Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Зимняя сюита

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

9 января

+1

2

Снейп захлопнул за собой дверь провинциального бара, оставляя за ней нестройный шум музыки и громких разговоров разгоряченных напитками посетителей. Пьяные магглы были до омерзения противны, ещё более тупы и невыносимы. Но почему-то именно в маггловском баре зельевару захотелось провести этот вечер. Здесь его никто не знал, не косился подозрительно и можно было позволить себе всё, что угодно. Конечно, Снейп себе ничего кроме крепких напитков не позволил, но ему и этого было достаточно. Единственный, кто мог бы его поздравить с днём рождения лично и составить компанию, был бармен. Что ж, и это достижение.
Снег редкими крупными хлопьями падал на его потёртое пальто из прошлого века, выкопанное где-то на чердаке. Он всеми силами старался походить внешне на обычного человека, хотя вряд ли ему это когда-нибудь удавалось. Даже в детстве он выглядел слишком странно, и жители городка чувствовали в нём чужого. Со временем это стало восприниматься как несомненный плюс.
Повернув с улицы к своему дому, Снейп остановился, глядя себе под ноги: ко входу вела дорожка следов. Чужих следов. Дом был ограждён от соседей чарами, кто ещё мог к нему прийти в это время и в этот день? Только безумец. Северус оглянулся на всякий случай на свои следы на снегу и сравнил с этими новыми. Определённо не его и определённо не галлюцинация. Он сжал в кармане палочку, от выпитого мысли становились гораздо ярче и безумнее. Он прищурился, идя в темноте вслед за дорожкой следов, и наткнулся взглядом на чьи-то ноги. Человеческие, уже нехорошо. Женские. Ему стало плохо, и озноб пробежал словно до самых кончиков волос.
Запахнув тонкое пальто, Снейп зябко нахохлился, хотя ему было даже жарко, и посмотрел на Миллисенту, приподняв бровь.
- Вы? – отчетливо и с явным недоумением выговорил он. Отличный подарок. Не считая того факта, что этот подарок не удосужился показаться ему на глаза за последнюю пару месяцев. Впрочем, профессор и не настаивал. Только зачем она пришла, если не хотела его видеть всё это время. И ведь нагло стоит на пути домой, тут и не выкрутиться, не пройти просто так мимо. Но Снейп всё-таки попытался. Он обошёл девушку и направился к двери, открывая, а затем снова к ней обернулся уже в прихожей, всё так же недоверчиво хмурясь, как будто он не был уверен, что перед ним стоит Миллисента. – Зачем вы пришли?

+1

3

Oh the weather outside is frightful
But the fire is so delightful
Since we've no place to go
Let it snow, let it snow, let it snow/

За считанные часы Коукворт занесло снегом. Сугробы росли с невероятной скоростью и Миллисенте приходилось переступать с места на место, чтобы не увязнуть по щиколотку в сверкающих при свете фонарей хлопьях. Она всегда любила зиму, мягкую и снежную, она будто была создана для того, что праздновать Рождество, сидеть вечерами возле камина с чашкой горячего чая и вести непринужденные беседы. Однако, здесь, в самом сердце Паучего тупика эта амфотерность не была столь праздничной и уютной. По проулку дух сильный ветер, снег с каждым порывом обдавал лицо девушки щедрой порцией снежинок, а вдали, скрипя, покачивалась единственная лампа на несколько кварталов, освещая улицу печально-тусклым светом.

Но несмотря на всю прозаичность окружения, Милли была настроена решительно и надеялась, что ей повезет. Впрочем, так и случилось, когда из-за угла появилась знакомая фигура, укутанная в непривычную маггловскую одежду. Они не виделись несколько месяцев и теперь ей вновь приходилось привыкать к внутренней дрожи волнения при его приближении. У Милс оказалось достаточно времени, чтобы все хорошо обдумать и принять для себя единственное правильное решение. Осталось лишь донести свои мысли до Снейпа и надеяться, что ей хватит терпения, чтобы осуществить задуманное.

Ответив на первый вопрос мужчины утвердительным кивком, Сента молча наблюдала за тем, как он обходит ее и направляется к двери. У него было много причин злиться на нее и она это понимала, поэтому не пыталась взять ситуацию под контроль. Она даст ему понять, что он ей нужен, что тот поцелуй объяснил ей многое и она готова ждать. Если ему это все еще интересно, девушка была уверена, он захочет ее выслушать. А если нет, что ж, она подождет, даст ему и себе еще немного времени, а затем вернется вновь.

- Чтобы увидеть вас. И поздравить с днем рождения.
Тихо и спокойно ответив, Миллисента протянула мужчине сверток из темно-синей бумаги. Она долго ломала голову над тем, что можно было преподнести Снейпу на столь личный праздник и решила руководствоваться здравым смыслом. Заказанные специальные для него перчатки из драконьей кожи, которые должны были уберечь его руки от любых последствий при опытах, показались Милс удачным решением. Полезный подарок, имеющий возможность практического применения. Даже, если профессор будет не в восторге от самой идеи дарения, содержание свертка не должно было оставить его равнодушным.

+1

4

Надо же, как просто прозвучала причина в устах Миллисенты. Снейп бы из себя такую откровенность выдавить не смог. Он медленно и как-то испуганно протянул руку, чтобы взять подарок, внимательно на него посмотрел, а потом поднял взгляд на девушку.
- Не стойте в дверях.
Северус бросил ненужное пальто в прихожей и направился в гостиную. От неожиданности ход его мыслей как-то остановился, но сейчас он снова вспомнил их последнюю встречу и, пока она разувается, бездумно начал ходить между креслами, сжимая подарочную бумагу. Так она его простила за эту глупость? Или как всё это объяснить. Он-то наивно полагал, что ревность – спутница чувства привязанности, а не повод для отстранения. Снейп остановился и приподнял подарок, демонстрируя его вошедшей девушке.
- Как вы узнали? – он так волновался и так хотел, чтобы она осталась с ним сегодня, что кидался от одной темы к другой, подогретый алкоголем. - Я поставлю чайник.
Северус скрылся на кухне, наполнил чайник водой и разорвал упаковку подарка, жадно заглядывая внутрь. Перчатка сидела на руке как влитая. И как она угадала с размером. Драконья кожа тускло блестела в неярком свете и словно согревала его замерзшие на улице пальцы. Сколько у него было за всю жизнь этих защитных перчаток, но таких дорогих не было никогда.
Профессор снял перчатку, вытащил из настенного шкафа бутылку вина, пару бокалов и вернулся к Миллисенте, уже позабыв, что собирался предложить ей только чаю. Он осторожно обошёл стол и расслабленно уселся на диване, сжимая бутылку. В голове немного шумело, какие-то нелепые слова так и просились на язык, но он ещё не настолько растерял себя.
- Вы не замерзли, пока ждали меня? - Снейп не знал, надо ли вспоминать, что они не виделись столько времени, или нужно забыть всё, что было. Иначе, конечно, он бы поинтересовался, как она жила всё это время, и с жадностью выслушал ответ.
Зельевар разлил вино по бокалам и подвинул один к Миллисенте. Она ведь знала, что нужно делать. Она даже подарок ему подарила. Глаза его до сих пор блестели, когда Снейп вспоминал, как пальцы скользнули по тёмной коже под разорванной синей бумагой. Мерлин, неужели у него настоящий день рождения с гостем и подарком.

+1

5

Облегченно выдохнув, Миллисента прошла в дом. Пытаясь скрыть слишком явную радость от того, что мужчина предложил ей войти, она проскользнула в прихожую, затем прикрывая за собой дверь. Хозяин дома прошел в гостиную, а девушка задержалась у входа, переводя дыхание. Она не спеша разулась, повесила на крючок пальто, а затем разгладила примятые верхней одеждой кружева на платье. Только после этого Булстрод осторожно прошла внутрь, невольно окунаясь в воспоминания о своем последнем прибывании здесь.

- Это было не сложно.
Ответив практически спине мужчины, Милс невольно улыбнулась. Снейп снова скрылся из виду, теперь переместившись вглубь дома. Он вел себя странным образом, но девушка была так рада находиться здесь, что не стала анализировать причины происходящего. Она так долго строила свою речь, придумывала, что именно скажет ему, с какой интонацией, но теперь, оказавшись посередине маленькой, но уютной комнаты, не могла вспомнить ни слова. Все, как обычно, пошло своим чередом и ей оставалось лишь следовать развивающимся событиям, надеясь, что у них еще будет время обсудить волнующий ее вопрос.

- Немного.
Повинуясь примеру хозяина дома, Сента присела на диван, сохраняя при этом подобающую дистанцию. Он хотел поставить чайник, а в итоге вернулся с вином и бокалами. Это было неожиданно, но Миллисента лишь в очередной раз порадовалась тому, что он находился в хорошем расположении духа. Прошло несколько месяцев и у него были все причины встретить ее холодно, с порога потребовать объяснений, но вместо этого он пригласил ее в дом и, судя по всему, был готов отпраздновать с ней свой день рождения. Девушка не понимала, чем именно руководствовался профессор в своих действиях, поэтому решила просто тихо наслаждаться благосклонностью фортуны.

Взяв бокал и задумчиво покрутив его пальцами, Сента на мгновения вновь погрузилась в воспоминания. Когда она последний раз была здесь, все шло странным чередом, ее разрывало множество противоречивых эмоций. Теперь же, все казалось таким ясным, однако, от этого не становилось более простым. Его день рождения, очередная их совместная зима и дом в Паучем тупике, в который она попала по едва уловимому, но такому дорогому праву - наверное им суждено увязнуть в потоке символичности.

- Я скучала, - тихо заметив, Миллисента подняла на мужчину мягкий спокойный взгляд и отсалютовала ему бокалом - Я внезапно осознала, что совсем ничего о вас не знаю. Наизусть могу пересказать лекции по зельеварению и перечислить на память количество ваших научных публикаций и, наверное, вспомню даже их названия. Но.. практически ничего не знаю о вашей жизни. Поэтому мне сложно с уверенностью пожелать вам что-то определенное.
Мысли путались и Миллисента на мгновение замолчала. Слова лились сами, искренне и неторопливо, впервые выражая мужчине подлинные ее мысли. Оставалось лишь набраться смелости и продолжить.
- Но я знаю точно, что каждый стремиться стать счастливым. Поэтому, желаю, и всем сердцем хочу, чтобы вы были счастливы. Чего бы это ни стоило окружающим.
Мягко усмехнувшись, Булстрод еще раз отсалютовала мужчине бокалом и сделала глоток, пряча за бокалом внезапно овладевшее ею смущение.

+1

6

Снейп не знал, что отвечать дальше после заданного им самим вопроса. Ему совсем не хотелось создавать видимость приятного разговора. А кроме того, он начал приходить в себя после первого потрясения.
Северус скрестил руки на груди, недоверчиво покосившись на девушку. Он пытался слушать её невозмутимо и отстраненно, но губы всё равно обиженно поджались. То есть она скучала. Мало того, что он поперхнулся бы на этом месте, если бы было чем, так она ещё и молчала два месяца, казалось, ради этой фразы. Он не спешил пить за своё счастье и поднял бокал, глядя на неё и делая осторожный глоток только после того, как Миллисента опустила свой. Наверное, хороший именинник должен поблагодарить за такой прекрасный и меткий тост. Но Снейп так просто на провокации не поддаётся. Не успев опустив бокал, он поспешно допил всё. Язык почувствовал себя в силах двигаться.
- Интересное наблюдение, - осторожно ответил профессор, всё ещё глядя на Миллисенту явно обиженно. Он бы даже надулся и замолчал, но праведный гнев и горечь уже начинали его терзать. – Но что же вам мешало всё это время меня увидеть?
Вопрос был задан глухо и так непривычно без едкости и претензии. Снейп отвёл взгляд, всё ещё раздумывая над словами Миллисенты. Что она хотела этим всем сказать? Чтобы он был счастлив с ней или без неё? Но разве ревность была не доказательством того, что ей не всё равно. И он, кажется, в прошлый раз недвусмысленно показал всё, что хотел. Но почему-то считал себя всё это время виноватым. И не мог забыть о содеянном. Он даже почти сказал это, но в последний момент ещё мрачнее уставился в пол.
Зельевар ничего не понимал и налил себе ещё вина. Конечно, ему это не поможет вернуть нерушимый строй мыслей, но алкоголь стирал некоторые границы и заставлял делать интересные выводы.
Она хочет что-то узнать о его  жизни и о нём? За этим она здесь? Он не помнил, чтобы кто-то использовал подобные сведения не против него. И все рассказы о себе в его представлении были больше похожи на жалобу. Но Миллисента действительно ничего о нём не знает и продолжает появляться на его пути. И дарить спокойствие как раз тогда, когда куда-то бежать уже нет сил да и не хочется. Только это почему-то Снейпа до сих ни в чём не убедило.
- Вы знаете, сколько мне лет? – Северус снова посмотрел на девушку, уже поворачиваясь к ней всем корпусом и пытливо вглядываясь в её лицо. Пусть это был очередной вопрос невпопад, но раз уж он был в состоянии сейчас хоть немного расслабиться и приоткрыть завесу скрытности, то почему бы не затронуть волнующие обоих темы.

+1

7

Наблюдая за мужчиной, уже по привычке подмечая его жесты и мимику, Миллисента пришла к внезапному для себя выводу - профессор был обижен. Почему-то в девичьей голове не возникала мысль, что на ее необоснованное отсутствие он может попросту обидеться. Она предусмотрела злость и негодование, холодность и безразличие, но упустила из виду банальную человеческую обиду. Видеть Снейпа обиженным было по меньшей мере странно, поэтому в первое мгновение девушка растерялась. Но сделав простые мыслезаключения и придя к единственному логичному выводу, она вновь обрела спокойствие и уверенность в своих силах.

- Эмоции. Которых было слишком много.
Сделав очередной глоток вина, Булстрод откинулась на спинку дивана и тихо выдохнула. Было не просто изъясняться четко, не прибегая к метафорам и намекам. К тому же, честность, которая сейчас была необходима для выяснений весьма важных вещей, обычно имела для выпускников Слизерина весьма условное значение. Она никогда не была полной и ясной, скрываясь обычно за полусмыслами. А теперь девушке предстояло не только проговорить признания в неких слабостях, но и высказать их человеку, от присутствия которого ее до сих пор сотрясала внутренняя дрожь волнения.
Наверное, ей стоило сейчас все объяснить, выложив мужчине все стадии своего осознания и приятия. Однако, глядя на профессора, сидящего так близко и выглядевшего при свете камина, среди обычных вещей, так по-домашнему, Милс передумала. Он понял ее мотивацию, она была в этом уверена, а подробности этих месяцев пусть останутся ее секретом.

Очередная порция вина приятно согрела горло. Сента слишком нервничала перед встречей с мужчиной и не смогла заставить себя поесть перед уходом. Они с отцом ужинали много часов назад и алкоголь теперь впитывался в кровь с бешеной скоростью, медленно, но верно погружая девушку в сладкий дурман опьянения. Смакуя вкус вина и оттенки собственного состояния, Булстрод на долю секунды погрузилась в собственные ощущения и упустила момент, когда Снейп развернулся к ней, оказываясь еще ближе. Замерев, она некоторое время смотрела ему в глаза, откровенно любуясь, а затем мягко улыбнулась.

- А мне необходимо об этом знать?
Миллисента в самом деле понятия не имела сколько ему лет. За все время их знакомства, ей ни разу не пришло в голову узнать его точный возраст, ибо в этом не было никакого смысла. И теперь, сидя на его диване и потягивая весьма неплохое вино из личных запасов профессора,  она искренне не понимала к чему был задан этот вопрос. Впрочем, спустя еще один небольшой глоток к ней пришло осознание, что может он имел ввиду разницу в их возрасте. Почему-то мысль о том, что мужчина может испытывать по отношению к ней более откровенные чувства, чем дружеская симпатия, никак не хотела укладываться в голове. Тот поцелуй красноречиво продемонстрировал его мнение по этому поводу, однако, поверить в реальность этого было желанно и страшно одновременно.

-Вы однозначно младше Макгонагалл,  - ответ был подтвержден очередным салютованием в сторону именинника - Как по мне, так этого знания вполне достаточно.
Милс не была готова к обсуждению их личных отношений. Она едва поверила, что профессор заинтересован в ней не меньше, чем она в нем, поэтому перейти сразу к разговорам о чувствах и форматах, в которые те вписываются или нет, было бы уже слишком. Тем более вопрос возраста ее интересовал в последнюю очередь. А в данный момент ее больше заботила близость мужчины, назойливое воспоминание ощущения его губ на своих и действие вина, которое расслабляло не на шутку, даря не только свободу мыслей, но и поступков.

+1

8

Северус удовлетворённо кивнул на ответ Миллисенты. Определённо предусмотрительно было с её стороны оградить его от своих эмоций. Но целых два месяца... Снейп всё ещё был недоволен. Конечно, он и сам слишком поспешно ретировался и не пытался выйти на связь, но себя понять ему было гораздо проще. И оправдать.
«Хороших хотя бы?» - хотел кисло спросить профессор, но обнаружил себя в который раз на диване вместе с Миллисентой. Ответ напрашивался сам собой. Он поставил бокал на колено, придерживая его. Вопрос девушки был таким наивным, что и самому зельевару на мгновение показалось, что это и в самом деле не имеет значения. И не станет же он её убеждать, что она неправа. Но она быстро пришла в себя и продолжила. Он не сразу распознал подобие шутки и задумчиво почесал бокалом подбородок. На коже осталась крохотная капля вина.
- Просто у меня сегодня день рождения, - сдавшись, пробормотал Снейп, пытаясь хоть как-то объяснить свой вопрос. Пожалуй, он в этом не признавался после окончания Хогвартса ни одной живой душе.
Хотелось растянуться прямо на этом диване, в уютном тепле, забыть о том, что было и что будет. Знать, что все страхи напрасны. А может быть, Миллисента просто ещё не до конца осознала весь масштаб затрагиваемой Снейпом проблемы? Нет, она всегда была неглупой девушкой. Но позволила себе согласиться на свадьбу с каким-то хлыщом. Впрочем, нет, она же вспомнила о нём сегодня. И в прошлый раз не забывала. И в позапрошлый, и… Кажется, он что-то проглядел. А ведь всегда считал себя таким проницательным, был таким успешным шпионом.
Северус прижался боком к спинке дивана, потирая ладонью лоб со вздохом. Все их предыдущие столкновения он теперь разбирал с совсем новой стороны. Он поднял на Миллисенту спокойный, даже тёплый взгляд. В голове крутились сотни фраз от горького «Я такой дурак» до полного гордости собой и романтичного «А я сохранил все ваши письма».
Его уже неконтролируемый бокал накренился, и напиток вылился на мужчину. Снейп невозмутимо допил остатки и только тогда посмотрел на пропитанную вином мокрую ткань рубашки. Однако продолжил, словно ничего и не произошло.
- Весьма лестное сравнение, - зельевар сосредоточенно расстёгивал пуговицы, которые в полумраке с трудом поддавались лениво двигающимся пальцам. Мокрая ткань была приятно прохладной, и он как будто не хотел с ней расставаться. А уж существование волшебной палочки и вовсе отошло на второй план. Место разума заняли ощущения, и они были так непривычны и хороши. Снейп остановился на половине и снова посмотрел на Миллисенту. Волнение скрутилось в желудке и развернулось, охватывая его теплом.
– И замечательный тост. Вы в какой-то мере правы… - мысли в голове сами продолжали за него фразы, строили какие-то умозаключения, успешно и без зазрения совести перескакивали с одного на другое, заставляя его пропускать нужные слова и, кажется, краснеть от очередного приступа желания повторить свой коронный номер на Хеллуин. – И лаборатория… без вас.

+1

9

- Я знаю... - мягко заметив, Миллисента с явным интересом вгляделась в лицо мужчины. Она поздравила его с днем рождения, подарила подарок, а он, словно забыв о причине ее появления, вновь напоминал ей об этом. Это было странно и нелогично. Расслабленность мужчины и спонтанность его различных действий привели девушку к пониманию, что профессор вел себя необычно потому что находился в неком состоянии, которое ей до сего момента не приходилось наблюдать. Вновь сложив в уме несложную мозаику из возможных вариантов, Милс пришла к выводу, что мужчина был уже не совсем трезв.

Впрочем, когда красная жидкость алым цветком распустилась на белоснежной рубашке профессора, Булстрод резко ощутила степень собственного опьянения. И если капелька на подбородке мужчины вызывала в ней еще контролируемое желание стереть ее едва ощутимым поцелуем, то испорченная ткань вызывала совсем иные эмоции. Еще к ним примешивалось удивление, ибо Снейп, будто не замечая произошедшего, спокойно допивал вино из только что оброненного на себя бокала. Однако, откровенно говоря, Сенте было уже все равно, что весь их разговор шел не по ее плану и что профессор вел себя весьма подозрительно, в данный момент ее занимала лишь борьба с самой с собой. Прильнуть, коснуться и снова ощутить тот сумасшедший жар, который охватил ее тогда на балу после поцелуя - это были  единственные стремления, которыми девушка могла сейчас руководствоваться. Еще этот почти нежный взгляд мужчины, его буквально преступная близость...Миллисента была готова зарычать от бессилия перед искушением.

-Это вы про счастье?.. - губы двигались сами, Булстрод вряд ли понимала, что именного говорит, просто машинально складывая буквы в слова, в то время как все ее внимание было сконцентрировано на пальцах мужчины, неторопливо расстегивающих пуговицы на рубашке. Словно околдованная этим действием, Милс, не отрывая взгляда, допила свое вино и поставила бокал на столик, продолжая наблюдать. В комнате мгновенно стало слишком жарко, и ей пришлось тихо выдохнуть, чтобы привыкнуть к новым и сильным ощущениям.

- Надеюсь, вы не унесли из нее мои книги? Я намерена вернуться.
Больше не имея сил сдерживать желание хотя бы коснуться мужчины, Миллисента взяла его руку и, положив себе на колено, принялась расстегивать запонку на манжете. Он испортил рубашку и вряд ли имело смысл продолжать сидеть в мокрой ткани, но почему-то Снейп не особенно спешил что-то с этим сделать. А для девушки в данный момент это было просто необходимо, ибо, чем скорее он переоденется, тем быстрее она сможет вернуть себе хотя бы отчасти ясность мысли и они продолжат разговор. Впрочем, как оказалось, прикосновения к коже профессора лишь распаляли чувства и фантазию, из-за чего становилось невыносимо трудно дышать.

- И остаться...
Будучи слишком смущенной, чтобы посмотреть мужчине в глаза, Миллисента бережно сжала в ладони запонки, а пальцами другой руки скользнула по его запястью. Слова и мысли путались. В уютной полутьме гостиной почему-то каждое произнесенное слово повисало в воздухе неестественно. И несмотря на то, что им было о чем поговорить и действительно стоило обсудить важные вещи, говорить об этом вслух совсем не хотелось. Она держала его руку, каждой клеточкой своего тела ощущая его пульс, каждый удар его сердца отдавался в ее груди сладкой болью нетерпения, и было просто невозможно подобрать подходящие слова, чтобы описать все происходящее. Тот поцелуй что-то изменил между ними. Он словно сломал ту проклятую стену, о которую они бились и теперь оставалось лишь набраться смелости и сделать долгожданный шаг навстречу друг другу.

+1

10

- Что? Нет, - Снейп нахмурился и рассеянно и сонно моргнул. Он вообще обходил стороной тему счастья, считал это чем-то эфемерным и безосновательно раскрученным в мировой культуре. Что вообще за сентиментальная тема, в этом доме и так сегодня слишком много чувствительности. Но раскрывать смысл своих слов Северус не спешил. Он и так обычно не стремился быть многословным, а сейчас и вовсе было сложно выдавить из себя лишнюю осознанную и согласованную фразу.
Снейп помотал отрицательно головой, подтверждая, что всё это время надеялся на возвращение Миллисенты в лабораторию, и уставился на свою руку на колене девушки. Это было так откровенно и так неожиданно. Он поднял несколько озадаченный взгляд на девушку, снова опустил его на свою руку и наконец выдохнул. Такие почти невинные прикосновения оказались для него тяжелее, чем казалось. Но с другой стороны, они именно этого и добивались, кажется.
Прилипшая к телу ткань начала уже вызывать неприятные пробежки мурашек. Снейп медленно освободил руку, расстегнул оставшиеся пуговицы и осмотрелся вокруг. Он никогда не был сторонником излишнего оголения, но переодеться в гостиной было не во что, а подниматься наверх за рубашкой значило с большой долей вероятности так и остаться там. Впрочем, какая уже разница. Затуманенный разум перестал сопротивляться, профессор расправил рубашку на спинке дивана и обнял одной рукой Миллисенту. Уж это он себе позволить может теперь.
- Останьтесь, - согласился зельевар, забирая у неё запонки и засовывая их в карман. Он ощущал себя непривычно свободным. То ли от дурманящего опьянения, то ли от того, что почти все точки над i сегодня были наконец расставлены. Он ещё немного подумал и повернулся к девушке, разглядывая её так неожиданно близко. – А вы? Вы счастливы?
Северус не хотел услышать что-то особенное, но он чувствовал, что эта тема для неё будет приятна. Почему бы не сделать ей что-то приятное вместо вечных претензий и отталкиваний. Почему бы не забыться на время, разве сегодня не особенный день. И Снейп забылся.

Он начал приходить в себя медленно, мучительно, с диким желанием окунуться в бочку с водой и выпить её до дна. Простынь как будто царапала кожу, от кончиков пальцев поднимался озноб. Снейп прижался спиной к чему-то тёплому. Вот оно, его спасение. Он перевернулся и прижался теснее в полусне, обнимая эту непонятную субстанцию. Ещё несколько минут Северус так нежился, пока не разлепил с трудом глаза. Он с ужасом уставился на спящую в его объятиях Миллисенту. Это, конечно, было замечательно, но профессор был к такому не готов. Он отвернулся обратно, едва дыша и ощупывая себя: наполовину раздет.
- Чёрт возьми, - практически одними губами прошептал мужчина и буквально сорвался с места, поднимаясь. Он взглянул на часы: раннее утро. И обернулся к девушке. Она всё ещё спала. Снейп бесшумно прокрался к двери спальни и ещё раз на неё посмотрел, убеждаясь, что его побег остался незамеченным.
Рубашка в каких-то пятнах обнаружилась в гостиной, Северус с трудом припомнил, как облился вином и почему-то её снял. Очень странно. Он уже жадно захлебывался водой из чайника, который набрал вчера, когда начал вспоминать вчерашний вечер с самого начала. И в чём он только появился перед ней, в каком-то чудовищном пальто, пьяный и весь в снегу. Как последний маггл. Северус с металлическим стуком вернул чайник на плиту и взял в руки забытый вчера на кухне подарок. Хорошая плата за ночь с профессором. Он положил перчатки рядом с рубашкой и в отчаянии спустился в подвал. Если он немедленно не вспомнит, как они оба оказались в его спальне, то непременно воспользуется самым токсичным ядом из своих запасов.
Снейп поднялся обратно с омутом памяти и принялся торопливо скидывать в него всё, что всплывало в голове. Он надеялся, что многогранная человеческая память сохранила гораздо больше, чем он сейчас мог вспомнить со своей начинающейся головной болью. Зельевар окунулся в омут и оказался в своей гостиной. Сколько он сейчас подмечал деталей… Вот они сидят, кажется, целую вечность, и Миллисента держит его руку, не осмеливаясь взглянуть на него. Но что он делает дальше. Какая вызывающая картина.
- Мерлин, Северус… - едва слышно вырывается у него с ужасом, когда он смотрит на самого себя.

+1

11

Миллисента почувствовала, что профессора нет рядом. Сон медленно, но верно спадал, возвращая ее в реальность. Прохлада остывшего за ночь дома заставляла неприятно ежиться, пытаясь найти укрытие. Приоткрыв глаза и убедившись, что Снейпа действительно нет поблизости, девушка завернулась в покрывало.

Мысли о вчерашнем вечере медленно всплывали в сознании, возвращая к пережитому. Она шла к нему мириться, серьезно поговорить, а в итоге уснула рядом. Впрочем, она была не виновата в том, что мужчина к ее приходу уже достаточно выпил для того, чтобы отправиться в спальню за сухой рубашкой и отключиться, едва присев на кровать. Конечно, Милс могла оставить его и вернуться домой, но ощущение неудовлетворенности от краткого разговора, заставило ее перешагнуть черту.
Лежа рядом с профессором, она долго не могла уснуть. Наблюдая, как тот мирно спит, наверняка, блуждая по лабиринтам своих сновидений, она впервые имела возможность любоваться им, не боясь быть застигнутой врасплох острым взглядом темных глаз.
Решившись в итоге остаться, ведь ей было дано на это словесное разрешение, она так и уснула, сжимая его пальцы.

Утро явно оказалось не таким приятным, как прошлый вечер. Было холодно, через окно проникал непростительно яркий свет солнца и Снейпа слишком долго не было рядом. Немного понежившись в сонливости и согревшись, девушка нехотя поднялась с кровати. Укутавшись в тонкое покрывало, она отправилась на поиски хозяина дома.
Профессор нашелся в гостиной. Только глядя на перепуганного мужчину, Миллисента осознала, как наверное недвусмысленно выглядела для него ситуация. И теперь, наверняка прибывая в ужасе, он пытался воскресить память о вчерашнем.

- Жалеете?
Не собираясь уточнять о чем именно, Сента остановилась в проеме двери, опираясь плечом о косяк. Снейп выглядел растерянным, но девушка не собиралась облегчать ему задачу сразу. Она конечно могла обозначить, что ничего страшного не произошло, однако возможность узнать, как он отреагирует на ее намек оказалась весьма соблазнительной.

+1

12

Снейп не долго любуется на самого себя. Он так близко к Миллисенте, что уже почти уверен, что сейчас станет свидетелем очередного поцелуя. Большой шаг для маленького человека. Но он вчерашний что-то спрашивает, слова звучат путано и размыто, воспоминание обрывается. В следующий момент он уже перед дверью собственной спальни, устало что-то ищет взглядом. Снова темнота. Снейп терпеливо ждёт, есть ли что-то ещё, не может не быть. Его глаза резко открываются, он сжимает сильнее пальцы уже спящей девушки и утыкается носом ей в волосы. Больше в омуте ничего нет. Северус не знает, случайно ли он проснулся и мозг зафиксировал увиденное или это отрывок большего воспоминания. Он хватается рукой за голову и вздыхает ровно в тот момент, когда слышит вопрос Миллисенты.
Вздрогнув, он встряхнул головой, морщась от боли, схватил с дивана грязную рубашку и поспешно натянул её на себя, запахиваясь. И лишь после этого повернулся к девушке. За всё это время она не рассеялась в воздухе и оказалась вполне реальной. С одной стороны, она должна сейчас сидеть рядом и медленно просыпаться вместе с ним. А с другой, эта дистанция дала ему прийти в себя. Северус медленно выпрямился. Она не должна его видеть таким, хватило вчерашнего пьяного вечера. Сжимая перчатки, он крестил на груди руки и попытался выглядеть как всегда невозмутимо. Он же профессор Снейп, гроза подземелий, мрачный, неприступный… Мерлин, кого он обманывает. На что она намекает и какой ответ будет приличным?
- Жалею о чём? – осторожно ответил мужчина, явно готовый уже слышать даже самое худшее, главное, пролить свет хоть на что-то из вчерашних происшествий. Он не собирался так быстро признаваться, что не помнит практически ничего и его это пугает, но рано или поздно ему это сделать придётся. Не хотелось бы, чтобы опять возникло какое-то недопонимание, которого и так всегда было в избытке. Хотя стоящий перед ним омут памяти весьма красноречиво выдавал терзания хозяина дома. Снейп опустил взгляд на плавающие отрывки воспоминаний, как будто первый раз видел это всё перед собой, и снова посмотрел на девушку, прижимая рубашку к телу плотнее.
- Сядьте. Пожалуйста. Сюда, - слова давались ещё труднее, чем вчера, когда он её увидел на пороге дома. Казалось бы, он не должен уже ничего бояться, всё вполне закономерно, но как-то это всё было неправильно. И он потерял впечатления о хорошем вечере с Миллисентой, вечере, который был одним из немногих выдающихся вечеров в его жизни. Отпраздновал день рождения на широкую ногу… Снейп ещё раз вздохнул, облизнулся и как ни в чём не бывало поинтересовался будничным тоном, - Так… Как вам вчерашний вечер?
Сердце остановилось и гулко болезненно бухнуло в груди, как бы мстя за слабость и нерешительность, которые не позволяли признаться в собственном бессилии и попросить помощь.

+1

13

Наблюдая за терзаниями мужчины, Миллисента невольно мягко улыбнулась. Каким же беззащитным он казался сейчас. Человек, которого не страшила боль и любая опасность, прибывал в растерянности от того, что, по видимому, не мог вспомнить все произошедшее - в этом несомненно было в что-то трогательное.

Сента специально проигнорировала омут, который, переливаясь красивыми бликами, находился посередине комнаты. Привычка не лезть в личные дела Снейпа уже настолько въелась в ее поведение, что даже природное женское любопытство удавалось усмирить без особых проблем. Однако, сейчас ей были прекрасно известны причины его столь странного поведения, оставалось лишь достоверно сыграть свое отношение к происходящему.

- Вечер был прекрасным. Вы очень радушный хозяин.
Устроившись на диване, как и попросил мужчина, Булстрод подняла на него мягкий взгляд. Если вчера она немного расстроилась из-за того, что вечер окончился так быстро, то теперь была этому даже рада. Было бы весьма печально, если их отношения приняли новый оборот, но профессор не смог бы на утро ничего вспомнить. Это могло выглядеть почти оскорблением. Жаль, она поздно поняла, что он пьян и все же отпустила его наверх, ситуация могла сложиться немного иначе.

- Вы так и не нашли чистую рубашку.
Указав на испачканную ткань, которую Снейп прижимал к груди, Сента не удержала улыбки. Ситуация не была смешной и мужчина выглядел весьма достойно, но почему-то происходящее доставляло девушке радость. Наверное, дело было в том, что ее не прогоняли, они не ругались и вообще было ощущение, что ей официально вручили право находиться здесь. Ведь ее не спросили, как она оказалась в его спальне и почему до сих пор здесь бродит в его пледе, мужчина лишь хотел узнать прошло ли все благополучно и он явно заслужил получить ответ. Придя к подобному выводу и еще больше смягчившись, Миллисента все же решила проявить милосердие.

- Я могу показать, если хотите.
С совершенно спокойным видом, она подошла к омуту и на мгновение склонилась над ним, всматриваясь в туманные разводы. Было волнительно находиться рядом с источником неиссякаемой информации о самом замкнутом человеке, которого она когда-либо знала. Где-то внутри предательски кольнуло желание варварски окунуться в чужие воспоминания или же поменять их на свои собственные, но здравый рассудок быстро расставил приоритеты по местам.
- Впрочем, омут не обязателен...вы можете и сами.
Осторожно обойдя журнальный столик, который до сих пор разделял их, Милс приблизилась к мужчине. При использовании легилименции не имело смысла приближаться к друг другу, но ей очень хотелось сейчас оказаться к Снейпу как можно ближе. Остановившись почти на почтительном расстоянии, она перехватила поудобнее плед и спрятала под теплую ткань оголенные плечи.
- Только не заблудитесь...

+2

14

Радушный хозяин. Снейп – радушный хозяин. Такой анекдот пришёлся бы по душе всей магической Британии. Но нет, Миллисента не шутила. И даже, кажется, не намекала ни на что. Хотя как он мог верно это оценить, когда каждый, даже  малейший поворот головы отдавался внутри черепной коробки новым взрывом боли. Но подозрения, что под радушием Миллисента подразумевает нечто определённое, Северуса не покидали. Особенно после того, что он увидел в своих воспоминаниях.
Профессор хмуро и несмотря на утренние часы уже устало посмотрел на девушку с вымученным сомнением. Ещё эта проклятая рубашка. Он быстро расправил пальцами перчатки, которые она ему вчера подарила, закрывая ими пятно.
- Я её и не искал, - в привычной грубой манере отозвался Снейп, не понимая, к чему она клонит. Ну да, он сидит перед утончённой молодой аристократкой с похмельем, щетиной и в грязной рубашке. Это выходные, а иногда и будни Северуса Снейпа. Хорошо, что она не знает школьной шутки про его подштанники, а то бы он сгорел от стыда на месте вместе со своим домом и всем Паучьим тупиком. Но Миллисенту всё устраивало, пожалуй, единственную из ныне живущих всё устраивало в Снейпе. Она уютно куталась в плед, уверенно передвигалась по его дому, даже улыбалась в его присутствии. Северус, в доме и жизни которого женщины отродясь на такое время давно не задерживались, не учуял в этом подвоха по неопытности.
Когда Миллисента склонилась над Омутом, казалось, все мучения должны были окончиться в ближайшее время. Как хорошо, когда тебя понимают без слов. Но это обманчивое спокойствие его быстро покинуло. Снейп выронил перчатки и, чтобы как-то скрыть своё замешательство, начал торопливо застёгивать рубашку, глядя на пуговицы, как будто перед ним не стояла молодая женщина. Теперь Северус не понимал, от чего же именно его так мутит, пульсирующая головная боль почти переросла в нервную дрожь от озноба.
Сколько раз он думал о том, что прочтение мыслей Миллисенты сделает их общение гораздо проще, но сейчас это ему в очередной раз не казалось хорошей идеей. Особенно пугало это проявление доверия. Легилименция – это не просто попытка поделиться мыслями, всё это можно сделать и на словах. Это значило разрешение впустить внутрь себя, дать право распоряжаться личным и самым сокровенным. Но иного пути Миллисента Снейпу не предоставляла. О, женщины, имя вам коварство.
- Вы уверены? – Северус с надеждой поднял взгляд на девушку. Конечно, он знал, что Миллисента не стала бы предлагать такой радикальный метод, не будучи уверенной в себе и в нём самом. Однако Снейп в себе сомневался. Для него легилименция всегда была в первую очередь оружием, он не знал, сможет ли вовремя остановиться, сможет ли она его вытолкать вовремя. Казалось, каждая новая встреча с Миллисентой будет становиться испытанием. – Хорошо, тогда вспомните вчерашний день. Начиная вот с этого.
Профессор положил ладонь на пятна от вина на рубашке и всмотрелся в глаза девушки. Ему не нужна палочка, когда его готовы впустить по собственному желанию. Только терпение и осторожность. Снейп аккуратно, словно переходя реку вброд, погружался в мысли Миллисенты, ему казалось преступлением сделать шаг в сторону или где-то поторопить её. Странное ощущение тепла охватило его после обдавшего холодом страха от её предложения. Это было тепло его гостиной и вина.

+1

15

В камине уютно потрескивал огонь, наполняя комнату теплом и приятным приглушенным светом. Миллисента, до этого продрогшая на пороге дома профессора, уже успела согреться и чувствовала себя теперь намного уверенней. Вино и радушный прием воодушевили ее, придавая сил. Девушка настолько плавно погрузилась в собственные воспоминания, что сначала и вовсе не осознала уход от реальности. Будто утро еще не наступало, а они с мужчиной продолжали сидеть в гостиной и говорить о важном.

Но вот, бокал вновь наклоняется и выплескивает алую жидкость на белоснежную рубашку. Разговор продолжает идти своим чередом, только возникают еще прикосновения и слишком откровенные взгляды со стороны Булстрод. Видя всю сцену со стороны, Милс прикусила губу, испытывая явное смущение. Одно дело идти на поводу сиюминутных желаний, а совершенно другое пересматривать произошедшее уже рассуждая здраво. Не желая демонстрировать Снейпу в очередной раз свои чувства, девушка сделала небольшое усилие и при помощи ассоциативности происходящего, прогнала воспоминания на несколько минут вперед.

Извинившись, профессор поднялся и направился наверх, явно желая переодеться. Сента отчетливо помнила, как расстроилась и порадовалась этому одновременно. Было жаль, что ее лишили столь пикантного вида, однако  это лишало ее возможности нормально мыслить и превращало их общение в странные обрывки фраз. Она была уверена, что как только мужчина вернется, они смогут продолжить интересующую их обоих тему. Однако, время шло, а Снейп не спешил возвращаться к гостье.

Прождав примерно пол часа, Миллисента поднялась с дивана и пройдя к лестнице, осторожно позвала мужчину. Тишина. Еще несколько тщетных попыток и перед Булстрод встала серьезная дилемма. Она могла уйти, решив, что хозяин больше не в состоянии общаться. Могла остаться в гостиной и, уютно устроившись возле камина подождать, пока Снейп не вспомнит о ее существовании. Но был еще один вариант, который очень соблазнительно и настойчиво крутился в голове: подняться и проверить все ли с профессором в порядке. Конечно, она понимала, что все это уловки, и ею движет в первую очередь совсем не забота о его самочувствии. Милс вновь внимательно взглянула на себя в прошлом и отметила, что боролась с соблазном довольно долго. Она топталась у лестнице в нерешительности, но затем ее взгляд приобрел решимость. Расправив платье и блузку, она на цыпочках преодолела лестницу, останавливаясь на пороге спальни.

Внезапно собственные воспоминания о произошедшем дальше всплыли в воображении Миллисенты, вклиниваясь в те, что вызывал профессор. Из-за этого то, что она гнала из мыслей, начало повторяться перед ее взором и взором Снейпа снова и снова, будто пленку поставили на бесконечный повтор определенного отрезка. Она уже в комнате, сначала смотрит, как мужчина мирно спит. Затем она заботливо устраивает его поудобнее и присаживается рядом. Сента уверена в том, что он  достаточно пьян, чтобы забыться крепким сном, поэтому откровенно любуется им, позволяя кончикам пальцев скользить по его рукам, плечам и шее.  На мгновение девичьи пальцы вздрагивают, уловив в ямочке между ключицами пульс профессора. Казалось бы совсем невинные манипуляции, но даже Миллисента была поражена тем, с какой любовью и нежностью она смотрела на спящего мужчину. Спустя мгновение она уже ложится рядом, оставаясь на почтительном расстоянии, и через некоторое время тоже погружается в сон.  Затем она вновь касается его рук и все вновь повторяется, вгоняя Булстрод в ступор.

- Как это исправить? - вслух возмущается она, пытаясь перенаправить поток воспоминаний. Она пытается вновь создать скачек по времени, но тут же наталкивается на сдерживающую силу. Ощущение того, что она находится в тисках, вызывает на мгновение страх и желание немедленно вырваться. - Хватит... - надеясь, что для того, чтобы мужчина остановился хватит одного ее слова, девушка замерла в ожидании. Но вспоминания вновь повторялись, а гнетущее ощущение лишь возрастало. Собравшись с силами, она постаралась выстроить ментальную защиту, но добилась лишь того, что смогла выпихнуть профессора именно из этих воспоминаний. Голова резко закружилась и перед глазами стали проноситься обрывки ее более ранних воспоминаний: ссора с отцом, ее первая встреча с деканом на первом курсе, ее слезы в танцевальном зале, их дуэль... Мозг, видимо, выудил в данный момент ее самую яркую ассоциацию и стал услужливо подбрасывать отменную подборку.

- Хватит, профессор! - зажав ладонями голову, Милс зажмурилась, пытаясь изо всех сил перекрывать доступ к личным воспоминаниям, надеясь, что мужчина остановиться прежде, чем причинит ей боль.

+1

16

Северус снова словно почувствовал, как вино не успевает стечь тонкой струйкой по коже и впитывается в рубашку. Он уже приготовился опять смотреть на эти последние минуты, которые остались в его памяти. Разгадка близко. Вот сейчас он должен опомниться и как всегда пойти на попятную или окончательно расслабиться. Но Миллисента лишает его подробностей, а Снейп пользоваться своим преимуществом и мастерством всё так же не собирается. Вернее, просто не может, эта мысль ему претит.
Пока он продолжает смотреть на воспоминания Миллисенты, словно по маггловскому телевизору, к нему закрадывается подозрение. Зачем она намеренно скрыла от него кусок вечера на диване? Неужели он или она сделали нечто неподобающее, что она теперь стыдится ему показать? Но Снейп не заставляет её вернуться туда, потому что перед его взором девушка уже поднимается наверх.
Северус с облегчением видит себя мирно спящего на кровати. Вслед за этим он даже чувствует лёгкий укол стыда: это совсем не похоже на поведение радушного хозяина. Но Миллисента совсем не кажется расстроенной, скорее наоборот. Снейп готов прервать ментальную связь, он узнал всё, что хотел. Но продолжение буквально заставляет его остаться. Зельевар с сожалением жадно наблюдает за действиями Миллисенты. Как он мог напиться и пропустить это, не помнить ровным счётом ничего. А может быть, это и к лучшему, ведь он бы обязательно отругал её за эти действия. Снейп хочет видеть это снова. И всё повторяется. Он страшно доволен, единственный зритель в этом кинотеатре, где Миллисента снова и снова его так трогательно касается и охраняет его сон.
Однако ей, похоже, это не приносит такого наслаждения. Северус вспоминает, что собирался отдать бразды правления Миллисенте в её собственном сознании, поддаётся нехотя на её вялые пинки окклюменции. Но в её голове слишком много профессора. Он вспоминает вместе с ней их встречи с самого первого курса её обучения в Хогвартсе, и отводит взгляд. Ему гораздо дороже свои собственные воспоминания о том, что происходило с ними после её выпускного. Но Миллисента, кажется, продолжает по инерции вспоминать всё, и Снейпу кажется из-за её реакции, что неприятного там больше, чем хорошего.
Он поднимается и осторожно опускает её руки, затем уже более нерешительно плотнее закутывает в плед и не отпускает его края, наоборот ещё сильнее сжимая пальцы.
- Это была не самая хорошая идея, - пытается утешить девушку профессор. Он сам ещё не понял, какие чувства кроме облегчения у него вызывает увиденное, поэтому кажется по-прежнему потерянным, смятённым и даже несколько отстранённым. Снейп заглядывает через её плечо в омут, где всё ещё переливаются серебристые медузы его отрывочных и жалких по сравнению с её воспоминаний. Он бы никогда не отважился на такой шаг, это, пожалуй, было страшнее вероятности проникновения в его сознание Тёмного Лорда. – Спасибо за вашу смелость.
Зельевар разглядывает её плечи и медленно разжимает пальцы. До него наконец доходит увиденное. Разве этот взгляд не обязывает его едва ли не больше, чем то, что всё-таки не произошло в спальне, хвала Мерлину? И пусть он ничего не помнит, но это лучший день рождения в его жизни. Снейп высвобождает руку Миллисенты, подносит к губам, мягко касаясь пальцев, и неловко отпускает, по-прежнему не глядя на неё.
- Я сейчас вернусь, - бормочет он и спешно ретируется из гостиной, левитируя перед собой омут и украдкой ощупывая мешки под глазами.

+1

17

Ворох воспоминает блекнет и Миллисента медленно выплывает в реальность. Руки профессора, сжимающие ее плечи, помогают быстрее прийти в себя и вновь ощутить почву под ногами. Она полностью доверяла этому человеку и вполне могла позволить ему понаблюдать любые свои воспоминания, однако, по ее мнению, сейчас было не самое подходящее время для подобных откровений. Однако, ее реакция оказалась более эмоциональной, чем бы ей хотелось и растерянный вид Снейпа она приняла за озадаченность. Надо было срочно донести до мужчины, что все в порядке и она ни о чем не сожалеет.

- Все в порядке. Просто ощущение странное...и я испугалась.

Легкое прикосновение губ к ее пальцам и казалось Милс на мгновение забыла, как дышать. Неожиданное проявление чувств совершенно сбило ее с толку. Глядя на мужчину пораженным взглядом, она лишь согласно кивнула на его "Я сейчас вернусь" и внезапно поняла, что слишком часто слышит из его уст эту фразу. Но, как показывала практика, когда он произносил ее, а затем исчезал на некоторое время, дальше все шло прекрасно, и это не могло не радовать.

Вновь оставшись в одиночестве, Сента решила на этот раз не тратить время впустую. Решительно отыскав в доме кухню, она приступила к приготовлению завтрака. Конечно в готовке она совершенно не смыслила, однако, много читала об этом и была уверена, что наверняка сможет воспроизвести что-то по памяти. Отыскав нужную посуду, девушка погрузилась в готовку. Лишь на мгновение, когда она перемазала себя сырым яйцом, а затем оставила на столе кляксу из персикового варенья, Булстрод осознала, что собственно делает. Может и правы некоторые философы, называющие любовь болезнью, ведь она побуждает людей временами совершать совершенно абсурдные поступки. Вот например Миллисента стояла посредине кухни и своими руками пыталась сварганить что-нибудь съедобное. Скажи кому, не поверят.

+1

18

Снейп вернул себе бесполезные воспоминания и ясность мысли, опустошив в подвале пару флаконов с зельями. Ему стало значительно лучше, до такой степени, что он даже несильно испугался того, что сделал минуту назад. Оставалось найти наконец злополучную чистую рубашку и побриться.
В гостиной Снейп вновь появился весь в чёрном, исчезнувшие напряжение и боль разгладили на его лице пару морщин, и он стал похож на обычного не выспавшегося человека. Но Миллисенты, которая должна была заметить эти разительные перемены, на месте не оказалось. На кухне послышалось какое-то движение, и Северус не поверил своим ушам. Он ещё мог понять, когда там хозяйничал упитанный Петтигрю, но девушка, которой с рождения всё преподносили в наилучшем виде на обеденный стол?.. Зельевар забеспокоился то ли за сохранность кухни, то ли девушки.
Он заглянул внутрь, не зная, стоит ли вмешиваться. Как ни странно, тут царил приятный запах поджаренного хлеба, а не чад сгоревшего завтрака. Есть ему на самом деле не слишком хотелось даже после устранения неприятных симптомов вчерашнего увеселительного распития спиртных напитков, но отказаться от завтрака самой Миллисенты Булстрод было бы настоящим преступлением.
- Вам помочь что-нибудь найти? – Снейп вспомнил, что является тут хозяином, а Миллисента явно нечастый гость на кухне. Он посмотрел с подозрением на яйца и сковороду на плите, но ничего не сказал. Ведь худшее, что могло произойти – яичница – уже случилось. Он стёр салфеткой сладкое пятно на столе, недовольно поджав губы, как будто тут была его священная лаборатория, со вздохом вытер другой салфеткой перепачканную девушку, попутно вспоминая, как они отмывались после первого эксперимента в Хогвартсе осенью, и достал из настенного шкафа молотый кофе.
Отвернувшись от плиты, Снейп расставил на обеденном столе посуду, то и дело обеспокоено оборачиваясь назад, как будто кухня должна была с минуту на минуту взлететь на воздух. Всё происходящее было слишком необычно в жизни профессора, но хотя бы это он сможет запомнить во всех подробностях. Даже эту ненавистную яичницу, которую ему придётся на эти полчаса полюбить. Наконец Северус не выдержал.
- И часто вы готовите?

+1

19

- Я ведь могу счесть это оскорблением, - тихо усмехнувшись, Миллисента наконец-то покончила с готовкой, чувствуя явное умственное перенапряжение. Все оказалось намного сложнее, чем она представляла. Немного напоминало зельеварение, но с ингредиентами, свойства которых были очень сомнительными. - Я готовлю впервые, поэтому не отвечаю за вкус.

Разложив по тарелкам яичницу и отсервировав тосты по всем правилам английского завтрака, Булстрод села за стол. Совершенно довольная собой и своими способностями преодолевать отсутствие практических навыков, она выпрямила спину и замерла, в ожидании того, что мужчина продолжит манипуляции с кофе. Она и так слишком многое себе позволила, внутренний голос подсказывал, что стоило по умерить пыл.

- Как ваша голова?
Теперь имея возможность внимательно наблюдать за Снейпом, Милс с удовольствием делала это, подмечая каждую перемену произошедшую в его внешнем виде. Она действительно скучала все это время. Не только по его присутствию, но и таким деталям, как его голос, внимательный прищур глаз или задумчивое выражение лица. Когда он находился рядом, ей было спокойно, этого ощущения так же сильно не хватало. Но, о чудо, теперь, она сидела на его кухне и ждала, когда он попробует еду, приготовленную ее собственными усилиями. Наверняка  это будет для профессора пыткой, ибо при готовке, девушка так и не осмелилась попробовать свой шедевр, но она была уверена, что главное это усилия и мужчина, как никто другой, должен был оценить именно это.

- У вас есть планы на день? Не хотелось бы стать причиной их краха.
Ей совершенно не хотелось покидать этот дом и расставаться с мужчиной. Однако, она прекрасно понимала, что у него  могут быть дела. А всем слизеринцам, бывшим и настоящим, было отлично известно, как их декан относился к подобным вещам. Наверное, если бы она чуть хуже знала Снейпа или была менее умна, Сента наверняка бы еще потом спросила какие именно у него были планы. Но будучи уверенной, что ей вполне хватит поверхностного ответа, она лишь уминала тосты, с интересом ожидая ответа мужчины.

+1

20

Желудок Снейпа нервно свернулся, но усилием воли профессор развернул его обратно и приказал успокоиться. Студенты и зелья варили у него впервые, но у некоторых получалось даже вполне сносно. Разве что новичкам везёт… Может быть, и юной мисс повезло в этот раз.
Снейп разлил содержимое турки по чашкам и повернулся к девушке.
- На плечах, - отозвался он, разглядывая содержимое тарелки. До профессора опять запоздало дошло, что только что он пропустил проявление заботы. Они виделись с Миллисентой со слишком большими перерывами, чтобы он успевал к этому привыкнуть. – С ней всё в порядке. Сахар?
Как и можно было ожидать, Северус на кухне хозяйничал нечасто хотя бы по причине проживания в Хогвартсе большую часть года, а уж сахар и вовсе практически не употреблял. Всё, что ему удалось найти, это какие-то остатки в бумажном пакете. Наверное, от какой-нибудь злополучной шарлотки. Он жадно, сделал пару глотков, ожидая, когда же долгожданная бодрость наконец посетит его, и глядя на Миллисенту.
- У меня есть работа, - угрюмо вздохнул Снейп, неуверенно сжимая вилку, и добавил совсем безрадостно. – На много лет вперёд.
Он бы с большим удовольствием остался дома, может быть, снова лёг спать, может быть, снова рядом с Миллисентой… Но хорошего должно быть в меру.
- У вас… там… - он почесал вилкой угол губ. У Миллисенты напротив там осталась крохотная и почти незаметная крошка от тоста, но Северус почему-то хотел посмотреть, как она её убирает. Наверное, он её этим засмущал, какое неуместное замечание. Что за привычка вечно делать замечания и требовать ото всех совершенства. Снейп сам смутился и уставился в яркий желток, отламывая кусок яичницы. Желток начал медленно растекаться по тарелке, как слизь флоббер-червя. Поднося вилку ко рту, профессор едва не зажмурился от одного запаха, но всё же сохранил непроницаемое выражение лица, на него же смотрит Миллисента. Он даже бодро начал жевать, но каждое новое движение ему давалось с трудом, и Снейп проглотил наполовину прожёванные куски, закусывая тостом. То ли он недооценил свою ненависть к яичнице, то ли повар из девушки был просто отвратительный. Если бы она была Петтигрю, яичница уже была бы размазана по её лицу. Но Северус просто посильнее посолил это непревзойдённое блюдо, надеясь, что это забьёт вкус хоть немного или хотя бы как всегда потянет время.
- Ваш вчерашний визит был для меня неожиданностью, - профессор не мог даже смотреть на яичницу, но и отодвинуть демонстративно тарелку тоже не мог. Он же не какой-нибудь капризный ребёнок. Да и слишком уж он часто обижал Миллисенту. Поэтому решил заговорить ей зубы.
– Но я не слишком достойно себя повёл, – В очередной раз, напомнил он себе с укором. – Может быть, нам удастся это исправить?
Снейпу пришлось опять посмотреть в тарелку и сделать вид, что завтрак его очень интересует. Он не знал, как продолжить, как развить свою мысль и объяснить причину своего предложения.
- Потому что… всё это было так неожиданно, - как можно убедительней повторил Северус, запихивая в себя ещё один кусок яичницы. Остывшая она была ещё более омерзительная и теперь он даже не мог скрыть, что происходящее для него пытка. Особенно перед девушкой, которая наблюдала за ним столько лет и прекрасно знала его привычки. Возможно, она подумает, что это последствие разговора с ней, понадеялся тщетно Снейп. Он себя ощущал каким-то бесполезным подростком. Если он не отравится сегодня, то обязательно научится выражать свои мысли Миллисенте. Когда-нибудь.

+1

21

Солнце перестало светить в окно и, наконец, отпала необходимость щуриться. Наверное поднявшись выше, светило теперь прогревало окрестности, однако белизна снега, маячившая за окном, все равно изредка слепила бликами. Комната погрузилась в приятный полумрак раннего утра, неожиданно даря ощущение уюта.

Расположившись как раз напротив окна, Милс с тихим и теплым ощущением радости внутри, наслаждалась происходящим. Делая осторожные глотки обжигающего кофе, она позволила себе полностью расслабиться и теперь с интересом наблюдала за профессором, который все никак не мог приступить к завтраку. Однако, внезапное пристальное внимание мужчины к ее персоне, а так же его замечание на мгновение выдернули девушку из состояния приятного оцепенения.
- Что? Где?
Сориентировавшись, что именно имел в виду Снейп, Булстрод едва заметным движением слизала крошку с уголка губ.  Затем, для достоверности, она коснулась кожи пальцами, стирая влажный след. Все это время профессор внимательно наблюдал за ней, чем поспособствовал охватившей ее растерянности. Смутившись скорее своих действий, нежели его внимания, она уткнулась взглядом в чашку кофе, пытаясь скрыть румянец, явно окрасивший ее щеки.

Выдержав небольшую паузу, девушка вновь вернула внимание мужчине. Заметив, что он до сих пор не прикоснулся к яичнице, Миллисента всерьез засомневалась в правильности своего решения приготовить завтрак. Она ведь и правда не имела в этом никакого опыта и наверняка было не очень разумно с ее стороны ставить эксперименты на человеке, который был ей дорог. Впрочем, к моменту, когда она уже была готова отобрать тарелку у Снейпа, он все же решил рискнуть.

- Но ведь приятной, а это главное, - поставив чашку с кофе на стол, Милс сосредоточенно наблюдала за выражением лица мужчины, пытаясь угадать какова яичница на вкус. Он выглядел напряженным, но по крайней не морщился. Правда и не спешил хвалить результат ее внезапных манипуляций, что несомненно настораживало. - Вы вели себя весьма достойно. Но я была бы рада восполнить упущенное накануне время.

Еще один кусок. Мимолетного мучения, мелькнувшего в глазах Снейпа, как только злосчастная яичница оказалась у него во рту, хватило, чтобы Миллисента сжалилась. Нахмурившись, она поддела край тарелки пальцем и пододвинула ее к себе. Профессор явно давился, употребляя ее шедевр, неужели она насильно пыталась накормить его гадостью. Склонившись, Булстрод принюхалась и тут же едва не задохнулась от тошнотворной смеси запахов. Кажется, она все же что-то напортачила с очередностью добавления ингредиентов. 

- Как вы смогли это проглотить... - искренне удивившись, она вскинула на Снейпа виноватый взгляд. Медленно, но верно до нее доходили мысли о том, что он, видимо,  давился едой не по доброте душевной. Подобное, пусть и завуалированное, проявление заботы о ее чувствах нашло в душе слизеринки отклик невероятной нежностью - Вы.. - Сента хотела сказать, что он не должен был терпеть ужасный вкус и одновременно ее раздирало желание поблагодарить его за проявленную заботу, но все слова застыли на губах, когда изумрудный взгляд вновь упал на мужчину.

Кухня наполнилась мягким смехом девушки. Профессор едва пришел в себя, оправился от нехватки воспоминаний, а она, словно издеваясь, принялась его пытать еще и физически, заставляя проглатывать то, что для этого явно не было предназначено. Но при этом он не злился, а выглядел скорее растерянным, чем расстроенным.
- Зато мы теперь знаем, что на кухни от меня толку мало. Боюсь, придется ограничиться тостами и кофе.

+1

22

Северус не сомневался в согласии девушки. Он уже привык, что не на всё теперь его профессорская воля и Миллисента в любой момент вольна выразить своё мнение, но в этот раз был уверен, что их желания наконец обоюдно совпадают вслух. Правда некоторая нереальность происходящего его всё ещё не покидала, и Снейп бросил на девушку несколько укоризненный взгляд. Он всё-таки не считал, что напиться, бросить девушку одну в гостиной, а утром обливаться холодным потом было лучшее, что он мог сделать.
Мужчина проследил за отъезжающей тарелкой и отложил вилку, не скрывая облегчения, Миллисента ведь уже всё заметила и поняла. Он пожал рассеянно плечом, всё ещё глядя в тарелку, когда кухню наполнил смех. Наверное, именно такой смех обычно описывают как серебристый. Когда в этом доме последний раз звучал хоть какой-нибудь смех?..
Северус поднял слегка удивлённый взгляд. Он, кажется, не давал обычно поводов для веселья. Или возможности? Но, хорошенько представив это утро себе ещё раз, он вынужден был принать, что действительно выглядел комично. И ему даже не хотелось никого за это наказать.
Северус кивнул, усмехаясь и признавая наконец провал Миллисенты на поприще повара. Но это ведь не делает её для него хуже. Женщина на кухне вовсе не входила в список необходимых атрибутов уюта. Он покачал головой, медленно поворачивая в ладонях кружку с кофе и глядя на девушку с ироничным прищуром.
- Я просто не люблю яичницу, - с сожалением пояснил Снейп, находя ещё одну причину для объяснения неудачности завтрака. Ну и добавляя себе заодно геройства, подчёркивая, что на мучения он пошёл бы в любом случае.
Он снова замолчал, то ли приходя в себя после яичницы, то ли привыкая к этому новому чувству, когда беззаботность совсем рядом. Только не умел Северус ей наслаждаться. Он снова нахмурился, собираясь с мыслями. Поднял на Миллисенту взгляд, почти успел забыть, о чём хотел сказать, со вздохом снова отвёл взгляд, вырываясь из плена зеленых глаз.
- Я так больше не могу, - устало сказал Северус скорее самому себе и сильнее сжал кружку, переставая её крутить. Он поднял на неё взгляд, выдерживая напряжённую паузу. А что он вообще хочет сказать и как это всё делается. Может быть, стоило когда-то хотя бы намекнуть Эванс, что ему мало их дружеских прогулок по коридорам Хогвартса, чтобы иметь какое-то представление теперь о том, насколько это сложно и что его ждёт дальше.
Это должно быть не сложнее, чем вести лекцию или назначать отработку. Да, пожалуй, более похожей ситуации из свей жизни он найти не сможет.
- Миллисента, - Снейп снова запнулся, не веря до конца, что перед ним сидит девушка, которую он хочет, а главное может пригласить на… свидание? Он даже выпрямился, входя в роль профессора, ещё немного и рука потянулась бы запахнуть мантию, которой на нём не было, и не терпящим возражений тоном продолжил. – Я хочу, чтобы у нас состоялась запланированная встреча. На которой мы не будем заниматься зельеварением или магией.
Если избегать всех этих романтичных словечек, которыми пользуются обычные люди, всё становится не так уж пугающе. Северус жадно вглядывался в лицо Миллисенты, сжимая край стола и словно собираясь отодвинуть в сторону и его, чтобы он не был препятствием на его пути к ней. Cерьёзность сменилась вымученным томным снисхождением, что должно было означать исключительную расположенность к девушке. Мысленно он уже сидел с ней в какой-то библиотеке с томиком Гёте и читал избранные отрывки. А может быть, в заснеженном парке грел её пальцы в своих ладонях, глядя в ледяную бесконечность. Казалось, прямо за столом на её ресницах заблестели искрящиеся снежинки. Поддавшись порыву, Северус наклонился немного вперёд в напряжённом ожидании, не сводя с Миллисенты взгляда, всё ещё погружённый в себя.

+1

23

Избавившись от неудачных результатов своей готовки, Миллисента вернулась на место, мысленно обещая себе больше никогда не притрагиваться к кухонным принадлежностям. Она привыкла к тому, что при описании в книгах все процессы кажутся намного проще, чем в действительности. Однако, данный опыт говорил о том, что все же в мире существуют области не подвластные в познании лишь с теоретической точки зрения. И кто бы мог подумать, какая-то банальная маглосквая кулинария.

- Я думаю, что тут даже у любителя яичницы свело бы желудок, - мягкой улыбкой продемонстрировав свою благодарность мужчине за все пережитые по ее вине испытания, Булстрод обхватила кружку ладонями. Склонившись над напитком и на мгновение прикрыв глаза, она жадно вдохнула кофейный запах. С тех пор, как они оказались в Петербурге, спасаясь бегством от разъяренных родственников жениха, она особенно любила подобный аромат. Именно он был первым запахом, который встретил ее после аппарации. Ее мысли, получив свободу, почти унесли Милс в прошлое, утоляя тягу к сентиментальным воспоминаниям о пережитых эмоциях, но подобно укору, ее вывел из мечтательного состояния усталый голос профессора. А фраза, брошенная им, и вовсе легла камнем на сердце - неужели он снова передумал?..

Осторожно поставив кружку на стол и сильнее сжав ее ладонями, Сента внимательно посмотрела на мужчину. Конечно, всерьез она не задумывалась о том, что сейчас все снова вернется на круги своя, слишком многое изменилось, но все же внутри слизеринки засело саднящее ощущение страха. Снейп назвал ее по имени и в районе солнечного сплетения неприятно засосало под ложечкой. Впрочем, как бы ей не хотелось прервать его и объяснить все свои чувства и поступки, она слишком уважала его желания, чтобы просто грубо поставить перед выбором. Милли внимательно выслушает его, но затем, если потребуется, обязательно постарается донести до него всю истинную суть происходящего.

"На которой мы не будем заниматься зельеварением или магией". Это предложение звучало весьма двусмысленно на ее взгляд и, наверное, в другой ситуации Сента несомненно бы это отметила, но радость от услышанного настолько оглушила ее, что она продолжала сидеть молча и прожигать профессора потемневшим за мгновение взглядом. Наверняка, если мужчины не было рядом, ее реакция на услышанное была бы неприлично эмоциональной. Поэтому, ей невероятно тяжело было сдержать порыв выплеснуть всю внезапную и сильную радость на ее непосредственный источник.

- Видимо.. - Булстрод дышала с трудом, все силы уходили на самоконтроль, а так же попытки не улыбаться столь счастливо и не смотреть на своего бывшего декана настолько влюбленно - ..мы хотим одного и того же. Подальше от официальных мест и по личной причине. Мне очень нравится эта идея.

Миллисента, словно околдованная темным взглядом, говорила почти шепотом и не в силах сопротивляться желанию,  в свою очередь так же склонилась немного вперед. Будто доверяя самую сокровенную тайну, она прошептала последние слова слегка отрывисто, полностью выдавая собственное радостное смятение. Снейп был так близко, смотрел на нее таким красноречивым взглядом, что вся ее слизеринская закалка покатилась к Салазару. Пальцы дрогнули от несмелости желания своей обладательницы, но затем, поддавшись невнятному порыву нежности, осторожно коснулись уголка губ мужчины. Едва ощутимым мазком смахнув с кожи след от кофе, Сента тихо выдохнула, медленно, но верно стараясь взять свои чувства и желания под контроль.

Отредактировано Millicent Miss Bulstrode (10 сентября, 2016г. 23:49)

+1

24

Северус не сразу заметил некоторую напряжённость Миллисенты, которая сменилась затем… профессор не смог бы подобрать определение этому состоянию. Его словно обдало волной тёплого, даже обжигающего воздуха. Схватило за ворот рубашки и затянуло в вечные льды. Миллисента могла бы ничего не говорить. Уже не впервые Снейп всё понимал, но на этот раз не отказывался действительно понять и поверить. И это был тот редкий случай, когда его «правильно» совпадало и с его, и с её «хочу».
Ей даже удалось облечь всё это в более развернутую форму, поставить необходимые акценты и утвердить, что отныне всё действительно так. И зельевар не будет сопротивляться на этот раз. Он смотрел на Миллисенту, словно видел её впервые. Впрочем, так оно и было. Почему он раньше не замечал этот взгляд, почему раньше так легко не читал то, что она пыталась до него донести. Почему в конце концов позорно сбежал от Малфоев, когда должен был остаться и сам сказать, что хотят они одного и того же.
Он бы просидел вот так за столом весь день, постигая тот новый мир, что перед ним открывался. Но прикосновение заставило мужчину едва заметно вздрогнуть. Не от страха, омерзения или неожиданности, что скорее бы его посетило в такой ситуации раньше. Миллисента вызывала его обратно в реальность, сигнализировала кончиками пальцев, как это делали маггловские радисты, используя азбуку Морзе.
Северус тут же схватил её руку своей. Пожалуй, слишком резко, но это были его манеры, с которыми она согласна была мириться всё это время. Для него воедино слились отрывки последних лет их жизней: изумрудное платье в зале Хогвартса, испуганный не узнающий его взгляд, сладкое чувство обладания в саду на свадьбе перед аппарацией, неудовлетворённость теми рамками, что он сам себе старательно ставил, бессловесное признание и наконец вереница воспоминаний, столь дорогих, что он бы просмотрел их ещё раз и вместе с тем не посмел их больше коснуться.
Северус бережно сжал её руку в своём кулаке и опустил голову, уткнувшись в свою руку и едва касаясь губами кончиков пальцев Миллисенты. Некоторое время он сидел в молчании, пока возвращалось самообладание. Не так просто разрешить мыслям новый ход, сказать себе наконец, что настоящее существует. И даже, возможно, будущее.
Северус снова выпрямился и разжал пальцы, скользнув ими по руке девушки и мягко задержавшись на запястье. Он не держал её, но и не хотел отпускать.
- Значит, решено, - глухо подтвердил он и окинул взглядом стол. Тот по-прежнему мешал. Возможно, спасительно для Снейпа. Он окончательно разжал пальцы, уползая обратно в свою раковину, словно рак отшельник, но оставляя за девушкой право наведываться туда без непременного официального приглашения. Его тон снова был деловым, но теперь более осторожным и менее пустым. – Мы ведь скоро увидимся? Мне пора обратно в Хогвартс.
Застегнуть тесный сюртук, закутаться в мантию, стать снова похожим на человека, поджать презрительно губы и думать о тонких пальцах в своей руке.
[icon]http://ipic.su/img/img7/fs/Chamber-of-Secrets-severus-snape-9537725-1024-576.1473574531.jpg[/icon]

+1

25

Несколько долгих пауз и их взгляды наконец слились в понимании. Не всегда нужно высказывать что-то вслух, облекать в слова мысль, чтобы человек тебя понял. Иногда, самые сокровенные и сакральные признания стоило хранить в себе, так как слова не могли выразить всех оттенков эмоции и тем самым только умоляли их значение. Вот и теперь, резкое движение мужчины красноречивее слов демонстрировало его отношение к ней.

- Как только у вас появится возможность, - совладав с эмоциями, Сента теперь спокойно попивала уже остывший кофе и украдкой касалась пальцами своего запястья, стараясь прогнать одновременно дорогое ей ощущение, но вместе с тем возбуждающее в ней излишние на данный момент желания. - У меня сейчас не много хлопот со школьным комитетом.

Кухня уже наполнилась светом, прогоняя последние тени предрассветных сумерек. Со стороны улицы начали доноситься разного рода звуки, свидетельствуя о том, что город начинал просыпаться. Часов поблизости не было, но Сента предполагала, что профессору и правда уже пора отправляться в школу, это не было пустой отговоркой. С одной стороны она была счастлива, что все сложилось наилучшим образом, но с другой, они давно не виделись и ей действительно не хватило тех нескольких часов, которые она смогла провести в его обществе. Вывод напрашивался сам собой, однако, девушка еще немного сомневалась в своем праве предлагать своему собеседнику подобные вещи. Впрочем, после всего произошедшего, ее предложение должно было выглядеть вполне невинно, поэтому, надеясь на удачу, Миллисента все же решилась.

- Может вас проводить? - они уже стояли в прихожей и девушка, надев пальто, теперь прятала руки в утепленные печатки - Если вы хотите побыть один, я пойму...
Меньше всего Булстрод хотела навязываться. Но ведь он сам предложил ей встретиться вновь, а сейчас была прекрасная возможность немного продлить их общение. Тем более, которое ни к чему его не обязывало. Ожидая ответа Снейпа, девушка внезапно осознала, что если убрать те слова, в которые мужчина облек свои мысли, это по сути было приглашение на свидание. Видимо, из-за слишком большого эмоционального накала, ей потребовалось время, чтобы свершить столь элементарное умозаключение. Но теперь, когда очередной пазл занял свое место, на ее лице вновь сияла та счастливая улыбка, с которой она не смогла совладать чуть ранее на кухне и  к ней вернулось приятное ощущение уверенности.

- ..но все равно вас не отпущу.

+1

26

Последние минуты за столом показались Снейпу длинными. Не мучительно долгими, а наполненными приятным спокойствием, когда уже не хочется никуда сбежать, когда не терзают сомнения и непонимание. Но, как и всегда происходило в жизни Северуса, всё хорошее однажды заканчивается.
Он уже шёл к двери, когда заметил в гостиной на полу упавшие перчатки. Они были свидетелями всех событий этого утра. Северус с трудом снова вспомнил вчерашний вечер, как он на самом деле жадно и нетерпеливо разрывал оберточную бумагу, как представлял себе Миллисенту, которая выбирала для него эти перчатки. Он отряхнул их тёмную кожу и уже в прихожей бережно убрал во внутренний карман мантии, словно они могли замёрзнуть на улице.
Он старался не смотреть на Миллисенту, чтобы она не видела его привязанность к этим перчаткам и гордость за обладание ими, но вопрос всё равно заставил его вскинуть на неё взгляд. Слегка озадаченный на мгновение, но всё ещё довольный.
Снейп и в самом деле хотел побыть некоторое время в одиночестве, скорее по привычке, он себе уже не представлял иного варианта развития событий. А сейчас ещё и опасался оставаться наедине с самим собой. Если с уходом Миллисенты разрушится эта магия собранного наконец паззла, его захлестнёт волна отчаяния, паника и желание снова анализировать и уговаривать себя не делать глупостей. Да и в конце концов он так долго её не видел – наяву – что сейчас отказать просто не мог после всех этих воспоминаний и тихого смеха на кухне.
Северус только хотел ответить, с подозрением глядя на расцветающую на лице девушки улыбку, как она продолжила. У профессора сперло дыхание от такой откровенности. Он, наверное, подразумевал то же самое, когда появлялся из раза в раз в её жизни, мешал её свадьбе или гнался за ней по коридору Хогвартса, но в подобные слова свои порывы никогда не облекал даже мысленно. А ведь это было чертовски приятно, когда тебя не отпускают не потому, что ты много знаешь и можешь пригодиться.
Снейп застыл на пару секунд явно сконфуженно, но пытаясь сохранить лицо. Затем крепко сжал её руку и открыл дверь. Морозный воздух ударил в лицо зельевару, и он наконец выдохнул.
- Тогда держите крепче, - посоветовал профессор и прикрыл дверь обратно. Миллисента была непростительно близко и после этого утра не только физически. Он аккуратно поправил воротник её пальто, сжимая пальцами ткань. А через несколько минут они уже были в Хогсмиде.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC