Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Самые плохие родители (7 апреля 1996)


Самые плохие родители (7 апреля 1996)

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Название эпизода: Самые плохие родители
Дата и время: 7 апреля 1996 года, утро
Участники: Артур и Молли Уизли

Нора

+2

2

[nick]Arthur Weasley[/nick][status]предатель крови[/status][icon]http://s3.uploads.ru/UGban.jpg[/icon][sign]Воспитал собственную квиддичную команду.[/sign][info]<b>Артур Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>начальник Отдела по борьбе с незаконным использованием изобретений магглов (и к самим магглам)</i>[/info]
Обычно в пасхальное утро Артур чувствовал если не полнейшее счастье, то уж точно довольство - детьми, домом, жизнью, но не сегодня. После всего навалившегося, после неприятного разговора с Молли прошлым вечером, во время которого они, конечно, не поссорились, но между ними натянулась та тонкая ниточка, которая напоминала о себе с каждым движением, заставляла говорить вежливее и неестественнее, ходить тише, улыбаться чуть более натянуто, Артур без сна пролежал едва ли не до самой полуночи, гадая, как же лучше поступить и что сделать, и забылся заполночь тяжелым сном без сновидений.
Впрочем, последнее обстоятельство его только радовало - он не был уверен, что его сны сейчас будут отличаться от кошмаров, которые, должно быть, все это время - все эти годы, черт возьми! - преследовали Молли.
В иное пасхальное утро он бы встал еще до рассвета, наловил в огороде гномов да заставил бы их попрятать яйца, чтобы устроить детям веселые поиски, пусть даже с каждым годом даже малышка Джинни становилась все более взрослой для таких забав - но сегодня он проснулся поздно, когда птицы уже вовсю распелись, отмечая новый день, а солнце показалось на горизонте и уже пригревало, уничтожая последнее напоминание о долгой и мрачной зиме.
Артур припрятал под подушку старомодный ночной колпак, которым пользовался до сих пор, особенно когда был по каким-либо причинам расстроен или чем-то отягощен, и, стараясь не потревожить Молли на ее половин кровати, поднялся, безошибочно попав босыми ступнями в комнатные тапочки, теплые благодаря специально наложенным чарам даже утром.
Накинув халат, он прошел к дверям и выглянул из спальни - судя по царящей в доме тишине, дети еще спали или предпочитали сказаться таковыми.
Осадок от вчерашнего разговора с женой его все еще тревожил - они не поссорились, но он чувствовал что-то чуждое, появившееся вчера, как моллюск чувствует появление песчинки внутри створок, и это мешало, беспокоило, не давало вздохнуть.
Засыпая, Артур решил, что не позволит проклятому Лестрейнджу встать между ним и Молли, как не позволил случиться этому еще в Хогвартсе - и проснулся с той же мыслью.
Проще было решить, чем сделать, но начать Артур решил с того, чтобы устранить это натяжение между собой и Молли.
На кухне он двигался смелее, не боясь разбудить детей или жену - нашел поднос, на котором завтраки подавались в постель по особым случаям или когда кто-то из семьи болел и маялся постельным режимом, заварил чай в красивом чайнике, который Молли достала для праздничного застолья, достал булок, масла и меда, и, нагрузив все это на поднос, отправился наверх.
- Родная, как ты себя чувствуешь? - с этого вопроса часто начинался новый день в "Норе" - особенно когда у Молли учащались головные боли. - Дети еще спят, у нас еще есть время неторопясь выпить по чашке чая прежде, чем полдюжины голодных ртов потребуют свой завтрак.

+3

3

[nick]Molly Weasley[/nick][status]Мать-героиня[/status][icon]https://d.radikal.ru/d25/1803/41/495076070b0b.png[/icon][sign]Лучшие пироги Британии![/sign][info]<b>Молли Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>домохозяйка</i>[/info]
Она была не права.
Молли просыпается с этой мыслью, которая каким-то таинственным образом выкристаллизовывается у нее в голове за ночь. И это не смотря на то, что уснула она, досадуя на Артура. Она не хотела. Но с тех пор, как вскрылась страшная правда, в их отношениях образовалась едва заметная трещина, через которую утекала их готовность верить, прощать, любить, встречать все невзгоды плечом к плечу. Или наоборот, что-то зловещее поднималось наружу, просачивалось незаметно, отравляло их любовь?
Но пасхальное утро все расставило по своим местам.

Она проснулась прежней Молли. Почти прежней, но под солнечными лучами, высвечивающими лоскутный коврик на полу, различия малозаметны. Почти невидимы. Она улыбается. Сначала несмело, пробуя улыбку на вкус, как первый кусок горячего персикового пирога, с сомнением… а потом радостнее, шире.
Почему-то она уверена, день будет чудесным. Может быть, потому что все пасхальные дни в  Норе были чудесными?
Пока Молли раздумывает, с чего начать утро – появляется Артур и миссис Уизли неожиданно остро жалеет, что с ее полного плеча  не сползает кокетливая оборка лучшей ночной сорочки.

- Спасибо, спала чудесно… Дети еще не встали? Вот же лентяи, - улыбается она мужу, и медно-рыжие волосы немного вьются со сна в уютном беспорядке.
И утро уютное и их спальня уютная и Молли не хочет больше думать о плохом, не сегодня.
- С другой стороны, нам же лучше, да дорогой? Немного тишины и… чай – чудесная идея, Артур, милый.
Молли так оживлена, как будто в заварнике не чай, а Феликс Фелицис. Она пододвигается на подушках, улыбается. Все, чтобы показать Артуру, что у них все хорошо. В Норе все хорошо, и ничто не испортит эту Пасху, никакие тени из прошлого.

Отредактировано Emmeline Vance (2 сентября, 2018г. 09:46)

+2

4

[nick]Arthur Weasley[/nick][status]предатель крови[/status][icon]http://s3.uploads.ru/UGban.jpg[/icon][sign]Воспитал собственную квиддичную команду.[/sign][info]<b>Артур Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>начальник Отдела по борьбе с незаконным использованием изобретений магглов (и к самим магглам)</i>[/info]
Артур искал во взгляде Молли подтверждение, что между ними все по прежнему и, когда ему показалось, что нашел его, ласково улыбнулся жене, усаживаясь боком на кровать и устраивая поднос над своей подушкой.
- Они, вроде бы, вчера засиделись допоздна, - говорит он, наливая жене первую чашку - с пенкой, ароматную, крепкого чая. - Чуть ли не под утро я слышал шаги на лестнице - но каникулы, каникулы!.. Хвала Мерлину, Гермиона, когда приедет, не даст им прохлаждаться всю неделю: мигом напомнит о домашних заданиях и проследит, чтобы все было сделано, не хуже Перси...
К улыбке примешивается грусть - ему тоже нелегко с ухода Перси, и он надеется, что мальчишка образумится хотя бы ради матери. Им нужно вооружиться терпением и немного подождать, считает Артур: Перси станет чуть старше и поймет, что семья - самое главное, а пока пусть живет в Лондоне, лишь бы был осторожен на улицах и не забывал слать Молли записки.
- Пусть спят, я так рассудил. И тебе пока мороки меньше.
Он беспокоится за Молли - зная, как она сильна, все равно не может не беспокоиться, и хотя понимает, что вряд ли она одобрит это отношение к себе как к тяжелобольной, хочет снять с ее плеч хотя бы часть домашнего бремени, раз уж больше ничего для нее сделать не может.
- Я вот подумал, а может, тряхнем стариной и после завтрака выгоним их на улицу, а сами останемся в доме? - Артур мечтательно закатывает глаза, размахивает своей чашкой, смотрит на розовую со сна Молли. - Пускай гномов погоняют, или полетают? Чары над "Норой" хороши, захватывают двор и много больше, все будет в порядке...
Еще в прошлом году ему и в голову не пришло бы упоминать защитные чары вокруг дома - но с тех пор многое изменилось и забота о безопасности детей уже не оставляла Артура. Чтобы сгладить эффект от этого случайного упоминания возможной опасности, он наклоняется к жене, целует ее в щеку, заправляет за ухо рыжий локон.
- Прости меня за вчерашнее, родная. Сам не знаю, что на меня нашло.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (15 августа, 2018г. 20:33)

+2

5

[nick]Molly Weasley[/nick][status]Мать-героиня[/status][icon]https://d.radikal.ru/d25/1803/41/495076070b0b.png[/icon][sign]Лучшие пироги Британии![/sign][info]<b>Молли Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>домохозяйка</i>[/info]
- И ты меня прости, милый, - чистосердечно отвечает Молли, прижимаясь плечом к плечу Артура.
Может быть, и правда – все позади? Такое иногда бывает. Вечером накроет гроза, и, кажется, нет ничего кроме воды, хлещущей с неба, молний и грома, а утром тишина и солнце подсвечивает капли на траве и вокруг умиротворение и какая-то светлая радость.  Может быть, и над Норой пронеслась гроза да пропала, теперь снова будет солнце, и веселые голоса, а все плохое если и будет вспоминаться, то только как страшный сон.

Она допивает чай.
- Приготовлю-ка я на завтрак что-нибудь вкусное, - решает она и с любовью целует Артура в щеку – в ответ. – А детям все равно надо вставать, а то совсем разленятся за каникулы, разбуди их, дорогой, а потом пусть так и быть, полетают.
Взгляд Молли полон лукавства.

Кувшинчик полон кленового сиропа, сладкого, тягучего, как мед. Блюдо полно блинчиков. Есть и сливки, если и прошлогоднее клубничное варенье из банки с самодельной этикеткой, подписанной каллиграфическим почерком Перси, и от того особенно дорогой для материнского сердца Молли. Уж как Перси фыркал, когда Молли просила подписать ей банки с вареньями, но матери не отказывал, милый мальчик…
- Дети, - к столу, - громко зовет она, предвкушая голоса, топот ног, веселую суету.
И гордость в глазах Артура. И любовь.

Отредактировано Emmeline Vance (20 сентября, 2018г. 10:27)

+2

6

[nick]Arthur Weasley[/nick][status]предатель крови[/status][icon]http://s3.uploads.ru/UGban.jpg[/icon][sign]Воспитал собственную квиддичную команду.[/sign][info]<b>Артур Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>начальник Отдела по борьбе с незаконным использованием изобретений магглов (и к самим магглам)</i>[/info]
Кажется, их вчерашнее осталось во вчера, и Артур, который больше всего на свете боялся вот таких ссор с Молли - ссор, которые как бы заканчивались, но на самом деле терзали обоих, оставляя между ними неуютное молчание, заставляли отводить глаза, принужденно улыбаться без следа обыкновенной душевности - отогрелся душой под ласковым взглядом жены.
Обещание вкусненького было своеобразным кодом - Молли и не готовила ничего, что можно было бы назвать невкусным, нно сейчас, демонстративно объявив, что завтрак должен быть особенным, несмотря на Пасху, несмотря на вроде как необходимость, она подтверждала, что в "Норе" по-прежнему все хорошо.
Артур тянется к жене, обнимает ее - просто сгребает в охапку вместе с подносом и одеялом, чувствует под руками ее мягкое теплое тело, тычется губами в висок, в лоб, в завязанные на ночь волосы, а потом суетливо устраняет последствия этого, убирая с помощью заклинаний пятна от пролитого из чашки чая и масла с наволочки.

С кухни раздаются звуки готовки, дом наполняется ароматом свежих блинчиков. Артур, выгнавший из огорода гномов - его первейшая утренняя обязанность - входит в дом, охлопывая себя по бокам: раннее апрельское утро еще будоражит холодком.
Так и есть - дети еще спят.
Артур слегка завидует этой способности до времени спать, что бы не происходило - завидует по хорошему, не особенно усердствуя с побудкой, но все же удивляется, что блинный дух не разбудил хотя бы Рона, чутко, будто компас, реагирующего на появление на кухне вкуснятины.
Гарри и Гермиона могут стеснятся спуститься первыми, хорошие, воспитанные дети, а Джинни наверняка не хочет спускаться раньше мальчишек...
Из комнаты близнецов доносился какой-то шум - ну, эти-то, понятно, проснулись и уже полны очередных сумасбродных идей.

Артур стукнул в дверь спальни, наученный опытом и оставшийся в коридоре:
- Ребята, завтрак на столе! Не заставляйте мать ждать! - и пошел к лестнице на мансарду под разноголосый вопль "Да, па!", в котором был отчетливо различим и голос дочери. - Девочки! Гермиона, Джинни!
- Рон! Рон, сынок! - не поднимаясь к мансарде, Артур позвал сына - но в ответ встретил только тишину. - Рон, мать звала к завтраку!
Его - не его - младший сын не отозвался, и Артур поднялся, на ходу снимая рукавицы, перепачканные землей - вот Молли надает ему по шапке, когда увидит, что он в них притащился в дом.
- Вставайте, засони, - как мог весело позвал Артур, приоткрывая дверь спальни Рона - и тут же толкнул ее сильнее, от чего она ударилась об стену, сбросив на пол немного побелки.
Гарри, широко зевая, поднял вихрастую голову от подушки, но кровать Рона была пуста.
- Ой, мистер Уизли... А где Рон?..
Артур похолодел, оглядывая комнату, как будто хотел убедиться, что Рон не спрятался в шкафу или под кроватью, чтобы подшутить над ним.
Вторя его замешательству, завыл, заскрежетал упырь.
  - Фред, Джордж, Джинни! - Артур и сам не заметил, как спустился обратно на второй этаж - не заметил ни единой ступеньки. - Рона видели? Гермиона?..
Близнецы, подгоняющие Джинни, занявшую ванную, удивленно покачали головами, переглядываясь, когда Артур забарабанил в дверь ванной.
- Джинни! Видела сегодня Рона?
- Нет, па! - сквозь шум льющейся воды отозвалась дочь. - И скажи Джорджу и Фреду, что если они еще раз подпустят мне в ванную...
Артур не дослушал - побежал вниз, выскочил из "Норы", не закрыв за собой дверь, обежал вокруг дома, подался на огород - но Рона нигде не было.

- Молл! Молли! - он встал в дверях кухни, теребя в руках перчатки. - Рона нигде нет, милая. Он, кажется, не ночевал сегодня дома и дети не видели его со вчера...
- Мистер Уизли, - окликнул его Гарри со спины, протягивая клочок пергамента. - Вот, было на тумбочке...
Артур развернулся, выхватил записку, перечел короткое послание - ушел сам, искать не надо, получше накладывайте заглушающие чары...
Не глядя на Гарри, который явно не понимал, что происходит и теперь маялся перед кухней, Артур протянул записку жене.
- Прости...

Отредактировано Rodolphus Lestrange (27 сентября, 2018г. 18:02)

+4

7

[nick]Molly Weasley[/nick][status]Мать-героиня[/status][icon]https://d.radikal.ru/d25/1803/41/495076070b0b.png[/icon][sign]Лучшие пироги Британии![/sign][info]<b>Молли Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>домохозяйка</i>[/info]Молли деловито суетится на кухне, поправляет скатерть, двигает разномастные чашки, мимоходом заглядывает в кадку с тестом – будут пироги на обед. Много пирогов с самой разной начинкой и пасхальный творожный пудинг, конечно. Огромный, украшенный цукатами, благоухающий ванилью. Молли предвкушает восхищенные возгласы детей. Когда на столе что-то вкусное – все они дети...  Даже Артур не прочь получить на свою тарелку добавки, что уж говорить о его сыновьях.
Но Рон не его сын.
Любящая мать поджимает губы, смахивает со стола невидимую крошку, вместе с ней мысли, которым сегодня в этом доме не место.
Лучше думать о Джинни. Та все равно, что сорванец, но все же, какая это радость, иметь дочурку после такого впечатляющего выводка мальчишек.

Голос Артура разносится по Норе, и резкая складка у губ мисси Уизли разглаживается – будто ее и не было. Дорогой Артур, которого она любит, которым восхищается. Которому благодарна за его терпение и заботу о ней, об их детях, об их благополучии. Ей повезло. Им всем повезло – они все еще дружная семья, не смотря ни на что.
- К столу! Мальчики, Джинни, Гарри!
Ответом ей голоса с разных концов дома, не сразу и различишь, кто где, но общий смысл ясен – завтрак остыть не успеет.

И завтрак действительно не успел остыть, как на Нору обрушился новый удар.
Молли несколько долгих секунд смотрит на записку в руке Артура, прежде чем решается ее взять. Она еще не прочла, что написано на клочке пергамента, но знает, что случилась беда. По растерянному взгляду Гарри, по постаревшему вмиг Артуру, по тому, как прыгают буквы перед ее глазами, никак не желая сложиться во что-то, что можно осмыслить... Но ей нужно. Она должна. Она – мать Рона, она должна...
Что именно должна – Молли никак не могла сформулировать. Быть к нему доброй? Любить его? Понимать? Заботиться о Роне? Ей казалось, что все это у него было. Может быть, ей не всегда хватало времени и терпения... с такой-то большой и шумной семьей... но она старалась! Изо всех сил старалась.
Но, видимо, недостаточно, потому что смысл написанного доходит, наконец, до миссис Уизли. А вместе с ним – жгучий стыд, леденящий ужас, отчаяние...
Рональд ушел из дома, потому что услышал их с Артуром разговор. Рональд знает правду.

- Мы должны его найти, - лихорадочно шепчет она, забыв о том, что Гарри на кухне, о том, что сейчас спустятся Джинни, Фред и Джордж. – Куда он мог пойти, Артур? К кому? Рональд, мой мальчик, мой бедный мальчик...
Она комкает передник, подносит его к губам, стараясь заглушить всхлипы, от которых ее полные плечи вздрагивают. А кажется, что вздрагивает Нора. Столько лет она простояла несокрушимой, и вот, из ее основания вываливается один камень за другим...

+4

8

[nick]Arthur Weasley[/nick][status]предатель крови[/status][icon]http://s3.uploads.ru/UGban.jpg[/icon][sign]Воспитал собственную квиддичную команду.[/sign][info]<b>Артур Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>начальник Отдела по борьбе с незаконным использованием изобретений магглов (и к самим магглам)</i>[/info]
Молли так долго не берет из его рук записку, что Артуру кажется, будто она слышит его молчаливые мольбы не брать, не читать. Он не смотрит на нее - просто нет необходимости.
Он думал, что это осталось в прошлом - эта сходящая лавиной тишина, заменяющая счастливую атмосферу на кухне, такая ломкая, такая хрупкая, готовая вот-вот смениться болью и скорью.
Он думал, что это осталось в прошолом - этот страх узнать, что случилось.
Ему нет нужды смотреть на Молли, потому что он знает, как она сейчас выглядит. Так же она выглядела, узнав о смерти братьев. О смерти Лили и Джеймса. О Марлен. О Фрэнке и об Алисе.
Он думал, что все это в прошлом, что сейчас самое страшное - это болезнь кого-то из семьи да бунт Перси.
Сейчас Артур стыдится того, что наговорил жене прошлым вечером, а затем его накрывает ледяной пеленой ужаса особзнание того, что каждое его слово - каждое! - мог слышать Рон.
Сейчас Артур уже не помнит, что Рон - не его. Сейчас это не имеет никакого значения.
- Не знаю, - признается Артур, когда Молли тихо и надломленно спрашивает у него, где может быть Рон. Он и в самом деле не знает, он в полнейшей растерянности, ведь друзья Рона здесь, в "Норе", но сейчас нельзя признать свою беспомощность, ведь он нужен Молли, она надеется на него.
Артур ласково берется за запястья Молли, опускает мягко, на непреклонно ее руки от лица.
- Посмотри на меня, родная. Мы его найдем. Я тебе обещаю.
Его мысли лихорадочно крутятся будто угри на сковороде - где Рон, где Рон, гдеРон, гдерон...
- Гарри! - разворачивается Артур к мальчишке, уверяя себя, что ему только кажется этот признак вины - это его собственная вина, лишь отражением ложащаяся на лицо Гарри. - Ты не знаешь, когда Рон ушел? Хотя бы примерно - как рано, как давно?.. Это очень важно, Гарри...
Но Гарри качает головой, растерянный даже больше, чем сам Артур:
- Нет, мистер Уизли, я крепко спал...
Чувствуя, как вздрагивает Молли, Артур не дает ни себе, ни ей испугаться.
- Родная, я схожу в деревню, пройду по соседям, поспрашиваю, может, его кто-то видел, он же не мог аппарировать отсюда, куда бы он не направился, все равно пришлось бы пройтись... Уверен, он в деревне, уж прроголодался и будет сам не свой от счастья, когда врнется завтракать...
Он знает, что говорит правильные слова, но тон - тон подводит.
- А ты напиши пока Дженис, родная, если он все же решил сбежать, то мог направиться к ней - а она, поди, и не знает, что мы тут...
Артур не договаривает, отпускает жену и выходит, почти выбегает с кухни и дальше, с крыльца, не глядя в лица детей, как будто это он - беглец. Как будто за ним гонится кошмар.

+2


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Самые плохие родители (7 апреля 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC