Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (1991 - 1995) » Пустыня, загадки, женщины (20 августа 1995)


Пустыня, загадки, женщины (20 августа 1995)

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Название эпизода: Пустыня, загадки, женщины
Дата и время: 20 августа 1995.
Участники: Яэль Гамп, Нарцисса Малфой

Египет. Каир и другие города.
Поиски мастера артефактов продолжаются, а двум аристократкам слишком скучно в дождливой Англии.

+1

2

Прошла всего лишь неделя, но Нарцисса Малфой сдержала свое слово и сообщила о том, что подходящие мастера артефактов ждут мисс Гамп на востоке. После разговора с Клиффордом, когда Яэль уже знала, что нужно отыскать, её, тем не менее, хотелось отправиться куда-то прочь не только по причине поиска, но и чтобы обдумать личное. Это было глупо, абсолютно глупо - все, что происходило. И Лиса нарушила бы собственный принцип, согласившись принять чужие чувства.
Поэтому - в Египет. Хоть на день. Подальше от Британии.
Хотя, конечно же, за ней никто не гнался.
Сова с Малфой-мэнора прибыла поутру, а краткий отпуск на пару дней Лиса себе уже выпросила, так что, условившись встретиться с леди на Колой Аллее, у лавки с порт-ключами к столицам других стран, рыжая подготовилась в путешествию: темная мантия, зачарованная на охлаждение воздуха и абсолютно нелюбимая часть гардероба - островерхая шляпа с вуальню. Когда отправляешься в мир, где до сих пор даже у женщин-ведьм прав не больше, чем у домовых эльфов, следует озаботиться вопросами безопасности.
Навестив вчера родовое хранилище, Яэль имела при себе еще и полную сумку галеонов - полновесое золото куда лучше развязывало языки, чем вся дипломатия, лучше только угрозы смерти и пыток, но это точно не был метод Аврората.
Оглядываясь, выискивая в толпе Нарциссу, Лиса чуть нервничала - она не знала речь чужестранцев, оставалось надеяться, что связи миссис Малфой, действительно, полезны, а знакомства будут продуктивными.
Аврорат сбивался с ног, выискивая убийц артефактора, а рыжая искала сами артефакты. Может, в этом будет смысл.

+1

3

Миссис Малфой – ещё в бытность свою мисс Блэк – побывала во многих странах. Женщины её положения не отказывали себе в путешествиях, тем более, по бывшим британским колониям, где легко можно было найти как подходящее общество, так и собеседников, понимающих английский язык, но интерес Нарциссы обычно не ограничивался созерцанием памятников старины и вечеринками в дорогих отелях. Её привлекало общение к зарубежными коллегами и редкие книги, которые в Магической Британии добыть было затруднительно. Конечно, многими аристократическими привычками приходилось жертвовать – особенно учитывая собственные этнографические вылазки – но снобизм или брезгливость никогда не входили в число пороков Нарциссы.
Египет – по всем параметрам – имел много отрицательных для путешественниц (пусть и волшебниц) черт – жаркий сухой климат (особенно это неприятно, если нет возможности валяться на пляже рядом с морем), чужой язык, нестабильность политической обстановки. Магглы погибали здесь регулярно, насколько знала миссис Малфой, наводившая справки и прекрасно понимала, что окажись они с Яэль в неудачное время в неудачном месте, может прилететь и им. Тем более, что едва гражданская война (или её подобие) в Египте шла без ведома и без участия населявших её магов. Но вопреки всему всё же именно в эту страну Нарцисса решила поехать вместе с мисс Гамп в поисках мастеров-артефактологов.
Миссис Малфой любила Египет, наверное, не меньше родной страны и, в первую очередь, за его давнюю историю и мудрость. На её письменном столе всегда стояла пирамидка и египетская статуэтка. Какая именно – зависело от настроения и обстоятельств. Обычно это была фигурка Бастет, кошачье изящество которой подчеркивала благородная бронза. Обдумывая очередное письмо или план какого-либо мероприятия, миссис Малфой задумчиво поглаживала её как обычную живую кошку. Но в последний месяц всё изменилось, и на стол Нарцисса уже поставила египетского волка. Анубис – проводник в мир мёртвых, защитник, охотник и далее по списку. Специалисты говорили, что голова у этого бога была всё-таки собачья или шакалья, но миссис Малфой считала, что на волка он похож больше. И что настроение, которое на неё наводило созерцание этой фигурки, больше подходит ей, чем все прочие. Широкая общественность об этом, разумеется, не знала, поскольку свои оккультные и мистические обычаи Нарцисса предпочитала держать в секрете, опасаясь превратиться из экстравагантной леди с экзотическими вкусами в сумасшедшую женщину, достойную сестру заключенной в Азкабане Беллатрисы.
Путешествие в Египет с мисс Гамп тоже нельзя было назвать поступком очень уж осторожным или сверхадекватным. Случись что с Яэль, можно было бы не сомневаться, что  её коллеги освежат в памяти фамилию Малфой в связи с действиями Пожирателей в первую магическую и засадят Нарциссу в соседнюю камеру к родственникам за убийство аврора. Опасность в Египте могла прилететь с любой стороны – что со стороны не в меру разбушевавшихся маггловских террористов, что со стороны местных тёмных магов прошлого, бывших в высшей степени искусными в плане проклятий. Именно здесь погибли Каррингтоны, оставив Криса сиротой и вынудив миссис Малфой сделать знакомство с магглами гораздо более близким, чем ей когда-либо представлялось в воображении. Именно здесь Нарцисса попала под действие проклятия, после которого пришлось с месяц кашлять кровью и пить целебные зелья. Но именно здесь были и те, кто способен был помочь в трудном деле создания редких артефактов. Мастера Рашиди аль Хорезми миссис Малфой никогда не видела в глаза, но имела с ним переписку и знала от тех, кто его посоветовал, что артефактолог он из тех, каких мало. Если уж он не сможет помочь Яэль, то Нарцисса и не знала, кого ещё она могла бы посоветовать. Но в любом случае, польза от поездки была бы и ей – она хотела воспользоваться случаем и купить себе каких-нибудь агатов и, возможно, что-нибудь ещё.
Обнаружив Яэль в условленном месте, миссис Малфой помахала ей рукой и, подойдя поближе поздоровалась:
- Добрый день, мисс Гамп, - сказала она, улыбаясь, - готовы к путешествию?
Вопрос был риторическим и в ответе не нуждался, так что Нарцисса тут же показала будущей спутнице два порт-ключа.
- Сначала отправимся в Каир, а затем в Александрию, - пояснила она, - лавка артефактолога находится там. Честно говоря, я его ни разу не видела, но, судя по переписке и по отзывам моих друзей, Рашиди аль Хорезми – хороший мастер.
Для человека неискушенного друзья мадам Малфой могли бы представиться злыми магами каких поискать, но Нарцисса посчитала, что если уж Яэль заговорила с женой Пожирателя Смерти, то лишена подобных предрассудков. Ну, или хотя бы воспитана настолько, чтобы явно это не демонстрировать. Наряд мисс Гамп миссис Малфой тоже одобрила, хотя чего-то шокирующего она от молодой женщины не ожидала – всё-таки полуголыми любили разгуливать больше магглы. Сама Нарцисса тоже одела шляпку с вуалью и бежевую мантию – для неё, часто бывающей в Египте, не составило бы труда одеться так, как принято у местных жительниц, но она не хотела отличаться от спутницы по внешнему виду, да и создавать у мастера, лавку которого собиралась посетить первый раз, превратное о себе впечатление. Британкам лучше выглядеть как британки.
Дорожные формальности уладить было делом довольно коротким и, спустя самое короткое время, мисс Гамп и миссис Малфой уже входили в лавку семьи Хорезми. Запас арабских слов Нарциссы был не очень богат, поэтому она, понадеявшись на образованность местного приказчика, спросила по-английски:
- Здравствуйте! Могу я видеть вашего хозяина? Мастера Хорезми?
Приходить в дом к человеку, который настолько искушен в создании магических предметов, что слава о нём вышла за границы родной страны, не совсем, конечно, безопасно – даже с учётом рекомендаций – но миссис Малфой надеялась, что их с Яэль не ограбят тут же, с порога. Всё-таки небогатая страна, дикие нравы.

Отредактировано Narcissa Malfoy (20 мая, 2016г. 17:39)

+2

4

[NIC]Rashīdī al-Khwarizmī[/NIC]
[AVA]http://sd.uploads.ru/DT1nj.jpg[/AVA]
Приказчик подскочил и, беспрестанно кланяясь, попятился в задние комнаты лавки, скрытые за тяжелыми  многослойными шторами, жестами демонстрируя обеим ведьмам, что им нужно следовать за собой.
Однако, не успел он отвести в сторону первую штору, которая от прикосновения принялась источать удушливый аромат сандала и мирры, показался и сам аль-Хорезми.
- Мой добрый друг, миссис Малфой, Английская Роза, - артефактолог учтиво поклонился обеим ведьмам, и широкие рукава его белой галабеи скользнули по чисто выметенному каменном полу лавки.
Обходя прилавок, по египетской традиции ломящийся от предлагаемого товара - впрочем, не слишком ценного и скорее предназначенного для широкого потребления - Рашиди внимательно изучил обеих женщин, не переставая широко улыбаться, демонстрируя ровный ряд крупных зубов.
- Сама Исида благословила этот день, указав его днем нашей встречи, - говор аль-Хорезми, хоть и не чистый, тем не менее отличался безупречной грамматикой, и маг, подав приказчику едва заметный знак, широким жестом пригласил ведьм во внутренние помещения. - Поговорим об интересующих вас делах там, где нас никто не потревожит.
Отдав приказчику по-арабски приказ позаботиться об угощении для гостий, Хорезми направился через лабиринт штор, ведя за собой англичанок.
С каждым шагом, с каждым оставшимся позади занавесом богатые ароматы благовоний усиливались и становилось прохладнее, сменяя августовскую жару, царящую за пределами каменной лавки, принадлежащей уже нескольким поколениями семейства Рашиди.
Наконец их путь был окончен - небольшая комната, нашедшаяся за очередной шторой, была ярко освещена и отличалась намеренно традиционным убранством: настилающиеся друг на друга ковры, из-под которых стыдливо выглядывали соломенные циновки, мягкие подушки всевозможных форм и расцветок, украшенные золотым и серебряным шитьем... Комната, где Хорезми принимал важных клиентов, напоминала гнездо экзотической птицы, но вокруг по-прежнему не было ни следа артефактов дороже пары золотых.
Рашиди вновь поклонился, не забыв и мисс Гамп, и гостеприимно пригласил ведьм устраиваться.
Тенью по стене скользнула младшая жена артефактолога, закутанная в черную галабею, не поднимающая глаз на гостий, и посреди комнаты, подчиняясь бытовой магии, очутился невысокий, едва ли в полфута, столик, а следом - широкий серебряный поднос с кувшином охлажденного каркаде, тонкими хрустальными стаканами и высоким кальяном.
- Благодарю, что воспользовались моим приглашением, - Хорезми улыбался, но цепкий взгляд черных глаз не отрывался от лица Нарциссы Малфой. - Но не красоты Александрии привели вас ко мне, о мой добрый друг. Да еще и не одну.
Так же цепко он теперь рассматривал вторую ведьму.

+2

5

Египет - жаркий сухой воздух, песчаная пыль в воздухе, шум многоголосья торгового квартала - таким его Яэль и представляла. Плутать пришлось недолго - Нарцисса Малфой знала, куда идти, пусть и, по её словам, имела лишь переписки с восточным мастером. Вежливо кивая приказчику, женщина пошла следом за своей невольной соучасницей поиска, останавливаясь, наблюдая за арабом (или таки египтянином? Кровь этих магов так причудливо перемешалась), который оказался хозяином лавки.
О велеречивости и лживости местных, которые с улыбкой вгонят проклятие тебе в спину или же нальют яду в кубок мисс Гамп было известно, но пока она не опасалась, только, инстинктивно, прикоснулась пальцами к палочке нарукавных ножнах. Всё должно было пройти хорошо. Во всяком случае, поначалу.
- Благодарю за гостеприимство, господин Хоремзи. - Неспешно произнесла женщина, оглядываясь, присаживаясь на подушки, подбирая полы мантии. Всё помещение будто давило на глаза переливами ярких цветов и мнимой роскоши. И аврор готова была поклясться, что в узоре ковров, несомненно, есть и защитные чары. Но, в целом, хорошо, что они оказались здесь, пусть и в комнате без окон - было куда прохладнее и легче дышать.
Следя за тем, как появляется столик с угощениями, мысленно вздохнула, благодаря Судьбу, что не родилась одной из местных женщин - такое положение в обществе, как у бедняжки-девушки, скрывающей свое лицо и тело под ворохом тряпок, воспринималось Лисой как недопустимое, но это была чужая страна. "Им ведь, даже, домовики не нужны, с таким обращением с женщинами," - рыжая слышала, что многие волшебницы даже не получают должного образования, кроме азов бытовой магии.
Оглянувшись на Нарциссу, Яэль чуть улыбнулась.
- Я прибыла к вам, по рекомендации подруги. Дело в том, что я интересуюсь старинными артефактами. - Не говоря много, оставляя пока право вести диалог миссис Малфой, наблюдая за артефактологом, пытаясь понять его, его манеру. С чужаками мисс Гамп всегда было сложно общаться.

+1

6

Нарцисса кивнула, подтверждая слова мисс Гамп, отмечая, что та назвала её подругой. Да, пожалуй, Яэль права – так было удобнее вести разговор.
- Не хочу отозваться дурно об Александрии, ибо так поступит только ослепший, но красота любого города меркнет перед красотой мудрого разговора, - миссис Малфой подобрала мантию, усаживаясь на подушки и продолжила, - побывать в Египте и упустить возможность личного знакомства со столь начитанным собеседником было бы тем упущением, которое себе простить очень сложно.
На востоке не принято торопиться – знания Нарциссы об местных обычаях скудны (для этого пришлось бы значительно чаще бывать в Египте и гораздо больше общаться с окружающими людьми), но то, что разговор о делах может начаться далеко не сразу, ей было известно. И потому переход аль-Хорезми непосредственно к сути несколько удивил, хотя и показал, что мастер артефактов далеко не в первый раз общается с зарубежными клиентами и, видимо, очень образован. Да и прием, которым им с Яэль, оказали, был куда более любезный, чем оказывают обычно иностранцам, без разницы, состоятельным или нет. Не то, чтобы чья-то грубость или невежество в состоянии были стать факторами, способными отвратить миссис Малфой от своих зарубежных изысканий – к подобному она давно относилась философски, но всё же куда приятнее вести диалог с вежливым собеседником.
- Я взяла на себя смелость прибыть не одна, потому что моя подруга как раз ищет в подарок артефакты, созданные по подобию тех, что делали в старину. Позвольте вам представить мисс Яэль Гамп.
Нарцисса точно не знала, что именно ищет её рыжеволосая спутница и потому ждала её пояснений. Свой собственный интерес в лавке артефактолога она пока вежливо оставила в стороне, посчитав, что сначала нужно помочь мисс Гамп, её вопрос был явно сложнее.
- Слава о вас как об искусном мастере выходит далеко за пределы Александрии, - учтиво добавила она, - если вы не сможете ей помочь, то я даже не знаю, к кому ещё можно обратиться.

+1

7

[NIC]Rashīdī al-Khwarizmī[/NIC]
[AVA]http://sd.uploads.ru/DT1nj.jpg[/AVA]
Закутанная до самых глаз в галабею девушка разлила охлажденный каркаде по хрустальным бокалам, осторожно подожгла толстый кругляш угля на решетке кальяна, уложила трубки возле подушек всех собеседников и, склонившись так, что коснулась лбом мягко закругленных вверх носков туфель, вышла прочь, опустив плотную штору за собой.
Аль-Хорезми продолжал улыбаться, расправив полы галабеи вокруг тонких сандалий из драконьей кожи, хранящих своего хозяина от сглазов и прочих мелких неприятностей, которыми полна жизнь восточного торговца.
Нарцисса Малфой с легкостью подстроилась под взятый им тон, и Рашиди блаженно зажмурился, принимая комплимент - взаимное уважение здесь скрывать было непринято, а переписка с явившейся лично женщиной убедила артефактолога в том, что он много выгадает, если укрепит эту полу-деловую дружбу. Уж наверняка англичанка, разбирающаяся в местных обычаях и мастерах, не будет торговаться как дщерь Анубиса за каждый золотой - и тем самым окажется не только интересной собеседницей и источником увлекательных заказов, но и ценным клиентом.
- Некоторые умения передавались в моей семье из поколения в поколение, госпожа Гамп, - учтиво отреагировал Хорезми, польщенный очередным комплиментом Нарциссы, и жестом указал обеим гостьям на угощение. - С дороги всегда одолевает жажда и голод, будьте же моими гостями, прекрасные английские колдуньи. Двери моей лавки и моей мастерской всегда открыты для миссис Малфой и ее друзей, вы разобьете мне сердце, если я не смогу угодить столь уважаемым гостям.
Он постучал тщательно отполированным ногтем по мундштуку, крепившемуся к одной из трубок, и затянулся, выпустив в потолок клуб ароматного дыма. Деловые переговоры, хоть и строящиеся по очевидно западной модели, носили ярко-выраженный местный колорит.
- Миссис Малфой проявила присущую ей мудрость, приведя вас ко мне, госпожа Гамп. Нет в мире не единого артефакта, о котором не слышали бы в роду Хорезми, а Исида, да пребудет она вечно, благословила меня умением разбираться в тех секретах, которые кажутся утраченными менее искусным и более торопливым мастерам. И если вы ищете нечто подобное, то я буду рад оказать услугу другу моего друга, - снова улыбнулся артефактолог, блестя глазами. Старинные артефакты были его слабостью и он с удовольствием ждал подробностей, постукивая серебряным мундштуком по массивному перстню на большом пальце.

+2

8

В восточных обычаях и правилах мира жарких пустынь, аромата сандала и моря, Яэль разбиралась относительно... относительно того, как давно неспокойный род её матери покинул земли неподалеку и отправился скитаться по миру. В кои-то веки можно было и пожалеть, что София Гамп пожалела времени, чтобы научить свою единственную дочь умению держаться с торговцами и просить так, чтобы тебе еще оставались должны и на проценте пени. Возможно, София думала, что это никогда не пригодится её ребенку, в Британии-то, где торговаться не принято, но...
Выросло что выросло.
И теперь рыжая ведьма, улыбаясь, лишь взглядами провожала текущий патокой разговор Нарциссы и артефактора. Казалось, эти двое лучшие друзья, но с торговцами Востока всегда так и, самое главное слово "казалось".
- Ваше гостеприимство радует до глубины души, господин Хоремзи. Сочту за честь быть вашим гостем, Мастер. - Женщина отпила немного освежающего напитка из кубка, стараясь принюхаться к тому, что пьет, а потом потянулась к "своей" трубке кальяна, неспешно затягиваясь и выпуская дым медленно, едва подержав.
- И я счастлива, что могу поговорить с человеком, истинным знатоком, ценителем и творцом, о вещах, что выше моего скромного понимания, а потому так ценны. - Польстить и намекнуть, что за ценой не постоит, кажется, было неплохим ходом? Ох, маменьку бы сюда, лучше - с бабкой, а еще лучше, с прадедом Соломоном.
Ведьма широко улыбнулась, а потом чуть нахмурилась, выражая всю обеспокоенность и сомнения в собственных знаниях.
- Мне нужен подарок, достойный великого волшебника. Сперва я думала о зачарованных клинках, но дарить оружие, как подсказала любезная и мудрая Нарцисса, не следует. Тогда я подумала, что человеку, у которого все есть, нужно дарить что-то особенное, и искала по каталогам старинных артефактов, но большинство из этих вещей уже надежно в коллекциях ценителей, а потому я в растерянности. Я бы хотела получить вещь, близкую для понимания британцу, но, неизменно, дышащую древностью или воспоминаниями о древности. - Если бы Праудфут был так любезен не юлить, а выдать информацию, мисс Гамп не пришлось бы вертеться ужом, но... это была лишь её инициатива, а потому всё следовало по законам взаимосвязи инициатора и инициативы, увы.

+1

9

[NIC]Rashīdī al-Khwarizmī[/NIC]
[AVA]http://sd.uploads.ru/DT1nj.jpg[/AVA]
Госпожа Малфой примолкла, не желая встревать в обсуждение подарка своей подруги, и Рашиди принял это молчание за знак, что и ему не стоит пока привлекать внимание к тому, о чем они переписывались с Нарциссой. Дружба была дружбе рознь, а многие маги, заказывая или покупая тот или иной артефакт, чье действие выходило за границы простейшего, редко когда стремились к обнародованию своих интересов. В свою очередь, и Хорезми уважал это право на конфиденциальность, не сомневаясь, что информация об искусной работе просочится в кругах посвященных, пусть и медленно, зато верное, а потенциальным клиентам только по вкусу придется полнейшая тайна, которой по желанию можно окутать сферу интересов заказчика. Род Хорезми специализировался и на таких артефактах, использование которых едва ли было бы одобрено Министерством Магии любого государства: иногда волшебницы желали скрыть, что новорожденный ребенок имеет отношения к их супругу не большее, чем к восстанию Гриндевальда, а иногда кое-кто желал выдать себя за чистокровного мага. Не те ситуации, которые требуют широкого освещения, зато конфиденциальность, деликатность, а главное, идеальная работа артефакта оплачивается сторицей.
Вопрос миссис Малфой, разумеется, не касался подобных проблем, но Аль-Хорезми предпочитал сохранять секрет, пока не получит от клиента прямого подтверждения отсутствия этой необходимости.
То, что мисс Гамп явно обсуждала свой предполагаемый подарок с подругой до визита в Александрию, демонстрировало, что никакой тайны она из этого не делает. Рашиди приятно улыбнулся, даже сидя умудрившись изобразить сердечный поклон в ответ на учтивость рыжеволосой гостьи, и приготовился слушать: по его опыту, самые интересные заказы сопровождались настолько отборной вежливостью.
- Воспоминаниями о древности, - задумчиво постучал ногтем по мундштуку Аль-Хорезми, сверкнув глазами. Итак, мисс Гамп ищет не просто занятную безделушку: для его тренированного уха не прошли незамеченными на намек на ценность подарка, ни упоминание о великом волшебнике, ни ссылка на частные коллекции. Чего бы ни хотела гостья, это должно было быть... особенным.
- Ваши требования чрезвычайно высоки, прекрасная леди, позвольте, я обдумаю ваши слова.
Он снова затянулся и выпустил пьянящий ароматный дым, рассеянно следя взглядом по вышивке на ковре. Вышивка для внимательного взгляда обернулась бы рунной росписью, призванной усиливать внимательность торговца в этой комнате, и сейчас была как нельзя более кстати.
- Каковы склонности мага, которому вы выбираете подарок? Что вы хотели бы сказать ему этим даром? - Аль-Хорезми близко к сердцу принял возможность установить деловые отношения с еще одной богатой и ценящей мастерство англичанкой, а потому старался узнать как можно больше о заказе, чтобы угадать в своих предложениях.

+2

10

Если бы это были требования, Яэль бы говорила не так. Но она, к стыду или чести своей, не умела и не желала учиться требовать - она брала причитающееся ей. По праву собственных возможностей или Рода, не более. Иногда, это играло злую шутку. Например, в отношении личностного общения с мужчинами - Лиса не требовала внимания и принимала его как должное. Это расхолажиловало, как признавался второй супруг.
Впрочем, не о бывших мужьях сейчас вспоминать нужно было, уж точно.
Женщина кивнула, сама втягивая ароматный дым сквозь свой мундштук. Артефактор хотел подумать или набить себе цену - его право. Пока что, увы, Лиса не знала как подступиться к самой важной части своего дела. Как узнать, доходят ли до Аль-Хоремзи краденные артефакты. Хотя такой плут не признается в делишках, тем более - первой встречной.
Вопросы были хороши, если бы рыжая ведьма, и правда, выбирала подарок деду. Но, что уж там, кажется, ей придется сделать подарок Уинстону Гампу.
- В прошлом, он был хорошим боевым магом. Ныне... ныне он любит погружаться в омуты воспоминаний. Наверное, стоит подчеркнуть важность таких воспоминаний. - Женщина выдохнула дым, чуть качнув головой. - Человек, проживший долгую жизнь, имеет о ем жалеть и что вспоминать. Иногда люди даже желают вернуть время вспять. - Мисс Гамп не была уверенна, что права. Но что могло храниться в Запретной Секции?
Яэль посмотрела в глаза чужеземному магу, хотя это она и Нарцисса здесь были на чужой земле.

+1

11

[NIC]Rashīdī al-Khwarizmī[/NIC]
[AVA]http://sd.uploads.ru/DT1nj.jpg[/AVA]
Аль-Хорезми вновь покивал, гадая, что же привело гостью в его лавку. То, о чем она говорила - омуты памяти, хроновороты - редкостью не было, однако вот она здесь, хотя наверняка знает, что лавка рода Хорезми не из дешевых и здесь попросту нет товаров, которые не отличались бы оригинальностью, древностью или узостью применения.
- Счастлив тот, кто на склоне лет в блаженстве созерцает дела свои и свершения, - цветисто и расплывчато ответил торговец, обративший внимание на прямой взгляд госпожи Гамп и повисшую паузу после слов о том, что время можно повернуть вспять.
Он снова затянулся, погрузившись в мысленные прикидки, что в его хранилище может удовлетворить запросы гостьи, а затем отложил мундштук и свел перед собой ладони в молитвенном жесте.
- Я не стану оскорблять ни вашу привязанность к деду, ни его величие предложениями расхожих омутов памяти, отличающихся друг от друга лишь внешним видом да ценой, - неторопливо Вымолвил Хорезми, и тут же добавил,  - как не стану предлагать и хроновороты, чье действие ограничивается парой-тройкой часов. Вместо этого я предложу вам нечто, что до сей поры содержалось как жемчужина моей коллекции и ждало своего часа.
На гортанном египетском, забытом в маггловском мире столетия назад, Рашиди отдал вслух приказание, ни к кому не обращаясь, но знал, что его услышали и приказ будет выполнен.
Так и вышло - спустя какие-то минуты после того, как несколько отрывистых слов прозвучало в комнате, появилась старшая жена, закутанная в галабею по самые глаза, и, низко кланяясь, передала в руки аль-Хорезми небольшую шкатулку из ливанского кедра - самого устойчивого к враждебным чарам - и отделанную зачарованной медью.
Проворно уколов себе большой палец, на миг показавшийся из складок галабеи, узким острием ножа, что всегда носила с собой, женщина под строгим взглядом торговца прикоснулась окровавленным пальцем к небольшому углублению на месте замочной скважины, и в меде появилась прорезь для ключа.
Взмахом руки аль-Хорезми отослал старшую жену и по совместительству хранительницу его сокровищ прочь и выудил из-за пазухи тонкую цепочку с одним-единственным ключом, чей размер и форма непрерывно менялись, пока ключ не оказался поблизости от шкатулки.
Раскрыв шкатулку, торговец осторожно вытащил из бархатного гнезда нечто, больше всего напоминающее обыкновенный хроноворот - но, в отличие от него, в этом артефакте присутствовало сразу несколько сфер, помещенных одна в другую.
- То, что вы видите перед собой, - не отрывая глаз от серебряных обручей, обрамляющих внешнюю сферу, начал Рашиди, - способно вернуть не просто воспоминание, не просто переместит вашего деда на несколько часов в прошлое. Этот артефакт не ограничен часами: после ритуала, позволяющего ему настроиться на своего владельца, он сможет перемещать его в любой временной отрезок его жизни назад и вперед, не только на часы, но и на дни, на годы, десятилетия. Это эксклюзивная вещь, прекрасная госпожа - и дело не в наложенных чарах. Я создал этот артефакт, использовав механизм, который хранился в моей семье больше полувека, и второго такого просто не существует, не может существовать. Хорошо это для вашего великого волшебника?
До сих пор никто не интересовался артефактами подобной направленности - никто из тех, кто мог бы заплатить стоящую цену, но аль-Хорезми знал, что однажды придет такой человек. И, быть может, дождался.

+1

12

На протяжении всего разговора миссис Малфой предпочитала помалкивать, отдавая должное каркаде и кальяну, не забывая рассматривать затейливую вязь рун на ковре и прислушиваться к разговору. Беседа аль-Хорезми и мисс Гамп была весьма занятной, а завершилась и вовсе интересно - явлением миру редчайшего артефакта. Насколько было известно Нарциссе, среди местного населения не приветствовалось осквернение своего дома убийством, но если дело происходило в лавке попроще и у мастера, обладающего не такой надежной репутацией, она бы подумала, что за такой предмет их с Яэль  могут и прикончить. Предварительно, конечно, получив за артефакт причитающуюся цену. Благо, политическая ситуация в стране к этому располагала - гражданская война, непредсказуемая и безжалостная как суховей с пустыни. Однако семья Хорезми - пусть и не славящаяся никогда особой законопослушностью - в обманах клиентов замечена не была, а масштаб проворачиваемых ею сделок внушал доверие. Надежность дорого стоит на рынке, без веской причины с ней не расстаются. Рашиди-аль-Хорезими, судя по всему, был такого же мнения, раз ни словом, ни взглядом не выдал намерения перейти к предмету переписки с миссис Малфой, что Нарцисса весьма оценила. Особой причины таиться не было - не противозаконную же вещь она у артефактолога заказывала! - но всё же свойства своих артефактов предпочитала особенно не разглашать. Во избежание неприятных инцидентов.
- Какой изумительный артефакт, - отозвалась она, рассматривая предмет в руках Рашиди, - каждое ваше личное творение, мастер аль-Харизми, прекрасно как луна в четырнадцатый день её рождения. Это очень достойный подарок кому бы то ни было. И очень дорогой.
Цену за подобный артефакт Нарцисса даже не могла представить, но понимала, что такие суммы на обычный подарок к празднику не тратят. Скорее всего, мисс Гамп действовала от лица всего рода (никому ведь неизвестно, насколько на самом деле богаты Гампы). Или от лица своей организации. У государства средства на подобные покупки имелись точно. Если, конечно, Рашиди аль-Хорезми угадал и именно хроноворот такого рода искала в чужой стране Яэль.

Отредактировано Narcissa Malfoy (25 июля, 2016г. 15:06)

+2

13

Яэль не слишком-то разбиралась в том, как вести себя с египтянами, но, в целом, разговоры с торговцами приходилось вести не раз, поэтому долженствующие паузы ведьма переносила со стоическим терпением человека, у которого впереди вечность. А на все маслянистые улыбки улыбалась в ответ. Слизерин и годы стажировки в Аврорате многое дают.
Мисс Гамп ждала, терпеливо и без надрыва, пока на вскрик артефактора что-то изменится в окружающей среде - это не было заклинанием, потому можно было даже не дергаться и чуть изменить положение кисти левой руки, где в нарукавных ножнах была палочка. Вдохнуть дым из кальяна.
Другая женщина. Не та, что чаровала столик с закусками - чуть выше, чуть шире в плечах, чуть увереннее в себе. Опасная, если умеет так быстро управляться с ножом. Но интереснее было смотреть на магию защиты. И на артефакт-ключик, который, возможно, подходил не только ко всем замкам этого дома. Воры удавились бы за такую вещь.
Но главная ценность была показана - небольшой. не больше самого завалящего хроноворота, но выполнен искусно и аккуратно. Тонкий, кажущийся не из стекла, а из мыльных пузырей выполненным. И опоясывающее серебро креплений казалось тонкой лентой ткани, а не металлом. Такая хрупкая вещь.
- Прекрасно... - Лиса не кривила душой. Персональный хроноворот - это неимоверная вещь и неимоверная проблема, головная боль с ограничениями и болезненная мечта о несбыточном.
- Что случается с артефактом после смерти владельца? Его можно перенастроить или он пропадет? Настроить артефакт на владельца можете только вы? - Осекаясь, женщина вздохнула, на миг смеживая глаза и улыбаясь. - Я желаю своему дедушке долгих лет жизни и именно потому уточняю: мне не хочется знать, что кто-то, смеющий засмотреться на чужое, отберет сокровище, которое достойно лучших.
Рыжая ведьма боролась с собой и с жадностью. Вещица будет стоить сумасшедших денег и она ведьме, в принципе, не нужна, как и деду. Больше интересна оговорка Хоремзи о том, что он использовал для этого артефакта часть другого артефакта, доставшуюся его роду не так давно. Но это не то. Лиса ведь хотела выйти на того, кто скупил или скупит пропавший из отдела тайн артефакт. С другой стороны, не развяжется ли у египтянина язык, если его хорошенько позолотить?
"Дед меня проклянет, если не сумею перепродать эту штуку" - с каким-то веселым азартом, еще не зная цены, подумала она.

+1

14

[nick]Rashīdī al-Khwarizmī[/nick][status]артефактор, 46[/status][icon]http://sd.uploads.ru/DT1nj.jpg[/icon][info]продаст, купит, создаст и отремонтирует артефакт. Дорого, качественно.[/info]
Самодовольно позволив эсклюзивному хроновороту выпасть из его перевернутой ладони и закачаться на толстой серебряной цепи, закаленной в крови единорога и зачарованной против повреждений, аль-Хорезми тонкой улыбкой поблагодарил миссис Малфой, явно ухватившей истинный смысл предложенного товара. Ну что же, раз она привела свою подругу к нему, несмотря на цену, обычно запрашиваемую Рашиди, значит, обе англичанки искали нечто действительно стоящее и действительно уникальное.
Он цепко вгляделся в лицо рыжеволосой, выдохнувшей комплимент - она интересовалась товаром, а потому ее реакция была наиважнейшей - и вновь удовлетворенно улыбнулся, оглаживая бородку, умащенную маслами и благовониями. Аккуратно опустил артефакт обратно в шкатулку, любуясь, как поблескивает его творение в гнезде бордового бархата, будто капля росы на сочных лепестках распустившейся розы, поиграл цепью, звено за звеном выпуская из пальцев и укладывая по краям бархата.
Рыжеволосая задавала правильные вопросы - вопросы, которые задает клиент, почти решившийся на покупку. Пришло время конкретных фактов, конкретных цифр.
Легким движением Хорезми прикрыл крышку шкатулки, но старшую жену не вызвал - иной раз в ситуации зашедшего в тупик торга не мешает продемонстрировать упрямому покупателю, что именно он приобретет за свое золото, - но уселся поудобнее, готовясь к сделке.
Будто уловив этот переход в его настроении, вновь неслышной тенью появилась младшая жена, скользнула к кальяну, укладывая свежие угли, подливая каркаде в тонкостенные чашки, и тут же удалилась.
Рашиди вновь огладил бороду.
- Ваши вопросы, о многомудрая леди, достойны внучки великого волшебника, да продлит Изида его годы на земле, но вам не о чем беспокоиться. После смерти владельца артефакта, связанного с ним ритуалом, артефакт не исчезает, но становится самым обычным хроноворотом. Увы, моих скромных знаний не хватило, чтобы постигнуть все тайны попавшего мне в руки механизма, я сумел создать лишь его жалкое подобие - но и это больше, чем вам смогут предложить другие, - закончил Хорезми, причудливо смешивая самодовольную похвальбу мастера, знающего о своих талантах, и традиционную самоуничижительную манеру вести дела.
- Что же до ритуала, то его будет способен провести любой достаточно опытный ритуалист по моим заметкам - это лишь обряд привязки артефакта с небольшими дополнениями, - и даже здесь Хорезми не бросил на миссис Малфой говорящего взгляда, а ведь, по его сведениям и догадкам, о ритуалах, в том числе и этого уровня, она должна была знать достаточно: как правило, артефакты используются совместно с ритуалами, а уж тем более артефакты масштаба, который заказывала и обсуждала с ним Нарцисса Малфой.

+2

15

Мисс Гамп не спешила отказываться от предложенного артефакта, напротив, задавала уточняющие вопросы, из чего следовало, что предложенная Хорезми вещь по каким-то параметрам подходит для её целей. Или целей заказчика, если Яэль действовала в качестве посредника. Нарцисса всегда считала время очень сложной материей и, наверное, сама не решилась бы применить хроноворот, но всё же предпочла, чтобы путешествие аврора Гамп в страну раскалённых песков и пирамид не обернулось пустой тратой времени. Конечно, всегда можно было погулять по мрачным катакомбам Александрии или посетить знаменитую библиотеку, древность которой уступала только её известности, чтобы получить хоть какое-то удовольствие от посещения Египта, но лучше всего было, конечно, получить то, что хотелось.
Миссис Малфой вполне могла бы и дальше продолжать молчать, предоставив торговцу и покупательнице без помех обсудить свою сделку, но упоминание о ритуале привязки артефакта заинтересовало её. Взяв со столика стакан - ледяной напиток, освеженный младшей женой Рашиди, приятно холодил ладонь – Нарцисса заметила:
- Ритуалы привязки, действительно, сравнительно просты, если точно соблюдать все этапы. Многоуважаемый  хозяин дома столь же скромен, сколь и талантлив, - учтивый кивок в сторону артефактолога, - однако созданный им хроноворот настолько занятен, что я не могу не предложить вам своих услуг по части проведения ритуала. Если, разумеется, ваш дедушка или вы не имеете на примете какой-нибудь другой кандидатуры.
Миссис Малфой могла бы предложить в качестве ритуалиста Бертину Каннингем, чья репутация как ученого была солиднее, нежели у самой Нарциссы, но трогать без особой нужды маску Бертины не хотелось. Тем более, что у семьи Гамп, скорее всего, имелись нужные специалисты понадежнее лиц, связанных с одиозной организацией Волдеморта.

Отредактировано Narcissa Malfoy (19 июня, 2017г. 16:06)

+2

16

Артефакт времени был любовно уложен на бархатную подложку, но шкатулка не была закрыта - нет-нет, но взглядом Лиса возвращалась к дорогущей игрушке. Кто бы не хотел вернуться назад и что-то исправить.
"Сжечь подвенечное платье, лучше - два. Придти в дом раньше самой себя и проклясть мужа от души, с чувством, толком. Успеть туда, в затопленные руины, зачаровать цепи, чтобы мальчишка сумел спастись."
У каждого есть корона вины - терновый венец. Яэль хотела бы сделать все как лучше. Она никогда не отказалась бы от шанса, но... это время. Это настолько хрупкая вещь, что куда там поделкам из хрусталя и нитей золота.
Но вот - крышка шкатулки была прикрыта и мисс Гамп чуть поджала губы. Странное чувство - когда вещь не твоя, но ты её уже хочешь, потому что за уникальностью, которая сама по себе прекрасна, гоняются целую вечность. И, может, когда-то, на закате жизни, Лисе просто захочется отправиться в один из дней минувшего, посмотреть и вспомнить. И умереть там, в тени собственного счастье.
- Благодарю за исчерпывающий ответ, господин Хоремзи, хоть и кажется мне, что вы так мудро и скромно приуменьшили свои заслуги и возможности. - В горле пересохло, а потому ведьма сделала краткий глоток каркадэ. Торгаши раздражали, они, зная, что клиент попался на крючок, юлили и набивали цену.
- Значит, один шанс на великое чудо? Это большее, чем я могла себе представить. Это великолепно. - Встречаясь взглядом с мужчиной, улыбаясь ему. Хотелось выдохнуть "сколько?"
Оглянувшись на миссис Малфой, так вовремя добавившей о ритуалах, Яэль чуть кивнула, благодарно улыбаясь. Хотя предложение было с подвохом.
- Спасибо вам, леди. Это очень щедрое предложение, я бы не смела просить... - Лиса не стала бы просить Нарциссу еще и потому, что не знала о таком её увлечении ритуалистикой.
"А что это дает? Штрих к портрету, не более... кому-то анимагия и война, кому-то... почему и не ритуалы и артефакты? Выход у Малфоев на подобных торгашей должен был быть".
- Тогда мне следует уточнить у многомудрого господина Хоремзи, что будет, если привязанный артефакт ни разу не использовался владельцем? Все равно чудесное свойство пропадет? Не лучше в таком случае хранить его в семье, для потомков, на всякий случай? И можно ли привязать к Роду, а не единственному владельцу? И, интересно, возможно ли сотворение подобного, еще одного? Или основной части артефакта больше не достать? Даже из Британии? - Тут Лиса чуть улыбнулась, качнув головой. - Хотя в вопросе древностей, пред Египтом не сравниться наш Туманный Альбион, но всё же.

+1

17

[nick]Rashīdī al-Khwarizmī[/nick][status]артефактор, 46[/status][icon]http://sd.uploads.ru/DT1nj.jpg[/icon][info]продаст, купит, создаст и отремонтирует артефакт. Дорого, качественно.[/info]
Хорезми внимательно наблюдал за женщинами, скрывая блеск глаз за тяжелыми веками. Итак, Нарцисса и вправду привела в его дом друга, иначе не стала бы предлагать свои услуги. А может, это рыжая Гамп приняла тонкий расчет маскирующегося вора за дружеское желание помочь?
Во втором случае миссис Малфой стоило прислушаться внимательно: желай она завладеть хроноворотом в Британии, стоило делать это еще до того момента, как артефакт осядет в роду Гампов.
И, к его удовольствию - удовольствию жирного паука, знающего, что он в любом случае останется при своем золоте - Яэль Гамп задавала те самые вопросы, на которые он и хотел ответить.
Затянувшись кальяном, Хорезми прикусил мундштук, дав себе прочувствовать янтарный привкус, и отложил в сторону.
- Если владелец артефакта умер, так и не использовав свой великий шанс, ритуал может быть отменен - но цена этой отмены куда выше, моя дорогая леди. Магия не любит нарушенных договоренностей ни между магами, ни между иными сущностями. Подумайте дважды, захочет ли ваш дед принять такой подарок, захочет ли использовать его - и если ответ будет отрицательным, то оставьте артефакт себе... Ведь вы хотите и сами прикоснуться к полотну, что ткет время? - Рашиди соблазняюще улыбнулся, провода ладонью по шкатулке и чуть пододвигая ее к ведьмам. - Приоткройте шкатулку. Вглядитесь в него. Слышите, как он зовет вас, огневолосая гурия?
Он снова подвинул шкатулку, щелкнул замком и поднял крышку, позволяя Яэль вновь взглянуть на предмет торга.
- Есть способ и проще. Не использовав артефакт, ваш дед сможет подарить его любому магу или волшебнице по своему выбору, и добровольность этого дарения, подтвержденная магией, сделает одаренного новым хозяином хроноворота,  - он усмехнулся в маслянистую бороду, раздвигая мясистые губы над удивительно белыми и крупными зубами. - Таким образом можно передавать артефакт от отца к сыну, от деда к внуку - но он требует лишь одного хозяина. Род, сколь дотославным бы он не был, не может хранить артефакт, подобный этому, требующий отпечатка личности лишь одного-единственного мага. И нет, прекраснейшая из женщин с глазами цвета моря, мои долголетние изыскания и путешествия убедили меня: этот артефакт уникален, как уникально было то сокровище, что подарило мне частицу себя. Нигде больше в мире - ни на вашем славном острове, ни в Европе, ни на Востоке, и тем паче в землях, отделенных от нас океанами, вы не найдете подобного - иначе я бы знал об этом. Из уважения к вам и уважения к моему старому другу леди Малфой, я готов отдать вам этот артефакт, установив эту скромную цену, едва покрывающую мои собственные расходы по его обнаружению и ремонту. Полторы тысячи галеонов - вот цена моего сокровища, изумрудноглазая дива. Цена уникальности, цена великого шанса и великого дара для великого человека.
Завышенная в полтора раза цена была данью природной скромности Хорезми - он планировал начать торговать артефакт с двух тысяч, но сделал большую уступку приятельнице миссис Малфой.

+2

18

"Нахал." - Краткое мысленное резюмирование тут же умаляло словесную патоку речей Хоремзи: ему не стоило открыто, при Нарциссе, говорить о жадном желании самой Лисы завладеть артефактом. Хотя это и было правдой, но, услышав ее из чужих уст, ведьма чуть расправила плечи, сделала бОльший глоток напитка, чтобы сдержаться и промолчать, а после, едва кивнув, улыбнулась смуглому магу.
- Ваш труд почетен и ваше мастерство звенит многоголосием похвалы на всех уголках высокочтимых земель, мистер Хоремзи, но его цена не более пятиста золотых галлеонов. Только из глубочайшего уважения к вашему несомненному таланту созидать чудеса и вести дела, я не оскорбилась вымоганием у молодой и наивной женщины таких денег. - Яэль совсем не была экспертом по торгам, но у нее были родители, обьездившие белый свет и сьевших мантикору на том, как вести себя с торговцами диковинками.
И еврейская часть крови ведьмы, уж точно, не простила бы подобного.
Да и не в артефакте дело было, при всей его соблазнительности.
- Но я могу понять ваши творческие порывы повысить цену и даже сторговаться, если вы поведаете - как ищут артефакты. Есть особые чары? Или же все дело в слежении за местами упокоения древностей? - Тут уже Нарцисса могла понять, что что-то не так. Но Лиса и не скрывала, что она аврор и интересы могут быть специфическими.

+1

19

[nick]Rashīdī al-Khwarizmī[/nick][status]артефактор, 46[/status][icon]http://sd.uploads.ru/DT1nj.jpg[/icon][info]продаст, купит, создаст и отремонтирует артефакт. Дорого, качественно.[/info]
Рашиди негромко засмеялся, будто замурлыкал песчаный кот.
- Пятьсот галеонов не покроет и половины моих расходов по ремонту этого чуда, увы мне, - он в искреннем расстройстве прижал к груди унизанную перстнями руку, блестя на ведьму глазами. - Я отдал бы вам даром этот артефакт лишь ради ваших прекрасных зеленых глаз, о гостья из далекой страны, лишь ради нашей беседы и вашей улыбки, несравненная леди, и этот артефакт и все, на что падет ваш глаз в этой лавке - кинул бы к ногам, сказал: забирайте, только улыбнитесь мне, прелестное видение - но разве я могу, разве я могу?!
Рашиди театрально раскинул руки, отчего рукава галабеи затрепетали как птичьи крылья, и откинулся на подушки, сложенные за спиной с видом, полным муки и отчаяния - этот ритуал ему никогда не надоедал и являлся необходимым элементом любой сделки. Отказ торговаться он бы воспринял как оскорбление, а вот напор приятельницы леди Малфой пришелся по душе.
- У меня пять жен, моя несравненная, - пять! - Он повернулся к Нарциссе, требуя подтверждения. - Они почти так же красивы, как и вы, прекрасные англичанки, и каждая из них хочет шелковые и атласные никабы и джильбабы, каждая хочет надевать золотые и серебряные украшения, обслуживая покупателей или отправляясь в город - как я могу послать их на базар в домотканных одеждах, без украшений или других указаний на достаток и почести, которые должны оказываться им, а через них и мне? Я уроню свое положение, соседи будут говорить, что Рашиди аль-Хорезми не может одеть своих жен и золото и шелка, их отцы обвинять меня во всех грехах, и мое дело захиреет, ибо никто не захочет покупать у человека, которого не уважают ни собственные жены, ни собственные соседи!.. Я не могу сказать своим женам, что отдал товар даром такой прекрасной английской леди - все пятеро начнут ревновать меня и жаловаться своим отцам и братьям, с которыми я веду дела на протяжении десятилетий - и у меня тринадцать детей, несравненная огненноволосая шахиня, и дети должны уважать отца, а потому - нет, я не могу, не могу снизить стоимость артефакта... Ну разве что на сто галеонов, исключительно в знак уважения к вам обоим и в знак восхищения вашей красотой, да продлит Изида ваши дни на земле.... Сто галеонов - и не галеоном меньше.
Разумеется, цена оставалась завышенной, но уже не так уж бессовестно - едва ли семейство Хорезми достигло бы такого достатка и положения в александрийском обществе, если бы хоть один его представитель позволял себе разбазаривать товар и собственный труд за гроши.
Впрочем, предложение, которое последовало от ведьмы, заставило Хорезми насторожиться и прервало поток его сетований на тяжкое экономическое бремя и необходимость соответствовать запросам и ожиданиям пятерых жен, детей от них, а также многочисленной родни.
Он позвонил в серебряный колокольчик, спрятанный в складках галабеи, и младшая жена, так же подобно тени пробравшаяся вдоль стены, убрала и столик, и кальян, оставив только шкатулку с обсуждаемым артефактом.
- Зачем вам это знание, мисс Гамп? - намного суше и настороженнее спросил Хорезми, разом превращаясь из обыкновенного египетского торговца в человека, который последовательно уничтожил конкурентов во всей Африке, чтобы монополизировать торговлю артефактами на материке. - Могилы и захоронения охраняются духами и родовыми проклятиями, никто из тех, кто хочет преумножить свое состояние и прожить долгую и счастливую жизнь, не станет нарушать священные правила. Ни один артефакт не стоит того, чтобы навлечь на себя проклятие мертвецов.
Не говоря уж о том, что для этой черной работы всегда находились слишком глупые или слишком нуждающиеся желающие, получая проклятие взамен горстки золота. Сделка, устраивающая все стороны.
- А если вы считаете, что сможете самостоятельно разыскать что-то, подобное этому чуду, то я лишь пожелаю вам удачи и благоволения Аллаха. Может быть, профессиональные секреты другого мастера стоят дешевле.

+2

20

Во время торгов Нарцисса помалкивала, предоставляя сторонам самим договариваться о цене. Рашиди-аль-Хорезми обладал умением не только создавать (да и разыскивать тоже) редкие артефакты, но и продавать их – речи его были красочны и экзотичны как оперение райской птицы. Мисс Гамп подхватила игру – слушать их разговор, определенно, было занятно, но услышав предложение обратиться к другим мастерам, миссис Малфой поняла, что пришла её пора говорить любезности.
- Что вы такое говорите, мой добрый друг, - сказала она с видом явного огорчения, не выходящего, впрочем, за границы обычной восточной вежливости, - мне легче отдать сердце Анубису, чем поверить, что найдется неразумный, который усомнится в том, что творения ваших рук прекрасны как полет алого ибиса и дороги как сын от любимой жены. Уверена, что мисс Гамп со мной согласится.
Нарцисса посмотрела на Яэль с улыбкой, не ожидая возражений, и добавила:
- Конечно, нам, как скромным гостьям из далекой страны, претит мысль о том, чтобы уронить достоинство знаменитого мастера перед его семьей недостойной ценой, огорчение от этой мысли будет хуже горькой отравы, но всё же мне хотелось бы иметь удовольствие рассказать своим английским друзьям не только об искусстве и так известного в Египте Рашиди-аль-Хорезми, но и об его щедрости. Как говорил многомудрый Саади:
Взрасти добра и щедрости сады,
Дабы вкусить от жизни сей плоды.
Сама Нарцисса платила за артефакты арабского мастера больше установленной цены, но эта плата подразумевала не только сами магические изделия, но и молчание о сделке. И Хорезми, скорее всего, это понимал. По крайней мере, сведения о купленных артефактах никогда до этого не покидали заранее оговоренного круга осведомленных. Вопросы мисс Гамп относительно путей, которыми в лавку торговца попадают артефакты, были неудобны и, надо сказать, немного опасны. Хотя опасность эта, разумеется, состояла лишь в утрате доверия египтянина к миссис Малфой – за границами Британии британский аврор был всего лишь частным лицом.
Вероятно, после встречи в лавке можно было бы спросить Яэль прямо о том, что она ищет, но Нарцисса не стала бы делать этого. Вряд ли следователи Аврората вот так просто выдают первым встречным следственные тайны.
Она взглянула на свою спутницу и спросила:
- Как вы думаете, мисс Гамп?
Нарцисса не знала, будет ли Яэль пробовать сбить цену ещё – если не из желания сэкономить, то из интереса послушать какие ещё доводы приведёт Хорезми, а вот насчёт профессиональных секретов он выразился предельно ясно. Жаль, конечно – Нарцисса с удовольствием поговорила бы на тему древностей, особенно времен того, прошлого Египта, чьи храмы давно превратились в развалины, а жрецы – в пыль. У того Египта было немало загадок, в суть которых она хотела вникнуть, непереведенные палетки, внешне бессмысленные ритуалы, причудливые амулеты. Если бы у неё было чуть больше времени, миссис Малфой не ограничилась бы коротким визитом в эту страну – она бы с удовольствием понаблюдала бы за уже упомянутыми ибисами, постаравшись уточнить связь между этими птицами и связанными с ними Тотом, или уделила бы внимание раскопкам древних гробниц, надеясь наткнуться на упоминание нового ритуала. Но в Британии собиралась гроза, уйти из внешнего мира на несколько месяцев именно сейчас она не имела права. Хотя Нарцисса не исключала возможности, что как-то обернет нынешнюю поездку в Египет в свою пользу. В конце концов, для того, чтобы посидеть на ступенях древнего храма или даже там вздремнуть времени всегда требовалось немного.

+2

21

Яэль подозревала подобный исход и, допив напиток, отставляя пустую чашу, покорнейше кивнула, вскидывая раскрытые ладони, показывая, что мысли чисты и намерения - лишь закончить начатое, оставшись с незапятнанной репутацией (возможно, тот толк, что вносила в эти жесты мать, и будет не слишком понятен египтянину, но Лиса надеялась на обратное).
- Да озарят солнце и звезды ваши пути, почтеннейший Рашиди аль Хоремзи,да будут годы долгими и счастливыми для всего вашего рода, а я - прошу прощения: я не имела права спрашивать так грубо, но женское любопытство сродни голода пустынной лисы - заставляет пересекать Сахару, в поисках того, что может его утолить. - Ведьма улыбалась, а потом перевела взгляд на Нарциссу, услыхав строчки стихов. Кивнула, еще больше пораженная приятным открытием в этой женщине такого достойного дипломата.
- Спасибо, Нарцисса, вы так мудры. Я думаю теперь, что не гоже сбрасывать и кнатт, я согласна на последнюю цену, которую указал почтейнейший великий мастер и я с гордостью представлю его труд своему дедушке. - Дальше здесь делать было нечего: достойный отпор, с которым иностранный умелец пресекал любой посторонний разговор, не мог и не должен был встречать куда бОльших нападок - Лиса здесь как самозаинтересованное лицо; Аврорат сожрет ее с потрохами, если все обернется международным скандалом, в котором замешана их сотрудница.
Женщина вновь смотрела на лоснящегося артефактора, признавая его победу:
- Я рада, что мой путь свел меня к знакомству с вами и безмерно благодарна за удовольствие покупать у вас образчик великолепия древнего мастерства. Простите, мастер Хоремзи, если мои слова в чем-то были недостойными ваших ушей и разума. - С непривычки, от патоки слов устаешь: верное, чтобы говорить так постоянно, держа лицо, требовался недюжинный ум и терпение.

+2

22

[nick]Rashīdī al-Khwarizmī[/nick][status]артефактор-контрабандист[/status][icon]http://sd.uploads.ru/DT1nj.jpg[/icon][info]<b>Рашиди аль-Хорезми, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>продаст, купит, создаст и отремонтирует артефакт. Дорого, качественно.</i>[/info][sign]Восток - дело тонкое[/sign]
Ласка в голосе его верной клиентки лилась медом и маслом - Нарцисса, встрепенувшись, поняла, куда дует ветер, и немедленно попыталась загладить обострившуюся ситуацию, выдавая интерес своей приятельницы за досужие расспросы.
Хорезми, пристально глядящий на мисс Гамп без следа восхищения, смешанного с едва уловимой похотью - этот взгляд он приберегал для молодых и красивых европейских ведьм, вполне справедливо ожидающих от востока определенного комплимента - откинулся обратно по подушки и позволил застывшему выражению лица смениться льстивой улыбкой, обнажающей белоснежные зубы.
- Мое имя  - Хорезми, госпожа Гамп. Рашиди аль-Хорезми.
Мясистые губы сомкнулись на мундштуке, и он выждал паузу, глубоко затягиваясь ароматным дымом.
И выпустил облако в сторону, снова разулыбавшись и блестя глазами.
Наклонился ближе, как если бы хотел коснуться руки рыжеволосой гостьи, но самого прикосновения избег - комплименты, цветистость речи и многозначительные улыбки были лишь средством торговли, таким же, как гарантии качества товара, обещанная конфиденциальность или возможность торга, и заходить дальше необходимого было чревато неприятностями - в том числе и с упомянутыми женами и их многочисленной родней.
- По рукам, моя драгоценная леди. И вы не пожалеете о покупке, ваш дед возблагодарит богов за проявленную вами чуткость, переживая счастливейшие моменты своего прошлого, а в знак благодарности за ваш визит и в надежде на длительное и счастливое для нас обоих сотрудничество я распоряжусь подготовить для вас футляр для хранения артефакта, защищенный от воров и недоброжелателей и отделанный хризолитом в цвет ваших прекрасных глаз. Завтра утром, леди, шкатулка будет готова. Осмелюсь ли я предложить вам своего старшего сына в качестве сопровождающего, если вы желаете посетить александрийские базары? - он кинул вопросительный взгляд на миссис Малфой, гадая, не ждет ли его в задних комнатах записка от нее, которую леди пожелала скрыть от подруги. - Мой дом, моя семья и я сам к вашим услугам, прелестные английские розы, и я счастлив буду оказать вам любую помощь и гостеприимство.
За разумную цену, но такова была реальность.

+2

23

Упомянутое гостеприимство было очень заманчивым, учитывая, что «английским розам» негде было остановиться в Александрии, но не все слова следовало принимать буквально. Яэль Гамп приняла решение о покупке, избегнув дальнейших торгов, взаимная договоренность между мастером и покупателем была достигнута, встречу можно было назвать плодотворной и состоявшейся.
- Вы очень великодушны, господин Хорезми, надеюсь, благоденствие и процветание всегда будут пребывать под крышей вашего дома, - Нарцисса поднялась со своего места, намереваясь проститься с гостеприимным артефактологом. – И, пусть очень неучтиво с нашей с мисс Гамп стороны отнимать у вашего уважаемого сына время, возможно, мы всё же воспользуемся вашим предложением.
Живописные восточные базары не очень-то были нужны миссис Малфой – то, что её интересовало, там не продавалось, но, возможно, мисс Гамп захочет там побывать? До завтра надо как-то скоротать время и любезность Хорезми весьма кстати – в сопровождении мужчины по Александрии бродить безопаснее. Да и приличнее.
Сказав все полагающиеся приличиями слова прощания и договорившись о времени завтрашней встречи, английские дамы покинули лавку. Выйдя вновь на жаркий воздух городской улицы, Нарцисса подумала, что встреча прошла, в целом, удачно. Мисс Гамп получила то, что хотела, да и она сама забрала заказанный артефакт. Оставалось лишь надеется на то, что гостиница, где миссис Малфой (а, вернее, Бертина Канненгем) обычно останавливалась, всё ещё стоит на прежнем месте и будет рада принять двух иностранных гостий.

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (1991 - 1995) » Пустыня, загадки, женщины (20 августа 1995)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC