Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Свежая кровь, старая кровь (2 апреля 1996)


Свежая кровь, старая кровь (2 апреля 1996)

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Название эпизода: Свежая кровь, старая кровь
Дата и время: 2 апреля 1996 года, вечер
Участники: Темный Лорд и те, кто может себе позволить аудиенцию

Бедлам, Ставка.

0

2

Леди Мейер, впервые вступающая под своды Ставки добровольно, взволнована как перед первым выходом в свет и даже сильнее, и её холодные пальцы с перстнем темного серебра, светски уложенные на локоть Антонина, нет-нет, да едва заметно подрагивают. Только в по-зимнему серых глазах, умело подчёркнутых серым же шёлком платья, мерцает смятение.
Леди Мейер, чувствующая себя дебютанткой, не может вспомнить один из своих разговоров с младшим Лестрейнджем и не знает, почему. Но это, как и всё остальное, можно отложить на потом.
Это, как и всё остальное, уже не имеет значения, и важен лишь тот, кто за дверью.
У последнего порога она останавливается, расправляет и без того безупречно ровные плечи, поднимает подбородок выше. Улыбается, спокойно и гордо.
- Вы не пожалеете, Антонин.
Она встаёт на колени первой, не дожидаясь сигнала, но смотрит прямо, без страха, не склонив головы.
Ждёт.
Полная злого торжества улыбка прячется в уголках её губ.
[icon]http://s3.uploads.ru/6I1S4.png[/icon][nick]Jane Meyer[/nick]

Отредактировано Janis Eaton (13 августа, 2018г. 12:27)

+2

3

Огонь мерно потрескивал в камине. Эта комната уже не первый раз собирала в своих стенах Ближний круг. Собрание не должно быть долгим. Всего лишь обмен новостями со стороны Пожирателей. Его не было достаточно длительный период. Каждая деталь может быть важна для планов на грядущее.
Темный Лорд появляется одним из последних, сопровождаемый взглядами своих соратников. Его мягкие шаги почти бесшумны, вместо этого слышен шелест темно-зеленой мантии. И есть в этом всем нечто змеиное - в тонких ноздрях, трепыхающихся в такт дыханию, плавных, скользящих движениях и немигающем взгляде багрово-красных глаз.
Вслед за ним, в считанных миллиметрах, скользит огромная змея, высунув раздвоенный язык. Втягивает воздух, а затем что-то шипит. Волдеморт щурится, на миг остановившись. Раздается похожий звук - он прошипел что-то в ответ.
Тёмный Лорд не скрывает удивления, когда на колени перед ним опускается Джанис Итон. Нагини, верная подруга, предупредила о чужаке, уловив запах. Но почему, а самое главное - как здесь оказалась?
Ответ на последний вопрос пришел быстро. Антонин появился, сопровождая главу Аврората. Очевидно, он и привел её сюда, даже легиллименции не нужно. Только зачем? И с чего бы Итон желать присоединиться к нему, что Тёмный Лорд легко увидел в её сознании? Явно не Империус, а вполне искреннее желание. В этом случае вопросов только больше.
- Антонин, - вкрадчивый, шипящий голос слышен каждому в этой комнате. Волдеморту любопытно. Очень любопытно. - Ты не хочешь ничего рассказать?

+2

4

Самоуверенной усмешкой отвечает Долохов на слова леди Мейер. Он не из тех, кто вообще может пожалеть - и он никогда не жалеет. Он игрок - и его удача сопутствует ему.
Его новая протеже играет по правилам: опускается на колени с той же грацией, с которой неделю назад опустилась на колени перед ним, найдя его в Румынии, приведенная туда их соединенной кровью. Держится гордо - леди Мейер не пристало выказывать страх, она пришла, чтобы засвидетельствовать свою верность тому, кто спасает Англию от ее злонамеренных сыновей и дочерей. Леди Мейер - не запутавшаяся, боящаяся саму себя Дженис Итон. Она - куда больше, и он даст ей то, чего она так страстно желает. Даст ей возможности, которых ее лишила Итон.
- Мой Лорд, я благодарю вас за разрешение говорить, - Долохов легко опускается на колено, склоняет голову. Как и всегда, в присутствии Тома он чувствует исходящую от него силу, магия наполняет помещение, опечатанное сильнейшими чарами глав славных и чистых родов, магия почти ощутима. Антонин, проведший с двойником Итон в Румынии эти несколько дней, чувствует себя значительно лучше, подчерпнув из ее сил - но никогда не осмелился бы обратиться к источнику, питающему Милорда. - Я всегда был верен своим клятвам, и как и прежде, я служу вам и Организации, заботясь об ее усилении и укреплении. Позвольте представить Джейн Мейер, урожденную леди Мейер. Она изъявила желание разделить со мной честь служить нашей идее, мой Лорд - и потому мы оба здесь, перед вами.
Долохов не собирается вдаваться в подробности происхождения своей новоявленной возлюбленной - если уж он смог уловить ее магическую природу, использовав легиллеменцию в раскрытом для него сознании, то Тому и вовсе хватит одного лишь взгляда, но все прочие пусть считают леди Мейер более удачливой сестрой бывшей главы Аврората, еще недавно гостившей в плену и наверняка не мечтающей покинуть Ставку живой.

Отредактировано Antonin Dolohov (29 июля, 2018г. 06:00)

+1

5

Дженис молчит, потому что леди не пристало говорить, пока к ней не обратятся, и эта дань этикету пока не мешает ей.
Волнение в серых глазах сменяется искренним интересом, и окружающая её магия - темная, дикая, подвластная совсем не ей, - как будто бы просит протянуть к ней руку. Как ребёнок, до того не видевший огня, Дженис пока изучает его по жару, осторожно протягивая ладонь.
Дженис смотрит на Лорда внимательно,  не отводя взгляда, и в глазах её читается желание быть побеждённой.
Она здесь ради себя, а не Антонина.
Она должна быть уверена, что Темный Лорд стоит того, чтобы принадлежать ему, как она уже принадлежит Антонину.
Коротко, едва уловимо переведя взгляд на Антонина, Дженис возвращает его Волдеморту, и смятение забытым прошлым стирается искрами искреннего веселья.
Она, наконец, здесь.
Она здесь, и здесь Волдеморт, и искушение слишком велико, чтобы она могла устоять.
Она уступает ребёнку в себе - тому, которого она вынашивает, но больше тому, что живёт в ней самой, - и с лукавой улыбкой тянется к этой чужой, но почти родной магии всем естеством.
Она должна знать, насколько горячий огонь.
[icon]http://s3.uploads.ru/6I1S4.png[/icon][nick]Jane Meyer[/nick]

Отредактировано Janis Eaton (13 августа, 2018г. 12:27)

+2

6

Волдеморт буквально чувствует повисшую в воздухе недомолвку. Он знает Антонина достаточно давно и слишком хорошо. Тони не утаит что-то от него. Возможно, от других Пожирателей. По мнению Темного Лорда, это недоверие было очень даже разумным, особенно когда дело касалось каких-либо важных сведений. Предатели могут быть даже в Ближнем кругу.
Антонин утаит от Пожирателей, но не от своего Лорда... и старого друга Тома Риддла.
Он не хочет говорить всю правду при других, Волдеморт понимает почти сразу. Джейн Мейер. Очень любопытный экземпляр.
Тёмный Лорд чувствует чужую магию. Она тянется к его собственной, соприкасается, пробует. Змеиные зрачки ещё больше сузились в тонкие линии. По застывшему, словно восковая маска, выражению лица  Волдеморта было сложно понять, какие эмоции он сейчас испытывает.
Лёгкое удивление, граничащее с раздражением. Это был очень дерзкий, почти безумный поступок со стороны Дженис. Она, очевидно, не знала и не понимала, что такое поведение не допустимо даже для друзей Темного Лорда. Что говорить о главах Аврората, внезапно решивших служить ему, даже ещё не новичках.
Магия Волдеморта, будто согревавшая огнём, наполняющая целую комнату, внезапно изменилась. Воздух будто потяжелел, стало холоднее. Словно Темный Лорд был дементором, а не человеком. Тьма отозвалась арктическим льдом, неприятно колючим морозом. Немигающий взгляд проникал в глубины сознания.
Значит, двойник. Воспоминания Итон, вернее, Тёмной Итон проносились одно за другим. Каждое новое событие в её жизни Волдеморт рассматривал как точки, грамотно воздействовав на которые можно добиться желаемого. Беспрепятственно проникнув в этот разум, Тёмный Лорд также легко покинул его.
- Что же вы можете продемонстрировать нам, - взгляд в сторону Пожирателей, в голосе едва уловимая насмешка - мисс Мейер?
Конечно, он уже знал о её возможностях и предполагал, как их можно использовать. Интереса в том, что Дженис решит показать ему сама, это не убавляло.

+2

7

Сознание Дженис раскрывается как жемчужница под лезвием ножа, и в какой-то момент ей кажется, что воздуха, холодного, режущего легкие холодом, слишком много для неё одной. Дженис кажется, что она задыхается, и она тянется к горлу рукой, и она упала бы на колени, если бы уже не стояла на них.
Она все же падает, инстинктивно выставив руки перед собой, и кровь, чистая, красная, по капле сочится на камни.
Все заканчивается, будто ничего не было. Дженис вдыхает, медленно, полной грудью, и вновь поднимает взгляд. Поднимается сама, глядя на Волдеморта исподлобья, с опаской и уважением.
Она всегда уважала силу, и теперь ей нравится то, что она видит.
Теперь она знает, насколько горячий огонь.
Кровь бежит вниз, красит губы поверх светлой помады, спускается по подбородку и капает в вырез строгого платья. Дженис улыбается, расправляя плечи, вскидывает подбородок привычным ей горделивым жестом.
- Что захотите, - отвечает она.
Она знает, он выпотрошил из неё всё, как сделал это ранее с Итон.
Он знает, что она может, но он не знает кое-чего ещё.
Дженис Итон не придаёт значения снам, но леди Мейер знает, какие сны снятся не просто так.
Леди Мейер многое нашла в той части дома, куда проход открывается кровью.
- Загляните ещё раз, - предлагает она, открываясь сама.
Сны Итон путаные, трёхцветные.
Во снах Итон знает, что беременна - и знает, кем.
[icon]http://s3.uploads.ru/6I1S4.png[/icon][nick]Jane Meyer[/nick]

Отредактировано Janis Eaton (13 августа, 2018г. 12:27)

+2

8

После его представления повисает пауза. Антонин ждет, не подгоняя события, не прося слова - на данный момент он сказал все, что хотел, и теперь только от Хозяина зависит, будет ли дан шанс леди Мейер доказать свою преданность.
Может, будь они с Томом наедине, Долохов и позволил бы себе несколькими рассчетливыми фразами напомнить о том, что может выиграть Организация, заполучив жизнь, имущество и знания этой ведьмы - но об этом уже было говорено в феврале, а Том не из тех, кто забывает детали, и потому Антонин молчит, давая событиям развиваться так, как они развиваются: пока все, за кого он поручался, вносили свою лепту в дело его жизни, ему не в чем себя упрекнуть, и он самоуверенно считает, что не ошибся и в Дженис.
Когда она падает вперед, едва успевая выставить руки, между его бровей пролегает складка: она - его протеже, и ее промашки неизбежно отразятся на нем.
Однако Милорд не выглядит недовольным, и хотя Долохов избегает вглядываться в лик того, кто когда-то давно был его другом и принимал его дружбу, он знает: вызови леди Мейер недовольство Темного Лорда, это почувствовали бы все, здесь присутствующие, как почувствовали медленное сгущение магии вокруг коленопреклоненных магов.
Дженис Итон встречалась с Милордом лицом к лицу - Джейн Мейер не могла не захотеть того же.
Как и в отношениях родных сестер, двойник не может не желать того, что принадлежит другой.
Антонин еще не решил, насколько это проблема, но использовать эту одержимость двойника оригиналом собирается как следует.
В конце концов, им обоим нужна Дженис - ему то, что она носит в себе, двойнику - ее жизнь. Общие цели объединяют лучше общей постели, и Антонин знает об этом не понаслышке.
Он поднимается на ноги, когда Милорд обращается к ведьме напрямую, отступает на шаг, сочтя, что его роль на данный момент исполнена. Задерживается лишь на то, чтобы вытащить из внутреннего кармана мантии шелковый платок и протянуть его Джейн, чья кровь уже начала подсыхать на ее лице, - жест, больше уместный в ложе Венской оперы, чем здесь, в пустой зале бывшего бедламского музея.
Здесь было пролито достаточно крови Дженис Итон - леди Мейер внесла свою плату.

+2

9

Тёмный Лорд усмехнулся. Равнодушный взгляд скользнул по ручейку крови, впитывающемся в ткань платья, на мгновение задержался на шелковом платке, любезно протянутого Антонином, и вернулся к глазам.
Он не вглядывался достаточно глубоко. Его интересовали события, не сны. Но сейчас, от чего-то, леди Мейер решила показать ему именно их. Что же, пусть будет так. Если они не несут в себе никакого смысла, то двойник Дженис Итон вызовет гнев Лорда Волдеморта.
Сознание и сейчас не требовало глубокого проникновения. Леди Мейер сама показывала, буквально на поверхности, эти странные сны. Принадлежащие не ей, а той, настоящей Итон. Беременной существом с гнилой частью лица. Существом - потому что иначе не назовешь воплощение богини загробного мира.
Во что ты ввязался, Тони?
На немой вопрос он сразу получает ответ. Совершенно не радующий ответ.
Затем холод. Ледяная пустыня.
Холод, заморозивший богов.
Конец света в скандинавской мифологии, знакомый с ней Тёмный Лорд понимает это очень быстро. Только к чему это? Просто сон, или не совсем?
Волдеморт покидает сознание Дженис. Он больше не улыбается. Задумчивый взгляд в глаза леди Мейер.
Ему нужно переговорить с ними наедине. Обоими. В особенности - с Антонином. Знает или нет?
- Зачем же вам становиться одной из нас? - вкрадчиво спрашивает Тёмный Лорд, склоняя голову набок. Представление продолжается.

+2

10

- Это всего лишь догадка, - осторожно замечает Дженис и, наконец, прикладывает к свежей крови платок. Поверх платка она указывает взглядом на Антонина и едва, чуть заметно качает головой: Антонину пока рано знать.
Под платком она улыбается: она знает, что её догадка верна. Сны, наведённые проклятием, всегда ближе к той стороне, а Дженис Итон, так опрометчиво пожертвовавшая собой в 1972-ом году, чувствительна к ней совершенно особым образом.
С 1972-ого Дженис Итон балансирует на краю. Леди Мейер ждёт её падения там, внизу, ждёт до сих пор.
Платок напитывается кровью быстро. Дженис, не отводя от Тёмного Лорда глаз, складывает его пополам, отирает запавшие в вырез капли.
Ей задан хороший вопрос, и она, наконец, включает в круг своего внимания остальных.
Им всем придётся смириться.
- Моё место здесь, - наконец, откликается она, мягко и тихо. - По праву крови и по праву силы я достойна занять его.
И они, все собравшиеся здесь, достойны того, чтобы она стала рядом. В ней больше магии, чем в каждом из них - она рождена была магией, опасной и темной, - но их стремления и цели ей все же близки.
Она тоже ставит магию превыше всего. Магию - и саму себя, разумеется.
- Я здесь потому, что хочу вашей победы.
Она не готова отдать ради этой победы всё - нет, ни в коем случае, - но она готова ради неё убивать.
Ей нравится убивать.
- Я, как и вы, представляю этот мир совершенно другим.
Она, разумеется, в этом не лжёт - просто не говорит всего.
[icon]http://s3.uploads.ru/6I1S4.png[/icon][nick]Jane Meyer[/nick]

Отредактировано Janis Eaton (13 августа, 2018г. 12:28)

+2

11

Что бы Милорд не искал в памяти двойника - он нашел это.
Антонин, наблюдая за разворачивающейся сценой, отмечает, что тонкая улыбка, больше похожая на разверзнутую рану, с лица Милорда уходит. Хорошо ли это или нет, чему это преддверие, он не смог бы сказать и за плату - задолго до этого момента Том овладел искусством скрывать свои чувства, а те изменения, что произошли в его внешности к сегодняшнему дню, дают невозможным читать по его лицу.
И все же Антонин делает эту попытку - не столько ради леди Мейер, сколько ради себя.
Совершил ли он ошибку? Поддался ли собственному стремлению избежать смерти, избежать скорой встречи с Хель, выдавая желаемое за действительное?
От ответа, который должен дать двойник, зависит многое, но то, как игрива она, его ничуть не успокаивает: здесь ее убежденность в собственной силе может сыграть с ней дурную шутку. С ними обоими.
Дженис Итон встречалась с Волдемортом лицом к лицу, но ее потребность шутит и паясничать объяснялась пустой отвагой, основанной на том, что ей нечего было больше терять. Двойник едва ли может позволить себе так откровенно балансировать на грани дерзости - и все же позволяет.
Позволяет утверждать, что она достойна быть здесь - она, которая не принесла ни единой жертвы ради этой минуты. Не доказала свою преданность.
- Леди Мейер благодарит Вас за оказанную ей честь, мой Лорд, - с нажимом произносит он, бледнея - не от нездоровья, но от гнева. - За позволение стоять здесь.
Своевольный ребенок, вот что она такое - несмотря на прямую спину, несмотря на гордость, звучащую в каждом слове. Дерзкий и своевольный.

+1

12

Светлые, ясные глаза Дженис темнеют и она медленно, нарочито медленно склоняет голову ниже. Взгляда не отводит - ей нравится смотреть Волдеморту в глаза, нравится ощущение, которое это даёт.
Его магия почти одного свойства с её магией, почти одного рода с магией Антонина - но другая.
Дженис пока не решается прикоснуться ещё.
- Леди Мейер, разумеется, благодарит вас за оказанную ей честь, - слово в слово повторяет она, и в её голосе не различить эмоций. - За позволение стоять здесь.
Она все ещё улыбается, но она зла.
Антонин пил с неё - неужели думал, что она, порождение магии, её родное дитя - не заметит? Она позволяла ему, потому что хотела видеть его благодарным ей, но этого больше не будет.
- Благодарю, Антонин.
Дженис ведёт плечом, точно стряхивает лежащую на нем руку, поднимает голову выше.
- За своевременное напоминание, - уточняет она небрежно. - Вас, Милорд, благодарю тоже. За данную мне возможность видеть вас лично и говорить с вами.
Леди Мейер готова послать их всех к дракклам. Кольцо, тяжелое, гербовое, оттягивает палец.
- Я впечатлена вашей силой и готова служить вам.
[icon]http://s3.uploads.ru/6I1S4.png[/icon][nick]Jane Meyer[/nick]

Отредактировано Janis Eaton (13 августа, 2018г. 12:28)

0


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Свежая кровь, старая кровь (2 апреля 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC