Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (загодя 1991) » Место встречи изменить нельзя


Место встречи изменить нельзя

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Время: весна 1976
Участники: Сириус Блэк, Питер Петтигрю, Северус Снейп, Джеймс Поттер, Ремус Люпин

Одна из самых неудачных шуток 70-х.

+1

2

От шелеста переворачиваемых страниц и скрипа елозящего по пергаменту пера Питера клонило в сон, но он боролся с собой, бездумно скатывая каждую строчку, то и дело появляющуюся в свитке соседа. Безотказный Ремус согласился помочь им с домашним заданием, и теперь троица сидела в библиотеке, умирая от скуки в отсутствие умудрившегося схлопотать отработку Джеймса.
Вернее умирали Сириус с Питером, Люпин же был поглощен перечислением полезных свойств дурман травы, время от времени обращаясь к лежащему рядом учебнику за подсказкой.
Хвост считал, что это справедливо. Из-за него они сегодня спать всю ночь не будут, а ведь завтра учебный день. Питер вот не такой, как Джеймс и Сириус. Он так не может, он устает вообще и ничего не соображает, рискуя получить плохую отметку, если кому-то из педагогов вздумается его спросить. И как он только будет СОВ сдавать.... Эти-то получат свои проходные баллы, никто в них не сомневается, а Питеру и так любые знания даются нелегко, так вот ещё, пожалуйста, полнолуния в их жизни начались!
Нет, он, конечно, рад, что научился, наконец, перекидываться. Это очень полезная способность, наверное, но мир глазами крысы, откровенно говоря, не воодушевляет. Ну, во-первых, краски – их практически нет. Питер даже не сомневается, что это только ему так повезло. Во-вторых постоянных страх, что кто-нибудь наступит, раздавит, уронит и прочее. И когда берут за хвост – это просто ужасно. Зато есть чем гордиться: по отношению к телу тестикулы крыс много крупнее, чем у любого другого зверя.
Вот пусть теперь знают, у кого тут самые большие яйца.
Питер ухмыляется и потирает пальцами глаза, возвращаясь к свитку соседа.

После библиотеки они провожают Лунатика в лазарет, оставляя его на попечение школьного колдомедика. Там о нем позаботятся, проследят за тем, чтобы он выпил своё зелье, и под покровом темноты отведут в убежище. Такова неизменная процедура.
Карта у Сириуса и Питеру не терпится узнать, где сейчас Джим. Он сует свою любопытный нос в пергамент, чем вызывает недовольство Бродяги, а затем тычет пальцем в искомую точку.
Джеймс всё ещё отбывает наказание.
- А может ну его, это полнолуние? – робко спрашивает Хвост, семеня следом за Блэком подальше от лазарета, - Джим наверняка устанет после этой драккловой отработки, а у нас впереди матч-реванш со Слизерином и вообще...
Оборвав свою невнятную речь, Петтигрю замолкает, кажется, став ещё меньше под взглядом обратившего на него свой взор Сириуса.
- Ну я просто напомнил, - поводит он плечами с видом «ладно, как хотите, я ничего не говорил».

+2

3

[AVA]http://s020.radikal.ru/i708/1511/2e/4ce323c6c978.jpg[/AVA]
.
    Настроение у Сириуса, откровенно говоря, было довольно скверным. Обычно перед полнолунием было плохо Лунатику, Блэк же, наоборот, радовался тому, что Мародеров ждет целая ночь приключений. С тех пор как они научились превращаться в животных, наконец, освоив один из самых сложных видов магии, каждый месяц устраивали себе ночные прогулки по Запретному Лесу. Ремус боялся, что мог кого-то укусить (мало ли, вдруг Хагриду захочется среди ночи сходить к кентаврам на чай?), но Сохатому и Бродяге повезло с тем, что наутро Люпин ничего не помнил, и можно было умалчивать о каких-то деталях. Действительно, зачем травмировать и так покалеченную психику Лунатика?
   Сегодня же Блэку казалось, что все были какими-то вялыми для приключений, что вообще странно для Мародеров. Тем не менее, так оно и было: Джим отбывал наказание, а остальные сидели в библиотеке. Рем, конечно же, учился. Причем учился с таким видом, будто сегодня будет обыкновенная ночь, не предвещающая ничего интересного. Лунатик иногда умел прикинуться простым парнем без намека на какие-то необычные болезни или особенности. Люпин вообще был не похож на оборотня, и если бы Сириус был посторонним человеком, то мог бы заподозрить в ликантропии любого из Мародеров, но только не Ремуса.
   В час икс, которого Сириус ждал долгих четыре недели, Люпин, наконец, перестал занудничать и отправился в Больничное Крыло. Бродяг и Хвост же, проводив товарища, пошли обратно – к Лунатику они всегда приходили позже, когда тот уже сидел в Воющей Хижине и ждал превращения.
   Проверив на Карте Мародеров местоположение четвертого, в этот вечер не очень везучего, друга, Блэк уже хотел было идти за плащом-невидимкой, который был у Джеймса под подушкой, чтобы как-то помочь Сохатому, но вопрос Питера сбил Сириуса с мысли.
    – Если тебе не терпится в постельку, Хвост, можешь идти спать, – фыркнул Бродяга, немного раздраженно поглядев на Питера. – Сохатый ждет нас, и Лунатик тоже.
   Захватив плащ, Блэк пошел к Джеймсу, стараясь не обращать много внимания на Питера. Когда они почти достигли цели, Сириус хотел было зайти, как вдруг увидел в конце коридора Снейпа. Один Мерлин знает чем, но тот так взбесил Бродягу, что тот тут же вытянул плащ, вручил его Питу и, буркнув «Отнесешь Джиму», подошел к слизеринцу.
    – Заблудился? Не ванную ли комнату ищешь? Пора бы уже посетить это место – мы с Питером чуть не поскользнулись на жирных лужах, которые есть везде, где ты машешь патлами.
   Достав на всякий случай палочку (вдруг тот напасть вздумает?), Блэк сделал к Снейпу еще шаг.
    – Может, хватит уже за нами везде ходить?

Отредактировано Sirius Black (6 ноября, 2015г. 00:45)

+2

4

Хогвартс всегда был местом особого значения для Снейпа. Почти идеальным, если бы не количество людей и отдельные личности среди этой разношерстной толпы молодых волшебников. Уединиться можно было если не в гостиной своего факультета, то хотя бы, весьма условно опять же, в библиотеке. И только слизеринец закрыл последнюю книгу, как увидел, вернувшись в реальный мир, за столом у противоположной стены троих гриффиндорцев. Странно, с ними не было четвёртого, вызывавшего у Северуса самую мощную волну отвращения и негодования. Он поспешил удалиться, устав за все эти годы порядком от дурацких шуточек и беспочвенных оскорблений.
Через пару часов он опять чуть не наткнулся на мародёров, но они свернули в один из коридоров, и неугомонный и упорный Снейп проводил их почти до самого Больничного крыла, недоумевая, что им там опять понадобилось. Все трое могли ходить, выглядели довольно-таки здоровыми и буквально недавно были даже в состоянии учиться. Всё было слишком подозрительно. «А может ну его, это полнолуние» - отпечатывается в сознании Северуса случайно услышанная за спиной фраза, и они с гриффиндорцами расходятся в разные стороны.
Он никак не мог найти сегодня Лили, и оттого отсутствие Поттера в привычном окружении пугало ещё больше. Обойдя все места стратегического скопления гриффиндорок, Снейп почти отчаялся и решил попытать счастья неподалёку от гостиной Гриффиндора. И снова впереди замаячило уже поредевшее общество его недругов. Значит, они оставили в крыле Люпина.
«Сохатый ждёт нас, и…» - Снейп затерялся в толпе и не расслышал продолжение разговора, торжествующе сжимая руку в кулак. Значит, она не с ним, и об этом можно больше пока не волноваться. Но где же тогда ждёт их Сохатый и зачем? Слизеринец безо всякого зазрения совести дождался, пока Блэк и Петтигрю снова появятся в коридоре с какой-то тряпкой в руках и осторожно последовал за ними. Ведь он давно замечал, что в канун полнолуния они все себя как-то странно ведут, пропадают куда-то. Но никто его и слушать не хотел, даже Эванс. Теперь-то он им всем докажет, что такое Снейп и каковы его шпионские навыки.
На этот раз Северус даже не пытался что-то подслушать, он крался по коридорам с видом заправского Джеймса Бонда. К счастью, к вечеру стало немноголюдно, и он выглядел не полным идиотом. Задумавшись о сладкой мести, Снейп как-то пропустил тот момент, когда объекты его преследования достигли своей цели, и вывернул из-за угла, мгновенно делая вид, что просто прогуливается и оказался тут совершенно случайно. Ещё пару секунд он мог бы вернуться обратно, но Блэк уже заметил слизеринца и сделал к нему первый шаг, доставая при этом палочку. Северус едва не оторопел от такой наглости и тоже выхватил свою. Он не стремился никогда к мировой славе, не лез демонстрировать свои умения и достоинства, поэтому искренне недоумевал, что же в нём так приглянулось мародёрам.
- Ищу, - прошипел Снейп с ненавистью. – Чтобы вымыть твой поганый рот.
Однообразные шутки уже давно его не трогали, но он прекрасно понимал, что простое игнорирование только подольёт масла в огонь и развяжет мародёрам руки, как бы подтверждая его бессилие и делая идеальной безответной жертвой.
- А тебе есть что скрывать? – прищурился слизеринец, совершенно не замечая Питера и вкладывая в свою интонацию некоторую долю превосходства, которая должна была по его мнению припугнуть гриффиндорцев и заставить думать, что он что-то знает или может узнать и доложить куда следует.

+5

5

Отвесив словесную оплеуху, Сириус потерял всякий интерес к своему приятелю и больше не заговаривал с ним, так что когда они в полном молчании достигли башни, Питер даже успел почувствовать себя провинившимся. Джеймс действительно ждал их, наверняка, он устал сегодня больше всех, но даже изматывающая отработка не заставила бы его манкировать полнолуние.
Пока Блэк рылся в вещах своего друга, Питер спешно рассовывал по карманам сладости, запасливо припрятанные на дне чемодана. Если Джеймс пропустил ужин, то он не откажется от угощения. Возможно, когда-нибудь он поймет, что хорош тот друг, который заботится, а не тот, что втягивает в неприятности.
Выскользнув вслед за Сириусом из гостиной, Хвост молча сбежал по ступенькам, торопливо нагоняя приятеля. Блэк даже не сбавил скорость, непреклонно чеканя шаг и совсем не заботясь о том, поспевает за ним Петтигрю или нет.  Иногда Питеру казалось, что если бы он вдруг перестал всюду таскаться за своими звездными товарищами, никто из них не выразил бы по этому поводу особенного сожаления.
Занятый своими мыслями, он едва не налетел на тормознувшего вдруг посреди коридора Блэка. По-собачьи чутко реагировавший на преследование Сириус быстрее заметил слежку и немедленно избавился от мантии, освобождая руки.
Как же, как же. Жаждущий подловить их на горячем Северус Снейп собственной персоной.
Питер ухмыльнулся, бросив взгляд в сторону несуразного слизеринца. Ну, чего он добивается? Сириус же сейчас его прихлопнет как муху, пользуясь тем, что поблизости нет случайных свидетелей.
Вопреки воле приятеля, Питер даже притормозил, желая сполна насладиться предстоящим спектаклем. Не каждый день Нюнчик сам бежит огрести хорошую оплеуху.
Сделав шаг в сторону, Петтигрю вальяжно прислонился к стене, уступая Сириусу пространство для боевого маневра. В случае чего он всегда с чистой совестью сможет заявить, что он тут совершенно не причем.

Отредактировано Peter Pettigrew (15 июня, 2015г. 01:10)

+2

6

[AVA]http://s020.radikal.ru/i708/1511/2e/4ce323c6c978.jpg[/AVA]
.
   Сириусу совершенно не нужен был повод не любить Снейпа. Почти все слизеринцы раздражали Блэка по умолчанию, а Нюниус был одним из тех, кто занимал в сердце Бродяги особое место. Трудно было назвать хоть какую-то часть этого заморыша, которая вызывала бы у Сириуса хоть какие-то позитивные эмоции (не считая смеха - иногда Нюнчик выглядел очень забавно). Сравнивая Снейпа с Кричером, последний казался просто родственной душой для Блэка.
   Но при всей своей непривлекательности и раздражающего поведения Нюниус еще смеет огрызаться, видимо, пытаясь разбудить вулкан Везувий, бушующий в сердце Бродяги. Что ж, вызов принят.
   Как бы проучить этого идиота? Блэку безмерно хотелось не просто насолить ему, а сделать так, чтоб у того на всю жизнь отбило желание интересоваться подробностями личной жизни чужих ему людей. Понятное дело, что за неимением своей, Снейп хочет быть частью хотя бы чужих приключений. Правда, почему бы ему для этого не прочитать какую-нибудь книгу?
   Можно было просто избить его, правда, если он даже не побежит жаловаться, мадам Помфри все равно поинтересуется, кто его так покалечил, и вряд ли Снейп будет молчать. К тому же сейчас мадам Помфри занята, да и Люпин в Больничном Крыле, что может наоборот сыграть на руку Нюнчику, который просто спит и видит, как бы разнюхать их мародерскую тайну.
   Можно вырубить его до утра, но тогда кто-то может заметить пропажу Снейпа и поднять всех в замке, а что будет, если Макгонагалл не досчитается трех гриффиндорцев, которые должны в ночное время быть в своих постелях?
   Еще можно было отправить Нюниуса по ложному следу, дабы тот попался на глаза Филчу и схлопотал наказание.
   "А еще можно..."
   Задумчиво хмыкнув, Сириус поднял глаза к потолку, а затем хитро посмотрел на Снейпа и... убрал палочку.
    - Если хочешь узнать наш секрет, тебе придется пройти одно испытание, - Блэк понизил голос и поднял одни уголок губ, криво улыбаясь. - Возможно, после этого ты сам переходишь все время лазить следом.
   План был идеален - Снейп получит то, что хотел, однако это отобьет всякое желание даже смотреть в сторону Мародеров.
    - Мы покажем тебе один ход около замка, по которому ты будешь обязан пройти. Затем мы придем с Джеймсом и оценим проделанную тобой работу. Если ты сможешь пробраться туда, куда ведет этот ход, мы расскажем тебе наш самый большой секрет. Правда, для этого придется нарушить несколько школьных правил.
   Смена гнева на милость была подозрительно резкой, однако Сириуса сейчас это не волновало. Он прекрасно знал, что Снейп, даже подозревая неладное, все равно последует за ними, ибо он уже разбудил в нем интерес и сказал, что сегодня ночью будет происходить нечто важное. Даже если Нюнчик и чувствует подвох, разве он после услышанного развернется и пойдет спать? О, нет... Он последует туда, куда Сириус с Питером ему покажут, и угодит в ловушку, ведь он понятия не имеет, что за "секрет" его будет ждать на финише.
    - Идем, - Блэк поманил его рукой и направился в сторону выхода. На Питера он и не глянул, рассчитывая что тот сам догадается отнести плащ Джеймсу, а заодно и поделиться последними новостями и планами Бродяги.

Отредактировано Sirius Black (6 ноября, 2015г. 00:45)

+1

7

Северус даже не успел пожалеть о своей импульсивности, как Блэк внезапно успокоился до такой степени, что убрал палочку. Он недоверчиво посмотрел пару секунд на Петтигрю, который с готовностью подпирал стену. А ведь слизеринец на мгновение подумал, что героически будет справляться с обоими, если придётся. Видимо, зря. И зачем им этот парнишка, пирожки таскает с кухни для всей компании?..
- Испытание? – улыбочка Блэка доверия не внушала, но звучало всё чертовски интересно, до такой степени, что инстинкт самосохранения почти готов был отключиться, но делал пока жалкие попытки сопротивляться. – Ты кем себя возомнил, что за полоса препятствий?
Снейп всё ещё хмурился, пытаясь понять, где тут подвох. Неужели он действительно их до такой степени достал, что проще унять его любопытство. В конце концов, он может просто посмотреть на то, что Блэк ему предлагает, и решить, идти дальше или нет. Хорошая сделка с самим собой. Это ведь не блеф и они не могли знать, что он будет следить сегодня за мародерами, и подготовить заранее западню. Потерев рукавом зачесавшийся нос, слизеринец спрятал наконец палочку и пошёл за Сириусом.
- Если это шутка, и я потрачу зря своё время, имей в виду, тебе это с рук не сойдёт, - проворчал он сзади, не чувствуя в себе достаточно сил идти в ногу со своим врагом, внезапно сменившим гнев на милость, да и вообще считая ниже своего достоинства хоть как-то показывать своё единство с этой сомнительной компанией.
Они вышли на улицу, двигаясь в тени замковых стен, полная луна светила ярко. Самое время избавиться от Снейпа, закопать его где-нибудь, пока никто не видит, подвесить где-нибудь повыше на одну из каменных статуй или шпилей, украшавших Хогвартс. Но нет, он всё ещё жив и никаких попыток покуситься на его безопасность. Непривычное положение вещей захлестнуло Снейпа ощущением чего особенного, безумного, такого, что он себе никогда не позволял. Подумаешь, пара правил. Кажется, Эванс такая отчаянность и смелость нравятся иногда, хотя она и делает вид, что страшно зла и не терпит глупостей. Но Северус её знает с детства и видит, как её гриффиндорская сущность бьётся с проявлениями разумности.
Сириус подходит к Гремучей иве, и Снейп озирается в поисках хода. Где же тут может быть ход, всё-таки обман? Он прекрасно знал территорию Хогвартса, нет тут никаких ходов. Или Блэк его в жертву иве решил принести? Мальчик сжал в рукаве на всякий случай палочку, скрещивая руки на груди, и с претензией хмыкнул.
- Ну и? Не надо меня дурачить, Блэк. Или это первое испытание?

+2

8

Питер решительно не понимал, что задумал Сириус. Изменив своей импульсивной привычке размахивать палочкой перед носом очередного неугодного оппонента, он вдруг оставил неприязненный тон, всем своим видом показывая, что не станет устраивать дуэли. Вместо этого он подошел к Снейпу ещё ближе и, понизив голос, принялся что-то ему толковать. Питер напряг слух. То, что ему удалось расслышать в мертвой тишине коридора, смахивало на бред клиента Святого Мунго. Какой ход, какое испытание? Мерлин, неужели нельзя было придумать что-нибудь получше? Уж от Сириуса Хвост ожидал куда большей изобретательности.
Сделав вид, что идет выполнять поручение, Питер дождался, пока оба брюнета скроются из виду и последовал за ними, стараясь не создавать лишнего шума. Незаметно проводив их до самых дверей, он убедился, что оба вышли из школы и направились прямиком к Гремучей Иве, застывшей в мрачном уединении на фоне темнеющего леса.
- Не может быть, - пораженно выдохнул он, провожая взглядом две удаляющиеся фигурки и, тут же опомнившись, опрометью понесся обратно, уже не таясь и не сдерживая бег.
Об этом немедленно следовало поставить в известность Джеймса Поттера.

- Джеймс, Джеймс, я должен тебе кое о чем рассказать, - выпалил он, едва перевел дух после быстрого бега, ввалившись в кабинет, где друг отбывал наказание, - Мы шли к тебе, когда нам на хвост сел этот приставучий Снейп. Ты не поверишь... Я сам не поверил бы своим ушам, если б не видел, как Сириус отправился вместе с ним к Гремучей Иве! Джеймс, Джеймс, - захлебываясь словами, продолжал тараторить он, - я думал, он хочет обмануть его, он что-то говорил про испытание, после которого Снейпу не захочется больше совать нос в наши дела... Я решил, что нужно, как можно скорее рассказать об этом тебе. Вот, смотри, они всё ещё там!
Бросив на стол наполовину сложенную карту, Петтигрю ткнул пальцем в две крохотные точки, топчущиеся возле упомянутой ивы, где готовился встречать полнолуние их третий несчастный товарищ.

Отредактировано Peter Pettigrew (16 августа, 2015г. 03:28)

+1

9

...Джеймс устало отставил в сторону очередной кривобокий кофейник - младшим курсам явно не слишком давалась Трансфигурация, зато их неудачи открывали для преподавателей непочатый край возможностей для экспериментов в области назначения отработок.
Кофейник соскользнул с края стола и обрушился на пол со звоном и грохотом, совершенно неожиданным в данной ситуации.
Поттер вздохнул и наклонился за кофейником. Его щека чрезвычайно удачно соприкасалась с поверхностью парты, заваленной прочими последствиями неудачных трансфигураций, и мелькнула мысль, что если он вот буквально на секундочку прикроет глаза, ничего же страшного не случится, а даже наоборот: Мародерам следующие восемь часов предстояло дежурить вокруг Ремуса, а Джеймс так неудачно прошлую ночь провел за сочинением оды в честь Эванс, что теперь едва держался на ногах.
Если он вздремнет хотя бы полчасика, никуда его кофейники не разбегутся - да и оду не мешало бы обдумать получше потому что в конце он немного позабыл про Эванс и ударился в восхваления самому себе...
Ввалившийся в кабинет Питер вырвал Поттера из сладкого сна, в котором он одновременно забивал гол в кольца сборной Болгарии и ловил снитч свободной рукой.
- Что... Пит, не тараторь... Пит, да успокойся же ты! - промаргиваясь, Джеймс пытался воззвать к человеколюбивой части Петтигрю, но тот, обычно послушный, был слишком возбужден и никак не хотел принимать во внимание состояние Поттера. - Чтооо?!
Наконец жаркий, хоть и сбивчивый монолог Питера достиг своей цели - Поттер понял, что именно задумал Сириус.
- Почему ты не удержал его?! - метнув короткий взгляд на Карту, где две точки, подписанные именами, которых в любой другой ситуации невозможно было даже представить вместе, уверенно следовали к третьей с именем Люпина, Джеймс вскочил на ноги, локтем задевая приготовленные к исправлениям кофейники, кружки и соусники.
Все это хозяйство разлетелось по комнате с немелодичным звоном, а Поттер схватил несчастного вестника за плечо, нависая над взволнованным товарищем.
- Какого обвислого Мерлина ты не удержал его?! О чем ты вообще думал? Ремус разорвет Снейпа, он же не может это контролировать!
При взгляде вблизи на сохранявшего обычный чуть виноватый вид Питера Поттер в сердцах встряхнул приятеля и отбросил от себя с раздражением, граничащим с презрением.
- Столько времени потеряли!
Времени складывать карту не было - Снейп с каждым шагом приближался к своей цели, не зная о ее смертельной опасности, и хотя Поттер искренне терпеть не мог сальноволосого приставалу, он не мог не думать Ремусе: тому и без того тяжело давалось сознание собственной двойственной природы, а если он навредит кому-либо, пусть даже ненавистному слизеринцу, то может решить, что нормальная жизнь для него навсегда потеряна.
Джеймс сгреб карту, пряча ее под мантией, выдернул из рук Петтигрю плащ-невидимку - не хватало еще, чтобы их задержал в коридоре Филч или кто похуже.
- Идем! - кофейники и все прочее было забыто. Главным стало время, стремительно отстукивающее секунду за секундой.

Двор замка пахнул на Поттера ночной прохладой, но он едва обратил на это внимание, бегом преодолев последние лестничные проемы и холл. Хуже всего было то, что ему приходилось подгонять Питера во время их гонки наперегонки с азартом Сириуса, и теперь он снова раздраженно обратился к товарищу.
- Пошевеливайся, Хвост!
Конечно, срывать раздражение на Питере было нечестно, но в последнюю очередь сейчас Джеймс был готов играть по правилам.
В темноте Гремучая Ива зловеще возвышалась в самом дальнем углу двора, и вокруг нее уже не было никого видно. Впрочем, за картой Джим не полез - он и без того прекрасно понимал, куда нужно идти.
Едва отдышавшись, он снова побежал.

+2

10

[AVA]http://s020.radikal.ru/i708/1511/2e/4ce323c6c978.jpg[/AVA]
.   Сириус не сразу дотягивается до нужной "кнопки", которая успокаивает Гремучую Иву, делая ее неподвижной. Одна их веток уже размахнулась, чтобы ударить парней, да побольнее, но остановилась перед самым носом Снейпа. На его реакцию Бродяга не обратил внимания. Может, если испугается, то хоть не будет больше за ними лазить?
   Но Нюниус не отказывался. Тем лучше - Блэк доведет его до финиша, где его будет ждать сюрприз, который точно навсегда отобьет желание совать свой нос в чужие дела. Сириус на такую реакцию только хмыкнул и ухмыльнулся. Наклонившись, он высмотрел низкий и узкий проход, а затем повернулся к Снейпу.
    - Вот, собственно, и финишная прямая. Ну что, не передумал?
   Гриффиндорец старался не улыбаться и не создавать на лице счастливое выражение, чтобы Нюнчик ничего не заподозрил, но ему вроде было совсем не до этого. Он уже решил пойти и, наверное, не отступит. Ну, это было просто замечательно.
    - Я думаю, тебе нужно пойти первым, - продолжил Блэк, - так ты увидишь намного больше, да и все будет так... неожиданно... - голос звучал умиротворенно и спокойно, слегка нараспев.
   Бродяга уже сейчас наслаждался своим "подвигом", желая поскорее увидеть лицо Снейпа, выбегающего обратно из прохода, вопя во все горло и спотыкаясь о корни. Хотелось бы посмотреть, как на лице Нюнчика отражается истинный ужас и страх.
    - В общем, проходи, не стесняйся, - Сириус жестом пригласил в "норку", - я буду прямо позади.
   Отойдя от прохода, он присел на застывшую ветку ивы и уставился на Снейпа в ожидании решения. Не захочет - и не надо. Но лучше если бы захотел...

Отредактировано Sirius Black (6 ноября, 2015г. 00:45)

0

11

Резкий свистящий звук затихает, когда останавливается ветка ивы, и Снейп выдыхает, распрямляясь. Он внимательно оглядывает место, у которого возился только что Сириус, и делает вывод, что ради забавы эту хитрость Блэк ему показать не мог. Это ведь ключ к их… логову? Тайне? Просто полезная и удобная штука?
Слизеринец зажёг на конце палочки тусклый огонёк и осветил вход в тоннель.
- И куда он ведёт? – Северус с подозрением оглянулся на Блэка. – Идти долго?
Он снова всмотрелся вглубь подземной темноты, ставя нерешительно ногу внутрь. Сириус устроился у входа. Наверное, ждёт друзей, он ведь обещал, что придёт ещё и этот несносный Поттер. Что ж, пусть они увидят, что ученики великого Салазара Слизерина вовсе не такие, как о них думают. И что Снейп тоже может не хуже этой шайки хулиганов справиться с тем, что они постоянно скрывают ото всех.
- Но если вас долго не будет или ты вздумаешь донести на меня кому-то из преподавателей, потом пеняй на себя, - глухо прошипел он напоследок уже из чёрной дыры.
Северус ожидал чего-то особенного уже в самом подземном ходе, поэтому шёл поначалу осторожно. Но кроме дождевых червей и свисающих с потолка корней здесь ничего не было. Даже ответвлений, значит, это был не лабиринт. Он пару раз ударился лбом о твёрдые выступы сверху, каждый раз всё злее проклиная Блэка и его дружков. Если уж они ходят тут так часто, почему бы не сделать этот тоннель более пригодным для передвижения. Его как будто криворукий землекоп сотворил. В лазе становилось душно, Снейп расслабил свой галстук факультетской расцветки и пнул очередной ком земли. Тот разбился со странным звуком, и в лазе повеяло прохладой.
Северус стоял в пустой комнате, под ногами теперь были доски, гулко обозначавшие каждый его шаг. По крайней мере, так казалось в тишине.
- Нокс! – шепнул он, ощупывая стену. Определённо, это не часть прохода, тянущегося от ивы. Его заманили в чей-то дом в Хогсмиде? Но окна были забиты досками, в просветы нехотя заглядывала луна. Никаких признаков мародеров и тем более обещанного открытия. И зачем он поверил. И кому, этому Блэку. Ну конечно, он полночи тут проходит, а в Хогвартсе его уже будут ждать. Совершенно бесславное нарушение правил и глупое попадание на удочку к этим недоумкам.
Северус выглянул между досок, чтобы понять, где находится, но увидел только деревья. Возвращаться назад тем же путём не хотелось, и он без былого энтузиазма поплёлся к дверному проёму, ведущему в другое помещение. Выход ведь отсюда точно есть, и для этого не нужно ломать окна и стены.

+1

12

Несколько часов до полнолуния – не самое лучшее время для учёбы. Люпин понял это уже давно. Голова болит, кости ломит, глаза закрываются, и вообще хочется лечь и уснуть. Хотя, иногда хочется чего-нибудь другого, совсем плохого, но это лучше не озвучивать, иначе от Блэка можно и огрести прилично.
Однако мародёры на то и мародёры, чтобы рушить все шаблоны, планы и системы. И вот, сегодня, Лунатику пришлось-таки сесть за уроки. Точнее, ему пришлось отдать свои конспекты друзьям, которые как всегда оболтусы и лентяи. За годы обучения ничего не менялось.
Чтобы не отбиваться от коллектива, он и сам занялся домашним заданием, но уже на следующую неделю, чтобы потом было больше времени на отдых. Хотя, парень почему-то думал, что на следующей неделе тоже найдутся важные дела.
Но вот пробил тот час, когда нужно было уходить. По традиции – к мадам Помфри, а потом – в хижину. Люпин правда уговаривал друзей отдохнуть. В конце концов, Джеймс на отработке, да и Питер выглядел уставшим. Но то ли Ремус как-то непонятно говорит, то ли друзья, что неудивительно, не дружат с головой, спать они пойти не пожелали. Гриффиндорцу оставалось просто смириться и прекратить уже попытки переспорить в чём-то мародёров. Сил тратится много, а вот результат, как правило, нулевой.
В хижине сегодня было на удивление холодно. Как только молодой человек оказался внутри, на втором этаже, где обычно и проходили трансформации, он почувствовал, как по коже пробежали мурашки. Возможно, дело в том, что Рема всегда морозило перед полнолунием, а может быть виной всему паранойя, развившаяся на базе постоянной нужды скрывать свою сущность.
Но Лунатику было не по себе. Ещё более не по себе, чем обычно. Мародёров всё ещё не было, а пальцы уже плохо слушались, когда гриффиндорец пытался справиться с рубашкой. Но ведь всякое могло быть. Наткнулись на Пивза, переждали, пока пройдёт мимо Филч. Беспокоиться не о чем!
Стянув одежду, оборотень затолкал вещи в шкафчик, пока ещё выдерживающий нападения зверя. Пришлось закутаться в плед, что лежал на кровати, так как озноб становился невыносимым.
Испугался Лунатик тогда, когда понял, что кости уже ломит, а друзья до сих пор не появились. И он точно знал, что их нет за дверью, если бы они пришли, он бы услышал. Вдруг их поймали? Он будет виноват, если мародёрам назначат наказания.
Но спустя несколько минут все мысли вышибло из головы Люпина. Тело пронзила адская боль. И эта боль с годами не уменьшалась. Парень сжал зубы, падая навзнич и отодвигаясь от пледа. Холодный воздух тут же коснулся горячей кожи, заставляя парня дрожать всем телом.
Раздался хруст ломающихся и перестраивающихся костей, выворачивались суставы, на теле отрастала жёсткая волчья шерсть, на руках удлинялись ногти, прекращаясь в когти. Терпеть больше не было сил. Ремус закричал, пытаясь вместе с криком избавиться от боли. Не помогло. И крик перешёл в вой.
Понадобилось несколько секунд, чтобы рассудок зверя полностью закрыл рассудок человека. Теперь Ремуса Люпина не существовало. Оборотень вкинул голову и завыл, торжествуя свою победу. Но что-то отвлекло монстра от поклонения луне.
Запах.
Человеческий.
Манящий.
Совсем рядом.
Запах был незнаком. Да и какая разница… Зверь хотел крови, и он рассчитывал сегодня её получить.

+1

13

Джеймс бегом приближался к Иве и хотя ему изначально показалось, что у прохода к Хижине никого не было, он понял, что ошибался, заметив Сириуса, с самым довольным видом рассевшегося неподалеку на застывшей огромной ветви.
- Сириус! - Поттер окликнул приятеля, когда между ними оставалось еще не меньше пары десятков футов. Блэк завертел головой в поисках источника знакомого голоса, и Джеймс дернул с головы мантию-невидимку.
В свете полной луны лицо Сириуса казалось особенно злорадным.
- Чем ты думал?! - распсиховавшись не на шутку, Поттер подскочил к другу, кипя негодованием. Смех смехом, но неужели Сириус действительно не понимает, чем может закончиться его задумка? - Рема же исключат!
Увы, даже в самые острые моменты Джеймс Поттер был хорошим другом и злым врагом: куда больше, чем возможное несчастье с раздражающим его слизеринцем, его беспокоили последствия от жестокого розыгрыша Блэка, которые могли бы отразиться на Люпине.
Зло толкнув соскочившегося с ветки навстречу Сириуса, Сохатый удовлетворения не ощутил и толкнул снова. Стало чуть легче. Толкнул еще раз - неизвестно, к чему это привело бы, если бы не беспокойство за то, чем сейчас может оборачиваться визит Снейпа в место обитания молодого оборотня.
- Снейп уже там? - кивая на проход между остановившимися ветвями, уточнил Джеймс, отложивший пока попытки объяснить Сириусу, где тот был не прав - он достаточно знал друга, чтобы понимать. что это далеко не просто и потребует основательного подхода. - Пойдем. Даже не думай, что останешься здесь - ты загнал Снейпа туда, тебе его и вытаскивать!
Пока Блэк выражал свое недовольство и возмущение, Поттер уже нырнул в проход, соединяющий хогвартский двор и Хижину, ставшую секретным штабом Мародеров.
В лазе пахло сухой землей, и как бы Поттер не прислушивался, он не слышал ни воплей мчащегося ему навстречу Снейпа, ни шума схватки. Либо слизеринец пока был в безопасности, либо... И тут раздались крики - человек кричал отчаянно, будто желая избавиться от жуткого мучения, и Джеймс похолодел, несмотря на духоту в лазе.
Он сглотнул, стаскивая мантию-невидимку и наощупь запихивая ее в карман штанов, торопливо пробираясь по узкому проходу. Не хватало еще, чтобы Снейп выжил и оказался знатоком всех их секретов. Крики сменились торжествующим воем, подтверждая наихудшие опасения Поттера, но, кажется, это не было торжество победы...
- Не отставай! - грубо бросил он Сириусу, кастуя Люмос.
При свете идти стало легче, и, хотя Поттер был уверен, что уже знает этот ход как свои пять пальцев, он увеличил скорость, чуть оступаясь и следуя в сторону Хижины.
Выскочив, будто черт из игрушечной табакерки, из хода в комнату, Джеймс огляделся. Распахнутая дверь вела в соседнюю комнату, едва подсвещенную проглядывающей сквозь редкие зазоры луной и поттеровским Люмосом.

+1

14

[NIC]Sirius Black[/NIC][AVA]http://s3.uploads.ru/u0RGb.jpg[/AVA]
- Джим? - Сириус оглядывается, но не видит никого, ни Петтигрю, ни Поттера. - Сохатый? Хвост?
Поттер стаскивает с головы мантию-невидимку, скрывающую его от чужих взглядов, и Блэк расплывается в широкой усмешке, не замечая или не желая замечать, что друг явно не испытывает ни малейшего удовольствия от разыгрывающейся на его глазах шутке.
- Пита только за смертью посылать, - пробормотал Блэк. - Нельзя, что ли, было быстрее? Снейп, наверное, уже в Хижине...
Однако Джим его даже не слушает, накидывается как мантикора, орет - и Сириус даже не сразу понимает, из-за чего именно Поттер психует. Ну подумаешь, Снейп. Ну перепугается, может, даже обделается, увидев настоящего оборотня вблизи - да было бы, от чего так переживать.
Желая объяснить все это другу, Блэк легко соскакивает с ветки, упруго приземляясь на ноги на опавшую листву вокруг Ивы, будто с метлы соскочил.
- Да Джим, чего ты психуешь...
Тот не слушает - пихается, ощутимо толкает Сириуса в грудь сжатым кулаком. Блэк в первый раз от удивления даже не реагирует, зато ко второму раз уже отшатывается, позволяя Джеймсу лишь скользнуть костяшками пальцев по груди. И в третий раз.
- Джим, ты что делаешь-то?! - начинает заводиться и Блэк, уворачиваясь от очередной попытки друга толкнуть. А если он начнет толкаться и вообще вести себя как придурок?!
- Там, да, - он все еще не понимает, в чем дело, хотя порядком раздражен. Не исключат Ремуса, с чего бы - они просто пригрозят Снейпу, что запрут его на целую ночь с оборотнем, если тот хоть слово кому вякнет, и тот будет молчать как червяк.  А Джеймс только все веселье портит, как будто его подменили.
- Чего его вытаскивать, сам выскочит как пробка из бутылки,  - продолжает ворчать Сириус, пригибаясь в земляном проходе. Он, вроде бы, уже помнит, где с потолка свисают твердые как железо корни Ивы, а потому ему даже не очень-то нужен Люмос, который колдует Сохатый, бредущий впереди. Крики и вой, однако, лишают Блэка прежней уверенности в безобидности своей задумки - он постепенно понимает, о чем талдычил Джим. О том, что Снейп может не только напугаться и запачкать свои подштанники.
Как он спасется от оборотня, который сейчас там, в Хижине? По быстрому сварит какое-нибудь зелье в собственном рту или плеснет в глаза Ремусу грязью с волос?
Чуть не споткнувшись на выходе о развалившийся ком земли, Сириус издает нервный смешок - впрочем, о том, что смешок нервный, знает только он.
Вслед за Поттером вываливается из прохода, сразу же ломится в раскрытую дверь, откуда слышится тяжелое дыхание зверя. Оборачивается к Джиму, бледный и наконец-то осознавший, за что Рема могут исключить.
- Он же  нас тоже не узнает... Сейчас, я сейчас...
Опирается на стену обеими руками и опускает голову низко-низко, пока в ушах не начинает греметь кровь. Он - Бродяга. Бродяга. Бродяга...
Крупная псина встряхивается всем телом на месте, где только что был Сириус Блэк. По коже до сих пор бегут мурашки, но нос уже твердит, что ему нужно туда, за открытую дверь, откуда разит зверем.
С глухим тявканьем Бродяга скрывается в дверном проеме.

+1

15

От внезапного вопля Снейп вздрогнул и остановился, снова зажигая свет на конце палочки. То ли мародёры кого-то пытают, то ли заперли тут психа. В любом случае, это было жутко. Но недостаточно по сравнению с воем, в который крик перешёл. Северус тут же погасил опять свет, от волнения тяжело дыша и вглядываясь в темноту. Это то самое испытание, про которое ему говорил Сириус? Слизеринец ещё немного постоял, желание что-то знать значительно уменьшилось. Но он ведь не трус. Снейп осторожно перешагнул порог следующей комнаты и прислушался. Теперь он ощущал чужое присутствие. Может быть, всего лишь самовнушение. Даже шаги, кажется, послышались.
- Блэк? – спросил на всякий случай Северус. И уже тише добавил недоверчиво, - Поттер?
Он вспомнил ещё и оставшегося в замке Петтигрю, вернее его фразу о полнолунии. А четвёртый, где же четвёртый? Ощущение, что ничего хорошего его не ждёт, завладело Снейпом. Он подвесил под потолком шар света, понимая, что стоящее у противоположной стены существо далеко не Блэк и даже не Поттер. Нескладный крупный волк, не сводящий с него голодного взгляда. Полнолуние. Страница триста девяносто четыре.
Северус начал пятиться назад, глядя в вертикальные зрачки зверя. Он не настолько любит защиту от тёмных искусств, чтобы оценить предоставленный шанс продемонстрировать свои умения. Когда читаешь учебник в стенах школы или под присмотром преподавателя загоняешь какого-нибудь боггарта обратно в комод, реальной опасности нет. И если это то самое испытание, которое ему нужно пройти, то Снейп готов отказаться. Перспектива каждое полнолуние так же выть на луну совсем не прельщает.
- Ступефай! – выбрасывает он вперёд руку с палочкой, продолжая идти назад, и запинается за порог комнаты и нечто мохнатое, хватаясь за дверной косяк, и вваливаясь обратно в комнату с проходом к Гремучей иве. Заклинание уходит в сторону, а Снейп прижимается спиной к стене рядом с дверным проёмом и смотрит ошалело на появившегося непонятно откуда Джеймса.
- Какого драккла тут происходит? – почти одними губами сипло спрашивает Северус. Голос изменяет ему, палочку он наставляет теперь на Поттера и медленно вдоль стены его обходит.
- Это что? – нервно тыкает он палочкой в сторону комнаты с оборотнем. Ему кажется, что теперь там пляшут две тени. Наверное, уже зрительные галлюцинации. – Где Блэк?
Впрочем, какая разница, где Сириус. Всё равно не время срываться на него сейчас.
- Оборотень. Мы должны убить его, - как-то робко предлагает Северус, понимая, что геройствовать ему совсем не хочется, но предложить гриффиндорцу бежать он не может. Поттер не лучший партнёр в любом деле, но выбирать не приходится. А поверить в то, что это не очередная шутка Сириуса и настоящий секрет мародёров, Снейп всё ещё не может. Наверное, притащили из леса около Хогвартса эту тварь, слухи об оборотнях в лесу ходили, но никто их там не видел.

+2

16

В хижине намного светлее и Джеймс снимает действие Люмоса, осматриваясь в хижине.  От смешка Сириуса у него непроизвольно сжимаются кулаки. Неужели Сириусу кажется это смешным - все это?
Джеймс поворачивается к другу, готовый на любую глупость, как будто мало того, что уже произошло, но останавливается, заметив переменившееся лицо Сириуса.
Наконец-то до Блэка доходит. Поттер даже хочет сыронизировать на тему того, что прошло всего ничего, но он слишком зол для шуток. Зол на Сириуса, который попросту не подумал прежде, чем действовать. Который так обрадовался возможности причинить вред Снейпу, что позабыл о Ремусе.
И хотя взволнованный Блэк - зрелище не частое, особенно в последнее время, Джеймс не может ему посочувствовать, хотя и отмечает, что все же есть вещи, способные, хоть и с опозданием, но заставить Сириуса отказаться от этой будто приклеенной маски циничного везунчика.
- Сейчас - не узнает,  - подтверждает Джеймс, отвлекаясь от Сириуса на вспышку Оглушающего из соседней комнаты, в которой Снейп собирается дать бой самому настоящему оборотню.
Отработанным движением поправляя очки, Поттер бросается к дверному проему, но его опережает Сириус в анимагическом облике, видимо решивший таким образом отвлечь Рема от жертвы. Дело довольно рискованное - так далеко в своих бдениях на полнолуние они не заходили и Джеймс не уверен, что хищник спокойно отнесется к помехе, но он не может не признать, что именно Сириусу, виновнику всего этого хаоса, и исправлять ситуацию.
Столкновение на пороге со Снейпом, спиной пятившимся прочь от оборотня, Блэку не помеха, зато Поттер испытывает, едва ли не впервые в жизни, радость при виде старого недруга.
Слизеринец перепуган до дракклов, но палочку держит ровно - хотя и Поттер не опускает свою.
- Оборотень, - брякает Джеймс в ответ на первый вопрос, настороже наблюдая за перемещениями Снейпа и держа палочку наизготовку. - Наверное, из Запретного леса прибежал...
От предложенного слизеринцем его разбирает нервный смех.
- Да ты головой ударился! - повышает он голос, забывая, что Снейп не в курсе, что только что предложил убить тихоню Люпина, которого даже на других факультетах любят. Самому Снейпу, конечно, одного из Мародеров любить не за что, но - убить?..
- Мы должны убраться отсюда как можно быстрее! - уже практически кричит Поттер, потому что шум в соседней комнате становится все громче: кажется, будто зверь кидается на стены, слышно глухое рычание. Надо увести отсюда Снейпа, пока он не сообразил, что кто-то задерживает оборотня, давая им шанс сбежать.
Да, это не по-гриффиндорски, бежать от опасности, но пусть Снейп хоть закапает все ядом, комментируя это, чем догадается, что на самом деле двигает Поттером в стремлении спастись бегством.
- Идем! - он делает шаг вперед, готовый, если понадобится, оглушить слизеринца и вытащить наружу прямо за волосы, но тут в дверном проеме, ведущем в соседнюю комнату, появляется оборотень. Даже при свете луны видно все отличительные признаки, которые мародеры наблюдают несколько сотен последних полнолуний. И видно, что чуда вновь не произошло: Ремус Люпин сейчас где-то очень далеко, а здесь только зверь, который недоволен тем, что добыча ускользает.
Подумать Джеймс и не успевает. Он вскидывает палочку еще выше, боком продвигаясь к Снейпу:
- Прикрой глаза! - и уже зажмуриваясь, направляет волшебную палочку на оборотня. - Люмос Максимус!
Ослепительное сияние режет даже сквозь опущенные веки, и Поттер наощупь хватает слизеринца за мантию, не особенно разбираясь, плечо это или что, и тащит в предполагаемую сторону обратного хода.

+1

17

[NIC]Sirius Black[/NIC][AVA]http://s3.uploads.ru/u0RGb.jpg[/AVA]Оборотень, чей запах знаком и кажется своим, отвлекается на проскочившего перед человеком черного пса.
Бродяга припадает к полу, низко рычит, кружит по комнате, отвлекая зверя и держась так, чтобы между ним и оборотнем всегда находились какие-то препятствия, будь то перевернутый стол или стул с глубокими следами когтей.
Ликантроп теряет интерес к псу, снова суется к дверному проему, но Бродяга  маячит прямо пред ним, подскакивает под самую пасть, прыгает на оборотня, ударяя того грудь в грудь.
Оборотень издает глухой негодующий рык, оборачивается к отскочившему недалеко псу, одним прыжком оказывается рядом и вновь поднимается на задние лапы. Рывок, удар - и пес летит через всю комнату, отшвырнутый мощной передней лапой.
Врезаясь в стену с силой, за-за чего вся хижина приходит в движение, Бродяга поднимается на ноги с упорством, фамильным для Блэков.
Встряхивается всем телом, вновь рычит угрожающе, но без особого запала: животные не представляют большого интереса для Люпина в его этом состоянии, но с помехой на своем пути он может расправиться парой укусов.
Стараясь держаться подальше от огромных когтей, оставивших немало следов на скудной меблировке Визжащей Хижины,  от оскаленных клыков, с которых капает слюна, Бродяга вновь подбирается к дверному проему, ведущему в комнату, где сейчас пес чувствует смесь двух запахов: запаха друга и запаха врага. Но его собачьих мозгов хватает, чтобы помнить, что оборотень не должен пройти туда ни в коем случае, а потому, когда он видит, что ликантроп уже практически целиком оказался в той комнате с жертвами, то бросается вперед, не оглядываясь на инстинкт, который диктует ему бежать прочь.
Его зубы смыкаются на ляжке оборотня, тот с воем взмахивает передними лапами... И тут яркий свет ослепляет пса.
Когти оборотня слегка задевают отскочившего вслепую пса, пересчитывают ему ребра, оставляя продольные царапины. Бродяга взвизгивает, крутится волчком, по-прежнему ничего не видя, отскакивает, врезается в стену...
От удара слетает задвижка с массивной двери, удерживающей оборотня внутри Хижины в моменты обращения.
Уворачиваясь от ликантропа, ослепленного точно также, пес вылетает из хижины, но останавливается в паре шагов, вновь припадает к земле и рычит. Во рту привкус крови и шерсти, но Бродяга готов зайти еще дальше, лишь бы выманить оборотня подальше от тех, что еще находятся в хижине.
Коротко взлаивая, он, приплясывая, возвращается к порогу, готовый броситься в чащу леса со всех лап.

+2

18

Снейп и сам знает, что это оборотень, но огрызнуться не успевает: ему мешает шум из комнаты с волком. Правда злость на Поттера и Блэка, отправившего его сюда, начинает отрезвлять. Как Поттер собирается бежать от зверя? Надеется, что тот не протиснется в узкий лаз, который ведёт обратно к Хогвартсу?
Северус отходит от дверного проёма всё дальше, ожидая, когда наконец оборотень покажется. Но тому было неплохо наедине, похоже. Может быть, он чего-то не знает об этих созданиях и у них неконтролируемая тяга к любым разрушениям? Сейчас, когда оборотень уже не неожиданность и за спиной есть пусть и ненадёжный, но тыл, Снейп больше в себе уверен и готов дождаться его. Зря разве они изучают защиту от тёмных искусств? И почему Поттер опять распоряжается. Теперь слизеринец точно никуда не собирается.
- Струхнул, Поттер? Никуда я с тобой не пойду, - и плевать, что сам он минуту назад едва ли не выполз из соседней комнаты с дёргающимся глазом. Он, Снейп, не трус и не нуждается в помощи. Но в общем и целом сейчас он просто упрямый подросток.
Оборотень наконец появляется, Северус вскидывает палочку, но проклятый гриффиндорец опять его опережает. Слизеринец ждёт любого из заклятий, которыми так щедры всегда были к нему мародёры, но оборотень удостаивается лишь слепящего света. Зажмурившись, Снейп отбивается от Джеймса, хватает его за руку и рывком убирает от себя.
- Отстань от меня! – со злостью отталкивает он Поттера в злополучный лаз, по которому попал сюда. Глаза всё ещё не привыкли к темноте после яркого света, он плохо видит, прислушивается к окружающему миру и пятится к выходу. Оборотень тоже не в восторге от сопротивления, кажется, будто он крушит саму хижину, но не суётся обратно. Снейп трёт глаза, отходя всё дальше вглубь хода и наконец, прищурившись, снова видит Поттера. Который оказался здесь неслучайно. Который смеет его спасать. И защищать оборотня. Когда волчий вой разносится за пределами хижины, соображать становится гораздо проще.
- Боишься его поцарапать? – искоса глядя на гриффиндорца, вкрадчиво и с явно сдерживаемым злорадством спрашивает Северус. Его догадки оказались верны. И если раньше он хотел доказать это только Лили, то теперь, вместо благодарности, он донесёт обо всём Дамблдору. И если понадобится, пойдёт ещё дальше. Чтобы отомстить за эту глупую шутку. Чтобы не дать повода думать, что он может быть за что-то благодарен врагу. Чтобы забить обиду на весь мир за то, что у него нет таких друзей, которые годами прикрывают Люпина с его недугом.
«Я всё знаю», - хочет прошипеть Снейп с торжеством. Блэк всё-таки оказался невольно в чём-то честен, и Северус узнал их тайну. Но Джеймсу он всё равно не доверяет. Конечно, тот пришёл спасать не его шкуру, слизеринец просто неудачно подвернулся и пришлось как всегда геройствовать. Именно так, он уверен, Поттер рассказывает друзьям свои байки. Поэтому слизеринец просто разворачивается и быстро идёт к выходу. Неважно, что он шлялся посреди ночи за пределами школы, главное, что Люпин-оборотень тоже сейчас не в своей кровати.

+1

19

Снейп упирается, толкается и вообще ведет себя так, будто Джеймс его не от оборотня оттаскивает, а, напротив, тащит навстречу зверю.
Вновь поправляя очки, едва не сброшенные с его носа чрезмерно активным слизеринцем, Поттер не знает уже, плакать ему или смеяться. Смелость, граничащая с глупым геройством, которой никто не ожидает от ученика серебристо-зеленого факультета, просыпается в Снейпе крайне невовремя, и Поттер на все лады проклинает чертового сальноволосого урода, который все и всегда делает невпопад, но проклинает про себя, потому что полон решимости вытащить этого самого сальноволосого ублюдка подальше. Не ради него, а ради Люпина, стоит признать, но все же вытащить.
После ослепительно яркого Люмоса приходится промаргиваться, даже прикрытые веки не слишком помогли, и в первый момент Джеймс теряет ориентацию в пространстве, чувствует, как Снейп его толкает, снова чувствует характерный запах сухой земли под конями Ивы - и слышит, как распахивается дверь хижины.
О, Мерлин, хочется застонать в голос. Хочется расквасить Сириусу нос. Хочется наложить на Снейпа заклятье Обливиэйта.
Поцеловать напоследок Лили, потому что, само собой разумеется, даже если он, Джеймс Поттер, переживет эту ночь, его точно исключат.
Когда, наконец, зрение к нему возвращается, Поттер видит прямо перед собой физиономию Снейпа и слышит его голос, прямо таки сочащийся злорадством. Зрелище не из приятных, что уж говорить о том, что приходится признать правоту Эванс: Снейп не идиот.
Мучительно подбирая слова, Джеймс опаздывает с ответом, и вот Снейп уже разворачивается и, будто на крыльях, выросших при возможности попортить жизни гриффиндорцев, устремляется к выходу.
- Эй! - в критической ситуации к Поттеру возвращается способность соображать-. Эй, а ну стой! Ты что там себе напридумывал?!
От сознания того, что тайна Лунатика окажется - уже оказалась? - в грязных лапах Снейпа, Джеймса переполняет злость. Раздражение от действий Сириуса смешивается со злостью на Снейпа, никак не желающего убраться подальше, но Блэк уже не на глазах, в то время как Снейп все еще здесь, в пределах досягаемости.
И становится еще ближе, когда Поттер нагоняет его несколькими широкими прыжками, хватает за плечо и снова дергает на себя, разворачивая.
- Я тебе не позволю, - непонятно к чему - потому что слишком много того, что Поттер не собирается позволять Снейпу - шипит Джим. - Идем назад, в Хогвартс.

+1

20

Снейп и не думает останавливаться, на этот раз ему даже нравятся раздражённые интонации в голосе врага. Это наконец не сулит опасности, а выдаёт тревогу Поттера. Неужели его наконец начало волновать, что там себе думает слизеринец? Интересно, а что теперь напридумывал Поттер, и как бы теперь не обмануть его ожидания.
Северус сбрасывает руку со своего плеча, уже без прежнего раздражения, словно отмахивается от гриффиндорца как от назойливого насекомого.
- Не позволишь что? - насмешливо интересуется Снейп. Если у Поттера такая тяга к распоряжениям, почему он не получил в этом учебном году значок старосты. В руках у Северуса снова волшебная палочка. Нападение оборотня им не грозит, но в самом Поттере Снейп всегда сомневался. И тот уж точно пойдёт на всё, чтобы защитить тайну Люпина, а слизеринец сейчас просто препятствие. Не верить в благородство гриффиндорцев его научили они сами.
Северус задумчиво закусил губу, борясь с желанием последний раз проморгаться после яркого света, и кивнул, соглашаясь как можно нейтральнее.
- Хорошо, идём, - Снейп ткнул палочкой в бок Джеймсу, подталкивая к Хогвартсу, который эти четверо держали под угрозой столько времени и молчали. Северус не собирался подставлять спину своему врагу и кивнул в сторону тянущегося в темноту коридора, зажигая на конце палочки свет и категорично приказывая. - Пошли.
Если ему удастся добраться до кабинета директора, орден Мерлина он, конечно, не получит, даже послужит причиной потери Слизерином баллов, но чувство удовлетворения от возмездия над мародёрами с лихвой перекроет все неприятности сегодняшнего вечера.
Пока они идут по земляному лазу, Снейп то и дело хочет сказать что-нибудь злорадное и торжествующее в беззащитно маячащую перед ним спину, но пока он молчит, Джеймс может только догадываться, что сделает Северус дальше. И он даже не уверен, кому хочет отомстить больше - Джеймсу или Сириусу. Конечно, может пострадать и Люпин, но щадить его слизеринцу не из-за чего.
Когда они вылезают у корней Гремучей ивы, на залитой лунным светом территории Хогвартса Северус первым делом замечает торопливо шагающую фигуру директора, деканов обоих враждующих факультетов и нелепо семенящего рядом Питера, который показывает дорогу. Странно, что у Петтигрю обнаружился проблеск благоразумия. Но тем лучше.
- Где Сириус? - первым делом спрашивает Дамблдор, издалека уже убедившись, что оба студента живы и здоровы. Смотрит он на Джеймса, что в общем-то логично при данной постановке вопроса, но Снейпа это злит ещё больше. У директора такой вид, словно спасать нужно вовсе не тех, кто подвергся нападению оборотня.
- Где Сириус? - возмущённо переспрашивает Северус. - А вас не интересует, где сейчас находится Люпин и почему он выбрал именно это время для прогулки?
Дамблдор по обыкновению спокойно смотрит на слизеринца из-за стёкол очков, в которых отражается неясно полная луна, и Снейп понимает, что для Альбуса не окажется новостью то, о чём он хочет рассказать. Этот чёртов старик отнимает у него триумф.

+1

21

Джеймс сжимает губы в узкую линию, когда Снейп тыкает своей деревяшкой ему в ребра, но молчит. Главное - увести Снейпа подальше от Ремуса, подальше от Сириуса.
Слишком поздно гриффиндорцу приходит в голову мысль, что такая внезапная покладистость извечного врага вполне может объясняться тем, что Снейп хочет убедиться, что Люпина в замке нет - и получить пусть и косвенное, но доказательство своим словам.
Поттер прекрасно знает, что до рассвета еще несколько часов, и как бы медленно он не тащился, как бы медленно не ковылял, в Хогвартсе они со Снейпом окажутся куда быстрее, чем Рем и Сириус. Хуже того, ему никак не удавалось придумать, чем бы отвлечь проклятого слизеринца: тот держался настороженно, не было похоже, что его остановит что-то от применения палочки. Нужно было действовать как можно скорее, а Поттер, как назло, после всей этой вакханалии, устроенной в хижине, не горазд на выдумки.
Поэтому он только намеренно спотыкается о земляные корни в лазе, останавливается завязать шнурок, время от времени поглядывает на Снейпа исподтишка, вдруг тот отвлечется. Но тот не отвлекается и в свете Люмоса спина Поттера, наверное, отличная мишень.

Выныривая из лаза, он тут же задирает голову. Яркая, крутобокая луна отвечает ему насмешливым взглядом. Нет ни малейшей надежды, что полнолуние решило отменить свои планы на Ремуса и отпустить его с миром.
Глазея на небо, Джеймс упускает из вида процессию, сопровождаемую Питером - а когда все же замечает, то пристыженно отводит глаза. МакГо и Дамблдор им доверяли, а из-за выходки Сириуса тайна Ремуса оказалась достоянием Снейпа. О том, что Снейп вообще-то мог поплатиться жизнью за розыгрыш Блэка, Джеймс не думает.
При вопросе директора он заминается, поглядывает то на носы ботинок, то на Снейпа - не хочется ему объяснять, что случилось, ой как не хочется. Поттер не знает, что именно рассказал профессорам и директору Питер, но надеется, что достаточно - и что его спрашивать не станут.
От необходимости отвечать немедленно его избавляет Снейп. В голосе слизеринского выскочки прямо-таки праведный гнев и он тут же возвращает разговор к "мохнатой проблеме" Ремуса. Джеймс сдерживает желание толкнуть носатого гада только из-за спокойного взгляда Дамблдора.
- Сириус увел Ремуса подальше, - выдавливает он почти против воли: не очень-то ему по душе, что приходится рассказывать о том, что произошло, в присутствии Снейпа. - Мы в порядке. Они тоже.
И, не удержавшись, бросает на Снейпа взгляд, полный угрозы и бессилия: давай, жалуйся, говорит весь его вид, только сжатых кулаков для полноты картины не хватает.

+1

22

Значит, и Сириус в этом всём продолжал участвовать. Только по словам и интонации Джеймса выходило, что Блэк вовсе не виновник этой истории, а едва ли не благодетель. Взгляд гриффиндорца Северус расценивает как очередное выражение их давней вражды, как непримиримое желание закончить то, что начал Блэк. И не важно, что Поттер на самом деле его спас. Даже если не хотел этого. Снейп понимал, что это не так, но не мог же он так просто перестать считать гриффиндорца просто свиньёй и жестоким подонком.
- В порядке? – опять насмешливо повторяет Снейп. – Да нам просто повезло. А кто это всё придумал по-вашему? Давай, расскажи им, Питер.
Северус уверен, что этот вёрткий нервный паренёк наврал профессорам, начал мямлить что-нибудь про Джеймса и случайно упомянул его, Снейпа. Пережитые страх и бешенство из-за крайне неудачной шутки теперь выходили из него, и слизеринец не понимал, почему все так спокойны. Или просто не желал замечать, что сложившаяся ситуация волнует абсолютно всех. Ведь он опять был жертвой, а речь уже шла не об обычной порче учебников или настроения.
Он посмотрел на Слагхорна, единственного, кто мог бы встать на его сторону, но Гораций вечно пытался угодить всем, а в этот раз явно поддерживал Альбуса, пусть и с некоторыми сомнениями.
- Да он же оборотень, - Северус взмахнул рукой в сторону ивы, откуда они пришли. - В школе оборотень.
Получилось совершенно не сенсационно, а жалко, безнадёжно, как у последнего ябеды. У него было столько подозрений, доказательств, теорий, попыток раскрыть глаза хотя бы лучшей подруге, и всё это разбилось теперь вместе с его самообладанием о непреклонность директора и остальных.
Снейп поджал губы, исподлобья наблюдая за остальными. Дамблдор отправил деканов вместе с Петтигрю в качестве провожатого на поиски Сириуса, которому тоже не годилось бродить неизвестно где посреди ночи в компании оборотня. Сколько внимания этому прощелыге. Северус тихо недовольно фыркнул: да лучше бы его этот оборотень там где-нибудь и задрал, этого ведь он хотел для Снейпа.
- Я молчать не буду, - буркнул он, переводя взгляд с Джеймса на директора и обратно, снова оставшись в меньшинстве. И чуть подумав, добавил, - Ещё неизвестно, почему там на самом деле оказался Поттер.

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (загодя 1991) » Место встречи изменить нельзя


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC