Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (1991 - 1995) » Ступи за ограду (19 ноября 1995)


Ступи за ограду (19 ноября 1995)

Сообщений 31 страница 41 из 41

1

Название эпизода: Ступи за ограду
Дата и время: 19 ноября 1995 года, 12.00.
Участники: Рабастан Лестрейндж, Нарцисса Малфой.

Маггловский пригород Лондона, дом, арендованный на имя Нэнси Морган.

Рабастан и Нарцисса встречаются для того, чтобы провести ритуал, укрепляющий телепатическую связь между ними и - заодно - обсудить последние новости.

0

31

Он чуть хмурится в ответ на короткую благодарность. Понимание? Понимание здесь при чем ровно настолько, насколько он принимает ее позицию в отношении долгов. Лестрейнджи о долгах знают не понаслышке - и если Нарцисса говорит, что ее участие в судьбе сквиба объясняется старым долгом перед его матерью, не Рабастану ее осуждать.
Несмотря на то, что подобное участие и знакомства могут существенно повредить не только самой ведьме, но и ее мужу. И даже ему, Лестрейнджу.
Впрочем, одним грехом больше, одним меньше - платить он будет все равно только раз, так что не стоит сейчас волноваться.
- Будем решать проблемы по мере поступления, - крайне легкомысленно отзывается Лестрейндж, который пока не готов думать о том, что все могло оказаться зря, что связь могла не укрепиться. У него есть опасения - которые, впрочем, пока ничем не подтверждаются - что эти древние и забытые ритуалы забыты не просто так. Что им с Нарциссой аукнется каждый миг прибегания к помощи этой магии, что однажды им выпишут счет - и потому он предпочитает без нужды не повторять, не продолжать. Хотя и знает, что сделает все, что будет необходимо, чтобы достичь намеченной цели. И подозревает, что и Нарцисса, даром, что так непохожа ни на мать, ни на сестер, из этой породы.
Подозревает, впрочем, недолго - она сама подтверждает его догадки на этот счет, раскрывая, отчего их воспоминания шли рядом. Ее травмирующее воспоминание, секрет, который она хотела бы и сама забыть - он меряет по себе, но практически уверен, что прав в оценке - касается не просто сквиба, а того, что вытекает из ее участия в его судьбе.
Ее голос звучит достаточно спокойно - так же она могла пояснять непонятный ему кусок текста - и Лестрейндж против воли всматривается в лицо миссис Малфой. Он не задавался вопросом, убивала ли она кого-либо - да и если и убивала, в ужас он точно не придет, будучи знаком с ней двадцать лет, но все же удивлен. В первую очередь тем, насколько для нее важно сохранение статуса кво - убитый не просто случайная жертва, требование ритуала или что-то подобное. Она убила шантажиста, угрожавшего раскрыть ее тайну.
Значит, чтобы защитить себя - или мальчишку, без разницы - Нарцисса убьет, и Лестрейнджу, с одной стороны, спокойнее от этого выясненного факта, потому что он привык полагаться именно на эту способность в человеке, а с другой, напротив, он некоторое время всерьез рассматривает возможность того, что сам может стать ее жертвой, если ведьме придет в голову, что он знает слишком много ее тайн.
Впрочем, второй вариант ему не нравится и он убеждает себя, что сумеет почувствовать, задумай Нарцисса убить его. Их ментальная связь укреплена - по крайней мере, для него не были секретом ее переживания, и уж наверняка задуманное убийство будет нести сильный отпечаток в сознании, чтобы остаться незамеченным, так что, наверное, волноваться ему незачем.
Зато эти размышления приводят его к другому вопросу: если она может убить, чтобы защитить себя и дорогих ей людей, может ли она делать это как следует?
Лестрейндж уважает профессионализм, ценит качество - и, ни словом не прокомментировав признание Нарциссы, спрашивает то, что теперь кажется ему первостепенным:
- Ты училась боевым чарам? Ели дело начнет принимать дурной оборот, сможешь защитить себя от неожиданной атаке? Убить кого-нибудь еще?
Шантажист из ее воспоминаний опасным не выглядел - да наверняка он и не ожидал, что Нарцисса Малфой способна на убийство, и в этом ее несомненное преимущество, но Лестрейнджа интересует другое.
- Сможешь защититься от тех, кто придет убивать, а не шантажировать?

+1

32

Вопрос довольно важный – ведь ценность союзника не в последнюю очередь определяется его способностью сохранить доверенные ему тайны – но в данном случае Нарциссе нечем порадовать Рабастана.
- Нет, - говорит она не без сожаления в голосе, - от целенаправленной атаки защититься не смогу. У меня плохо с боевыми чарами.
Это упущение, конечно же – для человека, пережившего первую магическую войну и рисковавшему оказаться  едва ли в эпицентре второй – не уделять внимания тренировкам, но миссис Малфой всегда больше нравилось заниматься исследованиями, чем разучивать заклинания. Не говоря уже о том, что последние четырнадцать лет для охраны своей жизни и здоровья ей значительно проще было нанять кого-нибудь из тех, кто драться любит и  умеет.
Лестрейнджа едва ли можно удивить убийством, но то, что он задумывается над её навыками вместо того, чтобы рассуждать на тему «зачем такие риски ради сквиба?», Нарциссу успокаивает. Холодные тени возможного будущего отступают, миссис Малфой понимает, что могла бы объяснить, что ребенок-сквиб, воспитываемый в семье магглов, имеет все шансы оказаться в клинике для душевнобольных, что в понятие «забота» не входит, но пояснять ничего не надо, и от этого легче. Мысль о том, что Баст задает свои вопросы с целью оценить её потенциал как противника, даже не приходит Цисси в голову – с Лестрейнджами так далеко ушедшими по стезе войны, по её мнению, и тягаться бессмысленно. Не говоря уж о том, что попытки убийства обычно откровенно не вплетаются в узор дружбы.
- Авада Кедавра у меня, пожалуй, выйдет, - признает она, поразмыслив, - хотя непростительные заклинания, говорят, можно отследить.
Пользоваться запрещенными тёмномагическими заклинаниями чревато Азкабаном, а миссис Малфой – благодаря алхимическому браку – знает о дементорах не понаслышке и совсем не хотела бы знакомиться с ними ещё ближе. Ей, разумеется, есть чего бояться и кроме правосудия, но карающая длань закона никуда всё же не исчезла с момента возрождения Волдеморта и – как это всегда было – гораздо быстрее настигала тех, кто был неопытен на скользком от крови пути убийств.

+1

33

Ему и в голову не приходит, что он мог бы начать ее осуждать или предлагать бросить мальчишку раз и навсегда. По рэйвенкловской привычке Рабастан принимает условия и ищет решение в четких рамках, не выходя за границы очерченного, если они есть. Это не означает, что выпускники факультета Ровены не могут мыслить шире и глобальнее - это означает, что они умеют работать в заданной схеме, и сейчас именно это Лестрейндж и делает.
Ответ Нарциссы его вновь не удивляет - он и спрашивал для проформы. Светские леди не убивают людей - он был знаком лишь с одним исключением, а Нарцисса, к его счастью, на сестру не похожа.
Сожаление в ее голосе он тоже замечает - и обращает внимание. Значит, она не хлопнется в обморок и не скорчит гримаску, предложи он то, что намеревается предложить: даже ритуалистка остается женщиной, и даже при том, насколько легко младшему Лестрейнджу дышится в компании его алхимической супруги, он не забывает, что она принадлежит к этой самой половине рода человеческого, которую он предпочитает обходить стороной.
- Непростительные действительно отслеживаются,  - подтверждает он ее слова, дождавшись окончательного вердикта. Малоутешительного, но не настолько плохого, как он уже успел себе надумать. - И отслеживаются как следует. Несмотря на то, что Авада удобна и проста в применении, я рекомендовал бы тебе отработать еще пару связок атакующих и защитных чар - во-первых, ты можешь не успеть скастовать Аваду. А во-вторых, могут быть свидетели, и пока ты будешь заниматься ими, по сигналу прибудут авроры.
Он не отдает себе отчета, что сейчас фактически говорит о массовом убийстве - а что еще может означать это "заниматься свидетелями". Это тоже хорошая привычка - абстрагирование и отстранение -  ее сложно переоценить.
- Если хочешь,  - чуть поколебавшись, все же заканчивает Рабастан свое предложение, - я мог бы научить тебя. Чему-нибудь самому простому, самому быстрому. Такому, что не вызовет серьезных вопросов у случайных свидетелей, такому, что вполне вписывается в арсенал светской дамы с учетом того, в какие времена мы живем. Такому, что ты вполне могла выучить еще в Дуэльном клубе.
Он обрывает себя, когда понимает, что говорит слишком много. Быть может, Нарциссу нет необходимости уговаривать - и уж точно не стоит пугать ее тем, насколько Лестрейндж опасается, что ей пригодится этот навык.
- Пару простых связок, но отработанных до автоматизма. Не сегодня, разумеется, - заканчивает он, оценивая свое общее состояние с точки зрения предстоящей тренировки и разумно предполагая, что ритуал не меньше сказался и на напарнице. - Просто чтобы ты могла оказать сопротивление, отбиться и сбежать.
Он не говорит, что дальше - после того, как она отобьется и сбежит, запомнив нападающих - в дело вступит он. Такого не говорят замужней - "чужой" в терминологии Лестрейнджей - женщине, но это никак не меняет того факта, что да, он вступит. Нарцисса Малфой нужна ему живой и здоровой - разбрасываться единомышленниками, доказавшими свою дружбу, он не привык.

+1

34

Нарцисса задумывается. Она не привыкла оценивать себя как бойца – настолько не привыкла, что считает любое нападение на себя уже заведомо успешным для противника. Если ли смысл тратить своё время и время Рабастана, который, ко всему прочему, находится в розыске и вряд ли сутками пребывает в праздности – она не знает. Но отказываться глупо – навыки выживания сейчас не могут не пригодиться, а лучшего учителя боевой магии, чем младший Лестрейндж, наверное, трудно пожелать. Разумеется, подобную услугу пристойнее принять от мужа или от наперсника, но Люциус Малфой молниеносно заподозрит неладное, если ни с того ни с сего авантюрная супруга попросит его о подобных тренировках (и будет недалек от истины в своих предположениях), не говоря уж об Антонине Павловиче, которому достаточно будет легкого подозрения, чтобы залезть к своей подопечной в голову, а потом эту самую голову незамедлительно оторвать. Изменникам не стоит думать о приличиях – побарабанив пальцами по деревянному косяку двери, миссис Малфой кивает, соглашаясь:
- Думаю, что в случае нападения мне будет глубоко безразлично, посчитают меня светской дамой или нет, но чего-то сложного мне просто быстро не освоить.
Нарцисса не хочет думать, что ей придется применять изученные заклинания на практике, ей совсем не нравится настойчивость Лестрейнджа, будто бы уверенного в том, что подобные знания ей необходимы, но реальность такова, что шансы оказаться в какой-либо боевой ситуации, у неё довольно высоки. Третья сторона выступает сейчас против всех – стало быть, с любой стороны можно ждать атаки.
- И да, я буду рада, если ты меня научишь, - говорит она, более чётко выражая своё согласие, - где и когда мы будем заниматься?
Замечание насчёт убийства свидетелей, сказанное Бастом походя, заставляет Нарциссу поежиться, но выражать осуждение она не собирается. Рабастан просто называет вещи своими именами – в конце концов, у неё самой всегда был выбор – стирать поверженным противникам память или  отправлять их к праотцам. Она всегда выбирала смерть, как самый надёжный способ спрятать концы в воду – с чего ей осуждать кого бы то ни было за подобные действия?
Сегодня ничего даже похожего на тренировку провести нельзя – Нарцисса чувствует, как подкашиваются от усталости (физической и моральной) ноги и почти уверена, что, если посмотрит в зеркало увидит под глазами темные круги. Не исключено, что ночью – её или Рабастана, а то и обоих вместе – будут мучить кошмары (вряд ли установление телепатической связи пройдет спокойно и безболезненно, об этом предупреждает даже скупая на истину книга), но договориться о следующей встрече надо сейчас, не надеясь на приобретенные (приобретенные ли?) сверхспособности.
Мысль о том, что младший Лестрейндж помощь может оказать не только тренировками, а вполне буквально, не приходит миссис Малфой на ум. Она привыкла рассчитывать только на себя и не очень-то принимает во внимание возможное содействие других, тем более, что чаще всего это самое содействие оказывать никто и не думает.

Отредактировано Narcissa Malfoy (30 августа, 2016г. 18:22)

+1

35

И все же Нарцисса соглашается - пусть и не сразу, пусть и не без сомнений, чтобы опознать которые даже нет необходимости в укрепленной ментальной связи, - но соглашается. Это, в общем-то, хороший знак: и он не собирается в их обучении заходить намного дальше элементарного "бей и беги". Времени для того, чтобы сделать из леди Малфой, больше тяготеющей к ритуалистике, боевого мага, у них нет в принципе - и Лестрейндж далеко не уверен в своих педагогических талантах - но вот дать ей необходимый навык, который, дай то Мерлин, никогда не пригодится, чтобы в самой отчаянной ситуации она смогла спасти свою жизнь, он, наверное, должен - хотя бы в качестве ответной любезности: у него нет слишком уж большой уверенности, что, не будь рядом Нарциссы, Скримджер оставил бы его в том коттедже при побеге. Впрочем, с уверенностью в чем-либо у него в последнее время вообще не густо, а потому - жалеть особо не о чем.
Он оглядывает гостиную - крохотную по его до-азкабанским меркам, но достаточно комфортную после внесенных тюремной камер корректив. Здесь, разумеется, тренироваться нельзя, а бального - или тренировочного - зала здесь не предусмотрено, это о магглах он помнит точно.
- Место я знаю,  - ему приходит на ум Суинли. Да, в лесу по-прежнему оборотни, но не в Малфой-мэноре же им устраивать свои тренировки. Любой, даже самый преданный Нарциссе эльф, не сможет скрыть от хозяина поместья то, что происходит в его отсутствие - а Рабастану вовсе ни к чему, чтобы Малфой заинтересовался, что так манит в его поместье младшего Лестрейнджа.
- Лес Суинли. На нем антимаггловские чары, потому что там обосновались оборотни после исхода из Лондона, и туда не суются случайные волшебники - даже днем, даже не в полнолуние.
О неслучайных он позаботится.
- Знаешь, где это? На нем еще и анти-аппарационка - но только в центре, а нам не обязательно отправляться прямо в логово Стаи. Сможем встретиться где-нибудь на окраине. И если выбирать дни бессистемно и не переходить к непростиловке, Аврорат не должен заинтересоваться. - Все это больше предположения, но лес ему кажется безопаснее любого лондонского района. - Сколько потребуется времени, чтобы последствия ритуала перестали давать о себе знать? В прошлый раз я отходил с неделю.
На самом деле, полторы - и Нарцисса упомянула, что каждый следующий раз будет хуже. В таком состоянии он не уверен, что сумеет аппарировать без расщепа, не то что начинать пусть и тренировочный, но бой.

+1

36

Лес Суинли. Антиаппарационка. Оборотни. Не сказать, что такие «соседи» способны внушить особое чувство безопасности – для маленьких волшебниц и волшебников серый волчок, который может укусить за бочок является отнюдь не вымышленным персонажем, но Рабастан прав – в таком месте нежелательных свидетелей не будет. В голове непроизвольно мелькает воспоминание – тогда, в октябре, при их дружеском рукопожатии Лестрейндж думал что-то об оборотнях. Возможно, потому он так хорошо знает особенности Суинли, потому что бывал там? По поручению Волдеморта?
Впрочем, к ней самой дела Пожирателей не имеют отношения, поэтому миссис Малфой говорит, отвечая на вопрос о длительности последствий ритуала:
- Для верности можно выждать две недели, - она подходит к книжному шкафу и берёт с полки маггловский лунный календарь, который использует иногда для расчётов, - это будет третье декабря, воскресенье. Вторая фаза Луны, полнолуние будет только седьмого.
Разумеется, в лес они пойдут днём, но всё же знать, в каком стоянии пребывают вервольфы, не помешает. При планировании тренировок Нарциссе неплохо было бы заглянуть ещё и в свой ежедневник и убедиться, что на этот день не намечены какие-нибудь рауты, званые чаепития или охотничьи забавы, но этим она считает, что можно пренебречь. Дела оправданных Пожирателей Смерти (да и неоправданных тоже) стремительно ухудшаются – вполне возможно, что все полезные связи в обществе не смогут и на йоту помочь Малфоям, когда у них возникнут проблемы. А вот кое-какие боевые навыки вполне реально могут пригодиться – могут помочь сбежать и спасти тем самым жизнь.
- Тебе удобно? – уточняет Нарцисса, всё так же задумчиво рассматривая календарь. - Я знаю, где находится Суинли, но предпочла бы встретиться здесь, а потом аппартировать в лес.
Окраина леса - понятие обширное, а бродить в одиночестве по месту, которое маги стараются обходить стороной, миссис Малфой не очень хочется.

Отредактировано Narcissa Malfoy (4 сентября, 2016г. 12:23)

+1

37

- За четыре дня до полнолуния? Через две недели? - повторяет Лестрейндж с таким видом, как будто его записная книжка рвется из-за обилия вложенных приглашений на различные увеселительные мероприятия начала декабря. - Вполне удобно. Если что-то изменится, я сообщу тебе. Возможно, даже с помощью вот этого, - приподнимает он руку. Вытянутая манжета свитера сползает и открывает серебряный браслет - материальное воплощение проведенного в прошлом и только что закрепленного ритуала.
Дело, разумеется, не в записной книжке, но он не может быть уверен, что днем третьего декабря не понадобится Милорду или Рудольфусу. Несмотря ни на что, сейчас он чувствует себя хозяином самому себе еще в меньшей степени, чем когда бы то ни было.
- Хорошо, встретимся здесь. Только прямо из дома лучше не аппарировать. Отойдем на пару кварталов, найдем место потише. Может, воспользуемся подземкой.
Это вовсе не паранойя, это вопрос безопасности - после Хэллоуина любые признаки магической активности в маггловском районе должны отслеживаться еще тщательнее, чем раньше, не говоря уж о совместных аппарациях. Лестрейндж считает, что Нарцисса обзавелась отличным убежищем - в первую очередь, от магов, и совершенно не хочет, чтобы легенда Нэнси Морган стала достоянием Аврората.
Он не большой фанат маггловского общественного транспорта, чьи пути-дороги артериями пронзают город насквозь - особенно не фанат метро, благо, каждое его столкновение с этим видом перемещения оказывалось так или иначе связано с неприятными впечатлениями, но чего точно не ждут от магов - от чистокровных отпрысков Блэков или Лестрейнджей - так это катания на метро.
Между тем размышления о метро наводят его на мысли куда более дерзкие.
Лестрейндж задумчиво опускает голову к плечу, задумчиво крутит торчащую из свитера нитку.
- Раз у тебя есть маггловский дом, может быть, есть и ав-то-мо-биль? - уточняет он. - Могли бы и вовсе обойтись без аппараций.

+1

38

Несмотря на то, что Нарцисса знает о том, что младший Лестрейндж хорош в маггловедении, хорош настолько, что может спокойно жить в маггловском Лондоне, возникни в том нужда, последнее его предложение несколько неожиданно. Миссис Малфой ещё не перестроила своё мышление на военный лад, она по-прежнему считает аппарацию удобным и безопасным способом перемещения и не думает о том, как бы найти способ обойтись без неё.
Но Рабастан прав – они рискуют. На Пожирателей объявлена охота, и уж можно не сомневаться в том, что её саму – при наличии рядом разыскиваемого преступника - авторы уж точно не отнесут ни к числу мирного населения, ни к числу случайных прохожих. Нарцисса убирает календарь обратно в шкаф и смотрит в сторону окна, раздумывая.
- Автомобиля у меня нет, но можно взять напрокат, - говорит она с сомнением, переводя взгляд  на Лестрейнджа, - если ты умеешь водить. Если нет – у меня есть телефон, можно взять такси.
В маггловском мире, конечно, свои правила - магглы могут что-то заподозрить, а то и какой-нибудь магглорожденый или полукровка заметит, но в любом случае простецы – это простецы. Уйти от них проще, чем от наряда авроров, по крайней мере, так кажется миссис Малфой. А волшебники, заметив их, могут посчитать, что обознались, особенно если скрыть чем-нибудь лицо.
Можно было долго рассуждать на тему, как они дошли до такой жизни – Рабастан до маггловской одежды и транспорта, Нарцисса – до маггловской недвижимости и средств связи, будучи воспитанными на идеях глубокого отвращения к простецам, но философствовать сейчас Цисси не хочется. Она до сих пор чувствует, как её слегка трясет от последнего этапа ритуала, как не отпускает душу холод стихии воды, как путаются мысли. Это пройдет, она согласно кивает на жест Лестрейнджа с браслетом – уже завтра, возможно, но впереди ещё ночь с совместными сновидениями, которую надо пережить. Может быть, всё не так страшно, но алхимические ритуалы склонны приносить сюрпризы, так что миссис Малфой предпочитает ожидать от них худшего.
- Встретимся так же – в полдень? – вспоминает она о времени встречи. – Или пораньше?
Планы насчёт времени зыбки – кто знает, какие дела и проблемы могут всплыть к декабрю? – но какое-то время назначить нужно, не полагаясь на пока не опробованную телепатическую связь.

Отредактировано Narcissa Malfoy (2 ноября, 2016г. 10:56)

0

39

- Я умею водить, - за этим коротким ответом скрывается намного больше, чем Рабастан Лестрейндж вообще способен выразить вербально: это его умение одновременно и вызов, и попытка компромисса, постыдная тайна и предмет особой гордости, в прошлом доказательство чего-то кому-то, а теперь такой вот забавный выверт. Нарцисса не в курсе, она не задавала вопросов о том, как Лестрейнджи и прочие беглецы смогли покинуть Азкабан, вероятно, предполагая, что во многих знаниях многие печали, да и он не торопился раскрывать ей все свои секреты даже в прошлом - уж точно не после слухов о мотоцикле ее кузена Сириуса, отступника, предателя Сириуса, а потому он и сейчас умалчивает о том, как и при каких обстоятельствах урожденный Лестрейндж научился управляться с металлической громыхающей маггловской приблудой. Нарцисса, заведшая себе хобби куда интереснее, не должна настаивать на ответах  - скрывать от нее ему особо нечего, но они издавна привыкли уважать секреты друг друга, так часто деля их между собой, что теперь он отмалчивается уже автоматически.
- Но такси тоже неплохой вариант. Конечно, придется править наемному водителю память, чтобы он не задавался вопросами, что потребовалось кому-то в лесу - да и вообще, лучше не отсвечивать в чьих-то воспоминаниях, но этот вариант хорош тем, что не потребует манипуляций с поддельными маггловскими документами или корректирующими чарами. Кажется, прокат предполагает нечто подобное, - быстро продолжает он, чтобы замять нотки едва ли не мальчишеской гордости, прозвучавшие в признании факта вождения. - Впрочем, всегда можно обойтись без документов. Кажется, у магглов раньше часто пропадали автомобили, навряд ли что-то изменилось за пятнадцать лет.
Измениться, конечно, могло многое - но Лестрейндж помнит, что Бэрбидж, дочь маггловского полицейского, рассказывала о маггловской же преступности и, в частности, об угонах.
Мимо неприятной мысли о том, что изменения, о которых он так печется, в первую очередь коснулись его самого - потому что в прошлом он совершенно точно не обладал психологией преступника - Лестрейндж проносится, если можно так выразиться, вдавив педаль газа. Потому что кража для него больше не преступление. Потому что он уже облюбовал автомобиль - и если определится с необходимостью, то вернется сюда, за лотусом, припаркованном в нескольких домах от дома "Нэнси Морган".
- Да, полдень, - кивает он, соглашаясь. Полдень - хорошее время, оборотни наверняка расслабленны, до заката еще достаточно времени, Рудольфус днем редко интересуется, чем занят брат. Да и соседи вокруг этого маггловского коттеджа наверняка предпочтут провести воскресный день в своих хлопотах, вне дома.
Короткая мысль о том, что у Нарциссы должна быть какая-то легенда для соседей, его не тревожит - Лестрейндж знает, что она без труда впишет в нее и хмурого гостя, время от времени появляющегося в этом спокойном районе. Эта легенда особенно пригодится, случись тут нечто экстраординарное (угон, подсказывает ему Розье не скрывая сарказма) и случись полиции заинтересоваться, а потому леди Малфой наверняка не пойдет на поводу мрачной иронии и не представит его недавно вышедшим из мест заключения братом. Хотя, видит Мерли, это соответствовало бы действительности настолько, насколько они вообще могут себе позволить это в маггловском мире.
- Встречаемся здесь в полдень третьего декабря. Если у тебя есть волшебная палочка, по которой тебя не смогут вычислить, возьми ее. Если нет - я об этом позабочусь.

+1

40

Нарцисса смотрит на Рабастана несколько удивленно – навыков вождения маггловским автомобилем нет даже у неё, хотя она считает, что неплохо продвинулась в изучении мира, к которому не принадлежала от рождения, но интуитивно чувствует, что для вопросов сейчас не время. Она и так довольно много нового узнала сегодня, всё должно быть в меру.
- Пожалуй, лучше взять такси, - говорит она, обдумав предложенные Лестрейнджем варианты, - Обливэйт наложить на водителя проще, чем угонять машину.
Маггловская полиция на хвосте и возможные обыски в доме Нэнси Морган нужны миссис Малфой как прошлогодний снег, но насчет возможности приобрести автомобиль она задумывается серьёзно. Она слишком беспечно вела себя до сих пор – у неё слишком мало путей отхода, запасных планов действия, скрытых резервов. У Нарциссы нет фальшивых документов, в равной степени как нет и второй волшебной палочки – ведь её преступления редко выходят за грань не одобряемых Авроратом ритуалов и покупки запрещенных артефактов или зелий. Рабастан не такой, даже в семидесятых в его поведении ощущалось что-то особое – некоторая скрытная настороженность, которая обычно возникает у людей, живущих не в ладах с законом – сейчас и вовсе он живет логикой преступника в бегах. В данный момент это удобно – как бы не отталкивала Нарцисса от себя эту мысль – она понимает, что Малфоям тоже предстоит такая жизнь, опыт жизни в тени и в тени же перемещений может пригодится в будущем. Но одновременно с этим приходится узнавать младшего Лестрейнджа с другой стороны – не как друга юности, флегматичного любителя книг и научных бесед, а как вполне себе беспринципного Пожирателя Смерти. Миссис Малфой не особенно принципиальна – хотя сама про себя она часто думает обратное, но подозревает, что тьма, которая обитает в логове Волдеморта намного хуже, чем она может себе представить. Так что невзирая на свою близость к соратникам Тёмного лорда, Нарцисса не думает, что ей известно до тонкости, чего от них можно ожидать.
Холод в доме в вечеру становится ощутимее, но отоплением миссис Малфой озадачиваться не хочет – ей проще вернуться в мэнор. Поежившись, она говорит:
- Палочки у меня нет, так что будет хорошо, если ты об этом позаботишься. А насчет автомобиля я что-нибудь придумаю на будущее. Может быть, можно будет приобрести через подставных лиц машину или взять в аренду гараж. У меня неплохие маггловские адвокаты, которые снисходительны к нуждам состоятельных клиентов.
Схему с усыновлением Криса Каррингтона удалось осуществить без особых затруднений, так почему бы не распространить этот опыт на прочие сферы жизни? Долгое время Нарцисса не видела нужды в том, чтобы расширять деятельность своей второй личности в маггловском мире, но по всей вероятности сейчас следует сделать Нэнси Морган более активной. Пока ещё у неё есть такая возможность.

+1

41

Лестрейндж коротко кивает - несмотря на то, что Нарцисса явно не так уж трепетна к соблюдению магического законодательства, его не слишком удивляет, что у нее нет незарегистрированной волшебной палочки. Ее оружие - ритуалы, интриги, деньги. Не только в мире магглов звон золота может облегчить жизнь, а в ее умении договариваться он больше не сомневается. Это даже не комплимент - это констатация факта, и Лестрейндж отдает себе отчет в том, что для развития этого навыка жене бывшего пожирателя Смерти, сумевшего отбиться от обвинений, потребовались благоприятные обстоятельства, но это даже кстати. Его собственное умение вести переговоры ощутимо поистрепалось: в концу девяносто пятого года ему проще украсть, чем купить. Убить, чем уговорить. А потому его тандем с Нарциссой куда удачнее, действуй он в одиночку - особенно если он планирует... что-то.
Лестрейндж пока не знает, что именно - и предпочитает лишний раз не зацикливаться, понимая, чем чревата даже случайная легиллеменция или малейшее подозрение, однако позволяет себе действовать инстинктивно, держась Нарциссы.
- Если Аврорат примется отслеживать аппарационные перемещения, маггловские способы передвижения будут кстати, - отмечает он согласно.
Отслеживание применения Непростительных - лишь первый шаг, и он не знает, пойдет ли Фадж на то, чтобы затратить такое количество ресурсов, в том числе и человеческих, чтобы контролировать области аппарации, но полностью исключить этого не может. Страх толкает людей на риски, прежде казавшиеся невозможными, и Лестрейндж знает об этом получше многих.
Нарцисса, как ей это вообще свойственно, возвращает его планам подобие внешней благопристойности - и это кстати.
Лестрейндж устало трет лоб - сказывается и ритуал, и привкус отчаяния, которым так или иначе пропитаны их встречи,  - снова оглядывает кухню.
- Если не сможешь, попробуй предупредить меня, - снова напоминает он. - Любым способом. Но лучше бы ты смогла.
Это не угроза. Она и сама должна понимать, что те заклинания, в которых в прошлом не было нужды, сейчас могут спасти ей жизнь - и спасти жизнь ему. Он не хочет позволять себе об этом думать, но знает: выплыви на поверхность их шаткий заговор, им не оправдаться разговорами. Придется хвататься за палочки, и он предпочел бы, чтобы за его спиной Нарцисса умела вовремя выставить Щитовые или отразить чужие проклятия.
- До встречи.
Лестрейндж больше не косится на обстановку - он умеет принимать реалии, по крайней мере, хочет так о себе думать. коттедж Нэнси Морган ничем не хуже любого другого места, а может, даже лучше.

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (1991 - 1995) » Ступи за ограду (19 ноября 1995)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC