Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (загодя 1991) » Как приручить инфери


Как приручить инфери

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Время: июнь 1976 года. Поздний вечер.
Место: Англия,  Уилтшир, Стоунхендж
Участники: Нарцисса Блэк, Рабастан Лестрейндж, Антонин Долохов.

Ничто не может объединить поколения лучше, чем интерес к Темной Магии. И так как в Хогвартсе Темным Искусствам не обучают, амбициозным чистокровным волшебникам приходится заниматься самообразованием. Разумеется, под присмотром.

Отредактировано Antonin Dolohov (10 апреля, 2016г. 11:42)

0

2

Педагогическая деятельность в строгом смысле слова никогда не воспринималась Антонином Павловичем как приличествующее мужчине занятие, однако и отказать амбициозному и пытливому уму в том, в чем ему отказывала английская, чересчур осторожная и где-то трусливая система образования, он не мог. Более того, интересы младшей из дочерей Сигнуса его мало удивили, яблочко от яблоньки не далеко падает, а в роду Блэк Темные искусства почитались веками, снискав всему роду определенную славу. И потому Долохов не без любопытства отправился к оговоренному месту, планируя оценить, насколько способной колдуньей выросла очаровательная Нарцисса.
Он не сомневался, что она с легкостью найдет ассистента. Блондинки, даже в юном возрасте, умеют окружать себя мужчинами, способными на любое безумство ради благосклонного взгляда, и хотя Антонин не имел ни малейшего представления о том, чем грезит сердце Нарциссы, он полагал, что женщин знает достаточно.

Оказавшись в намеченном месте чуть раньше назначенного времени, Антонин Павлович замер, подставив лицо ласке летнего ветра, позволяя древней магии, зародившейся тут задолго до того, как возникло королевство, принять его и смешаться с его собственной магией, сосредоточенной в крови.
Как и любое место, обладавшее значительным магическим фоном, Стоунхендж оказывал свое влияние на очутившихся вблизи него магов, и как подозревал Долохов, интенсивность влияния была связана с чистотой крови... Любые подтверждения особых свойств и характеристик чистой крови занимали Антонина с каждым годом все сильнее, и сейчас, когда необъявленная война разгоралась все жарче и жарче, это казалось особенно значимым, укрепляя Антонина в его фанатичных убеждениях.
Неподалеку, будто стреноженные гиппогрифы, бродили магглы, перекрикиваясь и вырывая друг у друга небольшую черную коробочку, не обратив внимания на появившегося будто из ниоткуда мужчину в темно-сером плаще странноватого покроя, что было очень кстати.
Остановившись в тени одного из монолитов, будто испускающего чуть слышное гудение на предельно низких частотах, Долохов принялся подготавливать место к проведению ритуала. Простейшие чары сменялись все более серьезными в наступивших сумерках, окружая древние каменные круги защитой и отводом глаз. Антонин Павлович не беспокоился о силе своих заклятий: магический фон, испускаемый самими камнями, покрыл бы куда более сильный эффект от применения колдовства, а потому явления Аврората в неурочное время ждать не стоило.
Магглы, поддавшиеся эффективной магии, двинулись прочь от камней, медленно и спотыкаясь, молчаливые и покорные. На сей раз Долохов отпускал их, всех, кроме одного.
Невысокий, плотно сбитый мужчина в рубашке яркой расцветки навыпуск, замер, безвольно опустив руки вдоль тела. Он неотрывно глядел на мага, но его взгляд был пуст и лишен сознания. Ему была уготована главная роль в предстоящем.

Заканчивая с выстраиванием отражающего магию купола, Долохов опустил палочку, позволяя магическим щитам сомкнуться над головой. В этот момент небо над монолитами, в котором разгорались первые звезды, чуть подернулось рябью, и Антонин удовлетворенно перевел взгляд на маггла, так же неподвижно стоящего на том месте, где он попал под власть заманивающих чар.
Авада Кедавра перевела маггла в разряд неодушевленных вещей.
Антонин Павлович левитировал тело в самый центр каменного круга, сбросил мантию на стоящий неподалеку кофр средних размеров, и закурил, поглядывая на небо. Из-за наведенного купола внутри него ветер вел себя причудливо, и дым от сигареты завивался спиралью, не торопясь рассеиваться.

Отредактировано Antonin Dolohov (10 апреля, 2016г. 11:44)

+2

3

[icon]http://s009.radikal.ru/i310/1711/8d/4187dd819f66.jpg[/icon][nick]Narcissa Black[/nick]Стоунхендж всегда был для младшей Блэк местом загадочным, мистическим и чем-то притягательным. Она не знала, было ли это проявлением каких-то наследственных черт характера (кто знает, может быть, любовь к подобным сооружениям была у неё в крови), свойством любознательного натуры или просто подсознательным желанием стабильности. Магическая Британия долгое время воспринималась Нарциссой не иначе, как тюрьма, но – как сказал заключенный в одной маггловской книге – сначала ты ненавидишь эти стены, потом привыкаешь, а потом и вовсе полагаешься на них. В трудные времена мисс Блэк всегда испытывала желание вернуться к истокам, искала спокойствия в занятиях, которые в её семьи были обычными веками, пусть и понимала, что это покой всего лишь мираж. Впрочем, сейчас ей - чувствующей себя разбитой, несчастной и даже несколько униженной после всех перипетий с неудачной помолвкой – хватало и этого. Брошенным девушкам положено напускать на себя трагический вид, писать мрачные стихи в альбомы и говорить о вычурных самоубийствах, но Нарцисса помнила, каких усилий ей стоило скрыть от окружающих свои матримониальные планы, так что предпочитала помалкивать. Всё забудется со временем, об этом говорил и жизненный опыт, и книги, жаль только, что сердечные раны заживают медленно и от окружающих можно скрыть причины своего похоронного вида, но уж никак не сам вид. Мрачное настроение дочери Сигнус объяснял интересующимся смертью родственника, с кем якобы была близка младшая Блэк, и дочери не приходило в голову возражать. Хотя собственная меланхолия под конец стала надоедать и самой Нарциссе, что и вызвало такой спонтанный интерес к некромантии. Древние знания (пусть сложные и тяжелые для неискушенного ума) всегда имели большую притягательность для младшей дочери Сигнуса и Друэллы. Единственное увлечение, которое заставляло забывать обо всем, кроме сложных схем, терминов и кусков замысловатого, зачастую вычурным слогом написанного текста. Подобное забвение привело  к тому, что мисс Блэк не обращала ровным счётом никакого внимания на любопытные занятия мистера Долохова с её сестрой, ни на ощутимое напряжение в обществе, ни на новости, будоражившие людей её круга и не только. Жаль только, что чтение описаний темных ритуалов оказывалось Нарси явно не по зубам – авторы писали явно в расчёте на подготовленного читателя, а в Хогвартсе ничего подобного не изучалось. Потому-то любезность Антонина Долохова, не только давшего ответы на некоторые наболевшие вопросы, но и предложившего дать практический урок по некромантии, была воспринята Нарциссой как роскошный подарок. Мисс Блэк, конечно, понимала умом, что многие девушки хотели бы оказаться на её месте – месте богатой наследницы (не смахивающей, ко всему прочему, внешностью на лошадь), но, увы, в кругах, в которых изучают запрещенные искусства, она всего лишь младшая в роду и откровенный дилетант. Ну и женского пола тоже (не перевелись ещё в Магической Британии шовинисты). По этой причине мисс Блэк даже вышла из своих меланхоличных переживаний и ударилась в переживания более практического толка. Как не опозориться перед другом отца, как не упасть в обморок (прекрасное качество для леди, ужасное - для некроманта), как сдержанно отреагировать на оживление самого настоящего трупа….Впрочем, мертвых ей уже видеть доводилось (и прибранных, и не совсем, в поездках всякое бывало), нервы вроде бы тоже попусту сдать были не должны, да и книги по ритуалистике Нарцисса тоже весь день читала, чтобы в грязь лицом не ударить.
Так что, едва дождавшись вечера, мисс Блэк встретилась с Рабастаном Лестрейнджем и вместе с ним аппартировала в Стоухендж, находясь во вполне бодром состоянии духа. Возможно, это состояние было временным – для того, чтобы впасть в апатию Нарциссе сейчас много не требовалось – но младшая Блэк была рада и этому. Объяснение, что в оживленном настроении сейчас находился Баст, что могло передаваться и ей, как-то не пришло девушке в голову. Во-первых, последние месяцы ей было не до самоанализа, а во-вторых, про неудачу с алхимическим браком и думать не хотелось. Это же надо было так опростоволоситься! Младший Лестрейндж, надо сказать, повёл себя в этом ситуации очень мужественно – не стал бросаться упреками, жаловаться старшим, шантажировать жалобой старшим, да и пикантными подробностями ритуала перед сверстниками (чего втайне опасалась не очень доверявшая мальчишкам Цисси) тоже не хвастался. Словом, идеальный напарник для приключений, которыми так бедна жизнь чистокровных магов. Так что именно о Рабастане Нарцисса подумала в первую очередь, когда услышала от Долохова, что им понадобится ассистент. К счастью, младший Лестрейндж не отказался.
К самим камням мисс Блэк аппартировать не решилась – по своим предыдущим посещениям этого места она помнила, что возле мегалитов постоянно толкутся магглы (а вдруг бы Долохов опоздает и не успеет отогнать их чарами?), поэтому к холму ей со спутником  пришлось идти пешком. Сняв с головы капюшон черной мантии (под страхом Круциатуса Нарцисса не смогла бы объяснить, желала ли она порисоваться или думала о практичной одежде на случай, если придется уносить ноги), младшая дочь Сигнуса и Друэллы поздоровалась с тем, кто должен был выступить на короткий срок её наставником:
- Добрый вечер, господин Долохов, надеюсь, мы не заставили вас ждать.
Несмотря на моральную готовность к темному ритуалу, мисс Блэк всё же опасливо покосилась на будущего инфернала, мысленно надеясь, что стадия разложения последнего не достигла критической стадии. Считать друга отца убийцей у неё оснований не было, так что законопослушная (местами) Нарцисса полагала труп одолженным их какой-нибудь могилы. А то, что неподобающе одет, так на то они и магглы, чтобы неподобающе одеваться. Не очень-то младшая Блэк разбиралась в погребальных обрядах простецов.

Отредактировано Narcissa Malfoy (27 ноября, 2017г. 13:44)

+3

4

[AVA]http://s7.uploads.ru/ih0kb.jpg[/AVA]Приподнятость настроения, в котором, против обыкновения, находился младший Лестрейндж, объяснялась просто - к тому времени, как поступило предложение Нарциссы, он уже двое суток наслаждался гостеприимством отчего дома и обществом своего брата и его молодой (а также крайне вредной) жены. Гостеприимство простиралось так далеко, что Рудольфус уже успел сломать младшему брату нос в вечер возвращения того из Хогвартса, а Беллатрикс была как-то особенно дерзка и саркастична.
И потому, насколько бы странно не выглядело желание вновь вступить по зову мисс Блэк на скользкую дорожку ритуалистики, согласие младшего Лестрейнджа она получила, лишь упомянув, что подъем инфери подразумевает несколько часов вне дома. Правда, после уточнения, что ритуал будет касаться только и строго некромантии, да еще и пройдет под присмотром Антонина Долохова.
Долохова Рабастан знал - да и кто не знал, казалось. Не имеющий своей семьи - или успешно игнорирующий факт ее наличия - выходец с материка был вхож в дома, осененные древностью и чистотой крови, и пользовался доверием и дружбой глав тех родов, что составляли костяк магической аристократии. Вопросами причин подобного положения дел младший Лестрейндж не интересовался - ему хватало и того, что господин Долохов не иронизирует над его тягой к библиотекам и отсутствию таланта к квиддичу: заполучить симпатии Рабастана в семидесятые было совсем не сложно.
Итак, выслушав пояснения Нарциссы и почувствовав себя приятно польщенным, как будто совместное испытание прошлого года навсегда не отделило их с мисс Блэк от тех, кто был далек от алхимического брака, Рабастан наскоро договорился о деталях, и к вечеру уже поджидал Нарциссу в назначенном месте - аппарировать сам он не мог, и хотя ему претила подобная демонстрация собственной беспомощности, граничащей с инфантилизмом, привлекать внимания к себе ввиду планов на предстоящий вечер было глупо.
К счастью, его более взрослая компаньонка с совместной аппарацией справилась успешно, и вскоре Лестрейндж очутился неподалеку от облюбованного некромантами холма, вглядываясь в стремительно накатывающуюся на Стоунхендж ночь.
Нарцисса деловито направилась к сереющим огромным камням, освобождая голову от капюшона, Рабастан же тащился в кильватере, одергивая полы пиджака. С неминуемостью, которая днем ему в голову не приходила, он начинал осознавать, что примет участие не просто в ритуале, но ритуале, имеющем отношение к явно Темной, запрещенной магии. На фоне этой перспективы даже невнятные томления по Беллатрикс, с которыми он вернулся в Хогвартс с зимних каникул, отступали на задний план - в конце концов, младший Лестрейндж, будучи ребенком любознательным, да еще и Лестрейнджем впридачу, как будто Рэйвенкло было мало, не мог упустить такой шанс.
В нем кипело нетерпение, сказывающееся на поведении самым основательным образом, а потому к мегалитам он подошел уже одновременно с Нарциссой, здороваясь с Антонином Долоховым.
В отличие от трупа, маг куда больше интересовал Рабастана: Лестрейндж прикидывал, как далеко простирается любезность Антонина в курировании рискованных экспериментов детей его друзей, и не может ли он, Рабастан, воспользоваться этой любезностью в свою очередь чуть позже.
Пока у него не было никакого особенно интереса - а выяснять что-либо у Долохова насчет алхимического брака и вовсе было не резонно, учитывая, что он получил достаточно информации от Серой Дамы, - но младший Лестрейндж вообще отличался запасливостью, распространявшейся не только на полезные артефакты, но и на полезных людей.
Однако разглядывать Долохова в упор было откровенно неприлично, и Рабастан опасался быть отосланным домой, а потому все же по необходимости поглядел на тело.
Он, конечно, мертвых видел - однако никогда не видел тела вот так: просто, приравненым к предмету обихода.
Это поражало.
Рассматривая труп, Лестрейндж довольно скоро осознал, что перед ними тело маггла. Как, откуда - эти вопросы возникли и тут же исчезли, уничтоженные инстинктом, который некоторые называют самосохранением.
В том, что мертвый мужчина именно маггл, сомнений у Рабастана не было - он покосился на Нарциссу, пытаясь понять, что думает она по этому поводу, а затем заговорил.
- Я думал, что инфери получится только из мага, - слова будто сами собой покинули гортань Лестрейнджа и повисли в воздухе, как первое свидетельство некомпетентности ассистента.

+2

5

Опустевшее поле лучше всего прочего подтверждало, что охранные чары вокруг древних построек действовали, а потому, завидев приближающихся к холму, Антонин Павлович был практически уверен в личности по крайней мере первой фигуры. Магглы подойти так близко и не смогли бы, внезапно вспоминая о важных делах или испытывая непонятное беспокойство и желание покинуть долину, а других магов, за исключением Нарциссы Блэк, едва ли мог заинтересовать Стоунхендж именно сегодня.
- Доброго вечера, мисс Блэк. Нисколько, я как раз закончил все необходимые приготовления, - светски иносказательно упомянул Долохов о трупе, во всем своем неприкрытом явно мертвом состоянии ждущем ритуала. - Мистер Лестрейндж, - закончил Антонин со всей серьезностью, скрывая смешок.
Личность выбранного Нарциссой ассистента была неожиданной, Антонин Павлович даже ожидал увидеть Беллатрикс, которая непременно пожелала бы принять участие в предстоящем, если бы знала об этом, а вот Рабастан Лестрейндж ранее не слишком интересовал Долохова, наблюдающего больше за старшим сыном Рейналфа и мужем его протеже. И вот младший Лестрейндж здесь, приглашенный младшей Блэк.
Оба юных натуралиста косились на тело, чем забавляли Долохова, который к своим годам и ввиду специфики деятельности относился к смерти без прежнего пиетета и романтизации, однако ни Нарцисса, ни Рабастан не зашли в своем интересе так далеко, чтобы расспрашивать Антонина о том, как и где он обзавелся этим полезным в их запланированном деле реквизитом. Разумеется, Долохов не сказал бы правды в любом случае, но такое самообладание, особенно выказанное в первые минуты, ему импонировало.
Юный Лестрейндж, не то дело было в молодости, не то в семейной черте, все же оказался более нетерпелив и поднял тему мертвеца, хотя и с неожиданного для Антонина ракурса.
- Вовсе нет, - любезно ответил любознательному мальчишке Долохов, тщательно туша докуренную сигарету (инфери боялись огня в любом виде, что помогало при управлении ими), - должно быть, вы ищете аналогии с оборотнями или привидениями, которыми, как известно, могут стать только волшебники, но здесь принцип совсем иной. Ни отсутствие, ни присутствие магических способностей не играет роли, потому что мы говорим о мертвом теле. Кем бы он ни был, чем бы не отличался от себе подобных, восстанет он пустой оболочкой, покорной воле того, кто его поднял. Ни магом, ни магглом. Никем.
Не желая с первых минут переходить на менторский тон и считая, что оба его ученика постигнут особенности некромантии куда лучше и быстрее в ходе наглядного эксперимента, Антонин Павлович приостановил свою лекцию и направился к кофру.
- Мисс Блэк, - на ходу окликнул он Нарциссу, - ваш интерес к мертвой материи пока носил исключительно теоретический характер? Вы не пытались взаимодействовать со смертью? С тонкими телами? Самое время вспомнить как следует, потому что первый шаг на ту сторону сопровождается несколько иными действиями и я должен быть уверен, что мы будем контролировать ситуацию.
Присев возле кофра, Антонин вытащил низкую курительную чашу и полотняный мешочек со смесью сушеного можжевельника, пихты и кедра.
- Мистер Лестрейндж, выполните двойные защитные чары - внешний круг должен включать в себя все монолиты, а внутренний должен располагаться вокруг тела и быть в диаметре равным примерно десяти шагам. Мы будем находиться строго между этими границами до тех пор, пока ритуал не будет завершен. Мисс Блэк придется вступить с нашим другом в более тесный контакт куда раньше, - он ободряюще улыбнулся Нарциссе, поднимаясь на ноги. - Мисс Блэк, тело должно быть помещено в центр знака Мары. Полагаю, исходя из нашей беседы в библиотеке, вы в курсе, что он из себя представляет и за что отвечает.

+1

6

[icon]http://s009.radikal.ru/i310/1711/8d/4187dd819f66.jpg[/icon][nick]Narcissa Black[/nick]Вопрос господина Долохова относительно тонких тел заставил Нарциссу несколько волноваться, поскольку с чем-то подобным они с Бастом как раз дело и имели. А что, если это окажет какое-то воздействие на ритуал поднятия инфери? Мертвец не встанет или – что хуже – оживёт и станет вести себя как-нибудь не совсем так? Однако – если сравнивать между собой последствия – уж лучше неадекватый инфери, чем два разъяренных клана чистокровных семейств, которых самоуправство младших отпрысков явно не осчастливит.
Антонин Павлович, конечно, мужчина на редкость обаятельный – можно было не сомневаться, что немало светских красавиц вздыхало о нем в подушку – но это не причина посвящать его в столь щекотливую тайну.
- Нет, ни со смертью, ни с тонкими телами мне не приходилось взаимодействовать, - сказала Нарцисса, понадеявшись, что не очень-то солгала и опытный ритуалист имеет в виду другое. – Я только читала об этом в книгах.
Бросать на Рабастана выразительные взгляды мисс Блэк не стала – Долохов не слепой, заподозрит ещё что-нибудь – да и, к счастью, наставник перешёл на тему более-менее безопасную. Привычка любого отличника – быстро давать ответ на заданный вопрос (особенно, если можешь блеснуть познаниями), так что Нарцисса довольно живо ответила:
- Да, я помню про то, что вы говорили. Мара – это славянская богиня смерти, покровительница колдовства и справедливости. А знак Мары – это поток замерзшей воды, который символизирует недвижимую мощь, потенциальную энергию, находящуюся до поры до времени в состоянии абсолютного покоя.
До разговора с Антонином Павловичем Цисси понятия не имела о славянской мифологии, но тем было интереснее. Поэтому она, раздумывая над тем, как лучше изобразить упомянутый магический знак, она исподволь наблюдала и за румыном тоже, стараясь запомнить, что и как он делает. Задумчиво ощупав нос – а вот интересно, с чего вдруг проявляется ощущение, что по нему кто-то со всей души врезал? – мисс Блэк подняла палочку и заклинанием Florabellio стала создавать внутри каменного круга знак Мары из растений. Может быть, это было недопустимо, но чертить на земле показалось Нарциссе не совсем удачным выходом – плохо же будет видно. Закончив, она отлевитировала тело маггла в центр созданного знака, стараясь абстрагироваться от того, что имеет дело с трупом. Брезгливость не была ей свойственна, но мёртвое тело – это мёртвое тело. Впрочем, будучи девушкой молодой и, следовательно, склонной к бравадам и прочим выходкам, в которых нет ни смысла, ни необходимости, но которые кажутся юным умам в высшей степени достойными поступками, доказывающими их взрослость, мисс Блэк из чистого принципа наклонилась и поправила руку маггла. При этом она невольно поежилась от неприятных ощущений и вытерла пальцы о мантию. Потом сообразила, что рука-то была теплой и похолодела уже основательно и по другой причине.
- Готово, - сказала она сдавленным тоном и отступила в сторону, ожидая одобрения или порицания. Оказываться в соучастниках убийства ей было – если уж по правде говорить – не в первый раз, но тогда нападавшие нарвались сами, тут же ситуация была другая. И увиденное вносило в картину мира Нарциссы Лацерты Блэк некоторые изменения. Возможно, весьма основательные.

Отредактировано Narcissa Malfoy (27 ноября, 2017г. 13:44)

+2

7

[AVA]http://s7.uploads.ru/ih0kb.jpg[/AVA]Видимо, Долохову его вопрос насчет различия магов и магглов в становлении инфери чересчур идиотским не показался - а может, показался как раз под стать задавшему этот вопрос. В любом случае, Рабастан запомнил рассказанное: его интерес к ритуалистике только начал оформляться и он пока как губка впитывал любую информацию, чтобы позже усвоить ее, проанализировать и занести в мысленный реестр, куда откладывались все получаемые им сведения. И в этом смысле возможность непосредственного участия в ритуале была незаменимой - как и общение с опытным в этой области магом.
Долохов направился к кофру, ранее который Лестрейндж и не приметил, а Рабастан вновь вернулся взглядом к телу. Мертвец, так близко и такой самодостаточный, казался одновременно и излишним, и самым необходимым элементом, вписанным в картину томного вечера. И, наверное, Рабастан очень кстати увлекся осмотром трупа, иначе бы выдал себя, услышав вопросы, обращенные к Нарциссе. А так его реакцию - если можно назвать реакцией немедленно застывание будто от удара молнии - можно было списать на волнение, охватившее подростка при первом столкновении со смертью.
Мисс Блэк, впрочем, с честью испытание выдержала. Тон ее не отличался ни преувеличенной искренностью, первым врагом лжецов, ни намеренным равнодушием - и Лестрейндж тихонько выдохнул, оборачиваясь обратно с самым невозмутимым выражением лица.
К счастью, Долохов продолжил. Во все глаза уставившись на извлекаемые из кофра предметы, Рабастан подошел чуть ближе, чувствуя в первую очередь огромную благодарность Нарциссе - даже с учетом итогов их первого совместного эксперимента в области древних и малоизученных ритуалов. Едва бы ему в ближайшее время представился случай принять участие в поднятии инфери: будь он хоть трижды Лестрейнджем, он, во-первых, был младшим сыном, а во-вторых, всего лишь школьником.
- Двойные защитные чары, - повторил он за Долоховым, едва не лопаясь от гордости: поручение было достаточно ответственным, насколько понимал Рабастан. Впрочем, как и многие чистокровные школьники, чьи дома защищались десятками всевозможных связок заклятий, он разбирался в этой области магии. И неудивительно, что Долохов, который, кажется, имел отношение к нескольким европейским магическим школам - примерно так Лестрейндж-младший обозначал для себя область занятий Антонина Павловича - без труда сориентировался в примерном уровне владения магией Рабастана.
Вновь отвернувшись, он отошел подальше, охватывая изнутри взглядом все монолиты. Вскинул палочку, дождался, когда тепло от нее достигнет кончиков пальцев - здесь магия буквально пела, грозилась выплеснуться за границы при первой же возможности.
Защитные чары легли как влитые - почти хрестоматийно выполнив первую часть задания и ограничив внешним кольцом достаточно обширную площадь, Рабастан тут же наскоро и стараясь сделать это максимально незаметно прошелся сканирующими, проверяя, не оставил ли где прорехи: при проведении ритуалов часто требовалось изолировать само место ритуала, и, как правило, в интересах проводящих.
Обернулся как вовремя, чтобы заметить, как Нарцисса формирует символ Мары растениями, а затем укладывает в центр тело, приготовился накладывать следующий защитный купол - но остановился, почувствовав внезапный приступ не то неуверенности в происходящем, не то желание остановить все и отправиться прочь.
Чувство было слишком внезапным и каким-то нечетким, однако Лестрейндж насторожился: в последнее время его вообще стали преследовать эти смены настроения, мало чем обусловленные, что и мешало, и раздражало: не привычный к эмоциональным инверсиям, он не очень хорошо понимал, что нужно делать в таких случаях, а потому предпочитал пережидать, теряя и время, и терпение.
Только что же все было в полном порядке - он чувствовал подъем, предвкушение, довольство - и вот теперь странная неуверенность. В чем, из-за чего - на эти вопросы ответа не было.
Увлеченный своими переживаниями - он по-прежнему не мог привыкнуть к тому, что недавно стал чувствовать настолько много, не говоря уж о том, что беспокоило его в отношении Беллатрикс - Лестрейндж не заметил сдавленности в голосе Нарциссы, но воспринял ее короткое "готово" как сигнал поторапливаться. Не желая заставлять ждать - и стремясь произвести как можно более положительное впечатление на Долохова как на возможного источника практического опыта - Рабастан торопливо поднял опущенную было палочку и, отступив примерно на два фута от выложенного Нарциссой символа, возвел новый защитный купол. Все еще охваченный странным беспокойством, проверять не стал, обернулся к Долохову:
- Готово, - повторил вслед за напарницей. - Тому, кто будет поднимать тело, придется стоять во внутреннем круге, рядом?

+2

8

- Замечательно, - кивнул Антонин Павлович, уже полностью поглощенный подготовкой к ритуалу, а потому не усомнившийся, что в чопорной Англии младшая дочь древнего рода скорее уж больше времени уделяла Трансфигурации, а не знакомству с Темной магией даже в самых ее безобидных проявлениях. Английской образование всегда казалось Долохову излишне куцым, так что помощь Нарциссе в некромагии он считал едва ли не своим священным долгом.
Выпрямляясь с курительницей в руках, он с улыбкой слушал, как мисс Блэк бодро и явно радуясь возможности блеснуть эрудицией, выдавала необходимую информацию о Маре, той самой силе, к которой он и собирался воззвать из центра средоточия магии еще более древней.
- Именно так, zolotko, Мара вернет нам нашего будущего инфери безобидным слугой, но мы должны будем заклчить с ней сделку. Не случайно Мару чтут еще и как покровительницу справедливости и магии - у нее много имен, в других краях ее зовут Гекатой, мне же куда привычнее обращаться к Маре. И Мара мне отвечает, если все сделать правильно, - решив не углубляться в сравнительные историко-культурологические аспекты, Антонин окончил свою речь.
Пока Нарцисса занялась символом, он оценил на глаз результаты работы младшего сына Рейналфа. Мальчик очень старался, даже слишком, и Долохов, заметив как тот проверяет свои же чары, с интересом отметил, что бесшабашность, столь ярко проявившаяся в старшем брате, обошла младшего стороной. Конечно, звезд с неба в ритуалистике ему не снять (ритуалы требуют не в малой степени авантюризма от тех, кто к ним прибегает), но при контакте со своенравной древней магией лучше иметь лишенного фантазии и тяги к сумасбродствам ассистента, чем окончить свои дни в короткой и беспощадной вспышке неверно проведенного ритуала.
Проверив вслед за Рабастаном наложенные им чары и удостоверившись, что тот действительно оказался в состоянии справиться с этим поручением, Антонин Павлович вернул внимание Нарциссе, которая уже уложила тело в символ Мары, выложенный растениями.
- Нестандартное решение, - признал Долохов, оглядывая подготовленную площадку на предмет незначительных, но грозящих роковыми последствиями неточностей. - Как правило, к Маре не обращаются с живыми подношениями, но мы сыграем на том, что хотим вернуть оболочку этого человека из ее власти.
Он не упомянул, что при ритуале Мара потребует взноса не только мелкими цветами, изображающими ее символ вокруг тела, но все же позаботился о том, чтобы ритуальный кинжал, для сохранности завернутый в тонкую мягкую кожу, был поблизости.
На сдавленный тон мисс Блэк Долохов не обратил внимания, считая, что это вызвано предстоящей ответственностью, и направился ближе к телу, чувствуя, как над головой смыкается второй купол, который должен будет удерживать энергию, возвращающую подобие жизни, внутри границ, очерченных символом.
- Когда ритуал войдет в полную фазу, для того, чтобы мы создали инфери, магии понадобится обратить в него всю доступную поблизости энергию. Если энергии будет слишком мало, инфери не встанет и не проживет и минуты. Если слишком много, то его может разорвать от излишка. Самое главное, определить эту золотую середину и дозировать получение энергии именно в том объеме, который будет необходим - то есть, уметь пресечь энергетический канал, - пояснил Антонин, обходя тело, а затем повернулся к задавшему очередной вопрос Рабастану. - Именно так, иначе говоря - выступить проводником. Вы догадываетесь, что именно проводнику грозит опасность послужить источником энергии? Мертвая материя прожорлива, и если не суметь вовремя остановить передачу энергии, инфери выпьет и вас. Для этого по большей части и необходим ассистент: даже самые опытные ритуалисты могут не почувствовать, что подошли к критической черте.
Он ободряюще улыбнулся Нарциссе:
- Запомните, мисс Блэк, не позволяйте себе отдаться ритуалу полностью. Никогда не теряйте контроль, иначе можете не вернуться оттуда, куда заведет вас интерес. Как только начнете слабеть, немедленно ставьте блоки и закрывайте канал, иначе в лучшем случае получите магическую кому, а в худшем - ранние, хотя и очень красивые, я уверен, похороны. Мистер Лестрейндж, вам придется контролировать процесс извне, будьте внимательны.
Никогда не любивший нагнетать атмосферу Долохов на этом остановился и занялся курительницей, укрепив ее с помощью магии в головах трупа.
Отсыпав из холщового мешочка сушеной смеси благовоний, Антонин Павлович с осторожностью вытащил из складок ткани кинжал, даже внешне отличающийся от своих более современных изящных собратьев, уложил его возле курительницы, под которой разжег с помощью волшебной палочки огонь, и напоследок прикоснулся к каменному лезвию, испещренными темными прожилками.
Удостоверившись, что кинжал не вкусил его крови, Долохов поднялся и отошел, с преувеличенной любезностью жестом предлагая Нарциссе занять его место.
- Когда повалит фиолетовый дым, трижды пронесите над курительницей кинжал - тем самым мы очистим его от возможных остатков прежних чар. Будьте аккуратны, не порежьтесь до тех пор, пока не очистите лезвие. Затем с его помощью нанесите себе разрез на любой части тела, - все тем же светски-любезным тоном продолжал Долохов, поглядывая на начавший куриться дымок. - Я бы рекомендовал ладонь. Затем пометьте лоб и межключичную впадину будущего инфери. Если желаете, чтобы существо видело и могло издавать звуки, то помажьте ему веки и губы. А затем ударьте его кинжалом прямо в сердце и не вынимайте нож, пока оно не откроет глаза. В это время вы и откроете канал для энергетической подпитки - и здесь очень важно вовремя вытащить нож. Как видите, ничего сложного - в Дурмстранге учат этому на шестом курсе.

+2

9

- Благодарю за доверие, Антонин Павлович, - ответ мисс Блэк прозвучал не так храбро и самоуверенно, как ей самой того хотелось, но, по крайней мере, руки не дрожали и на том следовало сказать спасибо собственным нервам. – Я постараюсь справиться.
Открытие о том, что друг её отца, оказывается, убийца – да ещё и немалый в этом деле мастер – разумеется, испугало Нарциссу, придав проводимому ритуалу жуткий и кровавый оттенок, но почему-то не удивило её. Скорее всего, она подсознательно всегда догадывалась о том, что разговоры о чистоте крови среди тех, кто их ведет, не всегда ограничивались разговорами – к чему иначе была скрытность младшей Блэк, сопровождающая её помолвку и долженствующая обеспечить её уход из светского общества (а, может быть, и отъезд из страны) без шума и скандала? Да и Рабастан – а мальчишкам всегда известно больше – тоже ничуть не удивился наличию на месте ритуала свежего трупа. Может быть, бравировал, конечно, но дела это не меняло. Неуверенность и желание уйти возникли сами собой, но в окончательное решение покинуть Стоухендж так и не вылились. Разумеется, ни умудренный опытом Долохов, ни юный Лестрейндж бы не удивились слабости мисс Блэк – её извиняли и возраст, и пол, но смысла этот поступок не имел. Если проявлять принципиальность, то следовало проявлять её во всём, а не трусливо прятаться за незнание и самообман. А самообман – как полагала мисс Блэк – состоял в том, что она когда-то думала, что может быть кому-то интересна за пределами своего жесткого, холодного, но такого родного аристократического круга. Идти ей некуда, значит, надо смириться и прекратить делать вид, что она чем-то лучше других магов своего темного (во всех смыслах) семейства. Да и вообще - некромантия имеет мало общего с этикой, разве она не понимала это, когда заводила разговор с опытным ритуалистом славянской крови? Глупо сомневаться.
Эти мысли промелькнули в голове мисс Блэк в то время, пока Антонин Павлович проверял их с Рабастаном работу, так что его инструкции она слушала уже, не отвлекаясь на собственные чувства. Хотя неуверенность в душе и перебивалось каким-то странным воодушевлением, что было несколько неестественно. А, может быть, наоборот, естественно – ведь Нарцисса и подумать не могла, что Долохов доверит ей ритуал. И без всяких сантиментов – вроде «леди не выносят вида крови» или «негоже приличным девушкам брать в руки нож». Это льстило младшей Блэк, а учитывая её подорванную любовными неудачами веру в себя, льстило вдвойне. 
Предупреждение не увлекаться во время ритуала было очень вовремя – как раз увлекаться Нарцисса любила. Её уже доводилось проводить ритуалы – конечно, довольно простые (если не считать алхимического брака) и она знала как это приятно – чувствовать свою власть над магией и саму магию во время проведения обряда. Но – несмотря на мрачное состояние духа младшей Блэк - скорые похороны в её планы не входили точно. Поэтому, подойдя к будущему инфери, она всё же взглянула на своего ассистента.
- Смотри в оба, Рабастан, хорошо? - попросила Нарцисса и взяла в руки ритуальный нож. Ей было интересно, из какого он камня – обсидиан, может быть? – но сейчас не стоило отвлекаться на посторонние вещи.
Проведя над фиолетовым дымом кинжалом три раза, она поднесла лезвие к ладони. Кровавая жертва не была чем-то удивительным для ритуалистов, но резать себя не было для мисс Блэк чем-то обычным, поэтому полоснув себя по руке, она не смогла скрыть гримасу боли – разрез получился глубже, чем Нарцисса рассчитывала. Теплая кровь побежала вниз, орошая собой траву, но мисс Блэк, не медля более, быстро опустилась на колени и смазала мертвецу указанные наставником места. Веки и губы, конечно, тоже – зачем упускать редкую возможность? С кинжалом в сердце дело обстояло сложнее – ничего подобного Нарциссе раньше делать не доводилось, поэтому нож она сначала повертела в руках, чтобы ухватить рукоятку поудобнее. Маггл, разумеется, уже был мёртв, но мисс Блэк не могла избавиться от чувства, что ударив его, убьет снова. Или станет соучастницей убийства, что – по шаманской философии – не могло обойтись без последствий. И всё же её перепачканные кровью пальцы определили место для удара и – довольно неопытно замахнувшись (а где взять опыт?) – она вонзила нож в безжизненную грудь покойника. Брезгливости в этот раз Нарцисса уже не почувствовала – древняя магия Стоухенджа, которая до этого ощущалась лишь отголосками – сливаясь вместе с магией, которую призвал ритуал, создала энергетический поток гораздо более сильный, чем все эмоции молодой волшебницы вместе взятые. Обряд в честь Мары даровал проводящему его ритуалисту легкость и спокойствие, в ушах звучал какой-то хаотичный шёпот, а проходящая через тело магия не причиняла никаких неудобств. Ощущение безвременья, правда, сбивало представление Нарциссы о сроках подпитки – ведь их нужно было определить правильно! – но она доверилась интуиции. Инфери открыл глаза, но мисс Блэк медлила, то ли из опасения передать ему мало энергии, то ли пытаясь разобрать в доносящихся до неё звуках отдельные слова. Однако потом она всё же собралась с силами, закрывая поток, вытащила нож из раны. Судя по тому, что встать на ноги сразу не получилось, остановилась Нарцисса где-то недалеко на грани, и это следовало запомнить. Оставаясь сидеть на земле, она спросила:
- Дальше мне нужно говорить ему, что делать?[icon]http://s009.radikal.ru/i310/1711/8d/4187dd819f66.jpg[/icon][nick]Narcissa Black[/nick]

Отредактировано Narcissa Malfoy (27 ноября, 2017г. 13:45)

+1

10

[AVA]http://s7.uploads.ru/ih0kb.jpg[/AVA] Все еще чувствуя это странное желание оказаться как можно дальше от происходящего - странное оно было именно из-за того, что, размышляя рационально, Лестрейндж признавал, что готов руку отдать ради возможности быть там, где он сейчас был, в этот самый момент - Рабастан с долей облегчения отметил, что Антонин Долохов все же проверил наложенные им защитные заклинания. Не считая самоуверенность главной добродетелью, младший сын Рейналфа предпочитал быть уверенным в том, что все сделано на совесть. К тому же, он не забывал о том, что его присутствие здесь - чистое везение и мало кому из его ровесников могло так повезти. Мало кому из его ровесников вообще могла светить эта специфическая почти_дружба с Нарциссой Блэк, и младший Лестрейндж собирался использовать все ее плюсы, разумно предполагая, что и мисс Блэк заинтересована в нем не из-за эмоциональной придури.
Дружба разумных взаимовыгодна - и Рабастан выстраивал свои отношения с миром, исходя из этой парадигмы. И считал, что пока не ошибается.
Между тем, Долохов, которого сегодня Лестрейндж слушал со вниманием едва ли не большим, чем удостаивался любой из хогвартских профессоров, продолжил - и хотя обращался он преимущественно к Нарциссе как к главному действующему лицу сегодняшнего ритуала, Рабастан все равно навострил уши, намереваясь не пропустить ни слова.
Когда Долохов повернулся к нему, Лестрейндж кивнул, пряча новый приступ замешательства - он не слишком хорошо понимал, в чем роль ассистента и хотя и надеялся, что ему будет позволено присутствовать от начала и до конца, не думал, что Антонин Павлович фактически займет позицию наблюдателя, предоставив им с Нарциссой от начала и до конца провести ритуал самостоятельно.
Риск показался расчетливому рэйвенкловцу превышающим те границы, которые он еще прошлым летом поклялся не переступать, но идти на попятную было поздно - да и азартное предвкушение, хоть и было омрачено каким-то смутным замешательством, гнало вперед, помогая отрешиться от меланхолии, владевшей им едва ли не с зимы и связываемой с Беллатрисой.
Спокойный тон Долохова плохо вязался с тем, о чем тот рассказывал - от самой перспективы того, что инфери сможет "выпить" некроманта, стало не по себе, и Лестрейндж подавил нервное передергивание плечами, снова кивая.
- Я понял. Я буду следить. Очень внимательно следить, - обрывистость его речи напрямую проистекала из того, что он не слишком-то понял, как именно определить, когда вовлеченность Нарциссы станет опасной.
Он перевел взгляд на девушку, которая с каждой минутой казалась все увереннее в себе - или ему так казалось - и попытался припомнить, как Нарцисса выглядит, когда теряет контроль над собой. Его попытка, возможно, имела бы успех, если бы они с младшей Блэк не общались от ритуала к ритуалу - а так ему предстояло довольствоваться лишь смазанными воспоминаниями о том, прошлогоднем ритуале. Сложно было спорить, что в его ходе они оба несколько раз увлекались - очень просто увлечься, переживая собственную смерть - но он сомневался, что Нарцисса, которую в узких кругах называли воплощением аристократизма, позволит себе слишком явные знаки. Не то что Беллатрикс - в желудке образовался горький узел, горло перехватило. Типичная реакция на мысли о жене Рудольфуса, и как некстати-то, Мерлин.
Упрямо изгоняя светлые образы миссис Лестрейндж из головы, Рабастан сосредоточился на предстоящем и даже смог выдавить мимолетную улыбку в ответ на слова Нарциссы, наблюдая за тем, как она приближается к телу:
- Не беспокойся об этом.
Прозвучало, быть может, чересчур самоуверенно - но сейчас Лестрейнджу казалось, что мисс Блэк пойдет только на пользу уверенность в ассистенте.
Дождавшись, когда девушка начнет манипуляции с кинжалом, он обратился к Долохову:
- Антонин Павлович, а как понять, что ритуалист увлекся и пора принимать меры?
А затем отвлекся, почувствовав, как неуловимо изменилось ощущение магии по куполами.
Предусмотрительно сделав шаг из границы внутреннего круга, отделяющего Нарциссу и мертвое тело от них с Долоховым, Лестрейндж торопливо прокрутил в пальцах палочку, готовый действовать. Он не знал, что ощущала Нарцисса внутри, но здесь, вокруг него, магия напоминала о себе все более явно с каждой секундой, ероша волосы на затылке, надавливая на веки, суша губы.
Едва слышный рокот, будто исходивший из монолитов, усилился, сделался громче, ритмичнее, приобрел подобие музыкальности: Лестрейндж прислушался в надежде различить что-то осмысленное в невнятном шуме и вздрогнул, когда этот рокот сменился пронзительным взвизгом, тут же оборвавшимся - Нарцисса вонзила кинжал в сердце трупа.
Рабастан перевел взгляд в центр образованного растениями узора как раз вовремя, чтобы увидеть, что кровь девушки, только чтто ярко-алым выделяющаяся на траве и утоптанной площадке, стремительно выцветала, как будто время бежало там, в круге, с немыслимой скоростью.
Нарцисса, опустившаяся на колени возле тела, казалось, движется с замедлением, будто под толщей воды - это смертная магия, догадался Лестрейндж, напряженно прикусывая губу. Открытый канал между телом и Нарциссой - между жизнью и смертью.
Купол покрылся легкой рябью.
- Что происходит? - вырвалось у Рабастана одновременно с вопросом Нарциссы.

+1

11

Его крошечное воинство оказалось далеко не в таком плачевном состоянии, как можно было бы ожидать. И мисс Блэк, и школьник Лестрейндж по-прежнему были настроены довести ритуал до конца, хотя Антонин Павлович не удивился и не рассердился бы, откажись хоть один из них еще на стадии подготовки: практическая ритуалистика требовала куда большего мужества, чем любые чары, не говоря уж о том, что просьба Нарциссы и вовсе касалась запрещенной, если Долохову не изменяла память, в Англии некромагии.
Но, хоть Антонин Павлович и был готов в любой момент прервать ритуал и распрощаться с его сегодняшними протеже, ни один из них слабины не выказал, даже Нарцисса, на чьи плечи как на инициатора легла основная и самая неприятная часть процедуры.
Пока мисс Блэк проводила необходимые манипуляции с кинжалом, скрепляя своей волей распавшийся союз души и тела убиенного ради эксперимента маггла, Долохов, продолжая следить за девушкой, принялся отвечать ее ассистенту, выказывающему и похвальную внимательность к процессу, и не менее похвальный интерес к той области эксперимента, за которую отвечал непосредственно Лестрейндж.
- Вы сразу же поймете, когда увидите, - без улыбки ответил Антонин, не отрывая глаз от Нарциссы, нанесшей удар в сердце будущему инфери. Она могла лишиться чувств, могла вскрикнуть от отвращения, могла, в конце концов, после того, как порезала себя, передумать или испугаться - но не сделала этого.
Кровь обагрила траву в середине круга, и Долохов пожалел, что не напомнил девушке о запрете на использование целительских чар до окончания ритуала, но, кажется, она и сама не решалась прибегнуть к помощи иной магии, нежели той, что сейчас вскипала в очерченном символе Мары.
- Ритуалист побледнеет, остановится, возможно, упадет в обморок, - нехотя пояснил Антонин Рабастану, возвращаясь к не самым приятным воспоминаниям: однажды он был свидетелем крайне неудачного ритуала поднятия инфери и потому уделял необходимости ассистирования такое серьезное внимание. - Все это будет значить, что вам необходимо немедленно вмешаться - или вместо одного трупа вы получите два.
Между тем мисс Блэк вышеуказанных симптомов не проявляла. Долохов понимал, основываясь на собственном опыте, что она, скорее всего, чувствует сейчас усталость и упадок сил, но это должно было прийти в норму, как только энергетический канал будет плотно перекрыт.
То, что, даже вытащив кинжал, на ноги она не поднялась, насторожило Антонина, который подал Рабастану знак, что займется его вопросом позже.
Рябь на куполе не предвещала ничего хорошего и предстояло как можно скорее выяснить, что именно выходило из-под контроля.
- Как вы себя чувствуете, zolotko? - спросил Долохов, наблюдая. Под его взглядом растения, которыми был выложен символ покровительствующей некромантам сущности, истлевали, превращаясь в гниющий сор. На утоптанной площадке кое-где в воздух поднялось земельное крошево, образуя воронки.
- Мисс Блэк, смажьте нашему другу только уши - так он сможет вас слышать. И тот час же остановите кровь, вы меня поняли? Вы можете подняться на ноги? Убедитесь, что сможете это сделать, прежде чем прикоснетесь к инфери. И, Мерлина ради, ни в коем случае не хватайтесь за палочку. В любом случае в вашем распоряжении сейчас более действенное орудие - этот кинжал. Не выпускайте его.
Подойдя к самой границе теперь уже пульсирующего купола, Долохов подманил и Рабастана.
- Чем свежее тело, - с равнодушной холодностью начал он, - тем бодрее будет наш инфери. Но и тем более жадным, если можно так выразиться, он будет: что-то в нем еще помнит ощущение жизни и цепляется за любую возможность возродиться, не понимая, что обратной дороги нет. Видимо, мисс Блэк оставила вокруг слишком много своей крови, и то, что поднимет нам это тело, хочет добраться до ее источника.
Он покосился на Лестрейнджа и мягко улыбнулся.
- Не сможет, разумеется. Но я хочу, чтобы вы оба уяснили, что подобная вероятность существует, - повысил он голос, наблюдая за Нарциссой. - Итак, мисс Блэк, смажьте ему ушные раковины и отходите в сторону не мешкая. А затем прикажите ему встать. Он не будет вас видеть и не сможет разговаривать - это меры предосторожности  по большей части, но слышать и подчиняться вам он должен.
Долохов снова скользнул взглядом по разложившейся траве, по едва заметному мерцанию купола.
- Чтобы упокоить его вновь, воткните кинжал ему в основание черепа или крестец. Это разрушит энергетический путь в его теле, который вы создали, и вернет его в объятия смерти. - Вообще-то Долохов собирался дать обоим своим компаньонам как следует наиграться с покорным мертвецом прежде, чем переходить к науке упокоения, однако из-за необычного поведения купола решил не оставлять Нарциссу. которая сейчас находилась в непосредственной близости к инфери, без этого знания.

+1

12

[icon]http://s009.radikal.ru/i310/1711/8d/4187dd819f66.jpg[/icon][nick]Narcissa Black[/nick]Вопрос Рабастана заставил Нарциссу несколько встревожиться, она огляделась по сторонам в ожидании увидеть то, что обеспокоило её ассистента. Риск её не беспокоил – в конце концов, ритуалист ошибается дважды и в первый раз, когда становится ритуалистом – но всё же не хотелось бы погибнуть из-за собственной глупой и досадной ошибки.
Исчезнувшая кровь не удивила мисс Блэк – она догадалась, что это была необходимая жертва – а вот распавшийся круг ей не очень понравился. Как и появившиеся словно из ниоткуда потоки воздуха. Пояснения Долохова разъяснили ей неверность своих действий – оказывается, опасно оставлять на месте ритуала много собственной крови.
- Я в порядке, Антонин Павлович, - подала она голос и, выслушав его инструкции, поднялась на ноги, - была слабость, но прошла.
Разъяснения наставника вселили в душу уверенность и даже какое-то воодушевление. Судя по всему, ритуал проходил успешно – и пусть этому учили в Дурмстранге студентов – осознавать это было отрадно. Радость от удачи прогнала всё – и недавнюю удрученность, и страх перед силами, которые - вот сейчас, в настоящий момент! -  желают выпить её жизненные силы, и нежелание снова прикасаться к мертвецу. А ведь прикоснуться надо было как минимум дважды: для того, чтобы смочить его уши кровью и для того, чтобы успокоить его снова. Пересиливать себя было тяжело, хотя Цисси и понимала, что она именно на это и подписывалась. Некромантия – это не увлечение томных чувствительных девиц, это настоящие запретные искусства, опасные и жестокие.
Вытащив из кармана мантии платок – о запрете на целительные чары она подозревала ещё задолго до того, как об этом её предупредил Долохов – младшая Блэк наскоро перевязала себе руку и, наклонившись над трупом, быстро смазала ему уши оставшейся на ладони кровью. Мертвец с открытыми, пусть и невидящими глазами выглядел жутко, так что задерживаться возле него Нарцисса не стала и сразу отошла в сторону, сжимая в руке нож.
- Поднимись на ноги, - сказала она инфери, от всей души надеясь, что тот не будет вести себя буйно. Живые мертвецы – кошмар во плоти многих волшебников и магглов, а на собственное умение пользоваться кинжалом мисс Блэк не надеялась. Она украдкой бросила взгляд на Антонина Долохова – он наблюдал очень внимательно, и это внушало уверенность, что он сразу скажет Басту вмешаться, если будет нужно. Лестрейндж младший, кстати, задавал очень дельные вопросы – у Нарциссы и самой их было немало. Начиная от того, может ли инфери выйти за пределы зачарованного купола и, заканчивая тем, как переводится слово, которым Антонин Павлович её называет. Но отвлекаться мисс Блэк не хотелось, она помнила свою ложь про то, что никогда раньше не имела дела с тонкими телами и предпочитала сейчас сосредоточиться на покойнике (чей покой был так откровенно потревожен) и своих собственных чувствах.

Отредактировано Narcissa Malfoy (27 ноября, 2017г. 13:46)

+2

13

[AVA]http://s7.uploads.ru/ih0kb.jpg[/AVA]
Рабастан еще ближе придвинулся к защитному куполу и тут же удивленно подался назад, когда от купола осталась лишь тонкая линия пепла на пожухшей, а совсем недавно весьма свежей траве.
На мгновение его замутило, подступило головокружение - вот ведь незадача, только и мелькнуло в голове. Он вроде бы на здоровье не жаловался, а сейчас как некстати было бы выказать слабость, на глазах не только Нарциссы - она, допустим, сохранила бы этот секрет, не впервой, - но и на глазах Антонина Павловича, который на данный момент являлся единственным специалистом в ритуалистике, с которым Рабастан был знаком, не считая самой Нарциссы, конечно.
Но если мисс Блэк только делала первые шаги на ниве погружения в давно не пользующуюся популярностью, по крайней мере, в Англии, область магии, то Долохов позиционировал и вел себя как опытный ритуалист - и даже сейчас, когда разрушение купола, первой линии защиты, явно демонстрировало, что процесс идет не по плану, румын продолжал пояснять, свидетелями чего оказались Рабастан и Нарцисса.
И все же купол не был уничтожен - оказавшись к нему совсем близко вслед за Долоховым, Лестрейндж заметил, что едва заметное мерцание в воздухе все же присутствует. А затем выяснил, что случилось внутри - с травой, с кровью Нарциссы и с ней самой.
Только вот на моменте, когда наставник упомянул свежесть необходимого материала, между бровей Рабастана залегла глубокая складка. Ранее, будучи ведомым чисто рэйвенкловским азартом, он и не задумался над тем, что тело так удачно оказалось здесь в нужное время. До сих пор Лестрейндж воспринимал труп не как совсем недавно живого маггла, а как объект, помогающий в эксперименте - вроде котла или ножа. И то, с каким равнодушием Антонин Павлович упомянул взаимозависимость свежести тела и бодрости поднимаемого инфери, оказалось для Рабастана сюрпризом. И чтобы не выказать своего удивления, Лестрейндж направил палочку на купол, отделяющий их от инфери и пробормотал усилительное заклятье.
- А наше тело - оно было свежим? - совсем тихо спросил он, продолжая укреплять купол, хотя все в поведении Долохова  - и беспокойство за Нарциссу, и совет не давать инфери возможность видеть ее - указывало, что Антонин Павлович не исключает этой самой бодрости в поднимаемом.
Между тем Нарцисса уже выполнила все рекомендации и теперь жалась к своей границе купола, неуверенно сжимая в руке кинжал и веля инфери подняться.
Лестрейндж перехватил палочку поудобнее, наблюдая, как инфери, пошатываясь, неуверенно поднимается на ноги. его движения казались дерганными и неестественными - но все изменилось, едва он провел в вертикальном положении с минуту, показавшуюся Рабастану бесконечной.
Но куда меньше внезапно вернувшего себе уверенность в движениях инфери Рабастану не понравилось, как шустро тот опустился на четвереньки, прижимая лицо к земле, все еще бурой в местах, где впиталась кровь Нарциссы.
- Он... Что он делает? - внезапно сорвавшимся шепотом произнес Лестрейндж, хотя уже знал, что - инфери чувствовал кровь. И был к ней весьма неравнодушен.

+1

14

- Весьма свежим, - с тем же равнодушием ответил Долохов, не собираясь вдаваться в детали. Оба, и юноша, и девушка, не были уже детьми, а происхождение и воспитание должно было наложить свой отпечаток на то, чтобы они как можно скорее расстались с инфантильной невинностью, простительной какому-нибудь полукровке, но никак не младшим отпрыскам Блэков или Лестрейнджей. Некромант не только поднимает мертвых, должны были уяснить оба сегодняшних ученика Долохова. Некромант имеет дело с самой смертью - и негоже ему испытывать робость перед ей. Уважение, настороженность - но не робость. Темная магия чувствует трусость, и любой ритуал сможет обернуться самым худшим кошмаром, если дать волю своему страху - потому-то Долохов и хотел, чтобы только вступившая на этот путь Нарцисса пересекла черту под его присмотром и впоследствии не боялась.
Ее голос прозвучал ровно и она не спускала глаз с инфери, который начал двигаться. Антонин Павлович хотел было отметить это похвалой и одобрительно хмыкнул, но труп уже припал к земле, почти зарываясь лицом в землю. Присмотревшись, Долохов понял, что тот слизывает кровь ведьмы, кое-где оставившей свой след.
- Давайте, девочка, прикажите ему подняться, - велел Долохов, совершенно не желая, чтобы их новоявленный мертвец стал чересчур прытким - а кровь мага именно к тому и вела. Нарцисса в круге не казалась так уж уверенной в своих силах, не исключено еще, что запаникует - на памяти Долохова, такое случалось, и кончалось обычно трагедией. Сигнус едва ли обрадуется, узнав, что его младшую дочь разорвал поднятый ею при помощи Долохова инфери - да и скрыть темный ритуал будет сложно, а ведь Антонин находился в Англии на легальном положении и не собирался и впредь привлекать к себе внимание Аврората...
- Спрячьте волшебную палочку, мистер Лестрейндж, и войдите в круг, как только я сниму чары. И ни в коем случае не прибегайте к помощи магии - отвлекайте инфери, заставьте его повернуться к мисс Блэк спиной, - он не снизошел до ответа Рабастану, полагая, что тот и так понял или вот-вот поймет, что происходит.
Инфери оживал слишком быстро, двигался слишком быстро, держался слишком агрессивно - так, будто смерть уже была повязана с Нарциссой, и теперь придавала сил своей недавней жертве. Да еще и обилие крови давало о себе знать - теперь у инфери появилась цель, которую он уже знал на вкус.
- Идите же, мистер Лестрейндж, - он втолкнул свободной рукой Рабастана в круг, едва снял чары, и тут же забормотал себе под нос речитативом восстанавливающую формулу, на сей раз вплетая в рисунок ослабляющие поднятое существо заклинания. - Мисс Блэк, больше ни слова - эта тварь и так вас слишком хорошо чувствует. Постарайтесь двигаться бесшумно, и когда инфери отвлечется на вашего ассистента, упокойте его. Помните, что волноваться не о чем, я наблюдаю и не дам случиться ничему плохому, но если знаете, что не сможете - отдайте кинжал мистеру Лестрейнджу.

Отредактировано Antonin Dolohov (30 июля, 2016г. 18:37)

+1

15

Обмен фразами Антонина Павловича и Баста по поводу свежести трупа Цисси слышала, но обдумывать услышанное не стала – её больше занимал ритуал, который явно шёл крахом. Инфери поднялся – это успех, а вот в остальном всё было далеко не так радужно. При виде мёртвой твари пожирающей её кровь, мисс Блэк испытала приступ дурноты, на который – как и на любой другой звук – она сейчас не имела права. Голос Долохова оставался спокойным – он даже не стал упрекать Нарциссу в том, что она испортила всё дело своим неумением управляться с ножом (а то и враньем тоже) – и это вселяло уверенность. Младшая дочь Сигнуса и Друэллы, не двигаясь, молча выслушала инструкции наставника, уловив в его словах и несказанный урок – играть с Тёмной магией честно и не пытаться обойти её, не считаясь с деталями. Из-за своей самоуверенности они с Рабастаном испортили такой колоритный обряд, и ещё следовало радоваться тому обстоятельству, что рядом с ними был опытный ритуалист, а не они самостоятельно пытались поднять инфери. Будь она одна, точно не удержала бы язык за зубами и была бы сейчас убита ожившим мертвецом. Для человека из рода Блэк вполне обычный (если не сказать, достойный) конец – погибнуть в ходе манипуляций с Тёмной магией, но всё же смерть Нарциссу сейчас не прельщала.
Несколько мгновений помедлив, она всё же сделала несколько осторожных шагов по направлению к Басту и протянула ему кинжал. Антонин Павлович сказал ему отвлечь инфери, но ей никогда не приходилось убивать кого-то ножом, и она боялась, что промахнется. Младший Лестрейндж, пусть и был младше её по возрасту, ребенком уже не был и вполне мог справиться с этим делом лучше. Без ножа и без возможности воспользоваться палочкой, она почувствовала себя беззащитной и мысленно обругала себя за пустые карманы. Можно ведь было взять с собой хоть маггловскую зажигалку, если уж до оружия не хватило ума додуматься![icon]http://s009.radikal.ru/i310/1711/8d/4187dd819f66.jpg[/icon][nick]Narcissa Black[/nick]

Отредактировано Narcissa Malfoy (27 ноября, 2017г. 13:46)

+2

16

[AVA]http://s7.uploads.ru/ih0kb.jpg[/AVA]
Значит, свежий. Этот, признаться, ожидаемый ответ тем не менее произвел на Рабастана весьма специфическое впечатление, и, если бы не ритуал, он бы наверняка забылся, растерялся - а то и предпочел удалиться: смертью он не интересовался, вот уж.
Но ритуал имел место, что-то определенно шло не так, а он слишком самоуверенно пообещал Нарциссе, что волноваться ей не о чем, чтобы теперь аппарировать прочь. Разумеется, поблизости был Долохов - и, видимо, волноваться Нарциссе и правда было не о чем, но она назвала его, Рабастана, своим ассистентом, пригласила с собой, дала возможность принять участие в ритуале, который, быть может, не был по плечу и Рудольфусу (в чем младший Лестрейндж практически не сомневался) - не мог же он бросить ее вот так.
Поэтому Лестрейндж, изрядно взволнованный до выступившей холодной испарины, спрятал палочку, как велел Антонин Павлович, сглотнул и уставился на инфери, беззвучно повторяя то, что велел Долохов: отвлекать, заставить повернуться спиной...
Оживший мертвец крутил головой, его подбородок был выпачкан в земле и крови, а открытые глаза невидяще озирали окрестности, однако происходящее за магическим кругом он явно не слышал и не отреагировал, когда Долохов вновь заговорил, вталкивая Лестрейнджа к Нарциссе.
Вот тут-то инфери уже насторожился. Рабастан не отрывал взгляда от его ушей, как будто те могли развернуться на звук, однако как только до него дошел полностью смысл сказанного Антонином Павловичем, он замер на месте, едва ли не в ужасе глядя на приближающуюся к нему - практически бесшумно - Нарциссу.
Только лишь усилием воли он сдержался, чтобы не отшатнуться, когда ритуальный кинжал оказался перед ним - он готов был отвлекать инфери, но упокаивать отсюда, находясь так близко?
Между тем, успокоительные слова Долохова о том, что он наблюдает, здесь, по эту сторону границы, казались не такими уж успокаивающими.
Лестрейндж подавил дрожь, принимая из ледяной руки Нарциссы кинжал, не глядя на нее, чтобы не показать, насколько он в панике, и крепко сжал резную рукоять.
Ладно, нож - это знакомо. Он не то чтобы достиг успехов Рудольфуса, но тоже кое-что может: Рейналф одобряет искусность старшего сына, а младший еще в том возрасте - был до недавнего времени, поправляет сам себя Рабастан - чтобы пытаться привлечь внимание отца, повторяя успехи брата.
Рассеянно взвешивая на ладони рукоятку - кинжал тяжелый, но сбалансированный - Лестрейндж переводит задумчивый взгляд на инфери, который продолжает свой поиск, постепенно приближаясь к стоящим у самой границы магам. Оценивает его впервые как жертву. Впервые в жизни оценивая кого-то как жертву, пусть и уже мертвую и поднятую специально для них.
Инфери высок и массивен. Не выше Лестрейнджа, унаследовавшего хотя бы тут фамильный рост, но куда массивнее, шире.
Что ж, проще будет попасть в уязвимые места, утешает себя Рабастан, стараясь оторвать взгляд от длинных рук инфери, висящих вдоль тела.
- Отвлеки его, - одними губами произносит он, глядя на Нарциссу, перехватывая кинжал удобнее.
Он не то чтобы в восторге от предстоящего - но перекидываться, будто дети, кинжалом они не станут.
Инфери, будто услышавший его, повернул голову в их сторону, подняв плечи - устрашающая пародия на человека, расплата за тот ритуал, проведенный прошлым летом.
Ну уж нет, Лестрейндж и там натерпелся, хватит с него смертей. Своих собственных смертей.
Он отступает в сторону, чувствуя плечами едва заметное напряжение магического купола и линий пентаграммы.
Основание черепа или крестец - ладно, сориентируется по ходу.
Еще шаг. Еще один - они поравнялись с инфери, Лестрейндж мог бы протянуть руку и коснуться края его одежды, но он затаил дыхание и ждал, когда труп сделает еще один шаг и окажется впереди, подставляя точку удара.

+3

17

Нарциссе не нужно было много времени, чтобы принять решение - качество, для ритуалиста ценное.
Долохов ободряюще кивнул, когда увидел, как она протянула кинжал мальчишке. Самоуверенность погубила немало тех волшебников, что считали, будто способны выстоять в поединке против магии, темной, смертной магии, и ему было отрадно наблюдать, что юная мисс Блэк к таким дуракам не относится. Это давало ему надежду, что она переживет не только сегодняшний вечер, но и множество вечеров за ним, даже украшенных тем или иным ритуалом.
Конечно, этот первый опыт ни с какой стороны нельзя было назвать гладким, но и в полном провале Антонин расписываться не спешил: в жизни каждого ритуалиста были моменты, когда что-то шло не так, и Нарциссе повезло, что она получила этот опыт относительно безболезненно, в компании сочувствующих.
Хотя еще не получила - ритуал был в разгаре, инфери был по-прежнему неупокоен и теперь слишком явно взял след ведьмы.
Долохов заколебался. С одной стороны, он опасался отвлечь его юных учеников и, быть может, оказаться виновником настоящего несчастья, с другой - беспокоился, не впадут ли они в неуместный ступор, вызванный приближением беспощадной смерти в лице поднятого трупа.
Младший Лестрейндж не выглядел слишком уж ободренным, заполучив кинжал - а Нарцисса и вовсе должна была испытывать дискомфорт, будучи прямой целью инфери, целеустремленно ковыляющему к ней. несмотря на дерганность и некоторую развинченность, его походка была довольно быстрой - тварь рвалась на вкус распробованной крови.
- Я ослаблю его, но не смогу уничтожить окончательно из-за барьера, так что закончить придется вам. Zolotce, постарайтесь держаться так, чтобы наш опасный друг постоянно находился между вами и мистером Лестрейнджем, но не давайте ему приближаться к вам. Он слишком свежий и слишком недавно поднят, да еще и прилично запасся вашими силами, а потом, несмотря на ослабляющее действие моих чар, если он вас схватит, вы можете не успеть вырваться. Помните, что он вас не видит, только слышит - помните, что мы с вашим ассистентом не дадим ему добраться до вас, но будьте внимательны.
Он вкладывал в голос максимально успокоительную интонацию, ничем не выдавая, что ситуация давно перестала быть штатной - пусть лучше Нарцисса считает, что такое случается через раз и все ритуалисты благополучно ее переживают, чем задается вопросом, каково это - быть загрызенной мертвой тварью. Потом, когда все будет кончено, они непременно обсудят ход ритуала и он подробно расскажет ей, какой опасности она подвергалась - если, конечно, разберется сам, отчего инфери стал проявлять столько беспокойства, едва был поднят - но пока младшей Блэк ни к чему излишне волноваться.
- Вы умница, zolotce, - продолжал уговаривать Долохов, как уговаривал нервных псов перед охотой или излишне беспокойных женщин, - у вас все замечательно получается. Просто продолжайте отходить, теперь чуть левее... Ну же, дайте мистеру Лестрейнджу шанс.
Он не мог сам войти в круг, оставив его без магического контроля - оставалось только надеяться, что Нарцисса не ошиблась с ассистентом. И что не запаникует в самый последний момент.
Не будучи страстным болельщиком, сейчас Долохов испытывал нечто сродни напряженно затаившим дыхание фанатам, ожидающим решительного броска ловца.
- Мистер Лестрейндж! Ваш выход!

+2

18

Нарцисса заметила сомнение на лице Баста, когда он брал кинжал – судя по всему, ему тоже не хотелось идти на такой близкий контакт с инфери -  но всё-таки от ножа ассистент не отказался, а на мертвеца посмотрел оценивающе. Мисс Блэк не помнила, относилась ли охота к числу увлечений младшего Лестрейнджа, однако до сих пор продолжала считать, что его удар будет более точным, чем был бы её. Она думала, что у неё лучше получится другое – бесшумно уходить от инфери, выполняя инструкции Антонина Павловича о расположении твари между ней и Рабастаном. Наставник вёл себя спокойно – в зрелом состоянии духа мисс Блэк бы смекнула, что он слишком спокоен – но сейчас девушка лишь напомнила  себе, что она бывала в местах, где убивают не то, что за красивую мантию – за красивой формы череп, и, стало быть, нет причин для паники. Сейчас ей нужно было чем-то отвлечь живого мертвеца – стараясь вести себя бесшумно и не очень-то копаться, Нарцисса стянула с пальцев кольца. Кольца дорогие – Друэлла не понимала любви дочери к дешевым агатам и запрещала их носить – но сейчас это было даже к лучшему, агаты было бы жаль больше.
После команды Долохова мисс Блэк бросила украшения в один из мегалитов рядом с собой, надеясь, что чудовище бросится на звук, а не на неё. Хотя в любом случае инфери повернулся бы спиной к Басту и у того был бы шанс. Нарциссе очень не хотелось об этом думать, но, судя по бодрости трупа, шанс этот был бы единственным.[icon]http://s009.radikal.ru/i310/1711/8d/4187dd819f66.jpg[/icon][nick]Narcissa Black[/nick]

Отредактировано Narcissa Malfoy (27 ноября, 2017г. 13:46)

+2

19

[AVA]http://s7.uploads.ru/ih0kb.jpg[/AVA] Успокоительное бормотание Долохова больше было направлено на Нарциссу, а Рабастан и сам не отказался бы от ободрений. С другой стороны, в отличие от Нарциссы, поднятый труп охотился не за ним - и нож в руке несколько перекрывал беспокойство из-за запрета применять магию.
Выбирая место для удара и тщательно отслеживая свои мысли по поводу предстоящего - рефлексия была его сильной стороной, что и говорить - Лестрейндж чуть подвинулся, стараясь ступать бесшумно, и перехватил кинжал удобнее.
Нарцисса, сохраняя поражающее его с каждой минутой все сильнее самообладание - Рабастан вынужденно признался сам себе, что знает о мисс Блэк явно меньше, чем стоило бы, учитывая, что соглашается на любые ее предложения - отходила, стягивая с пальцев украшения: ему, занятому слежкой за инфери и прислушивающемуся к словам Антонина Павловича в ожидании совета по упокоению, не сразу пришло в голову, что именно задумала ведьма...
Инфери бодро трусил к Нарциссе, но уже открываясь для Лестрейнджа, это, видимо, отметил и Долохов, требующий шанса - Рабастан приготовился к прыжку, уговаривая себя, что у него все получится.
Кольца зазвенели, ударившись о мегалит. Инфери приостановился, будто гиппогриф, столкнувшийся с неожиданным соперником, повел невидящей башкой на звук.
Лестрейндж, не отрывая взгляда от затылка трупа, и без возгласа Долохова сообразил бы, что время пришло, однако повелительная интонация мобилизовала в полной мере глубоко укоренившийся в нем инстинкт младшего сына, младшего брата - инстинкт повиноваться приказу.
Едва инфери тронулся в сторону - хвала Мерлину! - не Нарциссы, а звука от удара украшений, Лестрейнж, по-прежнему стараясь двигаться бесшумно, преодолел разделяющее его и инфери расстояние, и, уже прыгая на спину трупа, успел поразиться, какого драккла он вообще здесь делает - в Уилтшире, в ритуальном круге...
Обхватив свободной рукой инфери за шею, чтобы тот не развернулся, Лестрейндж повис всей своей тяжестью, чтобы несколько сбавить скорость немертвого. Кожа трупа под рукой оказалась неожиданно холодной и какой-то сальной, но это впечатление прошло верхами, стороной.
Изловчившись, Рабастан уперся обеими ногами в выжженную в знаке Мары землю, заставляя инфери чуть прогнуться назад, размахнулся и вонзил кинжал в основание черепа.
Лезвие вошло неожиданно легко - до отвращения легко, будто не было на его пути ни позвоночника, ни натянутых как струна мышц. Чавкающий звук оказался не менее неожиданным, но Лестрейндж продолжал давить на рукоятку, пока небольшая гарда не уперлась в шею инфери, оставляя заметные глазу вмятины.
Труп, который уже был мертв, а теперь должен был умереть вновь, явно согласен не был, потому что вывернулся из-под руки удивленного таким поворотом Лестрейнджа, не удержавшего в руках кинжал - но на большее его не хватило.
Инфери разинул рот, высунул странно бледный язык - Рабастан не рискнул заглянуть в глотку, опасаясь увидеть сталь кинжала, и отскочил, хотя прекрасно понимал, что крови не будет - и рухнул на колени, скребя ногтями землю. Эти судорожные движение продолжались недолго - но даже когда он затих, Лестрейндж продолжал следить за ним, готовый к тому, что тот поднимется снова.

+1

20

Мисс Блэк, очевидно, жизнь свою ценила высоко и ритуалистом собиралась стать хорошим, потому что не поддалась ни панике, которая наверняка сейчас наполняла купол изнутри ядовитым привкусом, ни чему-либо другому, столь же убийственному. И, видимо, все еще сохраняла способность слушать его советы.
К счастью, и с ассистентом ей повезло - если не в целом, то как минимум на сегодня, потому что младший Лестрейндж также головы не потерял и, едва поднятый труп сменил направление, сбитый с толку задумкой Нарциссы, воспользовался тем самым подаренным ему шансом.
Инфери рухнул в выжженный круг, не соображая вытащить кинжал из основания шеи и с каждым мгновением теряя крохи магически сохраняющейся в нем жизни, а Долохов уже проворно снимал чары с купола, действуя с отлаженной, почти автоматической точностью, рассекая воздух палочкой будто кнутом резкими взмахами.
Стоило спасть последним барьерам с легким перезвоном, знак Мары вновь вспыхнул светлой зеленью, но ненадолго, а труп - на сей раз окончательно лишенный жизни - ничком лежащий почти в центре знака, начал чернеть. Антонин Павлович двинулся к инфери, окидывая взглядом обоих юных экспериментаторов: они выглядели несколько растрепанно, но вменяемо, а значит, могли подождать еще минуту.
В первую очередь стоило закончить с ритуалом.
От лезвия, так и застывшего в шее инфери, шел вонючий дымок, оставляющий на рукояти кинжала разводы. Антонин убедился, что ни единого следа от обязательного магического купола не осталось, и вытащил кинжал, морщась от вони, постепенно усиливающейся.
Перевернул пинком труп на спину, взглянул на почерневшее лицо, и занялся кинжалом, более не обращая внимания на инфери - к утру от него останется куча пепла и грязи, которая маггла не скажет ничего, а вот ритуальные аретфакты вроде кинжала нуждались в бережном обращении.
Достав из кармана широкий отрез шелка, Антонин Павлович тщательно протер лезвие, покрытое темной и чересчур вязкой кровью инфери, а затем вернулся к курильнице и затушил ее, поднимая голову и заворачивая кинжал в ткань.
- Мисс Блэк, ваша идея с кольцами была очень своевременна. Сейчас вы уже можете использовать палочку, я уверен, ваши украшения найдутся. - Он внимательно оглядел девушку, которую недооценивал - но больше из-за собственного увлечения ее сестрицей, нежели по каким-то другим причинам - и пожалел о том, что упустил несколько лет ее взросления, за которые мог бы далеко провести ее по пути ритуалистики, коли уж она заинтересовалась этой стезей. Впрочем, еще не все потеряно - насколько он знал, пока о помолвке младшей из сестер Блэк объявлено не было, у них еще может быть достаточно времени. Если, конечно, после пережитого она еще осмелится иметь дело с магией, которой в Хогвартсе не учили.
- Как вы себя чувствуете, zolotce? Слабость, головокружение, тошнота? - мягко поинтересовался он, подходя ближе к девушке и ненавязчиво закрывая ей вид на труп. Выудив из кармана серебряную фляжку, открутил пробку и протянул Нарциссе. - Отпейте глоток, не больше. Не помешает.
Во фляжке была водка - не коньяк даже, но и Нарциссе не помешало бы сейчас нечто сильнодействующее, что помогло бы ей вернуться домой и не обессилеть окончательно.
- Вам стоит потренироваться управляться с ножом, zolotce, если вы хотите продолжить заниматься ритуалами, - закинул пробный камень Долохов и развернулся к Лестрейнджу. - А вам, мистер Лестрейндж, стоит обратить внимание на вторую руку - полагаю, при должных тренировках у вас получится владеть палочкой одинаково и левой, и правой рукой.

+1

21

В том, что её идея отвлечь внимание мертвеца звуком ударившихся о камень украшений, сработает – мисс Блэк уверена не была, так что наблюдала за движениями инфернала пристальным и очень испуганным взглядом. Ей казалось, что труп слишком уж уверенно взял её след, что он не отвлечется на её маневр, что Рабастан не успеет, что её шея того и гляди сломается от рук чудовища. Вообще-то где-то Нарциссе доводилось читать, что инфери съедают своих жертв, но вспомнить читала она это в каких-то серьёзных источниках или маггловских выдумках, она с перепугу не могла. К счастью, младший Лестрейндж успел вмешаться до того, как у мисс Блэк появилась возможность проверить свои догадки на практике и, едва сдержав порыв зажмурить глаза, она с некоторым оцеплением наблюдала за добиванием инфери. Ей следовало смотреть и учиться, ведь настоящие некроманты сами поднимают из могил покойников и сами их успокаивают, не падая в обморок от страха и не препоручая это дело другим. Правда, желания в ближайшее время повторять свой опыт, у неё особенно и не было. Когда инфери – даже после удара – извернулся, Нарцисса не на шутку испугалась, ведь другого-то оружия у Баста не было и даже сделала шаг в его сторону, но мертвец затих и, судя по всему, умер окончательно. Приближаться к инферналу мисс Блэк всё же так и не решилась, по-прежнему остерегаясь, но, когда купол спал, знаменуя окончание ритуала, выдохнула свободнее и подошла к Рабастану.
- Это было очень здорово, - похвалила она его и даже на короткий миг обняла, не сдержав чувств, - спасибо, что взял нож.
В глубине души Нарцисса ощущала себя неловко – не из-за своего дружеского жеста (после некоторых интимных подробностей прошлого ритуала было смешно чего-то там стесняться), а из-за сорванного ритуала и к перепорученной грязной работе. Ассистент не должен был, по идее, вмешиваться, подвергая себя опасности, а она – будучи инициатором ритуала и к тому же старше Баста по возрасту – должна была что-то правдоподобно солгать Антонину Павловичу про астральные тела во избежание таких вот последствий.
Долохов, впрочем, не спешил пускаться в упрёки и разбирать совершенные ошибки – прибрав на месте обряда, он довольно ласково осведомился об её самочувствии. Воспитанная дочь Друэллы Блэк, разумеется, должна была сказать, что чувствует себя очень дурно и нуждается в нюхательных солях, но, к счастью, в присутствии наперсника и младшего товарища не было необходимости разыгрывать особую женственность. Даже, напротив, было вредно – кто станет иметь с ней после этого серьёзное дело?
- Всё в порядке, - ответила она на вопрос Антонина Павловича, всё-таки – против воли – избегая взглядом того тошнотворного разлагающегося зрелища, которое являл собой бывший инфери, - только немного руки дрожат.
Впрочем, невзирая на то, что до конца от охватившего её во время ритуала страха мисс Блэк так и не отошла, замечание Долохова насчёт ножа обратило на себя её внимание. Ритуалист должен уметь защищать себя – ведь не всегда же ей удастся попросить кого-то быть с ней во время обряда, а нож – это довольно неплохая защита. Её руки – руки музыканта, путешественника и (волей судьбы) немного кузнеца – не отличались особой слабостью, но и навыкам обращения с  холодным оружием Нарциссу никто не учил.
- Взять несколько уроков было бы неплохо, - ответила она осторожно, стараясь, чтобы её слова не прозвучали слишком навязчиво, - вы не могли бы порекомендовать достойного учителя?
Чисто теоретически, учитывая свой статус взысканницы, она могла бы потребовать, то бишь, взыскать, внимание того, кто согласился двадцать лет назад стать её наперсником без особенных церемоний и последующих слухов в обществе, но мисс Блэк прекрасно понимала, что иногда красивые традиции остаются лишь красивыми традициями. Антонин Павлович не обязан был тратить на неё своё время, у него могли найтись дела и поважнее. Тем более что он уже и так показал им с Бастом ритуал, который просто так и не увидишь, не стоило проявлять особой напористости. Раздумывая об этом, Нарцисса отхлебнула из фляги и тут же сморщилась – алкоголь был непривычным и довольно крепким.[icon]http://s009.radikal.ru/i310/1711/8d/4187dd819f66.jpg[/icon][nick]Narcissa Black[/nick]

Отредактировано Narcissa Malfoy (27 ноября, 2017г. 13:47)

+2

22

[AVA]http://s7.uploads.ru/ih0kb.jpg[/AVA]Он все еще обтирал о брюки сальные руки, наплевав на манеры и материнские мягкие наставления, и даже не уделил достаточного внимания тому, как Долохов снял чары вокруг пентаграммы - снял и снял, все равно всю работу выполнили они с Нарциссой. Косился только на труп, и с каждым взглядом к горлу подкатывал противный ком - такой же склизкий, как кожа инфери.
А потому краткое, но искреннее - а главное, очень теплое - объятие Нарциссы оказалось неожиданностью, впрочем, приятной. Лестрейндж немедленно покраснел от удовольствия и попытался придать себе бравый вид - несмотря на то, что он в очередной раз пару минут назад пообещал себе, что когда в следующий раз Нарцисса Блэк предложит ему очередную авантюру, у него хватит ума отказаться, ему не хотелось демонстрировать, насколько его самого выбило из колеи только что произошедшее.
К счастью, никакого ответа от него Нарциссе и не требовалось - она, по всей видимости, была вполне довольна результатом.
Рабастан спрятал собственные дрожащие руки в карманы - у него Долохов о самочувствии не спрашивал, а значит, подразумевалось, что ничего дрожать и не должно - и поднял голову без особого энтузиазма, когда ритуалист к нему обратился.
- В Дуэльном клубе все заклинания приспособлены только для правой руки. Использовать обе будет неспортивно, - вежливо ответил Лестрейндж, черпая самообладание в этой вполне себе светской беседе. Теперь, когда инфери окончательно мертвым телом лежал поодаль, ему не верилось, что он смог нанести упокаивающий удар - и только мерзкое ощущение сальности на пальцах убеждало: это случилось.
Пожалуй, о таком опыте он тоже никому не расскажет - даже Розье. Некромагия в Великбритании считалась по праву отраслью темномагической, и теперь Рабастан понимал, почему. Свежий труп подразумевал еще более неприятные откровения, но возвращаться к этой теме, так удачно прерванной бодростью мертвеца, Лестрейндж не хотел и тем более - он не был идиотом, кое-что понял и сам, умея сложить два и два, но логично считал, что на сегодня с него хватит. Меньше знаешь - крепче спишь, или как там звучала маггловская пословица, которую любила профессор Бербидж.
Между тем, Нарцисса с интересом отнеслась к словам Антонина Павловича об упражнениях с ножом - и Лестрейндж резко развернулся к ней, оставляя глубокие борозды в более ненужной пентаграмме.
- Ты хочешь продолжать?! - с излишней, пожалуй, горячностью воскликнул он, обращаясь к Нарциссе. - Не хочешь же ты сказать, что снова войдешь в круг когда бы то ни было?
Он не мог говорить яснее - они соврали Долохову о манипуляциях с тонкими телами и едва не поплатились за это, но это по-прежнему оставалось их делом и к Долохову не имело отношения - но и смолчать тоже не смог: ему хватило пары минут, проведенных в круге с оживленной тварью, а Нарцисса, бывшая целью инфери, как ни в чем не бывало, рассматривала продолжение?

+1

23

Вынимая из рук Нарциссы флягу - он не шутил насчет одного глотка и спаивать ту, за которую он лично нес ответ перед магией, не собирался - Долохов ухмыльнулся весело и хищно: мало что могло его порадовать сильнее, чем подобный интерес со стороны своей взысканницы. Итак, она не только не перепугалась до смерти, но и действительно планировала продолжать - не то брала свое кровь Блэков, не то - и Антонин Павлович рассматривал эту теорию почти всерьез - женщины и в самом деле мало уступали мужчинам в присутствии духа.
- До конца года я буду в Англии достаточно частым гостем. Если позволите, я поговорю с вашим отцом о возможности отработки самых полезных навыков для ритуалиста в обращении с ножом. Разумеется, строго конфиденциальной отработки - за пределы тех, кто так или иначе в курсе ваших увлечений,  - Антонин коротко указал взглядом на Лестрейнджа, в прострации застывшего неподалеку,  - эта информация не выйдет.
Мальчишке она доверяла, очевидно, от семьи тоже едва ли смогла бы скрыть необычные для девицы на выданье интересы - и показала себя очень хорошо, столкнувшись с непредвиденной опасностью - и в рамках его собственной увлеченности женщинами с неожиданными склонностями к типично мужским занятиям Нарцисса Блэк представляла из себя крайне увлекательный случай. Разумеется - это буквально бросалось в глаза - с сестрой ее было не сравнить, но и стезя, выбранная юной Блэк, не подразумевала горячки боя - скорее уж тонкий расчет и один-единственный, но точный удар. Смертельный удар. Видимо, пришла его пора исполнить часть своего долга по отношению к своей подопечной.
- Я мог бы лично обучить вас, Нарцисса. - Убирая фляжку в карман, закончил Долохов, придя к окончательному решению.
Его визиты в особняк Блэков так или иначе уже стали привычны - с Беллатрисой они предпочитали встречаться в ее родовом гнезде, дабы Рудольфус раньше времени не узнал, что его супруга претендует на куда большее, чем типично-приниженное место в роду Лестрейнджей - так что и встречи с Нарциссой не должны вызвать косых взглядов. К тому же, это и в самом деле избавило бы ее от необходимости обращаться к третьим лицам - возможно, шарлатанам.
- И  если захотите и Сигнус не будет против, познакомить с несколькими своими знакомыми-ритуалистами. Практикующими, разумеется. Они охотно поделятся опытом с начинающей ведьмой.
Или не столь уж и охотно - но кое у кого перед Долоховы были долги, и не только карточные, а кое-кто и вовсе не смог бы ему отказать в силу различных причин.
Оставив Нарциссу размышлять о своем смелом предложении - соглашение на которое было бы еще более смелым, если не сказать безрассудным, шагом - он повернулся к Рабастану.
- У мисс Блэк есть все данные для того, чтобы стать хорошим ритуалистом. Заметьте, я сказал хорошим, а не посредственным. Как и у вас есть предпосылки к двуручной технике боевки. Спортивно или не спортивно... Мистер Лестрейндж, вам пора перестать мыслить такими категориями. Дуэльный клуб дает лишь поверхностные навыки - а вы наверняка понимаете, что вскоре от вас - как от чистокровного волшебника из древнего рода - потребуется куда большее, - Антонин остановил на Лестрейндже внимательный взгляд, наблюдая за его реакцией - он не знал, говорил ли Рейналф с младшим сыном о целях и существовании Организации, но тянуть было нельзя - еще пара лет, и Рабастан должен будет встать под знамена Милорда вместе с прочими, чтобы последним, решительным ударом уничтожить маггловскую заразу и вернуть магию магам.

+1

24

Вспыльчивое замечание Баста несколько озадачило мисс Блэк – она привыкла видеть младшего из сыновей Рейналфа довольно сдержанным, так что впала в ступор и не сразу нашлась что ответить. Тем более что Антонин Павлович неожиданным образом предложил Нарциссе то, на что она и рассчитывать-то не могла – свои услуги как учителя и консультации знакомых ему ритуалистов. Это звучало привлекательно, очень привлекательно – не Цисси, уже несколько лет как закончившей Хогвартс, было не знать, насколько скептично настоящие ученые относятся к дилетантам, да и с наставником дело обучения ритуалам пошло бы значительно быстрее. Но всё было не так просто.
- Это большая честь, Антонин Павлович, - сказала она, своей учтивостью оттягивая момент окончательного согласия, - думаю, многие начинающие ритуалисты отдали бы что угодно за то, чтобы их первыми опытами руководил такой наставник.
Сомнения в младшей Блэк пробудили слова Долохова, обращенные к Рабастану – он явно намекал на то, что от того потребуются какие-то услуги в будущем, да ещё и боевого характера. Складывая всё вместе – легкость, с которой румын шёл на убийства, неясные слухи, ходившие в обществе, уже упомянутые намёки – вполне можно было предположить, что за свою помощь в ритуалистике Антонин Павлович потребует чего-то более веского, чем обычная благодарность взысканницы, и, возможно, не совсем законного. Хотя, с другой стороны, стоило ли этого так бояться? До сего момента все преступления мисс Блэк сходили ей с рук, да и сколько лет пройдет до того дня, когда Долохов предъявит ей счёт? Не говоря уже о том, что старый друг отца явно не походил на мужчину, который привык предлагать что-то дважды.
- Конечно, я согласна и на занятия, и на приобщение к кругу практикующих ритуалистов, - кивнула она, - надеюсь, папа не будет возражать.
Сигнус Блэк, теоретически, возражать не должен был – чем бы дитя не тешилось, но нельзя было исключать варианта, что он сочтёт эту затею дурной. Рабастан, например, явно считал, что с ритуалами Нарциссе надо завязывать и нельзя сказать, чтобы безосновательно. Оба магических обряда, которые младшая Блэк совершала на его глазах, не достигли цели и закончились едва ли не плачевно. Достаточный повод, чтобы счесть похвалу Долохова данью вежливости.
- Я, разумеется, не собираюсь в ближайшее время снова поднимать инфери и проводить какие-то сложные ритуалы, - сказала она Басту, ненавязчиво намекая на то, что учла последствия своей лжи насчёт тонких тел, - очевидно, что у меня мало для этого опыта. Но в круг я ещё войду и не раз, тем более что и Антонин Павлович считает, что у меня получается.
Сказать правду – что только практические занятия ритуалистикой ослабляют её довольно докучливую шаманскую болезнь - она не могла. Хотя бы потому, что само это словосочетание звучало дико и почти невероятно в Магической Британии. Не могла Нарцисса признаться и в том, что только эти занятия отвлекают её от почти постоянной хандры и мрачных раздумий – Лестрейндж и Долохов не были в курсе её любовных приключений, и знать им об этом было совершенно излишне. Оставалось оправдываться чистым пристрастием к науке и н истребимым духом авантюризма.
- А ты больше не хочешь быть моим ассистентом? – уточнила она осторожно и указала глазами на то, что осталось от инфери. – После этого?
Рабастана можно было понять – ещё не окончив толком Хогвартс, он уже успел два раза влезть в крупные неприятности с участием мисс Блэк и вполне мог решить, что с него хватит. В конце концов, он совсем не был обязан соглашаться с каждым её предложением, охотиться на живых мертвецов и караулить, не отошла ли она в лучший из миров, во время очередного ритуала. Они, правда, довольно неплохо сработались – как казалось Нарциссе – но откровенно говоря, роль её ассистента не отличалась ни легкостью, ни приятностью. [icon]http://s009.radikal.ru/i310/1711/8d/4187dd819f66.jpg[/icon][nick]Narcissa Black[/nick]

Отредактировано Narcissa Malfoy (27 ноября, 2017г. 13:47)

+1

25

[AVA]http://s7.uploads.ru/ih0kb.jpg[/AVA]Более чем прямой намек Долохова достиг своей цели и Лестрейндж заткнулся. Кое-что он, действительно, слышал - кое-что уже нельзя было отрицать. Его отец, его брат, сам Антонин - все они имели отношение к тому, о чем уже изредка заговаривали в гостиных и далеко не шепотом.
Какие-то убийства магглов, разговоры о захвате власти в Британии - и к этому должен иметь отношение он?
Сомнительность чести с лихвой искупалась тем, что необласканный вниманием Рабастан в словах румынского ритуалиста обнаружил намек на собственную избранность. Здесь и для Долохова он был не просто младшим сыном Рейналфа, запасным сыном на тот случай, если бы Рудольфус не дожил до зрелости или брака, а, смотри-ка, волшебником с предпосылками к специфической боевой технике и достойным доверия.
Намного позже придет ему в голову, что не будь этого чувства, он все равно сделал бы тот же выбор - запасные сыновья всегда знали, чего от них ждут.
- Как чистокровный волшебник древнего рода, - вернул Лестрейндж собеседнику его же формулировку, признавая правоту Антонина Павловича, - я сделаю все, что от меня потребуется. Благодарю за подсказку, я обдумаю возможность тренировок на левую руку.
Розье был талантлив от Мерлина, но кастовал заклятья только с правой - и наверняка мог бы оказаться не таким уж удачливым дуэлянтом, столкнувшись с магом, который придерживается не английской техники. Мысль была интересная - весьма интересная. То, что в первые минуты Лестрейндж принял за недостатки предложения Долохова - именно яркий уклон всех тактик, преподанных в Дуэльном клубе, в стандартную английскую традицию праворучной боевки - теперь становилось достоинством. Семейное честолюбие, по большей части дремавшее в Рабастане, подняло голову и очень по-рэйвенкловски уцепилось за эту мысль добиться успеха с помощью дополнительных знаний.
Видимо, и Нарцисса, хоть и заколебалось поначалу, не стала отказываться от того, что само плыло в руки. В конце концов, они отправились сюда, чтобы получить кое-какие результаты. Запланированные или нет, результаты были налицо.
Он пожал плечами на слова девушки о дальнейших экспериментах с инфери - у нее получилось поднять тело и получилось бы стать его добычей, не обратись она к Долохову. Можно ли это считать успешным экспериментом, уверен Лестрейндж не был - но и не собирался указывать Блэк, что ей делать. Из них двоих ритуалистикой собирается заниматься она, и если она считает, что сумеет примирить проведенный прошлым летом ритуал и свое участие в других ритуалах - ей, видимо, лучше знать.
А вот ее вопрос привел его в замешательство - в первую очередь, самой постановкой вопроса. То, чем они занимались вместе, не имело отношения к тому, хочет он принимать в этом участие, или нет. У них была цель - общая цель, и он вроде как до сих пор был благодарен Нарциссе, что в прошлом году она попыталась вместе с ним остановить этот неудачный брак, а не отмахнулась от него... И не отмахивалась до сих пор.
- Ритуалисту иногда нужен ассистент, я усвоил. Начинающему - тем более. Если ты будешь продолжать, я тоже буду, -  в целом, могло бы прозвучать не так мрачно, но ни обугленный рисунок на земле, ни уж тем более тело, вновь вернувшееся к своему недавнему состоянию, к открытому энтузиазму не располагали.
Лестрейндж снова обтер руки о брюки, потянулся поправить сбившийся воротник.
- Много ли условий, которые могут повлиять на ход или безопасность ритуала? Как, к примеру, обращение к магии смерти до поднятия инфери? - уточняюще спросил он уже у Долохова, чтобы хотя бы примерно представлять: каждый ли ритуал, проводимый младшей Блэк с участием другого живого существа, будет заканчиваться необходимостью его вооруженного вмешательства.

+1

26

Сомнения Нарциссы, несмотря на ее учтивость, красной нитью пробежали в ответе. Долохов ухмыльнулся в сторону, не собираясь множить опасения девочки. Не так уж часто ему попадались в Англии юные девы, пылавшие той же страстью и настолько же перспективные в выбранном увлечении, как мисс Блэк - одно ее происхождение делало ее идеальным ритуалистом, пусть путь и обещал был трудным и опасным. Доверься она соей сути, допусти магию, что текла по ее жилам, ближе - и, возможно, через полвека это Антонину смиренно просить ее о наставничестве, но она сомневалась, стоя над телом первого поднятого ею инфери.
Воистину, сестры Блэк отличались не только внешностью - видимо, в отличие от старших, Нарцисса предпочитала не принимать поспешных решений.
Ее право, и Антонин едва бы начал настаивать - он уже заподозрил, что его взысканница обладает волей куда более твердой, чем кажется на первый взгляд, да и, избирая этот путь, следует слушать лишь себя, а не сторонних советчиков, но, видимо, почувствовав, что он отступит, мисс Блэк приняла решение.
- Рад, что вы решились,  - тепло произнес Антонин Павлович, кивком принимая оговорку - он и сам не собирался действовать против воли Сигнуса, однако имел основания считать, что Сигнус примет в счет и его соображения: учитывая его собственные ритуальные практики, его дочь должна иметь что-то, чтобы защититься, если - и когда - это станет необходимым.
Так же кивком ответил он и на согласие Рабастана - тот, очевидно, роскоши позволить себе сомнения не имел. Битва за будущее, отголоски которой уже докатывались даже до Хогвартса и его несовершеннолетних воспитанников, объединит всех чистокровных, не пожелавших придать магию и традиции, и Лестрейнджи не останутся в стороне, пока жив Рейналф, поклявшийся в своем преданности Темному Лорду.
Определенно, этот визит Антонина в Англию удачен, с какой стороны не подойди. Долохов вовсе не имел ничего против усиления своего влияния на британскую аристократию, лишь отчасти имея в виду интересы Организации - с этим прекрасно справлялись те, кто учился с Томом Риддлом, а теперь заседали в Визенгамоте и занимали не последние должности в Министерстве Магии. Расчет Долохова, в общем и целом преданного делу всей своей жизни, отдавал, тем не менее, и эгоизмом: не так давно он задался целью предстать перед европейским магическим обществом человеком, искоренившим некоторые свои пороки, и на этот образ не жалел ни средств, ни сил. Его крепкое положение на Острове благотворно повлияет и на репутацию на континенте, а потому не стоило пренебрегать возможностью как можно чаще и открыто посещать Лестрейндж-Холл и резиденцию Блэков.
Предоставив молодым людям самим разбираться между собой относительно дальнейшего ассистирования юного Лестрейнджа - для ассистента тот действительно принимал инструкции в виде нерушимой истины, что могло помешать уже опытному ритуалисту в развитии своих способностей, Антонин Павлович сосредоточился на изучении повторно убиенного тела, которое уже начинало разлагаться - теперь все посмертные процессы в разы усилились, и Долохов переместился на наветренную сторону, чтобы не пропахнуть гнилостными испарениями.
Вопросы Рабастана отвлекали, но он и так почти закончил:
- О, огромное множество, мистер Лестрейндж,  - лишь чуть скрыв насмешку за корректным обращением, ответил Антонин, поднимаясь на ноги. Мальчишка желал четких инструкций и отказывался признать тот факт, что ритуалистика не сравнима с какой-нибудь нумерологией или рунологией и куда более прихотлива. - Но шаг за шагом, вы узнаете о большей части из них. Если, разумеется, не бросите мисс Блэк в одиночестве.
В общем-то, ему бы тоже этого не хотелось: по каким бы причинам Нарцисса не выбрала мальчишку в компаньоны, это свершившийся факт, а уверенность в ассистенте не даст ей поддаться панике в следующий раз, когда что-то пойдет не так.
- Итак, - Антонин вытащил из ножен волшебную палочку, убедившись, что собрал все ритуальные предметы. - Первый блин редко бывает удачным, но вы, мисс Блэк, справились неплохо для первого раза. Я переговорю с вашим отцом, а вам, мистер Лестрейндж, пришлю материал для домашнего чтения, чтобы вы имели общие представления о дополнительных условиях, нежелательных для тех или иных ритуалов. - Он снова улыбнулся обоим, но мыслями был уже далеко. - Я закончу здесь сам. Доброй ночи.
Незапланированное течение ритуала все еще не давало Долохову покоя и требовало, чтобы он разобрался с причиной излишней агрессивной активностью инфери.

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (загодя 1991) » Как приручить инфери


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC