Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Mosaique (март 1996 года)


Mosaique (март 1996 года)

Сообщений 1 страница 30 из 55

1

Название эпизода: Mosaique
Дата и время: март 1996 года
Участники: Миллисента Булстрод, Северус Снейп

Паучий тупик

0

2

06.03.96

Миллисенту разбудил неприятный спазм в желудке. Она спала глубоко и чувствовала себя отдохнувшей, однако изможденный организм требовал еды и с этим приходилось считаться. Девушке категорически не хотелось открывать глаза, встречаться со Снейпом и тем более не хотелось вновь мучить себя мыслями. Как себя вести? Что теперь можно говорить, а что лучше держать при себе? Верит ли она ему или нет? Обижена еще или уже остыла? Слизеринка решила заняться размышлениями позже. Сначала ей было необходимо принять ванную, поесть, а затем может и мир предстанет перед ней совсем в ином свете.

Сев на кровати, Милс с удовольствием потянулась, разминая затекшие мышцы. В голове мелькнула шальная мысль, что скорее всего она провела ночь в постели профессора. Однако мужчины было настолько много в ее мыслях последнее время, что Булстрод лишь раздраженно отмахнулась от возможных логических выводов и сползла со злосчастного ложа. Холодный пол неприятно холодил ступни, затянутые лишь в тонкий шелк чулок. Представив, как она выглядит в смятой одежде, слизеринка поморщилась с отвращением. Ей было необходимо для душевного равновесия вернуться себе контроль хоть над чем-нибудь, пусть это будет пустяк в виде внешнего вида, но она была уверена - это поможет ей быстрее прийти в себя и восстановить силы.

Сделав над собой усилие, Милс все же покинула теплую постель и легко пробежалась до двери. Предвкушение теплой воды, смывающей с ее тела любые свидетельства прожитого дня, а так же вкуса горячего чая настолько захватили ее, что она не сразу поняла, что дверь в комнату заперта. Не веря своим глазам, она дернула ручку еще несколько раз. И только потом до нее дошло.

- Профессор! - рыча от злости, она с силой ударила ладонью по двери, настойчиво требуя к себе внимания. Однако ответом ей была лишь тишина за дверью - Будьте вы прокляты..

По своей наивности Миллисента была уверена, что они со Снейпом совершили сделку. Доверие на доверие. Она вручила ему право распоряжаться своей жизнью, он же, по ее предположениям, должен был так же доверять ей. Но запертая дверь наталкивала на мысль, что доверие здесь вновь играло лишь в одну сторону. Это было низко и жестоко. Только в этот раз очередная несправедливость не принесла Булстрод боли, ее это разозлило. Настолько, что она, раз профессор решил запереть ее для верности, решила помочь ему с этим. Подперев стулом ручку двери и зафиксировав его так, чтобы мужчина даже отперев дверь не смог ее открыть, девушка решила наградить себя хотя бы ванной.

Совершенно бесцеремонным образом раскрыв шкаф с одеждой своего декана, она выудила оттуда рубашку, конечно же черного цвета. Будучи уверенной, что в комнату никто не попадет без ее ведома, она быстро разделась и проскользнула в ванную.

+1

3

Затёкшая шея невероятно болела, всё тело ломило, и никаких физических и моральных сил не было, чтобы подняться со старого дивана. Спросонья профессор наткнулся рукой на стопку книг на столе, едва не уронив её, и посмотрел на стоявший рядом стакан. На прозрачной кромке остался едва заметный отпечаток губ. Северус нахмурился, но оставил всё как есть. Каким бы тяжёлым не был вчерашний вечер, ему хотелось хотя бы ненадолго продлить это ощущение, остаться там, а не сталкиваться с тем, что его рутине пришёл конец.
Потирая лёгкую щетину на хмуром лице, Снейп пошёл было ставить чайник, но наверху послышался скрежет передвигаемого по полу стула. Видимо, его гостья, как он заставлял себя мысленно называть Миллисенту, проснулась. Оставалось надеяться, что стул ей понадобился не для того, чтобы повеситься, подумал мрачно зельевар.
Отряхивая мятую одежду, он поднялся к своей спальне, неуверенно оглядываясь на остальные двери. Он слабо себе представлял, что может понадобиться человеку для жизни в заточении кроме корочки хлеба, воды и рубища. И это явно не удовлетворит Миллисенту. Возможно, получится подкинуть ей несколько книг, но как быть со всем остальным?..
Снейп снял запирающее заклятие (как же всё-таки приятно наконец пользоваться магией для любых мелочей) и толкнул ручку двери. Он был уверен, что магия его не подводит снова, и толкнул сильнее. Почти пнул ногой, а затем мягко попробовал толкнуть плечом. Дом всё-таки уже не новый, мало ли что могло заесть в этой маггловской конструкции. В этом маггловском мире.
- Драккл тебя побери… - пробормотал Северус, говоря то ли о двери, то ли о девушке, и постучал кулаком по тёмному дереву. – Мисс Булстрод!

+1

4

Вода и правда вернула Миллисенту в более доброе расположение духа. Казалось все пережитые эмоции были смыты вместе с нежной пеной, аромат которой теперь отчетливо ощущался на коже. Чужой запах в чужом доме. Девушка поморщилась словно от боли, навязчивые мысли так и лезли в голову, настойчиво возвращая к реальности. Милс же возвращаться  в этот кошмар не хотела, категорически. Однако, как она убедилась за последние пару дней, все вокруг нее происходило вопреки ее воли. Знакомый голос, глухой из-за преграждающей проход двери, требовал ее внимания. Как и она, четверть часа назад. Но она не получила ничего, так почему же ему должно повезти.

Промокнув полотенцем волосы, Булстрод надела рубашку своего декана, чувствуя себя при этом весьма странно. Она не могла мгновенно высушить волосы и уложить их, подобрать одежду и сделать еще много вещей - именно сейчас отсутствие палочки ощущалось необычайно остро. Она, как проклятый магл, была вынуждена ходить в мешковато севшей рубашке и мокрыми плечами, чувствуя себя совершенно по-идиотски.

- Уходите, - Булстрод снова начинала злиться. Ее лишили дома, магии, доверия ко всем родным людям и единственное чего ей сейчас хотелось - мстить. Однако произошедшее вчера (и вчера ли? Миллисента обернулась, оглядывая комнату - ни одного окна, и как понять какое сейчас время суток) слишком вымотало ее. Она не была готова к очередной встрече с профессором и очередной перепалке.

+1

5

Судя по наличию ответа из-за двери, Миллисента была жива. Но это как-то не вызывало волну бурной радости на фоне всего происходящего. Снейп знал, конечно, до чего упрямой и неуправляемой иногда была девушка, но такого он никак предположить не мог. В сердцах он снова пнул дверь, не щадя ни дерево, ни ботинок.
- Что значит «уходите»? – возмущенно вопрошал профессор у закрытой двери. Яд холодой злости уже начал просачиваться в его голос. – Если вы не забыли, это мой дом и моя спальня. Что вы себе позволяете?
Снейп покрутил в руках бесполезную палочку, глядя в пол и пытаясь хоть как-то оправдать непокорность Миллисенты. Но объяснения не находил. Не взрывать же ему свою собственную дверь, но и не стоять же как полному идиоту на пороге собственной же спальни. Ему, декану Слизерина.
Снова навалившись плечом на дверь вполсилы, Северус почувствовал, что та дала слабину, качнулась под его выпирающими костями и жалким наличием мышц. Возможно, двери удастся сегодня уцелеть. А вот Миллисенте – не факт.
- Я предупреждаю вас в последний раз: немедленно откройте дверь, - а к предупреждениям пожирателя смерти прислушаться стоило бы. Северус уперся в дверной косяк рукой, буравя взглядом дверь. Если сейчас перед ним появится лицо Миллисенты, он посмотрит в её бесстыжие глаза и навсегда отобьёт охоту проявлять строптивость. Впрочем, где заблуждения профессора Снейпа о женщинах и где вся правда о них… 

+1

6

- Вы сами меня заперли. Я лишь  заперлась в ответ.

Почему-то Миллисента была искренне уверена, что профессор не станет силой открывать дверь. Поэтому, не предчувствуя опасности, она забралась с ногами на кровать и принялась приводить волосы в порядок. Без магии, а тем более без расчески, сделать это было затруднительно, но девушка не сдавалась. Благо теперь в ее распоряжении было неограниченное количество времени. Невольно в памяти всплыл Хогвартс. Прошло не так много времени, но оказывается Булстрод невероятно соскучилась по учебе. Если бы можно было все вернуть на свои места, забыть все происходящее, как кошмарный сон, а проснувшись, вновь окунуться в безмятежную школьную жизнь..она многое бы отдала за такую возможность.

Настроение вновь испортилось. Все происходило неправильно. Набираясь сил под горячей водой, Мили многое успела обдумать. Ситуация перестала ей казаться совсем ужасной, она даже почти решила, что существовать со Снейпом в его собственном доме - опыт весьма любопытный. И даже закрытую дверь можно было простить, объяснив предосторожностью.

Миллисента откинулась на подушку, поднимая взгляд в потолок. Да, пожалуй, если профессор сейчас поступит разумно и оставит ее в покое хотя бы на время, наверное она сможет смириться с ситуацией и будет готова к компромиссам.

0

7

Что за демагогия и где во всём этом логика? Зачем запираться, если ты уже заперт? Эта простота ответа заставила терпение Снейпа почти вскипеть. Если бы Миллисента просто капризно топнула ножкой, он бы ещё мог списать это на глупость или незрелость, но серьёзное общение с ней, как оказалось, ставило его иногда в тупик.
Поняв, что дальнейшие препирательсвта бесполезны, да и просто потеряв дар речи от такой наглости, профессор двинул дверь сильнее. Даже в восьмидесятые они так в дома не вламывались, и он с таким энтузиазмом не был готов кого-нибудь убить. За первым глухим ударом в дверь последовал следующий, затем ещё один, и, наконец, Северус взял нужный разгон в узком проходе, стул с грохотом опрокинулся, а мужчина буквально влетел в спальню, на мгновение застывая на пороге.  В его рубашке, на его кровати, сидел его очередной кошмар, от которого при всём желании он избавиться не мог.
Снейп разъярённо смотрел на Миллисенту, и палочка подрагивала у него в руке, изредка роняя на пол быстро гаснущие искры. Будь кто другой на её месте, он бы ткнул палочкой в лицо и заставил извиниться и пообещать, что подобное больше не повторится. Но он не должен. И не мог так обращаться с безоружным, потерянным человеком. Девушкой.
Взгляд упал на её сверкающие белизной рядом с тёмной рубашкой коленки. Ну до чего возмутительное поведение. По крайней мере именно так профессор расценил новую волну, заставляющую кровь бурлить. Он быстро подошёл, взялся за край одеяла и почти бросил его в Миллисенту резким движением. Уж пусть лучше она сидит и не высовывается, чем по его дому бегает девчонка и наводит свои порядки.  Теперь взгляд упал на мокрые волосы. И, казалось бы, он не мог требовать от неё, чтобы она не мылась всё то время, пока будет жить здесь, но какое-то собственничество или протест против другого человека в этом доме начал душить Снейпа.
- Потрудитесь объяснить своё поведение, – обвёл он снова взглядом Миллисенту, скрежеща зубами.

+1

8

Сначала Миллисента испугалась. Сжалась на кровати, прикрываясь руками, будто кто-то беспардонно вломился в ее спальню и теперь ей было необходимо защититься хотя бы от взгляда наглеца. Но понимание происходящего быстро остудило страх девушки. Появившийся на пороге Снейп, в облике которого неприкрыто читалось возмущение и ярость, разрушил столь хрупкое ощущение нормальности. Отшвырнув одеяло и вскочив с кровати, Булстрод неосознанно встала напротив мужчины, будто собираясь защищаться и, если будет необходимость, нападать.

- Я?! Я сидела смирно, а вот вы совершенно по-варварски вломились в комнату, даже не потрудившись удостовериться, что я, например, одета.
Сверля мужчину взглядом полным злости и вновь просыпающейся обиды, Милс заметила в его руках палочку. Можно было почти физически ощутить, как вибрирует магия, расходясь неровными всплесками от неярких искр, летящий на пол. Так вон оно что, декан решил преподать ей урок или сделать ее существование еще более невыносимым. А как же вопрос доверия, который они как будто выяснили.

- Так что же вы медлите? - кивнув в сторону палочки, Булстрод раскинула руки в стороны, полностью открываясь для любой атаки.
Захотелось плакать. Она хотела пристыдить мужчину, дать понять, что он совершает ошибку, выбирая подобный путь взаимодействия. Но вместо этого опять навредила себе. Она стояла посреди незнакомой комнаты, в которой каждая вещь была ей чужая и как никогда чувствовала себя одинокой. И опозоренной. Только при мысли о том, как жалко она сейчас должно быть выглядит, Милс становилось тошно. Она ведь даже не имеет возможности дать достойный отпор и, несмотря на все попытки показать, что она тоже владеет ситуацией, на самом деле вынуждена лишь терпеть.

+1

9

- Вломился в свою комнату, - парировал Снейп, уже не готовый остановиться и выдохнуть. Особенно после того, как Миллисента подтвердила свой протест, вскочив с кровати и вызывающе стоя перед ним. А всё остальное - это какая-то манипуляция, домыслы, он даже объясняться не собирается после того, как попросил открыть дверь по-хорошему. Правда, и что дальше делать, Снейп тоже себе не представлял. В мыслях парой минут ранее вся эта ситуация подчинялась ему гораздо охотнее.
Опустив взгляд на палочку, Северус поначалу непонимающе посмотрел на Миллисенту, как будто палочку ему и вовсе подкинули, а потом покачал головой делая шаг назад в некотором замешательстве. Не прошло ещё и суток, как он взял на себя ответственность за её жизнь и сохранность, а всё уже готово было пойти прахом.
Он убрал палочку в карман, вернее, запихнул, словно она ему была чужая, и некоторое время смотрел на Миллисенту, будто распятую посреди комнаты. Зрелище одновременно было жуткое и трогательное. Весь её вид буквально говорил, что она ему готова раскрыться, и единственным, что связывало её с привычным миром в этом чужом доме, чужой одежде, был он.
Снейп подошёл, чувствуя себя не совсем в своей тарелке, и мягко надавил на запястья, опуская её руки.
- Перестаньте, - почти строго сказал он и отпустил её руки. Снова пристально посмотрел, чтобы убедиться, что Миллисента готова слушать, скользнул взглядом по ключицам и усадил на кровать, снова фокусируя не без труда на ней взгляд. – Я обещал, что не сделаю вам ничего дурного. Но и вы должны мне пообещать, что будете соблюдать некоторые правила взамен.

+1

10

Миллисента послушно села. Снейп изменил линию поведения и девушка затаилась, желая сначала посмотреть к чему это приведет. Было ясно, что им обоим не нравится происходящее, вот только их положение в этой ситуации и в этом доме все же отличались. И даже несмотря на то, что декан предложил ей мирное существование бок о бок, Милс искренне сомневалась, что его правила будут защищать и ее интересы.

- А мы уже торгуемся? Я наивно полагала что доверия за доверие - достаточно.
Несправедливое обвинение, она это понимала, но обида на мужчину еще не прошла и Милс было необходимо хоть как-то выплескивать ее наружу, чтобы не захлебнуться в ней самой. Но деваться было некуда, высказанная профессором мысль была уместной и потенциально полезной, поэтому стоило хотя бы выслушать его мыли на этот счет.

- И какие именно? - спросила Миллисента сухо, не глядя на профессора.

Одернув рубашку и тем самым прикрыв черной тканью как можно больше тела, Булстрод приготовилась слушать. Смотреть на мужчину она не могла, его и так было слишком много вокруг. Дом, мебель, личные вещи, даже рубашка на ее плечах - везде он. Оказалось, что не всегда приятно проникать в личное пространство другого, особенно, если тебя там не ждали. Особенно, если тебя на подсознательном уровне воспринимают как угрозу. Хотя, в этом сейчас девушка отвечала ему полной взаимностью, поэтому глупо было на это обижаться.

- Я готова их выслушать и обсудить, - на всякий случай добавила девушка, желая еще раз подчеркнуть, что согласна лишь на мирное сотрудничество, обоюдно выгодное.

+1

11

Без лишних слов и новых выходок со стулом Миллисента села. Снейп внутренне выдохнул. После пары предыдущих дней и ночей он иногда с трудом ручался за свои действия и слова. Но, к счастью, новая пагубная привычка заглатывать перед обедом пару-тройку зелий, которые составляли часть его рациона на протяжении последнего месяца, благотворно действовали на психику. Пока что.
Северус прищурился недобро, но он ведь старше и мудрее, хотя бы сейчас он не будет лезть на рожон и огрызаться в ответ. Это помогло держать рот на замке, сжимая плотно тонкие губы, но ощущение вопиющей несправедливости никуда не делось. Впрочем, к нему примешивалось и что-то неуловимо приятное. То ли гордость, то ли ощущение новизны, то ли что-то ещё.
Но разбираться с этим было некогда. Во-первых, Миллисента добровольно согласилась выслушать его. А во-вторых, нужно было ещё сформулировать эти правила. Северус не думал, что до такого дойдёт, иначе подготовил бы заранее в письменной форме и нескольких экземплярах.
Ему всё ещё не нравилось такое близкое соседство его рубашки и девушки, которое, казалось, она всячески подчеркивает, но от её жеста стало как-то спокойнее. Профессор не стал садиться, он предпочитал привычно нависать над студентами, и поднял назидательно палец, собираясь сказать, что правила нужно не обсуждать, а выполнять. Но что-то ему подсказывало, что это будет начало новой революции.
- Во-первых, - тянул время Снейп и пытался всячески смягчить формулировки, - вам придётся слушаться меня. Если я прошу открыть дверь, вы её открываете. Мне будет сложно отвечать за вашу жизнь, если в нужный момент в вас опять взыграет ваше упрямство.
Снейп загнул злополучный выставленный палец, найдя ему такое удачное применение, и приготовился загнуть второй.
- Во-вторых, вы не пытаетесь связаться с внешним миром или выйти в него без особого на то разрешения, - это само собой вытекало из такого импровизированного заключения, но Северус хотел об этом напомнить, потому что считал важным и хотел обратить внимание Миллисенты на этот момент. Конечно, всё это вряд ли ей нравится, он это понимал даже не видя её горящего взгляда. И это вселяло некоторую неуверенность, особенно на фоне недавнего неповиновения. – Это окажется опасным не только для вас и не приведёт ни к чему хорошему, поверьте.
Зельевар больше не мог смотреть на девушку и принялся медленно расхаживать вдоль кровати, под мерные шаги продолжая загибать пальцы. Стена, пол, дверь, стена, пол, дверь. Так думалось гораздо проще.
- В-третьих, я не люблю, когда трогают мои вещи. В-четвёртых, в моё отсутствие в доме вы будете находиться в своей комнате. И в-пятых, ваш день будет подчинён определённому распорядку, в который будет включено изучение ваших обычных предметов в Хогвартсе. В этом году вам сдавать экзамены.
Профессор круто повернулся на каблуках со сжатой в кулак рукой. 

+1

12

Некоторое время после того, как мужчина замолчал, Миллисента тоже хранила молчание, пытаясь переварить услышанное. Разочарование вновь нахлынуло горькой волной, заставляя скривиться губы девушки. Было глупо всерьез надеяться на то, что Снейп захочет поддерживать партнерские отношения, но все же было обидно. И если в ином случае Булстролд не стала бы спорить, то после всего пережитого она не желала больше подчиняться кому бы то ни было. Даже декану, который вроде и хочет ей добра, но при этом является Пожирателем и подыгрывает ее ненормальному крестному.

- Идите к черту, - резко поднявшись с кровати, Миллисента скрылась в ванной. Проскользнув в юбку и на скорую руку запахнув блузку, она вернулась в комнату - В этом доме все вещи ваши! - повысив голос, Милс сложила рубашку и бросила ее в профессора, жалея, что это не болезненное заклинание.

Немного поутихшая паника возвращалась. Иллюзия того, что она находится в безопасности и может безоговорочно доверять профессору тоже рассыпалась с каждым его словом. Он был назначен ее тюремщиком, никем иным, и тот факт, что он не приковывает ее к стулу ни о чем не говорил. К сожалению.

- Во-первых. А вы за нее точно отвечаете? Я просто хочу быть уверенной, что если те, кому я пока нужна живая по каким-то причинам, решат, что теперь от меня можно избавиться, вы хотя бы поколеблитесь, - голос Миллисенты стал тише и жестче, она четко проговаривала каждое слово и обходила мужчину кругом, будто высматривая с какой стороны лучше перегрызть ему сонную артерию.

Не торопясь, она застегивала пуговицы на измятой блузке и пыталась словами вернуть себе силы. Однако, как часто это бывало, обстоятельства были сильнее нее и по факту она лишь раз за разом убеждалась в своем бессилии, испытывать подобное было мучительно.

- Во-вторых. Вы действительно думаете, что мне есть куда и к кому бежать? - за недоброй ухмылкой скрыв подкатывающее отчаяние, Булстрод прерывисто выдохнула. Она и правда осталась одна, но плакать и жалеть себя перед Снейпом она не станет, не доставит тому такое удовольствие.

- В-третьих. Раз вы столь трепетно относитесь к своим вещам, мне будут необходимы свои вещи. Одежда, книги и, раз у меня нет палочки, большой список женский принадлежностей.

Слова были сейчас единственной силой, которой Милс могла воспользоваться, чтобы хоть как-то улучшить свое положение. Она смутно понимала, что Снейп еще не осознавал в полной мере на что решился пойти и была искренне уверена, что все происходящие перемены должны не только ее жизнь превратить в ад, но и его тоже. В конце концов он заслужил это больше, чем она.

- В-четвертых. А если вас убьют или вы пропадете на несколько дней, как это было в Хогвартсе?  - при одной мысли, что в те моменты, когда декан внезапно исчезал из школы на неопределенное время, она волновалась о нем, думала, что у него проблемы со здоровьем, Булстрод начало мутить. Она наивно переживала, а он наверняка занимался чем-то подобным или еще чем похуже. - Или вдруг у вас случится пожар. И..разве в доме есть еще спальня? - Милс конечно не всматривалась в планировку, но по тем обрывкам комнат, которые ей удалось увидеть, она полагала, что дом весьма скромных размеров. Хотя, может это только в сравнении с поместьем Булстродов.

- И в-пятых. Кто же меня будет им обучать?  - внезапно девушка остановилась, пригвожданная очередным осознанием - Постойте, какие экзамены.. Сколько вы планируете меня здесь держать?!

+1

13

Первую фразу Снейп ещё как оскорбление не расценивал. Она даже не отличалась от тех мысленных посылов, которые его преследовали в Хогвартсе. Профессор соединил вместе кончики пальцев обеих рук, наблюдая за Миллисентой. В ванной она не заперлась, но это Северус своим педагогическим успехам не приписывал, особенно после того, как в него врезался, к счастью, лёгкий комок тёмной ткани. Он машинально продолжал его сжимать всё сильнее, взглядом преследуя девушку и всё сильнее хмурясь. Надо было запретить ей спорить. Нет, даже вообще говорить. Но Снейп молчал, ждал, пока Миллисента не выговорится. Даже волшебную палочку не доставал, что неплохо было бы прибавить сейчас к списку его добрых поступков.

Во-первых, ему было несколько обидно. Но настолько привычно и настолько понятно, как сложно Миллисенте теперь кому-либо верить, что в очередной раз он объясняться не хотел.
Во-вторых, ему было жалко девушку, и он ещё сильнее осознавал теперь их связь.
В-третьих, Снейп весь внутри похолодел. Что такое «женские принадлежности», зачем они вообще нужны и где их взять, он не имел понятия.
В-четвёртых, всплыло рациональное зерно. Миллисента и в самом деле могла пригодиться, если он внезапно пропадёт.
И в-пятых, Снейп с трудом не усмехнулся, услышав озарение об экзаменах.

Он отвернулся от девушки, положив спокойно на кровать рубашку, и снова посмотрел на Миллисенту. Строго, печально, внимательно.
- Я не могу вам ответить на этот вопрос. Не имею ни малейшего понятия. Наверное, до тех пор, пока те, кому вы нужна живой, - язвительно начал Снейп и перевёл дыхание, заканчивая, - Не отвяжутся от нас.
Ему не хотелось говорить о том, что он тоже заложник ситуации, только ещё с начала восьмидесятых. Не хотелось приводить в пример и тот случай в февральской пурге, хотя причина, по которой это всё произошло, могла смягчить Миллисенту. Но может быть, его отношение к возрождению Тёмного Лорда она всё-таки поймёт без драматичных сцен или откровений.
- Я принимаю ваши условия. Вы будете жить в спальне моей матери, - Снейп, естественно, не успел подготовить комнату, зато Миллисенте хотя бы будет чем заняться в ближайшее время. – Составьте список необходимых вещей. Задания, учебники и рекомендации я доставлю вам прямо из Хогвартса. Правила не подлежат пересмотру.

+1

14

Вы будете жить в спальне моей матери. Миллисента на мгновение даже упустила нить происходящего. Конечно у Снейпа, как и у всех людей в этом мире, чисто гипотетически должны быть родители. Но почему-то девушка никогда не задумывалась об этом аспекте его жизни. Оставалось надеяться, что комната еще хранит воспоминания о женщине и Булстрод будет чем заняться. Наверное копаться в жизни своего декана было не лучшим занятием, особенно в данной ситуации, но мужчина сам был виноват - сделал ее пленницей в собственном доме, даже не подозревая, что тем самым дал простор для изголодавшегося любопытства слизеринки.

Сказать ей было нечего. Она лишь кивнула на слова Снейпа и опустила голову, скрывая возникшие в глазах слезы. Это несправедливо. Хогвартс продолжает жить своей жизнью, в школе с переменным успехом, но все же идет обычная студенческая жизнь и даже у человека, вовлеченного в дела Пожирателей, есть право участвовать в этой жизни. Дышать свежим воздухом, свободно передвигаться. А вот у нее такой возможности нет. И в чем ее вина? Видимо в том, что она дочь Герберта Булстрода.

Причин запереться и пожалеть себя становилось все больше. А сил становилось меньше. Больше не хотелось спорить и что-то обсуждать, даже видеть никого не хотелось. Не глядя на декана, Милс жестом указала на дверь, тем самым предлагая мужчине проводить ее в комнату, которая на неопределенный срок станет для нее тюрьмой. Но стоило признать, что эти условия были несоизмеримо комфортнее, нежели те, которые ей предлагались крестным. Осталось разобраться с вопросом доверия, ее нынешнего отношения к Снейпу и всему происходящему. Но, судя по всему, для этого у Миллисенты будет и время и возможность.

+1

15

09.03.96

Вот уже несколько дней в доме в Паучьем тупике стояла напряжённая тишина. Слишком звенящая. Казалось, каждый шаг отдается гулко в любом уголке старого дома, даже шелест страниц оглушительно режет слух.
Снейп пытался привыкнуть к своей новой роли надсмотрщика. И пока всё шло подозрительно хорошо. Благодаря последнему месяцу собственного заключения в этом доме Северус легко нашел баланс между школой и этой скрипучей хибарой, по сравнению с особняками, к которым привыкла Миллисента.
Девушка продолжала мало говорить и почти не смотрела на него, и как бы Снейп ни хотел это игнорировать, признаки были не самые  хорошие. Если она продолжит увядать у него на глазах, то к концу марта им будет уже некого возвращать мистеру Булстроду. И это профессор собирался решать пока что собственными силами.
Он остановился перед дверью бывшей материнской комнаты, протягивая пальцы к круглой металлической ручке. В последний момент он отдергнул руку и постучал, предупреждая о своем намерении войти. Сделано это было ещё и для сохранения собственного спокойствия, разумеется.
- Ми... - его голос лишь на долю секунды остановился, Снейп заставил себя обращаться к ней не по фамилии, - ...ллисента. Ваши книги.
Северус осторожно опустил стопку на небольшой стол, обводя комнату взглядом. Он практически не притрагивался к оставшимся после смерти матери вещам, и Миллисента явно вдохнула жизнь в это место. Теперь он ещё больше не хотел сюда влезать. И Миллисента этого тоже, кажется, не хотела. Северус пожал губы, глядя на её спину.
- И последние новости, - мужчина положил на кровать утренний выпуск "Ежедневного пророка".

+1

16

Прошло несколько дней, но Миллисенте казалось, что она провела в этой комнате вечность. Еда потеряла вкус, книги больше не зазывали лакомой информацией - медленно, но верно девушка теряла интерес ко всему окружающему. И если сначала это вызывало у нее опасения, то теперь она стала совершенно равнодушна ко всему происходящему. Тактика "как-нибудь просто пережить отведенный ей срок" выглядела весьма привлекательной. Правда иногда Булстрод задавалась вопросом а что потом? Ответ ввергал ее в еще большее уныние, поэтому и размышлять стало невыносимо. Однако на помощь пришла комната, в которой ее заперли, оказалось, что после матери Снейпа здесь осталось достаточно вещей, чтобы занять себя ими на пару-тройку дней.

И все же сегодня ей повезло особенно. Разбирая небольшую коробку, нашедшуюся в глубине шкафа, Милс наткнулась на личные записи. В большинстве случаев было сложно разобрать почерк, некоторые пометки и вовсе имели вид зарисовок, но рассматривать их было все равно занимательно. Особенно учитывая тот факт, что записи были сделаны на магловской бумаге, а рисунки выглядели бледными и безжизненными, что пугало и завораживало одновременно.

Дорогой Северус.. Булстрод случайно уцепила взглядом эти строчки из вороха сложенных листков. Заинтригованная таким началом, она, не полностью осознавая свои действия, погрузилась в чтение. Со страстью жаждущего Милс впитывала каждое слово, ощущая, как внутри разгорается непонятный жар, сбивая дыхание и подгоняя к глазам слезы.

"Дорогой Северус, нам так и не удалось поговорить. Ты избегаешь меня. Я понимаю причины такого поведения, но все же есть вещи, которые я должна до тебя донести, вне зависимости от твоего желания. Восприми это не как нравоучение, а как материнскую заботу. Прошу тебя. После всего произошедшего я почти уверена в том, что главный мой страх последних лет стал явью. Мне очень жаль, Северус. Я хочу, чтобы ты знал, что мне жаль. Что я чувствую свою вину и мне стократ больнее от этого. Но, что бы не случилось, ты должен помнить, что выбор остается всегда. И мне так хочется, чтобы ты изменил свое решение, пока не стало поздно. Поверь мне. Прислушайся к материнскому сердцу хоть раз в жизни, ты пожалеешь. Это разрушит тебя и уничтожит все, что ты любишь. Прошу, умоляю, Северус.."

Миллисента буквально отбросила листок в сторону, будто обжегшись. Казалось, она наяву слышит голос несчастной женщины, которая с мольбой обращается к сыну, который.. раздался стук в дверь. Булстрод едва не подскочила на кровати от неожиданности. С мужчиной они старались избегать друг друга и даже, если ему было необходимо обеспечить ее едой или еще чем-то необходимым, она предпочитала на время его визитов скрываться в ванной. Поэтому сейчас, застигнутая врасплох, она оцепенела, понимая, что бежать уже поздно.

- Войдите, - скорее по привычке, чем по необходимости бросив через плечо, девушка бережно подобрала брошенный листок.
Пока профессор размещал книги, Булстрод судорожно пыталась сообразить знает ли он об этом письме. Оно не было запечатано, бумага казалась свежей, лишь потемневшей от времени, не было похоже, чтобы кто-то кроме хозяйки комнаты брал его в руки. Но если так, это было совершенно несправедливо по отношению к ней. Миллисента была в этом уверена.

- Она любила вас.. - проигнорировав слова декана, Милс протянула ему письмо.

Отредактировано Millicent Miss Bulstrode (7 апреля, 2018г. 18:14)

+1

17

Северус, наверное, и не ждал какого-то ответа, ему ничто не мешало тотчас уйти, как и всегда. Но Миллисента вовремя его остановила. Если бы в руках ещё были книги, профессор, пожалуй, их уронил. Он просто не поверил своим ушам, путаясь в догадках, и не сразу взял желтоватый лист. Ужас и призрачная надежда шевельнулись  внутри, но Северус узнал почерк матери.
Письмо было обращено к нему, он его не помнил, а значит, не получал. Странно, как это он просмотрел этот клочок бумаги, разбираясь в документах и записях. После первого предложения Снейп на секунду остановился. Это было слишком  близко к правде, а в голове звучал голос матери. Мужчина сглотнул явственно в повисшей тишине и дочитал до конца. Даже после смерти мать была права. Это возвращало Снейпа в тот день, когда он пришел домой после получения метки и понял, что и здесь его никто не поддержит. Сейчас он думал иначе, но было поздно. В этой мрачной картине из прошлого в этой комнате царили подавленность и страх, и Миллисента как никогда показалась лишней.
Едва ли не дрожащими пальцами Снейп сложил бережно письмо, всё ещё глядя на бумагу. Девушка не имела никакого права в это влезать и вытаскивать наружу. Боль как всегда отозвалась злостью и раздражением.
- Это не ваше дело, - безо всяких сентиментальных церемоний резко бросил Снейп, убирая письмо в карман, и глядя на девушку. Раздувая от ярости ноздри, он сжал одной рукой спинку кровати, представляя, что это чья-нибудь шея. Претензия, яд, саркастичная насмешка - всё это посыпалось на Миллисенту. - Вас не учили не читать чужие письма? Копаться в чужих вещах? Может быть, сделаете одолжение, найдете и мои детские фотографии?

+1

18

От тона Снейпа Миллисента будто очнулась. С нее в миг слетело оцепенение и отрешенность, заглушаемая днями злость накрыла разум оглушающей волной. Хватило мгновения, чтобы потерять над собой контроль и вот она уже вскакивает с кровати и девичья ладонь с силой бьет декана наотмашь по лицу. Пощечина получилась ощутимой, не зря девушка вложила в нее всю свою боль. Он обманул ее, предал, держит в заложниках и еще смеет с ней так разговаривать! Не в этот раз.

- Уже нашла, в детстве вы были милее, - Булстрод задыхалась от силы эмоций и нагло врала, но ей было все равно. Шок от содеянного быстро сменился гневом и ее начала бить дрожь едва сдерживаемой ярости - Но как говорится у маглов? С кем поведешься, у того и наберешься.

Милс было больно. За себя, за мать Снейпа, за всех тех людей, которые когда-либо обманулись в нем и не были им услышаны. Не контролируя себя, она с отчаянием мстила за все слезы, за каждую потерянную каплю доверия. Наверное, если бы сейчас у нее была палочка, она непременно постаралась бы причинить ему настоящую боль. Сильную, пронизывающую все тело, чтобы он хоть отчасти понял каково ей. И, как ни странно, было в этом вихре чувств обиды одно полезное осознание. Не только он предал ее, но и она обманула себя. Ей хотелось верить, что он заслуживал тех чувств, которые крепли в ней с каждым годом. Оказалось, что эти вещи совсем не связаны и она могла до хрипоты в горле доказывать, что он чудовище, но это ничего не меняло. От этого становилось страшно.

- Это вы меня сюда притащили! Вы..вы никогда не слушаете! - по щекам Милс скользнули слезы чистой ярости - Вы даже не сказали ей? Она лишь могла догадываться...у вас не хватило духу?!

Булстрод не волновало все ли так было в действительности, ей хотелось лишь бить, сильно, причиняя боль.

+1

19

Снейп ждал, что Миллисента на него посмотрит, может быть, даже с вызовом, опять начнет протестовать, не более. Но на то, что последовало за его словам, у зельевар фантазии не хватило. Он несколько секунд молча таращился на девушку, на щеке начинало краснеть пятно, кожа горела, ещё и от стыда. Это охладило ненадолго сознание. Снейп отдавал себе отчёт, что Миллисента говорит это всё нарочно. Ему по-прежнему нравилось, как неглупо она ему отвечает, как ей удается, даже по незнанию, но очень метко дотягиваться до больных мест. Как она пытается ему что-то втолковать, а он никогда не слушает. Но горечь, обиды, прошлое снова застилали ему пеленой глаза. Северус не мог ей ответить тем же, не мог ударить. Слабак, как говорил его отец, даже в свой последний в этом мире день. Слабаком его считала и Миллисента. Да, ему хватило духу предать величайшего темного волшебника, обманывать его столько лет, не отречься от своей клятвы, но на простое признание матери смелости не хватило.
- Это не ваше дело, - ещё раз прорычал Снейп. Надо немедленно уйти, но ноги словно приросли к полу. За несколько дней, проведенных в одном доме, за эти пять минут, когда они оба столкнулись с его прошлым, Миллисента странным образом становилась частью его жизни. Никто и никогда не говорил с ним так, никто не говорил с ним об этом. Никто не ждал от него правды, принимая как должное его слова и поведение и слухи вокруг.
- Что вы можете знать, живя в золоченой клетке, - мужчина говорил скорее серьезно, чем пытаясь в очередной раз уколоть или оскорбить, но взамен хлестал суровой реальностью. Он не мог винить Миллисенту за то, что сам дал ей возможность найти это письмо. Но она может считать его убийцей, лгуном, кем угодно, но не малодушным трусом.
Снейп со злостью ударил по спинке кровати, отчего та ощутимо покачнулась, а ладонь вспыхнула болью. Он шагнул вперёд, оттесняя Миллисенту обратно к шкафу со старыми вещами.
- Как вы смеете меня судить. Как вы смеете говорить о ней, - но в его личное, сокровенное уже вторглись и потоптались там. Северус сжал пальцами плечо девушки, чтобы она не вздумала отвернуться или убежать. - Каково это жить с правдой по-вашему? Думаете, кому-то от этого станет легче?
Ему хотелось встряхнуть её, требуя ответа, но Снейп сдержался. Он ждал, когда она откажется от продолжения, потому что все они, все без исключения не хотят на самом деле знать наверняка, что всё потеряно. Он сам не хочет, но каждый день ему об этом напоминают. И если бы не мать, ему бы не пришлось этим ни с кем делиться.

+1

20

- О, живя в золоченой клетке быстро учишься тому, что все врут! - прорычала в ответ Булстрод, буквально выплевывая эти слова в лицо декана. Еще по Хогвартсу ей были знакомы люди, которые считали, что им, живущим в богатых домах и имеющим родословную, живется не в пример проще, чем обычным волшебникам. Она ненавидела таких высказывателей. Они понятия не имели каково быть наследником семейного состояния, имени и репутации. Даже не задумывались, что подобная жизнь немногим отличается от тоталитарного надзирательства. Впрочем, Снейп ее удивил. Тогда, впервые она доверилась ему именно потому, что считала его другим. Милс долгое время наблюдала за ним и ей нравилось, как он игнорировал условности и при необходимости мог пойти наперекор чему угодно. А оказалось, он ничем не лучше, чем те лжецы, которые по воскресным вечерам набивались в их гостиную, чтобы польстить отцу.

- Сдается мне, у нас с ней есть нечто общее, - слизеринка невольно зажмурилась при ударе, инстинктивно отшатываясь. Она не боялась, что мужчина сможет ударить ее в ответ, сейчас для нее это было не самым страшным, возможно даже так было бы легче ненавидеть. Но досталось кровати, которая жалобно скрипнула в ответ.

- По крайне мере это честно, - оказавшись прижатой к шкафу и не имея возможности для отступления, Милс судорожно выдохнула. Плечо горело от сильной хватки профессора, но попытки освободиться не увенчались успехом - Правда бывает разной, но...но с вашей.. Как можно было молчать!? Я же верила вам! О, Мерлин, наговорила вам тогда глупостей, а вы еще делали вид, что беспокоитесь...ненавижу!

Миллисента не заметила, что от защиты матери Снейпа, перешла на свою собственную. Видимо, у них и правда было нечто общее. Каким бы странным это не было, но слизеринка сейчас ощущала единение с то женщиной, память о которой все еще хранила эта комната. Они обе возлагали на него надежды, он обеих обманул и это кончилось страданием. Но Милс осознавала, то, что испытывает она не идет в никакое сравнение с разочарованием и болью матери. За это хотелось мстить.

- Какое вы имеете право решать за других! - Булстрод почти кричала, уже по-настоящему отбиваясь от руки профессора - Это мой выбор, ее..но не ваш!

Отредактировано Millicent Miss Bulstrode (7 апреля, 2018г. 23:46)

+1

21

Так значит, она хочет правды? Уже куда более очевидной, но всё ещё хочет. Северус всё равно не был согласен, что он не должен ограждать остальных от того, что касается только его самого. Более того, его ошибок, его боли, его неправильного и постыдного теперь выбора. Но у Миллисенты и правда, наверное, было что-то общее с его матерью, её переживаниями. Снейп промолчал тогда, решил за Эйлин, пожалуй, самую большую её проблему, но решил ли на самом деле?.. Что если и это было частью череды неправильных выборов. А самое главное, похоже, ему не верили потому, что он оставил метку при себе. Это был какой-то абсурд, нонсенс.
Снейп разжал пальцы и начал медленно расстёгивать левый манжет рубашки, не глядя на Миллисенту. Раз уж они договорились о доверии и честности, пусть всё будет прозрачно, пусть ни единое обвинение больше не слетит с её губ, потому что вот ответ всему.
- Так значит это я делал вид, а не вы были слепы? – неторопливо отвечал он. – Вы можете мне не верить, ненавидеть, проклинать, но я уже ничего не могу изменить.
Профессор аккуратно закатывал рукав, теперь уже глядя пристально на девушку. Выражение его лица становилось всё более безжизненным и скорбным. Он не думал о том, что это последняя дань памяти матери, мольбы которой наконец до него дошли через столько лет. Это глупый шанс оправдаться хоть перед кем-то.
- Вы этого хотели? Смотрите. Вы довольны? – Снейп сунул руку почти под нос Миллисенте. Змея, выползающая из глазницы черепа на руке, будто медленно извивалась. Он даже краем глаза не хотел смотреть на кожу, боясь обнаружить своё мучительное отвращение, которое девушке было видеть совсем ни к чему. – Уж лучше наговорить глупостей.
Чем сделать их. Кто как не он мог это знать, кто как не он мог предостерегать от этого. Сколько невысказанного теперь рвалось наружу. А ведь девушка была права, он мог сказать это ещё тогда, покаяться матери, не обрекать себя на долгие годы.
Вернув рукав на место, Снейп всё так же педантично поправил ткань. Он выглядел уставшим и теперь обшаривал взглядом вещи в шкафу. Всё это нужно сжечь.
- И это мой выбор, не ваш, - добавил он безразлично, уже ожидая привычной реакции и готовясь оставаться к ней глухим.

+1

22

- Ненавидеть.. - Миллисента повторила за Снейпом эти слова тихо, словно эхо. Внимательно наблюдая за действиями мужчины, она, с бешено бьющимся сердцем, пыталась осознать, что сейчас произойдет. Она хотела заставить его устыдиться, хотела, чтобы он признался, что врал и делал это сознательно, но она не была готова к такой откровенности. Это поражало внезапностью, но при этом зарождало в солнечном сплетении девушки горячий ком..признательности?

Когда появилась возможность, Булстрод внимательно рассмотрела метку на руке профессора. Несомненно изображение отталкивало, слишком сильна была ассоциация с тем, кто был его причиной. Но к удивлению самой девушки она не испытала ни отвращения, ни презрения. Внезапно, будто следом за едва уловимым движением змеи по бледной коже, ее мысли приняли совсем иное направление. Она вскинула на Снейпа внимательны взгляд, вглядываясь в самую глубину его глаз. Кажется только теперь она задумалась над тем, что у него наверняка была причина по которой он сделал этот выбор. И это все меняло.

- Объясните, - было сложно сказать просит Милс об этом или безапелляционно требует, но она даже не пыталась скрыть, что услышать ответ для нее очень важно. На интуитивном уровне она ощущала, что и Снейпу это пойдет только на пользу. Их конфликт приобретал странный оборот. Они начали с обвинений и вот мгновение чистого откровения все изменило. Миллисента больше не злилась, не испытывала обиду и больше не хотела причинить боль, ей было необходимо по-настоящему все осознать и возможно..принять?

Отредактировано Millicent Miss Bulstrode (8 апреля, 2018г. 21:55)

+1

23

Снейп ждал новой истерики, возможно, целого шквала новых истерик, выкриков о предательстве, ужаса, шока, но Миллисента просила объяснить, хотела разобраться, а не огульно обвинять. Северус в это не слишком верил, но она была так спокойна, снова вглядывалась в него, словно знала, что где-то по ту сторону его зрачков её ждёт что-то другое. От этого одновременно пробирало холодком, словно в девушке была какая-то опасность, и где-то теплилось приятно осознание, что ей не всё равно.
Мужчина ещё что-то смахнул с рукава. Ему хотелось передёрнуться от всего происходящего, но было нельзя. Снова глядя на Миллисенту, он озадаченно нахмурился в поисках фальши или подвоха в её взгляде и чуть наклонил голову, приподнимая бровь.
- Объяснить? – переспросил Снейп то ли в надежде, что она тотчас откажется от своих слов, то ли поражаясь наглости. Сейчас он мог объяснить столько, что у него просто не хватило бы слов. Но это не принесло бы никому пользы. И уж тем более уже никак не поможет его матери.
- Это, - он покосился на долю секунды на рукав и снова поднялся к бархатистым ресницам девушки, по пути очерчивая взглядом губы, - мой выбор и его последствия нести только мне. Для вас это не должно менять ничего.
По крайней мере, Северус бы хотел, чтобы так и было. И если Миллисенте это удастся, она станет одной из немногих. Признаться оказалось проще, чем он всегда себе представлял. Пожалуй, это стоило сделать раньше. Но Снейп и запоздалые верные решения были закадычными друзьями уже столько лет.
Он протянул руку, подбирая с кровати коробку со старыми записями Эйлин некогда Принц, и быстро пролистал содержимое. Увлекательная экскурсия в мир Пожирателей смерти закончилась.
- С этим я разберусь сам. Помогите мне освободить шкаф.

+1

24

11.03.96

Вечер и тишина. Два спутника мрачных раздумий. О том, что этажом выше спустя столько лет снова обитает ещё одно живое существо. Металл врезался в стену, тихо звеня. О том, что невозможно похоронить все секреты. Нож, зачарованный магией, медленно пересёк комнату и снова лёг в руку. О том, что змеи подкрадываются незаметно. Кончик пальца прошёлся по краю лезвия, и нож снова устремился в стену, но криво отскочил от сучка в грубой доске. Профессор выругался одними губами и потёр переносицу, где уже отпечатались глубокие складки от намуренных бровей. Неприятное ощущение, что благополучная реальность – очередная галлюцинация, наконец начало проходить, и нож теперь мог пригодиться разве что в лаборатории. Но Снейп привык за месяц, что даже просто отягощая карман этот нехитрый предмет давал какую-то уверенность. С ним было спокойнее. Особенно когда не хочешь загубить ещё одну юную душу, а она так и просится под горячую руку. А вот родному дому должно быть не больно, он видел вещи и пострашнее.
Нож снова пересёк гостиную, врезаясь в стену у лестницы.

0

25

Миллисента резко повернулась на кровати, в очередной раз надеясь, что это поможет. Сначала ей показалось, что в комнате слишком жарко, затем стало холодно. Проведя несколько часов в безрезультатных попытках заснуть, Булстрод была вынуждена признать, что проклятая бессонница вернулась. И если принятие этого факта проблем не вызвало, то вот осознание, что ей необходимо обратиться за помощью происходило болезненно. Но особого выбора не было. Милс всю сознательную жизнь прожила с этой проблемой и по опыту знала, что в таких случаях ей способны помочь только зелья. Сильные, обычно с завышенной дозировкой. Осталось найти слова для объяснений всего этого Снейпу. Впрочем, было уже далеко за полночь, возможно она сможет разыскать в доме зелье сама, пока профессор спит, тогда и не придется объясняться. По крайней мере сейчас.

Поднявшись, Миллисента накинула плотный халат поверх кружевной пижамы. Осторожно преодолев в темноте коридор, она замерла возле лестницы. Судя по странным звукам, раздающимся со стороны гостиной, хозяин дома все же не спал. Это было печальной новостью. Но деваться было некуда, без зелья она не сможет уснуть. Плотнее запахнув халат, Милс набралась смелости и легко сбежала по лестнице, только сейчас понимая, что вышла босиком.

Она хотела сделать вид, что специально ищет Снейпа, а не тайком ночью пробирается по его дому в надежде стащить  принадлежащую ему вещь. На удивление, как оказалось, слизеринке было проще украсть зелье, чем признаться мужчине в неспособности справиться со своим организмом. Это было личным. Однако не успела она и рта раскрыть, как нечто с характерным свистом пролетело в паре сантиметров от нее, вонзаясь в стену. Испугавшись, Миллисента замерла, едва переводя дыхание.

- Вы..с ума сошли?.. - Булстрод не смогла справиться с нервной хрипотой в голосе, поэтому упрек прозвучал скорее как вкрадчивый вопрос. Убедившись, что в стене торчит нож, девушка перевела на своего декана изумленный взгляд, всем видом демонстрируя, что он обязан объяснить происходящее.

+1

26

Услышав прозвучавший из лестничной тишины вопрос, Снейп едва не подскочил на месте от неожиданности. Теперь он и в самом деле разглядел тёмный силуэт за простыми деревянными перилами, и поднялся из кресла. Профессору не нравилось, когда нарушают его уединение, и реакция его должна была разразиться вполне предсказуемым неудовольствием. Но внезапность появления девушки и воистину счастливая случайность, которая дала ножу воткнуться именно в стену, выбили Снейпа из колеи. Он бы не простил себе, если бы с Миллисентой что-то случилось по его вине да ещё и так глупо.
- Я хотел бы задать вам тот же вопрос, - сухо процедил Северус, с усилием выдёргивая из стены нож, и покосился на девушку. Предъявить ей претензию о необходимости смотреть под ноги и перед собой он, в сущности, не мог, но что она здесь делает в такой час, остаётся вопросом. Который Снейп и не замедлил озвучить в свойственной ему манере, - Что вы тут делаете?
Он стоял напротив, загородив проход своей долговязой чёрной фигурой и медленно поворачивая в руках нож, словно встретил Миллисенту в тёмном переулке. Конечно, она бы с радостью сейчас находилась в другом месте, да и он сам не запрещал передвигаться по дому за исключением особых случаев, но покинувшая комнату Миллисента - это уже некоторое событие в этом маленьком недружелюбном доме.
- Уже поздно, - добавил он в продолжение своей мысли и отступил назад, возвращаясь к креслу. Северус положил нож на стол, снова поворачиваясь к Миллисенте. Наверное, у неё есть веские причины, которые он должен выслушать, особенно после того, как не выпустил кишки в этой гостиной  ещё и ей.

+1

27

- Мне не спится. И я хотела обратиться к вам за помощью..
Возможно это прозвучало несколько двусмысленно, но Миллисенте было все равно. Ее очень заинтересовал факт того, что Снейп ночью сидит в гостиной и метает в стены ножи. Очередной характерный мазок к его образу. Как относиться к этой новости девушка еще не поняла, зато сон как рукой сняло. Она прошла вслед за деканом и взяла нож, который он так неосторожно оставил на журнальном столике. Некоторое время она вертела оружие в руках, рассматривая фигурную ручку и начищенное лезвие. Таким и убить можно.

- Странный навык для волшебника... - Булстрод опустилась на диван, продолжая разглядывать нож и осторожно поглаживать кончиками пальцев острое лезвие - ваше хобби?

Милс не была уверена, что ей ответят, поэтому не стала поднимать взгляд. Она постаралась выглядеть озадаченной неожиданной находкой, чтобы скрыть истинные эмоции. На самом деле она поглядывала на мужчину из-под полуопущенных ресниц, размышляя над тем, сможет ли она нанести ему ощутимый вред, если со всей силой бросит нож в него с такого расстояния. На ее взгляд шансы были не велики. И не то чтобы хотелось действительно попробовать, но все же соблазн забрать оружие с собой на всякий случай несомненно присутствовал.

+1

28

Миллисенте довольно-таки банально не спится. И поэтому она ходит в ночи по его дому. Это могло бы вызвать некоторые опасения, если бы не причина её здесь появления. Снейп едва не хмыкнул насмешливо, но всё-таки он в некоторой степени уважал чувства девушки.
Зельевар зажёг ещё одну свечу на камине. Её пламя выхватило из темноты пустой флакон, который мужчина тут же убрал в карман, и застыл, наблюдая за холодным блеском лезвия в руках девушки. Вся эта обстановка, её действия, этот так некстати пролетевший нож прекрасно гармонировали с Миллисентой. Северус ненадолго отвлёкся, пробегая взглядом вдоль её пальцев и до самого кончика ножа. Ему казалось, сейчас она сделает неосторожное движение, и на вытертый ковёр упадёт алая капля, тут же впитываясь крохотным тёмным пятном. Это ощущение кольнуло, выводя из задумчивости, он словно сам почувствовал этот неприятный порез и невольно внутренне содрогнулся.
- Скорее вынужденная необходимость, - довольно оберчённо отозвался Северус. Он мог бы так кстати вспомнить ту февральскую пургу, свои нелепые объяснения, поблагодарить наконец. Но вместо этого шагнул вперёд, протягивая раскрытую ладонь. -  Мне бы не хотелось, чтобы вы поранились, чудом избежав только что довольно трагичной истории.
А также приставили этот нож к его горлу, трогали его вещи и интересовались его хобби. Последнее Снейп и вовсе считал обычно издеватевальством, а не настоящим проявлением интереса.
- Так что у вас случилось? – нахмурился профессор, подозрительно её оглядывая. Кажется, здорова, психически уравновешена, сыта, тепло одета, внешними данными не обделена…  Северус даже побаивался слегка вот таких просьб, за ними могло стоять что угодно, а он не мог не помочь.

+1

29

Неровное пламя свечи, внезапно зажженной, отвлекло Миллисенту от ножа. Взгляд потемневших глаз успел ухватить почти вороватое движение профессора, убирающего в карман пустой флакон от зелья. В принципе в этом жесте не было ничего особенного, но в памяти всплыл похожий момент. В тот вечер, когда она нашла его замерзающего на берегу озера, он таким же жадным и немного пристыженным движением прятал оставшиеся от выпитых им в явной спешке зелий. Решив, что наверняка Снейп таким образом поправляет свое здоровье, которое тогда было явно не в лучшем состоянии, Булстрод обратила свое внимание на более актуальный сейчас факт - раскрытую ладонь, вопрошающую ее отдать нож.

- Необходимость? - тонкая девичья бровь вопросительно изогнулась, а любопытный взгляд встретился со взглядом мужчины. Она не хотела отдавать оружие. Он все равно не спал и ей было уже не уснуть, почему бы им не заняться чем-то полезным. Слизеринке всегда было неприятно осознавать, что без палочки она может остаться совершенно безоружной. Например как сейчас. А как показывала действительность нужно быть готовой к любым неожиданностям, особенно в ближайшее время. - У меня тоже необходимость, научите меня. Пожалуйста.

Поднявшись с дивана, Милс обогнула декана и встала напротив стены, в которую недавно влетел нож.
- Мне нужно снотворное. С детства проблемы со сном, - несмотря на усталость, Миллисенте впервые за последнюю неделю было комфортно. Лишь небольшое изумление вызывало то обстоятельство, что это чувство посетило ее, когда она держала в руке холодное оружие, но в свете последних событий это поистине казалось мелочью.

+1

30

Вот оно, проклятое женское любопытство, которое профессор углядел во взгляде Миллисенты. Его спокойствие, даже умиротворение начинала подтачивать тревога, когда девушка не пожелала расстаться с ножом. Опасное умение, особенно когда у неё в запасе достаточно времени практиковаться. Но в самом деле, не сделает же она этим ножом подкоп, не воткнет его своему тюремщику между лопаток, когда он будет спать. Он долго и с сомнением смотрел на Миллисенту. К счастью, она дала ему невольно время на раздумья.
- Я попробую вам помочь, у меня кое-что найдется, - ответил Северус машинально, не придавая особого значения этой просьбе. К нему часто приходили за зельями. А вот за чем-то другим - крайне редко. И это приятно тешило самолюбие.
Снейп подошёл, всё ещё протягивая требовательно руку за ножом, и прищурился, глядя так близко на девушку.
- И в кого же у вас необходимость его метать? - за лёгкой насмешливостью он всё-таки скрывал некоторое недоверие. Но тем было интереснее. - Это занятие не для леди, и из меня не лучший инструктор.
Снейп совершенно не светился энтузиазмом. Но на самом деле был готов оценивающе посмотреть на дальнейшее. Чего она стоит и что из неё может выйти. И если после физическая и моральная усталость её вымотают и снотворное не потребуется, тем лучше.
- Но если вы готовы, встаньте у кресла, - всё так же безразлично бросил мужчина, пристально однако за ней наблюдая.

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Mosaique (март 1996 года)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC