Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » For a Few Galeones More (26 марта 1996)


For a Few Galeones More (26 марта 1996)

Сообщений 31 страница 60 из 81

1

Название эпизода: For a Few Galeones More
Дата и время: 26 марта 1996 года, после посещения лавки мастера Бодрига Косого
Участники: Беллатриса и Рабастан Лестрейнджи

Сторожка на земле Риддлов, которую несчастные и гонимые Лестрейнджи используют для жизни.

0

31

— Нет, нет, — кажется, они выяснили, что им особо не о чем разговаривать, — просто раз уж ты не скрываешься в неизвестном направлении, смысл сидеть по разным комнатам?
Хотя, если учитывать последние события, находясь в одной они способны разве что ругаться.

Лёд на крыльце растаял, но месиво грязи и луж всё ещё скользкое и вязкое, поэтому проехав несколько дюймов на крыльце, она поспешно обхватывает локоть Рабастана, опираясь на него, как будто они обходят не заброшенный маггловский коттедж, населённый только живым трупом и его женой, а выходят на светский раут.

— Те пленники? Магглы? Зачем они вам нужны? — любопытствует Беллатриса. В любой другой раз она поинтересовалась бы гораздо раньше, но так сложилось, что запоминающихся событий было куда больше. Она с интересом выгибает шею в сторону дома.
Нужно держать себя в руках и, возможно, у них получится нормально поговорить. Когда Рабастану было шестнадцать, она была уверена, что он не будет делиться тем, что она ему рассказывает с Рудольфусом. Но сейчас, после истечения стольких лет, особенно после того, как она узнаёт о клятве, кажущейся абсурдной любому, кто не принадлежит семейству Лестрейнджей, Беллатриса в этом сомневается.
— Не знаю, — задумчиво повторяет она в самом деле рассуждая вместе с ним, — всё осложняется тем, что у нас с Рудольфусом нет детей. Раньше я не особо переживала. Но это было до тюрьмы. Я бы не хотела, чтобы Род продолжил мой никчёмный кузен. Есть очень маленький шанс, что у нас с Рудольфусом всё получится. И, ещё меньше, что он согласится на второго — для моего рода.
Беллатриса замолкает, но не потому что Рудольфус может умереть, теперь мужчина справа от неё олицетворяет для неё будущее. Отчасти. И у него есть опыт в предназначении младших братьев.

+1

32

- Сомневаюсь, что Рудольфус позволит хоть одному из своих детей носить другую фамилию, - подтверждает Лестрейндж последние слова Беллатрисы, не подозревая, что она думает о том, а согласится ли он. - Мы с Яэль заключили договор - один ребенок в мой род, второй - в ее, и, если я правильно понимаю, второму нужен будет ритуал принятия в род, чтобы он стал Гампом, а не Лестрейнджем. Кто у Блэков может его провести? Твой отец мертв, и Орион тоже. Осталась ты, Сириус, Нарцисса и... Андромеда? Нужен глава рода, иначе это, вроде, не сработает. Ребенок Нарциссы, возможно, еще сможет претендовать на имущество - но не на продолжение рода.
Они бредут в грязи, больше довольные тем, что выбрались на свежий воздух из затхловатой атмосферы коттеджа, чем в самом деле проверяя чары - Рабастан проверял утром и, насколько может судить, нет ни малейших свидетельств о попытке прорваться. С его стороны это было больше предлогом, чтобы оставить гостиную - и хотя Беллатриса вышла за ним, они больше не пытаются убить друг друга словом.
- Они не магглы. Они маги, оба. Женщина  - полукровка, а мужчина - магглорожденный, - Лестрейнджу не особенно хочется говорить с Беллатрисой о пленниках подвала, но это лучше, чем говорить о том, что он сумасшедший или садист. - Подопытные. Мужчина - колдомедик, причем и в маггловском мире тоже. Помогает Эммалайн разобраться с природой некоторых вирусов. Ее коллега по Мунго, так что, можно сказать, сотрудничает с ней.
Сейчас уже, конечно, не очень - но сейчас и эксперимент вступил в наиболее интересную фазу.
- Женщина - никто. Бывшая однокурсница. Ничего интересного, - голос у Лестрейнджа становится скучный-скучный - верный признак, что дело обстоит с точностью до наоборот.

+1

33

Беллатриса согласно кивает головой. Даже если первые роды пройдут благополучно, даже если она окажется способно выносить второго — заставить Рудольфуса считаться с её долгом, с её обязанностями почти нереально.
— В этом-то и проблема. Мне бы не хотелось заводить любовника, — Беллатриса осекается, потому что в каком-то смысле она уже. Она торопливо, едва закончив предложение, спешно продолжает, заглаживая предложение, — если мой кузен умрёт — и Рудольфус, мы обсуждаем именно это — я буду старшей в роду. Вернуть фамилию должно быть не так уж и сложно, поэтому ритуал смогу провести и я.
Она берёт на заметку информацию про Яэль. Возможно, позднее она окажется полезной. По крайней мере она уже чуть больше смыслит в мотивах авроши — не истинную же любовь встретил её деверь. И из-за этого не кончил ей в рот. Мысль достаточно мерзкая, чтобы Беллатриса попыталась выкинуть её из головы, возвращаясь к рассуждениям о Блэках.
— Но если он меня переживёт, будет куда сложнее. Развода, даже временного, Рудольфус мне не даст.
Беллатриса усмехается, как будто удачно пошутила — отчасти это шутка и есть. Лестрейнджи не разводятся, и ей не просто так это повторяли день за днём последние двадцать лет.
— Нарцисса не родит. Она, — Беллатриса заминается, не желая выдавать тайн сестры. К тому же любой ритуалист сейчас на вес золота, и  подставлять сестру ей совершенно не хочется, — у неё уже есть сын. И довольно специфичное хобби. Не спрашивай, не расскажу. Больше детей у неё не будет. Даже у меня после Азкабана больше шансов понести дважды.
Разговор скатывается не туда, и Беллатриса рада, что у них есть повод поговорить о чём-нибудь другом. Магглорождённый колдомедик интересует её мало — эта стезя всецело принадлежит Вэнс, глаза бы её не видели, и Рабастану. Женщина, которую Беллатриса заметила ещё в прошлый раз, интересует её куда больше. В клетке она кажется измождённой. В прошлый раз она была слишком занята, чтобы заметить это.
Неуместную шутку про то, что она здесь для того, чтобы Рабастан трахал её время от времени, Беллатриса проглатывает — она ценит только что установленный хрупкий мир.
— Разводите полукровок в лабораторных условиях? — более нейтрально шутит она про беременность, раз уж о них зашёл разговор.

Отредактировано Bellatrix Lestrange (19 августа, 2018г. 23:09)

+1

34

- Ты? - Лестрейндж искоса смотрит на Беллатрису, пытаясь представить ее главой рода Блэк. Воспиатнный в патриархальных традициях, он с трудом может осмыслить, о чем она говорит. - Разве женщина может быть главой рода?
Интересно. Он не слишком много знает о Блэках - не дружил ни с кем из них, кроме Нарциссы, а их приятельство носило четко выраженный характер и не включало в себя рассказы о семьях. Впрочем, очень быстро он изображает, что его интерес к этой теме был поверхностным: Беллатриса упоминает Нарциссу и ее хобби, и хотя Рабастан считает, что знает о хобби младшей сестры своей свояченицы куда больше, чем Беллатриса, он не собирается оповещать об этом собеседницу. Просто отмечает, что Нарцисса, видимо, рассказала Белле кое-что о своих увлечениях, но скрыла факт его участия в некоторых ее ритуалах. Тем лучше - ему инстинктивно хочется, чтобы Беллатриса не знала слишком много о его отношениях с Нарциссой. Это может быть небезопасно по многим причинам, начиная с той давней истории с алхимическим браком и заканчивая их сегодняшними изысканиями в том, что касается бессмертия - а точнее, смертности  - Темного Лорда.
Что бы он не думал о Беллатрисе, нельзя забывать, что она не только жена его брата - на ее руке Метка, и ее обвинительный приговор включал немало во славу Организации.
- Не то чтобы разводим, - скучно отвечает Рабастан, довольный тем, что разговор ушел от личности миссис Малфой. - Она случайно здесь оказалась. Она ненормальная, - поясняет он, и постепенно его и самого увлекает рассказ о Дейзи Бишоп. - Училась в Хогвартсе на одном факультете со мной, на одном курсе. Немного дружила с Эммалайн, а к старшим курсам чокнулась. Двадцать лет провела в Мунго.
В его голосе едва ли не гордость за Дейзи - а еще за себя, потому что, знай Беллатриса мисс Бишоп, она не стала бы говорить, что он, Рабастан, психопат.
- Она была у колдомедика, когда мы пришли за ним. Повела себя... неадекватно. Выстрелила в Вэнс. Он не захотел уходить без нее - он ее лечил после того, как Эммалайн ушла со мной... Ну, в августе. - Вообще-то, это было похищением, но сейчас как-то проще говорить так, будто это был сознательный выбор Вэнс. - Так она оказалась здесь.
Лестрейндж пожимает плечами. Среди тех, кто побывал в подвале, Дейзи, кажется, радуется этому больше всех. Чокнутая Дейзи Бишоп, следящая за ним этим своим остановившимся взглядом, чем бы он не занимался рядом с клетками.
Нет, определенно, сумасшествие легко отличить - и он не сумасшедший.

+1

35

Беллатриса настолько привыкла к Лестрейнджевскому укладу жизни, что вопрос Рабастана её не удивляет. Отчасти она даже удивлена своей позицией по этому поводу.
— Смогу. Временно, конечно. Пока не рожу сына. Я не знаю, завязана ли ваша особенность на крови или фамилии. Может, если всё сложится как надо, я стану последней женщиной из Блэков.
Её устраивает, что он не расспрашивает про Нарциссу. В вопросах, касающихся собственной сестры она становится сильно недоверчивее, чем во всех остальных.
Изучать женщину в клетке куда интереснее. Тем более, несмотря на изначальное заявление Рабастана о том, что ничего она интересного из себя не представляет, каждое слово, произнесённое им, утверждает обратное.
— То есть она агрессивна? Почему бы просто её не убить?
Все, кто дружат с Эммалайн, с рэйвенкловцами, немного ненормальные, считает Беллатриса, но это не мешает им после выпуска становиться довольно успешными волшебниками. Взять хотя бы саму Вэнс.
— Раньше её лечила Эммалайн? У себя дома, то есть колдомедик знал о том, что она исчезла? Или она лежала в Мунго? Как она оказалась у колдомедика дома?
— Они хотя бы иногда просыпаются? Как её зовут? Она совсем-совсем чокнутая? Зачем она стреляла в Вэнс, если они дружили? Как её зовут? я могу с ней поболтать?

+1

36

Лестрейндж хочет сказать, что она никак не может стать последней женщиной из Блэков - и Мерлин с Андромедой, но ведь же еще Нарцисса - а потом догадывается, что Беллатриса по-прежнему лелеет мысль о разводе. Его это смешит и смущает одновременно - особенно в контексте того, что он уже пятнадцать лет привыкает к мысли, что даже смерть Рудольфуса ее не освободит. Потому что - и Рабастан в этом практически убежден - если он все-таки женится, Рудольфус придумает что-нибудь другое. Он столько времени убил на то, чтобы Беллатриса получила его имя, что, разумеется, не считает даже свою смерть достойной причиной ее отпустить.
Ей-Мерлин, забавно. Тупо, совершенно дико и забавно. Все, как Рудольфус любит.
Лестрейндж подозревает, что начни он излагать свои соображения вслух, они с Беллатрисой снова поругаются, а еще не хочет, чтобы она сочла, будто он - сторона заинтересованная. Он, кажется, и так подпустил ее слишком близко, будучи в том своем состоянии после Итон, после появления Хель. Нужно сглаживать, а не тыкать ей в лицо тем, что она Лестрейндж, хочет она того или нет.
Наверное, именно поэтому он продолжает разговор о Бишоп - максимально далекой от них обоих, несмотря на то, что между коттеджем и подвалами не более десятка ярдов.
- Она не агрессивна в том смысле, в каком ты это понимаешь. Она думала, что Вэнс хочет причинить ей вред, настраивает всех против нее, строит козни, поэтому и стреляла в нее. Не в меня, а в нее, хотя мы стояли рядом, - он все еще под впечатлением и отлично помнит свой шок, когда понял, что Дейзи Бишоп стреляла не в него, а в Эммалайн. - Не знаю, зачем Мартелл забрал ее из Мунго - может, думал, что она здорова, может, она задурила ему голову. Она очень убедительна, когда хочет, и полностью верит в свои выдумки.
Что-то это ему напоминает, поэтому Лестрейндж резко сворачивает со скользкой дорожки.
- Дейзи Бишоп. Так ее зовут. Они иногда просыпаются, но она много болтает, если не под успокоительным, несет чушь.
Вы бы поладили, хочет он сказать, но одергивает себя.
- Она совсем-совсем чокнутая. Зачем она тебе, Белла? Тебе не будет интересно то, чем мы с Вэнс занимаемся - по большей части, это чтение скучных монографий, конспектирование и попытки обнаружить хоть что-то, похожее на нужное нам. Дейзи полукровка, мы экспериментируем с ее кровью, раз уж она оказалась здесь, но когда мы завершим самый главный эксперимент, она умрет. Честно говоря, это должно было случиться еще давно. Она свихнулась в Хогвартсе, даже не закончила обучение. Я был удивлен, когда узнал, что она жива.

+1

37

Беллатриса как будто находится на выставке диковинных магических зверей. Подумать только, Рабастан вместе с Вэнс держат в подвале бывшую одногруппницу у которой не всё в порядке с головой, не убивают, хотя она агрессивна. Всё это, она готова признать, больше подходит ей, чем двум заучкам. Не будь запрета на круциатус, она бы заподозрила одного из горе-исследователей в садизме, хотя сама прекрасно знает, что магии не нужно, чтобы причинить боль.
— Вот он, — она кивает на колдомедика в соседней камере, — его описание похоже на описание подопытного. А это, — она кивает на Дейзи Бишоп, — выглядит как игрушка.
— Нетипично для рейвенкло, — Беллатриса пожимает плечами, — мне интересно. Если бы ты обнаружил, что я держу в кладовке пленников тебе было бы всё равно-всё равно?
Ей не нужно подтверждение очевидного. Скорее, выяснить, почему Рабастан считает,что ей должно быть безразлично на то, что происходит в подвале.
Что происходит в подвале.
На этот раз помещение кажется Беллатрисе неуютным, холодным, и она искренне не понимает, как ей было жарко здесь в одной мантии, а после и без неё. Она бросает на Рабастана взгляд украдкой: она точно помнит, что хотела его. Разумеется, это было до того, как он предложил убить её мужа, приморозил её к полу и назвал склочной стервой. Но она почему-то не обижается, поэтому возвращается к монотонному обсуждению спящей Дейзи.
— То есть, иногда вы их будите? Мне не интересно, что за монографии вы с ней делаете, но она же не просто так спит? Вы — ты — делешь ей больно?

+1

38

Ладно, она права - все равно ему бы не было, если бы он держала пленников в подвале, но то он, а то Беллатриса.
Это даже странно - такой ее интерес ко всему, что его окружает, но, должно быть, неделя без Рудольфуса в привычном понимании далась ей нелегко и лишила ее большей части развлечений.
Всех развлечений, заканчивает мысль Лестрейндж, вынужденный признать, что он так себе замена ее мужа - особенно по части привычных развлечений.
Рабастан колеблется между желанием вывести Беллатрису из подвала - может быть, даже силой, потому что ей тут делать совершенно нечего, потому что у них тут есть кое-какие общие воспоминания, к которым ему не хотелось бы возвращаться, потому что его неожиданно задевает эта ремарка про игрушку - и нежеланием вновь выступать в роли цербера, беспрестанно нудящего и одергивающего ее.
К тому же, ну что она сможет испортить.
- Иногда, - уклончиво отвечает он на ее последний вопрос, не замечая подоплеки, пожимает плечами. - Если хочешь, я ее разбужу. Она спит, потому то так от нее меньше шума.
И потому что так она не мешает забирать у себя кровь, не мешает колоть маггловские лекарства. Не мешает.
Ему отчасти не по себе, когда он будит Дейзи Бишоп, будто она, проснувшись, может засвидетельствовать то, чему была свидетельницей неделю назад, но он полон похвального намерения удовлетворить эту прихоть Беллатрисы и поскорее покинуть подвал.
- Она считает, что у нас с ней... любовь, - неуклюже и скороговоркой поясняет Лестрейндж для Беллатрисы, на всякий случай готовя к самому дикому, пока Дейзи приходит в себя.

+1

39

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s3.uploads.ru/v5HxE.jpg[/icon][sign]Мне кажется, что тот, кто близко взглянет
В мои глаза, его увидит сразу.
[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 36<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>подопытная крыса</i>[/info]
Дейзи, свернувшись в углу своей клетки, дремлет. Ее последнее время часто одолевает сонливость, но она не возражает - она впервые за долгое время находится так близко к Рабастану, видит его при почти каждом пробуждении, и это компенсирует ей и неуютность подвала, и его холодность.
Он притворяется, уверена она. Притворяется, чтобы обмануть Вэнс. У него свои причины поступать так, и Дейзи не должна ему помешать. Желая доказать Рабастану, что она на его стороне и никогда не попытается ему навредить, Дейзи сдерживает свое нетерпение, мирится с условиями, в который сейчас существует, беспрекословно и точно исполняет каждый его приказ.
Жаль, он так редко к ней обращается - но она понимает: Вэнс очень коварна и он не может дать ей повод для подозрений.
Она просыпается, оборачивается. Ее лицо светлеет, губы приоткрываются - он пришел, пришел!..
Украдкой бросая взгляды по сторонам, Дейзи трет лицо, надеясь, что выглядит не как Страшила из сказки, которую читала в детстве, приглаживает волосы, одергивает полы платья - почти неосознанно, ведомая единственным желанием хорошо выглядеть для Рабастана.
Может быть, сегодня он уведет ее отсюда. Может быть, сегодня он снова поцелует ее, возьмет - и Дейзи сжимает бедра сильнее, садясь на своей койке.
Ее сердце начинает биться чаще: она не видит Вэнс. Женщина, которая стоит рядом с Рабастаном, ее не интересует: она проходится по одной из самых опасных ведьм своего времени мимолетным взглядом и поднимается на ноги, бросаясь к решетке клетки.
То, что он пришел без Вэнс и не разбудил Деррика - может быть, он пришел за ней?
- Рабастан, - зовет она, как будто это должно помочь. Улыбается ему, обхватывая прутья решетки, боясь вытянуть руку - он быстро отучил ее просовывать руки между прутьями, отучил пытаться дотронуться до себя, и Дейзи не хочет его рассердить, ведь тогда он уйдет и больше не вернется.
- Рабастан, забери меня отсюда... Ты пришел за мной? Если еще не время, то ничего, я подожду - но хотя бы войди ко мне. Я буду молчать, я не дотронусь до тебя, если ты не позволишь, но нам было так хорошо, неужели ты не помнишь, неужели ты не хочешь меня больше?
Эта мысль разбивает Дейзи сердце, она пытается сдержать слезы, храбро улыбается - она в самом деле не в состоянии осознать по-настоящему, что с ней происходит. Беспокойно поглядывает на Беллатрису, уже испуганная - не тем, что узнала ее, хотя узнала - а тем, что готова увидеть в ней соперницу. Зачем она пришла? Почему он привел ее сюда?

+2

40

— Конечно, хочу, — игнорируя любые предупреждения заявляет Беллатриса, самоуверенно думая, что её сложно поразить и удивить.
К упоминанию любви она не относится серьёзно, рассматривая шевеление внутри клетки.
Гамма эмоций на лице девушки кажется очень нетипичной для обстановки, хотя не Беллатрисе судить о том, что подходит для подвала, а что нет.
Когда Дейзи поднимает руку, произнося имя деверя, Беллатриса улыбается, обнажая зубы, она в силах побороть удивление. И правда, как в зверинце. Такого она точно не ожидала.
— Ты экспериментируешь с амортенцией? — благоговейным шёпотом интересуется она у Рабастана, не думая, что может задеть по больному.
Дейзи болтает о том, что им вместе было хорошо, и Беллатриса, не имеющая ни малейшего представления о том, что у всех в этом помещении кроме неё и, быть может, колдомедика, был опыт секса с человеком под обороткой, начинает посмеивается.
— Ты её... время от времени? — задорно интересуется она у Лестрейнджа. Подумать только, что у младшего за секреты, — она ничего так, симпатичненькая.
У них вроде как снова перемирие, поэтому Беллатриса делает над собой усилие и затыкается. Но надолго её не хватает.
— Она ревнивая? Поэтому стреляла в Вэнс? — не дожидаясь ответа она делает шаг в бок, прижимаясь к Рабастану, чтобы он мог её обнять. Больше всего в жизни она любит играть на чужих нервах и не представляет, что кто-то может без этого.

+1

41

Вот поэтому он не любит, когда Дейзи бодрствует - из-за того, что она говорит, из-за того, как ведет себя. Она не просто сумасшедшая, она так давно отплыла от берегов нормальности, что уже канула за нейтральными водами.
Рабастану немного не по себе и очень, очень противно - ничего, кроме какого-то внутреннего отвращения Дейзи у него не вызывает.
И комментарии Беллатрисы совсем не разряжают обстановку.
- Какая тебе разница? Хочешь присоединиться? Посмотреть? - излишне резко спрашивает он вместо ответа на совершенно непристойный вопрос свояченицы. Можно было бы добавить, что он помолвлен - но Лестрейндж все же не полный идиот и не желает давать Беллатрисе повод ударить сильнее.
Она прижимается к нему совершенно естественно - тем естественнее, что они находятся в подвале. Пожалуй, она даже развлекается, и это извращенно приподнятое настроение, что-то сродни азарту или вроде того, передается и ему, как будто вирус, о которых здесь часто идет речь. Лестрейндж, гадая, что вообще стоит за этими авансами Беллатрисы, занимает руки журналом, чтобы не занять их чем-то другим.
Дейзи в целом ведет себя хорошо - без истерик, а ее дурацкие вопросы он игнорирует со стоическим терпением, однако с вопросами Беллатрисы все не так просто.
- Да, вроде того, - продолжает он, чтобы сгладить эффект предыдущих своих слов - ругань с Беллатрисой не входит в список его любимых развлечений. - Она считает, что у нас с Вэнс что-то есть со школы.
У них с Вэнс, конечно, что-то есть со школы - но не то, что думает по этому поводу Дейзи.
- Не с амортенцией, - Лестрейндж приступает к основному, рассчитывая отвлечь свояченицу от бледной и потасканной Дейзи, которая все таращится на него из-за прутьев, как будто чего-то от него ждет. Этот взгляд - и это отчетливое ожидание - его нервирует. - С ликантропией. У нас есть зараженный, который еще ни разу не обращался. Мы проверяем, может ли он в свою очередь быть источником заражения. Заразны ли сейчас его кровь и слюна. После обращения проведем те же тесты. Пока результаты невнятны, хотя довольно интересны - Мартелл переносит инъекции много хуже, но пока они оба не заразились.
Отойдя, он склоняется над столом поблизости, записывает время пробуждения Дейзи - больше по привычке, он же не намеревается делать что-то без Эммалайн, это она у них колдомедик, а не он.
- Она хороший экземпляр - Эммалайн наблюдала ее в Мунго столько лет, что в курсе ее полной истории болезни, всех реакций организма на те или иные компоненты. Данные точны, потому что никаких сюрпризов - внезапных аллергических реакций или чего-то подобного... Как ты себя чувствуешь, Дейзи? - повышает он голос, наконец-то прямо глядя на Бишоп. - Тошнота, головокружение, сухость во рту? Зуд, повышенное потоотделение?

+1

42

Дейзи не слышит, о чем говорят пришедшие, зато видит, что Рабастан не просто напряжен, но сердит. Эта женщина - Беллатриса, вспоминает она, вот как ее зовут - заставляет его нервничать, и это ее удивляет: она привыкла к тому, как хорошо он владеет собой, привыкла к тому, как он спокоен и сосредоточен.
Дейзи с любопытством смотрит на женщину, вспоминая все, что она о ней прочла прошлой осенью, когда Деррик забрал ее из Мунго, но сведений не так уж много: несмотря на то, что она хотела запомнить как можно больше обо всем, что касается Рабастана, она помнит лишь основное - имя, примерный возраст, дикий взгляд с колдографий в газетах и другие колдографии, до ареста, где она была такой красивой, такой горделивой, уверенной в своем превосходстве.
Она - жена его старшего брата, вот что знает Дейзи о Беллатрисе, не соперница, а часть его семьи, и Бишоп несмело улыбается леди Лестрейндж, прислоняясь лбом к решетке, когда Рабастан отходит от камеры к столу.
- Меня зовут Дейзи Бишоп, - тихонько говорит она женщине, надеясь обрести в ней союзницу. Не может же чертова Вэнс обмануть всех. К тому же, однажды они с Рабастаном будут вместе и ей хорошо бы поладить с его родственниками. Он будет доволен ею.
Дейзи приходит в голову новая идея - может быть, все это испытание? Может быть, он проверяет ее, хочет знать, будет ли она ему достойной парой?
Дейзи улыбается еще приветливее, стараясь не следить взглядом за мужчиной: она не хочет, чтобы Беллатриса решила, что она ею пренебрегает.
Вопросы Рабастана все же ее отвлекают. Он не так часто обращается к ней напрямую, нужно постараться, чтобы ему понравился этот их разговор!..
- Спасибо, все хорошо. Я совершенно здорова, - Дейзи улыбается ему с надеждой - может, он решит,что раз она здорова и полна сил, то ее можно забрать из камеры? - и отводит от лица спутанную сухую прядь. - Можно мне зеркало, Рабастан? И расческу, пожалуйста?
Жаль, что он спрашивает ее о таких неприятных, непривлекательных вещах вроде тошноты и потоотделения - она полагает, что это ничуть не сексуально, зачем им говорить об этом. Она совершенно здорова и наверняка все еще красива, неужели он не видит.
Дейзи облизывает пересохшие губы, желая продемонстрировать свое умение вести светскую беседу - его семья, кажется, из магической аристократии.
- Немного хочется пить. А как ваши дела? - он заботится о ней, вот что понимает Дейзи. Боится, что она заболеет здесь, как заболевает Деррик, но она намного крепче, она выдержит это и он будет ею гордиться. - Мы можем выйти на улицу, хотя бы на полчаса?
Она снова смотрит на женщину, гадая, отчего та такая бледная - про Азкабан Дейзи уже не помнит, мало способная удерживать в памяти информацию, которая не касается непосредственно Рабастана - и улыбается ей еще дружелюбнее. может быть, им правда стоит подружиться? Может быть, эта женщина сможет помочь ей в борьбе с Вэнс и вдвоем они спасут Рабастана от когтей Эммалайн? Спасут всех.
[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s3.uploads.ru/v5HxE.jpg[/icon][sign]Мне кажется, что тот, кто близко взглянет
В мои глаза, его увидит сразу.
[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 36<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>подопытная крыса</i>[/info]

+2

43

Рабастан не обнимает её, но и хотя бы не отталкивает, портя весь произведённый эффект. Беллатриса провожает его деятельность задумчивым взглядом, морщится. как можно быть настолько занудным?
Из деверя, склонившегося над журналом и внезапно обратившей своё внимание на неё Дейзи Беллатриса выбирает недолго. Девчонка её не боится. Забавно.
— Я знаю, — максимально дружелюбно улыбается Беллатриса, подходит к камере ближе, обхватывает прутья чуть ниже руку Бишоп — она ниже и этой девицы. Бояться узницы ей не приходит и в голову. Она чувствует себя на своём поле, — Я — Беллатрикс Лестрейндж. Леди Лестрейндж, — уточняет она, хотя едва ли полукровка способна провести разницу между мистером и Лордом Лестрейнджем. Тем же лучше.
Голос Рабастана прорывается сзади, Беллатриса брезгливо морщится. И это Рудольфуса она считала лишённым романтики.
— Что за мерзкие подробности? — она разворачивается к деверю, морщит лицо, — ну не при мне хотя бы такое. Сделай ей лучше расчёску. Не гребень, а щетку, это безопасно, если ты волнуешься об этом, — пошарив в складках платья Лестрейндж достаёт складное зеркальце, но отдавать Дейзи не торопится. Она по себе знает как выглядят женщины, которые когда-то следили за собой, а потом опустились. На контрасте всё кажется заметнее, и отчасти Беллатриса даже сочувствует пленнице, которая не может, но старается быть красивой для её неблагодарного деверя.
Немного поразмыслив — она же пришла за развлечением — Беллатриса достаёт из кармана ещё и помаду. Она ярко-красная, и насколько она может судить, блондинки в отличие от брюнеток предпочитают розовые тона. Но розового у неё в жизни не водилось. Вместе с зеркальцем Беллатриса просовывает её сквозь прутья, роняя Дейзи в руку.
— На улице мокро и сыро, мы специально зашли внутрь, чтобы не быть на улице, — ни на минуту не задумываясь отвечает Беллатриса Дейзи, не заботясь о том сколько правды в её словах.
— Отложи пока журнал, идём сюда, — Беллатриса улыбается Рабастану, зная, что её слова без нужного действия эффекта не возымеют. Делает знак Дейзи наклониться ближе, шепчет ей в ухо, зная, что рано или поздно деверь пойдёт выяснять что именно.
— Я знаю, что тебя тревожит. У нас с Бастиком соглашение. Если Эммалайн выйдет из комнаты, я её убью.
Беллатриса улыбается. Сейчас она заведёт себе новую подружку. Жаль только, её понятие дружбы несколько выходит за рамки общепринятых стандартов.

+1

44

Едва Дейзи отвечает, что здорова, Лестрейндж снова теряет к ней интерес. Опираясь на стол, он заполняет журнал наблюдений - скрупулезно, очень подробно. Для кого-то, быть может, занудно - словом, так, как они с Вэнс привыкли. Проставляет галочки и прочерки в подходящих графах внешнего осмотра, на глаз определяет, потеряла ли Дейзи вес и насколько, внятно ли разговаривает, на что жалуется. Раз уж он все равно спустился в подвал, то почему бы не сделать это - зато Дейзи сможет проспать подольше и не мешать им с Эммалайн, когда они снова займутся Мартеллом.
Он смотрит на спящего колдомедика в соседней камере - вот там все намного увлекательнее. Его реакция на ферментированную слюну и кровь Сатклифф намного ярче, чем у Бишоп, он кажется куда перспективнее, особенно для следующего этапа.
Наскоро записывая, какое впечатление на него произвела Бишоп, он поднимает раздраженный взгляд на Беллатрису, когда та укоряет его в любви к мерзким подробностям. Ну он же говорил, что ей будет скучно - чего она теперь ломается. Мерзкие подробности, подумать только - и это он слышит от женщины, которая расправилась с той беременной ведьмой у Маккинонов так, что даже на Рудольфуса это произвело впечатление.
На всех, может поклясться Рабастан. Это произвело впечатление на всех, кто увидел тело Луизы, когда Беллатриса закончила.
- Ей не нужна расческа, - пожимает он плечами, снова возвращаясь к своим записям и не замечая манипуляций свояченицы. Бишоп вечно просит то зеркало, то ванну, то еще Мерлин знает чего, вечно заискивает, так и ищет способ, чтобы опять перевести на набившую ему оскомину тему - никак он не вобьет ей в голову, что именно было с ней в заведении Шарлотты, и это, право, даже оскорбительно: Бишоп не давала ему прохода на шестом курсе, а теперь думает, что между ними что-то есть...
Опять отвлекаясь на зов Беллатрисы - это он слышит, на это обращает внимания в отличие от болтовни Бишоп - Лестрейндж подозрительно меряет ее взглядом.
- Ты бы отошла от решетки, Беллатрикс, - просит он, сердясь на то, что приходится просить.
Бишоп не опасна сейчас, разумеется, но она непредсказуема и больна - а Беллатриса стоит так близко к решетке, что это даже странно.
Его накрывает волна воспоминаний - Беллатриса в своей азкабанской камеры, обхватившая прутья пальцами, похожими на тонкие ветви деревьев, облизывающая Метку, оставляя блестящий влажный след на болезненно-бледной коже, облизывающая губы, показывающая ему язык.
Что бы там Беллатриса не шептала Бишоп, он предчувствует проблемы - рядом с Беллатрисой это чувство уступает только неуверенности в себе.
- Драккл, Белла, - он бросает журнал, идет к решетке. Если потребуется, он выволочет ее отсюда силой - ей здесь не игровая комната. - Что ты ей сказала?
Дейзи Бишоп и без того настолько не в себе, что это видно даже невооруженному глазу привыкшего к разному Рабастана - не хватает еще, чтобы Беллатриса внушала ей какие-то идеи.

+2

45

- Спасибо, леди Беллатрикс, - Дейзи немножко смешно от того, как представилась женщина, как будто на дворе не тысяча девятьсот девяносто шестой, а на век раньше, но это не смех над Беллатрисой. Она безмерно благодарна, что эта женщина не избегает смотреть на нее, что вступается за нее перед Рабастаном. Может быть, они в самом деле смогут подружиться, она и Беллатрикс Лестрейндж, и тогда Рабастан поймет, какая Дейзи на самом деле хорошая, раз нравится его свояченице
У нее только чуть-чуть дрожат губы, когда Рабастан говорит, что ей н нужна расческа, но она находит в себе силы с благодарностью взглянуть на Беллатрису.
Протягивает руку и тяжелое зеркальце и тюбик с - о господи, это губная помада! - падают к ней в ладони.
- Не спорьте с ним, пожалуйста, я не хочу, чтобы он сердился на меня, - едва слышно просит Дейзи, пока Беллатриса поясняет, что наверху нечего делать, и добавляет громче. - Как жаль, я бы хотела увидеть солнце.
Стискивая ладонь так, что края зеркальца впиваются в кожу, Дейзи прижимается всем телом к решетке, поворачивается к Беллатрисе.
Ее глаза вспыхивают, она прикусывает нижнюю губу.
Соглашение?
Значит, Рабастан здесь, чтобы забрать ее? А Беллатриса убьет Эммалайн?
Сердце у Дейзи колотится сильно-сильно.
Она раскрывает зеркало, тут же раскручивает, едва понимая, что делает, чуть ли не на всю длину карандаш губной помады  - ярко-красный, она бы сама не выбрала себе такой цвет, но Беллатрисе наверняка лучше знать, что нравится Рабастану?
У нее так сильно дрожат руки, что дрожит и зеркало - она ничего не видит в отражении, а поднося помаду ко рту, только неловко мажет себя по нижней губе, размазывая алым далеко за контур губ.
- Простите меня, леди Беллатрикс, я... Мне...
Она протягивает вывернутую помаду Беллатрисе, глядя на нее с мольбой, остро чувствуя, что Рабастан приближается к ним, оставив свое место у стола.
Он недоволен? Недоволен ею?
Дейзи снова прикусывает губу, пачкая передние зубы в помаде.
Она хочет, чтобы Беллатриса повторила.
Она хочет слышать, что Эммалайн Вэнс умрет и больше не сможет встать между ней и Рабастаном.
[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s3.uploads.ru/v5HxE.jpg[/icon][sign]Мне кажется, что тот, кто близко взглянет
В мои глаза, его увидит сразу.
[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 36<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>подопытная крыса</i>[/info]

+3

46

Беллатриса не замечает веселья Дейзи лишь потому, что сама с трудом давит смех, сохраняя видимость серьёзности ситуации. Её называли леди Лестрейндж, называли Беллатрикс, валькирией и Беллой. Но вот леди Беллатрикс ещё нет. Так девочки называют своих кукол, мечтая когда-нибудь выйти за Лорда. Мелькнувшая в голове аналогия оказывается из той же серии: чокнутая полукровка, мечтающая о представителе благородного дома. И, хотя это не упоминается вслух, наследнике.
Просьба, которую она улавливает краем уха, веселит её ещё больше. Беллатриса фыркает, как обычно, когда из соображений этикета не смеётся в голос, покачивается к Дейзи, опираясь на решётку:
— Он не недоволен, — заговорческим шепотом ободряет она Бишоп, ни капли не заботясь о том, чего ей может стоить эта ложь, — у него просто проблемы, ну... с выражением эмоций. Он не знает как реагировать. Это для него непривычно.
Восторгу Беллатрисы нет предела. Мысли ещё не оформляются в конструктивное желание, но она уже хочет живую куклу себе. Куклу, которая будет делать всё, что она велит без империо. Которую можно наряжать, расчёсывать волосы. Которая забавнее в детской наивности, чем она сама.
В каком-то смысле это даже хорошо, что дочери у неё никогда не будет — драккл знает, что бы выросло из ребёнка при таком воспитании. А вот полукровка, к тому же похищенная...
Беллатриса кривит губы, когда полукровка ломает её помаду. Наверное, перенервничала. Ну или Лестрейндж переоценила её способность заботиться о себе. Не сломала же она помаду, когда впервые взяла её в руки после тюрьмы.
Правда, жалеет она о тюбике едва ли не больше Беллатрисы. В следующий раз — а Беллатриса, привыкшая брать что ей хочется, думает, что он будет — она на неё рассердится за это. Может, совсем запретит брать в руки косметику или ударит. Или и то, и то. Но в этот раз игрушка слишком нова, не опробована, чтобы выходить из себя почём зря.
Успеха она добивается, Рабастан забывает про дракклов журнал. Одним движением Беллатриса вынимает палочку. Чинить помаду она умеет. Тюбик возвращается в первоначальное состояние.
Игнорируя вопрос Рабастана, она обращается к Дейзи.
— Посмотри на меня, милая, — взмахом палочки она стирает с её лица ухмылку, напоминающую кровавый разрез.
— Я рассказала ей наш маленький секрет, — заговорчески громко шепчет Беллатриса, чтобы её могли слышать все трое. Сейчас я отойду, — она возвращает палочку в рукав, аккуратно отворачивает помаду до нужной длины.
— Смотри на меня, красавица, — тонкие руки легко проходят сквозь решётку. Беллатриса властно обхватывает подбородок блондинки, точно обводит контур ободранных губ, покровительственно треплет её по щеке, прежде чем полностью оказаться на свободе.
Она отходит от клетки, как и просит Рабастан, но всего на шаг.
— Можно я заберу её в коттедж? Она смешная. Можно? Можно? Можно? — она сжимает плечо Рабастана, едва не хлопая в ладоши.

Отредактировано Bellatrix Lestrange (23 августа, 2018г. 19:56)

0

47

Беллатриса развлекается вовсю - играет с несчастной Бишоп будто кошка с мышкой, и в каком-то смысле Рабастана это раздражает: Дейзи Бишоп принадлежит ему и Эммалайн, а не Беллатрисе, так какого драккла та лезет?
Он смотрит на Дейзи, смотрит на Беллатрису, не понимая, что та затеяла.
Эти манипуляции с губной помадой раздражают его еще сильнее: и то, как беззащитно выглядит Бишоп с размазанной улыбкой вокруг рта, и наигранно заботливая Беллатриса, обращающаяся с Дейзи будто с лучшей подругой или родной сестрой.
Слова свояченицы о секрете заставляют его застыть на месте - он неверяще смотрит на нее, отказываясь принять то, что только что услышал.
Она рассказала Бишоп их секрет?
По прикидкам Рабастана, у них с Беллатрисой есть только один секрет - и он совершенно не понимает, какое отношение к нему имеет Бишоп и зачем было ее посвящать.
- Что ты ей сказала?! - требует он, пока Беллатриса едва на месте не приплясывает, клянча у него... что? Дейзи Бишоп?
Она что, вообще не слышала, о чем он ей говорил? Не слышала про эксперименты? Про исследования крови еще ни разу не обращающегося ликантропа? Как она может требовать отдать ей Дейзи - Дейзи не игрушка, а объект важной научной работы.
Он сбрасывает с плеча руку Беллатрисы, поворачиваясь к ней, обхватывая ее тощие запястья и встряхивая. - Ты ей рассказала о нас?!

+1

48

Дейзи смотрит на Беллатрикс с надеждой и благодарностью - к ней так давно никто не прикасался, кроме Эммалайн, и та лишь ради своих исследований. Вспышка магии Дейзи нисколько не пугает, она лишь жмурится, чувствуя, как кожу на лице щекочет, когда Беллатриса стирает следы помады.
Леди Беллатрикс к ней добра, не сердится за испорченную помаду, колдует так естественно, что это выглядит по-настоящему красиво. Дейзи даже после шести с лишним лет в Хогвартсе и то вспоминала о волшебной палочке далеко не сразу, и наверняка сначала подумала бы о воске или холодильнике, чтобы починить стержень помады - но Беллатриса обходится магией.
Больше за помадой она не тянется. Сжимая в кулаке зеркальце, Дейзи подается навстречу рукам ведьмы, выпячивает губы, как для поцелуя, смотрит на Беллатрису, как велено.
Помада кажется ей сладкой, даже приторной, но она смыкает и размыкает губы, чтобы краска легла ровнее, из под ресниц смотрит на Рабастана - нравится ли она ему? Она открывает зеркало, разглядывая свои ярко-красные губы, пытаясь представить, как она выглядит с этим цветом, но зеркальце слишком маленькое, и все, что она может видеть - небольшие части лица, глаза в окружении темных пятен, бледная сухая кожа, потерявшая блеск. Украдкой Дейзи касается подушечкой указательного пальца нижней губы, а затем подмазывает щеки, возвращая румянец.
Она нравится Беллатрисе, та хочет забрать ее из подвала, и Дейзи подается вперед, прижимается к прутьям решетки, присоединяя свой молящий взгляд к просьбам леди Беллатрикс.
Реакция Рабастана ее удивляет: почему он не хочет позволить Беллатрисе ее забрать?
- Я не помешаю! Рабастан, ну пожалуйста, я больше не могу сидеть в клетке как животное, - ему не нравится, когда она его просит о чем-то подобном, но в присутствии Беллатрисы Дейзи чувствует от той сильную поддержку. Леди Беллатрикс была к ней добра, она сказала, что Рабастан не недоволен - и то, что сейчас он повышает голос на ту, кто кажется Дейзи спасительницей, никак не укладывается в ее голове.
- Я должна знать о том, что она хочет нам помочь, - просит Дейзи, окончательно уверившаяся в том, что Беллатриса ничуть не против ее отношений с ее деверем и тоже хочет поквитаться с Вэнс. В ее фантазиях, успешно замещающих ей реальность, весь мир знает о том, что между ней и Рабастаном Лестрейнджем глубокое чувство, и только Эммалайн по-прежнему упорствует в своей зависти. - Я буду делать все, что ты скажешь, Рабастан, мне можно довериться!
Не замечая, что делает, Дейзи трясет прутья решетки, переступает с ноги на ногу - она видит в этом приходе Беллатрисы свой шанс выйти из клетки: вдвоем они убедят Рабастана, что время пришло.
[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s3.uploads.ru/v5HxE.jpg[/icon][sign]Мне кажется, что тот, кто близко взглянет
В мои глаза, его увидит сразу.
[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 36<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>подопытная крыса</i>[/info]

Отредактировано Rodolphus Lestrange (24 августа, 2018г. 09:16)

+1

49

Дейзи упорствует, повышает голос. Беллатриса её понимает — будь она в клетке и не на то пошла бы, чтобы выйти — но когда дело касается чужой трагедии ей как обычно всё равно. Куда больше Лестрейндж увлечена хваткой на своих запястьях.
Мерлин. Рабастан правда выходит из себя. В который раз. Почему-то осознание этого факта отзывается в Беллатрисе мрачным удовлетворением. Как будто это подтверждение её таланта, подтверждение его слов, подтверждение чего угодно.
Она расслабляется, не пытается вырваться, когда он её встряхивает. Напротив, едва не летит к нему в объятия, оступаясь по каменному полу. Улыбается, прикусывая губу.
— Я рада, что тебя волнуют мои слова, — она снова забывает, что обещала не играть у него на нервах, слушаться, не дразнить его. Что у них перемирие.
— От моего ответа зависит получу я Дейзи или нет? — Беллатриса облизывает губы, тянет с ответом, наслаждаясь неопределённостью, повисающей в воздухе. Рудольфуса бесило, когда она открыто демонстрировала непослушание. С Рабастаном она пробует другую тактику, не вырываясь, позволяя добивать её физически, но не давая, что ему нужно.
И почему его волнует, что пленница в подвале знает или не знает о них двоих? Главное ведь, чтобы не узнал Рудольфус?
Беллатриса прищуривается. Ему что, стыдно за то, что было?
— Тшшш, — Беллатриса поворачивается к расшумевшейся Дейзи, — лапушка, расскажи мне, как вы познакомились.

Отредактировано Bellatrix Lestrange (11 сентября, 2018г. 14:41)

+1

50

Ему не нравится, что Беллатриса снова играет, и, кажется не только с Дейзи. Снова провоцирует его - и снова тычет его в то, что на словах он может убеждать ее в чем угодно, но на деле все оказывается иначе.
Его волнуют ее слова - и это в самом деле так.
- Достаточно, - говорит Лестрейндж, которому отчаянно не нравится, куда идет их разговор - куда идут все их разговоры.
Дейзи опять расшумелась в своей клетке, это и без того раздражает, а уж учитывая, о чем ее принимается расспрашивать Беллатриса, можно и к гадалке не ходить, чтобы предсказать, чем Бишоп будет заниматься следующие несколько часов.
Дракклова Бишоп трясет решетку, покраснела, как кажется Рабастану - еще не хватало, чтобы все опыты пошли книззлу под хвост из-за Беллатрисы или так внезапно проявились симптомы ее зараженности именно в тот момент, когда ни ему, ни Эммалайн не до того.
- Она не расскажет, где мы познакомились, Белла, - перехватывая оба запястья свояченицы, Рабастан ведет ее за собой к выходу, нашаривая палочку. - Перестань делать вид, что нашла себе новую подругу и вернись в коттедж.
Как подозревает Лестрейндж, она делает это лишь чтобы ему насолить - и у нее это выходит.
Он сбился со счета, пытаясь прикинуть, сколько раз за сегодня почувствовал себя дураком, начиная с посещения гоблинской лавки.
Мерлин, чем же Эммалайн усыпляет Бишоп.

+1

51

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s3.uploads.ru/v5HxE.jpg[/icon][sign]Мне кажется, что тот, кто близко взглянет
В мои глаза, его увидит сразу.
[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 36<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>подопытная крыса</i>[/info]
Дейзи видит, как Рабастан пытается увести прочь леди Беллатрикс - ту, кто была к ней добра, ту, кто хочет забрать ее из этой ужасной клетки, от Деррика.
- Нет! - визжит Дейзи, сходя с ума от беспокойства, едва слыша за стуком собственного сердца, что именно Рабастан говорит своей свояченице. - Нет! Ну пожалуйста, пожалуйста!.. Не оставляйте меня здесь, заберите с собой!..
Она стискивает пальцы на прутьях с такой силой, что ногти белеют, а мельчайшие частички ржавчины вьедаются в тонкую кожу ее ладоней.
- Мы познакомились в Хогвартсе! - выкрикивает Дейзи вдруг, как будто боится, что, уведи сейчас Рабастан Беллатрису, ее история окажется нерассказанной. - Нас распределили на один факультет! И потом... Потом...
Дейзи чуть хмурится, но тут же улыбается ярко-накрашенными губами, прижимается к решетке еще ближе, старается поймать взгляд Беллатрисы.
- На шестом курсе, когда программа стала сложнее, у меня возникли проблемы с Нумерологией и Древними Рунами, - Дейзи хихикает, как будто сказала какую-то двусмысленность, и тут же облизывает губы. - Я никак не могла разобраться в материале факультативов, на которые записалась, и Рабастан... Он помогал мне.
Она снова хихикает - уже не так нервно, а, скорее, наслаждаясь этими воспоминаниями, которые на большую часть состоят из лжи.
- Мы много времени проводили вдвоем - в библиотеке, в гостиной факультета, и все получилось само собой... Было так романтично засиживаться за дальним столом в Библиотеке, читать одну книгу на двоих и держаться за руки под столом...
Голос Дейзи смягчается, становится тише и нежнее - она опирается о решетку, смотрит вниз, легко улыбаясь, как будто в самом деле переживая счастливые воспоминания взаимной влюбленности, и когда она поднимает голову, ее глаза сияют, но не только счастьем.
- Пока Вэнс все не испортила! - рычит она неожиданно громко.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (10 сентября, 2018г. 19:02)

+2

52

Рабастан явно злится, а когда и вовсе перехватывает её запястья, Беллатриса едва ли не впервые в жизни мимолётно задумывается, не перегнула ли она где палку. Но это наваждение быстро проходит — деверь слишком категоричен, чтобы она вздумала ему уступить, а Дейзи повествует душещипательную историю. Начало выглядит убедительным, Беллатриса пытается стряхнуть назойливого Лестрейнджа, упирается каблуками, оборачивается, слушая.
Но кое-что не состыкуется — Беллатриса знает нескольких существенных деталей о шестом курсе Лестрейнджа. И готова поклясться, что знает куда больше Дейзи о тех временах.
— Когда это было? До Рождества или после? Когда началось.
Она переводит взгляд на Баста, прищуривается.
— Так повелось, что я знаю, что Дейзи не была в твоих фаворитках на шестом курсе, — они оба знают.
— Чем вы её пичкаете? Эксперименты с сознанием? Ложные воспоминания?
Может, без этого она ему не давала. Беллатриса фыркает.
— Можно я её пролегиллименчу?

+2

53

Не слушать Дейзи ему легче легкого - он воспринимает ее слова белым шумом, не обращает внимания, пока Бишоп не выкрикивает имя Вэнс.
Тут он кривится - каждый раз кривится, когда Бишоп болтает свои глупости, как будто думает, что сможет уверить окружающих в правдивости своих историй.
Смотрит на Беллатрису, которая упирается, будто правда хочет дослушать до конца эти бредни, не понимающе хмурится, услышав ее вопрос - что? До Рождества или после? Какое это имеет значение.
Но, видимо, имеет - имеет, если Беллатриса думает, что Бишоп говорит правду.
И ее следующие слова - он бы ее придушил за этот намек.
- Поверить не могу, - говорит Лестрейндж, отпуская запястья Беллатрисы - пусть хоть подавится байками Бишоп. - Поверить не могу.
Он повторяет это снова, не в состоянии даже закончить мысль, переводит взгляд на Дейзи, не столько даже шокированный, сколько, пожалуй, ошеломленный.
- Ты думаешь, между нами что-то есть? Что я трахаю ее, пока она... вот такая? Ради этого пичкаю ее какими-то зельями?
Это даже оскорбительно - на самом деле, оскорбительно. Как будто Беллатриса думает, что никакая женщина в здравом уме с ним не ляжет.
- Делай с ней что хочешь - легиллементь, слушай, верь. Мне без разницы, - в сердцах бросает Лестрейндж, не имеющий больше желания спорить с двумя сумасшедшими ведьмами, оскорбленный до глубины души - и в лучших чувствах, если уж на то пошло. - Давай, Бишоп, заканчивай историю. Как, по твоему мнению, Вэнс все испортила?

+3

54

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s3.uploads.ru/v5HxE.jpg[/icon][sign]Мне кажется, что тот, кто близко взглянет
В мои глаза, его увидит сразу.
[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 36<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>подопытная крыса</i>[/info]
- До! До Рождества! - снова кричит Дейзи, видя лишь то, что хочет видеть - видя, как леди Беллатрикс сопротивляется, не хочет уходить. Рабастану нечего беспокоиться, леди Беллатрикс она, Дейзи, понравилась - они подружились, все будет просто замечательно, когда они покончат с Вэнс.
Едва ли Дейзи может считаться надежным свидетелем: в ее памяти все искажено настолько, что даже она сама предпочитает игнорировать очевидные противоречия в своих воспоминаниях.
Она сдерживает дыхание, чтобы услышать, о чем будут говорить Беллатрикс и Рабастан, но надолго ее терпения не хватает:
- Мы полюбили друг друга на шестом курсе! - это то, чем живет Дейзи Бишоп, единственная правда, которая ей нужна. - Это не ложные воспоминания! Все было по-настоящему! Все до сих пор по-настоящему! Мы любим дуг друга!
Дейзи приходит в отчаяние. Ну почему, почему ее не слышат?
Обидные слова Рабастана заставляют слезы показаться на ее глазах. Должно быть, она ужасно выглядит, проведя в этой клетке все эти дни - Дейзи не уверена, что знает, сколько именно дней она снова находится под присмотром Эммалайн. Он ее больше не хочет, потому что она давно не мылась и платье на ней пропахло потом и теми зельями, над которыми колдует Вэнс. Не хочет ее, потому что она грязная, нечесаная, даже не накрашена - но неужели это значит, что он ее разлюбил? Она же красивая, она помнит, что она красивая, ей просто нужна расческа, и ванная, и новое платье, но как достать все это, если она сидит под замком?
- Пожалуйста! - снова молит Дейзи, по очереди глядя то на Беллатрису, то на Рабастана. - Пожалуйста, выпустите меня. Я ни слова не скажу Эммалайн, я не доставлю проблем...
Она умрет, если Рабастан ее разлюбит - и сейчас Дейзи хочет, чтобы их любви были свидетели. Она протягивает руки между прутьями, как будто приглашает Беллатрису обняться, кивает, жалко улыбаясь накрашенными губами.
- Я вам покажу...Я не лгу, нет! Не обманываю! Это Эммалайн хочет, чтобы все так думали, но ведь это не так, совсем не так!
У нее так много воспоминаний о Рабастане - их посиделки над учебниками в факультетской гостиной, те его дежурства на посту старосты, когда она составляла ему компанию, но самые драгоценные - это те полтора часа у Шарлотты Трэверс, когда он пришел за ней, когда любил ее, любил так нежно, что Дейзи до сих пор едва соотносила те волшебные воспоминания с тем мужчиной, который избегал любых ее прикосновений сейчас, как будто она была заразной или противна ему.
И она пропадает в этих последних воспоминаниях и сама - и кроличья нора так глубока, что может увлечь за собой и Беллатрису.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (15 сентября, 2018г. 20:31)

+2

55

Два чокнутых одновременно — ха, с Рудольфусом было проще, к его безумию Беллатриса хотя бы привыкла.
— Я знаю, знаю, что она лжёт, — шипит Беллатриса на нелепые мелодраматичные возгласы Рабастана после слов Дейзи о Рождестве, — я просто хочу знать почему.
Она осекается, замолкает. Значит, это его задевает, да? Не так давно, на кухне, когда он чуть не довёл её до слёз словами о том, что она глупая истеричная психопатка, всё было хорошо. В рамках эксперимента или какой-то ещё заумной белиберды. А сейчас, когда Беллатриса просто старается его понять, что-то не так.
Это оскорбительно.
— Спасибо за разрешение, — язвительно возвращает она деверю, обхватывает себя за покрасневшие запястья, возвращается к решётке.
Нетерпеливо достаёт палочку, смотрит во влажные глаза Дейзи с широкими, блеклыми зрачками. У Вэнс есть грязные секретики, не просто так эта девочка тут торчит. Она верит в то, во что лжёт, и Беллатрисе интересно, почему.
— Если ты мне покажешь, я смогу заняться Вэнс. Хорошо, милая? Смотри мне в глаза и думай — тогда ты мне поможешь. Сначала: где вы виделись с Бастом без Вэнс в последний раз. Потом школу, хорошо?
Она ободряюще поглаживает её по пальцам сквозь прутья, наставляет палочку.
— Легиллименс.

+3

56

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s3.uploads.ru/v5HxE.jpg[/icon][sign]Мне кажется, что тот, кто близко взглянет
В мои глаза, его увидит сразу.
[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 36<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>подопытная крыса</i>[/info]
Дейзи все еще слабо улыбается, когда Беллатрикс ласково гладит ее по пальцам, и доверчиво льнет к ее руке, как бездомный щенок.
Широко-широко раскрывает глаза, смотрит на Беллатрису, полностью сосредоточившись на том, о чем та спрашивает.
Первое - самое простое.
Это все время здесь, с Дейзи, хоть прошло почти два месяца.
Доказательство их с Рабастаном любви, проведенное вместе время.

что можно увидеть, если покопаться в самых счастливых воспоминаниях Дейзи Бишоп

Искусанные губы сладко ныли в ожидании, и Дейзи, наконец-то, смогла остановиться, собраться.
Скинула туфли, чувствуя, как мягко ногам на ковре, встала в изножье кровати - и замерла, услышав звуки открывающейся двери.
- Пожалуйста, будьте нежны со мной, - почти беззвучно попросила она, не оборачиваясь, крепко зажмуриваясь, до боли, до хруста сжимая пальцы, чувствуя, как все ее тело тянется туда, к вошедшему.
И обернулась, открывая глаза - медленно, так медленно, что не верилось и самой.
- Рабастан, - совсем другим голосом, другим тоном.
- Рабастан, - выпевая каждую гласную, смягчая в конце грубое звучание первых слогов.
И протянула к нему обе руки, забывая, забываясь, улыбаясь так, как улыбалась весь шестой курс, вглядываясь в это чужое лицо, ища - и находя - там того, кого искала двадцать лет в непрекращающемся кошмаре.

- Я так ждала этого, - лепечет Дейзи, выдыхая слова прямо в грудь Рабастану, легонько царапает его мантию, скользит пальцами по воротнику, и только затем касается голой кожи над воротником - слева под подушечками пальцев она чувствует неестественно гладкие рубцы и уплотнения плохо заживших шрамов, покалывание щетины, прорастающей над шрамами. Поднимает глаза выше, ловит знакомый внимательный взгляд - у него не черные глаза, а карие, теплые, карие, пытливые, как шоколад, приходят ей на ум воспоминания шестнадцатилетней девчонки, которой она когда-то была. Короткие волосы, высокий лоб - он одновременно и похож, и не похож на себя хогвартских времен, как и на себя с колдографий, развешанных Авроратом.
Дейзи смущается, сама не знает чему, отводит глаза, неловко тычется губами куда-то в шею Лестрейнджа, вдыхая его запах, вкус его кожи, снова вздрагивает, как будто этот поцелуй непристоен, как будто он может оттолкнуть ее...

Рабастан кладет руки сверху, тянет неторопливо - руки, а с ними и ткань, третья пуговица, а за ней и другие, отрывается, стучит по полу.
Потом убирает руки, но только чтобы положить их на плечи Дейзи. Впивается в нее долгим, крепким поцелуем, и ведет руками по плечам книзу. Лямки съезжают, платье скользит на пол.
- Покажи себя. Хочу видеть, какой ты стала. Хочу все видеть.
От прикосновения Дейзи дрожит, стук пуговиц сводит ее с ума, заражает каким-то убийственным восторгом, от которого хочется кричать. Отвечая на поцелуй, Дейзи вся будто на кончиках пальцев Рабастана - ее плечам на мгновение становится холодно, и тут же - жарко, она вся вспыхивает розовым, так идущим медовым блондинкам.
Ей нечем дышать, и она дышит Рабастаном, и когда он отстраняется, тянется за ним, но замирает, остановленная приказом - неторопливым, уверенным.
Дейзи передергивает плечами, тянет платье вниз вместе с комбинацией, приостанавливается на бедрах, большими пальцами подцепляет трусы и тоже тянет вниз.
Наклоняется, проезжая щекой по груди Лестрейнджа, доводит гармошку смятой ткани своей одежды до колен, переступает с ноги на ногу. Платье, белье - все сползает к щиколоткам, и Дейзи, у которой нет и мысли, что она может воспротивиться, выходит из своей одежды, отступая на жалкие полшага.
От его взгляда на нее у Дейзи твердеют соски, сердце тяжелеет и проваливается в низ живота, стучит где-то там, разгоняя по телу кровь и возбуждение. Движением из далекого прошлого Дейзи откидывает волосы, снова переступает с ноги на ногу, сжимая и расслабляя бедра.

- Я хочу быть твоей, - она шагает к нему, не обращая внимания на кучу тряпья под ногами, топча туфлями на высоких каблуках собственное платье, прижимается грудью, трется о его плечо, заглядывая в глаза.
- Не позволяй мне забыть это, не дай ей отнять это у меня, - шепчет Дейзи, опуская веки, обхватывая ладонь Рабастана своими руками, ведя ею по груди, по животу, ниже, к узкой курчавой поросли на лобке, к жару между своими ногами.
Это невероятно - его рука там. Дейзи ошеломленно распахивает глаза, умоляюще стонет что-то неразборчивое, прижимается грудью еще сильнее, напрягает бедра.
Робко касается его бедра, скользит по ткани, поднимаясь выше, к пряжке ремня, выдыхает длинно, жарко. У нее подкашиваются ноги, и Дейзи свободной рукой цепляется в плечо Рабастана, не зная толком, чего она хочет.

- Ты и так моя, - спокойно говорит Рабастан, проводя рукой по скуле Дейзи вверх, запускает пальцы в волосы, чуть сжимая их, напоминает тихо:
- Не смей забывать об этом.
Его рука спускается по шее на плечо, сжимает грудь, которую ласкало время, а не руки того, кого она хотела, идет ниже. Он повторяет путь, проложенный самой Дейзи, но теперь делает это так, как хочет, сам, а не ведомый кем-то. Останавливается между ног Дейзи, гладит ее, ныряет неглубоко, дразнит, тут же возвращается.
- Всегда моя, - напоминает Рабастан, придвигаясь, целует Дейзи в мочку уха и толкает ее, достаточно легко, но достаточно властно, вниз.
Он раздевается быстро, но без суеты. Аккуратно и привычно складывает свою одежду, вещи Дейзи оставляя валяться на полу рядом с ней - у всего здесь и сегодня будет свое место. Но все же опускается, опускается на колено рядом с ней, поднимает за подбородок, целует - жадно, с чувством, как будто много лет хотел этого, как будто этим поцелуем проговаривает все, что не может сказать из-за воспитания и обязанностей, которые накладывает чистая кровь, безразличная к любви, и Дейзи дрожит, стонет ему в рот, нежно касаясь его груди, гладя, надавливая, легко царапая, получая удовольствие даже от этого простого прикосновения. Приподнимаясь, упираясь пальцами ног в пол, Дейзи прижимается к выставленному колену, чтобы не потерять ни секунды этого поцелуя, и, когда дыхания уже катастрофически не хватает, подставляет Рабастану шею, вытягиваясь еще выше, хватая губами воздух.
Ее руки скользят с его груди ниже, задерживаясь на животе и расходясь - одна упирается ему в бедро, вторая продолжает поглаживать живот, внутреннюю поверхность бедра, наконец-то находя то, с чего Дейзи не сводила глаз, пока Рабастан заканчивал раздеваться.
Обхватывая член ладонью, Дейзи наслаждается ощущением горячей плоти в руках, и на это откликается ее собственное тело: низ живота будто наполнен теплой влагой, в которой пульсирует сердце Дейзи, и колебания от этой пульсации расходятся по всей комнате.

Дейзи знала, что будет больно - еще собираясь сюда, выбирая белье и платье, она знала, что так будет, потому что так бывает всегда в первый раз, но теперь она уверена, что ошибалась. Все это слишком прекрасно, чтобы могло вести к боли, и эта упругая горячая тяжесть в ее руке - это часть Рабастана, и Дейзи трется виском о подбородок Лестрейнджа, снова подставляет губы, сжимая пальцы, сжимая бедра, закрывая глаза, откидываясь на спину, на высокий ворс ковра.
Боль - короткая, вспышкой, - заставляет ее выгнуться на полу, рефлекторно сжать ноги, но Рабастан не дает ей этого сделать, не дает отстраниться, продолжает двигаться, медленно, так медленно, что боль сама собой проходит, вытесненная из тела Дейзи теплом его плоти и ее ответным восторгом, и Дейзи уже не больно, почти совсем не больно, и она благодарна за эту нежность, за уверенную властность, и Дейзи тоже начинает двигаться, подстраиваясь под его темп, отдавая и отдаваясь, любящая, любимая - и это прекраснее всего, что с ней до сих пор было, даже если не забывать об этой саднящей боли, едва напоминающей о себе, и Дейзи снова стонет от счастья, хватаясь за плечи Рабастана, желая только, чтобы он не останавливался.

Дейзи облизывает губы, чувствуя вкус помады на языке, отпускает прутья, в которые вцепилась, избегает взгляда Беллатрисы, смущенная, как будто ее застали за самым интимным - впрочем, так оно и есть.
Это воспоминание настолько мощное, что все остальные блекнут по сравнению с ним, и как бы она не старалась, школьные годы кажутся какими-то размытыми, разрозненными отрывками, никак не желающими оказаться в фокусе, собраться хоть в какой-то мало-мальски целостный фрагмент.
- Простите, - лепечет Дейзи, чувствуя на щеках жар. - Про Хогвартс я плохо помню. Я долго болела, лежала в Мунго... Наверное, в этом все дело - у меня что-то с памятью...

Отредактировано Rodolphus Lestrange (16 сентября, 2018г. 07:09)

+3

57

Беллатриса внимательно смотрит — и не верит. Во-первых увиденное не вяжется с тем, что было в этом подвале. Во-вторых, не вяжется с Рабастаном. К тому же, деверь не стал бы так рьяно отрицать то, что было на самом деле.
И обстановка — обстановка в воспоминаниях Дейзи совсем другая. Будь всё так, как она считает, она сейчас не сидела бы за решёткой не имея возможности сходить в душ. Если бы Рабастан захотел, он бы не отдал любовницу Дейзи для опытов.
И объяснение, которое приходит в голову, напоминает манию слежения, заставляет волосы шевелиться на голове.
Либо эти воспоминания поддельные, и эксперименты проводятся с головой Дейзи, либо — Беллатриса временно терят интерес к Бишоп, разворачивается к деверю.
— Баст, Баст, ты решишь, что я сошла с ума — но в Лондоне кто-то может разгуливать под твоим обликом? Оборотное зелье?
— Не переживай, солнышко, — она улыбается ей, как будто ничего не произошло, — если вспомнишь что-то ещё, обязательно скажи.
— Чем это может быть чревато? Допустим, я верю, что это не ты — но кому могло понадобиться спать с Дейзи.
Пока она не думает о том, что кому-то могло понадобиться спать с Рабастаном.

+2

58

Рабастан складывает руки на груди, отводит взгляд. В отличие от Беллатрисы, он знает, почему Бишоп лжет - точнее, знает, что Беллатриса не получит ответа. Бишоп сумасшедшая, а сумасшедшим не нужны причины делать что-либо, вот и все.
Он возвращается к журналу, листает его без необходимости, не вчитываясь в аккуратные строки и заполненные таблицы.
Нужно бы запретить Белле легиллементить Бишоп - он-то знает, что она может там увидеть, сам прибег к легиллеменции, встретив бывшую однокурсницу в квартире Мартелла, но ему не хочется опять доводить дело до драки, вынуждать свояченицу сбегать, а потом искать ее в Холле или вообще Мерлин знает где.
Поэтому он делает вид, что происходящее возле клетки его не касается, как не касается его все, что связано с Бишоп вне этого подвала.
И когда Беллатриса разворачивается к нему, закончив чары, воодушевленная так, будто нашла что-то важное в больной голове Дейзи Бишоп, Лестрейндж смотрит хмуро, прикидывая, как бы ему покороче и без подробностей - а главное, обойдя факт своего посещения - рассказать ей о "Мутаборе".
- Не в Лондоне, - отзывается он, пропуская мимо ушей провокационное последнее высказывание свояченицы.
У него нет большой в этом уверенности, но, во-первых, Лондон сейчас не лучшее место для прогулок под оборотным с его волосами или волосами Рудольфуса, а во-вторых, с чего бы Шарлотте Трэверс так нецелево использовать полученный материал?
- Я имею в виду, что это оборотное зелье, но оно используется только в конкретном месте. Для конкретных целей. Тогда, в январе, помнишь, после ритуала Рудольфус отправился в Лютный? Мы пошли к Шарлотте Трэверс, рассчитывая, что уж ей-то точно не с руки будет ставить кого бы то ни было в известность о нашем посещении, учитывая, что ее дядя бежал с нами. Она владеет борделем - и в том числе там используется оборотное. В качестве ответной любезности она взяла у нас немного волос. Отказаться было... некрасиво.
Он бросает короткий взгляд на Дейзи, красную, смущенную Дейзи, и чувствует злость - для разнообразия, на нее.
- Но Бишоп не хочет помнить ничего, кроме того, что само по себе обман. Отказывается признать, что купила фальшивку.
Она в этом очень хороша, думает Лестрейндж с превосходством: он-то ни на миг не позволял себе забыться, зная, чем чреват этот путь.
Зная, что сойти с ума намного проще, чем ему когда-либо казалось.

+2

59

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s3.uploads.ru/v5HxE.jpg[/icon][sign]Мне кажется, что тот, кто близко взглянет
В мои глаза, его увидит сразу.
[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 36<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>подопытная крыса</i>[/info]
Дейзи поглощена своими воспоминаниями, а потому едва реагирует на происходящее - понимает только, что леди Беллатрикс о чем-то спрашивает Рабастана, и ей приходится приложить усилие, стряхнуть с себя это сладкое оцепенение, избавиться от соблазна перебрать по минутам, по секундам то, что она помнит о том дне, когда они с Рабастаном встретились в задней комнате дома, принадлежащего Шарлотте Трэверс.
Вопросы Беллатрикс ее удивляют. Дейзи распахивает глаза, но что-то в словах миссис Лестрейндж царапает ее будто по живому.
Оборотное. Оборотное зелье.
Оборотное зелье - и кто-то, принявший вид Рабастана, чтобы прийти к ней, быть с ней...
Дейзи прячет горящее лицо в холодных ладонях, остро пахнущих железом, прислоняется лбом к прутьям решетки, чтобы не встреаться со взглядом Рабастана.
Купила фальшивку, говорит он.
Купила обман.
Воспоминания, которые она бережно лелеет, сменяются другими. На Дейзи наваливается лихорадочный страх отказа, тот самый, который заставлял ее кусать изнутри щеки, когда она впервые шла в "Мутабор".
Перед закрытыми глазами встает лицо Шарлотты - равнодушное, профессионально-приветливое, и ее голос, такой же равнодушный и ровный, озвучивает все: условия, цену...
Купила фальшивку, вот что она сделала. Заплатила за обман. Ничего не было. Рабастана не было.
- Нет! - вскрикивает Дейзи, когда эти мысли заполняют ее без остатка, причиняют физическую боль, уничтожают сладкую иллюзию, в которой она жила. - Нет!!!
Ее отрицание, громкое, исступленное, ничего не может поменять. Пусть временно, но фантазия отступает, освобождая место для реальности - но эта реальность оказывается невыносимой.
- Нет! - вновь визжит Дейзи, убирая руки от лица, а затем бьется головой о прутья, лишь бы вытрясти эти воспоминания, лишь бы вернулся самообман. Один удар, другой, она рассекает кожу на лбу, над левой бровью, и кровь начинает заливать глаз и щеку.
- Он лжет! Это ложь! Это был он, он! - вопит Дейзи не помня себя, просовывает руки сквозь прутья, хватает Беллатрису за предплечье, тянет к себе. - Это все Эммалайн! Все она!..

+2

60

Беллатриса возмущена. Не тем, что супруг отправился в бордель — на это в свете ритуала она была готова закрыть глаза, но о том, что её не предупредили, что пошло в оплату.
Она должна знать, что в Лондоне есть место, куда может зайти, и найти кого угодно под оборотным ради секса.
— Мои волосы вы там тоже оставили? — мимолётно интересуется она, физически вынужденная что-то говорить, пока мысли лихорадочно скачут с одного на другое.
Рабастан спокойно живёт с тем, что кто угодно может прийти к Шарлотте Трэверс, — имя, знакомое, и, кажется, не только по дяде из пожирателей. Беллатриса ещё не понимает, что свидетельницей заключения магической помолвки была шлюха, но поймёт потом, ночью, когда станет складывать паззл воедино.
Пока она думает о другом.
Рудольфус тоже думает о том, что кто-то может трахать его — без его участия.
Холодные мурашки бегут вверх по спине потому что — подвал кажется невыносимым — потому что единственное оправдание собственной неверности, которое и послужило причиной, может оказаться ложью.
И как ей с этим жить?
— Вэнс могла быть там же? Не с Рудольфусом?
Ей нужно знать. Она не думает о том, что захоти Эммалайн и в правду её мужа, ей бы не пришлось долго просить. Сейчас, когда супруг в коме, она идеализирует их брак, его самого, и, сама того не понимая, пытается втянуть себя в пучину саморазрушения угрызениями совести. И заодно утянуть Рабастана, потому что тонуть одной не в её правилах.
— Могла? — хрипло повторяет Беллатриса. Крики Дейзи становятся чем-то второстепенным. Она так привыкла к безумным крикам в Азкабане, что сейчас спокойно может забыть о существовании Бишоп. Пока та не хватает её за руку.
Сил сопротивляться Рудольфусу ей никогда не хватало, но чему-то она всё-таки научилась. Сейчас Дейзи вряд ли сильнее её — сидение в подвале никому не идёт на пользу. И Беллатриса не думает, что они чем-то похожи в своём безумии, не думает о жалости. Она делает то, что умеет, сталкиваясь с физическим воздействием — отвечает.
Резко дёргается в бок, намеренно прикладывая запястье Бишоп о прутья клетки, бьёт сверху ребром ладони, заставляя разжать хватку.
Палочка уже в её освобождённой ладони. Ступефай — достаточно сильный — откидывает девушку куда-то вглубь клетки.

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » For a Few Galeones More (26 марта 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC