Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Mosaique (март 1996 года)


Mosaique (март 1996 года)

Сообщений 31 страница 57 из 57

1

Название эпизода: Mosaique
Дата и время: март 1996 года
Участники: Миллисента Булстрод, Северус Снейп

Паучий тупик

0

31

О, за последнее время список тех, кому бы слизеринка с удовольствием воткнула нож в сердце, значительно расширился. Но профессору не стоило об этом знать. Тем более девушка так и не решила входит ли его имя в этот список и по какой причине. Все внезапно стало сложным. В какое-то мгновение она испытывала к нему неприязнь от того, что он связан с людьми о которых она даже думать не хотела, но в другое - ее сердце пропускало удар и ею овладевали чувства совсем иного рода. И было непонятно какое состояние пугало Милс больше. Однако, когда нож отягощал ладонь приятной тяжестью, страх, казалось, уходил и это ощущение завораживало.

- Кто знает, профессор..может мое заточение не всегда будет таким безобидным,  - снова взглянув на мужчину, Булстрод медленно подошла к креслу, как он просил, при этом не отпуская его взгляд. Как же она устала бояться и прислушиваться к каждому шороху. Устала от того, что человек, на которого в былые времена она мечтательно заглядывалась, любуясь, теперь вызывает у нее слишком противоречивые чувства. Прошло всего лишь около недели, а Миллисенте казалось, что она в этих стенах провела вечность.

- Я готова, - еще немного сомневаясь, она все же протянула Снейпу нож, с внутренней дрожью ожидая, как через мгновение ее охватит уже привычное ощущение незащищенности.

+1

32

С подозрением прищурившись, Северус был готов отказаться от этой затеи. Но кроме потенциальной, затаившейся, поистине змеиной опасности в её словах был и здравый смысл. Что если однажды сюда придут – за ним или за ней, не важно – и у неё не будет ни единого шанса. Главное, чтобы на следующем как всегда внезапном заседании литературного клуба Миллисента не начала метать из-за угла ножи в Рабастана.
Профессор накрыл своей ладонью руку девушки, буквально на мгновение, и взял нож. Спокойствие тут же начало возвращаться. Всё-таки она была права, сетуя на недостаток доверия. И Снейпу даже на мгновение становилось неуютно, когда он всё ещё ждал подвоха после того, как ему простили и метку, и негостеприимную ярость, и дали шанс доказать, что он идёт правильно дорогой. Конечно, всё это было похоже на вымощенную благими намерениями дорогу в ад, но разве его жизнь обычно сильно отличалась от преисподней?
- В метании ножей важно положение тела, правильная стойка, - профессор смотрел на Миллисенту, ему хотелось взять и придать ей нужное положение, как податливой кукле, которой она, как выяснилось, не была. Подтолкнуть вперёд левую ногу, расправить плечи, лёгким движением отвернуть от себя её лицо, вытянуть хрупкие руки. Всё это очень странно: и этот халат, и тёмная гостиная, и ночь за окном. И он не отправляет её в спальни Слизерина, не смотрит с укором, а отворачивается к стене, которая ждёт новых ударов. Снейпу тревожно и хорошо одновременно, он чувствует себя в своей стихии, как будто это почти защита от тёмных искусств, но что-то непривычное выбивает из колеи и слабеет, когда он не смотрит на Миллисенту.
- Любое оружие – продолжение вашей руки, как волшебная палочка, - возможно, напрасно он напоминает ей об этой потере. Возможно, напрасно толкает на мысли о том, как вытащить это оружие у него самого. Но это ещё один акт недоверия, от которого неприятно, но сделать Снейп с собой ничего не может. – Траектория полёта зависит не от силы броска, а от ваших движений. Вашу цель и плечо должна связывать одна прямая, по которой вытянется ваша рука.
В подтверждение своих слов Северус бросает нож, не задумываясь, не выбирая цель, не пытаясь сделать это показательно медленно или наоборот слишком молниеносно, с расчётом, что всё получится, и некоторой долей самодовольства, глупого хвастовства перед доступной ему публикой.
Заученной походкой ужаса подземелий он отправляется за ножом, выдёргивает из стены и возвращает Миллисенте, протягивая вперёд лезвием, за которое она должна взяться. И снова испытывает глупые опасения, что холодное железо обожжёт ей пальцы.

+1

33

Миллисента окинула профессора мрачным взглядом. Наверняка ее палочка была при нем и их разделяло лишь пару складок одежды мужчины. Булстрод была готова поклясться, что почти физически ощущает ее близость, она никогда раньше не задумывалась о том, что по магии можно так скучать. Когда-то давно она прочитала о том, что талантливые волшебники могли научиться вербальной магии. Нечто подобное, по слухам, умел и ее декан. Интересно, насколько он силен в действительности.

- Кажется, когда-то давно вы мне уже объясняли нечто подобное, - Милс словно завороженная обхватила лезвие ножа ладонью, ощущая, как острая сталь впивается в кожу. Ночь, нестандартная ситуация их взаимодействия - все казалось каким-то нереальным. Вот только слизеринка никак не могла понять мечта это наяву или же ночной кошмар. Внезапно в голове промелькнула мысль о том, что если сжать лезвие сильнее, то появившаяся кровь сможет стать красноречивым подтверждением реальности происходящего. И это несомненно напугает. Булстрод не была готова к столкновению с реальностью, не сейчас. Слишком приятен был дурман происходящего.

Приняв нож, Миллисента развернулась лицом к стене и приняла позу, учитывая все указания декана. Удержать нож за коник лезвия оказалось сложнее, чем представлялось, но слизенинка не была намерена отступать. Перехватив оружие поудобнее, она размахнулась, как делал это Снейп, и рывком всадила нож в стену. Слишком низко для намеченной цели и неглубоко, нож повис, почти падая, но девушка чувствовала облегчение.

- Видимо, у меня появилось хобби..
Подойдя к стене, Булстрод вынула нож и на мгновение замерла. Ненависть и злоба, которые все эти дни копились в ней, были готовы вырваться наружу в любой момент. Она ощущала, что наполнена недоверием и отравляющей ее яростью до краев, еще немного и казалось, что можно захлебнуться. Милс не хотела этого.

Сжав рукоять ножа как можно крепче, Миллисента размахнулась и вогнала лезвие в стену так глубоко, как могла. Волна страха и обиды схлынула, опустошая и принося невероятное облегчение.

+1

34

Миллисента всё ещё смотрела на него маленьким волчонком, скорее даже нахохлившейся совой, которая прячет острые когти под мягким оперением. Поэтому он не сразу разжал пальцы, зато почувствовал внезапное облегчение, давая себе разрешение доверять хотя бы самую малость стоящей перед ним девушке. Обычно от него этого не требовалось.
Снейп, естественно, не помнил, о чём говорила Миллисента. Он слишком много и часто что-то объяснял и не склонен был копаться в воспоминаниях, чтобы придать внезапную значимость этому моменту. Но внимание самой Миллисенты к таким деталям, несомненно, льстило.
Уже с одобрением глядя на нож в её пальцах, профессор внимательно смотрел на Миллисенту, стараясь ухватить каждое её движение, позу, даже выражение лица и взгляд. Она наконец превратилась из упрямой рассерженной узницу в ту, что задерживалась допоздна в школьной библиотеке, убирала деловито волосы, прежде чем приступить к практикуму по зельеварению, кралась по коридорам Хогвартса с ним, едва различающим окружающий мир.
Довольно удачная попытка Миллисенты вызывала новый прилив некоторого самодовольства и гордости, Снейп списывал это на привычное чувство единения со своим факультетом, но они были не в школе и метание ножей не входило даже в бесполезный курс маггловедения.
Готовый дать своевременную критику, которая должна была охладить пыл Миллисенты, естественно, в самых наилучших педагогических побуждениях,  Северус буквально споткнулся о новый звук стонущего под ударом дома и резкого жеста девушки. Рука сама метнулась к палочке, но секунду спустя профессор уже надеялся, что Миллисента этого не заметила. Он настороженно нахмурился, пытаясь понять, что двигало девушкой. Она задала ему неплохой прием в его собственном доме, но с тех пор была подозрительно тиха, что Снейп принял с облегчением и как должное.
- Мисс Булстрод, - с некоторым строгим возмущением бросил Снейп, несколько обиженный на попытку поистине мясницкой разделки нелюбимого, но всё же его дома. Он не слишком понимал, что происходит, но хотел это прекратить, чувствуя себя неуютно от столь ярких проявлений эмоций и чувствуя в этом и свою вину.
- Миллисента, - чуть смягчился зельевар, с трудом однако выговаривая её имя. Он подошёл, прокручивая в голове возможные варианты действий и находя все их невероятно глупыми и бесполезными. - Позвольте.
Он обхватил рукоятку ножа, не сразу с усилием его выдергивая из стены и задевая девушку локтем.
- Вы целы? - Снейп едва коснулся пальцами её плеча, словно опасаясь, что она нетвердо стоит на ногах, и опустил нож, внимательно глядя на Миллисенту с обычным ироничным спокойствием и явно ожидая хотя бы каких-то объяснений. - Ваше новое хобби, признаюсь, меня немало беспокоит.
Северус полагал своей большой победой акцентирование внимания не на возмутительном и нелогичном поведении девушки, а на её состоянии. По крайней мере именно он пытался сказать.

+1

35

- Как и меня ваше, но кого это волнует.
Миллисента едва заметно усмехнулась, глядя Снейпу в глаза. Воистину, ему не стоило поднимать вопрос об увлечениях, ибо до сих пор недосказанность напряжением витала в воздухе. Он тогда отказался объяснять, так почему она что-то должна ему объяснять сейчас. А он ожидал именно этого. Смотрел на нее и ждал, что она станет оправдываться, как в Хогвартсе. Но они были не в школе. И Булстрод поймала себя на мысли, что ей это даже нравится. Вот так стоять и говорить декану то, что считаешь нужным, не оглядываясь на субординацию и волнение о том, что ее могут понять превратно.

- Со мной все в порядке, насколько это возможно, благодарю, - все так же не отпуская взгляд профессора, слизеринка почти на ощупь нашла его руку и мягко высвободила нож из пальцев - За стену простите, но ведь ее восстановить не составит труда, у вас же есть палочка.

Получив желаемое, она вновь вернулась к креслу. Снова заняв то положение, которое описывал ей мужчина, она прицелилась. Снейп все еще стоял у стены и Милс ощутила необъяснимую дрожь волнения. Он стоял так близко к израненной ссадинами стене, что Булстрод пришлось сделать глубокий вдох, чтобы сдержаться и не проверить попадет ли она в цель. Эмоций было слишком много, они смешивались, негативные и положительные, ввергая девушку в странное состояние отрешенности. Смогла бы ли она действительно причинить ему физический вред? Осознанно - скорее всего нет. Но тогда почему ей так хотелось, чтобы спокойное выражение на его лице сменилось гримасой боли или хотя бы выражением изумления, когда она метнет нож в его сторону.

- Как сделать так, чтобы он летел по прямой линии, а не вниз? Я, видимо, что-то не так делаю рукой..

Стоило возвращаться к делу. То ли ночь, царящая вокруг, заставляла обращать внимание на странные, обычно незаметные детали обстановки, то ли вторая ночь без сна давали о себе знать.  Миллисенте внезапно трудно стало отвести взгляд от декана, заставить себя сосредоточиться. Это волновало и вызывало дискомфорт одновременно. Она должна была злиться, возможно даже ненавидеть - он этого с лихвой заслужил, но почему-то не получалось. Гнев, как и страх, ушел, давая хотя бы временную возможность посмотреть на происходящее со здравой позиции.

+1

36

Снейп находил комментарии Миллисенты справедливыми и возмутительными одновременно. Но естественное и обычное желание поставить её на своё место несколько стушевалось под давлением стыда за своё "хобби" и всё ещё странной неопределенностью этого самого места, которое занимала теперь девушка. Ещё глубже оно забилось, когда Северус отдавал нож. Он не сразу разжал пальцы, с ужасом поймав себя на мысли, что делает это, похоже, не из-за прежнего недоверия или простой вредности.
Снейп с облегчением перевел взгляд на стену, освобождаясь от завладевшего им ощущения, словно Миллисента живёт здесь уже гораздо больше пары недель.
- Стена - не самая большая моя проблема, - медленно и несколько мрачновато отозвался Снейп, снова поворачиваясь к отошедшей девушке. Так внимательно он ещё никогда к ней не присматривался. Это была нетипичная для них обоих ситуация, Снейпу нужно было понять, чего может ждать он и чего ждут от него. Ему снова показалось, что вот сейчас предчувствия снова подтвердят человеческую подлость и место стены займет он сам. Но этого не произошло. Взгляд Миллисенты по-прежнему странно блестел, но произошла какая-то неуловимая перемена.
- Думаю, всё дело в умении вовремя остановиться, - предположил Снейп с некоторой долей иронии, тоже возвращаясь на исходную позицию. Теперь почему-то было как-то даже неловко признаться себе, что он отчётливо помнил каждое её движение пару минут назад. - Замахнувшись, вы проделываете вполне естественное движение, направленное вперёд и вниз, тогда как траектория полёта, как и рука, должны быть параллельны земле.
Это было не зельеварение и тут одними рекомендациями обойтись было бы не так просто. В качестве наглядного примера Северус встал сзади и вытянул руку ладонью вверх, ограничивая область движения для Миллисенты.
- Здесь вы должны остановиться, - он посмотрел вниз, ощущая глупое желание сделать всё за неё, проконтролировать и исправить каждый шаг, стоять так рядом, пока она не научится поражать свою цель. Снейп сглотнул, со скрипом сжимая зубы. - И поставьте левую ногу ещё немного вперёд.
Он собирался сам подтолкнуть её носком ботинка, но и так был уже слишком близко.

+1

37

- А что же является вашей главной проблемой? - Миллисента спросила это тихо, почти шепотом. Но дело было не в том, что она боялась нарушить ночную тишину дома или посчитала лишним повышать тон, раз профессор находился так близко. На мгновение она просто забыла как дышать. Девушка почти насильно выдавила из себя вопрос, понимая, что должна что-то сказать, либо потонет в непривычном ощущений волнительной дрожи. Казалось, обстановка, во главе с хозяином дома увлекали ее в непонятное состояние, приятное, но и одновременно потенциально опасное, дурманящее.

Повременив и вновь последовав советам Снейпа, Булстрод сделала глубокий вдох, затем выдох. Она уперлась взглядом в стену, но понимала, что ее шансы сделать все правильно равны нулю. Мужчина оказался совсем рядом - пытался помочь, но в итоге она слышала его дыхание и это сбивало. Милс даже казалось, что она ощущала тепло, исходящее от него, полагая, что все дело в ее палочке. Ведь не зря же, когда он остановился позади нее, она едва удержалась от того, чтобы шагнуть назад и прижаться. Это все магия, притяжение магического предмета и его хозяина. Иных объяснений Миллисента не видела.

- Очень нужное умение. Вы им обладаете, полагаю?
Слизеринка посчитала, что оттягивать неизбежное было неразумно. Поэтому, вновь проверив свою позу и траекторию полета ножа, сделала бросок. Он оказался неожиданно сильным. Побоявшись, что сможет ненароком поранить декана, Милс выпустила нож из пальцев как раз на том уровне, на который указывала его рука. Нож вошел в стену под идеальным углом, лезвие наполовину скрылось в стене и Миллисента была в восторге. Она настолько была ошарашена своим успехом, что не сразу поняла, что накрыла ладонь Снейпа своей. Они замерли в странной позе, но девушка не спешила нарушать странную паузу. Ее взгляд изучал их скрещенные руки и в памяти всплыл давний эпизод их совместного танца. До Булстрод медленно, но верно начало доходить, что, похоже, горячее трепещущее чувство внутри не имело отношения к ее палочке.

- У меня получилось.. - облегченно выдохнула девушка, чувствуя себя удовлетворенной и измотанной одновременно. Не желая сейчас разбираться в причинах своего столь благодатного состояния, она сонно сощурилась и, чуть повернувшись к профессору, мягко улыбнулась. Желанная усталость и сонливость внезапно проявились и Миллисента с трудом удержалась от того, чтобы зевнуть. Видимо сегодня снотворное ей не понадобиться.

+1

38

В вопросах девушки чудилось что-то закулисное, какое-то потаённое дно, но Снейп не хотел придавать этому значения и путаться в догадках. Получив однажды доступ к её мыслям, он не хотел снова влезать в эти дебри. Хотя в последнее время иногда казалось, что однажды это сделать всё-таки придётся.
Северус усмехнулся, стоя за спиной Миллисенты. Ему в кои-то веки не хотелось ответить так, чтобы к нему больше никогда не обращались. Да ответа и не требовалось, они оба его знали. Это отлично вписывалось в возникающую хрупкую систему синхронизации, которая так внезапно сложилась в гостиной. Его напряжённая рука, готовая остановить в нужный момент. Её решительное, но в то же время мягкое движение. Снейп смотрел на рукоятку ножа, проследив за его полётом до самого конца. Теперь стену было не жалко, она скорее даже удостоилась чести получить этот удар.
Профессор снова перевёл взгляд на Миллисенту, пальцы слегка дрогнули от непривычно накрывшего их тепла, и Снейп поспешил опустить руку, нервно сглатывая: уж слишком всё это выходило естественно.
- Восхитительный бросок, - резюмировал мужчина, но получилось не так сухо и снисходительно, как ему бы хотелось, а скорее с одобрением, что вызвало ещё больше смятения. Он наконец отошёл с некоторой опаской, едва только завидел её профиль. Со стороны за ней наблюдать было куда привычнее, безопаснее, но… не менее интересно. Наверное, он не должен её отталкивать сейчас и после раз за разом, иначе их жизнь превратится в ад. Да, именно этим можно объяснить нежелание напоминать о нарушенном распорядке в доме и обрывать этот вечер. Вполне разумно.
- Вы выглядите уставшей, - а ещё совершенно беззащитной, словно смягчающей пространство вокруг, но с пляшущим по ту сторону зрачков бесом. Нет, всё-так со стороны наблюдать безопаснее. Снейп вернулся к стене, выдёргивая нож. – Я провожу вас до спальни.
Чтобы по дороге Миллисента случайно не заблудилась, не нашла новый нож, не откопала какое-нибудь зелье или не уснула прямо тут, а он мог спокойно наблюдать за ней. Нет уж, лучше закрыть её в импровизированной темнице от всех глаз, в первую очередь своих. Она была слишком живой и слишком близко, а пальцы всё ещё горели, сжимая нож, и предательски раскидывали икры, поднимающиеся по сосудам с закипающей кровью.

+1

39

От похвалы профессора в груди разлилось давно забытое тепло. Ей было приятно. И спокойно. Бессонная ночь непонятным образом превратилась в уютное времяпрепровождение. Будто тяготы последних дней временно отступили, на прекрасный миг возвращая их к привычной атмосфере. Хотя, Миллисента ощущала, что несмотря на то, что он ее учил, как это бывало не раз, а она, пользуясь моментом, пыталась впитать в себя каждое его слово, что-то все же изменилось. Было трудно понять в чем именно дело, тем более, сейчас, когда она чувствовала себя опустошенной и уставшей. Но, кажется, впервые со дня ее появления в этом доме, Милс ждал глубокий и спокойный сон.

- Спасибо, - кивнув, слизеринка послушно последовала за деканом. Радость от победы приятно волновала, а поведение профессора отдавалось где-то в груди легким трепетом. Сегодня они смогли обойтись без обвинений или взаимных упреков, у них получилось, и это несомненно радовало. Возможно даже давало пищу для размышлений в будущем. Сейчас же, ей хотелось оказаться под теплым одеялом и сладко уснуть, пытаясь сохранить как можно дольше ощущение покоя и комфорта внутри.

- Спасибо, - повторила она, оказавшись у двери, за которой теперь находилось ее временное пристанище - Это было.. - подняв на Снейпа сонный взгляд, наверняка выражавший сейчас намного больше, чем она бы решила облечь в слова, Миллисента мягко улыбнулась - ..познавательно. Простите за стену.

Свет едва проникал в коридор, погружая их в полумрак. Разговор был закончен, помещение погрузилось в тишину, нарушаемую лишь дыханием и Милс буквально ощутила, что должна немедленно уйти.
- Доброй ночи, - пару мгновений она боролась с собой и непонятными ощущениями внутри, а затем судорожно выдохнув, скрылась за дверью. Всему свое время.

+1

40

13.03.96

Вытерев в прихожей ноги, Снейп шагнул в гостиную через барьер, крепко прижимая к себе книги и другие свертки, которые распространяли аппетитный запах хогвартских явств. За последнюю пару дней лицо профессора осунулось, он много времени проводил в Хогвартсе, но даже дома теперь не надеялся на отдых, по крайней мере пока не убедится, что он что-то контролирует хотя бы здесь. Положив свою ношу на диван, Северус поднялся наверх, вздохнул перед дверью старой материнской спальни, и отпер дверь. Ещё пара мгновений у него ушла на то, чтобы повернуть ручку двери. Он так и застыл в проходе, словно и здесь был какой-то барьер, который мешал перешагуть порог. Миллисента была на месте, и маленький камушек свалился с той груды булыжников, которая лежала на сердце.
Было как-то бессмысленно интересоваться о прошедшем дне или звать на вечерний чай и слишком глупо молча разворачиваться и уходить, убедившись, что пленница на месте. К тому же присутствие Миллисенты позволяло хотя бы ненадолго отвлечься от реальности.
Профессор вошёл в комнату, протягивая скрученный желтоватый сверток.
- Последние новости, - два номера «Ежедневного пророка» и ещё пара газет, которые ночевали в его кабинете, пропитались запахом трав и кое-где впитали в себя чернила случайных торопливых клякс. Передовицы вопили о вышедших из-под контроля дементорах, беспорядках в Британии и даже не подозревали ещё обо всём остальном. Мрачная складка между бровей Снейпа не спешила разглаживаться, он рассеянно бродил взглядом по комнате, подмечая такие необычные в этом доме мелочи. И в поисках ножа или его следов, если уж быть до конца честным.
– Ужин ждет вас на первом этаже, - от усталости это прозвучало словно безапелляционное приглашение на отработку.

+1

41

Когда профессор отпирал дверь, Миллисента сидела на кровати и впитывала бесценные знания со страниц школьного учебника. Первое время она пыталась найти хоть какое-нибудь развлечение в этих четырех стенах, но затем смирилась и решила, что занятия смогут не только отвлечь ее от происходящего, но и несомненно помогут в будущем. Ведь когда-нибудь этот кошмар должен закончиться и она снова окажется на свободе.

- И вам вечера доброго, профессор, - вздохнув, Милс свернула конспект и отложила его в сторону. Ее взгляд упал на газеты, а обоняние уловило до боли знакомый аромат трав. Сердце внезапно кольнуло тоской. Это несправедливо. Жизнь в Хогвартсе шла своим чередом, а она не имела возможности даже выйти из комнаты. Булстрод вновь остро ощутила свое одиночество, это было неприятно до слез. Впрочем, плакать Милс перед деканом не хотела, поэтому прихватила газеты и последовала его указаниям. Ужин, так ужин.

Не позаботившись о том, чтобы сменить пижаму на что-то более подходящее, Миллисента лишь сунула ноги в тапочки и направилась вниз. По пути разворачивая газету и мельком проглядывая заголовки они дошла до середины лестницы, а затем остановилась как вкопанная.

- Дементоры..  - слизеринка обернулась к своему декану и воззрилась на него с нескрываемым ужасом - И что теперь будет?..

+1

42

Миллисента медлить не стала. И никаких тебе приготовлений к ужину, смены нарядов, как принято в приличном обществе. Всё получалось так обыденно, что Снейпу иногда становилось жутко. Как будто неделю назад не они в этой же комнате выясняли, каково это быть предателем и узницей.
Северус бросил последний взгляд на конспекты, которые составляли девушке компанию. Именно так становятся затворниками, вечно недовольными жизнью и окружающими. Для Миллисенты он этого не хотел.
Обратный путь, как и все пути в этом доме, кроме, может быть, одного теперь, Снейп преодолевал на автопилоте и в такой задумчивости, что не сразу понял, о чём речь. Он с опозданием остановился, едва не столкнувшись с девушкой, вцепился в перила и опустил голову, заглядывая в газету. На колдографии журналисты с такими же взволнованными, как у Миллисенты лицами, обступили министра в Атриуме.
- Полагаю, ничего хорошего, - как всегда обнадежил профессор и посмотрел на Миллисенту. С дементорами студенты Хогвартса уже сталкивались, и кроме несносного вездесущего Поттера сильно от них никто не пострадал. Но на лице девушки не было написано радости от возможности возобновления этого старого знакомства. - В любом случае, вы в полной безопасности.
Снейп не чувствовал в своём голосе достаточно убедительности и решил ещё немного подбодрить Миллисенту, которая так мужественно держалась в его доме.
- Питаться им здесь нечем.

+1

43

-Ну знаете, - Миллисента возмущенно задохнулась. И не важно, что сейчас она стояла в пижаме на лестнице в доме Снейпа и смотрела на него снизу вверх, с недавних пор такие мелочи перестали ее смущать. Их нахождение за пределами школы, а так же совместное проживание само вывело их взаимоотношения на новый уровень. Теперь слизеринке было не обязательно стоять выше, чтобы к ней прислушались.  -  Вообще-то есть чем. И смею вас заверить, в большом количестве.

Стоять дальше было бессмысленно, поэтому развернувшись так, будто вместо тапок на Булстрод были туфли на изящных каблуках, она продолжила путь в гостиную. Есть хотелось неимоверно, но еще больше хотелось расспросить Снейпа о происходящем за пределами его дома. Как там отец, ее друзья и школа в целом. Однако, Милс не была уверена, что мужчина захочет делиться с ней новостями, да и вряд ли скажет ей всю правду. Но попытаться наверное все же стоило.

Взяв тарелку с едой, слизеринка уютно устроилась в углу дивана. До сих пор было непривычно есть в присутствии Снейпа, поначалу она и вовсе чувствовала себя глупейшим образом. Теперь же, вполне могла вести отвлеченную беседу, хоть временами и продолжала смущаться.

- Но ведь должен быть способ защититься от них, - Миллисента вздохнула, за увлеченной трапезой пряча свое волнение. Да она была заперта в комнате, в которую пока никто не мог проникнуть. Но что будет, если вернется Рудольфус или они решат, что ей теперь будет лучше пожить в другом месте. Она снова останется одна, без защиты, палочки, без единого шанса хоть на какую-то защиту. Впрочем, в данном случае даже палочка от Дементоров ее не спасет. Правда когда-то она читала об одном способе. - Вы же наверняка знаете как.

+1

44

Профессор искренне не понимал, что не понравилось Миллисенте. Но все подобные всплески он списывал на её непростое положение. Да и, если признаться, это обычно вовремя возвращало к жизни. Северус посмотрел настороженно ей в спину и повёл бровью, как бы отбрасывая эту тему. По крайней мере это свидетельствовало о том, что ей не так уж тоскливо здесь.
Он тяжело спустился, ступенька за ступенькой, ревниво сгрёб в охапку книги, убирая на и так уже заваленные полки, и как-то неуверенно расположил еду на небольшом столике. Это было даже тяжелее чаепития с Рабастаном. Теперь, когда вокруг не крутилось столько бестолковых детей, когда он был в единственном месте, которое столько лет гарантировало возможность побыть наедине с самим собой, Северус ощущал всё неудобство нового положения. И терзался всеми этими необходимостями и предосторожностями, которые приходилось соблюдать, и своими собственными ощущениями, которые стали весьма противоречивыми.
Снейп скрежетал в тишине вилкой по тарелке, не спеша отвечать. Кусок внезапно перестал лезть в горло. И дело было не в том, что за ним наблюдали, к этому можно привыкнуть, 15 лет завтракая, обедая и ужиная перед всеми за преподавательским столом в Большом зале. Он покосился на Миллисенту и коротко вздохнул: беседу придётся поддержать.
- Знаю, - Северус опустил взгляд на руки и на тарелку, как-то угрюмо и рассеянно ковыряясь в еде. Ещё бы он не знал, столько лет претендуя на место, которое Дамблдор никогда ему не даст. Пока жив. – Но я очень надеюсь, что это всё-таки не понадобится.
Впрочем, глупо теперь на это надеяться. Всё заходило слишком далеко. Снейпу было неспокойно, особенно когда он смотрел на забившуюся в угол дивана девушку. Где-то в Паучьем тупике, на задворках Британии, в не самой надежной компании. Профессор отложил бесполезную вилку.
- Что вы знаете о дементорах?

+1

45

Миллисента еще сильнее забилась в угол дивана, по непонятной причине чувствуя себя в небезопасности. Слишком погруженная в мысли, она не замечала вкуса еды, вся окружающая обстановка была ей безразлична. Удивительно как быстро человек привыкает терпеть. Однако слова Снейпа вывели ее из состояния задумчивости. Говорил он явно неохотно и не спешил делиться своими познаниями, что Булстрод откровенно огорчало и разочаровывало. Наверное все дело было в специфике их новых взаимоотношений, было сложно определить кто кому и что был должен.

- Ну, о поцелуе дементора известно каждому, - слизеринка передернула плечами, боясь даже представить себе, каково это, когда из тебя высасывают душу - они питаются положительными эмоциями. Еще я знаю, что есть заклинание, способное  отпугнуть их.

Вперив в декана внимательный взгляд, Милс поставила тарелку на колени. Она никак не могла понять, он действительно говорил, что думал или просто отговаривался от нее. Чаяния о том, что все будет хорошо из его уст звучали кощуственно, более того, абсурдно. И наверняка он сам в это не верил, ибо происходящее распространилось по всей Британии, если верить газетам. Теперь никто не был в безопасности.

- Вы действительно уверены, что контролируете ситуацию? Я, к примеру, каждый раз, когда вы покидаете дом, не уверена, что увижу вас снова. - голос вопреки желанию девушки дрогнул, а пальцы неестественно сильно сжали вилку. Ожидание и страх неимоверно изматывали. И наверное, в данной ситуации, это в заточении было самым невыносимым, буквально пыткой. Мало того, что ее заперли, так еще и держали вдали от информации, давая лишь только официальные новости. Это было мучительно и несправедливо.

Отредактировано Millicent Miss Bulstrode (21 июня, 2018г. 22:00)

+1

46

Снейп хотел было разразиться зануднейшей лекцией о подлинном несовершенстве дементоров, но снова помотрел на Миллисенту и увидел перед собой не студентку. В сущности, любого мага с детства в далёких стражах Азкабана пугало лишь умение забирать всё хорошее, а в самом худшем случае возможность поцелуя дементора. Но всё это было так далеко и неосязаемо столько лет, что вырвавшийся из-под контроля жуткий образ теперь не на шутку пугал людей.
Северус сжал руку в кулак и положил на подлокотник кресла, чувствуя себя под взглядом девушки не лучше, чем рядом с дементором. Он благодарил Мерлина, что отложил еду, иначе обязательно поперхнулся бы. Нет, конечно, это ужасно остаться одной в чужом доме без палочки и связи с внешним миром. Да, он должен был предусмотреть и такой исход событий и подготовиться к нему. Именно так он и скажет, это обязательно всё решит и успокоит Миллисенту.
Зубцы вилки угрожающе смотрели на него. Довольно острый разговор.
- Не думаю, что кто-либо вообще контролирует ситуацию по-настоящему, - глухо отозвался профессор. Как комментировать всё остальное, он себе даже не представлял. Вернее, представлял, но чем он тогда будет лучше дементора, забирая единственные крохи хорошего у Миллисенты.
- Вы абсолютно правы. На вашем месте я и сам не был бы в этом уверен, - Снейп вглядывался в Миллисенту, не давая до конца себе поверить, что она так беспокоится не за себя. Нет, этого не может быть. Наверное, опять намекает, что он водится не с той компанией. Но лицо её говорило о другом. – И дементоры в конце концов могут оказаться меньшим из зол, от всего остального так просто не избавишься заклятием патронуса.
Мрачно пожаловался на свою тяжкую долю Северус и прикусил язык, памятуя о любопытстве девушки.

+1

47

- Вы меня конечно успокоили, благодарю, - едва слышно фыркнув, Миллисента опустила взгляд в тарелку и продолжила есть. В комнате повисла на некоторое время тишина, пока до слизеринки не дошли последние слова профессора. - Патронуса?..

Булстрод мгновенно оживилась, даже аппетит пропал. Отставив тарелку и поблагодарив Снейпа за предоставленный ужин, она устроилась на диване и выжидающе посмотрела на своего декана. Полагая, что ему уж точно не нужно объяснять все опасности, которые могут ей грозить, она ждала, когда он решит продолжить. Проговорился ли он или действительно решил поделиться с ней необходимым знанием - было не так важно. Главное теперь ему будет сложно выкрутиться.

- Расскажите мне, прошу. А лучше научите. Вы же сами понимаете, что.. - Миллисента прервалась на полуслове, вдруг осознавая, что это заклинание, а для заклинания необходима палочка. Плечи девушки тут же опали, а взгляд потух - Снейп никогда не станет рисковать. Впрочем, в глубине души Милс понимала, что ему действительно не стоит ей доверять. Одна мысль о том, что палочка может оказаться в ее руках одурманивала. Будстрод почти чувствовала, как приятное тепло разливается от кисти к плечу и далее по всему телу, охватывая слизеринку едва уловимой вспышкой восторга и легкости. Как она соскучилась по магии.

+1

48

Северус ещё раз посмотрел в тарелку, а после окинул взглядом книжные полки, как будто выбирал себе чтиво на вечер и ни про какого патронуса ничего не говорил. Но Миллисенту было уже не остановить. Снейп перевёл на неё косой взгляд с некоторой долей насмешки. Уж больно ретивой она оказалась ученицей. И это было, несомненно, приятно, но позволять ей многое тоже было нельзя.
- Что однажды вы выйдете отсюда? – спросил он, чувствуя себя каким-то тюремщиком. И ведь альтернативы он ей предложить не мог. Возвращение в Хогвартс теперь не гарантирует никакой безопасности, в её собственный дом опять могут заявиться Пожиратели и начать угрожать, а больше идти некуда. – И дементоры – единственное, с чем вы не сможете справиться?
Снейп снова посмотрел на книги. Всё, что ей было нужно, находилось в этом доме, а её и так лишили многого. Увядшее воодушевление девушки делало обстановку ещё более унылой, что даже на фоне Паучьего тупика превращало дом Снейпа в бездну безысходности.
- Впрочем, вы правы, за стенами находится не дуэльный клуб, - профессор приманил взмахом палочки один из томов, и тот гулко упал на стол перед девушкой, подняв облачко пыли. Он надеялся откупиться от девушки книгой с довольно скудной информацией и умалением достоинств владения патронусом. – Это не самое простое заклятие, и больше оно вам нигде помочь не сможет. Найдите чары патронуса.
«Страница триста девяносто четыре» - пронеслось у него в голове, мерзкая рожа бывшего мародера вспыхнула перед глазами, волчий вой, капюшоны дементоров, чёртов Поттер, который чудом от них спасся. Но даже на фоне недавней и довольно трагичной встречи с Уинифред, Снейп не начал бы перечисление опасностей окружающего мира с оборотней. Он надеялся, что Миллисенте и вовсе не пригодятся эти знания.

+1

49

- Я со многим не могу справиться, - голос Миллисенты был тихим, но в интонации явно сквозил укор. Не очень красиво со стороны Снейпа было лишний раз напоминать о ее беспомощности. Но сейчас было неподходящее время для очередной ссоры, тем более, что девушке было необходимо добиться от мужчины уступки. Наверное со стороны это могло показаться мелочью, но в данной ситуации для слизеринки это был желанный глоток воздуха. Так хотелось хоть на мгновение ощутить себя защищенной и уверенной.

Булстрод с подозрением покосилась на книгу, но все же взяла ее в руки. Было сложно устоять перед притоком новой информации, но если декану вдруг вздумается ограничиться лишь теоретической частью, она непременно взбунтуется. Приняв такое решение, Милс быстро сориентировалась в содержании и открыла нужную страницу. Пробежав главу беглым взглядом, она с разочарованием констатировала, что даже информации здесь слишком мало.

Недовольно хмурясь, она изучила всю доступную теорию. Зачем прочитала главу еще несколько раз и только потом, убедившись, что все отложилось в памяти, подняла на Снейпа вопросительный взгляд.
- Экспекто патронум, - тишина, повисшая в комнате после шепота девушки, отдалась болью. Никогда прежде Булстрод не задумывалась каково это жить без магии, когда даже знакомые слова заклинания лишь сотрясают воздух и не дают никакого эффекта. Девушке подумалось, что наверное это ощущение можно сравнить с ситуацией, когда человек внезапно теряет зрение или возможность ходить. Без магии мир казался блеклым, бессмысленным и еще более враждебным.

- Мне кажется это не так просто, как вы говорите.

+1

50

Пока Миллисента изучала книгу, профессор вернулся к ужину, невольно наблюдая за девушкой. Он сотни раз видел её над котлом, за книгами, с палочкой в руках, но никогда не думал, что будет однажды вот так смотреть на неё в собственной гостиной и ловить себя на мысли, что во всей этой картине прекрасна отнюдь не книга, как было всегда.
Вот изгиб её бровей снова поменялся, и Снейп не успел отвести внимательного взгляда, отодвигая пустую тарелку в сторону. Он ждал вопросов, сожалений, просьб – чего угодно, кроме того, что услышал. Слова бесполезной формулы заклинания повисли в воздухе, а счастьем, по вине которого существовал любой патронус, в комнате даже и не пахло.
Северус опять посмотрел на газету, хмурясь. Было так просто отмахнуться от этого разговора, но его хотелось продолжать, а такое со Снейпом случается нечасто.

- Совсем не просто, - подтвердил профессор, легко кивая подбородком в знак согласия, и перевел взгляд на раскрытую книгу. Всё это выглядит невероятно красиво и высокопарно, пока не появляется настоящая необходимость в этих чарах. Он поднял взгляд на Миллисенту. – Вы знаете, что не каждый может вызвать патронуса? Даже некоторым опытным магам это не под силу.
Он знал таких волшебников, он знал много таких волшебников. Тех самых, которые и провернули этот фокус с дементорами.

- Самое сложное в такого рода магии не знание формулы и её безупречное произношение, не взмах палочки, не опыт, а умение верно распорядиться своими ресурсами, - Снейпу не очень хотелось развивать тему счастливых воспоминаний, поэтому он пошёл от обратного. Да и кроме того, он всегда считал, что нельзя бороться с тёмными искусствами, не зная врага изнутри. – Возможно, вы знаете, что сила непростительных заклятий тоже зависит от чистоты, если можно так выразиться, намерений мага. Нужно действительно хотеть того, что может дать нам магия. Иначе всё это бессмысленно.

Это странно, но о природе магии известно не так много, и только редкие чары и ритуалы приоткрывают эту завесу тайны. Для тех, конечно, кто потрудится подумать над этим.

+1

51

Миллисента слушала декана, напряженно всматриваясь в его лицо. Она никак не ожидала, что ее желание овладеть заклинанием приведет их к подобному разговору. Да, она прекрасно знала о силе истинного желания при применении непростительных. И это то, о чем она предпочитала не думать последнее время. Ведь он сам наверняка применял подобные заклинания и, если рассуждать здраво, то не единожды. В данном контексте думать о природе магии и ее силе совсем не хотелось. Булстрод даже искренне возрадовалась, что сейчас не имеет возможности сжать палочку, иначе ее искреннее желание непременно спалило бы весь этот проклятый дом к чертову Мерлину.

- Так чего надо хотеть при вызове патронуса, профессор?
Слизеринка не желала останавливаться хоть на мгновение на предложенной Снейпом теме. Она и так ощущала, как услышанное против воли отпечатывается в памяти и была уверена, что, когда окажется одна, мысли об этом вернуться. Это было невыносимо. Сначала Милс списывала свои эмоциональные всплески на пережитый стресс, но время шло, а они только усиливались. На днях она сделала открытие, осознав, что всему виной Снейп. Именно он мог с легкостью ввести ее в смятение или вызывать излишне острую реакцию. Все было запутанно и до сих пор казалось чем-то нереальным. Вот и сейчас, сидя напротив декана, Булстрод почти физически ощущала, что происходящее  - лишь иллюзия.

- Мне надо искренне захотеть кого-то убить или наоборот, воспылать благими намерениями?..

+1

52

По мнению Снейпа, захотеть кого-нибудь убить было гораздо проще, чем вспоминать всё то, что помогало вызвать патронуса, но чего больше никогда не будет существовать, что отзывается после болью, которую и дементоры не смогут обнажить. И сейчас казалось парадоксальным, что оружие против этих тварей не может существовать без того, за чем они охотились. А может быть, в этом и была вся суть? Магии и этого мира.
- Ни то, ни другое, - покачал головой Снейп, откидываясь на спинку кресла. Как давно он вот так обсуждал не интриги, войну или чужие проблемы? – Вам понадобятся положительные эмоции, воспоминания. Настолько яркие, что смогут противостоять той бездне, которую скрывают капюшоны дементоров.
Полуприкрыв глаза, Северус смотрел на камин. В пламени ему чудилось сражение. Три года назад, в дуэльном клубе. Второкурсница-слизеринка с разметавшимися во все стороны волосами на помосте против какого-то паренька. Тогда он был уверен, что эмоции ей только мешают, но с патронусом всё могло выйти иначе.
- Это непросто описать, поэтому книги так немногословны. В основе чар лежит концентрация на самом сильном, счастливом воспоминании, словно вы хотите воплотить его в жизнь, и магия позволяет вам это сделать в той форме, которая ей доступна.
Снейпа всё сильнее охватывало ощущение, словно он делится чем-то личным, хотя речь шла всего лишь о заклинании.

+1

53

Брови Миллисенты удивленно изогнулись. Вот как, яркие положительные эмоции - с этим могли возникнуть проблемы. Не то чтобы у девушки не было подобных воспоминаний, скорее атмосфера последних дней не располагала к положительным мыслям. Наверняка, если порыться в памяти, она непременно сможет отыскать что-то особенное.

-Хорошо, я поняла,- надежда, что ей дадут палочку растаяла вовсе. Правда внезапное изучение полезного заклинания немного смягчало разочарование. Хоть что-то, в последнее время и такая толика интересного была на вес золота. Булстрод была в этот момент искренне благодарна своему декану за то, что он не отмахнулся от нее, хотя мог. Это вселяла надежду.

Проследив за взглядом профессора, слизеринка залюбовалась пляской огня в камине. В памяти начали возникать приятные воспоминания, но ни одно из них не было по ощущением настолько сильным, чтобы его можно было противопоставить силе дементоров. И вот, когда Милс уже отчаялась, перед ее мысленным взором возникло до боли дорогое воспоминание - первые мгновения в Хогвартсе. Никогда она не была так искренне счастлива, чистое ничем не замутненное ощущение радости. До сих пор чувство восторга заполняло ее при одном упоминании того момента. Вот оно, источник ее патронуса.

Девушку внезапно бросило в жар. Машинально, ощутив, как воспоминания заполнили ее, она прошептала заклинание и магия взбунтовалась. Это было похоже на лихорадку. Щеки налились румянцем, запертая внутри ее тела энергия щекотала нервные окончание и казалось, что еще немного и ее может разорвать от переполнявшего потока. В первое мгновение Миллисента испугалась, но затем, ощутив в руках знакомое тепло и легкое покалывание, она не смогла остановиться. Магия бушевала внутри нее, тщетно пытаясь найти выход, а слизерника наслаждалась ощущениями, с удивлением наблюдая, как с пальцев на пол летят едва различимые искры ее силы. Как же она соскучилась..

+1

54

Профессор не сразу посмотрел на девушку, опасаясь нарушить спокойствие этого вечера. Разочарование Миллисенты вселяло в него какое-то чувство вины, которую он мог только усугубить. Услышав шепот, Северус всё-таки взглянул на неё, осознавая внезапно, как тяжело понимать, что магия не подчиняется тебе. И теперь он был не вправе бросить её с этим так же, как однажды Миллисента не бросила его утопать в снегу. Но прежде чем начать её жалеть, Снейп настороженно уставился на светлые точки на фоне старого ковра. Памятуя о случае с Лавгуд, Северус хотел было взбунтоваться и строго пресечь эти попытки воссоединиться с магией. Но это было бы глупо, несвоевременно, жестоко и... И Миллисента могла оказаться чертовски талантлива, если глаза его не обманывали.
- Мисс... Миллисента, - тут же поправил он сам себя, внимательно глядя на девушку, - Это вряд ли отпугнёт дементоров, но начало многообещающее.
Эти слова дались на удивление легко и даже почти не содержали привычной саркастической нотки. Снейп знал цену магии и просто не мог забрать волшебство из жизни девушки. А кроме того, это был тот самый податливый материал, который был ему нужен всё то время, что Северус просил должность профессора защиты от темных искусств.
Он наконец понимал её чувства и ощущения, видел больше, чем обычно, и это пробуждало интерес. О чем она думает? Чего хочет? Что он может сделать для неё?
Снейп поменял небрежно позу, как бы выныривая из вечерней усталости и скованности из-за этого неожиданного разговора, и задумчиво прищурился, чуть наклонив голову.
-  Вы никогда не сталкивались с патронусом? Когда школу охраняли дементоры? Будет любопытно увидеть однажды ваш патронус.

+1

55

Миллисента отрицательно покачала головой на вопрос профессора, не смея оторвать взгляд от своих рук, пульсирующих слабым отсветом магии. Ей не довелось видеть чей-то патронус в действии, но рассказов о них они все в то время наслушались предостаточно. Конечно, ей и самой было любопытно увидеть какую форму обретет ее магия, однако такое высказывание из уст Снейпа звучало почти..заинтересованностью? Смущением внезапно перехватило дыхание, а щеки зарделись еще сильнее -  Булстрод совершенно потерялась в происходящем.

- Мой патронус.. - она уже не помнила сколько дней сидит в заключении и это внезапное буйство магии внутри себя воспринимала словно чудо. Она никогда подобное не испытывала, казалось чувства обострились и где-то в районе солнечного сплетения сосредоточилось напряжение, мешая нормально дышать.

Вскинув на декана блестящий от поступивших слез взгляд, Булстрод в первый раз со времени своего пребывания здесь искренне и мягко улыбнулась. Нет, она не забыла где находится и что происходит за пределами этого дома, но внезапная возможность всколыхнуть в памяти столь приятные воспоминания, подпитанные магией, в данное мгновение делали ее счастливой. И это было восхитительно.

Эмоции окончательно захлестнули Миллисенту и она вскочила с дивана, пытаясь высвободить руки от потока магии. Воспоминания были слишком реальными, а переживания слишком сильными. Слизеринка чувствовала, что еще немного и она окончательно потеряет контроль над происходящим. Внутри все теснее сжимался комок энергии, перекрывая легким доступ к кислороду и это пугало. Хватая губами воздух и пытаясь успокоить жар, разлившейся по всему телу от неконтролируемой магии, Булстрод испуганно взглянула на профессора.

- Что со мной..помогите..

+1

56

Снейп несколько настороженно смотрел на девушку. Он не знал, всё ли верно сказал и сделал, потому что ему казалось, что Миллисента сейчас то ли разрыдается, то ли рассмеётся, то ли и вовсе упадёт без чувств.  А может быть, её просто захлестнули счастливые воспоминания? Снейп надеялся на это, пока не услышал просьбу о помощи. Он не знал, как именно регистрируются спотнанные выплески магии у детей, распространяется ли это на подростков и стоит ли давать Миллисенте возможность учиться беспалочковой магии. Он видел, как магия меняет людей, а чем тогда может грозить рассудку нерастраченная магия?
Профессор посмотрел Миллисенте в глаза, но понял, что легилименция ему ничем не поможет, он не может управлять её мыслями, только просматривать яркие образы. Это странное возбуждение передалось и ему, снимая усталость.
Снейп мог лишить её магии на время, но теперь не пожелал бы этого никому. Мог просто лишить сознания, но это обязательно повторится. Возможно, жизнь состояла не из одних лишений, хотя и сложно было в это поверить.
Северус достал палочку, с сомнением глядя на её отполированную поверхность. У него было всего два выхода, и оба ему отчаянно не нравились и таили в себе непредсказуемый риск. Выбирая меньшее из зол, он протянул руку вперед.
- Миллисента, простите меня, - красная вспышка оглушающего заклятия озарила гостиную.
С досадой скривив лицо, Снейп несколько секунд смотрел на дело рук своих, затем поддернул рукава вверх и опустился на пол рядом с девушкой, осторожно дотрагиваясь до её пальцев. Кончики были горячими, но больше ничего особенного он не ощутил. Кроме странной горечи, что не так всё это должно было закончиться. Он так растерялся от всей этой ситуации и ожидания её новой обиды, что так и оставил лежать на полу и вытащил из кармана флакон с мутной жидкостью. Смочив её губы, он выпил всё остальное сам и отставил флакон в сторону, вглядываясь в её лицо.

+1

57

- Нет, нет, пожалуйста.. - увидев палочку в руках декана, Миллисента отшатнулась, интуитивно ощущая, что ее ждет. Однако в голове мелькнула мысль о том, что он не посмеет поступить с ней так грубо. Мысль мелькнула, но не успела обрести четкость - красная вспышка лишила слизеринку сознания.

Пробуждение проходило легко, Булстрод вынырнула из небытия так же легко, как и оказалась в нем. Вот только ощущения после того, как сознание обрело полную ясность, изменились. И это было жестоко. На смену той эйфории, которая до сих пор отдавалась теплом в кончиках пальцев. пришла пустота. Как будто она и правда испытала на себе действия дементора. Радость воспоминаний, эмоциональная яркость, восхищение и восторг - будто все стерли. Может Снейп поступил правильно, возможно это был единственный способ помочь ей справиться с неконтролируемым всплеском магии, но понимание никак не влияло на ощущение. А ощущения были мерзкими.

Пытаясь справиться с подкатывающей дурнотой, слизеринка с трудом поднялась на ноги. Бок немного саднило от падения, но в остальном, казалось, все было хорошо. Если не считать того, что Милс не могла заставить себя поднять взгляд на декана. В лучших традициях их взаимодействия он снова подарил ей нечто особенное, а затем жестоко отобрал. Ничего не меняется, и видимо настал момент, когда стоит перестать надеяться, что это изменится.

- Я, наверное, пойду.. - каждое слово давалось Булстрод с невероятным усилием, главное было не дать волю чувствам здесь, перед мужчиной - Спасибо..что помогли, сэр.

Обойдя диван, чтобы оказаться подальше от Снейпа, Милс осторожно двинулась в сторону лестницы. Ее немного пошатывало, видимо действие заклятия еще давало о себе знать, поэтому шла она медленно, опираясь о стены и надеясь, что сил хватит самостоятельно добраться до спальни.

0


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Mosaique (март 1996 года)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC