила. Но зачем же творить паутину лжи,  выдумывая что-то, когда можно сделать это с помощью правдивых фактов?
Иная правда может запутать покруче всякого вранья.
Может поэтому уроки истории преподает занудный призрак?
Выпускница Рейвенкло с туманной улыбкой заметила:
- Или волшебникам запрещено жить рядом с магглами. Или регистрация лишь прямо закрепляет то, что  неофициально идет с семнадцатого столетия. Насколько мне известно, маги Британской империи считали себя высшим звеном эволюции по сравнению с колониями или даже гражданами не-магами Англии. Все зависит от точки зрения. Чистокровность… Вам не кажется, что это изумительная по своей мощи прекрасная идея? – по лицу бывшей подопечной было не разобрать: поддерживает ли она её или нет. Разве что дальше фразы, по своей структуре, были далеки от всякого почтения. – Во главе угла стоит спаривание с полностью идентичными, даже если те твои кузины. Ах, какая бездна ума для этого требуется – не то, что этим ученым запустившим спутник или Эми Джонсон, первой совершившей перелет из Британии в Австралию. А уж какая самоотверженность для этого требуется – покруче любой княгини Оболенской, которая смела заявлять гестапо, что, мол, ничего не знает.

+1

10

- Идея, несомненно, удивительно прекрасная, - кивнула Минерва, переводя взгляд с тёмных облаков на лицо Фионы. - Если мы хотим через несколько поколений выродиться до сквибов или физически и умственно неполноценных. Магия, несомненно, почти всесильна, но именно что "почти". И против генетики любая магия - как танк против шмеля: мощи предостаточно, но вот сделать с нею ничего нельзя.
Поймав выражение лица, которое она расценила как близкое к удивлению, Минерва пояснила:
- Да, я знаю, что такое "танк", мисс МакГрегор, и откуда растут ноги генетики. Как и физики, впрочем, - МакГонагалл чуть пожала плечами. - Среди волшебников не так уж мало тех, кто более-менее смыслит в маггловских науках, хотя бы на уровне основ. Чистокровных мало, в начале тридцатых было всего двадцать восемь фамилий. Несомненно, за полвека считанные единицы семей по цепочке поколений могли тоже достичь этого статуса, но и погибших в годы войны с Гринделвальдом и Первой магической, а также по другим причинам немало. Полукровки же, особенно первых двух-трёх поколений, вполне себе обучаются до Хогвартса не только дома, но и в обычных маггловских школах, сохраняя хотя бы основы понимания мироустройства. В конце концов, магглы и волшебники не так сильно отличаются.
Ещё раз пожав плечами, Минерва чуть поморщилась.
- Вы сравниваете кровосмешение чистокровных волшебников и первый спутник, но точно так же можно поговорить о ядерном оружии и магических глазах, способных видеть не хуже настоящих, а то и лучше. Или вы не считаете, что магические достижения чего-то стоят? В разрезе практики, а главное - в разрезе важности для человека способность избежать слепоты или, скажем, всего лишь за ночь исцелить сложнейший перелом - нечто куда более ценное, чем летающая в космосе штуковина, - посмотрев на потолок, МакГонагалл заметила, что небо начало постепенно расчищаться, так и не подарив снега, а где-то в самом углу что-то мелькнуло в темноте. Почему-то подумалось не о звёздах. - Разумеется, можно сказать, что магглам от костероста и магических глаз никакого толку, но и волшебникам спутники даром не сдались, как и электронно-вычислительные машины, самолёты и телевизоры. А вот то, во что превратили идеологию чистоты крови Пожиратели Смерти, это уже крайность. Точно такая же, как использование атомной энергии в качестве разрушительного оружия. История вполне доказывает, что магглы впадают в крайности не реже, чем волшебники. Почему? Потому что и магглы, и волшебники - это люди, а у людей есть свойство пытаться уничтожить то, чего они боятся или не понимают, жаждать власти и силы, проявлять жестокость и другие худшие черты. То, как сильно вы противопоставляете маггловское магическому, мало чем отличается от такого же поведения чистокровных волшебников, просто вы смотрите на одно и то же явление с разных ракурсов.
Рассуждая так, Минерва тем временем обдумывала кое-что из сказанного Фионой. Её озадачило, к чему бы та упомянула о незапланированных беременностях глупых детей после того, как ей было практически напрямую высказано сомнение в её позиции относительно предвыборных планов Альберта Ранкорна. Что это могло значить в переводе с макгрегоровского? Что её ребёнку угрожали? Это, несомненно, могло бы объяснить, почему Фиона начала поддерживать этого человека в своих статьях, но МакГонагалл не была уверена в своих выводах. Тем не менее, она напомнила себе в ближайшее же время узнать, как живёт Фиона и что с её семьёй. На всякий случай. Пока же она увлекла девушку из Большого зала, потолок которого, не успев проясниться, вновь закрылся тучами, в ближайший коридор. Оттуда было недалеко до лестниц и нескольких поворотов, ведущих уже к её комнатам и чаю.
- И что же, вы с этим своим ура-маггловским-патриотизмом вступили к фан-клуб сторонника вызывающей столь бурную вашу реакцию идеи чистокровного превосходства? - вопросительно приподняла бровь Минерва.

+1

11

Одну бровь Фиона все же подняла. Танк? Генетика? От декана Гриффиндора? Впрочем, после случайной летней встречи с Нарциссой Малфой, заботящейся о сквибе и знающей как жить в мире без волшебства, Макрегор казалось, что мало её чем можно удивить. Может быть, разве, Волдемортом в розовой пачке, распевающим Интернационал; а возле него скачущих голубых кенгуру с зелеными крылышками.   
- Не только чистокровных, - пожала плечами молодая женщина. – Это не только магический вирус. А летающая в космосе штуковина зависит от умения вылечить слепоту. И наоборот. – И согласилась. – Противопоставляю. Хорошее я все же выхожу зеркало. Но убивать никого как-то с шашкой наголо не бегу, крича что-то из серии «За чистую Англию и маггловскую кровь».
Фиона совершенно спокойно могла класть болт на любые законы, орать что угодно, материть магов, магглов, золотокожих инопланетян, которые тут для дозаправки и эльфов Средиземья.
Порой её бесили рамки, накладываемые на неё моралью и общей культурой.
Фиона считала, что любое непреложное мнение убивает нежно лелеемую ею свободу, поэтому ей было плевать, что её взгляды оспаривали и осмеивали, и она в ответ смеялась над чужими.
Пусть цветут сто цветов.
Но убийство было несколько иного порядка.
Гриффиндор и доносительство не хотели вставать в одно предложение, поэтому Фиона совершенно спокойно заметила об этом профессору трансфигурации.
- Мне сдались, - тихо заметила журналистка. – И спутники. И компьютеры. И костерост. И другие планеты. И палочкой махать я умею. И дочь – ведьма. И половина друзей и знакомых – маги. И память мне моя нравится.…А то был уже один…профессионал-любитель сегрегации, уверенный, что ему спутники и электронно-вычислительные машины не сдались, со щедрым предложением обливейта, вместо авады, длиной в жизнь маггловскому выродку и прочей совести мира. Брата-психопата имеет.
Лучше уж под Аваду, чем забвение. 
- Они? Превратили? – ухмыльнувшись, и не сдержав горечи, заметила женщина. – Всякая идея о чистоте крови, веры и прочем начинается в крови и заканчивается в гетто. Эти селекционеры-любители жить не могут без сегрегации и расизма. Точно так же – появление ядерной энергетики неизбежно потянуло за собой создание атомного оружия. Которому, впрочем, мы сейчас обязаны мировым затишьем. Человек из всего создаст оружейный склад…. – проговорила задумчиво Фионка, размышляя о своем. –  С кем мне память только не изменяла, но если я правильно помню: Хогвартс считается неприступной школой (какой и остался), но если что – дети окажутся в ловушке. Это, к слову, про оружие, заложников и разные Хеллоуины.
Учитывая, что никто не знает по своей ли воле пошел на сделку со следствием потомственный диссидент мечтающей о чистокровной Англии или же по нежеланию уходить в Азкабан, то количество сторонников возродившейся Головной боли неизвестно. Школьники, как заложники. Достаточно сделать вид, что детей не тронут, и родители сделают уже что угодно и молчать станут, что тот суслик в норке.  На них с ведром воды охотиться хорошо: выливаешь воду в нору и ждешь, пока зверек, спасаясь, не показывается у входа.
- Фан-клуб пригласил первым, - пожала плечами журналистка. – Он тогда под семейное добропорядочное общество маскировался.

+1

12

- Вы магглорожденная, - пожала плечами Минерва. В голосе не было ни на йоту ничего оскорбительного, всего лишь констатация факта, как если бы она вместо этого назвала Фиону уроженкой Шотландии, рыжей или женщиной. - Подобные вам - это исключение, вынесенное за скобки сложной нумерологической формулы, при помощи которой можно просчитать закономерности между маггловским и магическим мирами. Вы вносите дисбаланс, вы - этакая переменная, которая, оказавшись в той или иной позиции, может перевернуть формулу с ног на голову и привести к непредсказуемому результату. Большинство волшебников принадлежит магическому миру, магглы - маггловскому, что характерно, а многие полукровки, особенно первых поколений - обоим мирам сразу. Вы же не принадлежите ни одному из них, вас кидает из стороны в сторону, вы не можете найти себе места ни там ни тут, даже если очень стараетесь. Поэтому-то вам так сложно по-настоящему пустить корни. Поэтому вас боятся. Вы - непредсказуемая переменная в стабильной формуле. Точка бифуркации.
Навстречу из-за поворота вышел Филч с миссис Норрис на руках, и Минерве пришлось замолчать. Общаться с бывшей выпускницей завхоз был вовсе не намерен, и, даже не поздоровавшись, ускорил шаг, бормоча не то себе под нос, не то на ухо кошке что-то о мерзких нарушителях, которые иногда возвращаются, но их всё равно по-прежнему нельзя приковывать кандалами. Когда Аргус скрылся из виду и можно было продолжить разговор, они уже как раз дошли до её комнаты, так что Минерва провела волшебной палочкой, отпирая дверь, и пригласила Фиону войти. Оказавшись после неё в своей гостиной, МакГонагалл указала на два свободных кресла, присела в одно из них и начала разливать ароматный чай на травах с гор Хайленда. Фиона могла оценить этот напиток лучше многих. В вазочке на патриотичной клетчатой салфетке аппетитно высилась горка имбирного печенья, а в небольшой розетке был выложен кисло-сладкий клюквенный джем.
- Профессиональный любитель сегрегации, о котором вы упомянули, - проговорила МакГонагалл, придвигая чашку ближе к Фионе. - Он вам что-то сделал? Угрожал вам? Вашей дочери?
"Брата-психопата" среди агрессивных ценителей чистоты крови, известных Минерве, имел только один человек. Впору было подивиться тому, что в беседе с двумя бывшими ученицами, настолько разными, насколько только МакГонагалл могла представить, всплыло упоминание одного и того же... ещё одного её ученика. Иронично и очень в духе жизни, любящей подобные шутки, редко когда кажущиеся смешными бедным несчастным человечкам. Может, младшего Лестрейнджа попросту на рыжих тянуло?
- Не с ним ли или с его... товарищами по клубу любителей оригинальных методов проведения досуга связано это приглашение фан-клуба? - внимательно поглядев на Фиону, спросила Минерва. О Хогвартсе и безопасности детей тоже следовало побеседовать, но не стоило перескакивать с пятое на десятое, когда кое-что в словах собеседницы показалось ей весьма важным.

Отредактировано Minerva McGonagall (6 июня, 2016г. 23:49)

+1

13

Никогда Макгрегор не понимала, почему в Хоге работает сквиб. Как ему угнаться за молодыми магами?
- Здравствуйте, мистер Филч! – сделала мысленную заметку глянуть, что это за неведомая хня…ээээ… точка, и ворча себе под нос: - Всего-то один раз забралась в его каморку, где он конфискацию держит. Вот злопамятные же все.
Однажды Фионе дали на выбор две картинки. Первую она не помнит, а вот вторую до сих пор. Перед пропастью смеялся ребенок, и на него в вышине смотрели царственные тигры. Видимо так и она: предки и прочие высшие сего мира смотрят, но она, как тот ребенок, смеется, танцует на цыпочках над пропастью и «нос» показывает. А тигры лишь усмехаются в усы и царственно смотрят.
- А есть эти два мира? – негромко заметила мисс Макгрегор, когда мужчина скрылся.  – Два мира – это как две параллельные прямые: никак не пересекаются, даже в геометрии Лобачевского.  А магический мир сильно зависит от не-магического, в то время, как магглы – спят и в ус не дуют, что там кто-то прыгает с деревяшками.
Кто-то считал магию только для избранных, чистокровных волшебников . Кто-то – дьявольским искушением и проклятым даром. Для кого-то она была волшебным чудом, а для кого-то – наукой со своими законами.
Для Фионы Макгрегор магия была обыкновенной частью жизни: то бесящей, то нудной, то забавной, но нужной, тяжёлой и интересной для людей.
Работой.
И плевать на Статут, ибо, что Министерство не знает – то его не тревожит; а если от её рябинного зелья выздоравливает приютский мальчик – то это намного лучше всяких там обсуждений,  чья кровь чище всех в нашей песочнице или нафига магглам электричество. Хотя до Шарлотты Пинкстоун журналистке было еще далеко, ибо до открытого применения магии перед простецами она не доходила.
Пробежала черно-белая кошка, сильно напомнившая женщине Полосатика, принадлежащего Элли. То, что Полосатик не кот, а кошка узнали только когда, та котят принесла.
Будто ничего не менялось.
Только собственное кладбище стало намного больше.
- Как говорил один фантаст и ученый: если знание и способно создавать проблемы, то решить их можно никак не посредством невежества, профессор, - заметила Фиона., пожимая плечами. –Бояться магглорожденных – то же самое, что бояться людей с третьей группой крови или рыжеволосых.
Присела напротив бывшей учительницы, всматриваясь в чашку, будто пытаясь прочитать там будущее. Только вот какое будущее в обыкновенной чайной заварке.… От запаха еды снова затошнило, поэтому на печенье женщина предпочла не смотреть. Встретит Рудольфуса, она…она…а не хрена она не сделает, ибо силенок не хватит. Но из списка вычеркивать – это не причина! Как и Долохова. Или те шаги, хозяина которых она не знает, но все равно – в списке он есть!
-  Спасибо, профессор МакГонагалл, - поблагодарила за чай девушка, размышляя про себя, что не быть ей шпионом. Ибо болтун!
- Сделал, - легко согласилась.  – Попался на кладбище в нашем ненавистном им маггловском мире. А что касается ребенка – мне бы хотелось, чтобы они про него так и не узнали. – И не скрывая собственного сарказма, заметила: - По крайней мере, наш общий любитель сегрегации очень просил не размножаться.
Дочь у Макгрегор секрет Полишинеля – вся редакция знает, включая Фелицию. А уж рассказала она о ней Локампу или нет, журналистка не интересовалась. Чтобы, если что, не наводить на идею. Ибо если знает Локамп, то явно знает кто-то из назгулов. Такую интересную подробность ни один идиот упускать не станет, а входящие в магическую военизированную группировку на идиотов не походили.  Долохов уж точно.
- В этом фан-клубе есть не только активно-социальные члены с масками. С этими я очень надеюсь больше не встречаться. Что же он вас так заинтересовал?
Впрочем... глупый вопрос. Он же тоже учился у профессора трансфигурации. Скорей всего, любимым учеником был. Фиона с трудом удержалась, чтобы сочувственно не глянуть на декана львят. Удержало её только знание, что жалость не ценится и, лично бы рейвенкловку, чужое сочувствие только взбесило бы.
От собственных сожалений знание все-таки не удержало. Глаза журналистка поднимать не решилась.
«Мне жаль, о, мистер Опасность и миссис Строгость. Мне жаль….».

+1

14

Чего у Фионы было не отнять, так это умения сказать очень много слов, но при этом не сообщить ровным счётом ничего. Подбор формулировок, интонирование - да каждая буква! - казалось, она была этаким Прытко Пишущим Пером наоборот, словно с её губ срывались зашифрованные послания, в которые успевали превратиться вполне нормальные мысли на пути от мозга к языку. И списать бы всё это на журналистскую привычку мало говорить и много замечать - в конце концов, в каждой специальности своя профдеформация, - но Минерва помнила Фиону школьницей, и это воспоминание мало чем отличалось от реальности дня сегодняшнего. Только глаза другие были, не горели тем огнём, который запечатлелся в памяти МакГонагалл, или же просто огонь изменился. Но что-что, а понимать Фиону с годами проще не стало. Минерве нравились головоломки и логические задачки, она даже маггловские порой не без интереса разгадывала, но тут о логике речи не шло, возникало ощущение, что они просто-напросто говорят на разных языках.
- Бояться и ненавидеть можно кого угодно. Магглорожденных, представителей нетрадиционной ориентации, религиозных фанатиков, гоблинов, евреев... Англичан, - хмыкнув, она изобразила старое ругательство на гэльском, которым шотландцы одаривали своих нелюбимых соседей. - Объект страха и ненависти не так сложно найти, с этим столетиями успешно справлялись как магглы, так и волшебники. Ненависть чистокровных к магглорожденным - всего лишь одна из граней, не сильно отличающаяся от других. Это не делает конкретный вид ненависти менее значительным, но и не вызывает удивления. Разница в том, что магглорожденных есть за что бояться. Вы, видимо, не поняли моих слов или не придали им значения, мисс МакГрегор, но я настаиваю, что это не просто взятые с потолка предположения старой преподавательницы, помешанной на передаче знаний подрастающему поколению. Магглорожденные действительно непредсказуемы и вместе с тем нередко являются обладателями достаточно сильных магических способностей, которые просто далеко не всегда удаётся вовремя раскрыть и развить. Вы помните уроки профессора Биннса о древних временах? Вряд ли в его изложении это могло прозвучать достаточно увлекательно, чтобы уловить и запомнить, но ведь прекрасная же теория!
Взяв свою чашку, она даже улыбнулась невольно.
- В старину существовала даже поговорка о том, что если кто желает загубить своего чистокровного врага, следует столкнуть его с магглорожденной ведьмой. Сложилось это поверье почти нелепо: просто один достаточно известный в своё время представитель древнего рода полюбил магглорожденную ведьму и женился на ней. Она, в силу своего незнания всех тонкостей магического мира, традиций и самой магии, допустила какую-то нелепую ошибку, что привело не то к разрушению древнего замка своего мужа, не то к смерти его любимой гончей, не то к его собственной гибели. Спустя годы другая магглорожденная ведьма, точно так же заинтересовавшая чистокровного волшебника, неосторожно рассказала о нём и его научных изысканиях своим близким, а те, услышав описания подготовительного процесса к проведению простейшего ритуала плодородия (в котором, несомненно, была нужна кровь, но исключительно в количестве нескольких капель), решили, что волшебник тот - посланец самого Дьявола, замышляющий недоброе против их деревни; беднягу задавили количеством и сожгли на костре, а едва не сошедшую с ума девушку отправили в монастырь. Примерно в то же время, но за многие мили от той местности магглорожденная ведьма очаровала сразу двоих молодых наследников двух фамилий, да настолько, что они сошлись в магическом поединке до смерти, борясь за её сердце. В итоге погибли оба, а их отцы, лишившиеся наследников и возможности продолжить род, обвинили в этом девушку, которая, быть может, даже не знала толком, какие вокруг неё кипят страсти. Или вот, скажем, вы знали, что Жиль де Рэ был чистокровным волшебником? А Жанна Д'Арк, судя по всему, являлась магглорожденной - и ведь тоже в некотором роде погубила его, - пригубив чаю, Минерва посмотрела на Фиону всё с той же едва заметной улыбкой, которая нашла отражение в глазах. - Совпадение, скажете вы, и будете совершенно правы. Точно так же чистокровные ведьмы губили полукровных волшебников, а магглорожденные кого-то спасали. Полную статистику никто не собирал, но просто так случилось, что именно эти случаи привлекли особое внимание. Почему? Потому что чистокровных волшебников всегда тянуло к магглорожденным как к небывалым диковинкам, почти понятным, почти родственным, почти таким же, как они сами, но всё же неуловимо отличным из-за этого "почти". Плюс их магия, вливание свежей крови в магический род - тогда ещё не забывали о пользе подобной... селекции. Так или иначе, в какой-то момент, когда жизнь волшебников стала сложнее, появились первые сложности взаимоотношений с магглами, повеяло необходимостью задуматься о Статуте и так далее... В какой-то момент нужно было кого-то обвинить в обрушившихся на головы сложностях, всплыли те самые случаи, были отброшены все остальные, аналогичные, но не подходящие по признаку "некто магглорожденный, по чьей осознанной или неосознанной вине пострадал чистокровный", а в голом остатке получился объект ненависти. Ну, во всяком случае, это одна из теорий.
Пригубив чаю, Минерва задумалась, много ли студентов вообще помнили о том, как профессор Биннс рассказывал об этом в рамках программы истории Средневековья и причин прихода волшебников к Статуту, помимо единственной официальной. Поднапрягшись, она вспомнила, что нечто похожее было в программе седьмого курса, но это был её максимум. МакГонагалл любила историю магии и сдала её в своё время на высший балл, но поблагодарить за это стоило книги и рассказы матери, а вовсе не профессора Биннса: на его уроках Минерва благополучно спала, как и девяносто девять процентов студентов - вот эта статистика была как нельзя точна. Быть может, если бы о прошлом рассказывал кто-то, способный увлечь подростков, они бы не совершали тех же ошибок в будущем.
- А заинтересовал меня не столько Альберт Ранкорн, - ладно, рассказали сказки, послушали, как студентка играет словами, пора бы и начать называть вещи своими именами, - сколько то, что вы начали высказываться в его поддержку. У меня, знаете ли, активная политическая позиция, я и на выборы собираюсь, потому и наблюдала за тем, как освещается предвыборная гонка. Удивило то, что вы, именно вы, начали высказываться в поддержку кандидата, чья программа даже в столь сжатом виде противоречит всему, за что вы так трогательно сражались в школьные годы.
Вернувшись к важной теме, улыбаться Минерва перестала, взгляд её тоже посерьёзнел.
- И если вы говорите, что фан-клуб "тогда маскировался", то что же заставило вас продолжать, когда вам стало понятно, что эта самая маскировка имеет место быть? - теперь в глазах МакГонагалл появилось беспокойство и настороженность. - Вам и сейчас угрожают? Вам... нужна защита от этого фан-клуба?
И прозвучало это вовсе не нелепо, как можно было ожидать от школьной преподавательницы, имеющей власть лишь в стенах Хогвартса. В голосе Минервы была уверенность в способности эту защиту обеспечить.

+1

15

- Жиль де Рэ? – переспросила Фиона. Что-то припоминалось по французской истории. Де Рэ считался древним темным родом в Европе, который стоял выше законов Франции. – Тот, который погубил сотни детей – и не надо меня убеждать в обратном! – чистокровка древней фамилии? Тогда я не удивляюсь, почему последних недолюбливают…. – обаятельно улыбнулась женщина. – Учитывая, что психопатов среди чистокровок никак не меньше, чем среди магглокровок, полукровок, не-магов или представителей второй группы крови.  Впрочем, отец – всегда неизвестне, поэтому утверждать что-то о чистокровности человека можно только с натяжкой. Я бы еще могла понять неприязнь магов к простецам, но к магглорожденным и полукровкам… Сами подложили себе мину замедленного действия.  Это ведь – свои! Этих семи лет было бы достаточно, при хорошем гибком воспитании,  влюбить в себя пришедшего из якобы другого мира.
Она отпила. Все семь лет считала, что чай у волшебников лучше. А потом  уже сама научилась готовить такой же….как у мамы.
Заложит,…не заложит.…  А какая к Мерлину разница? Сама  будет виновата.
- Знаете, профессор МакГонагалл, есть такая интересная теория одного ученого, который был убит во времена прошлой британской магической войны. Он еще утверждал, что чистота крови – это не так хорошо, как считают фанатики. Так вот. Она гласит, что магия есть во всем, даже крохотной травинке. Просто у магглов элемент, который «включает» магию – не работает. Вот и получает я, что все люди одинаковы: что маги, что нет. Просто у одних получается что-то хуже, а у других лучше. Вот и маги – продвинулись только в магии…и все.
Несмотря на все, но Макгрегор  придерживалась этой теории.  А еще считала, что и магию открыли не так давно, а изучать её стали так вообще пару сотен лет назад – как гласила другая теория.
Впрочем, тот человек потом «исправился» и стал от неё отрекаться.
- Если бы я хотела защищать подростковые идеи – пошла бы в аврорат, профессор…. – невесело ухмыльнулась журналистка. – Или – нарушив Статут – все бы рассказала и показала не-магам и лет так через пять оказалась самой разыскиваемой преступницей в девяти странах. А в своих статьях я никогда не вру, ибо «честность – лучшая политика»… - вспомнила она рассказ одного фантаста. И вкрадчиво заметила: - И сколько людей пойдет за Ранкорном, по Вашему мнению?
Если бы она хотела оказать влияние на Министерство, то надела бы маску наступающей у не-магов толерантности. Но ведь она журналистка противоположных взглядов, поэтому раз вляпалась в это дело, то и делать его надо хорошо, помня, что это не она выдумывает факты.
Последняя статья вышла под названием «Прекрасный новый мир», где расписывались преимущества расширения границ Англии и раздельное проживание волшебников и магглов. То, что антиутопии в магической Великобитании читал или смотрел мало кто – Фионка уже успела убедиться.
- «О дивный новый мир, где обитают такие люди. Немедля же в дорогу!» - хмыкнула она. – Мне стало…любопытно.  Может я решила Бонда изобразить?
А так же слишком хорошо изучила хронику той войны, чтобы не заменить, как быстро пропадали люди, если отказывали вежливым людям. Иногда вместе с семьями. Иногда те просто оказывались мертвыми.  А иногда…в Мунго.
- А если сова насрет на голову? Такое бывает?
- Впервые слышу.  Кажется, ты понравилась Невиллу. 
- А! Мелюзга меня почему-то любит.

На бывшую учительницу Фиона глянула лишь с грустной улыбкой, покачав головой.
- Вряд ли можно дать человеку защиту, кроме него самого.  Даже аврорат.  Лонгботтомы же были аврорами.

Отредактировано Fiona McGregor (10 июня, 2016г. 00:42)

0

16

- Есть далеко не одна теория о том, что представляет собой магия и взаимодействие волшебника и не-волшебника с ней, мисс МакГрегор. Упомянутый вами учёный, кстати, не был автором той теории, о которой вы рассказали, она старше него лет этак на триста как минимум. За последний же век ничего нового в этом вопросе не было сказано, учёные и те, кто себя считал таковыми, занимались лишь переливанием из пустого в порожнее и пересказом уже давно высказанных теорий своими словами. Этот вопрос так до сих пор и остаётся неисследованным, так что нельзя с уверенностью утверждать, что та или иная теория соответствует истинному положению вещей. Нет весомых доказательств ни одной из них, а пока доказательств нет, это остаётся в области веры, гипотез и заблуждений, не более, - пожала плечами Минерва. - Тема, несомненно, интересная и всегда актуальная, и я была бы искренне рада, если бы кто-то, обладающий познаниями как в магии, так и в маггловской науке генетике, занялся глубоким исследованием проблемы, предоставив впоследствии результат своей работы, который, возможно, сдвинул бы с мёртвой точки закостеневшее мнение магического сообщества, вот только что-то желающих не видно. Зато хватает тех, кто либо горазд цепляться мёртвой хваткой в устаревшие понятия, боясь услышать о том, что не настолько уж он исключителен, либо тех, кто голословно утверждает, что эти самые устаревшие понятия бестолковы, не предлагая взамен ничего, подкреплённого доказательной научной базой. С моей точки зрения, ни одна из сторон не выглядит умнее или лучше другой.
А уж когда обе сталкиваются лбами, пиши: пропало. Об этом МакГонагалл вслух уже не говорила - и без комментариев понятно.
- "Мы не хотим перемен. Всякая перемена - угроза для стабильности", - цитатой на цитату ответила Минерва, чуть закатив глаза. - Да, мисс МакГрегор, можете поставить маггловскую классику на полочку к танкам и основам генетики. А вот Бонда оставьте себе, не знаем мы таких. И, кстати, хотя бы просто из уважения могли бы не использовать в речи маггловские имена и термины, которые очевидно незнакомы мне. Разумеется, если хотя бы мало-мальски заинтересованы в том, чтобы я вас более-менее поняла, и если это самое уважение не является лишь плодом моего воображения. Кажется, я не размахивала стягом "Магглорожденные - зло" и никоим образом не аппелировала к ограниченности вашего понимания магического мира, чтобы вы постоянно указывали мне на то, что я не знаю чего-то о маггловском. В конце концов, это уже попросту некрасиво.
Пожалуй, на месте МакГонагалл многие могли бы и оскорбиться, и начать раздражаться; в её пользу играло терпение и многолетний преподавательский опыт, позволяющие Минерве отделять зёрна от плевел.
- Лонгботтомы были аврорами, это верно, - проговорила МакГонагалл, помрачнев. - Представителями одной из самых опасных в магическом мире профессий. Вы хотите собрать статистику смертности и серьёзных повреждений среди сотрудников Аврората? Воля ваша. Можете провести аналогии с аналогичными показателями в маггловских правоохранительных органах.
И как она сказала? Пошла бы в авроры, если бы желала защищать подростковые идеи? Защита подростковых идей? Мерлин! Фиона не знала и половины того, что стояло за трагедией Алисы и Фрэнка. Минерва спросила себя, говорила бы она так же легко об этом, обладай сведениями о Пророчестве, Ордене Феникса и всех героических действиях Лонгботтомов, но вынуждена была с досадой признать, что, вероятно, это бы Фиону не остановило. И вот это уже вызывало эхо глухого раздражения; по крайней мере, Лонгботтомы боролись за то, во что верили, а не прятались за сводками о чужих трагедиях, оправдывая возможностью попадания в оные своё бездействие.
- Похоже, вы считаете себя вправе рассуждать, стоили ли "подростковые идеи" Лонгботтомов того, что с ними случилось, - голос прозвучал сурово, но МакГонагалл не пыталась скрыть своего неодобрения. - И что же, по-вашему, даёт вам такое право? То, что вами при условно схожих обстоятельствах двигало любопытство?
Быть может, это встреча была не такой уж хорошей идеей, как изначально казалось МакГонагалл.

+1

17

Ну и хрен с ними, молча пожала плечами, бывшая рейвенкловка, уже битых полчаса как размышляющая: нафига она сдалась бывшей преподавательнице, что хотят предложить и что попросят взамен. Явно не просто так пригласили на шотландский чаек. Без внутреннего Шерлока приходилось плохо – кусочки мозаики никак не хотели складываться.
- Я не могу знать, что Вам знакомо, а что нет… - вежливо заметила Фионочка, наконец отошедшая от знания, что декану Гриффиндора известна генетика. – Если читали классику антиутопий, то может и Флеминг известен. В конце концов, книги и фильмы про английского шпиона 007 выходят уже лет тридцать.
Судя по всему, Минерва Макгонагалл уже была готова её прибить, не сходя с места. Выдержки у этой женщины хватало и на роту солдат, ибо обычно Фиону мечтали придушить минут так через пять. По крайней мере, выражение у замдиректора стало столь страдальческое, что рыцарь Печального Образа мог завистливо снимать лавровый венок и кидать тот в суп. 
Школьные годы чудесные. В которые она так сильно боролась со всем миром сразу, что, похоже, проимела все на свете. Впрочем…женщина напротив была из того поколения, которое проебало Первую Магическую и спокойно начало вторую.
Людям старше Лисы – Фиона не доверяла. 
Людям старше Лисы – Фиона ненавидела смотреть в глаза.
Где-то там, в Британии, скрывался сейчас человек без мизинца, семнадцать лет назад совершивший ошибку в глазах нынешнего поколения. И журналистка подозревала, что может поменяться с ним местами.
У проигравших нет ни крови, ни чернил.
Только своя правда, которая все равно пробьётся. Рано или поздно.
Макгрегор чуть не хлопнула ладонью об лоб; но удержаться от очень емкой длинной фразы, высказав неполиткорректно все, что думает о взрослых магах…эээ…в смысле, магах старше тридцати лет, не смогла. Осуждать родителей Невилла в чем-либо у неё в мыслях близко не было. При чем тут статистика смертности, её право и подростковые идеи – было не понятно. Да и вообще, встреча напоминала описанную в «Двух Капитанах»: ненцев и исследователей. Один из которых, изобразил карту Северного Ледовитого океана, а аборигены, решив, что проходит всесоюзный конкурс рисунков, нарисовали рядом оленя. Ну а че: они тоже рисовать умеют!
Это было очень плохо. Ибо с кружком любителей всякой невкусной гадости, несмотря на явные разные цели, договориться о сотрудничестве вышло минут за двадцать.
- Да кто их осуждает-то, профессор?! Просто защиты нет на свете! Даже наши борцы за все хорошее против темнухи не помогут, что уж про школу говорить. Почти никто не вписывается. А те, кто пытается что-то защитить – всегда слабее нападающих.  А у меня силенок не хватит! Я даже Дж…неважно… защитить не смогла… Защита… - криво улыбнулась журналистка. Говорить, что те, у кого хватает сил защитить – никогда не делают этого бесплатно, не стала. Решила, что декан и сама догадается.  – Вы еще, наверное, в безопасность верите…. А что касается Лонгботтомов … Я никогда не была сторонницей поговорки, что «жертва – сама виновата».
На взгляд женщины, эта поговорка имела такой же лжефилософский контекст, как и «что меня не убивает – делает сильнее».
Что не убивает – то калечит.
- Виноват сильный. Не слабый. И не жертва. – виновата она, что допустила могилу на кладбище. – Вы же меня не просто так пригласили? – прямо спросила собеседницу Фиона. Ей до зубной боли надоело ходить кругами, отвлекаясь на всякие цветочки-лютики и прочую теорию магии, которая ее сегодня была интересна, примерно как любимый сорт чая Рудольфуса, мать его, Лестрейнджа.
В простые чаепития она тоже давно не верила.

0

18

- А что вас не устраивает в школе, мисс МакГрегор? Тёмный Лорд однажды уже сюда приходил - и был вежливо выпровожен, - проговорила Минерва таким тоном, будто сообщила о прогнозе погоды на завтра или месте проведения следующего чемпиона мира по квиддичу. - Снова явится - снова выставим; чай не на слезах третьекурсниц Хаффлпаффа стены держатся.
Само собой, МакГонагалл прекрасно видела разницу между соисканием должности двадцатилетним юношей и военным вторжением в исполнении опытного Тёмного волшебника, уже однажды перехитрившего саму Смерть, но и в прочности стен Хогвартса и силе его защитников была уверена, как и в том, что при подобном раскладе на помощь придут Орден Феникса, весь Аврорат и даже, может быть, кентавры, если, конечно, к тому времени достанут головы из-под хвостов.
- А вы никогда не слышали, что лучшая защита - это нападение? - вопросительно приподняла она брови, хотя вопрос, разумеется, был риторическим. - Потому что пораженческая позиция, опущенные руки и фаталистичное нытьё о том, что всё бесполезно, низвергает любого до уровня червя, барахтающегося в луже в ожидании того, как на него наступят ботинком. Если вы вдруг забыли уроки истории, мисс МакГрегор, напомню, что она имеет свойство повторяться. Первая магическая закончилась, большинство Пожирателей Смерти оказалось в Азкабане, Сами-Знаете-Кто был повержен. У нового витка этой истории есть все шансы закончиться точно так же, а то и вовсе поставить на этом точку. Но, разумеется, если в страхе забиваться под политически выверенные заголовки или продавать свою правду за иллюзию спокойствия, ничего не получится.
Вздохнув, она прикрыла глаза на миг, после чего подняла вновь совершенно спокойный взгляд на Фиону и проговорила уже гораздо мягче:
- Мисс МакГрегор, я прекрасно понимаю, почему вы боитесь, но неужели вы правда верите, что, продавшись за тридцать сребреников, обеспечите себе безопасность в том случае, если ваши покупатели добьются своих целей? - да, разумеется, Библию она тоже когда-то читала, а также знала множество религиозных текстов наизусть - трудно избежать этого, будучи дочерью пастыря. Ну да теперь уже было не до обсуждений того, что может и не может знать о маггловском мире ведьма. - Вы - нечистокровная волшебница. Пока вы полезны, вас будут использовать. Как только отпадёт надобность, вы последуете за остальными. В войне Геллерта Гринделвальда целая нация неугодных сгнила в гетто. Полагаете, Тёмный Лорд будет более милостив? И не будет ли в этом случае и вашей малой вины в большой вине сильного?

+1

19

- А он не умеет учиться на ошибках и придет открыто? – парировала в ответ женщина. Определенно, Гриффиндор – это диагноз.  – А если явится с боем.… Впрочем, про ход в Хогсмид, думаю, знаете, и эвакуировать мелкую школоту сможете.
Другое дело, что, как говорил один богач: зачем мне кардинально переделывать завод, когда я могу просто сменить директора? И не обязательно оставлять на посту Даму-в-розовом, можно поставить хоть её заместителя. Империус или Аморенцию еще никто не отменял. А уж в ментальной магии Лорд уж точно один из лучших. Долохов и Рудольфус еще, говорят, хороши.
- Слышала. От выращенных под ало-золотыми знаменами… - ответы на риторические вопросы не требуются, но Макгрегор не сдержалась. – А еще лучшая защита – выжидание времени для нападения и понимание алгоритма бича системы.
И…умение держать язык за зубами. Хотя – поздно уже. Но ведь это декан на всю голову отмороженных львят; один из них, конечно, был в рядах недобитого Лорда, но тем не менее. Эти придурки всегда с шашкой наголо чешут через густые кусты, вопя при этом что-то бодрое и патриотичное. «За Родину, за Альбуса Дамлдора!», например. Им даже ума не хватит взять пример с противников и спрятаться за масками.
Маска – хорошая защита.
А самостоп, двоемыслие и журналистское умение «взболтать мозги» - неплохой рабочий заслон для того, кто знает о своей беззащитности перед легилименцией. 
Она видела глаза одного из них и знает, что такую фанатичность не победить собственными криками о жажде правды прямо щас. Она хочет свободы. И правды. И Страны-делай-что-пожелаешь, а не Страны-делай-что-говорит-Министр-вне-зависимости-от-его-рацсветки. Прямо сейчас. Но если ради этого придется просрать репутацию магглолюбивой журналистки и потерю собственных акций в глазах некоторых знакомых и немного подождать – она готова пойти на это.
- Хотя, некоторые, считает её пораженческой – не спорю. И я снова повторю свой вопрос: сколько населения пойдет за Ранкорном, и почему я уже сразу готова поставить процентов 80 на победу за его противника?
Впрочем, в хит-визарды она не пошла по намного более прозаической причине, которая переселила все остальные вместе взятые. Младенец на руках и ответственность за него, при отсутствии всяких разных мамок и нянек. Зря. Она теперь, как никогда, понимала слова того аврора, который говорил – разорвут тебя тогда противоборствующие стороны. Противоборствующие, говорите, и внимательно вгляделась в ведьму.
- Круциатус испытан в полевых условиях, и не известно, удастся ли под ним или перед угрозой применения не сдать остальных… - честно заметила магглорожденная ведьма, якобы ни к кому не обращаясь.
Скептизм по поводу конца войны женщина предпочла оставить при себе. По скупым сведениям выходило, что смертоеды выигрывали, когда маленький Поттер ухитрился остановить Того-кто-понтуется-именем. А может и не он. Может его родители смогли найти способ, а на Гарри свалилась вся мирская слава. Возможно, после воскрешения Лорд стал умнее и не станет охотиться за мальчишкой, только чтобы добить его.  В конце концов – он всего лишь мальчик, а не мессия.
- А безопасности и не бывает… - усмехнулась журналистка, верящая в ад. Собственно, поэтому и заменила в собственной системе богов. Так было не очень страшно, даже зная, что в конце ждет тьма в конце туннеля и прочие горячие сковородки. А ждет он её в любом случае: хоть индульгенции покупай, хоть от любых своих слов отрекайся и гибельной их отравы. И ответила просто и коротко про собственную полезность. – Я знаю.
Про целую нацию Фиона промолчала, пусть даже слышала про это в первый раз. От сарказма удержаться не удалось, однако, оценить литературность языка – оценила. Ревейнкловка выразилась бы короче: тот, кто прячет голову в песок – оставляет беззащитной задницу.
- Все эта нация продалась ему за тридцать сребреников? Младенцы тоже успели? Вы считаете меня предательницей… - не спрашивая, а утверждая, заметила Макгрегор. И улыбнулась. - Это очень хорошо. Только хочу напомнить: у куниц очень острые когти, профессор.

+1

20

- Я спрашивала, мисс МакГрегор, - мягко возразила Минерва. - Вы ответили. Фан-клуб - пригласили первыми - любопытство. Помните?
Мерлин, эта девчонка снова перекручивала всё дракл знает как и ставила вниз головой. Как-как? Каком кверху. Сначала говорила одно, потом другое - и Минерве приходилось гадать, не то Фиона и правда всего лишь делала вид, что играет за команду плохих ребят, чтобы не вызвать их агрессию, не то всё-таки окончательно сдалась, решив идти по пути наименьшего сопротивления. И задачу понять её МакГрегор ничуть не упрощала, только усложняла с каждым словом всё больше, а у МакГонагалл не было ровным счётом никакого права тыкать наугад в одно из двух, надеясь, что палец не попадёт в зубастую пасть.
- И что-то не припомню среди студентов Гриффиндора Александра Македонского, мисс МакГрегор, - хмыкнула она. Аппелирование к факультетским признакам всегда её забавляло. Неужели взрослые разумные люди и правда верили, что и за пределами школы мир разделён на четыре цвета и любой волшебник чётко вписывается в заданные Шляпой рамки? Слава ограниченности! - А выжидание времени для атаки - это уже стратегия, но всё того же нападения, так что вы уже к казуистике прибегаете.
Сам же разговор давно начал походить на какое-то балаганное словоблудие, из которого необходимо было выбираться так или иначе. Например, перевести разговор на погоду, допить чай и пожелать эксцентричной мисс удачного дня, признав, что встреча оказалась просто впустую потраченным временем. Или сказать правду в лоб, обеспечив долгожданное взаимопонимание, которое с равной вероятностью могло вылиться в опасность для самой Минервы как минимум.
- Ладно, мисс МакГрегор, допустим, вы обладаете пророческим даром и точно знаете, что Ранкорн в выборах не победит. В чём же тогда стратегия? Может, куница просто забыла, что у неё эти самые когти есть? - она вопросительно приподняла брови и пожала плечами, скрестив руки на груди. - Что-то мне не попадались ни подпольные газеты, ни оппозиционные брошюры, ни даже анонимные буклеты, где с трудом угадывался бы след когтистой куньей лапы. Нападение - это ведь не только с шашкой наголо в кровавую баню.
Минерва решила, что сделает эту последнюю попытку расставить точки над "i", а там уж дракл с ним, можно и о погоде, если всё продолжится так же, как было до сих пор.

+1

21

- Это тоже была правда. Хоть и не вся… - пожала плечами журналистка. – Я не могла знать, насколько глубоко вы восторгаетесь этим высоким уделом по спариванию чистокровных.
Макгрегор поняла, что не против слямзить у кого-нибудь Маховик времени и свалить в прошлое, где Тот-который еще маленький и прибить его к чертям собачьим; ради этого даже готова была наступить на горло собственной песне «не убий». Фантазия закончилась на месте, где выяснилось, что старший Лестрейндж узнавал про её выкрутасы и тоже уходил в прошлое, с целью остановить сумасшедшую девчонку.
Кажется смотреть на ночь Терминатора было лишнее.
- Может и забыла.… А может неделю назад выписалась из больницы – куда её отправили наши любители сегрегации и крови – ибо елки-елки на дворе, и до сих пор посещает колдомедика. Куница всегда была слишком глупой и самоуверенной… - по-новому улыбнулась Фиона. – Впрочем, ей еще повезло. Её спутнику – нет.
Если бы тут была мисс Гамп, то сходу бы узнала улыбочку того больничного дня.
Эльки тут не было.
К слову…
- Профессиональный любитель сегрегации Вас заинтересовал не просто так? Да вы не переживайте. Он – добренький. И даже о встрече память оставляет. По крайней мере, кроме меня, было кому убедиться в этом, - сарказм в голосе, наконец, прорезался.Впрочем, плевать ей на Рабастана – пусть делает, что хочет. Хоть котят ведрами топит и принимает ванны из крови магглорожденных девственниц. Если найдет этих самых девственниц.  - Питер Петтигрю? Он же был Вашим учеником? Что Вы можете сказать о нем?
В тот раз она поблагодарила Гермиону за интервью и перестала надоедать осиротевшей девушке. Но вопросы остались. И главные из них были: знал ли директор Хогвартса, что допустил к детям пожирателя, Петтигрю – официально убитый Сириусом Блэком – слухи, о смерти которого оказались немного преувеличены, оказался совсем не невинной овечкой, а вполне себе волком.   
Если знал Фадж, то естественно знал Мистер Аврорат. Не может не знать об этом глава спецслужбы, который отпустил половину смертоедов за отсутствием улик, с напутствием идти и больше не грешить. А еще она читала в старых подшивках Пророка, что Барти Крауча-младшего Каркаров сдал прямо во время суда. Отец сразу от него отказался, но как тогда сын смог сбежать из тюрьмы без шума? И целый (о, Мерлин!) год преподавать под личиной Аластора Грюма?
Сириус совсем не убийца? Произошедшее на Хеллоуин показало, что он сражался на стороне прохожих, а не своих, якобы, друзей в масках.
Выходит….
Выходит тринадцать лет их доблестный аврорат мариновал непричастного человека в Азкабане.
Просто великолепно.
Триста баллов Аврорату.
И эти люди что-то бурчат на любителей сегрегации.
Те, хотя бы, не врут и поступают честно.
А, следовательно, надо чтобы люди увидели – кто ими правит.

Отредактировано Fiona McGregor (6 июля, 2016г. 21:41)

+1

22

Мрачно нахмурившись, Минерва выслушала слова Фионы о больнице, перебирая в уме газетные вырезки недельной давности. Не было в "Пророке" ничего о нападении на двух волшебников и, тем более, смерти одного из них. Значит, вероятнее всего, тот спутник, которому повезло меньше, был магглом, что казалось вполне логичным, учитывая отношение МакГрегор ко всему волшебному. Выходило, что эта тихая война унесла ещё на одну жизнь больше, но магический мир даже не узнал об этом, поскольку ему всегда было наплевать на соседей. И личная драма маленькой девочки, вырванной из одного мира, но так и не нашедшей себя в другом, осталась только с ней, потому что первый мир не мог толком понять, что случилось, а второй не видел в случившемся особой драмы.
— Мне жаль, — тихо и просто проговорила МакГонагалл, перестав скрещивать руки и вместо этого опустив их на колени.
Была бы на месте Фионы Яэль — Минерва бы обняла её или сжала её ладонь, но Яэль не было, вместо неё перед МакГонагалл сидела малознакомая молодая женщина, как оказалось, загнанная настолько, что перестали работать принципы и надеваемых для других масок, и защитных иголок, и ложных образов. Однако МакГонагалл хотя бы услышала то, что хотела, в чём нуждалась — увидела прямоту и честность, пусть теперь и обнажающую какой-то нерв, но зато позволяющую понять, что разговоры о погоде откладываются. Не было ни малейших сомнений в том, что Фиону всё равно будет непросто понять, но когда Минерву останавливали сложные задачи?
— Питер Петтигрю и правда был моим учеником, — чуть расслабившись, она пожала плечами, всё ещё не избавившись от мрачного выражения лица. — Как и почти все, кто вернулся с Первой магической в деревянных ящиках. Как и большинство из тех, кто их в эти ящики загнал. Я была их учителем, поэтому о каждом могу сказать что-то. Куда менее ожидаемо то, что вас заинтересовал Питер, который, если мне не изменяет память, последний раз упоминался в разделе некрологов "Пророка" ещё четырнадцать лет назад. Ах нет, ещё два года назад после побега Сириуса Блэка, который, к слову, тоже был моим учеником.
Пожалуй, она была готова поговорить о Питере откровенно. О нём и многом другом, что незаживающими шрамами пожирало душу долгие годы, не позволяя спокойно спать ночами. Однако не стоило забывать о просьбе Руфуса не раскрывать информацию о невиновности Блэка, а также о том, что Фиона всё же оставалась журналисткой. И всё же... И всё же они, казалось, нащупали какое-то подобие понимания, которое Минерве не хотелось упускать.
— Почему вы интересуетесь Питером?

+2

23

Макгрегор неопределенно передернула плечами. От жалости нет ни проку, ни толка – в этом её случайный собеседник оказался потрясающе прав. Насколько он еще был прав, женщина предпочла не задумываться. Ни ума, ни храбрости, даже домой уже не попасть – опоздал этот дракллов благодетель со своим обливейтом лет на тринадцать – хоть заищись всех этих гудвинов и иже с ними. Кольта, впрочем, тоже таким не положено.
- Мне тоже… - улыбка, тем не менее, никуда не исчезала. «Это я так плачу, мамочка». Фиона знала: простецы, на взгляд магов, подобны животным. Можно любить кота или собаку, но относится к ним как равным смешно и нелепо. Жаль о многом. Работу журналистка привыкла выполнять качественно, вне зависимости от своего отношения к объекту публикаций. – Знаете, профессор, часто бывает так, что человек сначала что-то сделает, а потом начинает подгонять под это отговорки и обоснования. 
Знает или нет? – внимательно разглядывала профессора Макгонагалл журналистка. «Ага. На территории подопечного им детского сада возродился Воландеморт, и никто ничего не знает» - ехидно заметил в глубине разума Шерлок. Просто страна незнающих, не слышащих и невидящих, право слово. Декан львят дурочкой никогда не была и слепотой не отличалась.
- Просто…- и снова невинная улыбка. И пошла в ва-банк. – Птицы шепчутся, что Питер Петтигрю живее всех живых и участвовал в призыве Того-который-всех-достал.

+1

24

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Вот как, - чуть сжала губы Минерва. – Птицы, значит.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifПтицы шепчутся, куницы точат когти и скалятся, полосатые жуки дохнут, как мухи, лисы душераздирающе воют от тоски, а старые кошки сбрасывают шкуру очередной жизни и, подняв хвост трубой, идут вперёд. И никакой тебе валерьянки.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Свою версию случившегося на кладбище Литтл Хэнглтон после того, как схватил кубок Турнира Трёх Волшебников, Гарри Поттер обнародовал ещё летом. В том числе он говорил и о Питере Петтигрю. В течение более чем полугода птицы предпочитали заглядывать в рот Корнелиусу Фаджу и забрасывать свидетеля случившегося вопиллерами о грязной лжи или рекомендациями провериться в Мунго, – говоря так, Минерва не имела в виду именно Фиону, поэтому голос её не стал резче или суровее, как и взгляд. Скорее уж она смотрела на мисс МакГрегор задумчиво. – Что изменилось теперь, если эта тема оказалась вновь поднята спустя столько месяцев?
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifФиона дружила с Яэль. Минерва передала Яэль информацию о Сириусе Блэке, которая делала очевидной вину Петтигрю. Могла ли Яэль раскрыть эти сведения подруге, проигнорировав просьбу сначала посоветоваться с Руфусом? МакГонагалл сказала бы, что нет, поскольку доверяла мисс Гамп, но что, если та в свою очередь полностью доверяла Фионе? Но и спросить-то напрямую было нельзя, потому что иначе можно поставить Яэль в невыгодное положение.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Давайте начистоту, мисс МакГрегор, – устало потерев переносицу, Минерва сложила руки на коленях. – Вы спрашиваете как журналистка, как неравнодушная гражданка магической Британии или как кто-то ещё? Боюсь, не всё и не всегда можно публиковать, если, конечно, беспокоиться о последствиях.

Отредактировано Minerva McGonagall (13 июля, 2016г. 14:18)

+1

25

Сдавать Гермиону или Эльку молодая женщина не думала. Это не только было неприлично, но и девушка придерживалась точки зрения, что знают трое – знает весь мир. А мир отлично обойдется и без лишнего знания: кто в нем неблагополучные  винтики системы.
- Если вы читали мои летние заметки, то могли увидеть, что меня совсем не привела в восторг эта волшебная честь, так отличная от маггловской, что колдуны позволяют себе нападки на мальчишку, - пожав плечами, просто заметила Макгрегор, которая еще летом знала, что Тот-который-повторил-подвиг-Христа жив, чего, впрочем, им не желает. Подтвердила леди Малфой. – Те певчие птицы тоже не пришли от этой грязи в восторг.
Магглорожденная ведьма задохнулась от обиды, когда поняла, что в глазах Макгонагалл выглядит, как неуемная глупая девочка, которую стоит поставить в угол и пусть пишет свою правду, но только политически правильную и выверенную.  Тяжело вдохнула и мысленно завернула занимательный оборот, в котором затронула теплые отношения чистокровных магов в любимой всеми Британии, Лестрейнджей (сквиба им в родственники и потомков на барсучьем факультете!), некоторых живущих под ало-золотым флагом, собственную редакцию, журналистов, Ранкорна, Скримджера и общую их постель на двоих, Долохова с его зелененькими кальсонами, которые она обожала своей оранжевой юбочкой, собственный несчастный, всеми любимый, мозг, футбол, людей с резней на очень важную тему «кто равнее». И, почему-то, Лорда (который по совести говоря, был на этот раз совсем ни при чем; несмотря на то, что в этой стране его считали виновным даже в падеже скота), а так же сказочную Бузинную палочку, которую применила с фантазией достойной проктолога под кайфом. На счастье всех вышеперечисленных, даже самый опытный некромант не выдержал бы такого желаемого им веселья, которое противоречило анатомии и психологии человека, а так же законам физики и трансфигурации.
Стало немного легче.
По крайней мере, стреляться из волшебной деревяшки наповал перехотелось.
Отпила давно остывшего чая. Не поймешь их. То: ой-ой, она продала свою шариковую ручку и компьютер – чистокровным снобам, то: ой-ой, она не заботится о последствиях и хочет, чтобы люди знали неприглядную ПРАВДУ. Определились бы уже, в конце-то концов. Шеймус…я помню твое лицо.
- Тогда почему вы упоминали про мой нынешний конформизм и бывшую воинственность, если нельзя публиковать факты? – тихо отметила журналистка. – Как много кто. Гражданка. Мать. Журналистка. Рейвенкловка. И многие, многие другие эпитеты.

+1

26

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Факты фактам рознь, мисс МакГрегор, – пожав плечами, спокойно ответила Минерва. – Полагаю, вы куда лучше меня знаете, насколько велика бывает порой сила печатного слова, как способна влиять на умы тысяч людей и способствовать формированию их мнения. Правда, несомненно, остаётся одной из величайших ценностей и благодетелей мира, но иногда она способна причинить вред хорошим людям и привести к опасной ситуации. В таких случаях её следует преподносить очень осторожно, старательно подбирая выражения и просчитывая время. Иначе правда превратится в оружие разрушения, а не созидания, как должно быть.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifВ чашках чай давно остыл, в чайнике его температуру поддерживали чары, так что МакГонагалл заклинанием очистила их с Фионой чашки и наполнила заново. От ароматной жидкости вновь начал подниматься успокаивающий медитативный парок.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Я могу сказать вам правду, мисс МакГрегор, – решила она. – О Питере Петтигрю, о чём-то ещё, что вас интересует. Но только в том случае, если, слушая её, вы на короткое время перестанете быть журналисткой. Как я уже говорила, некоторые правды способны слишком многое разрушить, а наш мир сейчас и без того едва держится, чтобы ещё и подножки ему делать.

+1

27

Минерву МакГонагалл она знала лишь по слухам и чужим отзывам. И по своим семи учебным годам, за которые вывела однажды даже собственного декана. Женщина была живой и что еще важней – человеком. И именно поэтому Фиона не испытывала никакого желания, начинать объяснять, как она дошла до жизни такой; все затрещины на этом пути, тычки в спину, лить горькие слезы и клятвенно заверять, что «больше не будет». Можно подумать, она яблоневый сад у Министра обнесла, а не с Пожирателями скорешилась! Профессор была еще по эту сторону Стикса. И хорошо.
Хорошо, хоть профессора дочь не слышала. Девочка недавно наткнулась на один комикс и теперь бегала и заявляла, мол, никаких там компромиссов даже под угрозой Армагеддона. Лично журналистка в детстве любила историю про Вик Сэйджа. Знала ли Макгрегор про разрушение правдой? Знала. Но не меньше она знала и про то, что факты прорвутся через недомолвки и ложь рано или поздно. И тогда становится намного хуже. Да и вообще – иногда стоит рушить до булыжника, и потом возводить дивный новый мир, а не пытаться обновить в доме стены, когда фундамент полностью сгнил. 
Фиона предпочитала новую журналистку, пусть редко писала в этой стилистике в магическом мире. В мире без волшебства же публиковалась так постоянно. И не видела разницы между режимом, один из которых позволяет официально посадить нахрен сколько времени, невиновного человека за убийство кучи людей, которое он даже не совершал и режимом, позволяющим человеку устроить в Вест-Энде автомобильную аварию с кучей пострадавших.
Магглы же. Похрен.
Все виновны.
И никто не уйдет от богини правосудия…даже если для этого придется подорвать её Дворец.
Разрушать тоже, иногда, кому-то надо.
- Журналисткой – перестану.
Не обязательно быть журналистом, чтобы что-то опубликовать. Не обязательно даже отнестись к этому как к работе. Не обязательно даже что-то публиковать – для этого могут найтись иные люди. 
В конце концов, терять, по большему счету, ей уже почти нечего.
Почти.
- Только можно вопрос… совершено не по теме? Вы знаете кого-нибудь по имени Роберт Локамп?
Как Фиа успела убедиться – преподаватель транфигурации знала фамилии своих учеников.
Макгрегор очень хотелось услышать положительный ответ.

Отредактировано Fiona McGregor (14 июля, 2016г. 13:15)

+1

28

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОтвет Фионы ей отчего-то не понравился. Не то интонацией, не то словами (хотя к чему было придираться? слова как слова), не то сопутствующим выражением лица. Идея о том, чтобы сказать правду, уже не казалась такой уж хорошей, но от принятого решения отказываться Минерве не хотелось. К тому же она всё-таки надеялась на разумность мисс МакГрегор и её понимание текущей ситуации, а также перспектив раскрытия той или иной информации. Пока что, впрочем, ни о чём существенном Фиона не спросила, вновь зачем-то устроив экскурс в маггловскую литературу, отвлекаясь даже от своего собственного вопроса о Питере Петтигрю. Что же, на то была её воля и её право, к тому же вернуться к ранее поднятой теме можно было и чуть позже.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– В некотором роде знаю, – ответила МакГонагалл. – Не скажу, что мы когда-либо были близки, но, помнится, он утверждал, что в жизни мы платим за всё двойной и тройной ценой, поэтому ни к чему ещё и покорность. А также говаривал, что дальше полуправд нам идти не дано, ведь и со знанием полуправд мы совершаем множество глупостей – на то мы и люди. А уж если бы знали всю правду целиком, то вообще не могли бы жить. Полагаете, он в этом был прав?
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна вопросительно посмотрела на Фиону и медленно поднесла к губам чашку.

+3

29

Ну, в одном Фиона уже знала правду точно. Этот «Роберт Локамп» - гребанный любитель Ремарка. Сама же девушка относилась к немецкому писателю как-то не очень. Впрочем, еще был шанс на то, что родители-оригиналы с идентичной фамилией родились в Штатах или на материке. Она бы, чисто прикалываясь, тоже сына назвала бы Робертом Роем; Мэрил еще повезло.
- Не уверена на счет глупостей и жизни…. – пожала плечами женщина. В данном случае с удовольствием узнала бы всю правду о нанимателе. Незнание – вот в чем опасность. – Литературным персонажем этого существующего человека, с этими инициалами, можно назвать так же, как Вас – римской богиней и потомком самого худшего поэта Британии, Гермиону – участницей древнегреческой трагедии или Торфинна – исландским мореплавателем в саге об Эрике Рыжем. Вы просто не представляете, как помогли…. – негромко рассмеялась. Надо было спросить сразу. – Вот видите, правда имеет свойство прорастать сквозь ложь, профессор. Министру…бывшему министру Фаджу тоже не очень-то помогли его попытки закрывать глаза на собственный страх.   
Женщина вздохнула и отпила чая, напоминающем о матери. Как говорил один её друг: героизм – дело нужное, в смысле, что только нужда на него толкает. Прав оказался несказанно как. Другое дело, сколько и как проживет она, когда откроется её участие в громкой будущей авантюре, про которую не стоит говорить ни Эль, ни Вернеру, ни Доулсон, ни, тем более, МакГонагалл. Пусть все считают, что она скурвилась – больше времени так выиграет. Мэйсен, правда, что-то подозревает, ибо не верит в её доверие Ранкорну.
- Так Петтигрю значит жив?

0

30

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifИ снова всё стало не очень понятно, но на этот раз от Минервы хотя бы не ожидалось комментариев на бурный поток слов, проистекавший из уст Фионы, достаточно было лишь ответа на прямой и простой вопрос. МакГонагалл молчала десяток-другой секунд, покручивая в пальцах чашку и вдыхая аромат чая, который бодрил и придавал сил, после чего всё-таки проговорила:
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Крысы – весьма живучие создания, мисс МакГрегор, – за сдержанной улыбкой нельзя было ничего прочесть. – Почти такие же живучие, как тараканы. А трусливые люди, спасая собственную шкуру, в критических ситуациях способны на весьма неожиданную сообразительность и нестандартность мышления.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifСледовало отдать Питеру должное: афера с откушенным пальцем и инсценировкой собственной гибели была почти гениальна. В особенности потому, что никто не мог ждать ничего подобного в исполнении недалёкого простофили, хвостом ходящего за своими более яркими друзьями. Всем было проще поверить в то, что по-настоящему хороший человек поступил дурно. Всем, в том числе и ей. Эту ношу Минерве предстояло нести до конца жизни, особенно явно ощущая её тяжесть при каждом взгляде в глаза Сириуса Блэка, навечно застывшие между юностью и старостью.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifИ всё же Минерва была благодарна Питеру за урок, который он ей преподал. МакГонагалл не намеревалась больше совершать подобные ошибки.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Крысы далеко не так глупы, как многие считают, а потому им порой удаётся обвести даже очень умных людей вокруг откушенного пальца, – добавила она. – А потом заползти в самую глубокую нору, чтобы никто не нашёл и не смог рассказать, какова правда.

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (1991 - 1995) » Сила печатного слова (29 декабря 1995)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC