Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Свеча горела на столе

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Когда прогулки под луной превращаются в сухой скрип пера под иным светочем.

+1

2

За окном занимается заря, но профессор этого не видит за задёрнутыми старыми и неопрятными шторами. Ему снова не спится, и он утешает себя, что это от безделья, которое неизменно настигает летом. Мужчина приподнялся на локтях, сонно хмурясь, и кровать протяжно скрипнула, будто назойливая чайка над его ухом. Живот неприятно свело, тень в углу отсалютовала ему бокалом, и Снейп почти наяву услышал благодарность за спасение и это загадочное «всё остальное». Он поначалу считал это своими ночными кошмарами, но вскоре воспоминания превратились в почти приятную ностальгию. Исход этого глупого похищения был вполне удовлетворительным, поэтому можно было себя ни за что не корить.
Прислонившись к спинке кровати, Северус зажёг свечу и устроился с книгой в руках. Чтение быстро поглотило его, и даже недостаток света, усталость и впившийся в лопатку деревянный элемент кровати не могли помешать зельевару отрешиться от бренного мира. Однако после очередной перевёрнутой страницы из книги выпала почтовая открытка, которую он засунул сюда по возвращении домой, чтобы забыть о ней навсегда. Профессор перевернул карточку с изображением разведённых мостов и несколько секунд задумчиво смотрел на пустое пространство, куда по замыслу её создателей нужно было написать послание адресату.
Такой ли уж это бесполезный кусок картона? Он кажется отличным поводом нарушить вынужденное молчание. Северус занёс над открыткой перо, но так и не нашёл, что написать. Ему казалось неуместным теперь спрашивать, злится ли всё ещё отец Миллисенты, или ехидно осведомиться, не намечается ли у неё новой свадьбы. Снейп запаковал своё неинформативное послание в желтоватый конверт, нарочно не оставляя никаких пометок, и спустя несколько минут сова уже спешила в поместье Булстродов, чтобы разбудить стуком в окно юную наследницу рода. Помятые перья на груди птицы всё ещё помнили комичное прикосновение пальца профессора и его приказное «Миллисенте, только ей, поняла, глупая ты птица».

+2

3

- И вы правда считаете, что стоит тратить время на этого автора? Его произведения посредственны, как минимум, и он...
- Сентиментален.
- Именно. Однако, из ваших уст это звучит, как комплимент.
- Что вы, вам показалось.
Хитрый прищур темных глаз был устремлен на нее и красноречиво давал понять, что профессор не поверил ни одному слову. Миллисента же, не привыкшая к столь расслабленному разговору, не таившему под собой никакой подоплеки, лишь рассмеялась в ответ, признавая свою пагубную слабость к сентиментальным и романтическим книжным произведениям. Они сидели на небольшой поляне, прямо на молодой траве, которая еще пахла свежестью после недавнего дождя и просто беседовали обо всем подряд. Они никуда не спешили, ничего не опасались и не ставили себе целью с помощью разговора что-то выяснить, просто наслаждались теплым летним днем и позволяли себе иногда углубляться в философские темы, постепенно узнавая о друг друге нечто новое. Однако, солнце так сильно палило руку Милс, что через некоторое время это ощущение стало невыносимым и вызвало боль, которая и вернула девушку в реальность.

Отдернув руку от полоски света, проникающего в комнату между неплотно прикрытыми занавесками, Булстрод с тихим стоном разочарования раскинулась на подушках. Такие сны посещали ее почти регулярно с того момента, как профессор оставил ее на попечение мисс Малфой и девушка упивалась ими, боясь потерять эту придуманную, но при этом успокаивающую нить с образом того, кто был ей так дорог. Эта иллюзия позволила ей не впасть в уныние после возвращения и дала силы для того, чтобы пережить недельный кошмар, в который отец превратил ее жизнь. Однако, после того, как он посмел поднять руку на дочь и ее щека заалела отчетливой отметиной его ладони, мистер Булстрод стал более терпимым и даже согласился забыть о произошедшем. Милли же, пользуясь поддержкой тетушки, некоторое время посидела в поместье, а затем и вовсе перестала скрываться. Слизеринская закалка позволяла ей без труда смотреть в лицо сплетникам, не позволяя им насладиться стыдом и слабостью. Она ответила за свой поступок и ни мгновенья ни сожалела об этом. Спустя пару недель она даже посетила обиженных родителей жениха и принесла свои извинения. Вряд ли, конечно, ее и правда смогли простить, зато Сента смогла окончательно успокоиться, ибо перестала опасаться внезапно повстречаться с ними. А прекрасные сны, позволяющие целыми ночами хотя бы мысленно быть счастливой, помогали ей достаточно быстро обрести покой и умиротворение.  Однако, когда девушка заметила за окном сову, ее сердце пропустило удар, сбиваясь на бешеный ритм.

Соскользнув с кровати и путаясь в подоле шелковой ночной сорочки, Милс ринулась к окну, своим видом почти спугивая птицу. Но, судя по всему, сова была воспитана хозяином в суровых условиях, ибо выглядела она смертельно перепуганной, но при этом и не пыталась упорхнуть, явно не желая оставляя послание без присмотра. И только когда Булстрод взяла в руки желтоватый конверт, она облегченно ухнула и улетела.

Присев на пуф, стоящий рядом с окном, девушка положила конверт к себе на ладони и смотрела на него так пристально, будто пыталась понять содержание послания, не вскрывая его. Неизвестная сова соответствовала неизвестному адресату, что могло натолкнуть Милс на одну мысль, которая, однако показалась ей слишком желанной, чтобы оказаться правдой. Еще в школьные годы она поняла, что никогда не произойдет то, чего ты так упорно и страстно желаешь, лишь отпустив мечту в свободный полет мысли, можно надеется, что когда-нибудь она исполнится.

Слегка подрагивающими от волнения пальцами она раскрыла конверт и осторожно извлекла из него открытку. Ни единого написанного слова, но при этом одно изображение говорило ей больше, чем могла вместить бумага. Неужели он помнил...
Будучи уверенной, что профессор, вернув ее домой, избавился от настигших его неприятностей и больше не захочет быть причастным к ее жизни, Сента была невероятно удивлена этим посланием. Женское сердце тут же затрепетало от нахлынувшей надежды и девушка позволила себе на некоторое время погрузиться в сладостное состояние мечтательности. Выводя кончиками пальцев по открытке замысловатые невидимые узоры, она мысленно восстанавливала в памяти образ Снейпа, не упуская ни единой детали. Образ оказался таким ярким, что Будстрод с трудом прервала свои еще сонные раздумья, ощущая, как сознание окутывает ощущение тоски. Не тяжелой и холодной, а приятной и теплой, ностальгической.  За решением возникших проблем после своего возвращения, Милли никак не могла уделить внимания своим эмоциям, которые за один тот день весомо изменились. Наверное, нужно было прислушаться к голосу разума, оставив открытку на память о прекрасном дне в своей жизни и забыть о послании, не задумываться над мотивами, которыми руководствовался мужчина, отправляя ей сову. Но вместо этого, она еще сонно щурясь и повинуясь необъяснимому порыву нежности, взяла небольшой листок пергамента и устроилась возле туалетного столика.

"Времени суток, профессор.
Благодарю не столько за саму открытку, сколько за напоминание о том прекрасном дне, с удовольствием сохраню это изображение.
Отец мне поведал, какие ужасные вещи придумывали злые языки о нас, после моего триумфального побега, и мне хочется искренне верить, что эти слухи не нанесли вашей репутации особого вреда. Если вам все же задают столь же глупые и раздражающие вопросы, как и мне, от всего сердца прошу прощения, что втянула вас в это. А еще, примите отдельное извинение за то, что я ни о чем не сожалею.
ваша Миллисента".

Запечатав письмо, девушка отправила его совой, еще до конца не осознавая, что именно сделала. Спустя только несколько минут после того, как ее птица покинула пределы поместья, Миллисента была готова провалиться от стыда сквозь землю. В сотый раз припоминая содержание записки, она находила в ней все новые признаки косноязычности, моля, чтобы ее питомец по дороге потерял этот злосчастный ответ, которого наверняка даже и не ждали.

+2

4

Профессор сидел над утренней газетой в гостиной и убеждал себя, что не ждёт ответа. Ведь это запоздалое послание должно было быть расценено девушкой как попытка закрыть эту страницу в их жизни, вернуть ей последнее напоминание и откреститься от этой истории навсегда. Но что-то подсказывало Снейпу, что никто из них этого не хочет на самом деле. Он всё ещё не мог решить, правильно это или нет, а на колени уже упало злосчастное письмо. Пожалуй, последний раз он с таким волнением вскрывал только конверт из Хогвартса в 11 лет. Но в те далёкие годы он хотя бы знал, что там будет написано.
Взгляд поначалу выхватил отдельные слова и сразу метнулся к окончанию письма. Северус отогнал раздражённо этим клочком бумаги наглую сову от своего остывшего чая и медленно вдумчиво вчитался в короткое, но ёмкое послание. Всё было предельно вежливо и понятно почти до самого конца. Так, словно они изредка удостаивали друг друга при встречах светской беседы, но случился какой-то пустяковый конфуз. Но где-то за этими словами всё ещё светили жаркое и порой губительное солнце Петербурга и его серебристая луна.
У Снейпа тут же нашлись неотложные дела: и лаборатория срочно нуждается в ревизии, и домашняя библиотека давно уже в беспорядке, и пара опытных образцов магических артефактов скоро покроется мхом и плесенью. Он отвлекал себя делами ровно до тех пор, пока не понял, что слова Миллисенты прочно засели в голове и не собираются её покидать, покуда он не сдастся и не продолжит их незапланированную переписку.
Потягивая вместо обеда всё тот же холодный чай, зельевар обмакнул перо в чернила и ещё раз перечитал письмо девушки.

«Добрый день.
Никогда не сомневался в вашей проницательности.
Репутация моя никогда не блистала в любых кругах, а посему не стоит об этом беспокоиться. Но, надеюсь, вашего отца не слишком смущают все эти слухи и вопросы? Мне не хотелось доставлять ему беспокойство, но раз уж так вышло, принесите ему мои очередные сожаления, если он захочет их слушать, конечно. Я всё же подозреваю, что его гнев не вечен, ведь когда-то он мог доверить вас мне даже в глухом лесу под прицелом волшебной палочки.
И не стоит извиняться, вы прекрасно знаете, что в данном случае ваша вина лишь в том, что вы вняли моим словам.»

Конечно, Снейпа смущало заключительное упоминание Миллисенты об отсутствии сожаления. Он даже подумывал в очередной раз прибегнуть к помощи Нарциссы, но она и так его порядком выручила. Незачем отвлекать её своим искренним непониманием мотивов других людей и привычкой придавать каждому слову непомерное значение. Девушке просто понравилось это приключение, молодость без них немыслима. Не стоит ждать чего-то иного или даже самому давать ей повод думать иначе. Не стоило даже отвечать, но он ничего не мог с собой поделать. Примерно так же, как не мог не снимать с Гриффиндора баллы. И Северус продолжил.

«А отсутствие сожаления доказывает, что исход для вас оказался в целом благоприятный. Я прав?»

Мужчина задумался на пару лишних секунд и чуть не обронил на своё ценнейшее послание каплю чернил, но вовремя отдёрнул руку. Казалось, он написал и так слишком много, но вместе с тем несравненно мало. Впрочем, кому нужны его излияния, которые он и вовсе делать не умел. И уж тем более не молодой девушке.
«Профессор Снейп» оставил он в правом нижнем углу и, дождавшись, когда чернила высохнут, с чувством выполненного долга отправил сову в очередной полёт.

+2

5

Стараясь убедить себя в том, что профессор вполне может не ответить на ее послание, Миллисента решила заняться чем-нибудь приятным, чтобы избавиться от назойливых мыслей. После возвращения, отец на некоторое время запретил ей покидать поместье, сказав всем знакомым, что дочь отбыла во Францию на отдых к родственникам, ибо сорвавшаяся свадьба и ей нанесла непоправимый моральный ущерб. Герберт Булстрод не раз заметал следы своих нечистых делишек и всегда выходил сухим из воды, так что спустя время ему не стоило особых усилий повернуть все случившееся против семьи жениха. Несколько слухов, одна газетная заметка с его интервью и уже половина магического мира считала, что Милс сбежала из под венца потому что не хотела сочетаться браком с человеком, которого не любила. Конечно, отчасти это было правдой, но с другой стороны молва обрушилась на неудавшегося жениха, высмеивая его неспособность увлечь молодую девушку, чего он совершенно не заслуживал. Впрочем, все это уже перестало интересовать девушку, которая считала дни до окончания своего домашнего ареста.

Потратив большую часть дня на конную прогулку по окрестностям поместья, Миллисента вернулась в комнату довольной, но порядком измотанной. Никаких признаков почты не наблюдалось, поэтому, в очередной раз приказав себе не ждать, она отправилась переодеваться и приводить себя в порядок. Потратив на это непозволительно много времени, она отклонила приглашение отца вместе отобедать и, устроившись на излюбленном месте возле окна, погрузилась в чтение. Однако, спустя всего пару страниц, ее одиночество было нарушено уже знакомой взъерошенной совой.

В первое мгновение не веря своим глазам, девушка просто смотрела на сову так же удивленно, как и та на нее. Но затем птица стала проявлять недовольство медлительностью адресата и Милс поспешно подобрала брошенный на подоконник пергамент. Посланник упорхнул, а она еще долго смотрела вслед сове, даже боясь подумать о том, что может содержаться в послании. Несомненно, ее буквально разрывала изнутри радость от того, что Снейп ответил, но при этом она знала его достаточно хорошо, чтобы понимать - послание может нести совсем не радостную для нее информацию. Отложив книгу и положив письмо себе на колени, Булстрод с задумчивым видом рассматривала его, никак не решаясь вскрыть. Однако, вскоре поняв, что ей все равно придется прочитать письмо и поэтому совершенно глупо изводить себя раздумьями, она разорвала печать.

Перечитывая строчку за строчкой, Миллисента упивалась знакомым почерком. Странно, но только теперь, читая слова, написанные его рукой, она поняла, насколько соскучилась по школьным временам. Конспекты, перечеркнутые категорическими замечаниями всегда приносили ей необъяснимое сакральное удовольствие. Казалось удивительным и невозможным, что в процессе проверки работы, Снейп хоть на мгновение вызывал в памяти ее образ - ради этого стоило примиряться с едкими замечаниями и испорченными рукописями. А теперь он написал послание, адресованное только ей. Конечно, с его стороны это было не больше, чем проявление формальной вежливости, но все равно для нее этот небольшой листок пергамента станет огромной ценностью.

За окном, переливаясь и угасая алыми всполохами догорал закат, а Милс все еще сидела возле окна, погруженная в размышления. Послание профессора уже было аккуратно свернуто и спрятано в небольшой шкатулке, обитой изумрудным бархатом, а девушка который час ломала голову над ответом. Обычно не знающая проблем в выражении своих мыслей вслух или же на бумаге, теперь она не могла заставить себя написать хотя бы слово. Все казалось вычурным или слишком официальным. Наконец, сдавшись, она призвала пергамент и перо.

"Добрый вечер, профессор,
Об отце не беспокойтесь, он лишь потребовал моих признаний что все произошедшее - исключительно моя инициатива, а вы оказались втянуты в это по доброте душевной. Он наоборот хвалил ваши педагогические способности и восхищался вашей преданностью студентам. Пусть и бывшим. Посему, не вижу препятствий для того, чтобы снова меня вам доверить.

Я не вняла вашим словами, я пошла за вами. В этом есть значительная разница и вины в том вашей нет однозначно.
Исход не просто благоприятен, он превосходен. Вы сделали меня счастливой и подарили день, полный радости, душевного восторга и внутреннего равновесия. Спасибо за то, что были рядом. "

На этом слове перо Милс застыло. Она написала слишком много и мысли путались, не позволяя сосредоточится и оценить насколько личным было письмо. Ей хотелось поддерживать официально-отстраненный тон, но  слова сами выливались на бумагу и отчего-то совершенно не хотелось этому препятствовать. Поэтому, быстро подписав послание коротким "Миллисента", она свернула пергамент и, пока не проснулась та часть сознания, которая отвечала за здравый смысл, отправила сову профессору.

И вновь, как только птица скрылась за горизонтом, девушку охватил ужас от содеянного.

+2

6

Северус крутил в руках нераспечатанное письмо. Он знал, что на этот раз девушка точно ответит, но не спешил узнать содержание. Ему достаточно было просто держать в руках этот кусок пергамента и чувствовать, что вот она, единственная связывающая их ниточка, судьба которой в его руках. Он может поднести аккуратно уголок конверта к пламени свечи и навсегда распрощаться с Миллисентой. А может бросить это письмо куда-то среди бумаг и найти нескоро. Впрочем, разве он сможет про него забыть и сделать потом вид, что обнаружил совершенно случайно. И нет ничего проще, чем прочесть письмо и ответить в любое удобное ему время. Такой формат общения Снейпа устраивал совершенно, разве что отсутствие интонаций голоса собеседника могло сбивать с толку и вносить некоторые трудности.
Он наконец расправил письмо  и склонился над ним, ближе придвигая свечу. С первых же слов профессор начал хмуриться и даже не удержался и фыркнул негодующе. По доброте душевной. Смеётся она что ли. В кои-то веки он совершил смелый, а главное нетипичный для себя поступок. И тут бы ему гордиться до пенсии, но каждый уверен почему-то, что эти лавры нужно у него отобрать. Что это за законы мироздания. И ладно бы с таким посылом на него смотрела вся Британия, она его нисколько не интересовала, но уж Миллисента могла бы быть мудрее. Она может говорить своему отцу любые глупости, в этом есть хотя бы какой-то практический смысл, но зачем об этом напоминать раз за разом самому Снейпу. Не то чтобы он хотел афишировать своё геройство и рассказать всем, каким тяжелым для него оказался тот день вдали от туманного Альбиона и полным открытий, но уж девушка-то была даже не сторонним наблюдателем. Но он сам виноват, что создал образ человека, который должен себя винить в случившемся, но ни в коем случае не гордиться своим маленьким бунтом против существующего порядка вещей.
Северус и в самом деле уже пожалел, что сразу не сжёг письмо. Даже её благодарности вызывали у профессора неподдельное раздражение. От них слишком веяло тем солнечным днём, и это всё обжигало и не давало мыслить ясно. Она просто пошла за ним, а он просто был рядом. Ничего более. Он так и знал. Или просто видел в каждом слове негатив и отражение своих опасений. Так что она имеет в виду и зачем снова это пишет? Это стоит спросить у неё самой.
«Что вы имеете в виду?» - написал он на лежащем рядом клочке бумаги и бросил перо, глядя на слова. Они куда лучше прозвучали бы вживую, сухо, с металлическим отзвуком в голосе. Она не поймёт его вопроса в этой форме, и он не сможет её за это винить, если не собирается раскрывать ей всю бурю своих мыслей и застигших врасплох эмоций. Не стоит больше продолжать эту тему. Предположим, его цель сейчас не потерять приятного собеседника и сохранить приятельские отношения с человеком, который  в отличие от большинства способен его понять. Это должно получиться, вот уж в этом случае точно должно.
Пожевав задумчиво кончик пера, Снейп взял новый лист и обмакнул перо в чернила.

«Завидное красноречие, мисс. Разве что, судя по вашим словам, ему стоило восхищаться преданностью моих студентов мне, а не наоборот.»

Он выдохнул в очередной раз со злостью. Письмо не выходило таким, как ему хотелось. Он долго сидел в кресле, не зная, за что лучше ухватиться и как продолжить. Он не умел много говорить, а писать уж и подавно, ведь письменная речь обычно ещё более неразвернутая. Если только не писать то, что обычно не можешь так просто сказать.

«В таком случае, мистер Булстрод даже не будет против возобновления зимних занятий по тёмными искусствами? Если в этом есть ещё необходимость. Не люблю незавершённых дел.»

Снейп сравнил свой ответ с письмом девушки, не получилось ли слишком отвлечённо от их предыдущего диалога. Пожалуй, вышло слишком прямолинейно, но это даже лучше, чем ходить вокруг да около, запутывая и себя, и Миллисенту.
Подписавшись, он засунул письмо в конверт, и взгляд его снова упал на письмо девушки и лежащий рядом листок с вопросом, который по-прежнему терзал зельевара. Он принёс зелёные чернила, выделил последний абзац и поставил напротив аккуратный и не сразу бросающийся в глаза знак вопроса. Словно проверил очередную контрольную и недоумевает, как эта информация попала туда. Сложив письмо Миллисенты, он запечатал его в конверте вместе со своим. Северус усмехнулся на пару секунд: она будет удивлена объёмом послания, ещё подумает, что он расщедрился на целую поэму, скорее всего гневную.

+2

7

Бросив все дела и надежно заперев дверь в спальню, Миллисента устроилась на кровати, кладя перед собой долгожданный ответ. Конверт был плотным, а значит профессор расщедрился на полноценное письмо, но мысль об этом не принесла девушке даже толику радости. Всем было известно, что Снейп, не любивший тратить свое драгоценное время на пустые разговоры, мог пустить в ход свое красноречие лишь в случае, когда собирался унизить собеседника по всем правилам. Однако, за столько лет Миллисента привыкшая к подобным поворотам, не собираясь допускать в ощущения тот знакомый липкий холод страха и поэтому резко разорвала конверт, не давая себе пути к отступлению. Уже знакомый листок упал к ней на колени, раскрываясь. Увидев свой почерк и признав в этом клочке свое послание, Булстрод замерла, с удивлением глядя на расплывающиеся перед глазами буквы. Он вернул ее письмо...

Медленно откинувшись на подушки, Милс уставилась в потолок, пытаясь совладать с эмоциями. Слезы от напряженного ожидания и внезапного произошедшего поворота, скользнули от уголков глаз по вискам, но девушка глубоко выдохнула, стараясь вернуть себе спокойствие. Интересно, что именно разозлило мужчину до такой степени, что он решил донести свое отношение к написанному подобным образом?..

За удивлением и разочарованием быстро пришла злость. Резко поднявшись с кровати, девушка решила срочно избавиться от любого напоминания о своем позоре и, схватив письмо, направилась к столику. Только благодаря чуду, Миллисента взглянула на содержание послания перед тем, как сжечь его на медном блюдце. Вновь застыв в недоумении, она смотрела на знак вопроса, выведенной точным движением, пытаясь сообразить, что это могло значить. Вернувшись к кровати, Булстрод заметила еще небольшой листок, лишь небольшим уголком выпавший из разорванного конверта. Эмоции улеглись, а  от сердца ощутимо отлегло - ее не отталкивают.

Прочитав небольшое послание, Сента не стала сдерживать желание ответить немедленно. По привычке расположившись возле окна, она призвала перо и бумагу.

"Пусть восхищается тем, чем хочет. Главное, чтобы он был спокоен и смотрел в нужную сторону.
Не будет. И да, я рассчитываю на это ваше качество, ибо у нас еще много незавершенных дел, которые я бы хотела довести до логического конца."

Странное ощущение перемен не покидало девушку. Она закончила письмо, осознавая, как сильно тот день, совместно проведенный в Петербурге, повлиял на их отношения. Снейп больше не стремился подавлять, а она становилась все смелее, постепенно забывая, что над каждым словом и действием стоит долго размышлять. Их беседа становилась естественной и легкой, начиная приносить совершенно новое чувство удовлетворения. С одной стороны это пугало, ибо открываться перед кем-то было сложно, Милли с детства приучали, что не стоит этого делать даже перед близкими. Но при этом она понимала, что только  пройдя через это, они смогут с мужчиной наладить настоящие доверительные отношения. А эта перспектива  вызывала в глубине сознания такой сильный восторг чувств, что девушка была просто не способна сопротивляться. Конечно при этом, она уговорила себя смириться с тем, что никогда не сможет получить в полной мере того, о чем томилось ее сердце, однако, доверие и расположение профессора могло в ее глазах стать вполне достойной заменой желаемого.

Взгляд Булстрод вновь упал на письмо, на полях которого красовался вопросительный знак. Это очень напоминало ее студенческие работы по зельям, которые нередко сопровождались подобными знаками и расшифровывать которые ей приходилось долго и упорно, призывая на помощь знания привычек Снейпа, а так же всю силу своей логики. Но теперь все так неуловимо, но изменилось. И эти перемены, как никакие другие делали ее по-настоящему счастливой.
Отложив в сторону записку, она вернулась к своему нынешнему письму и ниже, в качестве постскриптума, вывела, словно сноску, большой знак вопроса.

"? Это мой осознанный выбор, ничем не спровоцированный.  Тот день мне дорог только из-за вас. Вы не были причиной моего побега, но вы стали причиной того, что я была счастлива в этот день и что справилась с последствиями своего поступка весьма легко. И давайте больше не будем о свадьбе, все вокруг и так без умолку твердят о ней. "

Письмо было запечатано и тут же отправлено совой. А Миллисента продолжала сидеть на широком подоконнике и, оглядывая красивый парк поместья, погруженный в ночные сумерки, она впервые ощущала внутреннюю легкость. Пусть она написала слишком честно и, наверняка, мужчина расценит это как наглость, но больше она не хотела играть и притворяться. Если она и правда ему хоть отчасти не безразлична, ему придется смириться с ее эмоциями и чувствами по поводу всего происходящего. В конце концов, от него требуется лишь понимание и терпение, а девушка была уверена, что именно этим профессор обладает в определенном достатке.

+2

8

Снейп по-прежнему спокойно распаковывал очередное письмо, удивляясь однако про себя, что до сих пор не отпугнул девушку, и она продолжает отвечать. Всего несколько предложений и эта сноска. Нет, ей придётся ещё постараться, чтобы понять, когда ответ ему вовсе не требуется. Никто же не станет пререкаться с ним, если он сделает замечание к студенческой работе. Здесь требуется всего лишь исправление без лишних слов. Для Северуса это было само собой разумеющееся дело, и ему даже в голову не могло прийти, что они уже не в Хогвартсе и тут могут действовать совсем иные принципы и законы. Но всё начинается с малого, и когда-нибудь его недоумение станет сомнением, которое со временем перерастёт в озарение.
Рука привычно потянулась к чашке чая, пока он ещё раз читал короткое послание, и профессор чуть не сделал добрый глоток настойки полыни, позабыв, что прихватил письмо с собой в лабораторию. Очередное красноречивое послание Вселенной. Зельевар отложил бумагу в сторону, но эксперименты всё равно не приносили желаемого результата. Его как будто подталкивал кто-то под руку, торопил и лишал вдохновения и увлечённости делом.
- Чтоб вас… - в сердцах пробормотал он, прихватывая со стола письмо, и поднялся в спальню, бросая его на тумбочку. После прохладного подвала в комнате казалось слишком душно. Снейп распахнул окно и встал, опираясь кончиками пальцев на подоконник. Ему было видно опостылевшую улицу, каждый камень мостовой которой он помнил с детства. Отжившего детства, теперь уже окончательно. Он убеждал себя поначалу, что его трогает вся эта обстановка, чтобы чувствовать, что он ещё жив. В этом доме Северус впервые узнал о мире магии, на этой улице его задирали соседские маглы, бездарные и бесполезные, даже не подозревающие о своей ущербности, вот на той детской площадке он подкарауливал юную рыжую ведьму. Но со временем всё это стиралось и блекло в его памяти, дорогие до этого воспоминания оставляли его всё чаще равнодушным и всплывали всё реже. На их место должно было прийти что-то новое. Если он позволит этому случиться, конечно.
Снейп снова развернул письмо Миллисенты, нахмурившись, и губы его дрогнули, словно он хотел что-то сказать. Ему и в самом деле померещилось лицо девушки, и он готов был поучительно ей ответить что-нибудь, чтобы после они надолго замолчали, довольствуясь тем, что есть. Наверное, он просто устал. Лёгкий порыв ветра прямо в лицо профессора завернул край бумаги, словно прогоняя его обратно в комнату от окна.
Устроившись на краю кровати с пером и бумагой, Северус склонился над ответом.

«В таком случае я постараюсь уладить формальности. Однако на этот раз мне хотелось бы узнать и вашего мнения по поводу подобного мероприятия. Возможно, вам давно хотелось овладеть какими-то тонкостями магической науки или что-то вызывало у вас неподдельный интерес.»

Снейп покосился снова на письмо Миллисенты и приподнял бровь. Ему было определённо любопытно, какие это у них есть незавершённые дела, о которых он явно не в курсе. Но это совершенно не в стиле добропорядочного Снейпа проявлять к чему-то кроме зелий и тёмной магии активный интерес. Он и так уже слишком много уделил девушке внимания, спросив её мнения в вопросах, которые как преподаватель никогда не доверял ученикам.

«Надеюсь, хотя бы я в ваши планы буду посвящён заранее», - закончил он письмо, снова невольно намекая на её побег от жениха. Уж слишком хороший был предлог кольнуть Миллисенту, а в таких делах Снейп себя сдерживать не привык.
Посмотрев на часы, он запечатал письмо, но отложил отправку на утро. Выдвинув ящик тумбочки, зельевар положил письмо Миллисенты к остальным и кинул на него последний взгляд. «Тот день мне дорог только из-за вас». Нет, такого не бывает с потрёпанными жизнью мизантропами. Он уже обнимал одной рукой подушку, но всё ещё убеждал себя с лёгкой смесью самодовольства и страха перед неизвестным, что это очередная дань вежливости, слишком откровенная, но разве он разбирается во всех этих тонкостях.

+2

9

Всполохи заката окрашивали темное небо в прекрасный цвет амаранта. Тихая музыка плавными мотивами доносилась из сада, а шум людских голосов, расположившихся в саду перед праздничным ужином, едва долетал да этой стороны поместья. Миллисента зашла в комнату, чтобы забрать веер, который так опрометчиво отвергла в начале вечера, но теперь, убедившись, что ночь обещает быть жаркой, решительно не могла представить, как пережила без этого функционального аксессуара церемонию встречи гостей. Однако, как только ее пальцы коснулись тонкого атласа безделушки, в окно влетела ее сова, держа в клюве заветное письмо. Позабыв о цели своего визита в спальню и о том, что ее ждет отец, дабы представить особо важным гостям, девушка  прошла к раскрытому окну, на подоконнике которого уже уютно устроилась птица и несколько мгновений гипнотизировала письмо, прежде чем взять его в руки - бумага была прохладной и приятно холодила пальцы.

Несмотря на то, что эта странная переписка продолжалась уже значительное время, Сента никак не могла привыкнуть к этому. Может дело было в том, что они давно не виделись и все произошедшее уже казалось скорее ярким мечтанием, нежели реальным воспоминанием. А может в том, что в памяти и сознании девушки еще до сих пор прочно сидели те образы, которые она бережно хранила и собирала в течении многих лет обучения в Хогвартсе. Будучи уверенной, что после выпуска она будет иметь возможность встречать Снейпа при особом везении лишь один раз в год, Булстрод старалась как можно ярче запечатлеть каждую его привычку, интонации и движения. А теперь, он пишет ей письма, явно руководствуясь лишь собственным желанием - это было выше ее понимания.

Развернув послание, Миллисента быстро пробежала глазами по тексту, затем хмурясь в задумчивости. Все шло отлично и теперь впереди замаячила их встреча - то, о чем девушка грезила днями и ночами, но вместе с радостью внезапно пришло осознание, что она понятия не имеет, как себя стоит вести и чего надо ожидать от мужчины. Они вроде как нашли взаимопонимание на уровне инстинктов и чувственных ощущений, но при этом до сих пор никто из них не представлял себе в полной мере мысли и чувства другого. Сента была уверена, в том, что Снейп просто отдает дань воспитанию и руководствуется в своих действиях лишь чувством долга. Конечно, иногда в тайне от самой себя она понимала, что ждет и хочет совсем не этого, но так как выбора в данном случае у нее особого не было, она просто жадно наслаждалась тем, что есть, боясь, что эта странная связь вот-вот оборвется. Но странное дело, она не только не обрывалась, а казалось, что только крепла с каждой встречей, а теперь с каждым письмом. Наверняка, со стороны это выглядело весьма однозначным и красноречивым образом, но привыкшая к тому. что все, что дорого доставалось ей очень высокой ценой, Милли и помыслить не могла, что истина перед ней на раскрытой ладони.

Призвав перо и бумагу, она присела на пуф возле окна.
"В таком случае, дело за вами. Обещаю к моменту встречи точно и ясно сформулировать свои пожелания. Надеюсь, что обстоятельства не заставят нас надолго откладывать данную договоренность.
Миллисента"
Отправив ответ буквально сразу, Булстрод не стала в этот раз погружаться в размышления. Схватив ранее позабытый веер, она вихрем шелка и кружев, покинула спальню, все же не отказав себе на мгновение погрузиться в романтические мечтания.

+2

10

Получив очередное послание и прочитав его, Снейп облегчённо выдохнул. Как будто был закончен этот этап их переписки, и они даже умудрились закончить его с перспективами на плодотворное продолжение. Пришлось даже признаться себе, что он немного устал от этих писем, они словно подталкивали его каждый раз облекать в натянутые слова свои мысли. Тут ведь не отправишь чистый лист в знак глубокомысленного молчания или сардонической усмешки.
Ещё пару дней Северус потратил на улаживание формальностей с отцом Миллисенты. Ему спасительно было думать, что они с девушкой снова наладили исключительно деловые отношения. Настолько деловые, что он по старой памяти её считал неразумной ученицей и не мог распоряжаться её судьбой без согласия её родителя. Или думал, что считал. Это было крайне удобно и для душевного равновесия, и для внешнего соблюдения всех приличий в обществе. Ему уже не пятнадцать, когда хочется идти наперекор всем и находить себя в отчаянных и смелых поступках. "Хотя иногда бы не помешало" могла бы сказать одна юная мисс.
Получив от мистера Булстрода добро, профессор снова нахмурившись сидел над письмом Миллисенте. Не то чтобы он не думал о ней эти несколько последних дней, но по-настоящему вспомнил только сейчас. Не подумала бы она, что он ретировался со скоростью света, как только речь зашла о конкретных действиях. Ведь он не оставил ей и короткой отписки.

"Всё улажено. Жду вас на прошлом месте в то же время в пятницу."

Мужчина даже позволил себе пару лишних росчерков в подписи от избытка чувств-с. А то Миллисента могла не понять из сообщения как важна эта встреча. Хотя всё ведь было на ладони. Зельевар ещё раз вчитался в своё пространное сообщение. Нет, тут явно невозможно не увидеть, не прочувствовать, насколько всё волнительно.

Но в пятницу Снейп не сдвинулся с места. Он глупо выбрал место и не хотел туда возвращаться, опасаясь, что оно будет слишком напоминать о прошлом случае. И самое ужасное, что он бы даже хотел повторения. Накануне зельевар сидел в кресле напротив дивана в гостиной, как тогда зимой, и проверял себя на прочность. Он определённо чувствовал дыхание жизни, вспоминая, как Миллисента лежала здесь беспомощная и до изнеможения рассерженная. Это было слишком непривычно после стольких лет обитания среди теней и ради теней. Не так-то просто избавиться от общего ощущения обречённости и поверить в то, что всё ещё возможно.
Он срочно должен отменить встречу. Оставалось надеяться, что успеет.

"Неотложные дела заставляют меня передвинуть нашу встречу на неопределённый срок. Приношу свои извинения и выражаю надежду на то, что запланированное всё-таки состоится позднее."

Снейп снова пожадничал и оставил все свои жалкие эмоции себе. Как-то не так это должно было звучать, совсем не так, но времени у него уже не было продумывать что-то более яркое, живое и убедительное.

"Северус" - просто подписался он, чего не делал прежде, бросил грязное перо на стол и запечатал конверт, не веря, что всё-таки делает это. Она поймёт. Рано или поздно поймёт.

+2

11

Отправив мужчине письмо, Миллисента отлично повеселилась тем вечером, ведь воображение теперь красочно и убедительно рисовало ей их будущую встречу,  одаривая девушку волнами неконтролируемого вдохновения. Она не совсем понимала, что принесет ей эта встреча, но на фоне радости от предвкушения, все эти опасения были мелочью, на которую Милс не стала обращать внимания. Даже тот факт, что Снейп соизволил отправить ей ответ лишь спустя несколько дней никак не встревожил Булстрод. Наоборот, все это время она порхала, упиваясь трепетом и волнением перед встречей и была занята обдумыванием собственного внешнего вида. До этого обстоятельства и случай решали за нее, теперь же она имела возможность продумать каждую деталь своего наряда. Конечно, девушка искренне сомневалась, что мужчина заметит и оценит ее старания, но по сути все эти приготовления были устроены скорее для нее самой - дань женскому упоению предвкушением значительного события. Сотни платьев, шарфы, перчатки и чулки - этим добром была завалена спальня юной наследницы. Сама же она, сидела посередине всего этого вороха одежды, стараясь предугадать погоду на ближайшую пятницу и в связи с этим предусмотреть все нюансы. Раз они уговорились обучаться, значит одежда должна быть не только красивой, но и удобной, подходящей для маневров, а вот с этим сочетанием всегда у юных красавиц возникали трудности.

В пятницу же, проснувшись рано утром, Миллисента потратила неимоверно много времени для того, чтобы привести себя в порядок. Каждый завиток прически лежал идеально, кружевные манжеты молочного цвета блузы были идеально расправлены и будто небрежно выглядывали из-под манжет легкого приталенного пиджака, подбитого темно-зеленым бархатом. Под цвет пиджака были подобраны брюки, а образ завершали высокие сапоги из тонкой черной кожи и под цвет к ним укороченные перчатки. В любом случае, не знавшая вкусов профессора, если таковые у него вообще были по отношению к женской одежде, девушка положилась на собственный вкус и выбрала то, в чем ей было комфортно. Оставшись полностью довольной свои видом, Сента убедилась, что все предупреждены о ее уходе, отдала несколько распоряжений тетушке и попрощавшись с отцом, аппарировала.

Секунды складывались в минуты, а те перетекали в часы. Милли прибыла в точно указанный срок, и с того момента сидела на небольшой скамье у развалившегося домика и всматривалась в то место, откуда вот-вот должна была возникнуть фигура в черном. Однако, время шло, а Снейпа все не было. Стараясь не поддаваться панике, Булстрод не стала обращать внимание на течение времени, вместо этого она упорно продолжала сидеть и ждать. Но вскоре небо подернулась темной пеленой туч и внезапный порыв ветра с дерева, расположенного возле того места, где расположилась девушка, сорвало облако листьев прямо ей на голову, вырывая из задумчивости. Ранняя  осень в Англии всегда была промозглой, особенно вечерами и теперь, очнувшись от оцепенения девушка каждой клеточкой тела ощущала холод остывшего за считанные часы воздуха. Он не пришел.

Просидев на проклятой скамье и прождав профессора добрых пару часов, она никак не могла заставить себя поверить в то, что он смог так с ней поступить. Наверное стоило давно уйти, но ее будто неведомая сила приковала к этому месту, не позволяя даже шевельнуться. Изумрудный взгляд погас, по щекам, искусно напудренным, текли слезы...обиды? Отчаяния? Миллисента и сама не знала. Она не злилась, не испытывала ярости и не желала отомстить. Просто внутри нее что-то будто сломалось и теперь лишь дышать стало тяжелее.

Несколько раскатов грома и лес осветила яркая вспышка молнии, а затем с небо пролился дождь. В мгновение идеальная прическа была испорчена, по щекам заструились темные капли туши, а шелк блузы насквозь промок и теперь манжеты жалкими кусками ткани обрамляли запястья девушки. Но все это не шло ни в какое сравнение с той душевной болью, которая раздирала девушку изнутри. Это была его злая шутка или небрежность по отношению к ней - ее теперь это волновала мало. Единственное, что имело значение это ее слезы под проливным дождем и холод, сковывающий тело, которое, до этого невесомое от вдохновения, теперь казалось неподъемно тяжелым. Она нередко задумывалась над тем, какой предел имеет ее терпение и то чувство, которое всегда казалось ей безграничным. Здравый смысл всегда подсказывал ей, что она не сможет терпеть подобное вечно, но даже в самых страшных кошмарах ей не представлялось это таким образом. Одна, брошенная и униженная перед самой собой, оплакивающая свои глупые и наивные мечты, скорбящая об ушедших надеждах. Когда-то, очень давно он подарил ей нечто очень важное, поддерживающее и оберегающее ее на долгом пути взросления, но теперь он  будто безжалостно отобрал это обратно, будто тогда она забрала то, что никогда ей не принадлежало и получила она это не по праву. Наверное, на самом деле так оно и было. Он никогда не подозревал о том, что бесценен для нее, а она никогда не позволила бы себе навязать ему это. Стало быть, настало время расставить все по местам.

Вернувшись в поместье, Миллисента бледной тенью скрылась в спальне и прямо в одежде забралась на кровать. Ее знобило и казалось, что только тепло одеяла согреет ее насквозь продрогшее тело. Зарывшись в подушки, одеяло и плед, девушка скользнула безжизненным взглядом по прикроватной тумбочке, замечая на ней письмо. Внутри вновь все сжалось от боли и обиды. Сквозь тонкую бумагу проглядывал знакомый почерк, но ей впервые не хотелось его видеть. Снейп всегда находил причину для своих поступков, какими бы жестокими они не были, но у нее не было больше сил.

Небрежным жестом разорвав письмо в клочья даже не вскрывая, Милс отвернулась от разбросанного по полу послания, с головой укрываясь одеялом. Она это переживет. Продышит и проплачет, а затем вновь расправит плечи и будет учиться жить заново.
Эпизод завершен.

Отредактировано Millicent Bulstrode (1 августа, 2015г. 15:48)

+2



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC