Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Иногда они возвращаются (16 марта 1996)


Иногда они возвращаются (16 марта 1996)

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Название эпизода: Иногда они возвращаются
Дата и время: 16 марта 1996, вечер
Участники: Рита Скитер, Роберт Локамп (Антонин Долохов)

Дом Риты Скитер, окраина Лондона, не самый дорогой район

+1

2

[nick]Роберт Локамп[/nick][status]журналист, 38[/status][info]штатный сотрудник "Ежедневного Пророка"[/info][icon]http://s1.uploads.ru/6b0wV.jpg[/icon]
Время Роберта Локампа истекло - еще в феврале вопрос стоял лишь о том, сколько ему осталось: как быстро целители допытаются до причины страданий Дженис Итон, чье психическое состояние ухудшалось обратно пропорционально тому, как она поправлялась физически, как быстро авроры свяжут проклятие со знаком внимания не слишком навязчивого журналиста. Как быстро начнут искать.
Долохов предпочитает играть на опережение: маггл, пожертвовавший своим обликом, растворился на улицах маггловского города вскоре после того, как Дженис Итон получила свой проклятый букет.
Было бы разумнее сразу же убить его, но Антонин не торопился: некоторые связи, заведенные под личиной Роберта Локампа, были слишком важны, чтобы разорвать их одним коротким махом. Например, выход на Риту Скитер.
Репутация скандальной журналистки приятно намекала на возможность заинтересовать мисс Скитер парой деталей из прошлого и настоящего Дженис Итон: век Итон во главе Аврората был еще короче, чем журналисткая деятельность Долохова, но покончить с ней стоило навсегда, лишив Руфуса Скримджера одного из самых сильных и преданных сторонников, заодно бросив тень и на самого Министра.
Позиционная стадия необъявленной информационной войны слишком затянулась, пора было переходить к активным действиям.

И если Рита и удивится, увидев на своем пороге бывшего коллегу, уже месяц как не показывающегося в редакции и заинтересовавшего авроров своим таинственным исчезновением, Долохов считал, что у него есть, чем подпитать ее интерес на долгое время.
Адрес достать было несложно - ему, имевшему выход на прямую владелицу редакции, а значит, и всех личных дел сотрудников, и если Антонин и задался вопросом, почему Рита не позволяет себе район получше, все же не мог не признать определенной целесообразности выбора: здесь, казалось, никому ни до кого не было дела.
Обе волшебные палочки находились под рукой - Антонин допускал, что обстоятельства могут вынудить его прибегнуть к магии, однако собирался избегать этого со всем тщанием, чтобы не усугубить свое состояние - зато на виду была бутылка сладкого сливочного ликера, негласного обязательного компонента кофе Риты.
И когда Антонин постучал в неприметную дверь, знававшую и лучшие времена, на открытом лице Роберта Локампа сияла широкая и дружелюбная улыбка.
- Рита, откройте, это в самом деле я, - учитывая, что другого мистера Локампа попросту никогда не существовало и Рита не была знакома с магглом, послужившим прототипом облика, Долохов даже не врал, и искренностью от его слов так и разило  - как и положено разить от слов любого журналиста. - Мне нужна ваша помощь.
Последнее было правдой в несколько меньшем объеме, зато обычно хорошо стимулировало любопытство и желание узнать, что же пошло не так в жизни ближнего.
Антонин ставил на ритино любопытство не меньше, чем на ликер, но козырь приберег для заключительного аккорда.
- У меня есть информация, из-за которой мне пришлось сбежать. Я не могу опубликовать ее сам, просто не тот уровень - меня объявят лжецом и по-тихому уберут, но вы, Рита... Вы - совсем другое дело.

Отредактировано Antonin Dolohov (19 ноября, 2018г. 17:02)

+1

3

Какое-то время за дверью ничего не было слышно, затем звякнула цепочка, и засовы с сухим щелчком въехали в пазы.
- Роберт, дорогой, как я рада вас видеть, - Рита посторонилась, пропуская мужчину в полутемную прихожую, в которой единственным ярким пятном была ее мантия лимонного цвета с легкомысленным цветочным узором. - Осторожнее, эта подставка для зонтиков просто какой-то капкан на вора. Не обращайте внимания на беспорядок, я работаю над новой книгой.
Щебечущая, как канарейка, журналистка распахнула дверь в крохотную гостиную, все горизонтальные поверхности в которой были завалены книгами, журналами, старыми газетами на нескольких языках и стопками чистой бумаги. Несколько книг вспорхнули с кресла и, шелестя страницами, перелетели на опасно кренящуюся башню, громоздящуюся на подоконнике.
- Могу я предложить вам кофе? А может, лучше, виски? - сама Рита обычно не пила ничего крепче ликера, о чем Локампу было прекрасно известно, но держала дома бутылку - просто на всякий случай. Не то чтобы к ней часто захаживали гости, и вообще, у Роберта, наверное, были неплохие связи в редакции, потому что свой адрес, по понятным причинам, Скитер хранила в тайне.
Повинуясь мысленному приказу, на темной кухне, которую двойные двери соединяли с гостиной, забулькала кофеварка.
Стоящая на столе лампа давала достаточно света, чтобы разглядеть - обычно тугие локоны Риты раскрутились и были сколоты на затылке, а яркая мантия только подчеркивала бледность лишенного косметики лица.
- В "Пророк" приходили авроры, расспрашивали о вас. Я беспокоилась, - соврала Рита, подставляя чашку под накренившийся носик кофейника. - С удовольствием предложу вам руку помощи. Вы же знаете, я никогда не замалчиваю правду, - вполне искренне продолжила журналистка, и стекла очков блеснули, когда она склонила голову к плечу - воплощенное внимание.
Рита как никто понимала разницу между откровенной ложью и легким преувеличением. Она никогда не позволила бы себе подать в печать непроверенные сведения, а некоторая гиперболизация была необходима, чтобы новость "цепляла". В "Пророке" тоже сидели не дураки, и формула "мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции" не раз спасала репутацию издания. Впрочем, Рита не могла припомнить и года, чтобы газета с кем-нибудь не судилась, а ведь в магическом ежедневнике она работает уже без малого двадцать лет.
В редакции со сдержанным недоумением отнеслись к ее заявлению о том, что статей о Поттере больше не будет, но Скитер уже придумала изящную месть. Следуя негласному постулату о том, что некрологи пишутся заранее, Рита начала собирать материал для книги о теперешнем директоре Хогвартса - его вряд ли можно было отнести к друзьям мальчика-который выжил, так что Скитер считала, что тут у нее развязаны руки. А потом она придумает, как поквитаться с мерзкой девчонкой. Вместо того, чтобы радоваться, что видит свое имя в прессе, она удерживала ее в заложниках и осмелилась шантажировать - ее, взрослую, опытную ведьму, которая сделала себе имя еще до того, как эта мерзавка родилась. И, между прочим, исключительно своим трудом, а не вешаясь на знаменитых мальчиков.
- Выкладывайте, Роберт, не томите, - перо сделало кульбит в воздухе и заплясало над листом, а Рита присела на краешек второго кресла, примостив блюдечко между журналами на низком квадратном столике.

+1

4

[nick]Роберт Локамп[/nick][status]журналист, 38[/status][info]штатный сотрудник "Ежедневного Пророка"[/info][icon]http://s1.uploads.ru/6b0wV.jpg[/icon]
- Немного виски, - вживаясь в роль преследуемого силовыми структурами человека, который слишком много знает, Долохов сделал ставку на алкоголь, и прошел за хозяйкой дальше.
Если пресловутая подставка для зонтов и была ловушкой, больше ничего, вызывающего опасения, Антонин не усмотрел - и как не прислушивался, не смог уловить признаки присутствия другого человека в доме. Он определенно рассчитывал на то, что мисс Скитер будет одна этим вечером - проторчал два часа в тенях через два дома, обвешавшись отвлекающими внимание чарами как рождественское дерево гирляндами, - но о наличии случайного свидетеля разговора хотел знать заранее.
Бутылка ликера была выставлена на стол в качестве подношения богини - и великодушное признание, что Рита о нем беспокоилась, Антонин счел за признак одобрения.
Он торопливо и, хотелось бы думать, испуганно вскинул голову, услышав про Аврорат, отвел глаза: больше, еще больше сомнений, загнанности, даже откровенного страха. Просто перетряхнуть на публику грязное белье бывшей главы Аврората - одно, а выставить всю структуру героических защитников коррумпированными интриганами - игра, куда больше достойная лиги Долохова и профессионалки Риты.
Сейчас она выглядела иначе, совсем не такой, какой появлялась в редакции, хотя взгляд, пригвоздивший Долохова сквозь стекла очков, был однозначно ритиным.
Антонин наклонился в своем кресле вперед, почти касаясь стопки старых журналов, которыми, кажется, здесь был занят каждый дюйм горизонтальной поверхности, и многозначительно произнес:
- Аврорат ищет меня не просто так, - и снова чистая правда, - не удивлюсь, если они уже слепили какое-нибудь обвинение... Я кое-что узнал. Кое-что очень важное, и если они меня найдут, со мной все будет кончено - как кончено с Ирвингом Дрейком.
Заокеанский симпатяга-журналист, как-то устроивший себе прямую линию с Лестрейнджами и писавший о первом восстании Темного Лорда с позиции отстраненного наблюдателя, чем не могла похватстаться британская пресса даже спустя двадцатилетие, отправился обратно в Штаты с расстройством психики, вызванном слишком топорной легиллеменцией на фоне слишком частых обливиэйтов - но кто мог знать эти детали, кто мог поручиться, что все было именно так? И если уж играть по-крупному, то Антонин, не колеблясь ни минуты, с легким сердцем выставил Дрейка первой жертвой Аврората.
- Только меня, в отличие от Ирвинга, в Америку не сплавить - меня можно попросту убрать, не опасаясь дипломатического скандала с МАКУСА, - добавил патетики Антонин, и все же перешел к делу. - Он оставил мне часть своих заметок. Там все зашифровано, мало что можно разобрать, но я просидел над ними несколько дней, и вот что выяснил: после нападения на Хогвартс Дженис Итон вовсе не сразу оказалась в Мунго с ранением. Она была там, у Пожирателей - я не знаю точно, сколько, но, должно быть, не меньше трех-пяти дней.
Долохов, который мог буквально по минутам пересказать приключения миссис Итон в Ставке, наслаждался комедией, но дружелюбное, открытое лицо Роберта Локампа выражало только опасение за свое будущее и - немного - предвкушение  предстоящей сенсации.
- А потом ее отпустили. Дрейк выяснял, почему - и у него была лишь одна рабочая версия: за ней стоят те, кто и так связан с Пожирателями. Аврорат скрыл информацию о том, что с ней было, в прессу не просочилось ни строчки. Кому это может быть выгодно? Зачем потребовалось скрывать, что все секреты Аврората вместе с его главой попали на разделочный стол Тому-Кого-Нельзя-Называть? Дрейк, который накопал эту информацию, устранен. Один из старших авроров, который вместе с Итон был в Хогвартсе, убит. Амбридж, бывшая директором в замке во время нападения, мертва. Слишком много смертей, как будто кто-то прячет концы в воду - и на этом фоне возвращение целой и невредимой Дженис Итон выглядит совершенно выбивающимся из колеи. И если так - если Министерство замалчивает информацию - то о чем еще оно не рассказало?
Будь он в собственном облике, он бы повел рукой, манерным жестом подчеркивая важность заданного вопроса - но Роберту Локампу жестикуляция была чужда, и Антонин только наклонился еще ближе, едва не задевая высокую стопку журналов возле своего локтя.
- Общественность должна знать, - закончил он разменной монетой всех журналистов мира.

Отредактировано Antonin Dolohov (19 ноября, 2018г. 17:48)

+1

5

Рита плеснула еще виски в стакан. За ее спиной перо плясало как сумасшедшее, выдавая эмоции хозяйки, сохраняющей внешнее спокойствие. Она была шапочно знакома с Дрейком - по правде говоря, Скитер не очень хотелось с ним общаться - и вовсе не из-за издательства, на которое он работал на родине: Ирвинг имел репутацию честного и неподкупного журналиста, и Рите так и не удалось под него подкопаться, что она считала вызовом своему профессионализму. Впрочем, когда она узнала, над чем именно работает Ирвинг, Скитер умыла руки - рано или поздно с ним должно было что-то случиться, и случилось.
Но то, что рассказал Роберт, в корне меняло ее представление о случившемся. Неужели Аврорат опустился до борьбы с прессой? Как будто они не знают, что на месте одной срубленной головы вырастут как минимум две - не зря же Локамп пришел к ней. Роберт дергался при малейшем звуке за стеной, пусть и пытался это скрыть, отводя взгляд, но Рита видела, что он напуган. Немудрено: ведьма знала, что есть вещи куда хуже смерти, и в распоряжении Министерства была куча этих вещей. И некоторые из них даже существовали на самом деле.
На самом деле, мозаика сложилась: если бы Ирвинг нарвался на сторонников того-кого-нельзя-называть, с ним бы произошло то же, чего Скитер уже навидалась семнадцать лет назад. Вряд ли Пожиратели обеспокоились бы тем, чтобы стереть какому-то писаке память - а именно это, если источник Риты не лгал, произошло с Дрейком. И теперь, когда он в состоянии овоща отбыл к берегам Нового Света, Скитер вполне понимала беспокойство Локампа.
- Заметки? - оживилась Рита, забыв про остывающий кофе. - Надеюсь, вы принесли их?
Губы Скитер сложились в удивленное "о", когда речь зашла о главе Аврората. У нее даже голова закружилась, а перо замерло, качнувшись туда-сюда, не улавливая связной мысли, за которую смогло бы зацепиться.
Скитер махнула рукой, и шторы, неплотно прикрытые, задернулись наглухо, смахнув на пол две или три книги из стопки. Журналистка, впрочем, не обратила на это ни малейшего внимания.
- Разумеется, разумеется, - пробормотала она.
Нужно ведь было подумать и о том, как подать полученные сведения, чтобы "Пророк" не отказался публиковать их. Одно дело - заигрывание с Министерством и копание в грязном белье его сотрудников, и совсем другое - обвинение в измене. Кроме того, имея такой козырь, глупо было разыгрывать его прямо сейчас: лучше выждать, может быть, удастся разузнать больше.  Больше всего Риту интересовало, какое отношение к происходящему имеет министр. Существовало два варианта: либо Аврорату удалось скрыть свои делишки даже от него, либо Скримджер покрывает свою протеже.
Это была даже не сенсация - это был политический скандал масштаба большего, чем старушка Англия. И Роберт считал, что ей под силу вывести на чистую воду всех этих политиканов, заигравшихся с темной магией.
В порыве чувств Рита накрыла ладонью руку журналиста.
- Все узнают об этом, Роберт. Я уверена, вашим сведениям можно доверять - и тем более мне хотелось бы взглянуть на записи Дрейка.
Осторожность брала верх, и как бы ни хотелось Рите сию секунду бежать в Министерство, она предпочитала быть подготовленной. К тому же, кто знает, сколько еще Локампу удастся скрываться от Аврората. Лучше бы ему успеть передать ей все сведения.

Отредактировано Rita Skeeter (19 ноября, 2018г. 20:21)

+1

6

[nick]Роберт Локамп[/nick][status]журналист, 38[/status][info]штатный сотрудник "Ежедневного Пророка"[/info][icon]http://s1.uploads.ru/6b0wV.jpg[/icon]
От стука свалившихся с подоконика книг Антнин дернулся всем телом, задев свой стакан, но удержал его на месте и только перевернул руку ладонью вверх, ловя теплые пальцы Риты - она была полукровкой, но все же ведьмой, и он не стеснялся подпитаться с любого источник живой магии.
Ловушка захлопывалась - интерес Риты казался совершенно искренним, абсолютно жадным. Но любой интерес нуждался в подпитке, и глупо было бы рассчитывать, что Скитер не потребует доказательств. Любая громкая сенсация без доказательств - развлечение на день-другой, грозящее обернуться не просто неприятностями для автора, но и возвышением тех, против кого должна была сработать клевета, однако он и не подумал бы заявиться к Рите с пустыми руками, и бутылка ликера была только аперитивом.
- Заметки в надежном месте. Это все, что у нас есть, Рита, я просто не мог позволить себе таскать их с собой, - небольшой пробный камень - это "у нас", и Антонин пожал пальцы журналистки, не забывая нервно поглядывать на плотно зашторенные теперь окна. - Но у меня есть доказательства! Мне оставил их Дрейк, и это... Это... Посмотрите сами. У вас есть мыслеслив?
Поднаторевший в ментальной магии Антонин смог бы организовать просмотр воспоминаний даже в блюдце, а потом собрать их обратно без потери качества - но Локамп не должен был демонстрировать подобные умения.
Он пошарил во внутреннем кармане слишком яркого пиджака и вытащил, зажав между большим и указательным пальцем, небольшой флакончик - дюйма три в высоту, за прозрачным стеклом которого медленно клубились перламутрово-белые сгустки, похожие на туман.
- Здесь то, что вы должны увидеть.
Антонин постарался, выбирая воспоминание, но мизансценой был доволен: в лишенной окон полутемной комнате, безошибочно ассоциирующейся с камерой, у самой стены сидела Дженис Итон, высоко вздернув вмурованные магией в стену цоколя кисти рук. Ее правое колено неестественно изгибалось под рваной тканью, на подбородке засохла кровь, но самым лучшим, по скромному мнению мнящего себя человеком искусства Долохова был Рудольфус Лестрейндж, тяжело падающий между разведенных ног Итон, едва не рычащий от предвкушения, выглядящий безусловно узнаваемым - и настолько же безусловно потрепанным Азкабаном и неудачной атакой на Хогвартс. Ракурс был наилучшим: за широкими плечами Рудольфуса было хорошо видно бледное лицо Итон и ненависть, которой загорелись ее глаза при виде своих посетителей.
Будь у него колдографии, не сомневался Антонин, он обеспечил бы себе безбедную старость, продав по одной ведущим издательствам.

Отредактировано Antonin Dolohov (20 ноября, 2018г. 17:56)

+1

7

В общем-то, Рита и не ожидала, что Локамп принесет с собой записи. Судя по реакции, о визите авроров в "Пророк" он не знал, но догадывался, что на него будут охотиться, а потому предпочел исчезнуть раньше. Приободряюще пожимая руку Роберта в ответ, Рита чувствовала, как в ней закипает возмущение. В этом мире с прессой могут обращаться, кто как только вздумает - запирать в банке, чистить память, приходить с обысками. Уже этих фактов было достаточно, чтобы сделать вывод: Министерство продалось с потрохами, чинуши завязли во лжи, и скоро этот клубок будет не распутать даже таким акулам пера, каковой себя считала Скитер. А к тому, чтобы рубить с плеча, журналистка не вполне была готова. Призрак Азкабана маячил перед ее внутренним взором каждый раз, когда Рита думала о том, что подобное открытое разоблачение может значить для нее - и не только потому, что Скитер была незарегистрированным анимагом. Она была уверена: если власть имущие захотят обелить свою репутацию, попутно очернив ее собственную, глубоко копать им не придется. Поэтому нужно было не просто предъявить им факты, а позаботиться о том, чтобы они имели под собой почву, которую не так-то просто будет выбить у Риты из-под ног.
Но кое-что у Локампа все-таки было. Рита подскочила, не обращая внимания, что пара журналов из стопки съехали на пол - на их обложках заметались и отчаянно замахали руками, пытаясь уцепиться за несуществующий край, люди, имена которых все уже забыли. Скитер давно не пользовалась мыслесливом - у нее была Перо, и в последнее время не случалось ничего такого, чтобы перегружать собственную голову лишней информацией. Крохотный кубок, напоминающий подставку для яйца, покрытый патиной, отыскался в шкафу - в нем, в отличие от комнаты, царил образцовый порядок, даже фарфоровые фигурки были расставлены симметрично и под строгим углом к дверце.
Действующих лиц Скитер узнала с первого взгляда - несмотря на то, что никогда лично не общалась с новой главой Аврората (откуда только министр вытащил ее), а Рудольфуса не видела со времен процесса над Лестрейнджами - вживую, разумеется, а не на колдографиях "разыскивается".
Воспоминание было коротким, но в намерениях лестрейнджа сомневаться не приходилось.
Скитер села ровнее, машинально поправив очки.
- Да уж, неудивительно, что американца убрали, - почти прошептала она. - И это все? Или все, что вы рискнули принести сюда? - вновь набросилась она на Локампа. - Подробности, Роберт. Мне нужны подробности. Маловато, чтобы предъявить Аврорату.
На самом деле, Рита и не собиралась идти с этим к охотникам на темных магов. У нее в голове начал наклевываться план, как гораздо лучше - и, к тому же, к собственной выгоде можно было использовать полученные сведения. Скитер боролась с искушением заглянуть в голову к Роберту - он сейчас испуган и сконфужен, это будет легче легкого, чтобы не дожидаться, пока он будет в час по чайной ложке цедить то, что ему известно, но Риту удерживала журналистская солидарность. В конце концов, он был не информатором, а коллегой, который попал в тяжелое положение и доверился ей, а Скитер все-таки была не законченной сукой, чтобы так воспользоваться этим. Сукой, но не законченной.

Отредактировано Rita Skeeter (26 ноября, 2018г. 23:47)

+1

8

[nick]Роберт Локамп[/nick][status]журналист, 38[/status][info]штатный сотрудник "Ежедневного Пророка"[/info][icon]http://s1.uploads.ru/6b0wV.jpg[/icon]
Судя по тому, как она почти шептала, Рита впечатлилась увиденным.
Долохов моргнул, скрывая удовлетворенный блеск в глазах - запуганному Роберту надлежало и дальше выглядеть запуганным, и, разве что в конце разговора, возможно, немного приободренным.
Когда он снова смотрел на Риту, то постарался смотреть с надеждой и сомнением.
- Дрейк оставил мне не так уж и много, как я могу носить все, что у меня есть, с собой, - воззвал он к здравому смыслу, особенно оценивший упоминание Аврората. - К тому же...
Многозначительно прикрыв крошечный омут первым попавшимся под руку журналом, как будто огрызок воспоминания мог испариться даже из кубка, Долохов шлепнул ладонями по столу, как будто решаясь.
- К тому же, как мы можем быть уверены, что Аврорат вообще захочет нас слушать? Аврорат не может не быть в курсе, где побывала их прежняя глава - и молчит об этом. Итон не объявлена в розыск, не арестована, она всего лишь отстранена, делает что хочет, расхаживает, где хочет. Вы понимаете, Рита? Ее просто отпустили. Вы можете в это поверить? Она побывала в руках людей, которых посадила пожизненно, поймав едва ли не с поличным - и отделалась двумя неделями в Мунго? В начале марта - вы наверняка в курсе - один из них, Трэверс, выследил ее в каком-то захолустье и попытался убить, но был убит сам, маги превозносят героиню, но разве все это не шито белыми нитками? Зачем пытаться убить ее после того, как отпустили? Зачем отпускать, если хотят убить?
Долохов поднялся на ноги - массивное тело Локампа двигалось легко, напоминая о молодости - прошелся по комнате, стараясь держаться подальше от окон, и повернулся к Рите.
- Ее отпустили не потому, что она рассказала то, что их интересовало... Вы видели Лестрейнджа. Вы уже работали, когда их судили. Рудольфус Лестрейндж отпустил бы ту, которая посадила его? Отпустил бы живой? Целой?
Он не случайно выбрал Рудольфуса для короткого показа: мало кто из тех, кто в самом деле был знаком со старшим Лестрейнджем, поверил бы, что тот способен отпустить личного врага...
Интересно, знала ли Рита, насколько личной была та вражда?
Из этого тоже получился бы отличный репортаж - Дженис наверняка оценила бы статью с подробностями и истинными причинами смерти своего несчастного мужа-магглолюбца. Но тогда она пришла бы прямиком в "Пророк", а то и к Рите, выйди статья за подписью, а Антонин делал слишком крупную ставку на Скитер, чтобы позволить Дженис все испортить.
- Есть два объяснения этому факту. Первое - она находится под действием Империо уже месяц, готовя что-то, а наш Авррорат позволяет всему идти своим чередом, не задерживая ее и не ставя никого в известность, ставя нас всех под угрозу.
Долохов сделал паузу, позволяя этому варианту оформиться в голове Риты в полноценный сценарий, а затем вернулся к столу.
- Но есть и второе объяснение. Им пришлось. Им пришлось ее отпустить, вот что я думаю! Не хотелось, но пришлось. Кто-то, кто для них важнее, чем месть, попросил - или потребовал, откуда мне знать. Кто-то, кому она важна. Вы знаете, что она говорит о причинах ее возвращения в Англию в прошлом году? Ее попросили. Кому было выгодно ее возвращение? Кому был нужен свой человек на должности Главы Аврората в случае победы на выборах? Далеко не все Пожиратели Смерти были арестованы, и Уолден Макнейр тому доказательство. Если один из них успешно выжидал и сейчас заполучил власть над Магической Британией?
Антонин оперся о стол, наклоняясь еще ниже, почти к самому лицу Скитер, чувствуя запах виски в чае.
- Я знаю, это звучит как полное безумие - но что, если так? Такое бывает раз в жизни. Любой журналист мечтает о таком. Дрейк, наверное, задал вопросы не тому человеку - или узнал о чем-то лишнем в своих интервью о прошлом, он был одиночкой, слишком привык полагаться на статус прессы,  вот и поплатился за это. Я не собираюсь совершать ту же ошибку. Помогите мне разобраться в этом дерьме, Рита. Вы - авторитет для большей части магической Британии, ваши слова цитируют за столом. Вас нельзя убрать с той же лгкостью, как меня или Дрейка. Я поделюсь с вами всем, что у меня есть, а взамен вы укажете меня соавтором - это все, что мне нужно. Это - и чтобы меня не тронули. По рукам?

Отредактировано Antonin Dolohov (28 ноября, 2018г. 18:48)

+1

9

Настолько абсурдно, что может быть правдой. Верю, потому что абсурдно - слова какого-то маггла, некстати всплывшие в водовороте информации, догадок, сопоставлений, который закружился в голове у Риты. Могло показаться, что она уже не слушает Локампа, но журналистка, напротив, ловила каждое его слово.
Если хочешь что-то уничтожить, гораздо проще сделать это изнутри. Роберт говорил с жаром, выдававшим, что он-то безоговорочно поверил доводам Дрейка, и судя по тому, что им самим сейчас заинтересовался Аврорат, напрашивалась догадка, что не зря.
Риту невольно передернуло, когда она подумала о Лестрейндже. Она лишь мельком увидела его лицо - разумеется, Азкабан не красит людей, да и до тюрьмы, надо признаться, Рудольфус не был писаным красавцем, - но почему-то была уверена, что это лицо еще будет являться ей в кошмарах.
Наверное, в любой другой момент Рите бы польстили дифирамбы, которыми сыпал Локамп, но сейчас ей сделалось страшно до дурноты - да, она уже работала, когда их судили. Сидела во втором ряду, сразу за спинами людей из министерства, и смотрела, как бывшей однокурснице, ее мужу и брату выносят приговор. Беллатрису можно было узнать только по блэковской осанке и короне черных волос. Взгляд, скользнувший в момент вынесения приговора по публике, брошенный из-под полуприкрытых век, был чужой, незнакомый и неузнающий. Но Скитер не питала иллюзий - в случае необходимости о ней еще как вспомнят.
Локамп знал Риту как журналистку, умеющую держать нос по ветру и писать именно то, что в данный момент хотела прочесть публика. Знал ли он о том, что она молоденькой корреспонденткой бывала в тех домах, над которыми еще не развеялась метка? И что еще она видела? Вряд ли.
- Я вижу, к чему вы клоните, - медленно произнесла Рита, вместо того, чтобы поправить очки, откидывая голову назад, чтобы посмотреть на склонившегося над ней журналиста сквозь них. - Это очень, очень серьезное обвинение, и, разумеется, вы правы: нужно сперва разобраться. Через нашу пресс-службу я пошлю запрос - рядовое интервью, и попытаюсь разговорить Скримджера. Кроме того, я бы копнула глубже с этим убийством Трэверса - если с ним нечисто, должна получиться неплохая колонка.
Скитер тоже встала и подошла к столу, где все так же покачивалось перо - лист был забрызган кляксами, но текст получился вполне читаемым. Возможно, позже она уничтожит его - когда будет уверена, что ничего не упустила.
- Вы хотите оставить это мне? - журналистка кивнула на мыслеслив, все еще накрытый журналом. - Не беспокойтесь, Роберт, если нам удастся распутать этот клубок, о вас заговорит вся Англия, а ведущие издания передерутся за возможность опубликовать под вашей подписью что угодно, хоть прогноз погоды. Главное - берегите себя, - искренне посоветовала Скитер, щелкая по кончику пера. - Какие планы у вас?
Элегантно обойти вопрос о соавторстве было скорее делом привычки, чем принципа - эту кость Скитер могла бы кинуть Локампу, имя никому не известного журналиста все равно поблекнет рядом с ее собственным. Главным было вытянуть из Роберта остатки информации и начать работать.

Отредактировано Rita Skeeter (3 декабря, 2018г. 17:55)

+1

10

[nick]Роберт Локамп[/nick][status]внештатный журналист ЕП[/status][icon]http://s1.uploads.ru/6b0wV.jpg[/icon][lizv]<b>Роберт Локамп, 38<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>журналист в бегах</i>[/lizv]
Он прямо встретил взгляд Риты, и только когда услышал о ее намерениях, расслабился, отпустил столешницу, раздумывая.
Думай он, что Рита рванет в Министерство, наводить там шороху с порога, не пришел бы к ней - в его намерения не входила даже крохотная вероятность, что она в самом деле исчезнет, если Скримджер будет прикрывать Итон до последнего, однако, как считает Долохов, Рита умнее.
- Нечисто, - подтверждает он, почти против воли испытывая к мисс Скитер самую горячую симпатию - она будто породистая гончая легко берет след, понимая его не с полуслова даже, а с полувзгляда. - Если дженис Итон снимала дом в Хогсмиде, что она делала в Корнуолле, где ее нашел Тревэрс? А самое главное, как он ее нашел? Знал, где искать?
Николас, мир его праху, был глупцом - но Антонин не позволяет себе долго винить мертвого соратника в ошибке, которая была простительной, хоть и смертельной. К тому же, смерть Тревэрса даст Рите лишний повод для расспросов, смешает в кучу истину и то, что Антонин так настойчиво пытался ей скормить.
- И не забудьте об Аврорате, - искренне советует он, думая, что уж Скримджер-то точно найдет, что наврать, зато новый глава Аврората, кажется, такой политической гибкостью не отличается. - Если они не могут защитить бывшую главу Аврората, к которой у большей части беглых преступников личные счеты, то кого они вообще могут защитить? И защищают ли хоть кого-нибудь, кроме Скримджера.
Подарив накрытому омуту еще один взгляд, Долохов делает вид, что мучительно решается - но все же взмахивает рукой в полном неопределенности жесте.
- Да, оставлю. Вдруг вам потребуются доказательства - не может же быть, чтобы все в Министерстве продались, - к его большому огорчению, и в самом деле не может, но Антонин не позволяет себе долго унывать по этому поводу. Слова Риты насчет будущей вящей славы Роберта Локампа его тоже мало заботят - Роберт получит все, что ему причитается, не больше, и это уже не заботы Долохова. А вот ее рекомендация беречь себя вызывает у него новый приступ симпатии.
- И вы, Рита, - горячо говорит он. - Ваше согласие работать над этим вместе... Да что там, даже просто меня выслушать - это уже риск. Помните, что случилось с Дрейком. Не позволяйте им решить, что вам можно заткнуть рот.
Уж пожалуйста, добавляет он про себе, кидая очередной обеспокоенный взгляд в направлении зашторенного окна.
- Я соберу все остальное, все, что оставил Дрейк, и свои собственные заметки...
И, будто его осенило только что, Долохов снова смотрит на Риту с надеждой:
- Можно, я принесу это сюда? Рита, у вас есть надежное место для документов, которые могут быть нашим единственным доказательством, что это не просто бред? Мне было бы спокойнее, если бы я знал, что все, подтверждающее нечистую игру, будет в безопасности.

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Иногда они возвращаются (16 марта 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC