Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (с 1996 года по настоящее) » Who goes visiting friends in the morning? (13 апреля 1996)


Who goes visiting friends in the morning? (13 апреля 1996)

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Название эпизода: Who goes visiting friends in the morning?
Дата и время: 13 апреля 1996, раннее утро
Участники: Уинифред Сатклифф, Иэн Корморан

Тинворт, дом Корморана

0

2

Корморан, конечно, был человеком дружелюбным - особенно смотря с кем сравнивать - однако сознавал, что живет в глуши и далеко не каждый решит отправиться в Тинворт лишь для того, чтобы повидаться с ним или принести кофе в постель.
К тому же, в последнее время он и забыл, что слыл домоседом - к заботам о том, как там Луна у Энгуса, теперь прибавилось беспокойство за Годит, явно испытывающую проблемы из-за своего заражения, а потому Иэн особенно ценил дни, когда к этому списку не прибавлялось еще и Министерство - например, выходные.
Суббота ему нравилась тем, что можно было провести подольше времени в постели, почитать свежую монографию по магозоологии, любовно купленную на неделе, разобрать накопившуюся почту и неторопливо продумать, чем он займет свободный день: чем позавтракает, куда отправится, что приготовит на обед.
И, сдвинув очки для чтения на кончик носа, он читал прямо в постели, когда громкий стук снизу нарушил это мирное течение утра.
Стук едва ли предвещал что-то хорошее. Даже такой бодрый оптимист, каким являлся Корморан, не мог не забеспокоиться, особенно на фоне прошедшего марта. В первую очередь он подумал, что это Энгус - и, само собой, с дурными вестями о Луне или Дженис. Затем - что что-то случилось у Годит. Потом - и эта мысль заставила его притормозить с поисками халата - он подумал о том, что уже дважды сюда наведывались Пожиратели Смерти.
Волшебная палочка была где-то в тумбочке, пришлось поискать. Спрятав кулак с зажатой палочкой в карман халата, Иэн спустился вниз, стараясь не шуметь, и посмотрел в глазок, который, насколько помнил, еще ни разу раньше не использовал.
На пороге стояла молодая женщина - и это тоже было неожиданностью.
Те соседи из деревни, которые навещали Иэна на его окраине, не ленясь пройти полмили по побережью, были его возраста - и, как правило, собирали подписку на ремонт местного клуба, устроение отделения совиной почты или просто призывали проголосовать против пьяных водителей Корнуолла.
Женщина, которая стучала в дверь Корморана сейчас, не выглядела заинтересованной в чем-либо из вышеперечисленного.
Впрочем, не выглядела она и опасной - скорее, вымотанной и встревоженной.
Иэн распахнул дверь, но руку с палочкой продолжал держать в кармане - слишком много всего произошло за последний месяц, чтобы не думать об осторожности.
- Что случилось, мисс? Вы заблудились? Нуждаетесь в помощи?
Он и подумать не мог, что она искала его.

Отредактировано Iain Cormorant (25 июня, 2018г. 11:40)

+1

3

В Тинворте была автобусная станция, и Уинифред провела в зале ожидания те несколько часов, которые позволяли ей явиться к мистеру Корморану в относительно пристойное время, но прежде, чем он уйдет на работу.
Магозоолог Иэн Корморан оказался ее единственным знакомым в Англии, чей адрес она могла вспомнить, и к тому же она доехала до него очень быстро. Без волшебной палочки, без порталов и каминов расстояния снова стали для нее большой проблемой. Все остальные или разъезжали по миру, или жили в других странах - и даже не всегда европейских. У нее не осталось друзей детства, не было близкой родни - никого, к кому она могла бы явиться ранним апрельским утром. Только человек, с которым она когда-то обменялась несколькими письмами.
Это было очень странно. Уинифред думала об этом, когда приводила себя в порядок в туалете. Майлз, водитель грузовика, поверил в ее рассказ о чокнутом бойфренде, который выгнал ее из дома из-за какой-то ерунды. Он угостил ее на заправке горячим чаем и сэндвичем и дал несколько ценных советов, что с такими бойфрендами надо делать. Все это - и чай, и советы, и чокнутые бойфренды - было из какой-то другой реальности, из той, где люди ездят по стране на грузовиках и перекусывают на заправках. Уинифред боялась, что навсегда потеряла свою собственную реальность.
Этой ночью она почти не спала, опасаясь погони, хотя ей удалось прилечь на жестких стульях в зале ожидания. Все время казалось, что они придут за ней, что они уже у двери. Вэнс. Лестрейндж. Деррик. А иногда, задремав, она видела перед собой залитое кровью лицо Дейзи, и сердце выскакивало у нее из груди.
Майлз даже оставил ей несколько шиллингов, чтобы она могла купить себе еще немного еды и позвонить из автомата. Но звонить ей было некому, а закусочная в то время, когда Уинифред двинулась к дому Корморана, была еще закрыта. Было еще слишком рано, но она сходила с ума от ожидания и хотела скорее знать, поможет он или откажется и придется каким-то образом добираться в Пазлвуд. Без денег, документов и без теплой одежды - куртка с вешалки оказалась слишком легкой. От всего этого Уинифред была готова разрыдаться прямо сейчас.
Ей пришлось долго стучать в дверь, прежде чем послышались шаги. Она уже почти поняла, что ошиблась адресом и никого нет дома, когда на пороге наконец появился хозяин. Уинифред никак не представляла себе Иэна Корморана, но ей почему-то подумалось, что она представляла его себе не так.
- Доброе утро, - выдавила она и откашлялась, голос сел после долгого молчания. - Извините за такой ранний визит... Я вас не разбудила, я надеюсь... Вы мистер Корморан?
По выражению лица она поняла, что да, это именно что мистер Корморан, и с облегчением вздохнула. Узел с журналами оттягивал ей руки.
- Я Сатклифф, Уинифред Сатклифф. Мы однажды переписывались с вами... Мне очень нужна ваша помощь, но это недолго, честное слово.

+1

4

Она в самом деле пришла к нему, к Корморану.
Он удивленно вскинул брови, борясь с желанием распахнуть дверь пошире и пригласить ее войти - приходилось напоминать себе, что нынче не те времена, чтобы так безоглядно доверяться незнакомцам, но затем она назвала свое имя и Иэн сообразил, кто она.
- Унифред Сатклифф?.. - его лицо посветлело. - Ну конечно, Уинифред Сатклифф, кормовая база лунного тельца. Прекрасная статья! Ее перепечатывало несколько иностранных изданий, я запомнил...
Он смешался, оглядел ее с головы до ног - ни сумки, ничего, только какой-то узел, явно собранный впопыхах.
- Проходите, Бога ради, не стойте в дверях! Конечно, я вас помню и помогу, проходите!
Теперь было просто ужасно держать ее на пороге - его знакомую Уинифред Сатклифф, которая произвела на него самое приятное впечатление по переписке и теперь просила о помощи.
Это, пожалуй, стало решающим - все мысли о том, что Уинифред может быть опасна, его покинули.
- Извините меня за мой вид, я не ждал гостей. Насколько срочно вы нуждаетесь в помощи, я успею привести себя в порядок? Может быть, вы успеете выпить чаю? Хотите позавтракать? Я помогу вам, разумеется, мисс Сатклифф - но расскажите, в чем дело.
Кажется, она жила не в Англии - тем необычнее было ее появление в Тинворте ранним утром, да еще с просьбой о помощи.

+1

5

И еще в переписке мистер Корморан не производил впечатления человека, который так радушно готов принимать гостей спозаранку. Уинифред поняла, что ей не придется упрашивать и унижаться - а она на всякий случай готовилась именно к этому. Доброе - кажется, искренне доброе - отношение выбило ее из колеи, она не придумала, что сказать, только молча закивала и переступила порог.
В доме было уютно. Уинифред не интересовалась, женат ли мистер Корморан, но ее вдруг смутила мысль, что может быть женат, и ее внезапное появление внесет в семейные отношения разлад. Ей захотелось оправдаться сразу за все.
- Извините за это вторжение, просто я осталась без палочки, и вы мой единственный знакомый, кто сейчас в Англии... я не придумала, к кому еще обратиться.
Напоминание о статье, которую когда-то печатали и перепечатывали, снова напомнило ей о том, что она потеряла. Начиная с возможности публиковаться и общаться с единомышленниками до бесценных тибетских образцов, которые, конечно, уже сгнили в ее сумке в Пазлвуде. Лучше бы она отправила их почтой кому-то из коллег.
Но минута, час или даже день промедления никак не могли бы ей навредить сейчас, когда она была в безопасности. Она должна была быть в безопасности, ведь Лестрейндж не знает о ее знакомстве с Кормораном! Уинифред покачала головой, неосознанно прижимая к себе узел и этим жестом пытаясь усилить мысль о безопасности.
- Я уже не спешу, мистер Корморан.
Она колебалась между несколькими вариантами ответа на простой вопрос, что случилось. Самым разумным было бы ничего не говорить и просто попросить его доставить ее в Пазлвуд любым удобным способом, забрать свою палочку и уехать из этой проклятой страны навсегда. Но палочки могло там не быть. Сумку могли распотрошить бродяги или бездомные собаки, и тогда ей придется просить Корморана... Уинифред не знала, о чем. В сумке остались ее документы, деньги - там осталось все, на что она полагалась.
К тому же все, что она делала в последние месяцы, как она лгала и изворачивалась, чтобы выжить, теперь казалось ей отвратительным. Она хотела, чтобы все снова было просто, чтобы изворачиваться больше не потребовалось. Но может статься и так, что едва она все расскажет, и ее выставят из этого гостеприимного дома на улицу...
Ну и пусть, подумала Уинифред в приступе ей самой непонятной принципиальности. Пусть выставят. Она хочет знать, на что ей теперь рассчитывать при встрече с теми, кому повезло не ходить по лесу в полнолуние.
Но она сказала это гораздо менее твердо, чем подумала.
- Дело в том, что меня укусил оборотень.

+1

6

- Не извиняйтесь, я не был занят ничем важным, - закрывая дверь за Уинифред, Корморан попытался понять, как именно она осталась без палочки, а заодно ужаснулся тому, что несчастная, быть может, добиралась до Тинворта бог знает откуда.
Он крутил в руках пояс халата, готовый бежать немедленно одеваться, если у них есть хотя бы десять минут, но Уинифред, очутившись в гостиной, вроде бы немного расслабилась - и никакой спешки не было.
Славно, подумал Корморан, который уже проникся сочувствием к Уинифред, оказавшейся в столь неприятной ситуации, что была вынуждена беспокоить малознакомых людей. Славно, потому что спешка ей, казалось, была абсолютно противопоказана - а вот что пошло бы на пользу, так это чашка горячего чая, сэндвич и возможность перевести дух.
Эта история про потерю палочки, узел с чем-то, что при ближайшем рассмотрении больше не выглядело вещами... Причины, приведшие Уинифред на его порог, явно не вписывались в разряд банальных неприятностей, изредка случавшихся с любым путешественником - и Корморан приготовился почти ко всему.
Кроме, видимо, того, к чему нужно было подготовиться.
История с Годит заняла все его мысли и он с удивлением уставился на Унифред, как будто сам факт, что кого-то еще во всем мире мог укусить оборотень, был невероятен.
Медленно отпустил пояс, покачал головой, когда справился с удивлением, но не с сочувствием, и кивнул.
- Кладите ваши вещи куда хотите, Уинифред - я могу звать вас Уинифред? Вам нужна медицинская помощь? У меня есть маггловская аптечка и достаточно зелий, чтобы обработать и заживить укус, но если травма серьезная, лучше обратиться в Мунго.
Он, так уж получилось, по личным причинам знал, сколько времени прошло с апрельского полнолуния - а потому начал с главного: если она не получила помощи целителя или маггловского врача, с этого и стоило стартовать.
- И, не обижайтесь, вы выглядите так, будто провели на ногах всю ночь. Вы голодны? Пойдемте на кухню - честное слово, там тоже можно устроиться с удобством, а заодно перекусить. Где же вы были с самого полнолуния?
А это, кстати, был хороший вопрос, подумал Корморан между делом - где-то же она провела больше недели, до того, как возникнуть у него на пороге? Пряталась от оборотней в лесу? Маловероятно. Искала помощи у кого-то другого?
История становилась все запутаннее даже на непритязательно-хаффлпафский вкус Иэна, но он все же остановил потом вопросов, напоминая себе, что она пришла за помощью, а не чтобы удовлетворить его любопытство.

+1

7

Иэн Корморан излучал радушие, доброжелательность и беспокойство, которое казалось искренним. Может быть, ей наконец-то повезло? Несколько шиллингов в кармане, обещанная чашка горячего чая и свобода, самое главное - свобода! К тому же в тёплом доме Уинифред начала отогреваться и от этого стало легче и на душе.
Она огляделась и осторожно опустила свой узел на пол. Ближайшее кресло было покрыто красивой накидкой, и она не хотела запачкать его - узел, с которым она не расставалась, покрылся пылью и немного - пятнами. Кажется, даже машинное масло немного попало. Уинифред заботилась только о том, чтобы записи не пострадали, но теперь ей не хотелось ещё и причинять хозяину беспокойство или мелкий ущерб.
- Нет, - сказала она тихо. - Не нужно ничего лечить. Там не было... ничего страшного..
Все зажило удивительно быстро. Недаром считалось, что оборотни меньше обычных людей подвержены болезням. Хотя рана не совсем болезнь, если быть точной.
- Да, конечно, зовите меня Уинифред. Можно Винни. Меня все так зовут.
Она слабо улыбнулась на замечание, что плохо выглядит. Главным было то, что она не выглядела мертвой или разъяренным оборотнем, вот что важно. И конечно, она хотела есть.
- Да, я бы перекусила. Если это удобно. Я не задерживаю вас? Может, вам надо на работу... и так далее?
Было бы хорошо отвлечься от вопроса, где она была с самого полнолуния. Чем занималась, оставаясь в подвале с запертыми клетками, в которых копошились Дейзи и Деррик. Тогда ещё живые. Волна страха и какого-то мучительного чувства, похожего на стыд, окатила ее и отхлынула на время. Ведь это из-за неё они оба погибли, но Уинифред до сих пор об этом не думала. Ей надо было думать о другом. А сейчас, в безопасности, все это к ней вернулось.
Она медленно прошла в кухню, сняла там куртку и уселась за стул, неловко складывая куртку на коленях. Ей захотелось выговориться, дать выход всему, что в ней скопилось.
- Меня укусили в марте. Потом... меня передали Фенриру Грейбэку. Не спрашивайте, кто, они взяли с меня Непреложный обет. Я жила в стае до полнолуния. После полнолуния меня забрал Рабастан Лестрейндж. Они брали анализы. Ставили опыты. Изучали мою кровь... вводили ее другому человеку, и он... его уже нет в живых. Я забрала лабораторные журналы. Там вся информация. Может, в ней есть какой-то смысл.
Уинифред наконец сложила куртку, облокотилась о стол обеими руками и запустила пальцы в волосы, закрывая лицо. Она чувствовала невнятное облегчение от того, что наконец говорит об этом, и страх перед тем, что еще предстояло сказать. Она снова вспомнила крики в ту ночь, когда сама укусила кого-то. Крики были женскими.
- Перед полнолунием, - сказала она, все плотнее завешивая лицо, - они отвезли меня куда-то. Я обратилась. Я хотела сбежать, но... покусала кого-то. Какую-то женщину. Может быть, я убила ее.

0

8

Он обеспокоенно посмотрел на Уинифред, но ничего не сказал - нельзя же было в самом деле набрасываться на человека с порога, заставлять раздеваться и демонстрировать укусы. К тому же, Унифред Сатклифф запомнилась ему по переписке девушкой здравомыслящей, не похожей на ту, которая проигнорирует необходимость медицинского вмешательства, если таковая будет. Конечно, многое могло измениться, но даже сейчас, укушенная оборотнем, без палочки, в стране, где знала только его, Унифред действовала здраво - нашла же она его, в самом деле.
В следующее же мгновение он понял, что переоценил состояние молодой женщины.
- Сегодня суббота, Винни. Мне не нужно на работу. На самом деле мне никуда не нужно. Я уделю вам столько времени, сколько потребуется и, пожалуйста, не думайте об этом. У вас есть заботы поважнее.

На кухне она устроилась скромно, придерживая на коленях свою куртку, как будто в любую минуту была готова сорваться с места и бежать дальше, еще дальше. Быть может, от того, кем стала - пока он наблюдал это в Годит и знал, что убежать не получится, но все все равно пытаются.
Раз ее укусили в марте, сообразил Корморан, хлопая дверцей холодильника, значит, она уже пережила свое первое обращение. Значит, на самом деле прошло больше времени, чем он думал сначала, но укус уже точно не причиняет ей беспокойств.
От того, что необходимость оказывать медицинскую помощь отпала, никакого особенного облегчения он не почувствовал - не на фоне ее остального рассказа, который с каждым словом все сильнее напоминал главу из какого-то жуткого триллера о сумасшедших ученых - и отдельно его поразило упоминание имен Лестрейнджа и Грейбэка. То, что оборотни Грейбэка стакнулись с Пожирателями Смерти, особой новостью не было - после возвращения Того-Кого-Нельзя-Называть логично было ожидать, что он призовет не только тех магов, что поддерживали его раньше, но и прочих мерзавцев, однако одно дело было знать об этом как о факте, не имеющим к нему прямого отношения, и совсем другое - видеть Уинифред Сатклифф, пострадавшую и от тех, и от других, на своей кухне.
- Это невозможно! - Корморан не смог скрыть своего отвращения, разворачиваясь от холодильника с полными руками - Винни наверняка требовалось не просто перекусить, а как следует подзаправиться. - Чего они хотели добиться?! Убить его?!
Переливать кровь зараженного ликантропией здоровому человеку - и рассчитывать на что?
Корморан колдомедиком не был и с трудом мог представить, что такие эксперименты вообще могли прийти кому-либо в голову.
Однако, наверное, не стоило ему так эмоционально реагировать - Унифред падала духом все сильнее, ей не поможет напоминание о том, что ее кровь могла быть причиной болезни кого-то другого.
Поэтому Корморан заткнулся, поставил перед Винни горшочек с приличным куском вчерашней запеченой телятины, которая отлично шла и холодной под дижонскую горчицу и заправку с яйцом и кресс-салатом, и положил рядом вилку и нож, не зная, как отвлечь ее от мыслей. от который она сама предпочла спрятаться за волосами.
Ее последние слова настигли его, когда он отправился за хлебом.
Корморан развернулся, не допуская и мысли, что то, что пришло ему в голову, правда.
- Вы помните, куда? - негромко спросил он, гордясь, что голос не дрожит. - Помните, куда вас отвезли? А женщину... Эту женщину помните? Это произошло в Глостершире?

Отредактировано Iain Cormorant (25 июня, 2018г. 19:53)

+1

9

До этого Уинифред не задумывалась о днях недели. Но тут ей снова повезло, сегодня была суббота. Кем работает Корморан, она не знала или не помнила. Кажется, он был как-то связан с Министерством магии. Это немного пугало - она и законодательством никогда не интересовалась, кроме узких областей, не знала, велит ли ему служебный долг передать ее аврорам и дальше в Азкабан. Или ее поступают с оборотными в Англии? Как вообще поступают с оборотнями во всем цивилизованном мире? Делают ли им скидку на то, что они целый год изучали лунный лишайник, а теперь больше никогда - никогда! - не смогут на него посмотреть?
Но Корморан, увы, был прав: у неё есть заботы поважнее, и иногда приходится признать, что есть что-то важнее гербологии.
Появление еды заставило ее вспомнить, что она голодна... как волк. Уинифред посмотрела на холодное мясо и взяла было вилку, но тут же снова положила. Кусок в горло не лез от воспоминаний о Деррике. О том, как пружинит его спина под ее ударами и она не знает, успеет ли убить его прежде, чем он убьёт ее.
- Они хотели посмотреть, что будет, установить природу вируса... проверить, возможно ли заражение таким путём. Да. Он заразился.
Теперь, когда у неё появилось какое-то будущее, кроме подвала в каком-то доме в Корнуолле (как же повезло, что в Корнуолла!), надо было задуматься. И это будущее не казалось безоблачным. Наверное, история не закончится тем, что она вернётся в Андалусию, повидает дочь и уедет снова, ведь у неё столько идей для экспедиций...
Уинифред было ужасно стыдно вываливать все это на незнакомого человека, и она молчала, глубже запуская пальцы в волосы. Эта привычка появилась у неё в стае.
- Я не знаю. Фенрир сказал, что она богата... и кажется, что она это чем-то заслужила. Я помню только крики. Женские.
И плотный запах крови вокруг, металлический вкус крови во рту, тяжелые удары звериного сердца, холодок мрамора под лапами. Да, наверное, пол был мраморным.
- Вы слышали о нападении, да? - она подняла голову и посмотрела на Корморана в упор. - Это потому, что я убила ее, да? Убила? Ее одну?

Отредактировано Winifred Sutcliffe (26 июня, 2018г. 07:14)

+1

10

Неизвестно, на что он рассчитывал - больше ни о каких нападениях не было известно, разве что кто-то намеренно скрыл информацию об инциденте, но все, что говорила Уинифред, указывало на Годит.
Корморан все же справился с хлебом, поставил на стол тарелку с нарезанными ломтями, выставил масленку, что-то еще - механически шарил по холодильнику, а сам думал о том, что была во всем этом какая-то жуткая ирония.
- Да, я слышал о нападении. - Взгляд у Винни был почти безумным - кажется, она заблаговременно осудила себя и вынесла приговор. От такого взгляда хотелось держаться подальше, но Иэн поборол это желание: так уж сложилось, что судьба привела Винни к нему - к человеку, который не просто слышал о нападении, но имел дело с его последствиями и был хорошо знаком с жертвой.
- Я работаю в Департаменте регулирования магических популяций и контроля над ними, Винни, вот почему я слышал о нападении. Проблема оборотней - наша проблема, - отчего-то он не стал огорошивать ее информацией, что ранним субботним утром она заявилась не просто к рядовому сотруднику, но к главе Департамента регулировщиков. - Я был там в ночь нападения... После нападения. Женщину зовут Годит Макмиллан, она в самом деле богата. И она жива. Слышите, Винни? Она практически не пострадала.
Тогда он счел это чудом - то, что Годит выжила и отделалась укусом в бедро. Позже принял ее версию, что это было наказание за упрямство и предупреждение на будущее, а потому она и не должна была умереть - от мертвой, от нее не было бы никакого прока. Теперь не знал, что и думать - из скудного рассказа Винни о криках не складывалось впечатления, что она контролировала себя хоть сколько нибудь, да еще учитывая особенности первого обращения, к тому же, он хорош помнил растерзанного домовика, который пытался защитить хозяйку.
Потом говорили, что там было два домовика - в том месиве, прикрытом промокшей к прибытию Корморана тряпкой.
Обсуждать это с Винни не хотелось. Предлагать ей обратиться к легиллементам, чтобы вспомнить все - тоже. Корморан и сам не был уверен, что не предпочел бы забвение.
- Вы ее не убили, Винни. Это самое главное. Вы не контролировали себя, вы больны - и все же никого не убили. Не забывайте об этом и не позволяйте никому забыть.
Она говорила о Грейбэке, а это значило - никаких зелий, никаких клеток, никаких сожалений. Грейбэк отказался от общества и его Стая действовала также, поставив во главу угла свободу монстра в дебрях, и одной из забот Корморана была как раз необходимость развенчивания этого романтического мифа, создание альтернативы для тех, кто оказался укушен и был вынужден выбирать между жалким существованием с клеймом парии и преступным сообществом Грейбэка.
- Вас будут искать, Винни? Те - Грейбэк, Лестрейндж? Они знают, кто вы? Они будут вас искать?
В то, что ей просто дали уйти, Корморан не верил, а значит, оставался лишь один вариант: она сбежала. Сбежала и забрала лабораторные журналы, вспомнил он и от этих мыслей его снова пробрала дрожь.

+1

11

Уинифред стало не по себе от того, что единственный человек, кого она знала в Англии, занимался именно контролем над оборотнями. Судьба словно привела ее в новую ловушку, и она не знала, чего теперь ждать. Корморан мог сейчас усыплять ее бдительность, чтобы потом обезоружить и... что?
И даже если это так, то что ей делать без его помощи? Уходить сейчас и добираться в Пазлвуд любой ценой? Что если он не позволит ей уйти? Он не должна причинять вред еще кому-то. Не должна даже пытаться. И что если "не пытаться" значит сдаться и смириться с любым положением вещей?
Она потерла виски и убрала волосы с половины лица. Если женщина почти не пострадала, откуда этот металлический привкус во рту, который появляется каждый раз при воспоминаниях о той ночи?
- Убила, - сказала она. - Я убила Деррика Мартелла. Ему вводили мою кровь. Он напал на Дейзи, прокусил ей горло зубами. Я забила его какой-то железкой. Сломала ему спину. Бросила их прямо там же.
Можно было и помолчать об этом, но Уинифред чувствовала, что ей надо рассказать об этом, иначе она просто сойдет с ума. Сойти с ума хуже, чем оказаться в Азкабане. Наверное. Этого она еще не проверяла. Она научилась спасать то, что можно спасти сейчас - свой рассудок, для начала.
- Они были в клетках, а я открыла клетки, чтобы мы могли сбежать вместе. Лучше бы не открывала.
Но Деррик так просил. Уинифред знала, что ему уже ничем не помочь. Разум допускал такую вероятность, но ее новое волчье чутье говорило, что нет. Что он скоро умрет, он не вынесет противоестественной трансформации. Но он так просил, и он понимал, о чем просит. Но ты не хотела понимать, Винни.
- Не знаю, - Уинифред все-таки ковырнула еду вилкой. - Я училась с Лестрейнджем, он знает, кто я. Но они не знают про вас. А больше меня негде искать. У меня никого нет в Англии, все уехали. Я не была тут много лет... Наверное, они будут искать журналы.
Она заставила себя попробовать телятину, и это оказалось вкусно. Аппетит никак не шел, хотя желудок и сводило от голода, но ей требовалось время, чтобы забыть о Мартелле, Дейзи и луже крови на полу. Уинифред снова опустила вилку, но не выпустила ее из рук. Ей хотелось за что-то держаться.
- Что теперь со мной будет? Что ваш департамент делает с такими, как я?

+1

12

Слушать это не хотелось, но он не мог не слушать. Не мог сказать ей, чтобы она не рассказывала, не мог сказать, что это дело авроров, Скримджера, Уильямсона или Боунс, но никак не его - слушать о тех, кто умирал где-то там, кого она убивала.
Поэтому Корморан сел напротив и слушал, запоминая имена, которые ему ни о чем не говорили, пытаясь не представлять, как это было - как Уинифред вообще смогла выжить, сбежать, и как хотела спасти кого-то еще.
Он открыл было рот, чтобы сказать об этом - что она молодец, что она действовала из лучших побуждений - но все же не сказал. Ему показалось, что она знает это и сама - и что это совсем не является оправданием.
Дорога в ад вымощена благими намерениями, вспомнилось некстати, и Корморан, который в глубокой юности в самом деле рассматривал карьеру священника, оставил при себе благие и обтекаемые фразы. Винни нужно было найти спасение в самой себе, вот в чем было дело. У него не было ничего, что могло бы ей помочь по-настоящему - кроме желания помочь.
Не важно. Деррик Мартелл и Дейзи, кем бы они не были, мертвы - а значит, могут подождать.
Это решение далось ему нелегко, но что он мог сделать для них? Для жертв чьего-то чудовищного эксперимента, умерших и не спасенных?
Зато Уинифред сидела прямо перед ним - и все еще была жива, как и Годит.
- Тем лучше, - засвистел чайник и Корморан потянулся было за палочкой, чувствуя себя невероятно уставшим уже с утра, но все же не стал рисковать только что починенной проводкой и поднялся на ноги. - Значит, они не будут искать вас здесь и мы сможем спокойно позавтракать.
Шутка выдалась так себе, а еще его накрыло неприятное ощущение дежа вю. Два месяца назад он обещал то же самое Дженис Итон - и на ее месте больше никогда не верил бы своим словам.
Заставив себя сконцентрироваться на текущей проблеме, Корморан наполнил две огромные кружки кипятком, щедро плеснул заварки и одну кружку поставил перед Винни, а со второй встал напротив, подпирая холодильник - совсем недавно предмет его гордости, призванный смягчить травму от разнесенной кухни.
Он даже не отдавал себе отчет в том, что Уинифред говорила о другом Лестрейндже - не о том, который вломился к нему в дом в поисках Дженис и отправил Энгуса в Мунго, что закончилось так ужасно. Один Лестрейндж, другой - какая, прости Господи, разница.
- Оборотни должны вставать на учет в Министерстве, так обстоят дела на сегодняшний день, - начал он обезличенно, намеренно говоря об оборотнях абстрактно, как будто к Уинифред этот разговор не имел никакого отношения. - После этого они ведут обычную жизнь - их не запирают в клетках, не держат на цепи.
Разве что не дают нормальной работы, обращаются как с нелюдями, боятся, презирают и избегают, мысленно добавил он, чувствуя, что сделал так мало, чтобы изменить главное, хотя прожил целую жизнь.
- Если оборотень напал на человека, им занимается не мой департамент. Точнее, не он в первую очередь, Винни. Это дело Аврората.
А значит, обвинение, суд. Отчего-то в таких случаях никто не хотел слушать о смягчающих обстоятельствах - о том, что это болезнь, о том, что оборотень себя не контролирует, что его, как Уинифред, могли намеренно не поить зельем и выпустить в полнолуние.

0

13

Корморан ничего не сказал о Деррике и Дейзи. Он сидел за столом и внимательно слушал, но не отреагировал на рассказ Уинифред. Наверное, он боится, подумала она. Она бы испугалась, если бы незваный гость признался сначала, что страдает ликантропией, а потом - что убил человека. Она приняла бы это за угрозу.
Уинифред кивнула и снова начала медленно есть. Мясо было не просто съедобным на первый взгляд, оно было отлично приготовлено. Наверное, все же существовала миссис Корморан. Спрашивать о ней было неловко, все-таки она вторглась в чужой дом так бесцеремонно.
Уинифред жевала и слушала об оборотнях. Она начинала понимать, что законы, регулирующие теперь ее жизнь, наверняка есть и в других странах, и если она вернётся к Астер... если она сможет вернуться к Астер... она никогда не скучала по своему ребёнку так, как сейчас.
Корморан говорил про аврорат. Уинифред была уверена, что существует инструкция, согласно которой он обязан доложить об оборотне туда, куда нужно. А значит, у неё мало времени, прежде чем события снова начнут происходить помимо ее воли. Это пугало ее больше всего.
Ей надо было подумать, взвесить все варианты, но прежде собрать всю нужную информацию. Уинифред ненадолго положила вилку, убрала волосы с лица и завязала в узел на затылке.
- Оборотням можно пользоваться палочкой? Без ограничений? Выезжать из страны?
Она выдавала Корморану свои намерения, но другого источника информации у неё не было. Она почувствовала себя исследователем древних племён, который задаёт вопросы и не знает, съедят ли его за следующую реплику.
- Какова судебная практика по таким делам?
Уинифред тоже заговорила отстранённо. Так они могли бы обсуждать, сказывается ли поедание зубастой герани на жизненном цикле лукотрусов, ведь в таких разговорах никто не соотносит себя ни с лукотрусом, ни с геранью.
- Мистер Корморан, вы не знакомились с законодательством об оборотнях в других странах? У меня дочь... в Испании. Мне дадут ее увидеть?

+1

14

Не то Уинифред не поняла его, не то, напротив, поняла очень хорошо. Корморан проследил, как она отложила вилку, собрала и завязала волосы - собралась, как будто готовилась к... Чему-то, что могло быть грязным. Неприятным.
Например, к побегу из страны.
- Нет никаких законов, которые лишали бы оборотней палочек или возможности колдовать, - осторожно сказал Корморан, глядя на Уинифред. - Но оборотень, напавший на миссис Макмиллан, разыскивается - и вам могут быть предъявлены обвинения.
Могут - в том случае, если ее найдут. Поймают.
- В этом случае, - продолжил он, отвечая на следующие вопросы, - практика традиционна - арест, обвинение, суд. Азкабан. Нападение классифицируется как преступление, вне зависимости от ликантропии, единственное, о чем можно говорить, это о смягчающих обстоятельствах, но оборотней боятся. Знание, что опасный хищник, напавший на человека, заперт в клетке, многих успокаивает.
Да что там, это и Корморана успокаивало - особенно когда он думал о таких, как Грейбэк. Наверняка это успокаивало бы и Уинифред, не окажись она этим самым оборотнем.
- Насколько мне известно, на континенте дело обстоит примерно так же. Я могу списаться с коллегами из Испании, позадавать вопросы, но это займет какое-то время... Уинифред, пожалуйста, не делайте того, о чем думаете, - внезапно попросил он, отставляя чашку. - Хотя бы до того, как мы испробуем другие возможности. Ваш побег ничего вам не даст. Неужели вы хотите всю жизнь провести, скрываясь и переживая полнолуние за полнолунием без поддержки и помощи? Чем это, по сути, отличается от жизни, которую ведет Фенрир Грейбэк и его волки?
Корморан припомнил, что она не говорила, что сбежала и от Стаи - только о побеге от Пожирателей и их экспериментов - но она же не вернулась в лес, не вернулась к оборотням, а оказалась здесь, в Тинворте, что говорило за себя.
- Прошу вас, давайте хотя бы попытаемся вернуть вас в общество, попытаемся изменить устоявшуюся практику. Люди забыли, что кроме Грейбэка есть и другие - такие, как вы. Те, кто хочет видеть семью, жить прежней жизнью настолько, насколько это вообще возможно... Вы же хотите этого? - он снова посмотрел на нее, не зная, что сделать, чтобы убедить ее довериться ему. - У вас нет оснований мне доверять, мы едва знакомы, но, Винни, я давно занимаюсь этой проблемой, я не один, у нас были в прошлом удачные прецеденты, мы не начинаем с нуля... Вы сможете помочь не только себе, если послушаете меня. Пожалуйста, Винни, подумайте - хотя бы сегодня. Останьтесь здесь. Обещаю, если вы не захотите, я никому о вас не расскажу. Сегодня суббота, я живу один и не жду гостей. Подумайте, что будет лучше для вас - сбежать, зная, что вас могу искать не только пожиратели смерти, но и авроры, или все же дать себе шанс.

+1

15

Уинифред переплела пальцы и задумчиво смотрела поверх них на Корморана. Он говорил прямо - гораздо более прямо, чем ей было бы приятно, но в этой манере разговора крылось и свое преимущество. Она получала информацию так, как есть. И только просьба ее удивила явным противоречием между тем, что он предлагал, и тем, что он только что ей рассказал.
Она не хотела прожить свою жизнь ни в стае, ни в бегах, ни в Азкабане. Если речь шла о том, чего она хотела, то она хотела вернуться в Австрию, обсудить с коллегами тибетские исследования и как следует углубиться в работу. Разве ей предлагали такой вариант?
- Я хочу отменить последние месяцы своей жизни, - произнесла она вслух. - Я хочу никогда не интересоваться лунным лишайником, не приезжать в Англию, не заходить в Пазлвуд, не встречаться с оборотнями. В Пазлвузе, о господи! - она резко поставила чашку, и чай немного плеснул через край. Уинифред отдернула руки.
В ней поднималась неожиданная обида на то, что она станет лишь еще одним прецедентом, и если повезет - удачным, а о неудачных ведь не говорят за чашкой чая. Она была несправедлива и знала это, но к ней тоже были несправедливы. Она просила помощи, но не просила, чтобы ей помогли отправиться в тюрьму за то, на что она никак не могла появлиять!
- Я не хочу сесть в Азкабан только для того, чтобы моя жизнь принципиально отличалась от жизни Фенрира Грейбека, - произнесла она сдержанно. - Я... не понимаю, какой проблемой вы занимаетесь. Что это за прецеденты. Как я смогу жить прежней жизнью, если вы говорите про арест и суд. Что это за шанс такой вернуться в общество, которому наплевать, что я ничего не сделала!
Предложение остаться здесь Уинифред пропустила мимо ушей. Слышать его было очень странно и как реагировать - она не знала, потому что идти ведь было некуда.
Она подперла лоб рукой и замолчала. Теперь ей было стыдно и за эту вспышку, и хотелось уйти, добраться до Пазлвуда любым другим путем, только больше никого не впутывать. И что теперь было делать с тем, что она все рассказала - и конечно, через минуту после ее ухода Корморан сообщит аврорам, и он будет прав. Она стала так же опасна как те, кто на нее напал.
- Помогите мне вернуть палочку, - сказала она, не глядя на Корморана. - Пожалуйста.

+1

16

Стоило Уинифред заговорить, и Корморан тут же попенял мысленно себе - и чего он принялся вываливать на нее все это про ее гражданский долг? Ему легко было думать масштабно - но это не он отныне был обречен каждый месяц превращаться в чудовище, к тому же - и здесь он укорил себя еще и в эгоизм - разве не крылось в его желании вывести Уинифред на передовую стремление защитить от того же Годит?
- Простите, Винни. Это уже произошло, и даже будь у вас хроноворот, вы не могли бы вернуться на такой большой срок, чтобы предотвратить все это, - сочувственно произнес Корморан, пододвигая ей салфетки и поглядывая на руку. Едва ли Уинифред могла обжечься по-настоящему сильно, но ему казалось, что она и без того достаточно пострадала. - Обожглись? Хотите, я наложу какие-нибудь чары?
Уж первую помощь против ожогов умел оказывать любой сотрудник Департамента контроля и регуляции - особенно после прошлогоднего турнира с участием драконов.
- Конечно, я помогу вам вернуть палочку, - ему-то было хорошо говорить, вновь укорил себя Иэн - его волшебная палочка была при нем, - но выслушайте меня. Речь как раз и идет о том, чего вы сделали и чего вы не сделали. Вы не могли себя контролировать в полнолуние, никто из ликантропов этого не может - поэтому так важно показать, что, будь у вас возможность, имей вы достаточный запас зелья, место, где можно переждать полнолуние без опасений навредить, или тех, кто будет готов вам помочь, ничего бы не случилось. Необходимо донести мысль, что вы и, как я уверен, многие из зараженных, вовсе не хотите причинить кому-либо вред, и если Министерство поможет вам, то сведет возможный риск к минимуму, спасет не только жизни и здоровье потенциальных жертв, но и вашу жизнь и будущее.
В том, что Уинифред не желает никому вреда, Корморан не сомневался - и не только из-за того, что всегда был ориентирован видеть в людях только хорошее, но и из-за того, как она рассказывала о том, что ей пришлось сделать, чтобы сбежать - не похваляясь, не гордясь собой.
- Я вам обещаю, что сделаю все, чтобы вы не попали в Азкабан, согласившись хотя бы попытаться помочь мне изменить точку зрения общества и Министерства Магии на оборотней. Сохраню в тайне ваш рассказ, если вы захотите. Сохраню в тайне ваш приход. Не обращусь в Аврорат, каким бы не было ваше решение, но, Винни, пожалуйста, подумайте об этом, пока мы ищем вашу волшебную палочку. Вы же не хотите возвращаться к Стае - и для этого не обязательно садиться в Азкабан.

+1

17

Уинифред помотала головой, все еще не поднимая взгляд. Чай не был настолько горячим, чтобы обжечься.
Она всегда была законопослушной. Всегда получала все визы для въезда во все страны. Никогда ничего не вывозила без разрешения. Соблюдала все правила пребывания в заповедниках. И несмотря на это, закон, который она так уважала, оборачивался против нее.
Она подумала, что наверное, ей придется отвечать за убийство Деррика, а может, и Дейзи тоже. За то, что она не вела себя достаточно хорошо в подвале, на территории которого не действовали вообще никакие законы. Глядя на это как будто со стороны, она никак не могла понять, почему к такому итогу пришла именно ее спокойная жизнь.
- А какие удачные прецеденты у вас были в прошлом?
Это могло бы вселить надежду, но Уинифред не хотела больше обманываться. Корморан говорил только про прецеденты, и это значило, что устоявшейся практики все-таки нет. Она могла бы спросить, сколько прецедентов неудачных, но этого тоже знать не хотела. Другие люди, которым один укус оборотня безнадежно сломал жизнь - они наверняка были, и уж точно их существование не могло бы ее утешить.
- Нет, нам надо обратиться в аврорат, - сказала она. - Надо забрать оттуда Дейзи и Деррика. Из того подвала. Если их еще не убрали, конечно.
Сама она больше не собиралась туда входить даже в сопровождении всего аврората. Но можно было показать им здание и подождать снаружи. Уинифред хотелось верить, что именно так они и поступят - не станут заставлять ее снова спускаться по этим ступенькам, к этим клеткам.
- А записи, - она обернулась наугад, уже не помня, где их оставила. - Они помогут? Они могут что-то доказать?
Корморан пообещал помочь ей с палочкой. Уинифред вертела это в голове и пока не решалась перейти к делу, чтобы он не подумал, что на уме у нее только одно - схватить палочку и аппарировать так далеко, чтобы ее никогда не нашли. А это ли было у нее на уме? Этого она даже сама не понимала.
Наконец она взяла вилку и снова ковырнула еду.
- Моя палочка осталась в Пазлвуде. Я смогу ее найти, если вы поможете туда добраться.

+1

18

- Дёгмунд Дэвис, - очень быстро ответил Корморан, желая замаскировать тот не слишком радужный факт, что на Дэвисе яркие и удачные преценденты практически заканчивались. - И еще двое - Талбот и Льюис, но про них писали и говорили меньше. Это было пятнадцать лет назад, Винни, но про Дэвиса вы должны помнить.
Дэвис был символом восьмидесятого так же, как Гарри Поттер  был символом всего десятилетия. Захоти Дэвис принять участие в выборах Министра Магии, и наверняка составил бы изрядную конкуренции не то что Фаджу или Ранкорну, но и победившему в итоге Скримджеру - люди знали Дэвиса, сочувствовали Дэвису и, как хотел думать Корморан, любили и верили в него.
- Нужно напомнить людям, что ликантропия - это болезнь, а не приговор, и сейчас это вновь актуально. Нельзя допустить, чтобы укушенный оборотнем считал, что у него лишь два пути - подобие общества с теми, кто присоединился к Пожирателям Смерти, или отшельничество где-то подальше от людей, отравленное опасениями причинить кому-нибудь вред. Дайте себе и другим шанс, Винни.
Вслед за гостьей Корморан тоже скользнул взглядом по кухне.
- Записи будут служить подтверждением ваших слов. Вы оставили их у двери, в передней. Не волнуйтесь, возьмете их с собой, когда отправимся в Аврорат. - То, что она сама упомянула Аврорат, внушило ему определенные надежды - значит, она больше не думала о том, чтобы сбежать. Прислушалась к его просьбам или нет, но не собирается бежать - а значит, на самом деле готова принять его помощь и не хочет терять свою жизнь. Вдвоем с Годит Уинифред будет намного легче бороться с отторжением общества и устойчивыми стереотипами, а он, Корморан, поможет, в том числе и пользуясь служебным положением - все-таки вопросы, связанные с правами и статусом оборотней находились в ведомстве его департамента. - Сначала вернем вашу палочку? Вы уверены, что она на месте?

+1

19

Уинифред покачала головой. Она не помнила Дегмунда Дэвиса. Она не помнила вообще никого из оборотней, и если это было пятнадцать лет назад, то все понятно: тот год она снова провела в экспедиции. Она внимательно посмотрела на Корморана. Последний положительный пример из приведенных им имел место пятнадцать лет назад, и положение с тех пор не изменилось? Тогда, подумала она, все равно что этого примера нет.
- Извините, - сказала она вслух. - Меня не было в стране. Я не знаю ничего про Дэвиса.
Корморан продолжал говорить, и ее накрывало ощущение, что это какая-то реклама какого-то движения, но вместо того, чтобы пожертвовать в пользу оборотней деньги, она должна пожертвовать свою жизнь. Уинифред видела себя в каком-то общественном движении только в одном случае: если правительства всех стран внезапно запретят гербологию и потребуют ликвидировать домашние оранжереи. Все остальное было ей чуждо.
И хотя она сама только что настаивала на вмешательстве аврората, ей совсем не хотелось разговаривать с аврорами самой. Может, это тоже мог бы взять на себя Корморан? Было некрасиво так думать, он и так очень помог ей сверх всяких ожиданий, но он и правда столько всего обещал, что Уинифред практически начала все воспринимать как должное.
- Не уверена, - она снова отложила вилку и отпила глоток немного остывшего чая. - Я спрятала в Пазлвуде свою сумку с образцами и с палочкой. Ее не должны были найти...
Если только Лестрейндж не вернулся поискать. Он мог бы и найти. Но тогда он ведь донес бы до нее свое недовольство ее обманом? Уинифред зябко потерла локти, думая об этом. А может быть, он просто уничтожил сумку и палочку, и тогда у нее просто нет другого выбора, кроме как положиться на Корморана абсолютно во всем. После долгих лет самостоятельной жизни эта мысль пугала ее.
- Я спрятала сумку недалеко от Вэлли Брук. Это речка, или ручей, не помню. Вы знаете местность?
Если да, они могли бы аппарировать. Если придется тащиться в Коулфорд поездом, она сойдет с ума в ожидании.

0

20

Она, кажется, была из этих увлеченных своими идеями исследователей - вроде Ксенофилиуса Лавгуда, тоже наверняка ничего не знающего о Дэвисе и мало интересующегося тем, что происходит вне его забот.
Корморан, впрочем, не осуждал такой образ жизни - он вообще старался никого не осуждать, разве что дело касалось совсем уж крайних случаев.
- После Дэвиса и ребят вопрос потерял остроту - Темный Лорд сгинул, Фенрира Грэйбека удалось поймать и до этого августа он содержался в Азкабане вместе с другими. Те оборотни, которые выбрали его путь, были частично переловлены или разбежались - угроза заражения прекратилась, спонсировать программу социализации стало бессмысленно. Визенгамот ее прикрыл, - почувствовав желание оправдаться, продолжил Корморан, буквально чувствуя, что то была лично его недоработка. - Но это не значит, что сейчас вы должны остаться без поддержки и помощи.
Более того, говоря это, он имел в виду не только правовую поддержку и помощь - но и свою личную. Уинифред попросила его помочь, и он согласился - и без того, увещевая ее, ему казалось, что он поступает некрасиво, едва ли не требуя от нее участия в этой новой программе в обмен на свою помощь. Буквально вынуждая. Шантажируя.
Даже стремление помочь Годит не извиняло этого факта и не лишало разговор тягостных пауз и горечи в мыслях.
- Я отлично знаю Пазлвуд - и Вэлли Брук тоже. Не помните, в скольки примерно милях от границы леса вы спрятали сумку? Или, если аппарировали туда, то на какой ориентир брали? Может, мне удастся существенно сократить нам пеший путь, - бодро закрыл тему с Дэвисом Корморан, бросая обеспокоенный взгляд на вымотанную Уинифред. - Может быть, вам сначала отдохнуть как следует, Винни? Если палочка прождала вас все это время, то подождет и еще несколько часов...
Он осекся - говоря об отдыхе, Корморан упустил из вида необходимость обратиться в Аврорат, а уж это точно казалось посрочнее, чем сон, ванна или путешествие в Пазлвуд.
- Решать вам. Поступим так, как захотите, - закончил он, одернув себя - нельзя, нельзя шантажировать ее своей помощью. Без палочки она, должно быть, чувствует себя непривычно, а личные вещи из обозначенной сумки должны быть важны в ситуации, когда вся жизнь пошла кувырком. - Только дайте мне одеться, я вернусь через пять минут.

+1

21

При упоминании Грейбэка Уинифред подняла голову. Она не могла объяснить, почему ее так радует, что этот человек провел несколько лет в Азкабане, но все же радовало. Она как будто почувствовала себя заранее отомщенной, хоть и недостаточно, но все же.
- А если его снова поймают? - беспокойно спросила она. - Он снова отправится в Азкабан? Я могу показать, где они живут между полнолуниями.
И он, и те, кто на нее тогда напал. И те, кто притащил ее к дому Годит Макмиллан. Все они.
И она вместе с ними.
Ей надо было подумать над этим. Она никогда не была мстительной, не готова была жертвовать своим временем, нервами, силами, лишь бы кому-то досталось по заслугам. Это было новое для нее чувство, и Уинифред совсем не была уверена, что оно ей нравится. Что она хочет теперь строить свою жизнь по этому принципу.
Она отвлеклась от этих размышлений. То, что Корморан знал местность, воодушевляло. Может быть, палочка окажется у нее всего через полчаса, и тогда... Тогда все будет понятно.
- В полумиле от места, где Вэлли Брук раздваивается. Прямо напротив туристической вешки стоит большой дуб, у него под корнями большая яма. Я глубоко закопала.
Интересно, продержались ли консервирующие чары. Найдет ли она образцы, подпорченные образцы или только заботливо упакованную гниль. И конечно, там будет теплая одежда, и ее дневники, и мандала, привезенная в подарок Астер...
При мысли о дочери Уинифред сглотнула, снова отпила чай и закивала Корморану.
- Конечно, я подожду.
Конечно, сначала они пойдут в Пазлвуд.

+1

22

- Уже не в Азкабан, - скомканно отреагировал Корморан, догадываясь, что в марте Уинифред было не до газетных новостей и кричащих заголовков, и она может не знать о том, что Азкабан сейчас опасен куда больше для авроров и простых обывателей, чем для сторонников Пожирателей. - Но куда-нибудь, разумеется. И конечно, вы покажете, где живет Стая.
И станете героиней, если правильно осветить эту историю в прессе, расчетливо подумал Корморан, вспоминая свой опыт с Дэвисом пятнадцатилетней давности. Талантливая герболог помогает Аврорату с определением местонахождения терроризирующих лондонские предместья оборотней и гнезда Пожирателей Смерти - или как-то так.
Побольше того, что, оборотень она теперь или нет, она не хочет выступать на стороне зла.
- Я знаю, где это. Далеко от основной пешеходной тропы, не должны напугать случайных туристов. Доедайте, допивайте чай - если захотите что-нибудь еще, просто загляните в холодильник и съешьте все, что покажется вам аппетитным.
Разве что оборотней, но, может, у них нет привычки гулять по субботним утрам?
Больше не поднимая вопрос с Авроратом, Корморан оставил Уинифред на кухне и поднялся наверх.
Раскрытая в самом начале монография по магозоологии весьма перспективного исследователя, брошенная на кровати, была решительно убрана в прикроватную тумбочку. Больше не теряя времени, Корморан оделся с учетом прогулки на природе, прихватил шарф и новый свитер, купленные для Дженис - ему все время казалось, что она одевается недостаточно тепло - но так и не отданные.
Спустившись на кухню, Иэн выложил вещи перед Унифред, ярлыками вверх.
- Это совсем новый свитер - возьмите, в лесу вряд ли тепло. Мало ли, вдруг мы не сразу отыщем сумку. Кстати, там все ваши вещи или вы где-то остановились перед тем, как отправиться в Пазлвуд?
Может быть, им стоит еще и поискать ее багаж - это не займет много времени, но избавит ее от чувства, что она лишилась буквально всего.
- Я готов, - вытаскивая палочку, Корморан настроился на совместную аппарацию.

+1

23

Уинифред не поняла про Азкабан, но ей было неважно, как будет называться то место, куда отправятся Фенрир Грейбэк и его стая. Лишь бы они все были далеко, очень далеко, и под надежным замком. И больше никогда не оказались на свободе в полнолуние.
Как только Корморан ушел наверх, она вспомнила, насколько голодна, и накинулась на еду. Казалось, что с окончанием этого разговора пройден какой-то важный этап, и теперь можно заесть его итоги. Кроме того, без наблюдения она могла отвлечься от мысли, что ест как дикий зверь. Ха-ха, да она же и есть дикий зверь!
В любом случае, ее тарелка опустела, и когда Корморан вернулся, Уинифред как раз допила чай. От еды и тепла она несколько размякла и подумала, что как только все закончится - она уснет. В доме Корморана или где угодно еще, как получится.
- О. Спасибо.
Новые вещи, отчетливо предназначенные для кого-то другого, заставили ее острее прочувствовать, как неуместно ее вторжение в этот мирный дом. Уинифред виновато посмотрела на Корморана, но оторвала ярлык и надела свитер. Снаружи действительно было холодно, а жизнь в стае научила ее по достоинству ценить даже самые небольшие удобства.
Она подошла к Корморану и крепко взялась за его руку.

В Пазлвуде многое изменилось. Теперь Уинифред видела его совсем другим. Конечно, прошел месяц. Конечно, сейчас был день, а тогда была ночь, и сейчас запахи дыма и псины не забивал ей ноздри, но изменилось что-то еще. Она больше не могла воспринимать лес - непонятно, этот ли или какой-то другой - как спокойное место.
Тогда она не слышала шума речки, а сегодня слышала - слух у нее за это время стал острее, и хотя само по себе это не доставляло неудобства, Уинифред от этого раздражалась - как от любого напоминания о своем новом статусе.
Она огляделась, увидела знакомый дуб, убедилась, что рядом нет никого, кроме Корморана, и бегом бросилась искать сумку. Когда Корморан догнал, она уже выгребла из ямы под корнями охапку прошлогодних, частью подгнивших листьев. Дальше яма уходила вертикально вниз, а крючковатой ветки, которой Уинифред собиралась подцеплять за ручки, рядом не было. Она подвинулась и просительно посмотрела на Корморана.

0

24

Они аппарировали чуть в стороне, но достаточно близко: Уинифред тут же опознала свои приметы и побежала к крепкому дубу, наклонилась над его корнями. Корморан на всякий случай наложил магглоотталкивающие чары - слабенькие, чтобы не пришлось объясняться с Министерством с учетом того, что Пазлвуд был не только магической областью, но достаточные, чтобы продержаться с полчаса - и пошел следом.
Ему приходилось бывать и в Пазлвуде, и других подобных лесах - и сейчас он искал следы обитания поблизости стаи оборотней, но, видимо, Уинифред в памятную ночь своего заражения ушла далеко от ручья, да и ликантропы вряд ли оставили бы приглашающие вешки так близко к пешеходной тропе, пусть и не самой популярной. К тому же, находись стоянка стаи поблизости, Уинифред наверняка смогла бы незаметно и ненадолго отлучиться, чтобы вернуть себе волшебную палочку и сбежать.
Однако следовало отправить сюда группу его ребят и авроров, чтобы те по наводке Уинифред обнаружили скрывающегося в лесу Грейбека  и его стаю.
Между тем, сама Уинифред, окруженная прелой прошлогодней листвой, медлила  - и Корморану потребовалось подойти еще ближе, чтобы выяснить, в чем дело: черный и пахнувший сыростью, стоило ему туда заглянуть, зев ямы казался кроличьей норой, на другом конце которой Алису ждали сплошные неприятности.
Иэн опустился на колени в мягкую листву, отчетливо чувствуя себя мальчишкой, играющим в пиратский клад, если бы не протест в коленях, попытался нашарить сумку рукой, смог задеть шершавый тканевый бок и что-то, на ощупь напоминающее ручку, но ни подцепить, ни вытащить сумку не мог.
- Хороший тайник, - улыбнулся он ждавшей Унифред и вытащил палочку. С помощью Акцио сумка была наконец-то извлечена из укрытия и мягко опустилась между ними. Корморан не знал, чего именно ожидал увидеть - но сумка в самом деле выглядела побывавшей в полевых условиях. Хорошо, что она не осталась здесь навечно, последним приветом от сгинувшей в лесу и пастях оборотней Уинифред Сатклиф. - Здесь было все необходимое?
К шестидесяти сам Корморан обзавелся немалым количеством очень нужных ему вещей, включая и погубленные Рудольфусом Лестрейнджем керамические формы для духовки - но он и давно не работал в поле, не вел кочевой образ жизни, а потому едва ли мог считать свое мнение критерием.
- Можно было бы вызвать авроров сюда, но, с учетом всего, что вы им расскажете, мне кажется, нам лучше отправиться в Аврорат самим: так будет быстрее и проще, чем несколько раз объяснять все сначала прибывшему отряду, затем - дежурному, а затем уже кому-то, кто будет принимать решения... Вы готовы, Винни?

+1

25

Корморан оказался славным человеком, а не только интересным знакомым по переписке, но Уинифред что-то раздражало в его манере с ней разговаривать. Несколько секунд она вслушивалась в речь, ловила то, что ей не нравилось, и наконец нашла - он говорил с ней так, как будто все в порядке и как будто они были добрыми друзьями, а она чувствовала, что это не так.
Не все в порядке. Наоборот, все не в порядке.
Она отогнала эту мысль, как муху, не позволяя закрепиться в памяти и потянуть со дна кошмары прошедшего дня и многих дней до этого. Потом, потом, она подумает об этом, когда будет в безопасности.
Уинифред схватилась за сумку - самую обычную, маггловскую, с замком-молнией поверху, - дернула за язычок и запустила руку вглубь. В этот момент ее не волновало, что если тибетские образцы каким-то чудом уцелели, она может повредить и тогда экспедиция пойдет прахом. Все уже и так пошло прахом, если палочки нет.
Палочка была, завернутая в чистую футболку, а сверху в пакет. Уинифред сорвала эту смешную упаковку, схватила палочку, почувствовала отклик и в этот момент наконец-то успокоилась. Дерево было холодным, гладким, но по-прежнему упругим, не сгнило, не рассыпалось. Уинифред снова была волшебницей.
Шевеля губами от сосредоточенности, она заклинанием заставила сумку закрыться, выдохнула и почти засмеялась от радости, но вспомнила, что они еще не закончили с Кормораном.
- Да, да, - с опозданием сказала она. - Здесь все необходимое.
Потом она протянула Корморану руку для аппарации, но остановила в последний момент, в паре дюймов.
- Мне нужно что-то вам показать. Ладно?

Дом, где ее держали, снаружи совсем не казался страшным. Они смотрели на него издалека, но он был хорошо освещен утренним солнцем, особенно крыша. Стекла отражали свет, и дом казался населенным. Дверь подвала была скрыта в тени. Там лежали два тела - трупное окоченение еще не должно было сойти, и легко было представить, как Дейзи и Деррик так и лежат друг на друге, с негнущимися конечностями, в луже загустевшей крови, и там так воняет... Уинифред передернуло, и она высвободила ладонь, которой только что сжимала руку Корморана, и лишь после этого подумала, что домовик все уже убрал. Она сделала шаг вперед, указала пальцем, чтобы он точно запомнил.
- Вот это место. Справа вход в подвал. Дверь была закрыта на обычный маггловский замок. Их звали Дейзи Бишоп и Деррик Мартелл. Не забудьте. Пусть авроры будут осторожны, там был домовой эльф.
Она сделала еще шаг в сторону, краем глаза ловя любое движение к ней, и лишь не заметив опасности, развернулась лицом к Корморану.
- Я не могу. У меня дочь. Извините меня, Иэн.
Один прыжок - назад в Пазлвуд, чтобы подхватить сумку, второй - в Косой переулок, третий в Абердин, и снова в Косой. Уинифред путала следы, как волчица, пока не выбилась из сил, и только потом выпала из этой скачки на порог родительской оранжереи.

0


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (с 1996 года по настоящее) » Who goes visiting friends in the morning? (13 апреля 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC