Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Innuendo (23 марта 1996)


Innuendo (23 марта 1996)

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Название эпизода: Innuendo
Дата и время: 23 марта 1996, около 5 часов вечера
Участники: Олдас Уильямсон, Яэль Гамп

Так уж получилось, что у нынешнего главы Аврората есть вопросы к бывшей сотруднице. На которые она может дать только абсолютно честные лживые ответы.
(Лондон, Хакни-Уик, дом Гамп)

0

2

Сколько лет прошло с тех пор, когда они с Яэль Гамп виделись вне коридоров Аврората, Уильямсон не считает. Ее брак с его братом, расставание, уход Марка в частный сектор - все это было так давно, что ему почти удивительно думать о Гамп, как о родственнице, пусть и бывшей, однако это позволяет ему нанести ей визит, едва ли уместный, не будь этой призрачной связи.
Поздним вечером он стучит в дверь ее дома в маггловском квартале, гадая, что скрывается за несколькими освещенными окнами на первом и на втором этажах - шторы не дают разглядеть ничего внутри, наверняка не обошлось и без чар, охраняющих частную жизнь, и Олдас не то чтобы пытается подглядеть, однако по чисто оперативной привычке отмечает, что вряд ли Яэль живет одна - и потому почти ожидает, что после стука ему откроет не сама женщина.
- Привет, Яэль, - и все же открывает она. - Я вроде как по делу. Отправил записку в Хогвартс, хотел поговорить с тобой там, специально выбрал вечер, чтобы не отвлекать тебя от занятий - а мне ответили, что ты не пользуешься возможностью жить в замке. Мне же лучше, так? Хакни ближе Шотландии. Удели мне полчаса, это вроде как важно.

+1

3

За последние полгода Яэль привыкла, что стук в дверь - не к добру. Она не имела даже достаточных оснований для того, чтобы думать так наверняка, но что-то вгрызлось под кожу страхом звучания металлического молотка о железное било, изукрашенное узором защитных рун.
Стучащие в дверь сами активировали одну из защит, отдавая в усилии каплю своей силы. Старая магия. Не добрая и не злая, хранящая привкус пепла и крови.

Яэль успевает подумать о том, что хорошо, что Рабастана опять нет здесь. Отставляет чашку с кофе на столик, убирает с коленей свитки и идет к двери, доставая палочку.
Разумная предосторожность.
Коты - равнодушны. Тот, кто за дверью, им или не знаком, или не опасен.

За дверь оказывается Олдас Уильямсон и тонкие, и без того изогнутые, брови ведьмы сейчас искривляются. Гримаса удивления на лице сменяется приветливой, дежурной улыбкой.
- Здравствуй, Олдас, что-то случилось? - Но "по-делу" рушит малую надежду на то, что бывший деверь пришел сообщить о смерти или каком-то ином грустном состоянии Марка.
- А, проходи. - В Хогвартсе за последний месяц часто пропадали дети. Если вопрос касается этого...
Но вопрос, который пришел задать нынешний глава Аврората, вряд ли будет касаться детей.

Но ведьма уже сторонится, пропуская в дом.
- У меня коты, но, кажется, у тебя нет аллергии? Чай? Кофе? Виски? - Полчаса разговора - это не плохо. Лиса уже показывает гостю на кресла в гостиной; диван завален бумагами, на столике одно блюдце с чашкой кофе.
- Спасибо за заботу, кстати. Это очень мило. - Олдас не по делу. Визит полуофициальный. Этим себя можно утешать.
Ведьма улыбается краешками губ и выжидающе смотрит на аврора.

0

4

- Не чужие, - пожимает он плечами, проходя через гостиную к указанному креслу. Вокруг - завал бумаг: исписанные пергаменты свитками, стопка внушающих уважение книг, стопка книг потоньше в менее торжественных обложках, наверное, учебники. Единственная чашка с кофе, равнодушно обозревающие его коты.
Он пришел к неверному выводу ранее - ничто в гостиной не свидетельствует, что Яэль Гамп делит это помещение с кем-то еще, чьи интересы отличны от хогвартских дел.
- Никакой аллергии, - коты, будто презрительно, отворачиваются. Один принимается демонстративно вылизываться, однако уши обоих торчком, прислушиваются к разговору, черти.
- Не волнуйся, оставим кофе до следующей встречи - я в самом деле ненадолго, а ты занята.
Он устраивается в кресле, которое куда больше подходит для дружеской болтовни, чем для визита Главы Аврората, пусть и неофициального.
- Припомни, когда ты в последний раз видела старшего аврора Кеннета МакФейла. Если сможешь, то не только дату, но время и обстоятельства, - не будь у Яэль в прошлом службы в Аврорате, он бы начал расспросы иначе - но она была аврором достаточно лет, чтобы понять, о чем он спрашивает, с первых же слов, а потому тратить время было ни к чему. - Он убит. Перед смертью он работал над несколькими делами, копал кое-что и неофициально - но понять, из-за чего его убили, мы так и не смогли.
Интуиция Олдаса твердила, что МакФейл закопался во что-то, что оказалось ему не по зубам - и это беспокоило Олдаса, знающего Кеннета как мужика вспыльчивого, однако башковитого и на храбрость не жалующегося. Он не повернулся бы спиной к опасности, но и не стал бы игнорировать что-то подозрительное. Хотелось бы думать, что он просто оказался в неудачное время в неудачном месте - и того, и другого сейчас в магической Англии было хоть обожрись - только Олдас заранее готовился к худшему.
- Его тело в начале марта прибило к берегу ниже по течению, у самых доков. Читала, наверное, сраный "Пророк" уделил этому событию аж целых десять строк на восьмой странице, между объявлениями о продаже зачарованных шляп для защиты своего обладателя от Авады.

+1

5

Яэль радуется только тому, что кольцо Лестрейнджей она носит в кармане - разумная предосторожность - опасно носить активный порт-ключ на теле. И потому сейчас руки её чисты и ничего предосудительного нет в окружающем пространстве. Славна будь почти патологическая любовь к чистоте, а вещи Рабастана, все еще, в большинх количествах, не существуют в природе и в этом доме.
- Ну, как хочешь. - Лиса проходит вслед за бывшим коллегой и бывшим начальником, присаживаясь на свободное место и подманивает к себе кота. Почесывая черного зверя за ухом.
- Кеннета? - Легко вспоминается вечно хмурый мужчина с острым взглядом. - В Аврорате. Еще в феврале. До увольнения. - Мисс Гамп хмурится, вспоминая. Кивает сама себе. - И в столовой один раз пересеклись. Он спрашивал всякое у меня и Андромеды Тонкс... вот в феврале как раз. На обеденном перерыве. Кажется...да! точно! Это было после нападения на Хогвартс и мы обсуждали эти события.
В голове звенит будто бы мелодия тревожного романса, но рыжая ведьма лишь пожимает плечами, зябко ёжась.
- Я читала. Очень жаль Макфэйла. Он был хорошим сотрудником. Прямым как дуб, но хорошим. С ним вместе иногда тяжело было работать, но Кеннет всегда пытался следовать какому-то плану. Насколько я помню, зимой на обыски у оправданных Пожирателей он ходил часто. Мы вместе были у Макнейр-мэнноре... но утонуть в Темзе...
Ведьма потянулась и забрала чашку с кофе, отпивая и раздумывая.
Что-то тревожило её. Только опасения были какими-то невнятными.
- А как Кеннет умер? Нет, не мне вас учить, просто... авроры, обычно, не тонут в Темзе. Это что-то ненормальное. На него не могли напасть магглы? Палочка была при нём?
"Ну вот, я спрашиваю, будто на допросе, у бывшего начальника. Отлично... расту" - Мысленно даже смешно было, хотя тема вообще не располагала. Яэль раздраженно потерла висок подушечками пальцев.
Если бы не треснувшая в Лестрейндж-холле палочка, Лиса бы попробовала достать и отдать Уильямсону последнее воспоминание о Кеннете, но сейчас она так рисковать не хотела, как и светить своей палочкой.

+1

6

Олдас вгляделся в женщину внимательнее, когда она заговорила про Темзу и то, что Макфэйл утонул, а затем продолжила да так, как будто то, что Макфэйл утонул, было официальной версий Аврората.
Это было не столько подозрительно, сколько нелепо: он только что сказал ей, что Макнейра убили, а она всерьез болтает, что авроры не тонут в Темзе.
Да дери его дракон, а то он не знает!..
- Убит, черт возьми. Я не говорил, что он утонул, я сказал, что он убит - У-Б-И-Т, - Уильямсон не отличался дружелюбием, а сейчас у него и вовсе создалось неприятное впечатление, что его держат за идиота. - Кончай нести чушь про то, что он утонул, я пришел поговорить, не знаешь ли ты, над чем он работал в последнее время.
Он раздраженно поднялся на ноги, заходил по комнате под немигающими взглядами котов.
- Магглы его и нашли. По их заключению - смерть в результате остановки сердца, причина остановки неясна. Одна из тех самых загадочных смертей. Мы сотрудничаем с их коронерами, так что получаем полную информацию, и, судя по отсутствию объяснений, это может быть Авада. Потому что да, авроры не тонут в Темзе, зато их убивают и сбрасывают в реку.
Олдасу нравился Макфэйл - и не нравилось, что тот так нелепо погиб, не оставив ни малейших зацепок.
Олдас проверил отчеты по всем фактам незаконной или просто слишком сильной магической активности в городе и за его пределами, на сколько хватало отслеживающих чар, такого просто не могло быть: с дня, когда МакФейла в последний раз видели живым, и до дня, когда его нашли ниже по течению, не было зафиксировано ни одного применения Непростительных.
Парадоксально, но этот факт только укрепил догадки Олдаса: его прикончили Авадой, но там, где это можно было сделать, обойдя министерские чары. Не так уж много таких мест - ненаносимые поместья к ним относятся, и Яэль подтвердила, что Кеннет занимался обысками в домах чистокровных, упомянула Макнейр-касл.
Все это было в отчетах Макфейла, Олдас перепроверил и даже встретился с миссис Макнейр - уж она вполне могла иметь зуб на того, кто отправил ее мужа в Азкабан - но у чертовой чистокровной стервы было алиби, адвокат и язвительные ответы на вопросы под веритасерумом: нет, она не знает, где ее муж, нет, она не видела старшего аврора МакФейла после его посещения Касла, нет, она не убивала и никому не поручала убить старшего аврора МакФейла.
Олдас подержал бы надменную стерву подольше - но они все еще играли в хороших полицейских.
- Не знаешь, он планировал посетить еще кого-нибудь в родовых поместьях? Может, Малфоев? Паркинсона? Ноттов?
Где-то же МакФейл нащупал что-то важное - и получил свою Аваду. Без разницы сейчас, что найти первым, место преступления или мотив - и то, и другое укажут на подозреваемого.
- А что до Тонкс... Что он у вас спрашивал? - это могло быть пустышкой, а могло и не быть, и Олдас по привычке тянул за каждую ниточку.

Отредактировано Aldous Williamson (12 сентября, 2018г. 13:17)

+1

7

Раздраженный, Олдас мигом напомнил Марка. До страшного. Кажется, все братья похожи. И это плохо. Очень плохо.
- Прости, пожалуйста. Кажется, я слишком много сегодня разжевывала школьникам азы... - Ведьма поморщилась и потерла подушечками пальцев лоб.
И долгую паузу Лиса чувствовала себя виноватой или даже виновной. Это было очень неуютным чувством, заставляющим тут же ощутить мурашки по коже, хотя мисс Гамп могла точно сказать, что давно не видела Кеннета... хотя что-то царапало разум изнутри и самым легким было переключиться воспоминаниями в начало февраля, чем ощущать это неприятное чувство, будто что-то, действительно, забыла.
- Нет, Кеннет со мной своими планами не делился, это точно. Мы... - Ведьма чуть поджала губы. - Ты же знаешь, я со всеми стараюсь вести себя дружески... но с Макфэйлом зайти дальше рабоче-сухих разговоров мне было сложно и я давно перестала пытаться.
Ведьма сделала глоток кофе, прежде кивнув, припоминая.
- Он не спрашивал, по-сути, мы обсуждали нападение на Хогвартс. Кеннет напомнил, что нападение Пожирателей без масок, это не демонстрация их храбрости, а нашей слабости, ведь Пожиратели - часто чья-то родня. Это, думаю, было очень неприятно Андромеде. А еще мы говорили о поимке миссис Итон. Больше ничего. - Лиса пожала плечами.
- Это было сразу после нападения. Все были взбудоражены.

0

8

За неимением лучшего Олдас вцепился в то, что Макфэйл разговаривал с Тонкс и Гамп в феврале, и теперь внимательно слушал. Сделал мысленную пометку, что с Яэль Макфэйл не ладил - почему, кстати, что было им делить?
- Он что, подозревал, что Андромеда Тонкс имеет отношение к нападению на Хогвартс? - насколько знал Олдас, Итон ни разу не упоминала Тонкс, планируя оборону и эвакуацию школы. Если у Макфэйла были какие-то подозрения, то какого хера он не поделился ими ни с кем, а попер прямо на рожон? Или все же поделился, но не с тем человеком, и потому был убран? Могла ли Гамп быть этим человеком и сейчас ломать комедию, выгораживая себя, рассказывая все это как раз для того, чтобы ее Олдас вычернул из числа подозреваемых?
Мельком пожалев, что в прошлом не слишком близко сошелся с женой младшего брата, а потому не знает теперь, ведет ли она себя нормально или что-то скрывает, Олдас снова рухнул в кресло.
Самой очевидной была ниточка, тянущаяся к Итон. Если Макфэйл накопал что-то, то его могли убрать те, кому было выгодно, чтобы Итон пробыла в плену, чтобы заманить к ублюдкам и Скримджера.
- Он считал, что поимка Итон и была их целью? - Уильясон покрутил эту мысль и так, и сяк в поисках очевидных изъянов. - Что ей намеренно скормили дезу, чтобы взять за жопу в Хогвартсе? О чем именно вы говорили с ним и с Тонкс?
Все складывалось - если Итон напичкали ложной информацией, чтобы выманить в Хогвартс для поимки, то Макфэйл мог выйти на того, кто это сделал - найти крота в окружении Итон, которому она доверяла, а значит, вблизи Аврората или Скримджера. Если этот человек узнал о происках Макфэйла, то наилучшим выходом было убить его, чтобы сохранить свои тайны.
Все складывалось - кроме того, что Итон не нужно было никуда выманивать намеренно. Она рванула бы куда угодно по первому же намеку, что где-то ее поджидает один из тех ублюдков, к которым у нее были особые счеты, и не было ни малейшей необходимости усложнять себе задачу, ломясь в Хогвартс. Не поимка Итон, а что-то другое привело Пожирателей в школу - но могло ли это быть связано с Макфэйлом?
- Почему вы не ладили? С Макфэйлом, я имею в виду?

+1

9

- Не знаю. Не думаю. - Яэль даже моргнула удивленно. Покачала головой. - Вряд ли. Это же Андромеда. Все знают какая Андромеда, она ведь вышла замуж за магглорожденного и считается предательницей крови. Этого просто не может быть. - Лиса, скорее, поверила бы, что небо зеленое, чем в то, что Пожиратели смогут простить Андромеду. И что у нее, у матери Тонкс, той самой Тонкс, которой Лиса рыдала в плечо после смерти Чарльза, может быть какое-то дело к Пожирателям.

- Нет, кажется, нет. Мы не говорили об этом толком, но это ведь глупо, если бы пожиратели напали на Хогвартс, чтобы вызвать Итон. Мы говорили о том как себя вели Пожиратели. Я подумала, что это очень смело, что они выступили без масок, а Кеннет сказал, что это не так. В этом нет смелости, только наша слабость, так как Пожиратели - это близкие многих магов. - Говоря это, Яэль чувствовала мороз по коже. Тогда, еще в феврале, всё уже катилось в тартарары, теперь же Лиса стояла так далеко от всего, что ей было дорого, что это было страшно.
Страшно, потому что быстро.

Последние слова почти вынудили захотеть курить. Нет, вынудили. Лиса поискала взглядом, а потом поднялась и перенесла к себе с каминной полочки пепельницу и сигареты.
Она старалась уже не курить так, как раньше - это вредно для ребенка, как говорят магглы, но... не сейчас. Сейчас если не покурить, это будет вредно для матери.
- Я обижалась на Кеннета, потому что он смотрел на меня волком, а он... кажется, потому что я чистокровна и никогда не стеснялась этого. И того, что я Гамп. И того, что мой дед сделал то, что сделал. Я не знаю, Олдас. - Выдох. - Чтобы нравиться кому-то в Министерстве, я всегда прилагала много сил и ни ты, ни Марк, ни Кеннет никогда не видели мир моими глазами. А я всё стараюсь улыбаться... - Женщина пожала плечами.
- Я не была близка с Макфейлом, потому не могу сказать точно чем я ему была не мила. Но работать с ним было хорошо в процессуальном плане - Макфейл никогда и ничего не упускал.

+1

10

- И тем не менее, что-то упустил, - припечатал Уильямсон, не смягчая ни собственных слов, ни тона. - Иначе бы так не кончил.
Прямо сейчас у Олдаса таяла последняя надежда ухватить хотя бы намек на ниточку, которая сможет привести его к тому, что нашел Макфэйл - и это ощущение, топкое, вязкое бессилие, злило, выворачивало. Он поперся к Гамп, чтобы отвлечься от того, что узнал от О'Рейли - отвлечься вышло плохо. К сознанию, что его наебал Скримджер, прибавилось еще и это - чувство, что он ни шаг не приблизился к разгадке смерти Макфэйла.
- Если Макфэйл в самом деле считал, что пожиратели выступили с открытыми лицами, чтобы напомнить о себе своим родным и друзьям, то беседа с Тонкс как раз укладывается в его логику, - упрямо вернулся к тому, с чего начал, Олдас. - Урожденная Блэк, у нее на той стороне сестра... Сестры, если считать Малфой.
Считать ли Малфой? Уильямсон и сам не знал. Нарцисса Малфой пользовалась покровительством Скримджера, его доверием, устраивала ему встречи с Пожирателем, кто она - враг или друг?
Разговор с Тонкс вполне мог натолкнуть Макфэйла на какие-то интересные мысли, на какие-то догадки, связанные с кем-то еще - не с кем-то очевидным, вроде миссис Макнейр или того же Люциуса Малфоя, но, быть может, Кеннет в самом деле выяснил, кто еще из этих гребаных аристократов втихаря играет за команду Пожирателей?
Одной Паркинсон было достаточно, не будь предупреждения о нападении и эвакуации, последствия ее преступления были бы куда глобальнее - и чертову Амбридж Арну пришлось убрать.
Если Макфэйл считал, что все чистокровные одним миром мазаны и именно поэтому так никогда и не проникся симпатией к Гамп, это могло бы объяснить то, в какую сторону он копал - но там ли он накопал то, что его в итоге убило?
- А Тонкс? Что она думала по этому поводу? Ты сказала, что это смелость, Макфэйл - что это признак чужой слабости, а как отреагировала Андромеда? - Олдас понимал, что едва ли Яэль в данном случае надежный свидетель - прошло больше двух месяцев, беседа явно состоялась вскользь и едва ли отложилась в памяти четко и скрупулезно, но, что бы там ни было, у Гамп были способности к анализу данных - и не только тех, что она вычитала в отчетах десяти и пятнадцатилетней давности.
- Макфэйл не просто так свалился в реку, и мы оба это понимаем. Подумай, подумай как следует, сгодится любая зацепка... Тоже закурю, хорошо? Кстати, долго продержалась - бросаешь? - на правах бывшего родственника, заметил Олдас, хорошо помнящий, что в прошлом Гамп редко можно было увидеть без сигареты. - Может, он интересовался у тебя тем американцем? Дрейком? Дрейк мог вывести его на тех, кто его убил.

+1

11

- Он мог и просто оказаться не в том месте... - Яэль потерла лоб подушечками пальцев, пытаясь стереть хмурую морщину. - А его палочка? Прости, если ты уже говорил...
Вопрос о Тонкс как раз требовал долгой паузы на курение. Лиса не помнила толком слов Андромеды, помнила только ощущение настроения. Но больше напряг вопрос о сигаретах: Лиса быстро кивнула, улыбнувшись;
- Да, пожалуйста, если хочешь... я? Просто заметила, что потолки от сигаретного желтеют. Вот теперь стараюсь отходить к окну. - Стало жарко. И совсем не из-за камина. Нельзя было, чтобы Олдас узнал что-то лишнее о её положении. Нельзя.
Так что Яэль ринулась в воспоминания.
- Мне кажется, миссис Тонкс тогда... оскорбилась его намекам, пожалуй. И поддержала Кеннета, признавая, что выступать против родни потребует больше смелости и хладнокровия. Мы обсуждали как раз этот момент - с мотивами нападений и стилем защиты Хогвартса, а потом Кеннет ушел. Уже был конец обеденного перерыва. Я еще спросила у Андромеды как магглы справляются с нападениями и прочим. Но, увы, их методы мало чем отличаются от наших, как я поняла.

А вот дальше Лиса вновь нахмурилась, вспоминая и качая головой.
- Нет. У меня Кеннет ничего не спрашивал об Ирвинге, да и... - Лиса даже почувствовала, что краснеет. - Я не думаю, что Макфэйл проводил бы какие-то параллели между моим знакомством с журналистом и находками американца. В конце концов, Ирвинг Дрейк у многих успел взять интервью. Может, проще спросить в самого Ирвинга? - Яэль улыбнулась, воспоминания были и приятными, и слегка грустными.
Докурив, аккуратно вдавила окурок в дно пепельницы и посмотрела в глаза Олдасу.
- Может, всё-таки, чаю или кофе? Я понимаю, что у тебя сейчас голова раскалывается от этих поисков. Но зацепка должна быть. Всё получилось внезапно. - Женщина покачала головой. - Хотя это всегда внезапно с нами... с аврорами.

+1

12

Было что-то в том, как Гамп говорила о смелости и хладнокровии, которые могут понадобиться, чтобы выступить против родни. Олдас не мог припомнить, чтобы они с Яэль скрещивали копья в Аврорате, но не мог припомнить и что точно не скрещивали - впрочем, даже если она и говорила о сложных своих отношениях с Марком, ему в это лезть не было ни нужды, ни охоты.
- Значит, согласилась, - протянул он, не зная, что ему это дало и дало ли хоть что-то, ясно осознавая, что всего лишь цепляется за версию, которая возникла от безысходности, в тупой надежде, что со временем натолкнется на что-то получше. Насчет Дрейка Яэль его тоже ничем не порадовала - даже этот импровизированный мозговой штурм на двоих ничего не давал. - Я б спросил - я много о чем его спросил перед отъездом, но у него с головой было совсем херово - память как швейцарский сыр, форменный идиот. Были бы обливиэйты аккуратные, еще можно было бы что-то раскопать, у нас хорошие легиллементы, сама знаешь, но там кто-то неплохо взгрел ему мозги незадолго до конца его карьеры в Англии - и наверняка из-за того послания Скримджеру, появившегося в "Пророке". Может, когда он восстановится, но с чего бы ему возвращаться, да? А вытребовать его сами мы не можем, Скримджер никогда на это не пойдет.
И уж точно не пойдет после того, как Итон наебала этого своего американского дружка, Стрелона.
- Я не могу даже узнать, где Макфэйл бывал в последние дни перед убийством, с кем разговаривал, о чем спрашивал. Все его рабочие встречи записаны как следует, но полно заметок в блокнотах, которые мы не можем расшифровать - не можем даже понять, важно это или нет.
Уильямсон прикурил и сразу же стряхнул в пепельницу длинный столбик пепла, оставшийся с первой же затяжки.
- Давай кофе, у меня еще дел невпроворот, - нелепо было и дальше изображать, что он тут как официальный представитель - на официальных допросах следователь не тычется в стороны, как слепой щенок. - И не было у него палочки. Мы все обыскали - реку, доки, обшарили половину города вокруг реки. Ни следа его волшебной палочки. Кто бы его не убил, они забрали его палочку - а ты знаешь, кому сейчас больше всего нужны лишние деревяшки и кто не может просто обратиться к Олливандеру или другую лавку, чтобы заказать палочку.

+1

13

Весть о состоянии Ирвинга заставляет Яэль искренне огорчиться.
- Очень жаль, что Дрейк пострадал так сильно. Он хороший человек. - Женщина сжимает пальцы в замок, вздыхает, а потом с любопытством слушает о проблемах с записями Макфэйла. Интерес книжного червя приходится давить в себе - это может показаться слишком подозрительным. Так что согласие на кофе приходится очень кстати. Но прежде становится интересно еще и по другой причине:

- Ты прав. Палочка - это важно. А у Кеннета была только одна палочка? - Мисс Гамп даже удивленно хмурится.
- Он ведь старший аврор... был... мог себе позволить две палочки. - Попытка вспомнить как выглядела волшебная палочка бывшего коллеги оборачивается невнятной темнотой памяти. Женщина раздраженно трет висок подушечками пальцев и качает головой.
- Ужасные времена.

Лиса проходит на кухню, зажигая свет и спешно оглядываясь - кроме множества окурков в пепельнице, ничего не скажет, что в доме живет больше одного человека. И рыжая ведьма бестрепетно отправляет окурки в мусорное ведро, выворачивая пепельницу. А потом моет руки и достает турку и кофе.
- Недавно смолола как раз. - Говорить что-угодно, говорить, чтобы не думать, что, на самом деле, сама виновна, немного виновна в том, что эти ужасные времена существуют. И совсем не Обет удерживает от того, чтобы рассказать о Пожирателях Смерти, а чувства.
"Может, я уже не человек?"
Отражение в стеклянной дверце шкафа было бледной маской с темными провалами глазниц, и выражений глаз не разобрать. И то хорошо.

Когда аромат кофе стал ощутим, Яэль оглянулась, выглядывая в гостиную.
- А у Кеннета дома? Признаюсь, я даже не знаю, где он жил. Соседи? Родственники? Никто ничего не знает? Не подозревал?

0

14

- Вторая палочка была, дома, в упаковочной коробке - запасная, он с ней почти и не ходил. Привычка носить обе, должна быть, вернулась не ко всем, - мрачно иронизирует Олдас, который и сам по-прежнему носит только одну волшебную палочку, не думая, что ситуация может зайти так далеко, что ему может потребоваться вторая - полагаясь на свои навыки, на в целом мирные намерения тех преступников, с которыми он обычно имел дело за последние годы, до самой прошлой осени.
А ведь все изменилось, и кто знает, быть может, смерть Макфэйла и объяснялась тем, что он не успел за изменениями, ка кза ними не успевал и Олдас.
При мысли об изменениях в голову пришел Скримджер - и Уильямсон отплевался от этой мысли. Это было сложно - думать сразу на два фронта, решать сразу две серьезные проблемы, а потому он сосредоточился только на одной, на той, которая казалась ему попроще: расследование убийства, пусть даже жертвой на сей раз был коллега, все же было привычнее, чем размышления о том, как расспросить Скримджера о его шашнях с Пожирателями.

Яэль уходит на кухню, и Олдас почти благодарен ей за эту передышку - сидит себе в кресле, мельком рассматривает разложенные книги и бумаги, не придавая увиденному ни малейшего значения, пытаясь рассортировать все, что получил сегодня, но зная, что получил ноль целых хрен десятых. Он не сильно надеялся на то, что Гамп сможет помочь - она никогда не была особенно близка с Макфейлом, да и из Аврората ушла явно не просто так, но все же надеялся хоть на что-то, и, обманувшись в этой надежде, почувствовал себя бесполезным и вымотанным.
Ничем ему не могла помочь Гамп, несмотря то, что опыт оперативной работы твердил, что подсказка может быть угодно - зря он сюда пришел.
Когда тянет кофе и Яэль вновь показывается в гостиной, Олдас уже воспринимает их разговор как пустой треп.
- Не-а. Он жил здесь неподалеку, знала? Жил тихо, один - а здесь, вроде как, не принято лезть в дела соседей, - не поэтому ли и сама Гамп ввыбрала этот район. - Никто ничего не видел, не слышал, а некоторые даже не сразу смогли его припомнить, хоть легиллементов вызывай. Я загрузил работой отдел отслеживания магических всплесков еще когда мы только нашли тело - но ты сама знаешь, аппарация едва отслеживается на остальном фоне, особенно если прошли дни, к тому же после Азкабана и дементоров у них появилась задача поважнее. Какой-то стажер работает с последними перемещениями Макфэйла, я все еще жду ответ - может, в этом году дождусь.

Он помешал кофе, отпил еще горячим.
- Впрочем, может, я вообще ошибаюсь, связывая убийство Макфейла с Пожирателями. Он был хорошим аврором, кто знает, кому он насолил, а сейчас самое время сводить старые счеты, сваливая вину на сторону. Не было ни Метки, ни какого-либо еще знака, а на Хэллоуин и в Хогвартсе эти суки не скрывались. Помнишь, как было в семидесятые? Чего ради Пожирателям скрывать, что они посчитались с тем, кто отправил одного из них в Азкабан? Чего ради прятать тело?
Тут было что-то другое, что-то... личное, пришло ему на ум.
Из-за чего бы не убили Кеннета, тот, кто это сделал, явно хотел замести следы, а значит, ему было что скрывать.
Найдешь мотив - найдешь убийцу, повторил про себя Олдас.
- Ладно, ты извини, что я так вторгся - у тебя свои дела, но если что-то вспомнишь, хоть что, любую мелочь - с кем Макфэйл говорил в последнее время, о чем, куда ходил - сообщи. Я приму тебя в любое время - по старой-то памяти. И последний вопрос. Не знаешь, Макфэйл ладил с Вейном Арном?

+1

15

- Я вторую так и не заводила. Раньше было не нужно... теперь, впрочем, тоже. - Почти невпопад заметила ведьма, вернувшись с напитком в гостиную. Её волшебная палочка была починена магией и это было лучше, чем ничего, но всё равно - игра на грани.
Весть о том, что Кеннет жил неподалеку, застает и настигает сильным удивлением.
- Да? Нет, я не знала. Никогда с ним не пересекалась на этих улицах. - Странное чувство. Вроде бы сама Лиса ничего не потеряла. Ни капельки, ведь Макфэйл не был ей другом, но, в то же время, что-то царапало изнутри. Не виной, но... чем? Что такого отзывалось на весть о смерти почти соседа? - Потерев висок, задумавший, Яэль только устало вздохнула.
- Помню. - И правда ведь, помнила. В этом году ужасно тяжело будет принести цветы на могилу Хельги.
Были ли тогда такие, как она? Предатели?
Яэль ведь предательница - памяти семьи, своего долга аврора, своих принципов.
Предательница, научившаяся мирно стоять под взглядом главы Аврората, который может и должен её посадить в клетку.
А мисс Гамп участливо вздыхает о том, что не случилось.
"И как меня не тошнит от самой себя?"

- Помню... может, и правда, личное. Или инсценировано под личное. Но круг тех, кому это было выгодно... я даже не знаю на сколько может быть велик. - Ведьма потянулась за сигаретами опять.
- Да, если вспомню, я обязательно тебе сообщу. - Помочь Олдасу это ведь не будет предательством Рабастана? Слишком запутано всё теперь. Слишком.
Последний вопрос не вызывает даже удивления - легкая заминка на воспоминания, не более.
- Не уверенна. Но Вейлин очень спокойный, как мне кажется, а Кеннет, кажется, больше ладил с коллегами-мужчинами. Так что, возможно. - Лиса посмотрела в лицо главы Аврората и покачала головой.
- Прости, мне искренне жаль, что я не могу ничего важного вспомнить. - Почему она сказала "вспомнить", а не "сказать"? Мысль тревожная.
Хочется немедленно связаться с Рабастаном, но это опасно. Вдруг за домом будет слежка?
Сердце сбивается с привычного ритма.

+1

16

кофе он допил, чашку поставил обратно, покивал. Ладно уж, и так понятно - еще один день без результата.
- Понятно.
Гамп не только о Макфейле не знала даже того, что жила с ним в одном районе, но и Арна вот считала спокойным.
Никак не отреагировав на ее слова о том, что Макфейл больше ладил с коллегами-мужчинами - вряд ли его убила какая-то рассерженная этим ведьма - Олдас оглядывает гостиную, уже больше по привычке, чем по необходимости, пытаясь вспомнить, бывал ли он здесь и как давно.
Гамп не спрашивает его ни о брате - что в целом понятно - ни о том, какие новости в Аврорате. Это, в принципе, тоже понятно: кажется, ей в самом деле было если не сложно, то не особенно комфортно, с такой-то фамилией. Потом смерть Клиффорда, итонские проверки - конечно, навалилось. Он не осуждал Гамп - и в мыслях не держал, но, возможно, из-за того, что никогда не относился к ней всерьез, и, вздумай она его сейчас расспрашивать о том, чем живут, чем занимаются бывшие коллеги, что новенького, едва ли стал бы откровенничать, отделался бы ничего не значащими, пустыми фразами.
- Спасибо за кофе, - собрав по дну остатки представлений о вежливости, Уильямсон встал и направился к дверям. Чары едва заметно отреагировали - он бы и не заметил, если бы специально не прислушался, думая, не предупредить ли Гамп быть осторожнее, а больше о том, нужны ли ей его советы.
Судя по всему, советы не были нужны - и защита у нее здесь стояла хорошая. Может, даже слишком хорошая для той, кто нынче преподавала в Хогвартсе, но это не запрещено.
- Я бы посоветовал тебе наложить на дом дополнительные чары - вдруг кто-то в самом деле пошел под шумок мстить давним недругам из авроров - но ты вроде и без меня об этом подумала. Надеюсь, не понадобится. Ну, удачи. Заходи.
Куда именно заходить, Уильямсон уточнять не стал - они с Мартой уже сто лет не жили вместе, едва ли та обрадовалась бы бывшей жене брата бывшего мужа, его нового адреса Яэль даже знать не могла, так что оставался только Аврорат, но Гамп не казалась страдающей ностальгией по прежнему месту работы.

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Innuendo (23 марта 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC