Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Чай-чай, выручай (10 апреля 1996)


Чай-чай, выручай (10 апреля 1996)

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Название эпизода: Чай-чай, выручай
Дата и время: 10 апреля 1996, вечер, около 17 пополудни и далее
Участники: Белатрисса Лестрейндж, Яэль (все еще не Лестрейндж)

Дом Риддлов.
Почему бы не познакомиться поближе?

0

2

Беллатриса целый день одна. Не то, чтобы это было очень долго. Окончательно сбившийся режим сна приводит к тому, что она периодически просыпается и бодрствует посреди ночи, встаёт после полудня. Но к пяти часам дня она, разумеется, ещё не спит.
Эльф чем-то затыкает дверь и стелет поверх протёртого ковра несколько одеял. Они шерстяные, но если накрыть простынью, не колются. Беллатриса сидит спиной привалившись к дивану на котором целыми днями лежит Рудольфус. Иногда она перебирает его теперь короткие, остриженные волосы, но на самом деле ему всё равно, и она это прекрасно понимает.
Беллатриса раскладывает очередной пасьянс, от скуки вслушиваясь в беседу между крестовой дамой и бубновым тузом, прототипом которого, как ходят слухи, был Мерлин. Комбинация требовала убрать даму в низ колоды, но Лестрейндж ждала чем закончиться спор о существовании коалиции в кругу семёрок и одного валета.
Домовика, появившегося в комнате со слышным щелчком, она замечает не сразу. Меряет его недовольным взглядом, жестом велит заново наполнить бокал с какао — альтернатива молоку, которую она может себе позволить, пока Рудольфус не усердствует с её здоровым питанием.
Эльф берёт лапой пустой стакан, но не исчезает.
— Госпожа, к вам посетитель, госпожа, — Беллатриса удивлённо поднимает брови, нехотя убирает даму вниз колоды, выясняет, что домовик с личностью гостьи знаком смутно. Возможно, склероз из-за возраста.
Она велит впустить гостью через парадную дверь, если главный вход коттеджа хоть сколько-то тянет на парадный, лениво поднимается с нагретого места, выходит в коридор, сжимая палочку.
Мало ли, какой-нибудь Итон взбредёт в голову выследить их именно сейчас.
Но это не Итон. Это рыжая аврорша Баста.
— Твой жених гуляет, — любезно делится Беллатриса новостями вместо приветствия, — его здесь нет.
Теперь, когда она узнала о клятве деверя, данной Рудольфусу, она смотрит на Яэль совершенно по-другому. И хотя ей стоило бы желать чтобы Рабастан как можно скорее оказался женатым, она испытывает нечто похожее на ревность.

+1

3

Не то, чтобы визиты к кому-то в гости были приятной традицией для Яэль. Но когда входишь в род Лестрейнджей, как-то трудно остановиться только на части проблем - нужно вникать во все обстоятельства.
В том числе, и в положение Беллатрисы, которая остается одна в доме с мужем-коматозником и сумасшедшим домовиком.
Узнав, что Рабастан отправляется пытать ответов о сущности Хель, Лиса внутренне возмутилась, но отговорить его помогать брату было так же бесполезно, как уговорить оставить магию.

Так что к четырем вечера Яэль уже аппарирует в Лондон, чтобы переодеться в мантию поуютнее и зайти в кондитерскую.
К пяти Лиса уже аппарирует к заборчику коттеджа Риддлов. Поразительно, но магия пропускает её - видимо, Рабастан внес коррективы в защитный контур перед тем, как попросил присматривать за Беллой.
Мисс Гамп всё еще ни драккла не понимает, что она тут делает, но отступать не в духе шотландцев.

И когда домовой пропускает, открыв двери, а в холле, которому не помешает не то ремонт, не то взрыв, стоит Беллатриса, рыжая ведьма улыбается и слегка приподнимает коробку с угощением, перевязанную алой лентой.
- Я пришла спросить, не хочешь ли ты чего-нибудь сладкого к чаю? А на счет Рабастана, я знаю, спасибо. Он далеко гуляет. - В этот момент, стоя напротив одной из самых опасных (после Мелифлуа) ведьм Британии, Лиса чувствует сумасшедшей как раз себя.
Говорят, все беременные немного едут крышей, да?

+1

4

Яэль выражается как минимум странно. И ещё страннее то, что она пришла сюда зная, что Рабастана тут нет. Теперь заявление деверя не донимать его невесту окрашивается новыми красками. Решил их сдружить в своё отсутствие? Понадеялся, что они решат проблему друг друга сами собой.
— Хочу. Ты пришла спросить только это?
Беллатриса палочку не поднимает, но обратно в карман не кладёт. Тоскливо оглядываясь на разложенный на покрывале пасьянс и на Рудольфуса, она прикрывает дверь за собой — видеть Яэль рядом с мужем в коме она не имеет ни малейшего желания.
— Шла по улице и подумала: ой, а не заскочить ли мне к свояченице Баста на чай? Мы виделись пару раз в жизни и когда мой деверь уехал, тебя обуяла тяга к общению? Зачем ты здесь?
Может, Гамп ожидала совсем другого приёма, но она знала, куда шла. Впрочем, Беллатриса, с ума сходящая в одиночестве с удивлением для себя обнаруживает, что не против этой компании.
— Можешь пройти на кухню, — любезно предлагает Беллатриса, — сказать эльфу приготовить тебе что-нибудь? Я сегодня пью какао.

+1

5

- Да. Я просто захотела с тобой поговорить, в конце концов... - Рыжая ведьма осекается, дожидась, пока Беллатриса закроет дверь за собой; потом Яэль смотрит на домовика, едва не пускающего слюну на пол. Нет, не из-за запаха (очень славного кстати) из коробки, а потому что домовой эльф сумасшедший и много. Настолько много, чтобы жрать таблетки магглов, скармливаемые ему колдомедиком и гостьей дома...
Но это все меркнет перед тем, что Лиса сама для себя уже установилась причину своего желания поладить с мадам Лестрейндж. И эта причина... странная.

Яэль гордо расправляет плечи и смотрит на невысокую женщину с едва наметившимся животом.
- Я здесь, потому что хочу быть уверенной, что с матерью ребенка, которому мой сын отдаст свою жизнь, всё хорошо и с ребёнком тоже всё будет хорошо. Он будет расти в куда лучших условиях и ни в чем не будет нуждаться. - Аж на зубах скрипит от сдерживаемой обиды. Лиса приняла эту участь. Участь племенной лошади в стойле. Сама же предложила.
- Спасибо за любезное предложение. Я тоже буду какао. Побольше молока и сахара, пожалуйста. - Это уже эльфу.

Разворачиваясь, следуя за эльфом, ведьма идет на кухню, где не так давно, чуть меньше месяца тому назад пьяный Рудольфус, сквозь сизый дым, ей угрожал. Теперь Рудольфус - развалина, Лиса лично наблюдала как ему в голову впаивали серебро. Развалина. Побежденный, но еще борющийся человек, чем брат отправился на другой конец света - искать спасение и чей брат...
"Беллатриса знает о том, что будет, если Рабастан не выживет, а Рудольфус выкарабкается? Она ведь любит своего сумасшедшего?" - Яэль бросает любопытствующий взгляд на ведьму, но только ставит на стол коробку и аккуратно, пальцами, а не магией, развязывает ленту и открывает содержимое: высокий, пропитанный нежным и дичайше сладким заварным кремом торт на слоеном тесте, посыпанный тертыми орешками.

- Ты уже думала как его назовешь? - Лиса снимает легкую верхнюю одежду, оставляя её на спинке ближайшего стульчика, уверенна, что, пусть и сумасшедший, но домовой, обо всём позаботится.

+1

6

Беллатриса чувствует подвох всё сильнее, переминается на деревянных, но продуваемых и от этого холодных досках пола, придирчиво хмурится.
Просто поговорить, значит.
Язвительный комментарий по поводу того, что Гамп не выносит ребёнка ей, если с Рабастаном она занималась только разговорами, Беллатриса бережёт на будущее. Хотя бы потому, что вот ей точно стоило ограничиться разговорами, чтобы избавиться от навязчивого, жгучего чувства вины каждое утро, когда она просыпается в гостиной.
— О да, — замечание об условиях уязвляет — Лестрейнджи живут в коттедже не по своей воле. Беллатриса не даёт себе волю поднять на Яэль руку, оскорбившись, потому что даже на интуитивном уровне понимает, что ничем хорошим это не закончится. Но поджимает губы, исподлобья сверля взглядом гостью.
— О да, — повторяет она, наконец выдыхая, — лучшие условия, — она демонстративно проводит рукой по многострадальному, покосившемуся буфету. Он отвечает натужным скрипом. Лучшие условия для наследника рода.
— Уверена, мы найдём в коттедже угол, чтобы на кроватку не грозил обвалиться потолок и с него не капало, — о том, что ребёнок ещё не родился, а его мать уже нуждается — в покое, в новой шубе, новом парфюме, оладьях с джемом и свежем кофе на завтрак, в обширном парке для прогулок, в возможности спокойно посидеть в кофейне в Косом переулке, заказав самое дорогое мороженое — Беллатриса даже не заикается. Она, может, и преступница в бегах, но ныть какой-то там аврорше, тем более рыжей, не будет.
Ненавязчивым, но не забытым движением руки она подтверждает приказ для чокнутого домовика. Кивает в сторону кухни, пропускает Яэль вперёд. Беллатрисе тяжело было свыкнуться с мыслью, что она больше не будет единственной миссис Лестрейндж. Что место жены главы рода может быть занято не ей. Что женская власть в этой семье больше не принадлежит ей. Мысль стала привычной, но ревность не ушла, как и недоверие.
Яэль может притащить хоть сотню ароматных тортов, обменяться с ней сотней улыбочкой и такой же кучей любезностей. Она всё равно будет чужой.
И поворачиваться к ней спиной Беллатриса не будет.
Прикрыв за собой дверь, Беллатрикс проскальзывает следом за Гамп, занимает излюбленный табурет, поджимая под себя ногу, кивает ей на свободный.
— Назову кого? — вопрос неочевидный. С именем первенца Рудольфуса Лестрейнджи определились задолго до вступления Беллатрисы к ним в семью, поэтому времени, чтобы перестать фантазировать и свыкнуться с данностью у неё было предостаточно.
— Сына? Родериком. Хотя, лучше бы Регулусом, конечно, — она болтает, не задумываясь, всё ещё ожидая подвоха, неприятного сюрприза.
— Нож в раковине, кажется, если тебе нужен, — даёт она однозначно понять, что забота о сервировке принесённого ложиться целиком на плечи Яэль. Беллатриса не то чтобы ждёт, что Гамп кинется на неё с ножом — она же пришла сюда с палочкой, верно? Просто пристально следит за каждым её движением.

+1

7

- Вы отсюда выедете и всё изменится. - Яэль не сомневается. Как бы ни было это неприятно и противозаконно, но Лиса знает, что ей, её ребенку, будущему рода будет лучше, если Пожиратели Смерти победят. Теперь. Потому что она стоит за спиной Рабастана Лестрейнджа и потому... она предает всё, над чем работала долгие годы... и почти всех близких, решив, что имеет право. Решив влюбиться, не думая.
- Всё изменится к лучшему. - Уговаривает саму себя рыжая ведьма. Иногда вера в то, что она сама не сходит с ума... тает.

- Да, я спрашивала о ребёнке. - Лиса, оглядываясь, находит для себя, что кухня без клубов дыма и нависающего Рудольфуса: куда лучшее место, и не такое страшное.
- Ты говоришь с ним? С ребёнком... я слышала, что нужно говорить. Это полезно. - Нож в мойке вызывает желание использовать на нем все чары очистки, которые ведьма только знает. Яэль включает воду, сжимает в кулаке губку и начинает вымывать сталь, пока вода в кране не покажется замораживающей руки.
Шум воды успокаивает.
На несколько минут... и Яэль почти готова потянуться за посудой и перемыть на этой кухне всё, как какая-то маггла-домохозяйка, но Лиса сдерживает себя: она столь же чистокровна, намного богаче и лучше Беллатрисы, а потому не будет помогать ей без спросу и без просьбы, что важнее.
И ведьма возвращается к столу, разрезая угощение равными частями, ища взглядом блюдца и ложки.

- Тебе тоже говорили, что нас... женщин, возможно, увезут из Британии, пока здесь всё неспокойно? - Странное это дело: устраивать чаепитие с теми, кто тебе не рад. Но Яэль, и правда, чистокровная, и видела некоторое дерьмо, и не то, чтобы таких чаепитий в ее жизни прежде не случалось.

+1

8

Успокаивающие интонации Яэль — а что бы в голове у ведьмы не было, она явно пыталась поработать психологом — имеют обратный эффект. Как и в разговорах с Рабастаном, Беллатриса чувствует, что с ней разговаривают как с ребёнком или умственно отсталой. Неприятно.
И если к подобному отношению деверя она привыкла, и готова была мириться с ним, то от Гамп терпеливо вынести такое сложно.
Ну точно. Интересно, Лестрейндж специально дал установку невесте так с ней разговаривать?!
Беллатриса терпеливо ждёт, пока стихнет шум воды, чтобы ответить. Внимательно смотрит на Гамп, когда она разворачивается к ней.
— Я похожа на чокнутую? — риторически интересуется она. Разговаривать с животом — надо же! У неё и живота пока-то нет.
Внезапно Беллатриса вспоминает, что Нарцисса, вроде бы, проделывала такое. Не факт, что не в шутку, и не на более поздних сроках, когда присутствие не родившегося младенца чётко обозначается под мантией, но детали после азкабана замыливаются. Возможности почитать что-то о материнстве у Беллатрисы нет, как и толком обсудить это с женщиной — Вэнс смыслит только в физической стороне дела, если вообще желает добра. И она сразу усаживается поудобнее — возможно, Гамп не такая уж и плохая советчица.
— Рано ещё, — примирительно добавляет ведьма, выдвигая ногой из-под стола соседний табурет для Яэль, которая скачет с темы на тему, вместо того, чтобы задержаться на обсуждении разговоров с эмбрионом.
Она щёлкает пальцами, вызывая эльфа, интересуется у него, где какао и, пресекая его попытки разбить ножку стола головой, отправляет его наконец заняться делом.
— Не отправят. У нас был с Рудольфусом на эту тему разговор — Рабастан что-то вбил ему в голову. Разумеется, мы уже обсудили, что это плохая идея. Когда Баст тебе про это сказал?
Беллатриса обхватывает появившуюся кружку двумя руками — пол на кухне холодный, и её пальцы мгновенно становятся ледяными. Толстое стекло ожигает, но она игнорирует появившуюся, боль, рассматривает Яэль.
— Что ещё полезного вроде разговоров с животом ты знаешь?

+1

9

"Да, ты похожа на чокнутую вздорную ведьму из страшных историй о том, что не всех из нас зря магглы пытались жечь на кострах." - Думает Лиса и сдерживается. Очень сильно сдерживается, опуская взгляд. А потом хмыкает - Беллатриса успокаивается сама и, кажется, это свойство натуры - быстро вспыхивать и гаснуть без подпитки снаружи... с этим можно мириться. Это знакомо и почти понятно.
- О, вот как. - Присаживаясь на любезно предоставленный табурет, Гамп выдыхает: "Спасибо".
Явление домовика ненадолго разбивает почти-домашнюю не-идиллию и рыжая замирает, воткнув ложку в кусок пирога.
- Еще в марте. Я как-то больше не поднимала тему, решила, что лучше посмотреть по ситуации: ведь в Британии может случиться всякое. - Кусочек пирога, почти без контроля мыслей ведьмы, оказывается у нее во рту.
Так обсуждать будущие дела куда легче... слаще.
Яэль пожимает плечами. На миг взгляд ее затуманивается - так всегда бывает, когда ведьма вспоминает и подбирает слова.
- Говорят, очень полезно заниматься теми вещами, что успокаивают и радуют. И смотреть на красивое. Честно говоря, я в этом всём тоже не сильна, моя мать, до того как её живот стал слишком большим, всё так же исследовала опасных тварей и сидела над перепиской с коллегами. Так что активная деятельность точно детям ведьм не помешает. - У Яэль в голове крутится много разных страшных фраз.
Но она не уверенна и не готова спросить как это - знать, что за жизнь твоего ребенка заплатят другим.
В конце концов, она сама пошла бы на такую жертву. Ради своего ребенка, но что-то пошло не так и теперь Лиса будет жертвовать своим ребенком, если ничего не изменится.
- Рабастан прилагает всех усилий, чтобы помочь Рудольфусу. - Кажется, Лиса успокаивала саму себя. Хотя ни разу не утешалась этим. - Но это слишком опасно... эта сущность... ей не место в современном мире.

+1

10

— С марта многое поменялось, — елейно улыбается Беллатриса. Она так улыбалась давно, в прошлой жизни, когда была вынуждена танцевать с особо мерзкими кузннами и ухажерами. Сейчас эта улыбка является лишь тенью тщательно скрываемой неприязни и отголоском светскости, которая и не снилась этому коттеджу, и, может статься, несмотря на чистокровность, рыжей аврорше тоже.
Пирог — лучшее, что она ела в последние недели, даже месяцы. Вполне возможно, лучшее, считая с тюрьмы, если закрыть глаза на редкие, но приятные визиты Петтигрю.
— Я не веду активный образ жизни, — в голосе Беллатрисы вызов. Никто из Лестрейнджей с ней бы не согласился, но она словно чувствует себя запертой в четырёх стенах. Но иначе, чем в Азкабане. Там её сдерживали решётки и дементоры, а здесь её арест весьма условный — ей приходится сдерживать себя куда больше, чем Рудольфус или Рабастан ограждают её от внешнего мира.
— Но это не значит, что я не волнуюсь. Наша целительница, — Вэнс даже без имени отдаёт горечью на губах, перебивая сладость пирога, — говорит, что нельзя волноваться. Это не всегда зависит от образа жизни.
Чувство откровенности, которое купила Гамп сочетанием пирога и одиночества, побуждает Беллатрису продолжить.
— Я люблю раскладывать пасьянс — это старое хобби, — с тех пор, как она стала запираться от супруга в собственной спальне.
— Таланта к прорицаниям у меня нет, хотя я ходила на прорицания и пыталась предсказывать. Иногда выходит, но смысл я понимаю ещё реже.
— Я знаю, — Беллатриса слабо улыбается, вспоминая щедрое предложение Рабастана избавить её от мужа. Это ведь она тогда не знала о клятве — он знал, был готов избавиться от Гамп и женится на ней, выходит. Беллатриса усмехается, хихикая вслух.
— Могу попробовать разложить пасьянс тебе.

+1

11

Улыбка мадам Лестрейндж пугает немного, хотя Яэль, в принципе, пытается ухватиться за рациональную часть своих мыслей, в которой то, что пока Лиса носит под сердцам ребенка на заклание, её не тронет эта безумная стерва. Не тронет.
И это хорошо.
Но это - очень малая плата за свою жертву.
- Да, март вышел... - Рыжая ведьма хочет выругаться, но держится тактичности, подобающей леди. - ... тем ещё.
И вновь набирает на ложку слои пирога.

- Да, волноваться нельзя. Но это сложное задание. Будто можно перестать думать наяву. - Лиса знает о чем говорит. У нее самой в голове драконова погибель мыслей. И редко какие из них светлые и славные.
Предложение о пасьянсе удивляет настолько, что мисс Гамп сперва кивает: "Да, пожалуйста, мне интересно", а потом только решается добавить:
- Прорицание вряд ли получится. Однажды кто-то из моих предков сильно обидел гадалку... или вещунью, или вёльву, или кого-то из этих всех ведьм. И нас прокляли - ни пророчить сами, ни толково показываться в чужих пророчествах мы не можем.

И Лиса улыбается, осознав, что если ждет её в будущем только тьма и боль, Белатрисса все равно этого не увидит взаправду.
Не должна.
И одна ведьма смело смотрит в глаза другой.
- Разложи мне пасьянс, пожалуйста.

+1

12

Первое отторжение проходит, и, постепенно Беллатриса привыкает к присутствию Яэль на своей кухне и беседе, не осмысленной, но далёкой от светских тем. Как будто она снова леди Лестрейндж, и она знакомится с будущей невесткой где-то в гостиной Холла, а не в маггловском коттедже. Это умиротворяет. Наверно, сложись всё иначе, не будь Лонгботтомов и ареста, ей бы довелось так же неспешно болтать с Тэсс.
— Не переживай, — миролюбиво отвечает Беллатриса, успокаиваясь после её слов. Её прошлое гадание обернулось нервотрёпкой, и то, что Гамп сама уверена в том, что пасьянс не сложится, убеждает её в том, что не так уж и критично, понравится ли ей или не понравится то, что покажут карты.
— Из меня аховая пророчица. Я знаю пасьянсы и толкования, но обычно то, что показывают мне карты не сбывается.
Беллатриса лёгким, уверенным движением, перемешивает колоду. Потом, отодвинув в сторону блюдце с тортом — она вернётся к нему позже, протягивает Гамп колоду.
— Сдвигай, — ещё более простое, изящное решение приходит ей в голову, — давай поступим так. Я не буду раскладывать ничего сложного. Загадай желание и проверим, сбудется или нет.
Лестрейндж наскоро пролистывает колоду, находит нужную, чтобы положить её в угол, и снова протягивает Гамп колоду для сдвига.
Она даже постарается, чтобы у Яэль всё сложилось. Почему бы и нет.

+1

13

Это странно, но можно привыкнуть. Ко всему можно привыкнуть: к неуютному дому, полусумасшедшим родственникам и клейму преступницы, еще не замаравшем ни кожу, ни имя - тоже.
Яэль едва ровнее устраивается на стульчике и, незаметно для самой себя, уже почти доедает кусок пирога на тарелке перед собой.
Кивает Беллатрисе.
- Спасибо. Тогда мы просто разложим пасьянс. - Так лучше. Так значительно лучше, но в момент, когда мадам Лестрейндж спрашивает о загаданном желании, Лиса откладывает приболы и руки её не дрожат. Но мысль есть всего одна: "Что будет с моим первенцем?"
Вопреки тому знанию, что уже есть. Вопреки здравому смыслу и страху - загадывать что-то в гадании, ведьма загадывает. Сдвигает стопку карт, лежащих рубашкой вверх в чужой ладони и, взглядом от худой руки новоявленной почти-родственницы, ведет к её лицу. Темным глазам.
- Загадала. - И голос не дрожит. Всё так спокойно-спокойно. Подумаешь, собственного ребенка обрекла на смерть. И до сих пор не сбежала на другой конец света от таких перспектив, а, почему-то, всё по-накатанной пустила. И даже навещаешь не самую добрую "родню", подумаешь...

Яэль хочется курить.
Она уже не раз слышала, что это вредно для ребенка, но не вреднее ли то, что его убьют при рождении.
- А как далеко можно загадывать вопросы или желаемое, проверяя по картам исход?

+1

14

Беллатрисе, когда руки заняты, спокойнее. Она не ждёт от Яэль подвоха — захоти аврорша накинуться с палочкой, сделала бы это раньше — но думает, как бы и занять её руки тоже.
Получив подтверждение, что Гамп задала свой вопрос, принимается раскладывать. Как бы прорицание не было устроено — внятного объяснения механизма работы Беллатриса ещё не встречала, несмотря на детальное описание алгоритмов раскладывания — после вербального подтверждения положение карт будет ответом именно на вопрос Гамп.
— Точно загадала? — Беллатриса на мгновение замирает с колодой в руке, прищуривается, поднимая взгляд на Яэль. Не враждебно, конечно. Она сама могла бы в таком обмануть, а чувства, что она занимается неблагодарным делом, у неё пока не возникает.
— Чем больше событий, способный повлиять на исход твоего желания, тем меньше точность, — неторопливо, как ребёнку, рассказывает Беллатриса, не давая голосу стать лекционно-монотонным, сменив тон светской беседы на болтовню профессора в классе, — так ответ на вопрос, что случиться через год, иногда может быть точнее, чем то, что случиться на неделе.
Она замирает, разложив карты в начальную позицию, но не сдвинув ни одну на следующее место.
— Но вообще ответ на вопрос и желание — это разные вещи. Желание — это "да" или "нет". Если девушка загадывает на замужество, ответ "да" может значить и ближайший год, и десятилетие. И пасьянс не покажет ей ничего ни о женихе, ни о свадьбе, ни о событиях, которые к этому приведу. Пасьянсы для ответа на вопрос немного другие. Они могут складываться по-разному, а не сложиться — сильно или не очень. Некоторые вообще складываются настолько редко, что количество оставшихся карт считают за меру удалённости от желаемого.

+1

15

- Да. - Лиса даже едва хмурится, не уверенная, что вопрос о будущем ребенка можно задать как-то более точно. Более того, Яэль уверенна, что и так знает ответ на этот вопрос. Но у Беллатрисы, скорее всего, не сойдется правдивый расклад, так что можно ни на что не надеяться и, одновременно с тем, частью души, ожидать чуда. В конце концов, всего одна смерть... ну или две... решили бы проблему мисс Гамп.
Но вот сидит рыжая ведьма напротив ведьмы, из-за которой погибнет её ребенок, спокойная-спокойная.
"А ведь Рабастан не брал с меня клятву, что я никак не попытаюсь помешать тому, что он планирует сделать с ребенком?"
Мысль так себе, на самом деле - время еще есть. И сейчас хорошо бы выглядеть смирившейся. И ожидающей.
Смерть часто бывает внезапной.

- Значит... - Лиса спохватывается. До нее, отвлекшейся на размышления о ребенке, доходит суть замечания мадам Лестрейндж. - Да или нет... Хорошо. Да, я загадала. - Яэль уверенна, что ещё успевает передумать на: "Пусть мой первенец проживет дольше года".
Ужасные мысли, на самом деле.
Чашка показывает дно.
Нужно бы еще выпить.

- Значит, в гаданиях важно не только искусство того, кто раскладывает или бросает руны, но и мастерство того, кто задает вопрос. Это как с применением зелья правды - задашь неверный вопрос, не получишь ответ. - Женщина едва светлеет лицом, понимая детали.

+1

16

Яэль выглядит задумчивой. Беллатриса, поглощённая пасьянсом, гаданиями, наличием аврорши на собственной кухне и тортом не сразу это замечает. Раз Гамп пришла сюда к ней, ей не стоит погружаться в себя, просто рассуждает Лестрейндж.
Хочет сидеть с задумчивым видом и заторможено отвечать, пусть делает это в другом месте.
Она наклоняет голову на бок, прищуривается, пытаясь угадать, о чём думает рыжая ведьма напротив и есть ли в этих мыслях что-то плохое. Разумеется, она слишком плохо знает невесту Рабастана, чтобы не допускать наличия у той родственников, рабочих проблем — аврорша, да? Очень иронично. Но у Беллатрисы есть все основания полагать, что Яэль думает о ней. Возможно, о Рудольфусе или о Рабастане. О чём-то, что касается её. И дело не в собственном эгоизме — будь она на месте гостьи, тоже бы думала только вокруг своего визита.
— У тебя болезненный вид, — участливо сообщает Беллатриса, перенимая инициативу заботливой надсмотрщицы, — молока вместо какао? Ещё какао? Чай? Эльф всё сделает.
В конце-концов, Гамп не неразумный ребёнок, и если, будучи в гостях, она стесняется что-то попросить, это её проблемы. А сомневаться и дальше в её понимании гадания, особенно при том, что они обе допускают бессмысленность этого занятия, нет смысла.
Беллатрикс продолжает раскладывать пасьянс, шелестя картами по столу.
— Интересное сравнение, — поднимает она взгляд на собеседницу, замедляясь, потому что даже с многолетней привычкой сложно раскладывать карты лишь посматривая на них время от времени.
— Никогда не думала, но да, вопрос важен. некоторые школы гадания предполагают, что тот, кто задаёт вопрос, должен раскладывать сам. Иначе, он не влияет на свою судьбу. Другие, в частности, из учебника по которому прорицание вели в школе в моё время, считают, что гадалка только быстрее разложит карты. Они предопределяются, когда задаётся вопрос, и когда их сдвигают. Сложно сказать — никому не удавалось посмотреть карты до того, как они были разложены. Парадокс. Хотя, кажется, были попытки вмешаться в ход гадания с помощью маховиков времени.
Колода в руках Беллатрисы становится всё меньше — карты раскладываются, с каждым шагом всё больше и больше намекая на успех.

+1

17

- Болезненный? - Лиса даже готова возмутиться: кому бы говорить о болезненности, но смягчает интонацию почти сразу же. - Какао и много молока. Спасибо. - Яэль сначала хочет, а потом не решается рассказать, что у себя дома она сама хозяйничает по кухне. Но у нее хорошая кухня и привычка, взлелеянная годами, ни с кем свое пространство не делить. Беллатриса же, кажется, ревностно относится к другим вещам.
определенно.

- Хм. - Рыжей, правда, интересно. Это лучше, чем думать над судьбой еще не родившихся детей. Увлекает. Теория предсказаний: даже звучит странно, но, драконы возьми, это же занимательнее, чем изучать подернутые паутиной углы комнаты.
- Мне кажется, гадалка важна. Используется ведь её сила. Талант. Магия. У магглов тоже есть гадалки, но, я уверенна, там ни разу не бывает правдивых пасьянсов. Иначе можно было бы счесть, что любые колоды карт - это артефакты. иначе откуда взяться правде о будущем. Или точным прогнозам. - Лиса даже фыркает. Смотрит на картинки лежащих рубашкой вниз карт.
- Пасьянс должен сложиться или не сложиться, верно? А бывает еще и ошибка гадалки, когда есть два варианта, куда поместить карту. По-моему, это доказательство того, что без силы гадающего никак.

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Чай-чай, выручай (10 апреля 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC