Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (загодя 1991) » Хороший день, чтобы умереть


Хороший день, чтобы умереть

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Июль 1979.
Дом Итонов в Годриковой лощине, поздний вечер.

Том клялся любить свою жену до самой смерти. Что ж, так оно и вышло.

Rodolphus Lestrange, Antonin Dolohov, Thomas Eaton.

Отредактировано Janis Eaton (9 мая, 2016г. 12:02)

0

2

Эти недели, прошедшие между первым знакомством с миссис Итон, Лестрейндж посвятил подготовке. Очередная разовая акция, очередное нападение, очередная работа на репутацию и устрашение. Вот только жертва не случайная. Дом Итонов выбран едва ли не с любовью.
И, к удивлению Рдольфуса, у него неожиданный напарник. Антонин Павлович Долохов, насмешливый и наглый румын, заинтересовался Дженис и Томом Итонами ничуть не меньше Лестрейнджа, стоило ему увидеть ведьму в воспоминаниях Рудольфуса, которыми он щедро делился, демонстрируя жертв.
Лестрейндж помнил рассказ о комнате, где нет места магии - и весной Пожиратели употребили все свои силы, чтобы выяснить, насколько плотно эта разработка Отдела Тайн войдет в аврорскую практику, не забывая выходит на рейды с порт-ключами. Пока тревогу бить было рано: по словам Руквуда, блокировка магии требовала слишком дорогую цену, в том числе и с тех авроров, кто там оказывался. Любые попытки устранить негативный эффект или увеличить площадь, где действовало бы это блокирование, заканчивались неудачей. Аврорату требовалось нечто действенное, и что при этом не угрожало потерей трудоспособности попавшему туда аврору.
Сторонники политики Милорда в верхах и среди членов Визенгамота ратовали за то, чтобы эту разработку сняли с использования до тех пор, пока не удастся отладить механизм. Пожирателям Смерти была на руку и такая передышка: скоро все должно было быть кончено, победа была почти в руках.
Оставалось лишь охладить пыл Аврората, разобщить хит-визардов, заставить их выбирать между своими родными и теми незнакомыми магглами и грязнокровками, которых они защищали. Тактика была рискованной, далеко не весь Ближний Круг был с ней согласен, но поддержка Долохова решила дело.
Лестрейндж Долохову не доверял, однако на сей раз поддержкой воспользовался.

В Годриковой Лощине Лестрейндж оказался впервые. Июльская духота навалилась на плечи, под серебряной маской лицо тут же покрылось потом, стоило ему покинуть вечную осень Лестрейндж-Холла.
Черная мантия, несмотря на накинутые охлаждающие чары, казалась тяжелой и жаркой, мешала движениям.
Не глядя на Долохова, совсем недавно провернувшего под его носом эту аферу с Беллатрикс, Рудольфус тяжело направился в сторону аккуратного забора, за которым виделся коттедж.
Дженис этим вечером находилась на службе, Том должен был отсыпаться после своего дежурства.
Лестрейндж предвкушал момент, когда сможет избавиться от маски и увидеть ярость узнавания в глазах того, кто посмел выступить против на одном из вечеров Паркинсона. Миссис Итон вернется к трупу мужа и к Метке над домом - то, чем она кичилась, будет уничтожено им, Рудольфусом Лестрейнджем.
Непокорные женщины платили дорого, таковой была его реальность.
Остановившись в паре шагов от забора, Лестрейндж провел палочкой горизонтально, накладывая сканирующие чары. Дерево в его пальцах задрожало, потеплело. Помимо сигнальных чар, на дом были накинуты и довольно сильные щитовые. Итоны не ждали незваных гостей, но беззащитными не были.
- Ваш выход, - обратился Рудольфус к Долохову, широким взмахом накладывая поверх всех щитов Итонов чары рассеивания внимания. Антонин же отвечал за незаметный снаружи взлом периметра.

+1

3

Если бы не Рудольфус, вряд ли он оказался бы здесь. Если бы не Рудольфус, вряд ли бы его увлекла идея напомнить той молодой аврорше, что едва не поймала его, насколько она на самом деле уязвима.
Он помнил комнату, где магия отказалась ему подчиняться, комнату, которую смог покинуть лишь благодаря порт-ключу, и доложил об этом, едва смог вернуться в Ставку. На время рейды были прекращены, а информаторы завалены заданиями: принудительная аппарация, зловещая комната... Казалось, Аврорат наконец-то нашел способ бороться с ускользающими будто тени Пожирателями, но тем самым подписал смертельный приговор своим. Среди Авроров были чистокровные маги и те, кто лишь исполнял свой долг, но угроза Организации в целом была важнее прежних симпатий или лояльности. С тех пор Пожиратели Смерти били Авадами, война вышла в свою заключительную фазу.
Но помимо открытых стычек, была объявлена и охота на тех авроров, кто показывал наилучшие результаты в этой технике. Пусть работа над блокировкой магии была прекращена, пусть Аврорат стремительно засекречивал кадры - это уже не могло спасти Тома и Дженис Итонов. Заключительная фаза всегда сопровождалась наибольшими жертвами.

- Не гоните гиппогрифов, - отозвался Долохов, на глаз определяя, что именно наложено на дом. Лестрейндж, вопреки ожиданию, был трезв, и это свидетельствовало скорее о том, что Долохов должен быть настороже вдвое против обычного. Несмотря на запрет участия в рейдах в состоянии алкогольного опьянения, Рудольфусу закон был не писан, но стоило признать, что он справлялся и так, как будто виски был тем топливом, что улучшал его реакцию, увеличивал скорость, охранял от чужих атак. Что заставило его на сей раз отказаться от алкоголя? Этот вопрос беспокоил Долохова, и без того считавшего старшего Лестрейнджа излишне увлекающимся, а потому ненадежным напарником.
- Учтите, осле того, как я закончу здесь, у нас будет не больше двадцати-двадцати пяти секунд. Будем исходить из минимума. Если мы не распорядимся ими как следует, то придется взламывать охрану уже при сработавших сигнальных чарах, а мы не в том положении, чтобы принимать бой с отрядом авроров, вы настаивали на скромном визите. Если чары сработают, а мы еще будем здесь, по эту сторону, то аппарируем сразу же. Если вы не согласитесь, то я убью вас и аппарирую ваш труп вашей супруге.
Он был уверен, что Рудольфусу это не понравится, но щадить чувства и эго старшего сына Рейналфа не собирался. Безопасность Организации превыше всего, и он не даст Рудольфусу подставить всех лишь из-за мести.
Не ожидая реакции, Долохов отвернулся, опустился на колени в пыль, не обращая больше внимания на Лестрейнджа.
Палочкой на сухой земле нацарапал пентаграмму, тщательно следя, чтобы линия не прерывалась, прикрыл веки, настраиваясь на нужный лад. Что именно он делал, он не знал сам, но знал, что этот ритуал работал, сбивая с толку сигнальные чары. Чем позже Итоны получат весть о том, что они атакованы, тем позже пошлют сигнал тревоги, тем меньше у них будет времени собраться, чтобы отразить нападение.
Долохов, уверенный, что внутри его ждет и сероглазая Дженис, потому что доверил организацию Рудольфусу, продолжил инструктаж:
- Когда я подам знак, одновременно бьем по защитному куполу. На счет три - Бомбарда Максима, Бомбарда Максима, Дефлагро. Повторяем. Если успеваем, повторяем опять. Если купол выстоит, то аппарируем. Вы предупреждены, - короткие фразы контрастировали с его обычно витиеватым стилем изложения мыслей, но сейчас Антонин был больше сосредоточен на предстоящем.
Дождавшись подтверждения, что Лестрейндж понял, Антонин снова закрыл глаза, воткнул волшебную палочку в центр пентаграммы и соединил руки, зажав рукоять палочки между ладонями.
Монотонно пропел первую фразу на языке, которого Рудольфус не понимал, затем изменил ритм и куда быстрее забормотал окончание. А затем, когда пыль в пентаграмме приподнялась на дюйм, выкрикнул завершающие формулу слова.
Купол вспыхнул, обжигая сетчатку, но видел это лишь Долохов. Ответная реакция магии ударила в палочку, растеклась по ладоням неприятным покалыванием, но Долохов уже поднимался на ноги, стряхивая с острия палочки остатки земли и вытаскивая вторую, которую всегда носил в ножная на бедре.
- Бомбарда Максима. Бомбарда Максима. Дефлагро. - Вздох, короткий и яростный. - Бомбарда Максима. Бомбарда Максима.
Они ударили вдвоем, Рудолфьус не отставал.
Купол, проявляющийся с каждым ударом, покрылся уродливыми трещинами и затем рухнул с негромким гулом.
Долохов первым шагнул через границу, ныне отмеченную лишь пеплом.
- Алохомора! - Дверь распахнулась в тот самый момент, когда Долохов взбегал на крыльцо.

+1

4

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifВ доме Итонов не пользовались дверями — аппарировали в гостиную, на участок площадью с метр за диваном. Том и Дженис почти месяц потратили, чтобы высчитать формулу и вырезать этот кусок из антиаппарационного купола. Это было хорошей мерой безопасности — почти как щитовые, растянутые по стенам снаружи. Том тогда долго удивлялся: Дженис, не имевшая подобной практики, внесла в защиту дома почти столько же, сколько он сам, — и только через два года после свадьбы выяснил, что в его жене текла чистая кровь.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifВот и не верь после этого чужим лозунгам.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifТреск защитного купола Том почувствовал не сразу — позволил себе пропустить стаканчик после суточной смены, — и сейчас проснулся слишком поздно.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЗа ними пришли.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifРано или поздно приходили за всеми.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifВремени было мало и, вытащив из-под подушки обе палочки, Том подорвался с кровати. Он не знал точно, смогла бы Дженис увязать озноб и лёгкое опустошение с обрушением защитных чар, что накладывала лично, но рисковать не хотел.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЕсли бы догадалась, если бы сунулась домой…
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifГрубо, топорно, потратив целых пять секунд, Том сорвал свою же сигнализацию и дал сигнал тревоги. Где-то там, в аврорате, должен был замерцать огонёк, маленький и неприметный. Как маяк в ночном тумане. Где-то там оператор должен был объявить сбор.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifТом скатился с лестницы, и распахнулась дверь.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifНе успел.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifУдарил первым, невербально, сбросив на ближайшего к себе сетку, зная наверняка, что на щиты она не возьмётся, и сразу же выставил Luceat. Вряд ли гости будут бить Ступефаями.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifПротив двоих он держался обычно двенадцать минут, от подачи тревоги до появления авроров проходило не меньше пятнадцати — простая и безжалостная математика.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifСнова Luceat.
[AVA]http://s9.uploads.ru/V2tIW.png[/AVA][NIC]Thomas Eaton[/NIC]

Отредактировано Master of Death (16 мая, 2016г. 15:23)

0

5

Нетерпеливо опустив голову, Лестрейндж ждал, следя за приготовлениями Долохова. Ритуалистика, несмотря на всю полезность, не раз доказанную, никогда не была его коньком, ему хватало еще хогвартских основ, обильно дополненных темной магией, и тех простейших, практически интуитивных домашних ритуалов, которых требовала родовая магия Холла, а потому он не совался под руку, прекрасно понимая, что напарнику нужно сосредоточиться.
И все равно бесился, мысленно подгоняя Антонина.
- Если продолжите в том же духе, я убью вас и брошу прямо здесь, - не остался в долгу Рудольфус, чьи отношения с Долоховым были омрачены постоянными стычками по любому поводу, в том числе, по поводу принятия Беллатрисы в Пожратели Смерти. Долохов был темной лошадкой, выходцем из Восточной Европы, его связи с островными магами не так однозначно указали бы на прочих членов Ближнего Круга, и Рудольфус действительно готов был осуществить свою угрозу, раз и навсегда положив конец грызни в самом сердце Организации.
Долохов проигнорировал предупреждение, занявшись ритуалом, и Лестрейндж смерил взглядом коттедж. Кое в чем румын был полезен, взять хотя бы этот ритуал. Купол можно было бы пробить и так, но вдвоем им пришлось бы потратить куда больше времени на эту возню, да и хозяин узнал бы о попытке проникновения намного раньше. Что бы там не бормотал Долохов, это должно было помочь, и сейчас настало время, когда личные счеты приходилось придерживать.
Ни словом не ответив на инструкцию, вместо этого Рудольфус встал ровно напротив крыльца, ведущего в дом, выставив волшебную палочку в атакующем жесте. Едва Долохов поднялся, Лестрейндж уже замахивался. Эхо их заклинаний слилось воедино, купол рухнул, не выстояв и двух связок.
Лестрейндж застыл на мгновение, подновляя чары рассеивания внимания. Случайные свидетели были ему ни к чему.

Итон бил стандартным задерживающим - сетью да щитами. Крепкими, хорошими такими щитами, типичными аврорскими. Отработанным до автоматизма движениями, едва ли тратя время и много сил, едва ли вообще замечая это.
Рудольфус выжидал, неторопливо продвигаясь ближе, захлопнул за собой дверь, едва оказался внутри дома, хотя обычно любил выбить к дракклам дверь вместе с косяком, в пыль обращая чужое жилище вместе с надеждами и мечтами его хозяев.
На всякий случай невербально бросил очередной скан - на обнаружение случайных гостей, но все шло по плану: в доме был только Томас Итон, знакомый ему  и хорошо запомнившийся на свою беду.
- Piro! - отрезая Итону путь к лестнице, скастовал Рудольфус, и тут же, чтобы не дать тому отвлечься, швырнул под ноги Lasum Bonus, не считаясь с тем, насколько сильно должна фонить темная магия, используемая Пожирателями. Ритуал, найденный Долоховым, должен был еще некоторое время приглушать этот фон, чтобы в Аврорате была зафиксирована лишь слабая боевая активность.
Лесрейндж попытался аппарировать за спину Итону, чтобы ударить с тыла, но антиаппарационные чары на коттедже еще держались, и он лишь потерял несколько мгновений просто так. В ярости, Рудольфус уже прицельно принялся забрасывать Итона темномагическими проклятиями, но тот исправно принимал все на щиты.
- Итон! - скрежетнул Лестрейндж, коротким взмахом палочки отбрасывая маску прочь. Она рассеялась, даже не коснувшись пола, а Рудольфус уже улыбался зло и бешено. - Crucio!
Посмотрим, как долго он сможет выстоять против Пыточного.

+1

6

Сеть, разворачивающаяся в воздухе, промелькнула перед глазами. Правая кисть Долохова чуть дрогнула, в три штриха обозначая щитовые: как следует поставленные, доведенные до автоматизма, защитные чары не раз спасали Антонина от атак английского Аврората, и он шагнул вправо, в сторону активной руки, позволяя сетке упруго разбиться на щите и скользнуть на пол потоком безвредных уже искр.
Сапогами по звездам, неуклонно, быстро в дверной проем и снова в сторону, освобождая проход для рвавшегося следом жадного до веселья Лестрейнджа. Вторая волшебная палочка в левой, не получившая эха проведенного ритуала, легко и игриво теплеет в ладони: тонкое дерево скользит в пальцах, но рисунок чар тверд и уверен.
Антонин полубоком, чтобы не терять из вида Итона, занятого Лестрейнджем, выбрасывает поверх уродливого разлома в агонизирующем куполе заклинание сокрытия, гасит остаточный фон, скрывает следы:  им не нужно, чтобы через несколько минут здесь была вся королевская рать, они пришли, чтобы оставить предупреждение, расписанное кровью и смертью.
Итон сопротивляется умело, не паникует. Долохов спокоен, держится позади Рудольфуса, фиксирует детали - где-то здесь должна быть сероглазая Дженис, его старая знакомая, отчего же она не хочет присоединиться к буйному веселью внизу? Неужели скрывается на втором этаже?
Он рванул наверх, едва успев проскочить перед поджигающим проклятием Лестрейнджа. Подол мантии занялся, запахло паленым - бесноватый Рудольфус не желал играть в команде, и Долохов вновь задумался, что изменится, когда рядом с ним будут брат и жена. Изменится ли хоть что-то.
Дом трещал - дымом снизу заволакивало второй этаж, и Антонин опасливо двинулся по темному коридору, прекрасно помня, насколько быстрой была запомнившая ему аврор. Блеклая дымная рябь очерчивала выставленный щит, готовый к любой аврорской атаке, но на втором этаже по-прежнему было тихо. Долгих две минуты потребовалось Долохову, чтобы сообразить, отчего второй этаж кажется совсем пустым.
Он удостоверился в своей догадке, запустив короткие чары обнаружения, тут же проворно указавшие вниз, в полыхающий самим адом лестничный проем, и сплюнул, неприятно оскалившись: Дженис Итон не было в коттедже. Его рандеву оказалось сорвано.
Пиро Лестрейнджа, целенаправленно уничтожающее единственный спуск со второго этажа, было препятствием, но Долохов не видел необходимости прибегать к лестнице.
Направив волшебную палочку в пол, невербально произнес взрывающие чары, отшатнулся в сторону, когда щепки и куски перекрытий полетели в разные стороны. Серебряная маска встретила несколько осколков, царапнувших по металлу, и Антонин, мельком глянув вниз через широкую дыру развороченного пола второго этажа, спрыгнул, упруго и мягко приземляясь в пустой гостиной, так же заполненной дымом.
- Ступефай! - скастовал, появляясь в проеме за спиной хозяина дома, бросил короткий взгляд на Рудольфуса, открывшего лицо. Во имя Хель, чем Лестрейндж думает.

+1

7

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifСпину обожгло жаром, и Том ушёл в сторону от лестницы. Ему ни к чему было защищать второй этаж.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifВ этом доме они с Дженис планировали растить детей — обязательно двоих, мальчика и девочку, — но угол спальни, отведённый под колыбель, пустовал вот уже десять лет. Пару раз за эти годы Тому казалось, что вот оно, но то были только сбои цикла, а сегодня всё и вовсе должно было закончиться. Не судьба, значит. Не успели.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifНаверное, к лучшему, что не успели. У него было ещё десять минут — на самом деле даже меньше, он сам понимал это, — прежде, чем рука устанет и собьётся дыхание. Прежде, чем он разгорячится и начнёт допускать ошибки, которых бы никогда не позволила себе жена. Сам он не видел — ориентировался на слухи, гулявшие в аврорате. Просто боялся увидеть, как Дженис умирает на его войне.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifНаверное, к лучшему, что не увидит. Они были предназначены друг другу — Богом, дьяволом, бесстрастной судьбой. Они принадлежали друг другу — с первой встречи и навсегда. Том знал, что любил её чуть сильнее. Совсем немного, но всё же сильнее.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЕго маленькой Валькирии следовало послушать совета и остаться в Мунго.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifДым ел глаза и драл наждаком лёгкие. Когда потолок за спиной обвалился, Том прикрылся механически, но выглянувшее из-под маски лицо Лестрейнджа заставило его сбиться с ритма, и он пропустил сперва ударивший в плечо Ступефай, а затем мазнувшее по груди Круцио.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifПалочки упали рядом, под бок, но Том отчего-то не мог до них дотянуться. Он был очень занят: он кричал — матом, по-маггловски.
[NIC]Thomas Eaton[/NIC][AVA]http://s9.uploads.ru/V2tIW.png[/AVA]

Отредактировано Janis Eaton (18 июня, 2016г. 11:26)

0

8

Появившийся за спиной хозяина дома Долохов отобрал у Рудольфуса лавры победителя, вклинившись со своим оглушающим, и Рудольфус ощерился дико, направляя палочку на соратника поверх рухнувшего на занимающийся пол Итона. Полсекунды острие его палочку указывало в грудь Антонину, выскочке из румынских лесов, занимающему чужое место у правой руки Темного Лорда, и Авада Кедавра была готова сорваться с губ, но Лестрейндж промолчал, обещая себе, что найдет момент много лучше. Например, после смерти отца, пригревшего Долохова в Холле.
Промолчал и опустил палочку, разглядывая корчащегося на полу Тома Итона. Вопли поверженного врага отзывались удовлетворением в груди Лестрейнджа, и Рудольфус направился к мужчине, отходящему от принятых чар.
Как раз вовремя, чтобы заметить волшебную палочку. Невербальный толчок отбросил не орудие, а мага - протащил по полу, швырнул об стену, как раз в сторону от гибнущей в пожаре лестницы.
Рудольфус не собирался дать Томасу Итону умереть относительно легко, сгорев в собственном доме, а то и задохнувшись в дыму.
Приседая перед магом, Рудольфус продолжал ухмыляться, чувствуя, как собирается едкая слюна в углах губ.
- Вот что бывает, когда бросаешь вызов Лестрейнджу. Я отберу у тебя все - дом, жену, жизнь. Но начну с этого - Круцио!
Он с силой втыкает волшебную палочку в грудь Итону, как будто действительно собирается проткнуть того насквозь, но упругая плоть и упругая древесина гасят критическую силу тычка. Круциатус срывается с палочки алым всполохом, отражающемся в глазах Итона, и Рудольфус продолжает ухмыляться, ухмыляться, ухмыляться, забыв обо всем - об огне за спиной, о Долохове, даже о Дженис Итон, которая посмела унизить его в тренировочном зале Аврората.
Он не может пока открыто пройти по Министерству, по Англии, наказывая всех тех, кто отказался от традиций и чистоты крови, но придет и это время. а пока же он будет преследовать и убивать тех, кто подписал себе смертный приговор. Пусть для всех в Ставке этот визит был едва ли не обыденным - устрашение слишком уж активных авроров постепенно входило в обиход Пожирателей Смерти, и наилучшим был признан метод убийства коллег и семьи - но для Рудольфуса Итоны значили намного больше. И Томасу Итону, безоружному и застигнутому врасплох, откровенно не повезло.

+1

9

Том Итон падает на пол, сбитый с ног долоховским ступефаем, но кричит он не из-за этого. Матеря Рудольфуса, он наслаждается Круциатусом, а Антонин смотрит поверх его тела на волшебную палочку Лестрейнджа, указывающую точно ему в грудь.
У него не было иллюзий относительно природы старшего сына Рейналфа и ему нет нужды смотреть тому в глаза, чтобы увидеть там безумие, жажду чужой смерти, и Долохов следит за палочкой, готовый увернуться или выставить щит при малейшей подвижке. Он почти хочет, чтобы Рудольфус сделал это, и тогда они закончат все здесь и сейчас, но Рудольфус медлит, а затем и вовсе отводит палочку.
Антонин небрежно поправляет маску, будто бы ничего не случилось. Он запомнит этот момент, но пока Рудольфус нужен ему, нужен Организации. Рейналф сможет пережить смерть старшего сына - у него есть еще один, в конце концов, - но лишь в том случае, если эта смерть будет славной и будет способствовать целям Темного Лорда.
Подбирая волшебны палочки Итона, Антонин знает, что поквитается с Рудольфусом: тот мнит о себе слишком много, забывает об элементарном уважении, не понимает даже, насколько беззащитным иной раз бывает, забыв обо всем в огне схватки.
В отличие от Долохова, умеющего сохранять ясность головы, Лестрейндж слишком горячится - и не представляет реальной опасности для умудренного опытом славянина.
Антонин оценивает обе волшебные палочки, проверяет балансировку, вес, длину - ему не очень подходит, но его коллекцию только украсят. А затем к ним присоединится и палочка Дженис.
Не обращая внимания на Лестрейнджа, вновь склонившегося над поверженным Томом, Антонин проходится по помещению под треск горящего дерева и хруст разрушенных перекрытий. Совсем скоро огонь перекинется с лестницы на обстановку, что бы Рудольфус не запланировал, ему придется поторопиться, однако уходить не хочется и Долохову.
Он останавливается над Рудольфусом, смотрит в лицо Итону.
- Где ваша жена? - интересуется он, пряча одну из палочек Итона во внутренний карман мантии. - Она на работе? В составе боевой группы? Может быть, именно она явится на вызов, а? Сегодня спокойный вечер, может быть, нам стоит подождать ее?
Вытягивая вторую палочку Тома, ту, что кажется ему перспективнее, он проходится пальцами по рукоятке и направляет острие в потолок. Темная Метка, повторяющая очертания того знака, что горит у них с Лестрейнджем на предплечьи, с шипением вырывается из палочки, увеличивается, темнеет, пока огромный череп с выползающей из его рта змеей не появляется над крышей коттеджа, где вот-вот умрет Том Итон.

+1

10

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifБоль закрывает собой всё: непонимание, ярость, предвкушение собственной смерти и слепую ненависть к источнику боли — не трогает только любовь к Дженни. Том знает, за кем пришли на самом деле. Том смотрит в глаза Лестрейнджа без страха, спокойно, и только взгляд у него мутный от боли, почти слепой. Том ухмыляется, растягивая прокушенные губы:
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Да хрен ты её получишь.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОн видит — заметил ещё тогда, — как хочет её Лестрейндж, но Дженни принадлежит ему — и будет принадлежать даже после смерти. Она клялась ему в этом перед алтарём и Богом, перед всеми, кто только мог быть им свидетелями, и никто не заставит её отступить от данного слова. Она очень упряма, его малышка.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifТом почти такой же. Он поднимается на локтях, сплёвывает кровью на сапоги второго — того, которого не знает, — и вместо ответа хохочет. Они с Дженис очень похожи, похожи во всём: и в горе, и в радости. Отсмеявшись, он утирает губы о плечо и, не скрывая веселья, лжёт:
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Дженни уволилась две недели назад. Вернулась в США.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifПусть перевернут вверх дном Штаты, если поверят. Том молится о другом: чтобы Дженни задержали на вызове. Кто угодно. Он пришлёт подарок с того света в знак благодарности, только пусть сегодня её не будет в доме, пусть её не достанут.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЕго малышка не может умереть. Она должна жить — и жить вечно, пусть даже без него.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifИтон приподнимает брови в нарочитом удивлении, щерит красные зубы:
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Вы что, не знали?
[icon]http://s9.uploads.ru/V2tIW.png[/icon][nick]Thomas Eaton[/nick][info]аврор[/info]

0

11

Рудольфус щерится в ответ на ухмылку Итона, щерится с сознанием своей победы. Муки этого случайного мужика, посмевшего единожды перейти ему дорогу, щедрым бальзамом пролились на самомнение Лестрейнджа, и он наслаждается процессом, не позволяя себе ни на миг понять и принять то, что имеет в виду Том Итон.
Он бы, наверное, не смог понять, даже если бы в его распоряжении было все время мира, а не то что эти минуты над Итоном, пытающимся огрызаться.
То, что имеет, наверное, в виду Том, Рудольфуса не интересует: ему не нужна ни любовь, ни верность Дженис, ни что-то подобное, даже тень привязанности, страсти, чего угодно. Она для него со всем ее внутренним миром значит всего лишь мимолетное желание, которое множится лишь из-за того, что не получило удовлетворения.
Он щерится еще шире: Том ошибается.
Рудольфус получит Дженис.
Правда, никто из них не подозревает, сколько лет потребуется, чтобы пророчество Тома все же оказалось лживым.
Долохов болтает и болтает, пока Лестрейндж наслаждается последней, агонизирующей бравадой Итона.
Рудольфус не вслушивается ни в речи одного, ни в речи второго, лишь краем уха улавливает вопрос, приостанавливается. Тень пробегает по его лицу, на котором улыбка - как бездонная расселина посреди макового поля, но тень сразу же пропадает.
Рудольфус пинает Тома в лицо, разбивая красную веселую ухмылку - движение плавное, на вид совершенно мягкое, вот только это впечатление обманчиво - и снова кастует Круциатус.
- Мы бы знали, - роняет он для Антонина, не отрывая взгляда от Итона. - Я бы знал. Он лжет.
Он лжет не только в том, что Дженис ускользнула, и сознание этого пьянит Лестрейнджа.
- Ты сдохнешь, ублюдок, с моими словами в ушах. Я убил тебя, а потом уничтожу твою жену - и перед смертью она будет видеть мое лицо, чувствовать мою руку, кричать для меня. Авада Кедавра!

+1

12

Уверенность Лестрейнджа действует заразительно. Антонин всматривается в лицо Итона, ища следы лжи, и находит их, потому что верит, что умеет их находить. Потому что хочет их найти.
Так смеются, чтобы задеть побольнее - и Антонин, который пришел вовсе не к Итону, задет.
Изумрудная вспышка кладет конец его надеждам и на расспросы о той комнате, где их пути с Дженис разошлись по необходимости. Лестрейндж абсолютно не умеет держать удар, вот, что открывается Антонину, который все же выносит из этого небольшого приключения кое-что полезное.
Он опускает палочку, разглядывая обмякшее тело Тома Итона. В свете Метки он кажется трупом недельной давности - заострившийся нос, провалившиеся щеки.
Его смерть Антонину не нужна, он равнодушен к этому щенку, а желанная добыча ускользнула, оставив их обоих в дураках.
- Он был аврором. Мы могли использовать его до того, как убить, - отвечает Антонин. В семьдесят девятом году он еще считает, что Рудольфус Лестрейндж научится сдерживать себя - хотя уверенности в этом уже нет и в поминках.
Огонь, будто почуяв смерть хозяина дома, жадно вгрызается в деревянные перекрытия. Лестница, объятая языками пламени, скрипит и потрескивает, дым мешает дышать.
Антонин отступает на шаг, оглядывает картину, что должна встретить Дженис Итон, если она явится по вызову. Ему, пожалуй, нравится то, что он видит - только вот ей придется самой догадываться, что за таинственные поклонники приготовили для нее этот сюрприз.
И хотя это была неудачная операция, он все равно чувствует моральное удовлетворение: ей не следовало играть в мужские игры, но если она настолько же умна, насколько везуча, то усвоит этот урок. И у нее впереди еще будет достаточно лет, чтобы обзавестись новой колыбелью взамен той пустой, догорающей в спальне.
- Уходим, Рудольфус. Ее здесь нет, зато авроры вот-вот появятся.
Они аппарируют одновременно, прямо из горящего коттеджа, под заунывный вой разрушающихся сигнальных чар.

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (загодя 1991) » Хороший день, чтобы умереть


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC