Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Когда тебя взяли на спор

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Драко Малфой и Гермиона Грэйнджер.
Время и место действия: декабрь 1996 года, Хогвартс.
Описание: Что бывает, когда тебя взяли на спор, ты - Слизеринский Принц, а предметом спора волей случая оказалась Гриффиндорская Заучка.

+1

2

Вы тратите своё время и силы, обсуждая меня, в то время, как я даже не помню ваших имён…(с)
     Суббота. Лучшее время недели. А особенно, если учесть, что начались долгожданные Рождественские каникулы. Рождество... Удивительная пора, удивительное время, когда сердце наполняется ожиданием чуда... Кто из нас не помнит это счастливое детское ощущение? Кажется, даже природа замирает в предвкушении волшебства, и оно происходит.... Снег ровным покровом ложится на землю... Морозная звёздная ночь... Кажется, что небо стало ближе. Вся природа погружается в сон, а в сердце загорается огонёк надежды на то, что мир вокруг нас станет лучше.
     Впрочем, молодому человеку, с унылым видом сидящему за длинным столом в Большом Зале Хогвартса, было не до чудес и романтики. Нет, от чуда бы он, конечно, не отказался... Вот если бы Батюшка Рождество* сумел сделать так, чтобы не было никакого задания от Темного Лорда, или чтобы отец сейчас был дома, в Мэноре... Чтобы матушка не плакала ночами, думая, что он ничего не слышит... Чтобы не нужно было изо дня в день пытаться починить этот чертов Исчезательный шкаф!.. Не находиться в постоянном напряжении, зная, что с каждым днем, с каждой минутой он всё ближе к краху... Близок к тому, чтобы просто умереть... Да, вот это было бы чудо... Но Драко давно уже не верил в чудеса, хоть и всю жизнь провел среди волшебников. В его случае, чудеса прекратили своё существование этим летом, в июне. И всё из-за проклятого Поттера!
     ... Золотистая звезда по мановению чьей-то волшебной палочки поднялась в воздух, медленно проплыла над головами восторженно глядящих на огромную рождественскую ёлку первокурсников и под гром аплодисментов торжественно опустилась на колючую макушку. Профессор Флитвик слез с высокого табурета, поклонился радостно аплодирующей публике и присоединился к остальным преподавателям за обеденным столом.
     Над ухом Драко кто-то хмыкнул, отвлекая блондина от дурных мыслей. Присевший рядом Забини поинтересовался у остальных, что они думают насчет предстоящего бала. Малфой еще раз безразлично посмотрел на сияющую на макушке ёлки Рождественскую звезду и отвел глаза, от которых едва ли не веяло холодом, как и от темных слизеринских подземелий.
    - Старик совсем в маразме. Лучше бы домой отпустили, как обычно, - лениво протянул юноша, - Ты уже решил, с кем пойдешь? - спросил он, повернувшись к сидевшему рядом Нотту.
     Малфой-младший, будучи человеком, искушенным в светской жизни, особой эйфории от предстоящего события не испытывал. Более того, он бы с радостью не явился на этот бал, если бы была такая возможность. А уж тот факт, что пригласили желающих родителей, тем более не добавлял юноше радости. Отец в Азкабане, а матушка скорее всего не приедет. Да и не хотел бы он ее видеть здесь, в стенах Хогвартса, где ему предстояло... Драко тряхнул светлыми волосами, прогоняя дурные мысли.
     "И какого лысого дементора я спросил у него про этот проклятый бал? Можно подумать, мне это так интересно. Дурацкий бал, дурацкая школа... Бесит!"
     Нотта же напротив проблемы семьи, кажется, совершенно не волновали, потому что он сидел и откровенно паясничал, строя рожи какой-то девчонке с четвертого курса Райвенкло. В довершение всего устроенного Теодором представления, юноша запустил в девчонку куриной ножкой, к которой, как оказалось, была привязана записка. Судя по сменившемуся с гнева на удовольствие выражения лица райвенкловки, Нотт приглашал ее на Святочный бал. Девушка кивнула, а Нотт торжествующе повернулся к товарищам, сообщая, что для него вопрос выбора пары на Святочный бал уже решился.
     "Вот кретин!" - мысленно выругался Драко, искоса поглядывая на сияющее лицо девицы с Райвенкло.
     - Я слышал, Вайзи приглашал Милисенту Булстрод, но она отказала ему. Интересно, какого принца она ждет? - лениво протянул Забини и усмехнулся.
     - Потому что Вайзи - идиот, - резко выпалил Малфой, сжимая под столом кулаки от начинающей закипать внутри злости, - Мне бы она не отказала. Да и вообще никто бы мне не отказал во всей этой идиотской школе!
    Последние слова Малфой произнес особенно громко, так что ученики с соседних столов начали удивленно поглядывать в его сторону. Нотт же вдруг оживился и предложил заключить пари, по условиям которого Драко должен будет получить согласие пойти с ним на Святочный бал у любой выбранной девушки. А чтобы жизни не казалась Малфою коробкой драже Берти Боттс, проклятый Теодор решил усложнить задание. Драко должен пригласить на бал ту девушку, которая первой войдет в двери Большого Зала.
     Слизеринец зло сверкнул глазами, но деваться было некуда. Он сам, по собственной глупости, влез в этот спор. Пойти на попятную, значит, выставить себя идиотом в глазах товарищей. А этого Драко никак допустить не мог. Он стиснул зубы и протянул раскрытую ладонь Нотту.
     - Согласен! Спорим! Если я выигрываю, то ты идешь на Святочный бал в женском платье! Вот будет умора...
     Драко заметил. как Нотт на мгновение замялся, но через секунду уже протянул руку, сжимая ладонь Малфоя. Наблюдавший за всем этим Забини хмыкнул и взмахнул над сцепленными ладонями слизеринцев волшебной палочкой. Голубоватое облачко окутало пальцы юношей и тут же растворилось. Спор был заключен. Драко знал, что если кто-то из них теперь откажется или не выполнит условия пари, то в ту же секунду покроется страшными бородавками, которые трудно будет вывести даже всемогущей мадам Помфри.
     Трое юношей устремили свои взгляды на двери Большого Зала. Малфой украдкой посмотрел на слизеринский стол и заметил, что за ним нет ни Паркинсон, ни Булстрод, ни Гринграсс. Это значило, что скоро они придут, и почти со стопроцентной долей вероятности кто-то из них окажется первой вошедшей в зал. В самом худшем случае это будет Пэнси. Не страшно.
     Малфой расслабился и скрестил руки на груди. Действительно, вскоре в дверях показалась троица слизеринских девушек, которые шептались и о чем-то хихикали. Оставалось дождаться, кто из них первой переступит порог Большого Зала.
     - Не хотелось бы приглашать сразу троих... - насмешливо проговорил Малфой, понимая, что Нотт теперь уж точно проиграл и ему придется выполнить условия пари. Было бы забавно посмотреть на его красную от стыда физиономию, когда Теодору придется танцевать в женском платье со своей райвенкловкой.
     - Заказывай платье, Нотт, а то его могут не успеть сшить до Святочного бала, - смеясь, проговорил Драко, повернувшись к приятелям.
     - Я бы не торопился с выводами на твоем месте, - сказал Забини и указал рукой куда-то за спину Малфою.
     Драко резко обернулся. Неужели что-то пошло не так? Глаза блондина медленно расширились, когда он увидел, что слизеринки замешкались в дверях, и вместо них в зал влетела...
   - Проклятая грязнокровка!.. Откуда она взялась?! Я же не могу...
     Драко осекся на полуслове. Он заключил пари и назад пути не было. Ему придется пригласить на проклятый бал чёртову Грейнджер! Юноша посмотрел на приятелей. Забини и Нотт сползли под стол от гомерического хохота.
     "Будьте прокляты оба! Но мы еще посмотрим, кто посмеется последним..."

*Father Christmas (Батюшка Рождество) - Дед Мороз (англ.)

Отредактировано Draco Malfoy (14 сентября, 2015г. 19:34)

+3

3

[AVA]http://sd.uploads.ru/SvD1l.jpg[/AVA]За неделю до первого матча по квиддичу Гермиону вызвала к себе профессор Макгонагалл. Обычно суровая и сдержанная женщина была...расстроенной, а ее взгляд и интонации отдавали неприкрытым сочувствием. Девочка сразу поняла, что новости будут плохими. Кажется, она даже точно знала, что именно ей скажет декан, а начало с просьбы присесть нисколько не улучшило дело. Но все равно, когда дурное предчувствие, черной дырой растущее где-то над солнечным сплетением, подтвердилось вербально - она отчетливо почувствовала падение. Ее будто засасывало в эту дыру, пока в сознание врезались тихие скорбные слова:
- Мне очень жаль, мисс Грэйнджер, но нам стало известно, что при взрыве в маггловской части Лондона, произошедшем прошлой ночью, погибли Ваши родители. Так как по закону Магического мира Вы являетесь совершеннолетней - специальный отдел Министерства Магии займется Вашим имуществом и счетами. Вам нужно только подписать эту бумагу - и в течении недели на Ваше имя будут оформлены и открыты счёт и сейф в банке Гринготс, куда переведут все сбережения, что были у Ваших родителей. Что касается дома - он был полностью уничтожен взрывом, в связи с чем и работники отдела Министерства, и я настоятельно рекомендуем Вам остаться на рождественские каникулы в Школе, если Вы собирались ее покинуть, а к лету - подыскать жилье в магической части города или же отправиться к кому-то из друзей. Уверена, семейство Уизли с радостью Вас примет.
Если бы Гермиона стояла - она бы точно упала. А так - только через пару секунд поняла, что сжимает побелевшими пальцами край стола Макгонагалл, сидя на самом краешке стула. И абсолютно не знает, куда деться от сочувствующего взгляда декана, ощущая острую потребность в этом - куда-то деться. Каким-то титаническим усилием она заставила себя разжать пальцы и взяться за лист пергамента, что пододвинула к ней женщина в процессе своей речи. Прочитав написанное от начала и до конца, как ни странно, осознанно, Грэйнджер поставила свою подпись рядом с галочкой. Все-таки привычка анализироть все в любой ситуации и в любом состоянии принесла свои плоды - в процессе прочтения ей почти удалось собраться, так что на последовавшие слова соболезнования и предложение сходить к мадам Помфри, она выдавила из себя слова благодарности и заверения, что в случае чего обязательно обратится в Больничном крыло.
- У меня к Вам просьба, профессор, - уже встав и убедившись, что ноги ее держат, Гермиона прямо посмотрела на нее, - пусть это останется между нами.
Так же посмотрев в ответ, Макгонагалл после полу минутных колебаний все же кивнула, соглашаясь:
- Хорошо, мисс Грэйнджер.
Еще раз поблагодарив, девушка вышла из кабинета.
Она держалась относительно неплохо. Благо из-за плотного расписания занятий на разговоры с Гарри времени практически не оставалось, с Роном она и так не разговаривала к тому моменту уже неделю из-за его отвратительного поведения в преддверии игры, а больше она ни с кем и не общалась. Но потом...
Она перегорела. Прекрасно помнила, что ещё несколько недель назад чувствовала это тёплое чувство нежности к рыжему, которое окутывало и генерировало желание помочь ему, видеть его улыбку... Но после того, что произошло во время праздника по поводу первой победы Гриффиндора, все как-то враз на нее навалилось - поведение Рона, "разговор" с Макгонагалл, да ещё документы и ключ из банка, что пришли утренней почтой перед матчем... Она сорвалась, сорвалась на Рона и полночи прорыдала в спальне по родителям за пологом и заглушающими чарами. И уже в понедельник поняла, что сейчас, видя их с Лавандой в классах на совместных уроках и на переменах после - ничего нет. Нет ни яркой ненависти, от которой один шаг, ни жгущей щеки и глаза ревности. Только глухое раздражение, остывающим пеплом покрывающее выгоревшее до тла поле, что осталось от её дома, семьи и трепетного "первого" чувства к Рональду Уизли.

После того, что было на третьем курсе, когда Гарри и Рон с ней не разговаривали, а сама Гермиона зашивалась с маховиком времени, у неё постоянно был приличный запас успокоительного. На пятом курсе во время подготовки к С.О.В. оно тоже неплохо помогло. Так что девушка с головой ушла в учебу, немного опасаясь того момента, когда её организм привыкнет к зелью, сведя таким образом на ноль его эффект. Но пока все было в порядке.
На сколько теперь все вообще могло быть в порядке, конечно.
Правда, приближающегося праздника она абсолютно не ощущала. Только заметив украшения в коридорах Грэйнджер осознала, что декабрь подходит к концу. Благо хоть подарки она купила всем еще летом. И, конечно же, не смотря на то, что тогда же она приобрела и новую парадную мантию - абсолютно никакого желания идти на Святочный Бал у нее не было. Да и не приглашал ее никто, чему она была только рада. И она была действительно рада, что Гарри пригласил Луну: рэйвенкловке это пойдёт в плюс, да и от парня поклонницы отстанут. Сама же Гермиона собиралась все каникулы просидеть в библиотеке, либо за задернутым пологом и опущенными заглушающими в спальне. Все это было вполне в ее духе, поэтому никаких вопросов возникнуть не должно. Разве что Гарри может попытаться ее вытащить...а может и не попытаться, увлеченный либо чтением учебника своего ненаглядного Принца-Полукровки, либо подозрениями в сторону Малфоя, либо мыслями о Джинни. Да-да, Гермиона, зная парня, как облупленного, прекрасно видела его метания на счёт "сестры лучшего друга". Но соваться с советами совсем не спешила.
Вот и сейчас гриффиндорка, не изменяя себе и практически не отрываясь от "Расширенного курса древних рун", преспокойно обогнула слизеринок на пороге в Большой Зал, пройдя к столу своего факультета, устроилась, уже привыкнув за последние недели, с края стола, быстро поела, как требовалось перед приемом зелья, и так же не отсвечивая (как она думала, по крайней мере) покинула Зал. Успокоительное она предпочитала принимать наедине с собой, чтобы Гарри, не дай Мерлин, не увидел, ведь переносить его вопросы, все ли у нее - Гермионы - в порядке, с хорошей миной становилось все тяжелее.
Внешний вид/С собой: синие джинсы, чёрная водолазка, чёрные ботинки, школьная мантия с гербом факультета и значком старосты; волосы привычно распущены; волшебная палочка и флакон с успокоительным зельем в карманах мантии, учебник по Древним рунам в руках.

Отредактировано Hermione Granger (18 сентября, 2015г. 15:04)

+3

4

О, Мерлин, ну за что ему все это? Неужели всего происходящего, и без того выедающего последние остатки Малфоевского спокойствия, недостаточно? За какие, спрашивается, грехи в этой или прошлых жизнях ему настолько не везет?
В течение всего завтрака Драко старательно сохранял самообладание, игнорируя самодовольную ухмылку Нотта и сочувствующую улыбку Забини. В том, что последний ему действительно сочувствовал, Малфой сомневался. Пусть Блейз и был его единственным верным, на сколько для слезиринцев это вообще возможно, другом, но чертов азартный огонек на дне синих глах, выдавал того с головой - ему натерпелось увидеть "шоу".
- Драко, согласись, все могло быть куда хуже. К примеру, твоей спутницей могла оказаться Уизлета, - смешок в голосе брюнета, едва не срывается на веселый смех, но вовремя обрывается, поймав оооочень внимательный взгляд серых глаз Принца. - Все, все, молчу, - друг примирительно поднимает руки вверх, но веселую улыбку со своего лица так и не стирает.
Пожалуй в этом Драко его понимал. Окажись он по ту сторону спора, сам бы не удержался от подобных колкостей. Да кого он обманывает? Не без удовольствия прошелся бы по этой теме.
Внутри все клокочет от злости, кажется, еще минута - и Малфой начнет медитативно рвать волосы на своей блондинистой голове. Но он - Малфой, а Малфои могут все. Они всегда достигают поставленных целей. Любым способом. И Малфои никогда не проигрывают пари. Даже такое глупое.
Парень глубоко выдыхает и лениво закрывает учебник по ЗоТИ, отправив его на дно своей сумки. Юноша всего раз украдкой кидает взгляд на гриффиндорский стол. Девушка даже не заметила интереса в ее сторону, и это с учетом того, что слизеринцы, не особо скрываясь, весело разглядывали "тему" пари, собираясь едва ли не повышать ставки.
Малфой не слушал, продумывая план действий.
"Что ж, пожалуй это весьма неплохой способ отвлечься… от всего."
- …спорим, что он даже подойти к ней не успеет, как Грэйнджер припечатывая его Ступефаем, а затем и Инкарцеро для надежности, - Нотт стоит позади Драко, откровенно нервируя, бросая все новые предположения, его поражения.
- Повышаю ставки! - громко рявкнув, Малфой резко оборачивается к Тео.
Взгляды слизеринцев пересекаются и на минуту повисает опасное молчание.
- Если я управлюсь с приглашением за сегодняшний день, ты, Тео, не только явишь себя в прелестной розовой мантии с оборочками, но и будешь обязан прийти на бал в сопровождении… кавалера, - ухмылка дергает тонкие губы, уловив замешательство и не сулящий ничего хорошего взгляд Нотта. - И проведешь с  ним весь вечер, мило воркуя. Про танец тоже не забудь, - закончив фразу, Драко поднимается с места и поправляет ворот мантии, едва сдержавшись, чтобы не расстегнуть верхнюю пуговицу рубашки - в Зале становилось душно.
- Слушай, Малфой, это уже…
- Струсил? Хочешь отказаться от пари? Ты только скажи, Нотти, я все по…
- Согласен.
- Вот как? - светлые брови взлетают вверх, а серые глаза искрятся обманчивым весельем. - Тогда до встречи, мне нужно кое-что сделать.
Надменно вскинув голову, Малфой краем глаза замечает, как гриффиндорка поднимается со своего места и двигается к выходу.
Что ж, вот он - его шанс. Если не согласится добровольно, он… заставит.
Развернувшись на каблуках, Драко еще раз бросает взгляд на своего лучшего друга, к тому времени переключившего все свое веселье на похмуревшего Нотта, распевая на все лады, что составит, если что, ему компанию на баллу, толькот чур мантию выбирать будет он". Чтобы сочеталось. После последних слов Блейз уходит в долгий смех, держась за стол, чтобы на сползти под него.
Собственная улыбка на этот раз искренняя - похоже, друг все же честно верит в его победу, а это… внушает веру в собственные силы. Дело остается за малым - найти Грэйнджер и для начала просто пригласить.
Чем дементор не шутит.
Он покидает Большой Зал почти сразу за гриффиндоркой, та ненадолго задерживается в дверях, едва не выронив учебники, как-то отсраненно осматривается и быстрым шагов скрывается из поля зрения слизеринца.
"Что это с ней?"
Он выходит в коридор, в конце которого замечает грязнокровку, проворно сворачивающую за угол.
Ускорив шаг, Драко двинулся на встречу, Мерлин их за ногу, приключениям. Он всего раз ловит себя на мысли, что такие порывы и ситуация в целом достойна скорее чертова Поттера, но никак не его. Однако, вот он, Принц Слизерина, чуть ли не несется по коридору собираясь совершать, определенно, ошибку.
- Чертов Нотт, - процедив сквозь зубы, Драко сворачивает за угол и тут же останавливается, нахмурившись - на каменном полу он замечает конверт, при ближайшем рассмотрении оказавшийся адресован мисс Грэйнджер.
- Надо же, а вот и… повод на поговорить, - не веря в свою удачу, что внезапно перестала вальсировать своей филейной частью перед его благородной физиономией, Драко открывает конверт и вытаскивает письмо, держа край плотного пергамента кончиками пальцев.
Победная улыбка, так и застывает восковой маской на его лице. В какой-то момент внутри все сжимается, но всего лишь на мгновение. Все же, именно благодаря ей и Поттеру его отец сейчас в Азкабане, а мать проводит свои вечера, беззвучно рыдая в собственной комнате.
Взгляд быстро бежит по ровным строчкам письма. Дочитав, слизеринец убирает свою находку во внутренний карман мантии.
"Вот значит как. Но никто не в курсе. Такое бы точно стало "сенсацией". Похоже, даже ее друзья не в курсе", - он идет по коридору, двигаясь интуитивно и продумывая рождающийся план. - "Не сказала. Но почему?"
Драко вспомнил, как девушка вела себя в Большом Зале сегодня и происходящее в последнюю неделю. Не было слез, не было сочувствующих взглядов Поттера, да и рыжий Уизел не крутился рядом, подавая платочки своей боевой подруге...
"Этим можно воспользоваться"
Малфой останавливается, оглядываясь по сторонам, прикидывая, где оказался, пока предавался своим мыслям.
Туалет плаксы Миртл - пожалуй одно из тех мест, которые он предпочитает избегать. Он хотел было пройти мимо, но замер у двери, услышав голос Миртл и кажется…
       - Грэйнджер? - он заходит в туалет и закрывает за собой дверь, облокотившись на нее спиной и скрестив на груди руки. - Так, так, так, Грэйнджер. Все-таки решила перестать строить из себя сильную и пришла порыдать? - он ловит немного удивленный взгляд и тут же вытаскивает найденный конверт, махая им перед грязнокровкой. - И почему же гриффиндорская заучка утаила такое от своих друзей? Неужели доверие подорвано? Или есть что-то еще? Не отвечай, - он убирает конверт обратно в карман мантии и отталкивается от двери, делая шаг в сторону Грейнджер. - Знаешь, это даже похвально. А может и глупо. Мне пока не ясно, для чего это молчание, но одно я понимаю - ты точно не хочешь, чтобы кто-то об этом узнал, - серые глаза смотрят с презрением, скользят по хрупкой фигуре под школьной мантией и останавливаются на немного осунувшемся лице.
"Смешно, даже я заметил, что грязнокровка выглядит изнемождённой, а хваленный Поттер, похоже, дальше своего носа видеть не способен. Вот она, хваленная гриффиндорская дружба".
- У меня к тебе предложение. Выгодное для меня, конечно, - он замолкает, смотрит не моргая и подходит ближе. - Я готов оказать тебе услугу, Грэйнджер, и молчать, но взамен… ты пойдешь со мной на святочный бал, - не вопрос, утверждение.
Только договорив, Малфой понимает, насколько неожиданно звучат его "условия", и если она сейчас сложится пополам, истерично хохоча… пожалуй, он поймет.
Ему бы пояснить, рассказать о причинах. Но не перед ней же распинаться, в конце концов.
"Нотт, ты будешь вальсировать весь долбанный вечер. Весь. Долбанный. Вечер!"

0

5

[AVA]http://sd.uploads.ru/SvD1l.jpg[/AVA]Она шла совершенно на автомате, все так же не отрываясь от учебника, а в голове начали просыпаться мысли касательно документов из банка - свидетельство того, что пора принимать зелье.
У нее духу не хватало посмотреть присланную гоблинами опись, а ведь ее нужно было изучить и подписать, и она впервые тянула с чем бы то ни было, откладывая и откладывая это дело. Но при этом упорно носила с собой конверт с документами, будто наказывая себя таким образом, ведь каждый раз, когда плотный конверт попадался на глаза - скорбь наждачкой проходилась по нервам. Она неизменно "сохраняла лицо", и в этом ей помогало успокоительное.
- Привет, Миртл, - Гермиона вошла в туалет, закрывая за собой дверь и, наконец, учебник.
Призрак встретила гриффиндорку своим обычным скорбным воем, показываясь на этот раз из умывальника.
- А, это ты, - само уныние с толикой беспардонного любопытства проплыло мимо прошедшей к одной из раковин девушки. Стараясь пока не смотреть в зеркало, та быстро уничтожила следы воды на полу и положила сумку и учебник. Маскировочные чары лучше было подновлять уже после принятия зелья. - Не надумала поделиться, что тебя гложет? - бывшая рэйвенкловка не оставляла тщетных попыток добиться от старосты, почему та снова ходит в ее туалет и пьёт успокоительное.
- Нет, Миртл, извини - у меня скоро урок, - привычно-спокойно произнесла Грэйнджер и отпила глоток из небольшого фиала, выуженного из кармана мантии.
- Вечно вы, живые, куда-то спешите, - тем временем фыркнула девочка-призрак, скрываясь в одной из кабиной туалета. - Если захочешь все-таки разделить свое горе - постучи по трубам.
- Обязательно, - кинув флакон в открытую сумку, с закрытыми глазами мерно выдохнула гриффиндорка, опустив голову и упершись прямыми руками в края раковины, ожидая, когда сознание затянет плотной пеленой спокойствия и можно будет навести косметические чары на бледное лицо, чуть оживляя его цвет и убирая темные круги вокруг глаз.
В ответ послышалось характерное бульканье смываемого унитаза - Миртл изволила ее покинуть.
...и кто-то позвал ее по фамилии откуда-то справа, от входа в туалет, заставляя Гермиону распахнуть глаза и удивленно повернуться на ехидный голос.
Малфой. Абсолютно довольный собой. Подпирает дверь. С гринготским конвертом на ее имя в кармане мантии.
"Галлюцинаций среди побочки точно нет, а значит я сама виновата... Выронить конверт с документами - надо же быть такой идиоткой! Да ещё и дверь заклинанием не запечатать," - оправданий этим оплошностям можно подобрать целый ряд, но более весомыми они от этого не станут, ее вину не уменьшат и факт, что ее скорбная тайна стала известна Малфою, не отменят. А ничем хорошим этот факт не грозил. И то, что слизеринец не растрезвонил всей школе об этом сразу, было ещё подозрительнее. Либо он решил сначала персонально поиздеваться, либо кое-что похуже - он что-то задумал. Но скорее всего - и то, и другое. Грэйнджер выпрямилась, поворачиваясь к незваному гостю, но не отходя от раковины, прикидывая, как бы незаметно достать палочку. На всякий случай.
- И почему же гриффиндорская заучка утаила такое от своих друзей? Неужели доверие подорвано? Или есть что-то еще? Не отвечай, - Гермиона только проводила взглядом конверт. Насмешливые слова Малфоя не доходили до нервов, стекая по относительно надежно защищающей их пелене, так что откликом было только глухое раздражение - он все равно не поймет. Она и сама-то не до конца понимала, почему скрывает это от друзей. "Им это не надо", "Все равно ничего уже не сделаешь - зачем их попусту тревожить" и "Сейчас есть проблемы поважнее" были в топе вариантов объяснений этого ее решения. Рациональных, логичных, отстраненных.
- Знаешь, это даже похвально. А может и глупо. Мне пока не ясно, для чего это молчание, но одно я понимаю - ты точно не хочешь, чтобы кто-то об этом узнал, - дальнейшие слова слизеринца подтвердили ее догадку о попытке шантажа с его стороны, так что девушка уже подобралась, почти готовая послать его куда подальше. - У меня к тебе предложение. Выгодное для меня, конечно. Я готов оказать тебе услугу, Грэйнджер, и молчать, но взамен… ты пойдешь со мной на святочный балл.
"...конечно, наверняка сейчас потребует какую-то пакость сделать, так что мне будет проще самой всем рассказать... Чего???" - ответная услуга стала для нее полной неожиданностью.
- Что? - вырвалось у Грэйнджер помимо воли вместо адреса, по какому "вкрай обнаглевшему слизеринцу следует идти со своими инсинуациями". Она честно подумала, что ослышалась, но слуховые галлюцинации не входили в список побочных эффектов этого успокоительного. Значит, это "шантажист" перегрелся. Вот только не было похоже, чтобы он, что называется, шутил. Зелье исправно гасило агрессию, и вместо нее реакцией стали удивление и скептичная ирония: - Если ты серьёзно, Малфой, то мы оба попадем в Больничное крыло, когда об этом узнают Гарри с Роном: я - с подозрениями на сглаз, Империус и отравление зельями, а ты - с переломами и десятком проклятий. Оно того стоит? - Грэйнджер крайне смутно представляла, про какую такую выгоду для себя говорит Малфой. Зато точно знала, что будет именно так, как она сказала. Гарри и так переклинило еще с лета на идее, что слизеринец принял Метку - а эта... выходка Малфоя только усугубит его паранойю. И тут уже Рон поддержит друга, по многим причинам. Да и школу это "событие" порвет не хуже, чем новость о смерти родителей девушки. И даже больше.

0

6

Внимательно разглядывая Грейнджер и всё больше убеждаясь в том, что она сильно изменилась, Драко сделал ещё шаг в её сторону. Теперь они стояли на расстоянии вытянутой руки. И если сейчас девушка решит ему съездить по физиономии, увернуться он не успеет.
- Меня абсолютно не волнует реакция твоих дружков, Грейнджер.- Малфой скривил губы, и наклонил голову набок.- К тому же вовсе не обязательно нестись сломя голову и оповещать их.
Драко сделал шаг назад и, положив руки в карманы мантии, стал медленно обходить девушку по кругу.
- Тебя ведь никто не пригласил на бал, верно?- парень не сводил взгляда с её лица, чтобы понимать, попадает он в цель или нет.- И эти твои друзья не позаботились о тебе, Грейнджер. Кажется, один из них  чрезмерно увлечен устройством своей личной жизни, не так ли? На тебя времени не хватает. Да и Поттер явно занят своими проблемами.
Малфой остановился у плеча Гермионы и развернулся к ней всем корпусом. По лицу девушки было сложно догадаться, тронули её его слова или нет.
- Повторяю, я преследую свои цели, о которых тебе знать... не обязательно, в общем. И да, это прозвучит странно, но никакого подвоха. Ты идёшь со мной на бал, я молчу о твоей...- он замешкался на мгновение, подбирая слово.- Ситуации.
И слизеринец сделал то, чего обещал никогда не делать самому себе - протянул руку гриффиндорцу. Снова. И если Гермиона откажется... что ж, нет. Она не отажется. Он найдёт способ её уговорить, даже если этот шантаж не пройдёт.
Драко хотел пояснить причины своего внезапного предложения, но в последний момент побоялся, что если он расскажет всё, как есть, Грейнджер из принципа не согласится. Подумает, что не спасать достоинство и честь человека, что всю школьную жизнь отравлял существование её самой и её друзей - это отличная месть. И вроде безобидно, и врагу плохо.
"Плачь, Тео. Этот бал ты не забудешь никогда."

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC