Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (загодя 1991) » Билет в один конец (сентябрь 1978)


Билет в один конец (сентябрь 1978)

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

[icon]https://pp.userapi.com/c845021/v845021157/227f4/W9Gx7KkKsiw.jpg[/icon]13 сентября 1978 года
Эммалайн Вэнс, Годит Макмиллан

О молодых ведьмах в трудных обстоятельствах

Отредактировано Emmeline Vance (14 августа, 2018г. 13:36)

+1

2

[icon]https://pp.userapi.com/c845021/v845021157/227f4/W9Gx7KkKsiw.jpg[/icon]Мелкий, холодный дождь моросит с ночного неба, забирается сыростью под воротник. Эммалайн очень хочется оглянуться на дом, в котором она прожила всю свою жизнь. Но она не оборачивается, уходит по широкой гравийной дорожке, за столбы с каменными шарами, условно означающими границу поместья, и обратного пути не будет.
На втором этаже, над крышей террасы, горел свет в окне ее спальни.
Вэнс не потушила свет, уходя, торопилась. Только бросила в сумку вещи, которых хватит на первое время, альбом со школьными колдо, пару книг и тетрадей.
Пока она собиралась, кусая губы, чтобы не расплакаться, где-то за шкафом тихо, горестно поскуливала домовиха, внизу, в гостиной, картинно причитала мать, перечисляя все грехи неблагодарной дочери.
Отца не было слышно. Впрочем, как всегда…
Это должно было случиться – успокаивает себя Эммалайн. Это было предсказуемо, ожидаемо, а значит – не страшно. Просто она не думала, что все случится так скоро. Что мать начнет обвинять ее в неблагодарности, ставить условия, а под конец разговора и вовсе велела не выходить из комнаты, пока не позволят, словно Эммс было семь лет…
- Ты не можешь со мной так разговаривать, Хестер.
- Пока ты в моем доме, Эммелина, я буду разговаривать с тобой так, как ты того заслуживаешь!

Будь Эммалайн старше, она бы ответила, что это дом ее деда. А значит и ее.
Будь она старше, она бы не доставила Хестер такой радости – уйти, потому что именно этого мать и добивалась, поняв, что покорности от дочери не дождешься.
Но Эммс только недавно закончила в Хогвартс, только на днях получила ответ из Мунго – да, мисс Вэнс принята на стажировку. В ее осторожных планах она относительно тепло – ну, или как получится – прощалась с родителями и уезжала в Лондон. В ее осторожных планах ее родители более-менее щедро (ну, или как получится) помогали ей в первое время. Снять небольшую квартиру и скромно ее обставить… Но оказалось, что у нее есть собственные средства, оставленные дедом, о чем ее известило письмо из Гринготтса. И мать словно подменили….

Оказаться поздним вечером под дождем, в темноте и одиночестве в планы Эммалайн Вэнс не входило. Хорошо, она не пропадет. Можно же аппарироватьв  Лондон, в Косой Переулок, снять в гостинице номер…
Но у нее нет с собой денег. Ни канта.
Что еще делают люди, попавшие в беду? Шлют весточку друзьям?
Но у нее нет совы, чтобы послать записку Рабастану или Эвану.  Да и как-то неловко.  Расстались они не сказать, чтобы сильно тепло, скорее по-деловому, предполагая, разумеется, что будут часто встречаться. Рабастан с Эваном, наверное, встречались часто, а вот о ней, похоже, забыли.

На дорожке, среди деревьев темно. Обычно Эммалайн темноты не боится, но тут зябко ежится, проверяя палочку. Пальцы задевают цепочку на запястье с маленьким медальоном. Очень изящная безделушка даже по мнению Эммалайн, в медальон вставлен маленький бриллиант и это не просто медальон, а порт-ключ в дом ее крестной.
Но Годит в Марокко.
На этом, если честно, список тех, к кому Эммалайн Вэнс может обратиться в трудную минуту, заканчивается.
С другой стороны, ей все равно нужно где-то переночевать, и поместье Годит Макмиллан лучше гостиницы.
Она напишет крестной письмо с извинениями...

- Мистрис Эммалайн? Молодая мистрис Эммалайн?
Домовой пищит, Эммс привычно морщится – можно подумать, тот знал какую-то другую мистрис Эммалайн.
- Да, это я. Мне нужно переночевать…
- Постель для молодой мистрис? – оживляется домовик.
- Да.
- И горячую ванну? И ужин?
Определенно да.
В холле поместья изящнейшей Годит Макмиллан зажигаются свечи – медленно, словно под звуки музыки, которую Вэнс не слышит. И Эммс облегченно вздыхает, спускает с плеч сумку с вещами.
Тут она не то, чтобы дома, но почти как дома. Хотя бы на одну ночь.

Отредактировано Emmeline Vance (14 августа, 2018г. 13:49)

+1

3

[icon]http://s7.uploads.ru/bX86B.jpg[/icon][nick]Godithe Macmillan[/nick][status]Женщина со вкусом[/status][sign]Материнская солидарность? Нет, не слышала.[/sign][info]<b>Годит Макмиллан, 44 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Монако</i>[/info]
- Хозяйка, - домовушка появляется прямо перед туалетным столиком, за которым Годит наносит последние штрихи перед тем, как отправляться в очередную ночь, полную огней, шампанского и музыки. Здесь, на побережье, каждая ночь - маленький праздник, и нет лучше места, как уверяют Годит новые подруги, чтобы вернуться к жизни после смерти горячо - ну или как получится - любимого мужа.
Эти женщины знают толк в трауре, приходится признать Годит, за последний год существенно продвинувшейся за привитые Англией границы.
Эти женщины знают толк во вдовстве - и некоторые из них овдовели по два, три, четыре раза.
Годит проходится пуховкой по шее, маскируя следы страсти - подчиняясь негласному правилу "ривьерских вдов", она завела любовника, но леди не должна выказывать ни подарков от джентльмена, не являющегося ее нареченным, мужем или родственником, ни, тем более, следов его любви, а Годит все же леди - и при появлении эльфийки чуть вздрагивает, отчего мерцающая пудра осыпается с пуховки в скромное по местным меркам декольте, оставляя сияющий след.
- Что случилось, Дилси? - отрываясь от зеркала, спрашивает Годит, устраняя последствия неожиданного появления домовушки. - Что-то с господином Эдгаром?
- Нет, Хозяйка. Это мистрис Эммалайн... Молодая мистрис в вашем доме, Хозяйка. Она промокла. Она с вещами.
Годит задумчиво откладывает пуховку, кидает последний взгляд в зеркало. Сегодня Антонин Долохов будет напрасно ждать ее на яхте хорватской княжны. Эммалайн вряд ли оказалась бы ночью в ее доме, да еще без предупреждения, несмотря на любезное приглашение Годит заходить в любой момент: сколько бы не стенала Хестер, что вырастила не леди, у Годит было свое мнение по этому поводу.
- Мистрис Эммалайн одна?
- Да, Хозяйка.

Поднявшись под шорох атласного платья в пол, Годит ворошит в своей шкатулке с драгоценностями и вытаскивает порт-ключ - изящную брошь, которую носила в Лондоне.
- Вы устроили мистрис Эммалайн как следует? - между делом интересуется она, обуваясь - узкие лодочки на пару тонов темнее платья, но не начинать же сначала с переодеванием, пусть у нее и изменились планы. Зато палатин будет кстати - Англии повезло с погодой куда меньше, чем средиземноморской ривьере.
- Конечно, Хозяйка, - эльфийка дует губы, осторожно выказывая свою обиду на такие сомнения, приплясывает от нетерпения.  - Мы все сделали - подготовили для молодой мистрис лучшую комнату, Дилси сама приготовила ужин, Хозяйка... Молодая мистрис как раз в столовой.
Годит задается вопросом, насколько сильно эльфийка привязана к Эммалайн, но оставляет его незаданным: дотрагиваясь до броши волшебной палочкой, она чувствует, как ее подхватывает что-то могучее, чтобы с волшебной бережностью поставить на ноги в холле ее собственного поместья.
- Предупреди мистрис Эммалайн, что я вернулась. И не накрывай на меня - я сыта. Просто подай вина.
Эльфийка мгновенно исчезает - и через анфиладу комнат, ведущих к столовой, Годит слышит, как она рапортует о прибытии миссис Макмиллан.
Когда Годит появляется в столовой, она окидывает Эммалайн долгим взглядом.
- Я не помешала тебе своим появлением, mon cheri? - ласково спрашивает она, никак не комментируя, что Эммалайн выглядит слишком бледной даже для английской осени. - Дилси сообщила мне о твоем прибытии - прости, это входит в ее обязанности, - но мне показалось, что это на тебя не похоже, вот так появляться, хотя, безусловно, я всегда рада твоим визитам. Тебе нужно что-то еще кроме крыши над головой, дорогая?
Иногда Годит не чуралась прямолинейности - и сейчас был именно такой случай: не в характере Эммалайн Вэнс было пользоваться чужим гостеприимством, да еще без предупреждения, и Годит подозревает, что случилось именно то, чего она так давно и ждала, и опасалась - разногласия Хестер с дочерью достигли критической точки.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (13 августа, 2018г. 19:11)

+1

4

[icon]https://pp.userapi.com/c845021/v845021157/227f4/W9Gx7KkKsiw.jpg[/icon]В знакомых стенах, в тепле и заботе эльфийки Эммалайн сумела немного отвлечься от случившегося с ней и теперь уверяет себя, что это не беда.
Затруднение, испытание на прочность, если угодно, но не беда. Беда – это необходимость жить с Хестер под одной крышей. Подчиняться ее правилам и терпеть ее невыносимое отношение. Терпеть ее истерики. Мисс Вэнс очень дисциплинированная молодая леди и не позволяет себе впасть в истерику. Не позволяет еще и потому, что это сделало бы ее похожей на Хестер, а Эммалайн не желает быть похожей на мать.
Она хочет быть похожей на Годит Макмиллан. С ее королевской манерой себя держать и доброжелательным спокойствием, уверенностью в себе и уверенностью в том, что у каждого в этом мире есть свое место.  Это именно то, чего Эммалайн неожиданно лишилась – своего места. И не знала, как его снова обрести. И где. Уж конечно, не в доме родителей и не рядом с одним из тех молодых людей, которых Хестер ей фанатично сватала.

- Годит!
Эммалайн рада, очень рада, но вместо того, чтобы как-то сердечно излить свою радость она чинно подходит к крестной, чинно целует ее в прохладную гладкую щеку, от которой пахнет духами, пудрой и еще чем-то очень женственным.
- Годит, простите, я пишла к вам в дом без разрешения.
Она уверена, что Годит простит, но это не избавляет от необходимости демонстрировать хорошие манеры. Только в случае с крестной Эммс это не в тягость, даже наоборот.
- Дело в том... – «молодая мистрис» старается говорить спокойно, но голос вибрирует напряжением – Дело в том, что я поссорилась с Хестер... совсем поссорилась. И ушла из дома. Мне было больше некуда идти... и... Годит, мне так нужен ваш совет!
Вся взрослость слетает с Эммалайн. Она снова ребенок, снова растеряна и готова заплакать. Уже не потому, что вокруг темно и холодно и некуда идти, а потому что чувствует доброжелательный интерес крестной и мягкое сочувствие. Потому что Годит не все равно, что с ней.
Хестер, отцу, да и школьным друзьям, если уж говорить откровенно, все равно – а Годит Макмиллан нет.

В душе ей тревожно, вдруг крестная решит, что лучше всего для Эммалайн вернуться домой и помириться с матерью. Возможно даже Хестер согласится и решит ненадолго спрятать когти и ядовитый язык, потому что мисси Вэнс невероятно высоко ценила тот факт, что ее школьная приятельница – крестная мать ее дочери. Но эту ссору уже не забыть, да и Эммс, сделавшей этим вечером второй шаг на пути к взрослой жизни, после намерения стажироваться в Мунго, не хочется возвращаться.
Просто ей надо понять, что делать дальше.

Отредактировано Emmeline Vance (16 августа, 2018г. 18:15)

+1

5

[nick]Godithe Macmillan[/nick][status]Женщина со вкусом[/status][icon]http://s7.uploads.ru/bX86B.jpg[/icon][sign]Материнская солидарность? Нет, не слышала.[/sign][info]<b>Годит Макмиллан, 44 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Монако</i>[/info]
Они обмениваются коротким поцелуем, как если бы встретились на приеме в Министерстве Магии - Годит нежно привязана к крестнице, но ее привязанность выражается не в жарких объятиях или многословных любовных заверениях. Если уж на то пошло, она считает шумные проявления чувств пошлыми, неприличными, как, впрочем, и чрезмерное кокетство или жеманство - а потому ей куда больше нравятся спокойные манеры Эммалайн, чем мигрени и обмороки ее матери.
- Не извиняйся, дорогая, это лишнее - я рада, что ты сочла возможным появиться здесь, - Годит никогда не призналась бы в этом вслух, но, подарив Эммалайн порт-ключ, она в самом деле надеялась, что та им воспользуется - если не ради побега от Хестер, так ради того, чтобы иметь уютное и безопасное место для встреч с возлюбленным. Считая нравственность чем-то вроде еще одной характеристики из длинного списка черт настоящей чистокровной леди, не придавая морали особенного значения иначе, кроме как с точки зрения соблюдения внешних приличий, Годит в своей манере хотела сделать жизнь Эммалайн чуть более приятной - и уж точно не стала бы читать ей нравоучения, пожелай крестница выяснить, о чем говорится в любовных романах. Тем печальнее было, что Эммалайн появилась в ее поместье на ночь глядя не с симпатичным ей магом, но поссорившись с матерью.
Эммалайн, очевидно, нелегко в этом признаваться, а потому Годит не считает нужным затягивать неприятный момент.
- Дорогая, можешь остаться здесь на столько, на сколько пожелаешь, -  она ласково поглаживает Эммалайн по руке, снимая длинную перчатку. - Эдгар предпочитает дом в Лондоне, у нас нечто вроде соглашения по вопросам имущества, так что можешь не опасаться его нежданного вторжения. А я с удовольствием останусь, пока нужна тебе.
Годит не из образцов человеколюбивых дам, пусть даже тщательно культивирует мнение о своей доброте - еще одной характеристики леди - но к крестнице искренне привязана. У нее нет дочерей и после Эдгара она сознательно закрыла вопрос с деторождением, благо, Говард полностью удовлетворился единственным наследником, поэтому в ее отношении к Эммалайн кроется то, что оказалось невостребованно сыном.
- Но сядем. Ты ужинала, я не хотела тебе прерывать. Уход из дома наверняка вызывает аппетит.
Годит никогда не сбегала из дома, ей и в голову такое не приходило, и сейчас она чувствует что-то вроде заговорщицкого азарта - и острого интереса к причинам, которые толкнули Эммалайн на этот отчаянный шаг.
Только ли в Хестер дело? А если да, то из-за чего они поссорились так сильно, что Эммалайн предпочла сбежать?
Не способная на сильные чувства, Годит всегда тянется к ним - и к тем, кто на них способен.
- И я не сообщу Хестер, где ты, пока ты сама не захочешь этого, - между прочим ставит она крест на своей дружбе с миссис Вэнс, садясь за стол, на котором уже ждет  бутылка вина и пара бокалов. - В чем тебе нужен совет, дорогая?
К своему легкому удивлению, которое, впрочем, ни в чем не выражается, Годит обнаруживает, что есть темы, где она в самом деле может подсказать крестнице - и это темы не из тех, о которых говорят с матерями или можно прочесть в модных журналах для молодых волшебниц.

+1

6

[icon]https://pp.userapi.com/c845021/v845021157/227f4/W9Gx7KkKsiw.jpg[/icon]Каждое слово Годит снимает с души Вэнс малую часть тяжелой ноши, и к тому времени, как они снова оказываются за столом, Эммалайн становится легче, действительно легче.
Ее крестная не шокирована, не считает, что «молодая мистрис» совершила что-то предосудительное, а значит, все хорошо. В этом смысле Годит Макмиллан как непогрешимый компас, указывает на то, что хорошо, а что плохо.

- Мне нужно понять, что делать дальше, Годит, - тихо, серьезно говорит Эммалайн. - Через месяц мне нужно приступать к практике в больнице святого Мунго. Меня взяли, Годит, хотя они редко берут кого-то сразу после школы.
Эммалайн рассматривает узор на тарелке, боясь поднять глаза.
С Хестер случился припадок – ее дочь будет лечить.
Всех.
Всех, кто обратится в больницу – грязнокровок, даже магглов если придется. Разве это занятие для леди?
Мисс Вэнс боится, что Годит того же мнения.

- Я надеялась родители мне помогут… подскажут что делать дальше. К кому обратиться в Лондоне, с чего начать… Но мать была вне себя, а отец… ну вы знаете, отец никогда не вмешивается.
Дилси суетится вокруг стола явно больше, чем следует, что-то бормочет сочувственно, на секунду прижимается к руке Эммалайн.
- Хестер все лето изводила меня, пыталась знакомить с сыновьями своих подруг, говорила о том, что мне нужно выйти замуж, что все так делают… но Годит, я не хочу замуж.
Эммс поднимает на крестную взгляд – как-то она отнесется к такому заявлению?
- Я хочу быть колдомедиком. Это так ужасно? Если я выйду замуж, я буду недовольна собой, и мужем, и всей своей жизнью, я точно знаю.
«Ты ничего не знаешь, Эммелина», - звучит в голове голос матери. – «Пройдет время, и ты поймешь, как ошибалась. Но будет поздно».
Будь Эммалайн Вэнс более легкомысленна, более порывиста, она бы с торжеством упорхнула в новую жизнь, навстречу всем трудностям, и еще гордилась бы собой.
Эммалайн в себе сомневается.
Если кто-то и способен вернуть ей веру в собственную правоту – так это Годит Макмиллан.

Отредактировано Emmeline Vance (16 августа, 2018г. 18:16)

+1

7

[nick]Godithe Macmillan[/nick][status]Женщина со вкусом[/status][icon]http://s7.uploads.ru/bX86B.jpg[/icon][sign]Материнская солидарность? Нет, не слышала.[/sign][info]<b>Годит Макмиллан, 44 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Монако</i>[/info]
Годит довольно быстро понимает, в чем дело: пустоголовой Хестер пришлось не по нраву, что ее дочь посмела иметь свои цели в жизни и выбрать путь иной, чем видела для нее миссис Вэнс. Это, бесспорно, целая трагедия, но только не для Эммалайн.
От того, как пристыженно склоняется над тарелкой крестница, обычно владеющая собой на твердое Превосходно, Годит хочется избить Хестер веером. Да, работа в Мунго, конечно, выглядит довольно отталкивающе с точки зрения Годит, которая с повышенным беспокойством относится к чистоте и идеальности своего внешнего вида и того, с чем соприкасается, однако это выбор Эммалайн, и, судя по ее словам, Хестер стоило бы гордиться дочерью. Времена меняются и ничего зазорного для леди в том, чтобы зарабатывать, уже нет - Годит, которая с первых дней после свадьбы прибрала к рукам право принимать решения по всем деловым вопросам, оставив мужу чисто номинальную власть, уж точно не собирается осуждать Эммалайн. В каком-то смысле будучи феминисткой от магической аристократии, хотя никогда не призналась бы в этом, Годит полностью одобряет желание крестницы стать кем-то - заниматься тем, чем хочется.
- Это прекрасно, моя дорогая, я тебя поздравляю. Уверена, в Мунго не прогадали и еще не понимают до конца, что это им повезло заполучить тебя, - сдержанно выражает свою позицию Годит, ласково поглядывая на Эммалайн поверх бокала с вином. Для нее, выпускницы Рэйвенкло, тоже немало значит эта обмолвка о том, что Эммалайн берут сразу после окончания Хогвартса - это в определенном смысле признание талантов и заслуг Эммалайн, но Хестер, конечно, этого не понимает, слишком зацикленная на собственных фантазиях о том,что значит быть леди, подчерпнутых из красочных и глупых журналов времен их с Годит молодости.
Годит улыбается, выслушивая продолжение жалоб Эммалайн, желая ее подбодрить. Неудивительно, что Эммалайн предпочла сбежать из дома, чем оставаться там и продолжать быть мишенью для матери, не гнушающейся никакими эмоциональными пытками.
- Эммалайн, девочка, это совершенно нормально. В твоем возрасте я тоже не хотела замуж, - вообще-то, Годит даже припомнить не может, чтобы когда-то хотела - но брак с Говардом был удобен и решал сразу несколько потенциальных проблем, а потому она всегда ценила мужа и относилась к нему с ласковой и чуть снисходительной благосклонностью, не мешая ему жить в свое удовольствие, пока это не бросало тень на ее репутацию. Однако Годит понимает, что так может повезти не всем, а потому предельно серьезно относится к опасениям крестницы. - Нельзя выходить замуж только ради того, чтобы порадовать кого-то.
В том числе, даже саму себя. На самом деле, Годит убеждена, что выходить замуж нужно лишь ради того, чтобы сделать удобнее собственную жизнь в будущем, но для таких откровений Эммалайн еще слишком молода - и слишком трезва.
- Мужчину, который сделает тебя счастливой, можно и подождать - как я дождалась Говарда, - не моргнув глазом лжет Годит, у которой понятие счастья никак не связано с каким-то конкретным мужчиной или она просто убедила себя в этом. - Если тебя сделает счастливой работа в Мунго, то ты не должна отказываться от нее ради замужества. Когда появится тот, кто тебе нужен, ты сразу же это поймешь.
Вот в это Годит искренне верит - просто не связывает с этим такие понятия, как любовь и влюбленность. Под оханье Дилси, желающей прислуживать обеим леди, Годит подливает себе еще вина, держась чуть менее формально - так, как, по ее мнению, следует держаться в личном разговоре с любимой крестницей.
- Хестер напрасно волнуется. Тебе нет нужды торопиться с браком, если ты еще не встретила подходящего молодого волшебника. И даже в том случае, если встретила.
Вообще-то, брак и вовсе не обязателен, считает повзрослевшая Годит, предупредившая Говарда перед свадьбой, какие открытия его ждут во время первой брачной ночи, а сейчас прекрасно проводящая время в Монако, однако она слишком умна, чтобы настраивать против себя магическую консервативную аристократию, обнародуя эти свои смелые мысли, и убеждена, что умненькая Эммалайн сама прекрасно в этом разберется, когда придет ее время.

+1

8

[icon]https://pp.userapi.com/c845021/v845021157/227f4/W9Gx7KkKsiw.jpg[/icon]Мысль о том, что с замужеством спешить не нужно очень нравится Эммалайн.  Это, безусловно, важный и ответственный шаг и делать его нужно хорошо взвесив все «за» и «против». Следом приходит мысль о том, что такое решение нельзя доверять Хестер – мать некомпетентна в вопросах семьи и брака, в этом Эммс совершенно уверена.
Годит компетентна. Годит она могла бы доверить выбор, и, может быть так и поступит через несколько лет.
Мисс Вэнс оптимистична – она уверена, что у нее в запасе есть время, много времени, которое можно потратить на вещи куда более интересные, чем брак.
- Возможно, Хестер считает, что я не смогу сама о себе позаботиться.
По молчаливому соглашению они с Годит никогда не осуждают мать Эммалайн. Они ее сдержанно неодобряют, и этот талант - сдержанно неодобрять - Вэнс переняла у своей крестной и демонстрировала в Хогвартсе, в роли старосты факультета. Получалось недурно.

Эммалайн отодвигает от себя тарелку – она сыта. Присутствие Годит и ее поддержка вернули Эммалайн аппетит и здоровый цвет лица, а вино в бокале подталкивало к тому, чтобы расспросить крестную о некоторых вещах…
- Мне кажется, я смогу позаботиться о себе, Годит, как вы считаете? Я собираюсь снять квартиру поближе к Мунго.
Вэнс нравится, как это звучит. Очень по-взрослому.
- И раз уж я буду жить одна…
И, раз уж она будет жить одна, может быть, она как-нибудь пригласит к себе Рабастана и Эвана… Или даже только Эвана.
Эта мысль тоже была очень взрослой. Но отчего нет? Они больше не в Хогвартсе и Эван даже не помолвлен.
- Есть кое-кто, кто мне очень нравится, - Эммалайн застенчиво опускает темные ресницы, становясь даже хорошенькой. - Еще со школы. Но я не знаю, как можно дать ему понять, что он для меня больше, чем друг. Что я хотела бы, чтобы он был для меня больше, чем друг.
В учебниках о таком не пишут.
Но, может быть, Годит сможет дать ей совет?

+1

9

[nick]Godithe Macmillan[/nick][status]Женщина со вкусом[/status][icon]http://s7.uploads.ru/bX86B.jpg[/icon][sign]Материнская солидарность? Нет, не слышала.[/sign][info]<b>Годит Макмиллан, 44 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Монако</i>[/info]
- Выпей еще вина, Эммалайн, тебе должно быть, пришлось понервничать, - выгадывает себе время на раздумья Годит, но все же решает частично поступиться небольшим своим правилом. - Видишь ли, моя дорогая, твоя мать в некоторых вещах может ошибаться - и она совершенно точно ошибается, считая, что ты не можешь о себе позаботиться.
Вставая, Годит обходит стол, неторопливо, ничуть не давая понять, что такие пробежки по гостиной вообще-то не в ее привычках. Она ставит свой бокал, захваченный со своего места, рядом с бокалом крестницы и садится на соседний стул - прежнее положение напротив, через почти пустой стол, оказалось ей излишне формальным, и хотя в целом Годит одобряет формальности, считая, что на них, будто на волшебных китах, покоится благополучие и надежность магического мира, сейчас она склонна считать, что им лучше сесть с Эммалайн ближе друг к другу.
Она кладет ногу на ногу, радушно улыбаясь крестнице, но мысленно спрашивает себя, а самом ли деле Эммалайн может позаботиться о себе. Некоторые женщины - такие, как Хестер, например - не способны позаботиться не только о себе или своем ребенке, но даже о канарейке, а Эммалайн... Эммалайн другая. Ей не нужен муж, чтобы твердо стоять на ногах, и Годит даже завидует ей немного: ей понадобилось немало времени, чтобы понять это и о себе.
Если бы она поняла раньше, насколько ей не нужен был Говард...
Но Годит останавливает себя, ласково поглаживает Эммалайн по руке.
- Я уверена, что ты справишься, - в конце концов, крестница совершеннолетняя, и ей, по скромному мнению Годит, давно было пора избавиться от навязчивого внимания Хестер. - Идея с квартирой великолепна. Собственная квартирка, свой уголок, в котором ты организуешь все так, как захочется. Это прекрасная мысль, выбраться из-под крыла Хестер, дорогая. Ты взрослая девушка, перед тобой вся жизнь...
Годит не считает, что ее собственная жизнь позади - скорее, по-доброму радуется за Эммалайн, которой предстоит столько всего удивительного. Может быть, через пару лет они вместе отправятся путешествовать - как раз когда у крестницы закончится стажировка и ее положение в Мунго будет более устойчивым. Лучшие отели, красивые мужчины, и подальше от пресноватой Англии. Хестер достаточно сделала, но Эммалайн нужна и другая точка зрения.
И в следующую минуту Годит убеждается в этом еще сильнее.
- О, - говорит Годит, приподнимая брови и отпивая вина, но не осуждает Эммалайн, не предлагает ей сосредоточиться на Мунго и выбросить из головы разны глупости. - Это тот мальчик, с которым ты дружила в школе?
Эдгар кое-что рассказывал ей, когда Годит спрашивала о крестнице - кое-что, что Годит нравилось, и наверняка приводило в восторг Хестер. Лестрейндж, кажется, вот как была фамилия мальчика, с которым Эммалайн дружила в школе - и Годит полностью одобряет эту дружбу.
Она убирает руку, подставляет бокал под бутылку, которую подносит Дилси.
- Дорогая, ты умная девушка и это очень хорошо. Ты наверняка догадаешься, что нужно сделать. Ты хорошо его знаешь, ведь так? Знаешь, что ему нравится, знаешь, что его волнует - пригласи его и очаруй.
Для Годит это никогда не представляло труда.

+1

10

[icon]https://pp.userapi.com/c845021/v845021157/227f4/W9Gx7KkKsiw.jpg[/icon]От Годит веет такой упорядоченностью – словно в ее присутствии нет места даже малейшему хаосу – что Эммалайн, наконец, действительно расслабляется. И тут больше заслуга ее собеседницы, нежели прекрасного вина в бокалах. Юная мистрис Вэнс в глубине души склонна к безмолвному обожанию и тут ей снова повезло с крестной – Годит очень легко обожать, не переходя, разумеется, границ.

Обожая, легко быть откровенной, тем более, что Годит, за все годы, ни разу не предала доверие крестницы, а терпеливо выслушивала ее нечастые жалобы на мать и давала очень разумные советы. Даже когда Эммалайн прислала ей письмо, полное разочарования – когда их с Лестрейнджем не назначили старостами школы – Годит смогла найти нужные слова, указав Эммс на то, что освободившееся время следует использовать с умом, больше внимания уделять учебе и так далее.
И мисс Вэнс сейчас честно сказать бы крестной, что предмет ее тайной влюбленности не Рабастан Лестрейндж а Эван Розье, но она, почему-то, молчит, предоставляя Годит возможность ошибаться…
Тайна, которую она хранит в сердце, не так-то просто оттуда извлечь.

- Это все сопряжено с определенными трудностями, - туманно отвечает Эммалайн, но тут возле стола появляется Дилси, исчезнувшая буквально на пару мгновений.
Она держит серебряный поднос двумя руками, и он кажется слишком тяжелым для этих рук-веточек.
На начищенном до блеска подносе красуется одно-единственное письмо.
Одно-единственное.
Надписанное манерным, витиеватым почерком миссис Вэнс.
Эммалайн отводит глаза. Ей очевидно – Хестер вышла на тропу войны.

Отредактировано Emmeline Vance (27 сентября, 2018г. 18:02)

+1

11

[nick]Godithe Macmillan[/nick][status]Женщина со вкусом[/status][icon]http://s7.uploads.ru/bX86B.jpg[/icon][sign]Материнская солидарность? Нет, не слышала.[/sign][info]<b>Годит Макмиллан, 44 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Монако</i>[/info]
- Дорогая, почти все, что важно или полезно, сопряжено с определенными трудностями, - напоминает Годит своей крестнице, и сейчас это не расхожие слова, а основа основ. Чтобы получить что-то, нужно приложить усилие -  тщательно выверенное, просчитанное усилие. На этом базируется любое планирование, и Годит, достигшая виртуозности в составлении планов, приводящих к успеху, не хочет, чтобы у Эммалайн появилась дурная привычка избегать трудностей или опускать руки, боясь перетрудиться. - Значит, тебе нужно просто подольше подумать, узнать побольше о нем, о его окружении, планах. Слабостях.
Она улыбается, маскируя неприкрытость последних слов.
Определенные трудности в понимании Годит - это препятствия, которые можно преодолеть. Может, у мальчика, который нравится Эммалайн, другая девушка - но уж это-то сущая мелочь. Умная женщина всегда найдет способ увлечь мужчину, а Эммалайн впридачу еще и привлекательна, и юна.

Внимание Годит отвлекает домовуха, принесшая письмо.
Годит аккуратно ставит бокал, спокойно забирает конверт и нож для бумаг, а затем небрежным кивком отсылает эльфийку.
Неторопливо вынимает из конверта пергамент, читает все с тем же любезным выражением на лице, а затем кладет пергамент на стол.
Никто бы и не заподозрил, что ей хочется смеяться.
- Не думала, что Хестер распоряжается наследством Вэнсов. Или она имеет в виду свои безделушки, ккогда угрожает оставить тебя без гроша? - ни разу еще до сих пор Годит так откровенно враждебно не выступала против Хестер, особенно на поле, где той просто нечего было ей противопоставить, но тон письма ее одновременнно и возмутил, и насмешил. Как будто Хестер верила, что у нее хватит авторитета вернуть взрослую совершеннолетнюю дочь под крыло своей материнской тирании.
Как будто знала, что бессильна - и потому все, на что она оказалась способна, было этим письмом с угрозами в адрес Эммалайн.
Как будто Годит Макмиллан была кем-то вроде почтовой совы, служащей для передачи сообщений.
Хестер первой выкинула объявление войны, и Годит приняла его - и ответила.
- Не волнуйся о том, что останешься без кната, если Хестер зайдет так далеко, - меняет шутливый тон на серьезный Годит, снова касаясь пальцев Эммалайн в жесте поддержки - коротком, очень деловом, сдержанном, но искреннем. - Я включила тебя в завещание еще несколько лет назад, и, раз уж, дорогая, ты начинаешь самостоятельную жизнь, то мы организуем тебе содержание на первое время из денег Эдгара. И не спорь. Я несу за тебя ответственность перед магией, это мой долг, а не неудобство. Оставайся здесь, сколько захочешь - а с завтрашнего дня мы начнем подбирать тебе новое жилье.
Она снова смотрит на письмо от миссис Вэнс, улыбается безмятежно - лучший способ скрыть раздражение.
- Почему бы нам не отправиться завтра в банк, не выяснить, как обстоят дела с финансовой стороной вопроса? Если, конечно, тебе нужна компания.
О, она с радостью пройдет с беглой дочерью Хестер по Косой аллее - Хестер не заставить Эммалайн играть по ее глупым и легкомысленным правилам, изображать послушание и слабость. Эммалайн из другого теста.
Годит хотелось бы думать, что Эммалайн похожа на нее, а не на свою мать.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (10 октября, 2018г. 19:21)

+1

12

[icon]https://pp.userapi.com/c845021/v845021157/227f4/W9Gx7KkKsiw.jpg[/icon]Философия Годит Эммалайн близка и понятна.
В Хогвартсе ей пришлось потрудиться, чтобы получить то, что ей причитается. Мисс Вэнс не сомневается в том, что вся жизнь – это тайная борьба за то, что тебе нужно. За то, что другим дается просто так.
Эммс не жалуется, она уже приняла это как данность.  И она готова. И даже письму Хестер не удалось поколебать эту готовность – но тут спасибо Годит. У Эммалайн много решимости, но мало жизненного опыта и поддержка крестной – тот мост между прежней жизнью и будущей, который мисс Вэнс сейчас так необходим.

- Чудесная мысль.
Эммс копирует улыбку Годит (нет ничего дурного в том, чтобы следовать образцу).
Благодарно пожимает  пальцы своей красивой крестной, чувствуя в душе огромное облегчение. Без одобрения Хестер Вэнс она как-нибудь проживет, а вот одобрение Годит Макмиллан ей очень нужно. Их связь, быть может, не отмечена бурными проявлениями чувств, но, безусловно, глубока. В какой-то степени Эммалайн куда больше дочь Годит, чем Хестер, и не это ли так задевает мисси Вэнс, заставляя терять самое главное для любой леди – безупречное лицо. Не важно, какие неприятности уготованы судьбой леди всегда останется леди.
- Не стоит откладывать визит в Гринготтс, и я буду очень рада вашему обществу, Годит. Чем быстрее я разберусь с тем, в каком положении нахожусь, тем лучше.

Она не благодарит горячо Годит за доброту, но это не значит, что мисс Вэнс не чувствует благодарности. Еще как чувствует. Но ее крестная это знает и без ее заверений, а говорить о своих чувствах – дурной тон.
В сущности – думает Эммалайн – она в этой ситуации сумела чудом не уронить лицо.
Чего не скажешь о Хестер.
Под убаюкивающую приятность этой мысли Эммалайн, в итоге, и засыпает.
Утро несет в себе отпечаток новых надежд и долгожданных перемен, Эммс чувствует их вкус в чашке шоколада, поданного домовухой, видит в линиях идеально отглаженной мантии.
Она готова вступить во взрослую жизнь.

Отредактировано Emmeline Vance (28 сентября, 2018г. 19:30)

0

13

[nick]Godithe Macmillan[/nick][status]Женщина со вкусом[/status][icon]http://s7.uploads.ru/bX86B.jpg[/icon][sign]Материнская солидарность? Нет, не слышала.[/sign][info]<b>Годит Макмиллан, 44 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Монако</i>[/info]
Сообразительная Дилси уже начала готовить спальню Годит на всякий случай, так что заканчивает, пока Годит пишет короткие и вежливые записочки своим новым друзьям в Монако. Искренние извинения по поводу того, что неотложные дела вызвали ее в Британию, уверения в своей привязанности, надежда на скорейшую встречу - Годит могла бы написать сотню таких записок, думая совсем о другом, и даже то, что одно из писем адресовано Антонину, не делает его отличным от прочих.
Господин Долохов нравится Годит даже несмотря на тянущийся за ним аромат слухов и сплетен - он приятно волнует ее, намекая на то, что есть и другие возможности, другой образ жизни - и хотя Годит ни за что не променяет свое размеренное, упорядоченное и тщательно выверенное существование на авантюрные приключения, ей нравится щекотать себе нервы этим совершенно неподходящим ей романом. Узнай о нем в Англии та же Хестер - и имя Годит было бы скомпрометировано, но это только добавляет обаяния харизматичному Антонину, дарящему Годит своим восхищением на самой границе с дерзостью.
Закончив с письмами, Годит отправляется в постель - одна, но ничуть не расстроенная этим обстоятельством. Ее отношения с крестницей определенно важнее легкого романа на лазурном берегу.

Утром она просыпается в приподнятом настроении. План битвы намечен и Годит не сомневается, что победа будет на их с Эммалайн стороне.
Выходя из камина в "Дырявом котле", Годит аккуратно переступает через решетку, приподнимая вуаль, и улыбается безразлично бармену моложе ее в два раза, кинувшемуся на помощь явившимся каминной связью леди.
Начало сентября, да еще и утро буднего дня - и переулок почти пуст. Родители школьников, утомленные недавними забегами по лавкам в попытках купить все требуемое к учебному году, наверняка еще запивают полученный стресс чаем прямо в постель, обещая себе, что ноги их не будет в Косой аллее как минимум до декабря, но лавки и магазинчики открыты: владельцы местного бизнеса знают, что самые лучшие клиенты, готовые оставить мешочек галеонов за понравившуюся безделушку, выбирают именно такое время для шоппинга, чтобы без суеты и нервотрепки побаловать себя обновками.
- Доброе утро, миссис Макмиллан! Какими судьбами? - окликает Годит стоящая на пороге своего магазинчика пожила ведьма, прячущая руки под белоснежный передник. Годит ровно улыбается и ей, но никак не отвечает - ей не по душе такое откровенное зазывание, к тому же, с этой ведьмой и ее лавкой у Годит связаны неприятные воспоминания: на четырехлетие Эммалайн, поддавшись на сладкие песни Хестер, Годит купила здесь для крестницы самый бессмысленный подарок в своей жизни, фарфоровую куклу ростом с саму Эммалайн. Кукла была на редкость красива и так же бесполезна - по крайней мере, легких чар на ней хватало только на то, чтобы кукла предлагала выпить чаю, пригласить в гости друзей и сообщить, что ей очень нравится ее новое платье.
Не так много в жизни Годит было ошибок, в которых она бы откровенно себе признавалась, и эта кукла была одной из них.
По молчаливому согласию они с Эммалайн старались не вспоминать об этом, и следующие подарки Годит уже делала, исходя из собственных представлений о том, что порадует крестницу больше.
Когда лавка с молчаливо глазеющими из-за витрины куклами осталась позади, Годит, тем не менее уверенно ступавшая по мостовой, даже почувствовала себя лучше - и впорхнула в банк олицетворением гармонии.

- Доброе утро, - проскрипел один из гоблинов, поднимаясь из-за высокой конторки. - Чем могу помочь?
Он спрыгнул со ступенек и оказался намного ниже, но смотрел на обеих женщин весьма уверенно для коротышки от силы четырех футов ростом. Годит неторопливо огляделась и шагнула вперед, на правах старшей беря инициативу:
- Меня зовут Годит Макмиллан, а это моя крестница, мисс Эммалайн Вэнс. Мы хотели бы разобраться, какими сейфами и доходами от вкладов и прочего имущества располагает мисс Вэнс после своего совершеннолетия... И, наверное, заключить соглашение об индивидуальном обслуживании.
Последнее только что пришло Годит в голову, но она обернулась к Эммалайн и ободряюще ей кивнула:
- Поверь, дорогая, это значительно облегчит тебе быт. Избавит от необходимости личных визитов в большинстве случаев, упростит некоторые операции, позволит завести кошелек, связанный с личным сейфом...
Леди было не к лицу заниматься финансами, и хотя Годит понимала в этой стороне жизни куда больше Говарда и Эдгара, афишировать это она не любила - Эммалайн же, решившей вкусить самостоятельности, и вовсе придется научиться разбираться с доходами самой.
Массивная входная дверь, ведущая в вестибюль банка, вновь распахнулась.
Пахнуло лавандой и простучали по мраморному полу тонкие каблучки.
- Какая неожиданность, - донесся до Годит знакомый голос - почти идеально имитирующий спокойствие, если бы не слишком высокие ноты.
- Здравствуй, Хестер, - пропела Годит разворачиваясь, но не делая ни шага по направлению к заклятой подруге. - Извини, я не ответила на твое письмо вчера - оно стало полнейшей... неожиданностью.
Хестер переменилась в лице, вскинула повыше острый подбородок, но ответную шпильку придержала - смотрела на Эммалайн так, будто чего-то ждала.

+1

14

[icon]https://pp.userapi.com/c845021/v845021157/227f4/W9Gx7KkKsiw.jpg[/icon]В Гринготтсе Эммалайн еще не доводилось бывать и она рада, что первый визит состоялся в обществе крестной. Спокойная уверенность Годит передается и ей, не совсем, конечно, но у мисс Вэнс перед глазами прекрасный образец для подражания, и ей удается удерживать на лице выражение вежливого безразличия, как и подобает хорошо воспитанной молодой леди.
- Я полностью доверяю вашему мнению, Годит. Если вы считаете, что стоит заключить договор об индивидуальном обслуживании, мы так и сделаем.
- Очень разумно, - улыбается гоблин, демонстрируя дамам острые желтоватые зубы. – Значит, вы единственная внучка мистера Вэнса... что ж, у нас есть кое-что для вас, юная леди.  Но конечно, сначала придется уладить кое-какие формальности.
Тон гоблина невыносимо-покровительственен, словно он лишь снисходит до беседы с Годит Макмиллан и Эммалайн Вэнс. Но Годит спокойна и Эммалайн берет с нее пример.
Даже когда она слышит за спиной голос Хестер, она не позволяет маске спокойствия соскользнуть со своего лица. Хотя сердце начало биться где-то в горле, а руки заледенели. Она не ожидала встретиться с матерью так скоро.
Да еще в таком месте.
Но Эммалайн умница. Она быстро понимает, что именно в таком месте мать не решится устраивать сцену, а значит, нужно просто вести себя, будто ничего не произошло. Будто мать – одна из ее знакомых, с которыми вежливо раскланиваются при встрече – и только.

- Здравствуй, Хестер, - кивает она матери и даже приподнимает уголки губ в подобии улыбки. – Как поживаешь?
Любопытно, какие же неотложные дела привели миссис Вэнс в банк в такое раннее время? Обычно Хестер не вставала с постели раньше полудня.
В лице миссис Вэнс что-то неуловимо меняется. Тщательно подкрашенные губы становятся тоньше, лицо старше. Впервые Эммалайн вот так, со стороны, замечает, что ее мать уже не молода и не так красива, как ей самой кажется. Но трагедия уходящей молодости Эммалайн незнакома и непонятна, к тому же трагедии Хестер ее больше не касаются, как и ее мигрени, истерики, и притворные обмороки.
- Годит, доброго дня, - сухо здоровается она с подругой, и Эммс понимает, та будет до последнего цепляться за эту старую дружбу, потому что Годит для нее – воплощение той жизни, которую Хестер желала бы для себя. – Эммелина... Жаль, что ты не удосужилась сообщить нам о своем местонахождении, мы с отцом пережили ужасную ночь.
Миссис Вэнс осуждающе смотрит на дочь.
Эммалайн не позволяет себе чувствовать гнев на Хестер – этого она и добивается. Гнева, обиды, чувства вины, любых эмоций. Спокойное неприятие дочери для нее болезненнее всего.

- Извини, Хестер, я сейчас немного занята. Поговорим позже, хорошо? Вы, кажется, говорили о формальностях, - обращается она к гоблину, который с нескрываемым удовольствием наблюдает за происходящим.
- О, да... минуточку.
Откуда-то сверху на конторку спускается увесистый фолиант, на красной коже серебряное тиснение – литера «В».
- Вашу палочку, мисс Вэнс. Такова процедура...
Хестер краснеет под слоем пудры и смотрит на книгу, как на ядовитую змею.
Эммалайн подает свою палочку гоблину, тот ее осматривает, гладит, только что не пробует на зуб.
- Очень хорошо. Личность установлена, подлинность засвидетельствована... А теперь к делу... Десмонд Оливер Вэнс...
Книга открывается, желтоватые страницы мелькают в воздухе...
Хестер делает шаг к дочери, оказывается прямо за ее спиной.
- Вернись домой, Эммелина. Не позорь семью. Ты понятия не имеешь, на какую жизнь себя обрекаешь, отказавшись от нашей с отцом поддержки!

Отредактировано Emmeline Vance (12 октября, 2018г. 09:54)

0

15

[nick]Godithe Macmillan[/nick][status]Женщина со вкусом[/status][icon]http://s7.uploads.ru/bX86B.jpg[/icon][sign]Материнская солидарность? Нет, не слышала.[/sign][info]<b>Годит Макмиллан, 44 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Монако</i>[/info]
В отличи от гоблина, чья ухмылка становится злорадной, Годит не позволяет себе демонстрировать столь неподобающие леди чувства. Она ласково смотрит на Хестер, отмечая, что та явно не знает, как разговаривать со взбунтовавшейся дочерью, да еще при свидетелях, чтобы не уронить собственное достоинство, и мысленно аплодирует Эммалайн, которая непреклонно дает понять матери, что той не получить ни разговора, ни покаяния.
- Хестер, ты же знала, что Эммалайн есть, куда пойти, - мягко и вежливо, так, что упрек звучит совсем по-дружески, говорит Годит, отвлекая миссис Вэнс от дочери. Эммалайн - такого произношения, чисто британского, придерживается Годит, в отличие от миссис Вэнс, тяготеющей к какому-то излишне-чувственному, почти непристойному "Эммелина". - Ни к чему было волноваться - твоя дочь взрослая и у нее есть друзья.
Хестер кидает на Годит убийственный взгляд и тут же прячет его под опущенными ресницами. Ей не с руки открыто ссориться с Годит, да еще и выступая инициатором ссоры, и она, несомненно, мнит себя истинной жертвой, стоя вот так, в вестибюле...
Впрочем, от Годит не укрывается и то, с каким жадным интересом Хестер, не думающая или на миг забывшая, что может быть объектом наблюдения, вслушивается в слова гоблина, едва тот произносит имя Десмонда Оливера Вэнса. Годит малознакома с этой в высшей степени таинственной историей - кажется, свекр Хестер пропал без вести во время одной из своих экспедиций и Министерство Магии не смогло его отыскать - но понимает: то, что Хестер избегает говорить об этом, наверняка связано с каким-то оскорбительным для нее фактом. Может быть, все дело в том, что мистер Вэнс распорядился своим имуществом на случай подобной ситуации отнюдь не в пользу сына и его жены?
Это решило бы большую часть проблем Эммалайн с жизнью вдали от материнской опеки, а саму Хестер лишило бы главного аргумента - пресловутой угрозы оставить дочь без кната.
Годит мягко улыбается своим мыслям и уверяется в верности своих догадок, когда Хестер практически бросается к Эммалайн, перебивая гоблина.
Уж не запускала ли она унизанные кольцами и браслетами ручки в наследство дочери?
Ох, Хестер, разве золото так важно, сетует Годит, никогда в жизни не знавшая нужды даже приблизительно.
- Милая, не нужно устраивать сцен, - Годит оказывается рядом с Хестер практически в тот самый момент, когда та оказывается за спиной Эммалайн. - Твои слова о позоре излишне драматичны и лишены оснований. Эммалайн - разумная молодая женщина и вполне может обзавестись собственным жильем. Неужели ты хочешь, чтобы она всю жизнь просидела рядом с тобой, дорогая? Я понимаю тебя как мать понимает мать, но дети вырастают...
Хестер выдергивает локоть из пальцев Годит.
- Ты могла бы поддержать меня, Годит, - тем же сухим тоном говорит она.
Годит качает головой:
- Эммалайн моя поддержка важнее.
И именно этот момент гоблин, вчитывающийся в бумаги, пока дамы выясняют отношения, наносит последний удар, добивая миссис Вэнс:
- Согласно распоряжениям Десмонда Оливера Вэнса, - скрипуче уточняет он, поднимая глаза от пергамента, - ежегодная выплата в размере восьмиста галеонов, предназначенная родителям Эммалайн Эйлинед Вэнс, прекращается с того момента, как вышеозначенная Эммалайн Эйлинед Вэнс перестает проживать с ними под одной крышей, и с этого момента эта выплата полностью идет на нужды вышеозначенной Эммалайн Эйлинед Вэнс, не считая иных моих распоряжений по вопросам финансов...

+1

16

[icon]https://pp.userapi.com/c845021/v845021157/227f4/W9Gx7KkKsiw.jpg[/icon]Эммалайн под впечатлением и ей требуется некоторое время, чтобы осознать тот приятный факт, что дедуля позаботился о ней, и поверить в него. Она не меркантильна – хотя бы потому, что не знает, что такое нужда, но достаточно практична, чтобы понимать – деньги решают многие проблемы. И очень многие ее проблемы способны решить эти восемьсот галеонов в год.
Хестер, кажется, всхлипывает за спиной Эммалайн, вряд ли от радости за дочь, если уж на то пошло. Скорее, догадывается Эммс, эти восемьсот галеонов решали какие-то проблемы Хестер.
Какая жалость.

Но благодаря поддержке Годит, мисс Эммалайн Эйлинед Вэнс может позволить себе не обращать внимание на мать, а целиком сосредоточиться на текущих вопросах.
- Не считая иных распоряжений? Кажется, вы так сказали? – безукоризненно-вежливо улыбается она гоблину, отражая, как зеркало, улыбку своей крестной.
Зеркало из Эммалайн превосходное. Если не считать цвета волос, она сейчас куда больше похожа на Годит Макмиллан, чем на Хестер Вэнс.
- Я так и сказал, мисс Вэнс, - подтверждает гоблин, снова демонстрируя острые зубы в жутковатой улыбке. – Иные распоряжения таковы. Раз в десять лет вышеозначенная Эммалайн Эйлинед Вэнс может изъять со счета мистера Десмонда Оливера Вэнса единовременно пять тысяч галеонов. Но не раньше, чем через пять лет после совершеннолетия вышеозначенной Эммалайн Эйлинед Вэнс.

Гоблин захлопывает книгу.
Очень эффектно захлопывает.
- Все остальные распоряжения достопочтенного мистера Вэнса относятся ко времени его смерти. Задокументированной, засвидетельствованной смерти, миссис Вэнс.
Эммалайн опускает очи долу, гасит на губах недостойную леди улыбку. А Хестер, судя по всему, уже пыталась вступить в права наследства.
- Желаете получить деньги немедленно? – вежливо интересуется гоблин в черном сюртуке.
- Нет. Позже. Мне бы хотелось все обдумать, - отвечает Эммалайн. – Благодарю вас.
- Тогда я подготовлю договор?
- О, да, будьте так любезны.
Гоблин звонит в серебряный колокольчик, и возле конторки появляется более молодая и пыльная его копия.
- Чай, кофе, шоколад для дам. Я скоро к вам подойду.
Пыльная копия провожает дам к дивану и креслам, разделенным чайным столиком.
- Поверить не могу, Эммалайн, что ты так с нами поступаешь, - драматично провозглашает Хестер. – А ты, Годит, почему ты ей потакаешь? Эммалайн нужно жить с семьей. Я нашла ей прекрасного молодого человека из почтенной семьи, он согласен переехать к нам…
Понимая, что сказала лишнее, Хестер поджимает губы и замолкает.

Отредактировано Emmeline Vance (19 октября, 2018г. 17:52)

0

17

[nick]Godithe Macmillan[/nick][status]Женщина со вкусом[/status][icon]http://s7.uploads.ru/bX86B.jpg[/icon][sign]Материнская солидарность? Нет, не слышала.[/sign][info]<b>Годит Макмиллан, 44 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Монако</i>[/info]
Хестер много чего, кажется, хочет сказать - а еще больше она хочет заткнуть гоблину рот, как догадывается Годит, внимательно наблюдая за своей заклятой подругой - но все же молчит под взглядом Годит, цепляясь за остатки тщательно взращиваемой аристократичности.
Годит любопытно, сколько времени продержится Хестер, хотя она и не ждет ничего особенного: миссис Вэнс как правило достигает своего без крика и сцен, по крайней мере, без сцен истерик. Хестер действует тоньше и в своих представлениях об аристократичности: имитирует приступы мигреней, падения в обморок, терроризирует домашних слабым здоровьем и сидением в затененной комнате, пока виновник не одумается.
Эта непродуктивная атмосфера отнюдь не полезна Эммалайн, так думает Годит, а потому полностью поддерживает стремление крестницы привнести порядок в свое окружение.
Упоминание пяти тысяч галеонов даже на Годит производит впечатление: это немалые деньги, весьма немалые, и Эммалайн, как выясняется, может послать Хестер к дракклам, как, собственно, и саму Годит. Для Хестер, разумеется, этот сюрприз куда неприятнее.

Опускаясь в низкое кресло в уютном и украшенном с явной претензией на человеческие вкусы уголке вестибюля, отделенном от основного помещения мраморными колоннами и небольшими пальмами в горшках, Годит скрещивает ноги в лодыжках и размещает свою крохотную сумочку на коленях, а только после этих приготовлений улыбается Хестер, которая наверняка уже жалеет, что сказала так много.
- Мерлин великий, Хестер, я и подумать не могла, что у вас настолько большие проблемы с деньгами. Почему ты не обратилась к своим друзьям, дорогая моя? - Годит - само воплощение сострадания и понимания, и даже самый взыскательный критик не нашел бы в ее взгляде ни намека на насмешку или превосходство.
Она снимает перчатку, чтобы не запачкать ее, берет конфету и откусывает кусочек. Вишневый ликер в сочетании с темным шоколадом оказываются весьма неплохи, и Годит мысленно отмечает, что в Гринготтсе явно всерьез взялись за клиентоориентированный подход - причем ориентированный на тех клиентов, которые способны оценить эти мелочи.
Чай оказывается хуже, но Годит не подает и вида - в их компании достаточно Хестер, олицетворяющей уныние и скорбь разбитого материнского сердца.
- Пяти тысяч хватило бы на замечательный свадебный прием, - роняет Годит, опуская чашку. - Я с радостью предоставила бы поместье Макмилланов, можно было бы устроить двухдневное празднество...
Хестер, так и не притронувшаяся к чаю, смотрит на Годит с постепенно разгорающейся надеждой, даже начинает слабо улыбаться, обращается к дочери:
- Об этом напишут во всех колонках светской хроники, Эммелина, и, раз уж финансы позволяют, мы сможем обратиться к лучшим портным с континента, превратить тебя в настоящую красавицу...
Хестер смотрит на дочь так, как смотрят на что-то, что внезапно оказалось весьма ценным - а еще ее благосклонная, почти счастливая улыбка наверняка значит, что в этих хлопотах с портными и косметологами миссис Вэнс не собирается забыть и о себе. И уж точно позаботится, чтобы светские колонки получили лучшие колдографии матери невесты.
Годит, которая всегда считала подобное желание быть в центре внимания несколько вульгарным, мягко прерывает разошедшуюся Хестер.
- Дорогая, все это действительно прекрасно - но у Эммалайн другие планы. И, насколько я понимаю, брак в них пока не входит.
Даже в своем вчерашнем весьма откровенном разговоре крестница не упомянула о свадьбе - и Годит полностью согласна с тем, что нет ни малейшей нужды торопиться.
- Имея постоянный доход и пять тысяч на непредвиденные срочные расходы, Эммалайн и вовсе нет необходимости задумываться о свадьбе, - договаривает Годит с удовольствием и берет еще одну конфету - последнюю, она заботится о фигуре.
Видеть, как Хестер понимает, что почудившаяся ей поддержка оказывается обманом, бесценно.
Для всего остального есть сейфы Гринготтса.
Годит не в силах сдержаться и едва заметно подмигивает Эммалайн.

+1

18

[icon]https://pp.userapi.com/c845021/v845021157/227f4/W9Gx7KkKsiw.jpg[/icon]Эммалайн постепенно свыкается с мыслью, что она независимая и обеспеченная молодая леди. Мать, конечно, может рассказать всем своим подругам о том, какая у нее неблагодарная дочь, но подруги Хестер, как и сыновья подруг Хестер, не тот круг, в котором мисс Вэнс планирует вращаться в ближайшие годы. К тому же – и тут Эммалайн проявляет проницательность, не свойственную ее возрасту – если уж речь пойдет о ее репутации, то одно тихое слово Годит Макмиллан весит куда больше, чем все крики и обмороки Хестер Вэнс.

Она опускается в кресло, почти неосознанно копируя позу Годит, как делала это все годы. Надо отдать Хестер должное, сама того не желая, она нашла для дочери прекрасную наставницу и пример для подражания.
- Действительно, Хестер, - мягко повторяет она вопрос крестной. – Разве у нас проблемы с деньгами? Я и представить себе не могла, тем более, ты собралась пристроить к дому зимний сад.
Смущенный и злой взгляд матери убеждает Эммалайн в том, что единственная проблема в том, что желания миссис Вэнс не совпадают с ее возможностями. Расточительность матери неприятна Эммс и она тут же решает, что будет крайне бережно обращаться с тем, что у нее есть благодаря деду. Тем более, она собирается посвятить себя колдомедицине, а не светской жизни.
Мать, конечно, этого не понимает.

У Хестер загораются глаза, когда Годит упоминает о приеме, и она с такой радостью бросается в расставленную ловушку, что Эмммс едва заметно морщится – Мерлин, почему ее мать так неразумна?
Перечисление всех тех соблазнительных вещей, которые должны были (по мнению матери) заставить Эммалайн потерять голову от счастья и побежать под венец, оставляют мисс Вэнс совершенно равнодушной. Зачем ей платье, прием, зачем ей какой-то «достойный молодой человек»?
- Я не собираюсь выходить замуж, Хестер, во всяком случае, не в ближайшее время. Я хочу работать в Мунго, а лет через пять, возможно, отправлюсь на континент, в путешествие. Как вы считаете, Годит, это здравая мысль? Мне кажется, поездки очень расширяют кругозор.
Она чуть улыбается на подмигивание Годит – они словно заговорщики.

- Работать в Мунго!
Хестер отставляет чашку, к которой даже не притронулась, смотрит на дочь уже без этой наигранной нежности.
- Вот что, Эммелина. Выбирай. Либо семья, либо твои фантазии. Я даю тебе шанс вернуться и все исправить, один-единственный шанс. Второго не будет.
Эммалайн переглядывается с Годит. Несомненно, ее крестной есть что сказать, но в этой битве право завершающего удара принадлежит Эммалайн.
- Ты очень добра, Хестер, - любезно улыбаясь говорит она. – Я ценю твою жертву ради семейного благополучия, но мой ответ – нет. Я не вернусь домой, я не буду устраивать свою жизнь по твоему вкусу.
Это точка. Точка официальная, можно сказать – засвидетельствованная, и Хестер это тоже понимает.
Встает – нервно, суетливо – оглядывает красноречивым взглядом свою дочь и свою подругу.
- Уверена, ты об этом пожалеешь, Эммелина. И ты, Годит, тоже. Мне больше нечего вам сказать.
Стук каблуков затихает. Хестер Вэнс покидает здание банка.
- Мы только что присутствовали при историческом событии, Годит. Хестер нечего было нам сказать, - замечает Эммалайн.
Они победили.

+1

19

[nick]Godithe Macmillan[/nick][status]Женщина со вкусом[/status][icon]http://s7.uploads.ru/bX86B.jpg[/icon][sign]Материнская солидарность? Нет, не слышала.[/sign][info]<b>Годит Макмиллан, 44 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Монако</i>[/info]
Годит рада увидеть легкую улыбку Эммалайн, как рада и ее словам. Совсем недавно она думала о том же - и как прекрасно, что Эммалайн тоже верно оценивает возможность попутешествовать. Они могли бы начать с материка, сделать круг почета вокруг Средиземного моря, наслаждаясь белым песком и ласковым солнцем, слегка задеть Африку - а оттуда уже отправиться в экзотическую Азию.
Это мог бы быть прекрасный годовой круиз, который, несомненно, очень расширил бы кругозор.
Не то что поездки с Хестер - те, как правило, кончались у первого же дома моды за границей Великобритании.
Хестер, конечно же, планы Эммалайн - будто нож в спину.
Она снова повышает голос, и Годит с неудовольствием отворачивается, застывшей улыбкой давая понять заинтересованно поднимающим голову от ближайших конторок гоблинам, что все в полном порядке и не стоит обращать внимание на волнение миссис Вэнс.
А между тем, Хестер больше не желает сдерживаться - и получает жестокий афронт.

Годит устремляет на вставшую Хестер невозмутимый взгляд голубых глаз.
- Ну что ты, дорогая, уверена, в тебе говорит волнение. Мы обе желаем Эммалайн лишь добра, но пора признать, она взрослая девочка и может решать за себя. И она решила.
Улыбка у Годит добрая и чуть-чуть печальная, будто призывающая Хестер вместе подумать о том, как быстро взрослеют дети. Улыбка у Годит насквозь фальшивая, и даже Хестер это понимает.
Провожая уходящую Хестер взглядом, Годит берет еще одну конфету из вазочки и с наслаждением разгрызает ее, чувствуя вкус терпкого ликера на языке. Она заслужила эту конфету, отразив все до единой отравленные стрелы, выпущенные Хестер Вэнс. Заслужила своим терпением и доброжелательностью.
- Милая, она твоя мать и наверняка знает, где твои слабые места. Будь осторожна, - не стоит не принимать всерьез миссис Вэнс, какой бы пустышкой она не выглядела, насколько бы проигравшей не казалась, и если Эммалайн ждала поздравлений, то Годит все же начинает с другого. - Но помни, я на твоей стороне и уважаю твою независимость.

Подошедший гоблин с поклоном, неожиданно изящным в исполнении такого коротышки, протягивает на серебряном подносе Эммалайн свиток, заверенный роскошной гринготтской печатью, и перо - кажется, павлинье.
- Подпишите, мисс Вэнс.
Прямо в руках у Эммалайн, едва она ставит подпись, у свитка появляется полностью идентичная копия. Ее Гоблин торопливо подхватывает и бережно передает помощнику вместе с подносом и пером, а потом долго дует на оригинал и, скатав его в трубочку, засовывает в тубус, украшенный эмблемой банка.
- Мы рады, что вы выбрали Гринготтс и договор индивидуального обслуживания, госпожа. Обо всех новостях и выгодных вам предложениях вы будете уведомлены в течение самого короткого срока с момента их вступления в силу, вашей бухгалтерией буду заниматься лично я, ваш брокер. Распоряжения мне вы можете передавать в любой удобной вам форме, проходя процедуру подтверждения личности. - Он выдыхает. - Гринготтс сохранит и преумножит ваше состояние.
Годит довольно надевает перчатку. От конфетной приторности ей хочется пить - но не этот же ужасный чай.
- Давай отметим этот день, дорогая.
Повод есть: Эммалайн победила.

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (загодя 1991) » Билет в один конец (сентябрь 1978)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC