Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Искусство поэзии требует слов (4 апреля 1996)


Искусство поэзии требует слов (4 апреля 1996)

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Название эпизода: Искусство поэзии требует слов
Дата и время: 4 апреля 1996, вечер
Участники: Беллатриса Лестрейндж, Рабастан Лестрейндж, Рита Скитер

Небольшая квартира в таунхаузе тихого района Лондона, где любят селиться волшебники.

+1

2

— Спасибо, что пошёл со мной.
У младшего было достаточно причин заняться чем угодно другим. И Беллатрикс благодарна ему за этот выбор.
Найти адрес известной журналистки для беглой преступницы едва ли пол беды. Но выйти из дома без мужа, вот это действительно сложно.
Пока по заведенной очень давно традиции Беллатрикс даёт Рабастану проверить дом на наличие защитных чар, заклинание обнаружения показывает, что Скитер дома. Одна.
— Выбьем дверь. Аккуратно, — предлагает она, косясь на деверя. Тяга к разрушениям дома не осталась вместе с Рудольфусом, а других путей Беллатриса не знала.
— Я её обезоружу. С тебя силенцио.
В бывшей однокурснице Беллатриса не сомневалась: она может заорать. И вряд ли от счастья.
Она даёт Рабастану немного времени. Мало ли что захочет сделать Лестрейндж. Обременять себя заглушающими или маскирующими чарами она не собиралась, но обычно подобные предупредительные и типично рэйвенкловские маневры оказывались полезными.
Глупым "готов" Беллатриса не собирается оскорблять Рабастана. Они в конце концов не в первый раз вламываются в чужой дом.
Она стучит. Трижды, заманивая хозяйку квартирки, больше подходящей магглам, чем чистокровной ведьме. А потом выламывает дверь.
Беллатриса даже старается не задеть петли: они ведь пришли с миром.
Контрольный экспелляримус летит в женщину, прежде чем даже Беллатрикс успевает улыбнуться при виде её.
— Привет, Рита! — Беллатрикс само дружелюбие, — помнишь меня? Мы вместе учились. Выглядишь паршиво.
Они выглядят ещё паршивее, но речь ведь не о них.

+2

3

На благодарность в исполнении Беллатрисы он никак не реагирует - подозревает ловушку. Свояченица вполне способна и на удар в спину, и на хитрость, и на глупость... Особенно на глупость, и потому Лестрейндж уверен: ему лучше бы не спускать с нее глаз надолго. Знать, о чем у нее болит голова. Что она задумала.
И уж точно держать руку на пульсе, когда она кажет нос из коттеджа - хоть в сопровождении его безумного брата, хоть без.
Они останавливаются возле дома, который должен являться местом назначения - и Лестрейндж торопливо, наскоро набрасывает несложную вязь сигнальных чар, но, кажется, ничего подозрительного.
Ни отряда авроров, притаившихся за дверью, ни порталов, отправляющих прямиком в Азкабан - по крайней мере, на последнее хочется надеяться.
Беллатриса сегодня разговорчива - не то предвкушает развлечение, не то в самом деле пытается установить с ним контакт. Обе версии его одинаково напрягают, но Беллатриса - она же как стихия. Проще не сопротивляться, и в этом ее сходство с Рудольфусом претит Рабастану.
- Меньше трепа, - тихо говорит он, отступая в сторону от двери, давая ведьме пространство для намеченного маневра. Накидывает отвлекающие внимание чары, глушит звуки вокруг - радиус небольшой, но они и не станут торчать снаружи до утра.
Непрошеные воспоминания о том, как они с Беллатрисой входили к Маккинонам, совершенно излишни - он вообще последнее время слишком часто вспоминает Маккиноннов, а это нерационально и не конструктивно, а потому Лестрейндж выкидывает все это лишнее из головы и сосредотачивается.
Когда дверное полотно искривляется, он подхватывает его левиосой и осторожно пристраивает рядом, освобождая им путь.
И, почти сразу же, кастует Силенцио - палочка в руке с энтузиазмом реагирует на каждое движение, каждое намерение.
В отличие от Беллатрисы, ему не хочется попусту трепать языком.
- Мисс Скитер, - он кидает взгляд за плечо Риты, подсвеченной Экспеллиармусом, - мы пришли поговорит и не собираемся причинять вам вред, если вы нас не вынудите. Приносим извинения за дверь. Чары рассеивания внимания будут действовать еще несколько часов, так что вы успеете привести дверь в порядок после нашего ухода, чтобы соседи не заметили и не начали задавать лишние вопросы.
Он вздыхает, думая, как всем было бы хорошо, если бы Беллатриса отправилась к Скитер одна - но потом решает, что одна бы она не отправилась и альтернативой ему был бы Рудольфус. На этой мысли Лестрейндж даже вымучивает что-то вроде блеклой улыбки.
- Давайте поговорим не в коридоре. Силенцио - вынужденная мера и вовсе не обязательнаяю. Уверен, мы сумеем прийти к компромиссу по этому поводу.
Запас его спокойных, дипломатичных заверений истощается - открытый дверной проем за спиной нервирует, и хотя Лестрейндж держится к нему боком, это мерзкое чувство уязвимости не проходит. Впрочем, есть мнение, что оно не пройдет, пока он не окажется либо в Хакни-Уик, либо в Литтл-Хэнглтоне, так что остается только смириться.
- Вы же можете писать, чтобы общаться с нами, - нетактично указывает он на очевидное и пожимает плечами: судя по всему, Беллатриса в настроении болтать за них троих.

+2

4

Паршивый день, как и череда предыдущих, заставляли открыть бутылку вина, сесть за кипу пустых листов для письма, и глоток за глотком убеждаться в собственной никчемности. Рита была мягко говоря подавлена. Никаких новостей, никаких сенсаций, ни одной наводки. Она прогнивала как профессионал, все больше забываясь людьми и становясь ещё более серой и непримечательной. Наверное, последние два месяца она мечта о любой возможности снова начертить своим пером пару искромётный слов, дабы опять вернуть былую славу. Но ничего стоящего не попадалось под руку.
В ярко-розовом домашнем халате, растрёпанными волосами, Скитер расшагивала по квартире с сигаретой в зубах, периодчески сменяя табак на алкоголь. О, она жалела себя, очень. Как могли забыть о ней? Как ее могли выгнать? Паскуды! Она планировала месть, сама не зная ещё какую, но она не собиралась сдаваться. Ежедневный пророк никогда не продержится без ее скандалов, если в нем будут писать одни пигалицы о домашних пирогах, заслугах министерства перед магическим миром и каких-то ежегодных состязаниях в выловке особых видов рыб. Что это вообще за новости? Где запал?
Фыркнув, она затушила окурок об движущейся портрет усатого волшебника, протягивающего из картинки мерзкую рыбеху. В дверь постучали.
Рита не сразу поняла, что кто-то требует ее внимания, раздражённо глянув на дверь. Ее захмелевший разум жаждал крови.
- Что ещё за тварь принесло? - рявкнула Скитер направляясь к двери. О, этого она не ожидала. Не успев открыть дверь, как мнительная защита ее мирка о целого необъятного мира с грохотом рухнула наземь. Ее обезоружили. Беллатрикс. Та самая Лестрейндж. Та самая Белла. Следом за ней зашёл мужчина, наложив заклинания молчания, тем самым заставляя Риту нервничать. Пожиратели пришли за ней.
Немая паника охватила женщину, заставляя лихорадочно думать о собственном спасении. Удивление, страх, непонимание - все вкупе заставляло онеметь Риту ещё больше. Чувствую собственную беззащитность, Скитер выслушав нежданных гостей, молча кивнула головой и отойдя в сторону, пустила Беллатрикс с незнакомцем. Страх колотил тело женщины, а глаза наверняка были на выкате. Прытко-пишущее перо взмыло в воздухе, и на одном из листов бумаги неровным прыгающим почерком начертили "я не понимаю что вам от меня нужно?".

+2

5

Беллатриса искоса пялится на Баста, чувствуя, как удивление мелькает на лице: она-то за дверь извиняться не собирается. И не строит иллюзий по поводу своего желания причинить вред. Рите повезло, что Лестрейндж уже много лет и она через многое прошла. Теперь она знает, что не всегда получает то, что хочет.
— Ты скучный, — разочаровано цокает она на деверя, просачиваясь мимо него поближе к Скитер. Жаль, она не с гриффиндора или что-то вроде этого, на её месте Беллатриса бы бы воспользовалась преимуществом собственной квартиры, попыталась бы взять себя в заложники. Мерлин, у этой женщины в стране война, то есть террористы, а она ходит по дому только в домашнем халате?
— Безумно скучный, — она успела сказать ему, что возьмёт переговоры на себя или нет? Возможно, ради успешных переговоров, им нужно представлять собой для журналистки союзников. Сплочённую команду. Или что-то вроде этого.
Беллатриса театрально морщится.
— Критично скучный, скажи, да? Ах, да, — Беллатриса смеётся. Она видимо одна, кто здесь чувствует себя непринуждённо. Кошмар какой, придётся исправлять ситуацию.
— Скучный, зато красавчик. Смотри, какой профиль, — она даже тянется к подбородку Рабастана, но скрип прытко пишущего пера её отвлекает.
— Забавная игрушка. Миленькая.
"Хочу такую" чуть не срывается с губ Беллатрисы. Кто знает, вдруг у Риты она одна и её писательский талант кроется в ней. А она привыкла ни в чём себе не отказывать благодаря супругу. Придётся выполнять обещание.
— Ты же всегда была умной девочкой, — сокрушённо качает головой Беллатриса, просачивается мимо журналистки в её опочивальню или кабинет, откуда там она только что вышла к ним навстречу, ищет взглядом, куда можно упасть. Беседа будет недолгой, но она привыкла готовится основательно.
— Бастик, давай снимем с неё силенцио? Откуда нам знать, как эта штука работает, где дублирует ещё? — она кивает на перо. Переговоры на бумаге не стиль Беллатрикс, поэтому она давит на паранойю младшего, подсказывая принять верное решение.
— Закричать она не успеет, ты знаешь и меня, и себя, — и заглушающие чары, которые тоже, между прочим, накладывал Рабастан.
— Есть предложение. Нужно связаться с твоим работодателем.
Беллатриса проводит рукой по небрежно разбросанному на столе "Пророку". Если её информация верна, у Риты его нет.

+2

6

Одной из примерно полусотни привычек, которые раздражают его в свояченице, является ее желание дотронуться до объекта своего непостоянного внимания - даже когда этим объектом является Рабастан. Лестрейндж, у которого в голове не укладывается, как можно просто взять и прикоснуться к живому человеку без острой необходимости, дергает подбородком, избегая цепких пальцев Беллатрисы, но хранит молчание - не хватает им только сцепиться на глазах у Скандально Известной Репортерши - зато следит за Скитер в оба, совершенно не заинтересованный в сюрпризах еще и с этой стороны.
Прыгающий почерк вопроса, напряженный взгляд - что же, Рита, видимо, выяснила, что за тварей принесло, и не обрадовалась.
И Лестрейндж бы с удовольствием провел все общение в письменном формате, только Беллатриса уже заскучала - ну разумеется. Наложи Силенцио, сними Силенцио - он ей кто, мальчик на побегушках? До ответственного выбивания дверей не дорос?
Однако от соблазна едко прокомментировать непостоянство спутницы даже в сущих мелочах его останавливает рациональное желание если не быть, то хотя бы казаться единым фронтом, так что Лестрейндж ограничивается выразительным взглядом в сторону Беллатрисы, но заклинание немоты снимает - кричать мисс Скитер вольна хоть да мерлинова возвращения, они успеют убраться до того, как заглушающие чары начнут пропускать звуки.
Невербальным Экспеллиармусом убедившись, что в складках халата репортерши не припрятана еще волшебная палочка-другая, он демонстрирует свою деревяшку Скитер и аккуратно опускает ее в знак мирных намерений.
- Нам нужны ваши услуги, - пояснят он следом за игриво настроенной Беллатрисой, которая, если дать ей волю, будет крутить интригу до утра. - А вам - эксклюзив. Бартер довольно честный.
Деятельность американца - Ирвинга Дрейка, взявшегося описать то, что происходило и происходит в магической Британии за последние пятнадцать лет - не была окончена, он откусил кусок не по себе, согласившись на определенный риск с этими обливиэйтами, однако Рабастан усвоил: грамотное освещение в прессе дорогого стоит. Громкое заявление Рудольфуса с угрозами в адрес Скримджера, последнее, что выдал "Пророку" Дрейк, выглядело пустым бахвальством, учитывая, что господин Министр заблаговременно обзавелся двойником на экстренный случай, однако оставалось еще немало того, что можно было использовать.
- Что делает новость сенсационной? - интересуется Лестрейндж отвлеченно, оглядывая жилище Скитер так же тщательно, как до того рассматривал ее - тщательно и практически невежливо. Полная пепельница, негодующий волшебник на портрете, носящем следы небрежного обращения. Муки творчества мисс Скитер отчетливо отдавали ароматом упадничества.

+2

7

Ситуация была комичной, может не для самой Скитер, но в целом, если посмотреть на нее со стороны, можно было улыбнуться. Затасканная и добитая жизнью репортерша, жалеющая сама себя. Два Пожирателя Смерти, одним из которых является Беллатрикс, в прошлом какая никакая подруга той самой Скитер, угрожавшая убить Риту при неповиновении ее требованиям. И педантичный, надменный соучастник Беллы, желающий скорее разобраться со всем этим, что бы заняться более интересными вещами. В мозге Риты сложный механизм медленно, со скрипом пытался выполнить умственные функции. Женщина боялась молвить слова, с испугом, словно зажатая жертва, пялилась на этих двоих. Она до сих пор слабо понимала, что вокруг происходит и чего от нее хотят. Слышала только обрывками слова "закричать не успеет", "работодатель", "сенсация". Разве эти слова вяжутся как-то друг с другом?
Словно рыба, она пыталась сказать хоть что-то, безуспешно. Даже после снятия силенцио, ее тело сковал страх, и пялясь на этих двоих, Рита чуть ли не со слезами на глазах пыталась выдавить хотя бы звук, только ради того, что бы ее не прикончили. Она непонимающе переводила взгляд с одного на другую, и трясущимися губами начала тихо шептать.
- Не убивайте меня, не убивайте... - Жалкое зрелище. В помятом домашнем халате, как старая швабра, она готова трусливо склониться перед этими двумя. Молить о жизни, такой никчемной жизни. Где гордость Риты Скитер? Где ее лоск?
Заламывая пальцы, репортерша пыталась унять дрожь, или хотя бы не показывать гостям свою панику. Она то понимала, от них ей никуда не деться. Если не исполнить того чего они хотят - убьют. Если попытаться вызвать кого-то из Министерства - убьют. Попробовать сотрудничать с ними? А что, если она окажется непригодной? Что, если ее навыки, даже в письме, вскоре станут ненужны Пожирателем? Тогда что? Опять смерть. Безысходность, заставлявшая лихорадочно соображать Риту так, что бы своим талантом она могла спасти свою жизнь. Пригладив волосы рукой, она нервно улыбнулась, пытаясь создать видимость радушия.
-Д-давно н-не виделись, Беллатрикс... - заикающейся голос, выдающий Риту с потрохами. Она очень боялась. - Разве я могу вам чем-то помочь? Я давно уже не... востребована. Так что, как вы поняли, и работодателя у меня не имеется.
Замолчав, Рите пришлось вслух признать то, что теперь имя Скитер ничего не значит в волшебном мире. Она не имеет былой репутации и славы. Это ущемляло самолюбие репортерши. Частенько она мечтал о чем-то сокрушающем, о чем-то величественном, таком, про что могла рассказать только она, Рита. Открыть волшебникам глаза, преподнести новость так, что бы сердца и души трепетали от каждой новости! О, она жаждала славы... Переведя взгляд на мужчину, Рита немного задумалась над его вопросом.
- Сенсационной? Если ее подать в правильном свете. Никто не станет читать об пойманной рыбехе неизвестного мистера М, никто это не запомнит. - Она брезгливо глянула на газету, в которую недавно затушила сигарету. Разве это были новости? - Настоящая сенсация - это когда взволновал людей, нашел им героя. Или посеял панику, страх, переубедил что именно ты - информатор из гущи событий. Нужно то, что заставит их волноваться и обсуждать это. И тогда механизм будет запущен. 
Она говорила страстно, даже немного позабыв о том, кто перед ней стоит, и чего от нее хотят. Рита словно опять окунулась в мир журналистики, и как хищник, дотошно выслеживал свою жертву для острого словца. Опомнившись, женщина несмело протянула руку за сигаретой и закурила.
- Так что, неужели вам нужны сенсации?

Отредактировано Rita Skeeter (26 мая, 2018г. 12:43)

+2

8

— Отлично, — отвечает Беллатриса на заикание Риты — она запомнилась ей куда более смелой и уверенной в себе, право — и вторит Рабастану, — теперь ты будешь работать на нас.
Она улыбается, когда деверю, кажется, удаётся разговорить репортёршу. Беллатриса садится на стол, скрещивая ноги, и слушает Риту почти с удовольствием. Ей самой нравились сенсации. В другой жизни, той, что была до Азкабана, она скупала почти все печатные издания Британии и выписывала многие из-за материка. Тогда её волновали в основном сплетни, конечно. Но теперь она знает, что есть вещи интереснее сплетен. И Рите нужно суметь это показать.
— Тшшш, — протягивает Лестрейндж руку и знаком останавливает женщину, — здесь и так накурено, не надо больше. Потом.
Всё равно скоро возвращаться к Рудольфусу с его вечным амбре из дешевых сигарет и виски, так почему бы не побаловать себя немного.
— Видишь, — разворачивается она в пол оборота к деверю, на мгновение игнорируя присутствие Скитер в комнате, — она может нам подойти.
Беллатриса, повинуясь внезапному импульсу, дует в пепельницу, позволяя её содержимому разлететься по предметами интерьера белыми хлопьями. Они ещё могут кого-то найти. Но для Риты они — последний шанс. Если она не захочет сотрудничать с ними, другого шанса у неё не будет.
— Сенсаций у нас, кажется, предостаточно. Но нужно с ними поделиться. Мы поделимся с тобой, ты с остальными. Кажется так это работает, да?
Когда-то с Ритой они были подругами. Кто-то думает, что женской дружбы не существует. Это не совсем так, они всегда дружат против кого-то.
— Поговорим о приятном, дорогая. Куда ты собираешься писать? В "Пророк".
Она ждёт ответа Риты, потому что от него многое зависит.
— Мы предлагаем тебе убрать "Пророк" на второй план. Превратить его во второсортную газетёнку. Что скажешь? Справишься?

+2

9

Скитер боялась - и была совершенно права, Рабастан тоже боялся бы на ее месте, увидев на своем пороге Беллатрису - но головы не теряла, и, после небольшой неприличной заминки со всеми этими просьбами не убивать ее, продемонстрировала, что способна к разговору.
Приведенный пример был в целом Лестрейнджу понятен - кого в самом деле могла интересовать рыбалка - а искренняя увлеченность предметом разговора в голосе Скитер давала неплохие надежды на благополучное сотрудничество: увлеченность, по мнению Лестрейнджа, была оборотной стороной профессионализма, и он искал в Рите и первое, и второе.
- Вижу, - соглашается Рабастан так, как будто они с Беллатрисой обсуждают новый, к примеру, диван - подходит ли он под их нужды, впишется ли в обстановку. - Подходит.
И не добавляет, чтобы она перестала вести себя как ребенок - даже игривое, настроение Беллатрисы в любой момент может смениться куда более проблемным состоянием, и она уже назвала его Бастиком, что всегда было дурным знаком. Он прекрасно знает, что из них двоих - его и Беллатрисы - только его волнует, чтобы ситуация не вышла из-под контроля. Доверь он все свояченице - и она не просто выпустит ситуацию, она еще и подгонит ее Круциатусом.
- Конечно,  справится, - отвечает он за Риту - может быть, слишком поспешно. Не то что он так прямо уверен, что она справится - но они выбрали ее, и в последнюю очередь Рабастан собирается сутки напролет носиться по Лондону, нанося незваные визиты акулам пера. К тому же, у Риты Скитер есть определенная репутация - ее слово уже бывало авторитетом, и жалило не хуже овода, насколько он ознакомился с ее последними публикациями, перебирая подшивки "Пророка", притащенные ему Петтигрю. - Мисс Скитер - профессионал. Причем широко известный профессионал.
Лестрейндж редко делает комплименты, но общими навыками обладает - поэтому комплимент, не самый цветистый или оригинальный, подкрепляет еще менее натуральной улыбкой: с улыбками у него вообще не очень, а уж Азкабан усугубил и без того сомнительные успехи в оптимизме.
- Давайте обсудим детали: дело не только в том, что нам нужно сделать "Пророк" газетой, к которой в последнюю очередь будут обращаться за тем, чтобы узнать новости. Несмотря на то, что его часто обвиняли в излишне официальном изложении событий, он все же излагал версию Министерства Магии, а потом имел определенный вес среди тех, кто интересовался происходящим в обществе. Сейчас мы хотим, чтобы "Ежедневный Пророк" потерял и это, уступив более успешному, более востребованному конкуренту. И конкуренту нужно имя - известное имя. Имя, которое читатели хотят видеть под статьями. Ваше имя, мисс Скитер.
Столь долгая по его меркам речь, да еще и призванная вдохновлять, забирает немало сил, но, кажется, хозяйка не собирается угощать их чаем. Лестрейндж уныло переводит взгляд с припорошенного пеплом газетного разворота на Скитер и снова улыбается - кривовато, но как есть.

+2

10

Скитер слушала внимательно, впитывая как губка, каждое слово, сказанное Пожирателями смерти. Они предлагали ей работу, что было весьма заманчиво. Особенно учитывая, что желание потопить "Пророк" было на первом месте для Риты. Но так же она понимала чью сторону должна принять в случае соглашения.  И ей было страшно, хотя внутри эти двое смогли зажечь огонь былой страсти к письму. Наверное, она стареет. Зачем думать о том, хорошо что-то или плохо, когда на кону стоит твоя слава, твоя популярность? Когда судьба дарит такой подарок, неужели Рите хватит сил воспротивиться ему? Выслушав все фразы до последнего не перебивая, она улыбнулась. Немного хищно, возможно, по-сумасшедшему. Она хотела воскресить свое имя в памяти стольких людей.
- Я в деле!  Ох, Мерлин! - Она восторженно засмеялась, возводя глаза к небу. - Я уж и не думала, что нечто подобное случится еще в моей жизни. Это так... так... словно в первые.
Скитер лучезарно улыбалась, словно старым друзьям, делясь с ними последними новостями своей жизни. Можно было подумать, что ей плевать на собственную безопасность, когда дело заходит о славе. Рита уже представляла, как достает один из лучших своих костюмов, и идет в издательство с гордо поднятой головой, вновь покорять новые страницы газет. И тут ее осенило, от чего она переменилась в лице.
- Но, как же с финансированием? Кто откроет сбежавшим преступникам, прости Белла, - перебивая себя на слове, что бы попросить прощения у старой подруги, - право на издательство? Мы ведь все понимаем, что тут нужны связи в Министерстве.  И если так, тогда мы все будем под прицелом. Я готова писать то, что нужно всем нам, но не готова сидеть в Азкабане за желание уничтожить этот дрянный "Пророк".  Я хочу знать, что я буду невредима.
Возможно, она сунула нос в не свое дело,и такие нюансы не должны ее тревожить,  или все давным давно было готово. Ей льстило, что для Пожирателей имя Риты Скитер что-то значило. Или же, наоборот, ее не было жалко. Зная ее алчность к популярности, они нашли марионетку себе под стать. Теперь журналистка задумывалась, стоит ли сыр мышеловки, ведь, Рита с удовольствием пошла в открытый капкан. Но она хотела знать, что в каком-то смысле она останется в безопасности, даже если эту безопасность ей обеспечат уголовники.

+2

11

Восторг Риты передаётся и Беллатрисе. Определённо, они на одной волне. И если бы журналистка захлопала в ладоши, пожирательница поддержала бы её ни на секунду не задумываясь. Она улыбается ей в ответ — приятно, когда две стороны находят общий язык. Сразу появляется ощущение вседозволенности, вдохновения общим делом и перспективами.
На изменения в лице Скитер Беллатриса не реагирует, как зеркало, а продолжает улыбаться. В ответ на её слова рука сама ложиться на рукоять палочки. Останавливает лишь одно: один круциатус, и спустя пару минут здесь будут авроры. Вряд ли за это время Рита успеет приобрести нужную лояльность. А если не успеет и останется в живых, пример будет не показательный, а эффект — противоположный тому, за которым они пришли. Они же не террористы какие-то.
Но палочку Беллатриса всё равно поднимает, наставляя на бывшую однокурсницу.
— Я держу себя в руках, — на всякий случай она информирует Рабастана. Он только притворяется пай-мальчиком, а если решит, что ситуация вышла из-под его контроля, может и петрификусом уложить. Мелочь, а неприятно.
— Дорогая Рита, — не торопясь заводит шарманку Беллатриса, — в основе любого сотрудничества лежит доверие. И мы пока сотрудничаем не достаточно долго, чтобы щедро поделиться с тобой информацией, которая для нас важна и ценна.
Да, именно так. С финансами у них и правда туговато. Второе издательство, если первое накроется крышкой, они точно не смогут себе позволить. Все, кто в этом замешаны кроме беглых преступников, сильно рискуют свободой. И Рита будет рисковать. А если не будет, то поставит под угрозу всех остальных.
— Видишь ли, ситуация складывается так: либо ты работаешь с нами, либо против нас. Если с нами, то мы о тебе позаботимся. Раз уж ты об этом упомянула, мы вышли из Азкабана, что не удавалось никому ранее. Но мы не единственные, кто борется за правое дело. Так что бояться тебе нечего. Но если ты против нас, мы позаботимся, чтобы ты ни с кем не сотрудничала.
Беллатриса гордится собой — послушать со стороны, заливается, как соловей. Гений вербовки, красноречия. Кажется, прежде чем она ломанулась в рейды, предполагалось, что именно этим она и будет заниматься, пользуясь положением леди Лестрейндж.
Палочка всё ещё поднята, но угроза таится не в ней. Они доберутся до Риты, если она передумает в их отсутствие.
— Выбирать тебе.

Отредактировано Bellatrix Lestrange (3 июня, 2018г. 17:40)

+2

12

Лестрейнджу мисс Скитер нравится - а вот улыбка ее не очень. Улыбка у нее подстать их с Беллатрисой оскалам и не сулит ничего хорошего даже тем, с кем мисс Скитер по одну сторону.
Сумасшедшая у нее улыбка, если уж говорит начистоту  - так улыбаются, когда уже представляют, кому и как отомстят, думает Лестрейндж, в целом по улыбкам не специалист, но по вот таким - вполне.
Впрочем, это проблемы решаемые, он и не думал, что будет совсем уж легко - главное, что она соглашается.
И вот они все трое улыбаются друг другу, будто съехавшиеся на семейный праздник нежно привязанные друг к другу родственники.
С непривычки Рабастан довольно быстро начинает беспокоиться, насколько тупой у него вид, но хранит это дружелюбное молчание, давая Рите выговориться.
И тут же жалеет об этом, скисая - поднятая журналисткой тема Азкабана ему поперек горла.
Разумеется, в проницательности мисс Скитер не откажешь: они сколько беседуют, минут пятнадцать? - а она уже ухватила суть как текущих проблем Пожирателей, так и потенциальных своих. Сумасшедшая улыбка к голове на плечах, думает Лестрейндж, гадая, что может значить такая смесь, а сам поднимает палочку - практически рефлективно, потому что какая-то часть его сознания всегда чувствует, когда Беллатриса поблизости, и всегда готова к тому, что свояченица придет в нервное возбуждение.
Только она не приходит.
Ни вспышек Круциатуса, ни Авады, ни даже завалящего ступефая - вообще ничего такого.
Беллатриса использует вербальную аргументацию, а еще, наверняка чтобы добить Рабастана окончательно, логику. Логику и дипломатию.
Он даже чувствует ревность - то есть, до сих пор они так четко делили роли: Рудольфус бесновался, Беллатриса подливала масла в огонь, и только Рабастан, как крайний, работал над переговорами, - что теперь он чувствует, как будто свояченица украла его реплики, его роль. 
Неужели дело в беременности, думает Лестрейндж, мысленно обещая себе, что в первый же свободный час выяснит, на каком сроке у эмбрионов формируется мозг.
Хуже всего, что он даже не сразу может справиться с удивлением - смотрит на нее, едва не открыв рот, слушает все это, не веря своим ушам, и с таким опозданием оборачивается к Скитер, изобразив невозмутимость, что не обманул бы и Рудольфуса.
- И, чтобы выбор казался проще, как вам такая сенсация для затравки - Министерство больше не может рассчитывать на Азкабан. Тюрьма на острове все еще существует - но дементоры ее больше не охраняют. И если даже вы туда попадете - это будет не только временно, но и совсем не так трагично, как еще полгода назад. И, разумеется, учтется при окончательных расчетах.

+2

13

Знаете это чувство, когда хочется, но колется? Вот точно такое же чувство испытывала Рита. Ей безумно хотелось творить, писать, снова возглавлять статьи в самой популярной газете, а если газета будет посредственной и никому неинтересной, то Скитер приложит все свои усилия, что бы сделать ее топовой. Своим талантом она добьется много, как делала это и ранее. Она жила скандалами и сплетнями! Но, всегда есть одно "но". В данном случае оно было куда масштабнее , перекрывающие все "хочу и буду".  Этот угрожающий оскал Беллатрикс, ее явный намек "или с нами, или смерть", более того, ее поддержка в виде одного из Пожирателей, и не абы кого, а самого Лестрейнджа. Пусть он был и младший из всего семейства. Эта парочка щекотала ее нервишки. В голове просыпались миллиарды вопросов, на одни из которых нельзя было найти ответ. Опасная игра, которая могла загубить Риту, а этого она боялась. Больше писательства Скитер любила себя. И вот так слепо отдаваться Пожирателям смерти? Это далеко не школьные  годы, когда Рита и Белла строили козни другим ученикам, в особенности женского пола, устраивая для них травлю и всеобщий позор. Более того, Беллатрикс стала опаснее, и если Рита перейдет ей дорогу, травлей тут не обойдется.
- Мерлин! Я и забыла, как скучала по тебе, Беллатрикс! - снова сумасшедший хохот, и на манер былых лучших подружек, она протянула руки к старой знакомой, что бы приобнять Лейстрейнж, и легко чмокнуть в щеку. - А ты умеешь интриговать, чертовка! Этого у тебя не отнять. Что это я? Мы столько всего с тобой пережили! Конечно я с вами, с тобой, моя дорогая!
Она легонько пожала пальцы пожирательницы, натягивая добродушно-милую улыбку. Словно ни взлома, ни угроз не было, а только одно радушие и гостеприимность. Если спасать свою шкуру, то с значительным выигрышем для себя. Рита вспоминала как это - играть по правилам Беллы. Главное, помогать ей, быть ее пособником, творить с противниками то, что захочет подруга. И тогда она защитит тебя, сможет помочь, и даже более того, она Беллатрикс не захочет терять тех людей, которые встанут на ее сторону.
Все они, присутствующие в этой комнате, сошли с правильной дороги. И каждый это давно принял, выбирая для себя новую жизнь. Наверное, лучшего предложения Рита не получит, и кто знает как бы закончилась ее жизнь, если бы сегодня Пожиратели смерти не явились в ее дом.
- А это кто, твой муж? Мы так и не представились друг другу. - Рита жеманно протянула руку Рабастьяну, словно их знакомство проходила заново, и все трое находились не в затхлой старой квартире, а на одном из торжественных мероприятий. - Я готова сотрудничать! Министерство и мне порядком поднадоело. С их скользкими щупальцами, которые затыкают каждому волшебнику рот. Как нам жить, если у нас нет собственных прав, верно? Я напишу все, что вы пожелаете. К тому же, я сделаю это так, что "Ежедневный Пророк" захочет опровергнуть мои статьи, тем самым зароет себя еще глубже в яму лжи и лицемерия. И тогда, правда восторжествует! - Она хихикнула, словно полоумная блондинка, которой только что подарили самую дорогую сумку из кожи Опаловоглазного антипода из последней коллекции «Твилфитт и Таттинг». Рита вошла в роль, и наверное, она начинала ей нравиться.

Отредактировано Rita Skeeter (16 июня, 2018г. 09:39)

+2

14

Рабастан нетипично для него молчалив. Возможно, дело в том, что Беллатриса и впрямь рассказала всё как надо. Правда ей куда больше нравится думать, что на Риту подействовали угрозы, в конце концов фамилия Лесттрейнджей числится в списке самых разыскиваемых преступников.
Соглашение достигнуто. Беллатриса мило улыбается Рите в ответ. Все эти ужимки, заигрывания. хихиканье — её стихия. Она тоже не преминет одобрительно сжать плечо Скитер, обнимая её одной рукой, от души чмокает в щёку. От Скитер вблизи несёт куревом и отчаянием ещё сильнее.
Со стороны в хохот Риты сложно вставить. Но за всем этим воодушевлением, радостью, чувствуется какая-то фальшь. Беллатриса щурится, размышляя, стоит ли доверять своему чутью, а потом очень чётко понимает, что может со стороны смотреться также. Чушь какая-то. Она — леди Лестрейндж, от неё не может нести такой вульгарщиной. Но согласие, даже такое, согласие.
И тем не менее, каждый приём Риты она, кажется, знает наизусть. Переход на совсем другую тему. Отвлечённую, довольно близкую. И, что удивительно, неожиданно болезненную.
— Мы и вправду забыли представиться. Мой косяк. Это не мой муж, — она дружелюбно улыбается, как будто торчит на светском приёме, — Это Рабастан Лестрейндж. Он вместо него.
Это звучит неоднозначно, особенно с учётом всего, что происходит, и Беллатрисе приходится прикусить себе язык.
— В смысле он мой деверь. Но с Рудольфусом ты, вполне возможно, тоже познакомишься, если всё будет хорошо.
Во-первых они уже знакомы, мельком, правда, по школе. Рудольфусу в своё время дела не было до пятикурсниц. Во-вторых, скорее Скитер с ним познакомится, если всё будет плохо.
— Вернёмся к теме. В наше время нельзя никому верить на слово. Даже цитата есть замечательная. Кто верит журналисту на слово, тот полный дурак. Кто это сказал? — мимоходом роняет Беллатриса в сторону Лестрейнджа, ни секундыы не сомневаясь, что только что сочинила нелепую поговорку.
— Непреложный обет, Рита. Можешь выбрать, кому хочешь пожать руку.

0

15

Мисс Скитер очень живо ориентируется в ситуации и вот они с Беллатрисой уже чмокают друг друга в щеки, изображая вечную дружбу. Лестрейндж, который плохо представляет себе, как кто-то может дружить с Беллатрисой, пытается понять, что это говорит о Рите, но долго заниматься этой мысленной эквилибристикой у него не выходит.
Он моргает, смотрит на протянутую ему руку, нехотя берется за чужие пальцы и слабо встряхивает.
- Не совсем муж. В смысле, совсем не муж, - бормочет он что-то невразумительное, будто первокурсник-хаффлпаффовец, впервые столкнувшийся с Кровавым Бароном, а заодно награждает Риту про себя разными нелицеприятными характеристиками. На его счастье, разыгравшая карту дружбы Беллатриса полностью увлечена своей старой подругой.
Лестрейндж кивает как идиот на каждое слово. Да, он Рабастан Лестрейндж. Да, он не муж, он вместо. Да, он деверь. И да, мисс Скитер вполне сможет познакомиться с Рудольфусом - особенно если будет играть не по правилам.
- Надеюсь, наше сотрудничество доставит нам всем удовольствие, - вспоминает какую-то неуместную сейчас формулу вежливости и отпускает руку журналистки с такой поспешностью, которая может показаться странной.
На слова о том, что правда восторжествует, Лестрейндж не реагирует - дело не в правде. правда интересует его в последнюю очередь, он знает правду и отдает себе отчет в том, что на одной правде далеко не уедешь.
- Непреложный обет - вынужденная мера, - подхватывает он тон Беллатрисы. - Небольшая  гарантия.
От дурацкого "простая формальность" все же воздерживается.
- Не так давно мы сотрудничали с другим журналистом, Ирвингом Дрейком, который освещал происходящее в Великобритании для своих издателей в США. Вы могли читать его статьи, кое-что он опубликовал здесь.
Например, угрозу Рудольфуса в адрес Скримджера - сделанная магически запись, раздающаяся, стоило раскрыть "Пророк" на статье, производила определенное впечатление, голос Рудольфуса звучал так, будто тот стоял за спиной.
- Мистеру Дрейку пришлось ввернуться в свою страну, но он сделал это абсолютно живым. Как я уже сказал, Обет - это гарантия.
Не хотелось бы еще и этой журналистке вскипятить мозги постоянными обливиэйтами.
- Подтвердите, что напишите обо всем, о чем мы попросим. Подтвердите, что не станете обращаться в Аврорат или в другие организации, которые действую против нас, а если они сами к вам обратятся, то вы не будете сотрудничать с ними в том, что может привести к поимке нас или наших коллег, а также не будете публиковать то, что будет идти вразрез с нашими интересами. Словом, мы хотим быть вашими единственными заказчиками.
Оглядываясь на Беллатрису, он почти готов шутить:
- Это сказала ты. Только что. Но звучит неплохо. Есть что добавить?

0


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Искусство поэзии требует слов (4 апреля 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC