Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (с 1996 года по настоящее) » Чувствуйте себя как дома (5 марта 1996)


Чувствуйте себя как дома (5 марта 1996)

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Название эпизода: Чувствуйте себя как дома
Дата и время: 5 марта, вечер
Участники: Миллисента Булстрод, Северус Снейп

Печально известный дом в печально известном Паучьем тупике.

0

2

Паучий тупик никогда ещё не встречал так холодно и неприветливо. Конечно, всё это были лишь последствия собственных взятых в расплох мыслей, но, оказалось, действительно нарушить привычное спокойствие было суждено не беглому преступнику или старому недругу, а невинной жертве этой безумной закулисной войны.
Миновав рунный барьер при входе, Северус застыл ненадолго, осматривая гостиную и осторожно поправляя внушительный свёрток на плече. Он уже привык считать свой неважный домишко достаточно безопасным местом и был спокоен за сохранность в нем любого. Чего теперь не мог сказать о себе самом. Жертвенность, конечно, явление в его жизни более чем привычное, только вот мало кто знал об этом, и Снейп совсем не горел желанием посвящать в это кого-то ещё.
Профессор опустил на диван Миллисенту, внезапно осознавая, что едва ли не боится её пробуждения. Что он ей скажет? Неужели правду? Слабым утешением был только тот факт, что это не было его добровольным решением. А вот для Миллисенты вряд ли станет утешением спорное утверждение, будто это заточение на самом деле является её спасением. Впрочем, никто ведь не станет спорить, что Северус Снейп в качестве надзирателя гораздо лучше Рудольфуса Лестрейнджа. Только вот роль эта в таких условиях была скорее постыдной, чем почётной.
Снейп сел в кресло напротив, всё ещё глядя мрачно через низкий стол на девушку. Если он действительно хоть сколько-нибудь её знал, следовало оставаться на месте. Хотя искушение в очередной раз изобразить равнодушие было как никогда сильно.

+1

3

Миллисента медленно и мучительно приходила в себя. Ее подташнивало и кружилась голова. Сил чтобы открыть глаза еще не было, но сознание уже услужливо подкидывало воспоминания последних дней. Несправедливое заключение, столько часов позора и страха, это было кошмарным сном, который никак не желал заканчиваться. Но потом..Булстрод будто вновь пережила последние мгновения перед тем, как потеряла сознание. Снейп! Он пришел ей на помощь. Он был там и она не сомневалась, что он поможет ей, разрешит это страшное недоразумение.

- Профессор! - слизеринка собрала все силы в своем ослабшем теле и вскинулась на диване. С трудом разомкнув глаза, она некоторое время оглядывала комнату, но затем, наткнувшись на темную фигуру в кресле, облегченно выдохнула. Ее губ коснулась искренняя улыбка, а к глазам самовольно подступили слезы - Значит это правда...спасибо вам! Вы оповестили отца? Наверняка он сходит с ума от волнения..

Страх пережитого, благодаря слезам и присутствию человека, которому Милс бесконечно доверяла, отступал. Облегчение приятной волной расходилось по телу, давая возможность свободно дышать.

- Пить..не могли бы вы? - Изнуренная голодовкой, которую сама же себе и устроила в знак протеста, девушка не могла подняться самостоятельно. К тому же, после оглушающего заклятия ее тело пробивала странная дрожь слабости, пока мешающая полностью контролировать свои действия. Вспомнив момент, когда профессор направил на нее палочку, Булстрод нахмурилась. Тогда радость мгновенно сменилась удивлением, мимолетным предчувствием чего-то нехорошего. Однако сейчас, находясь в безопасности, Миллисента отказывалась думать о прошлом. Важнее было разобраться в происходящем и наконец связаться с отцом.

+1

4

Прошло не так много времени мрачных размышлений в тишине, когда напротив всё-таки было замечено какое-то движение. Снейп избегал поначалу смотреть на Миллисенту, опасаясь увидеть там... да он и сам не определился ещё, что считать дурным знаком. Но наткнувшись на улыбку девушки, прежде чем она заговорила снова, Северус настороженно посмотрел ей в глаза. Нет, он не ошибся, она абсолютно искренне видела в нем своего спасителя. А вот это точно был дурной, очень дурной знак.
Выражение лица Снейпа было как всегда непроницаемо-застывшим, но в этот раз это была не просто маска, замешательство его и в самом деле сковало ненадолго. Северус никогда не был против, чтобы о нем думали прежде всего плохо, даже готов был прикладывать для этого все усилия. Но здесь произошел какой-то сбой, и от мысли, что придется в очередной раз осадить Миллисенту, зельевару было откровенно нехорошо. Он любил производить желаемое впечатление и совсем не любил объясняться.
- Да, конечно, - слишком серьезно и строго для такой радостной встречи и даже для самого себя кивнул мужчина, призвал манящими чарами стакан и наполнил его водой, сжимая палочку, чтобы не тряслась ещё не всегда верно владеющая магией рука. А ведь буквально неделю назад он и этого сделать не мог и замёрз бы у озера, если бы не Миллисента. Как ни странно, хотелось, чтобы ему доверяли. Вот так просто, без очередного шпионского расчета. И всё опять летит к чертям. Вот откуда это неприятное чувство. Как будто он никогда не лгал, как будто не состояла его жизнь из сплошной черной неблагодарности.
Но начинать говорить всё равно не хотелось. Северус подвинул аккуратно стакан к краю стола и медленно выпрямился, снова глядя на девушку, словно она была какой-то диковинной зверюшкой в его доме. В некотором смысле так и было, пожалуй. Но она ведь всё-таки была права в своих предположениях и заслуживала знать правду. Но... Снейп тяжело вздохнул.
- Не спешите благодарить меня. Ваш отец ничего не знает. И мы не будем ему ни о чем сообщать, - профессор намеренно использовал это "мы". В конце концов, они вынуждены как-то сосуществовать, нужно постепенно привыкать к этой мысли. Только вот тон был далёк от дружелюбного. Не то чтобы Снейп хотел угрожать или как-то ещё уподобляться своим коллегам по темному цеху, но факт это был неоспоримым и более того обсуждению не подлежал.
И всё же профессор явно был скорее насторожен, чем пытался как всегда навязать свою волю или надавить авторитетом. Теперь привычная схема декан-студентка была уже неуместна, и Снейп молчал, не собираясь искать себе какие-то оправдания.

+1

5

Благодарно кивнув, Миллисента залпом осушила стакан. В голове мелькнула шальная мысль о том, что наверное ее поведение можно расценить не лучшим образом, отец всегда ругал ее за спешку, объясняя это тем, что она выдает нашу слабость. Однако в данной ситуации, когда она находилась в обществе человека, которому безоговорочно доверяла, Булстрод не видела ничего плохо или постыдного в том, чтобы не скрывать своего состояния.

Прохладная вода приятно смягчило горло и дышать сразу стало комфортнее. Девушка удовлетворенно выдохнула и поставила стакан на столик. Откинувшись на спинку дивана, она позволила себе расслабиться. Будто поняв, что слизеринка именно теперь готова внимательно его выслушать, Снейп заговорил. Его холодный тон неприятно резанул слух Милс, но в этом не было ничего особенного. Конечно ей хотелось бы слышать совсем иное, но она уже привыкла к тому, что профессор ни в тоне, ни в поведении обычно не оправдывал ее ожиданий. Только вот смысл его слов, в отличие от голоса и странного, будто невидящего ее, взгляда, настораживал. Профессор смотрел отчужденно и говорил странные вещи.

- Почему мы не будем ему ни о чем сообщать?
Миллисента задала вопрос вкрадчивым тихим голосом, боясь собственных пробуждающихся ощущений. Память услужливо подбрасывала отрывки последних воспоминаний, где в последние мгновение перед потерей сознания она видела Рудольфуса. Спокойного, как всегда уверенного в собственных силах. Он не пытался помешать ее декану, скорее просто равнодушно наблюдал.

- Где моя палочка?.. - голос непослушно дрогнул, выдавая смятение, овладевшее Миллисентой. Внезапное озарение пригвоздило ее к дивану и хотя инстинкт самосохранения подсказывал ей сменить дислокацию и постараться отгородиться от человека сидевшего напротив, она не могла заставить себя шевельнуться. Она лишь уставилась на Снейпа широко раскрытыми глазами, ожидая, что он скажет или сделает что-то, что превратит в прах все ее сомнения.

Отредактировано Millicent Miss Bulstrode (28 февраля, 2018г. 22:39)

+1

6

Снейп ожидал более резкой, острой и мгновенной реакции. Но перед ним был не съехавший с катушек беглый заключенный Азкабана, который смотрел на него косо ещё лет пятнадцать назад.  Уголки его рта опустились ещё ниже. Профессор смотрел прямо на девушку, ожидая, когда её постигнет озарение.
«Ну же, думайте, Миллисента», - одним только взглядомпытался ответить он ей. Впрочем, нет, не думайте, ради Мерлина, перестаньте думать. Неизвестно ещё, до чего она там додумается. Миллисента всё-таки умела удивлять. И даже не просто удивлять порой, а просто поражать.
- Ваша палочка у меня, - Северус едва не похлопал себя по карману, этакий внушающий спокойствие и уверенность жест. Но в его исполнении это явно превратилось бы в некоторое зловещее издевательство, поэтому пришлось воздержаться.
С чего начать дальнейшие объяснения, Снейп не знал. Не смог он этого придумать за то время, пока она приходила в себя, не мог придумать и сейчас. Начать с января восьмидесятого года, когда он услышал это судьбоносное пророчество Трелони в Хогсмиде? С возрождения Тёмного Лорда? Просто показать метку на левой руке и закончить на этом разговор? Постараться убедить, что ему всё ещё можно и нужно верить? Да с чего бы ей теперь это делать.
- Я перефразирую: мы не можем и не должны ни о чём ему сообщать. Для вашей и, возможно, даже его безопасности, - и безопасности самого Снейпа, конечно, но на себе не хотелось теперь делать акцент, когда на него и так смотрели два распахнутых глаза, смотрели так пристально, как… да, как на лекциях по зельеварению. Это была приятная, но какая-то совершенно неуместная тут параллель.
- Вам придётся остаться у меня на какое-то время, - не слишком это должно её обнадёживать. Что дальше? Мой дом защищён, чувствуйте себя в полной безопасности или не пытайтесь бежать? Он мог предположить и даже понять отчасти, что должна была думать Миллисента. Время убедить её у него ещё будет, но в любом случае начать стоило хотя бы с малой толики правды.
Северус убрал свою палочку, показывая, что угрозы от него не исходит.
- Я хочу вам помочь и прошу не совершать необдуманных действий, - он подался чуть вперед, глядя внимательно на Миллисенту. Особой доверительности в тоне добиться у него не получалось, но от налёта официоза избавиться удалось.

+1

7

- Не может быть..
Голос Миллисенты внезапно осип, а страх все же пересилил. Не спуская с профессора глаз, она поднялась и, обогнув диван, встала так, чтобы он находился между ними. Воспоминания вернулись, логическая цепочка была восстановлена и теперь слизеринку ошарашило пониманием. Единственный человек, которому она доверяла, предал ее. Осознать это полностью было трудно, при всем желании она не могла сопоставить образ Снейпа с образом своего крестного. А Рудольфус был не только весьма жестоким и поехавшим умом человеком, его отличало еще одно обстоятельство, которое Булстрод почему-то упустила - он был Пожирателем. Новое звено в цепи происходящего лишило девушку всех сил. Упершись руками в спинку дивана, она зло впилась ногтями в его обивку.

- У вас?! Помочь мне?! - слезы обиды хлынули одновременно с пониманием своей наивности, вызывая тем самым совершенно неуместный смех - Неужели вы и правда..а я ведь не верила слухам.. - стирая с лица слезы, а затем заходясь смехом, Булстрод чувствовала как к горлу подступает удушливый ком. Мыслить становилось сложнее, странная боль в солнечном сплетении приступами перехватывала дыхание и Милс мечтала лишь об одном - проснуться. Пусть даже в холодной пустой комнате, под звуки криков крестного и едкий запах зелий, доносящийся из соседнего помещения. Лучше остаться в безнадежном заточении, чем в действительности переживать такое оглушительно предательство.

Естественно временами Сенту посещали моменты здравого осмысления своего отношения к декану. Да, они встречались на уроках многие годы и даже иногда Снейп уделял им минуты неурочного времени, поэтому у нее было время изучить его привычки, особенности жестикуляции или научиться угадывать по малейшим признакам его настроение. Однако она по прежнему, как и на первом курсе, ничего о нем не знала. Не знала его самого. Но, как оказалось, многое она преднамеренно игнорировала или отрицала.

- Как вы могли? - смех почему-то исчез, ситуация больше не казалась абсурдной, но по щекам Милс продолжали течь слезы. Казалось с каждым прерывистым вздохом все больше горечи и боли проникало в легкие, отравляя Булстрод изнутри. Ей было больно дышать, думать, говорить. И впервые за годы их знакомства она не могла смотреть декану в лицо. Не могла заставить себя столкнуться со знакомым взглядом, будто это окончательно подтвердит реальность происходящего.

+1

8

Северус поджал губы, почти сочувственно. Не потому что ему было жалко Миллисенту, а потому что она была права в своих предположениях, и Снейп никогда не думал, что до такого дойдёт. «Может, Миллисента, может», - хотел покачать он головой, заставляя её принять неизбежное, но это выглядело бы скорее насмешкой. Поэтому профессор ждал. Ведь зверёк-то уже пришёл в себя и начал пугливое отступление. И ещё больше пугать это создание в его планы никак не входило.
Чересчур бурная эмоциональная реакция девушки едва ли не заставила Снейпа попытаться остановить её, как угодно, чем угодно. Впрочем, и ему было по-своему обидно и одновременно приятно. Не таким уж плохим было предложенное ей убежище, не такой уж плохой была его помощь. И Миллисента даже когда-то в этом не сомневалась.
Северус тоже встал, чтобы не чувствовать себя под этим взглядом как на допросе. Однако такая постановка вопроса всё-таки если не била по самому больному, то однозначно задевала. И даже сам вид заплаканной, разочарованной, напуганной и ошеломленной девушки в его гостиной каким-то неясным образом проникал в собственную отгороженную ото всех вселенную.
- Слухи всегда остаются слухами, пока вы не знаете правду, - профессор надеялся, что ему удастся воззвать к разуму и заразить Миллисенту спокойствием. Только вот правду она не знает и вряд ли когда-нибудь узнает. Снейп сжал руку в кулак, как бы сосредотачивая в этом жесте всю горечь своего положения, накопившуюся за столько лет, и запирая ту жесткость, которая не должна была вырваться и стать катализатором, который запустит очередной необратимый, а самое главное совершенно непонятный ему процесс.
- Мог что? – вырвалось у Снейпа тем не менее почти возмущённо, хотя намеревался он сказать что-то на тему нецелесообразности совершения преждевременных и необдуманных выводов. – Забрать вас у беглого заключённого? Вытащить из рук этого сомнительного сборища?
Хотя он ведь даже не хотел этого делать и упирался всеми известными ему способами, если бы мог. Но это профессора в её глазах уж точно никак не поднимет. И падать-то было не так страшно, страшнее, что он и так всегда был на том уровне, до которого ей теперь приходилось его опускать, судя по всему. На уровне этого самого сомнительного сборища. Столь же сомнительный декан, с которым она так глупо делилась своими опасениям в библиотеке поместья.
Больше своих заслуг он пока придумать не мог, резкий переход к недоверию со стороны Миллисенты выбивал из колеи. Северусу казалось, что всё будет проще, что между ними было какое-то взаимное понимание, которое не может так просто исчезнуть, раствориться. И отчасти на это он ставил, забирая её в Паучий тупик.
- Подумайте, почему вы здесь. Почему именно я. Подумайте дважды, - и не важно, до чего она додумается, но если это заронит в неё хотя бы зерно сомнения, это уже будет маленькой победой.

+1

9

- Обмануть меня! - Миллисента почти рычала от злости. Горечь разочарования внезапно вспыхнула в груди яростным пламенем ярости. Сжав кулаки, она все же набралась смелости и вскинула на мужчину темный колкий взгляд  - О, профессор, не надо разыгрывать спасителя. Вы заодно с этим сомнительным сборищем!

Слизеринке хотелось ударить Снейпа. По-настоящему, воспользовавшись грубой физической силой. Да так, чтобы он во всех красках прочувствовал всю ту боль, которую она сейчас испытывала. Взять и разом отомстить за все невысказанные обиды, за обманутое доверие, за каждую бессонную ночь. Но палочки у нее не было, бросаться на декана с кулаками было неразумно, поэтому оставалось облекать боль в слова и бить наотмашь.

- Почему я? - на губах Миллисенты заиграла недобрая улыбка - хороший вопрос, профессор! Вы сами вызвались стать моим надзирателем или же вам приказали?
Несмотря на то, что этот вопрос вырвался случайно, значение он имел немалое. Если профессор и правда пытался оградить ее от буйного нрава крестного, Милс наверное сможет пойти с ним на более или менее разумный контакт. Если же нет, доверие к Снейпу истлеет окончательно и больше разговаривать с этим человеком она не станет.

Слезы высохли, дыхание успокоилось. Миллисента выпрямилась, гордо вскинув голову.
- Так слухи правдивы?
Не отпуская взгляд мужчины, Булстрод неторопливо обогнула диван и шаг за шагом приблизилась к декану, становясь непозволительно близко. Сейчас ее не заботили приличия и правила субординации, она лишь хотела видеть глаза человека, который ее предал. Кажется, когда-то давно она помогла ему, возможно сохранила здоровье или жизнь. А теперь она стала его пленницей. Воистину жизнь полна иронии.

- Мне кажется отличный момент для того, чтобы начать говорить правду.

+1

10

Стоит признать, обвинения были справедливыми. Но особенных угрызений совести Снейп от этого не испытывал. Пока она не начала задавать вопросы, опять толкая его на ложь. Не так-то всё это просто, если вдаваться в детали. А детали, судя по всему, Миллисенту и не интересовали, только да или нет. Юношеский максимализм, задетое самолюбие, что-то ещё?..
- Осторожнее выбирайте формулировки, мисс, - невольно угрожающе процедил зельевар, пока себя сдерживая. Чтобы какая-то девчонка бросала ему в лицо эти обвинения… Впрочем, как метко ей это удалось, как неожиданно это задевало за живое.
Он смотрел на приближающуюся девушку, даже не думая о том, чтобы остановить её или избавиться от всех проблем одним взмахом волшебной палочки. Его парализовало ненадолго от осознания того, о чём она его просит. Он не может начать ей жаловаться, как всё это непросто, как его раздирают со всех сторон, как он пытается не просто выжить в этой войне. Да и не оправданий она от него ждёт.
Снейп долго смотрел на Миллисенту сверху вниз, с подрагивающими нервно губами. Правда ей не понравится, но глупо скрывать очевидное. Да и от чего теперь её оберегать? Жизнь предстала перед Миллисентой во всей красе, а должность профессора его больше ни к чему не обязывала. Возможно, впервые ему пришлось посмотреть на неё не как на студентку, перед ним был человек со своими проблемами, своей позицией, своим отношением к нему.
- Правдивы, - тихо вымолвили сухие губы. Снейп говорил не обречённо или виновато, но с явным трудом, каким иногда даётся признание. Он не скрывал, что говорить ему об этом не хотелось, его буквально заставили, но раз уж он сам заговорил о правде…
Злосчастная метка опять начала слабо пульсировать, словно чувствовала, что именно она была виновницей всего происходящего, и хотела принять живое участие. А может быть, ему это просто казалось. Больших усилий стоило не отодвинуть деликатно руку от Миллисенты, но пальцы всё равно будто свело, так была напряжена рука.
- И если вы думаете, что всё это приносит мне большое удовольствие, вы сильно ошибаетесь. Иногда мы делаем то, что должны. Но когда это совпадает с тем, что мы хотим делать, мы получаем несравненно больше, - раздражение начало утихать и даже тяжесть этого разговора уже не давила так сильно. Да, чёрт возьми, ни он, никто иной не идеален. Она знала это раньше, не могла не знать, не видеть.
– И вас я бы обманывать не стал, - Северус на мгновение отвёл устало взгляд, но снова вернул его, ещё более острый, чем прежде. - Доверившись… однажды.
Просьба об ответном доверии так и застряла у него в горле.

+1

11

Правдивы. Миллисента вздрогнула будто от пощечины. Взгляд в мгновение стал растерянным, а по щекам вновь потекли слезы. Где-то в глубине души она уже знала ответ на заданный вопрос и задавала его не для того, чтобы услышать правду, а желая сделать профессору больно. Но оказалось, что правда, отрикошетив, поразила ее саму. Солнечное сплетение вновь перехватило спазмом и девушке внезапно захотелось потерять сознание. Отключить мысли, чувства, провалиться в желанную пустоту, забывая обо всем происходящем.

- Вы.. - сжатые от бессильной злобы кулаки взлетели вверх и замерли, подрагивая от сильных эмоций. Миллисенте хотелось схватить Снейпа за плечи и потрясти, сконцентрировать в нем все свои пережитые обиды и наконец избавиться от проклятой зависимости. Мысли бились в агонии осознания предательства, пытаясь принять факт того, что она все еще пленница, отец возможно до сих пор в опасности и никто не знает, что принесет ее семье завтрашний день. Но что-то другое, горячее и отдающее болью в самом сердце жадно впитывало каждую черту образа стоящего перед ней мужчины, тем самым делая ее против него совершенно безоружной. 

- Значит вы хотели..
Это звучало почти как признание. В чем? Неужели ее хмурый и вечно занятый декан испытывал к ней хотя бы толику простой человеческой заботы или жалости. Наверное, в другое время и в другом месте эта новость отозвалась бы в Сенте определенными положительными эмоциями, но сейчас это лишь добавляло ситуации абсурда. Она так долго мечтала о том, чтобы он увидел в ней кого-то иного, не безликую студентку, а ее саму, человека, который чувствовал, понимал и ждал. Что ж, ее желание сбылось, теперь она его пленница, более разительного изменения в восприятии нельзя было и придумать.

- Я доверилась вам авансом..как глупо, не находите? Не этому вы нас учили,  - кулаки разжались сами собой и руки безвольно повисли вдоль тела. Голос стал тихим, горло охрипло от криков, а губы пересохли от слез. У Миллисенты не было больше сил переживать, выдерживать ту бурю эмоций, которая раздирала ее изнутри. Она больше не хотела бороться. Но ей казалось необходимым показать Снейпу, что он сделал с ней, донести, что непрекращающиеся слезы, безжизненный взгляд и ее подрагивающие плечи - все это дело его рук. Даже Рудольфусу не удалось выбить ее из колеи, внушить страх и отчаяние. Это сделал он, человек, которому она не раздумывая доверила бы свою жизнь. И ради жизни которого, не медля, пожертвовала чем угодно.

- И сколько же стоит моя жизнь в вашей борьбе, профессор? Какие бы цели вы не преследовали.. - Булстрод внезапно ощутила себя такой ничтожной. Она даже не была частью жизни профессора, являлась лишь посторонней фигурой, вынужденной потерей, как любил говорить ее отец. Расходным материалом для достижения цели, не больше. И от понимания этого становилось только хуже. Лучше бы она осталась у крестного. Лучше быть опозоренной и замученной, чем вот так медленно и болезненно угасать, глядя в его глаза.

Отредактировано Millicent Miss Bulstrode (10 марта, 2018г. 22:38)

+1

12

От резкого движения профессор рефлекторно тоже поднял руку, готовясь ловить опускающиеся на него кулаки. Но ничего не произошло, и он сжал неловко пальцы в кулак, словно сминая медленно невидимый лист бумаги, и не сразу опустил руку. Уж лучше бы она дала волю своей злости, а теперь её было жалко. Жалко до такой степени, что хотелось эту самую руку протянуть и сделать что-то такое… что обычно делают люди, чтобы показать свою поддержку. Но Снейп уже опустил руку и не рисковал пока вторгаться в эту новую для него область. Он наблюдал за девушкой, которую нещадно бросало из одного состояния в другое, и не до конца понимал эти её оборванные фразы, не понимал, помогает он ей или всё-таки нет.
Опустошение и бессилие девушки словно передалось зельевару, и он опустился на подлокотник кресла, оказываясь с ней наравне и скользя взглядом по лицу Миллисенты.
- Не всем моим урокам стоит следовать, - заметил Снейп после тяжелого вздоха, обводя кончиками пальцев пространство вокруг них. Вернее, их самих, оказавшихся в заложниках у обстоятельств. Он далеко не лучший пример для подражания, зато его уроки всегда поучительны. И в этот раз, к сожалению, не во благо ему самому. – И это ваше право не верить мне.
Несмотря на справедливость эих слов, произносить их было в высшей степени неприятно. Казалось, ещё вчера был Святочный бал или летние каникулы, когда она обращалась к нему за помощью. И вот она считает себя всеми брошенной, когда он рядом. И выдвигает такие возмутительные предположения.
- Миллисента, - Северус почти вскочил, глядя на неё по меньшей мере взволнованно.  Она придумала себе чёрт знает что. За что, почему? Одёргивая рукава мантии, он прошёл по её прежнему пути, обходя девушку, и оперся ладонями о спинку дивана, снова вцепляясь в неё взглядом и наклоняясь вперед.
- Я не продаю вас. И не покупаю, - пальцы впились в потертую обивку. – И мы не можем мериться жизнями, пока у каждого из нас она одна.
Не у каждого, как показали последние полгода, но всё это поправимые частности.
- Салазара ради, Миллисента, посмотрите вокруг. Идёт война. Не первая война, которую я вижу, но не менее жестокая, -  Снейп обогнул диван с другой стороны, останавливаясь снова напротив девушки. – И вас не должно было быть здесь. Но вы тут.
«И от этого мне легче», – пронеслось у мужчины в голове.
- Ваша жизнь не может и не должна лежать ни на одной чаше весов, - если вы доверите её в мои руки. Нет, он не надзиратель, совсем не надзиратель, даже если иногда и был на него похож. И не кусок пушечного мяса он в ней видел. Впрочем, обиднее всё же было за неё. – Мне жаль, Миллисента. Не я втянул вас в это, но не отказывайтесь хотя бы разумно от помощи.

+1

13

Он назвал ее по имени и Милс на мгновение выпала из реальности. Память услужливо подкинула ей давно забытое ощущение, пережитое, казалось, в прошлой жизни. Испуганная и растерянная, она лежала на полу Большого Зала и шепотом, чтобы никто не заметил, утешала подругу. Укрывшись чужим одеялом, пропахшим сыростью и пылью, Булстрод тепло улыбалась лежавшей рядом слизеринке, уверяя ее, что все будет хорошо. Ведь Снейп обещал ей, она доверилась ему и он обещал, что ничего с ними не случится, надо было только следовать его указаниям. Он не даст их в обиду, она была в этом уверена настолько, что даже успокоилась сама. Засыпала она спокойно, ощущая себя в полной безопасности, ведь декан просто не мог ее обмануть.

Очнувшись от воспоминания будто от мимолетного морока, Миллисента растерянно взглянула на профессора.
- Мне нет дела до войны.. - ее голос был все еще тихим, чуть хриплым от отсутствия сил - Как вы не можете понять..
И ведь правда. Ее похитили, отец находился в опасности, ее друзья и знакомые могли тоже пострадать в хаосе происходящего. А все, что ее волновало в данный момент по-настоящему - он. Она выдержала волнение за отца, предательство крестного и позорное положение пленницы, но только поступок Снейпа выбил почву у нее из-под ног.

Каминные часы тихим треском стрелок отмеряли беспощадно утекающие мгновения, а она лишь смотрела на мужчину, ощущая, как ее чувства складываются в гармоничный отчетливый узор. Казалось, слишком громкое дыхание или одно неосторожное слово способно воспрепятствовать сакральному действу и тогда она не узнает правды. Той правды, которая проскальзывала в мыслях будто случайно, которая приходила к ней во снах и с каждым годом росла и крепла где-то глубоко внутри. Простая и даже банальная, настолько родная, насколько и чужая.

- Моя жизнь.. - Булстрод не могла бы сейчас точно ответить доверяет ли она профессору так же отчаянно, как раньше. Наверное нет, но теперь это не имело значения. Все, что она знала и любила с каждым днем погружалось в тьму и хаос, и она не могла этому сопротивляться. Однако, она все еще могла защитить единственное, что у нее оставалось - ..теперь в ваших руках.

Эти слова дались ей с таким трудом, что силы разом покинули изможденное голодом и переживаниями тело. Ощутив головокружение и приятную легкость в ногах, Милс устало прикрыла глаза и обессиленно канула в безмятежность.

+1

14

Снейп действительно не мог понять, а что ещё могло волновать сейчас Миллисенту. Она, к счастью, успешно пережила нападение на Хогвартс, но на этом везение и закончилось. Так что ещё может занимать сейчас её мысли, что? Снейп прищурился, глядя на своё отражение в бликах её тёмных глаз. К легилименции он больше прибегать не станет, не внесло это никакой ясности в последний раз.
Но Северус продолжал вглядываться в Миллисенту, ясно осознавая, что желает вытащить из неё ответ. Любым способом, хоть выдрать собственными руками. Только какой ответ? Он готовил себя к тому, что ему должно быть всё равно, что она выберет, изменить он уже ничего не может. Или всё-таки нет?..
Наверное, она сдалась. Или согласилась? Довольно непривычное чувство, когда тебе практически отдают самое дорогое. И эти гордость и ответственность заполняют на мгновение до самых кончиков волос. И все эти банальные «Я не подведу» оказываются совершенно бесполезными.
А после на глазах профессора его предмет гордости начинает рушиться, падает, как подкошенный. Снейп не сразу понял, что это не просто предвестник нового приступа слёз, а резкая смена состояния. Он успел схватить её за плечо, другой рукой подхватывая падающее тело, и машинально встряхнул. Но только её длинные волосы закрыли от него лицо Миллисенты.
Несколько минут спустя Снейп смотрел на мерно дышащий сверток на кровати. Казалось, он должен чувствовать облегчение, а может быть, даже смотреть в своё светлое будущее, но вся тяжесть, непривычность этой ситуации, все новые принятые на себя обязательства навалились на него так же, как неизбежность отработок на гриффиндорцев. Закрыв за собой дверь, Северус застыл ненадолго. Он считал, что дрогнул сегодня, не так он всё себе представлял, даже если это наполняло не самыми неприятными эмоциями. В конце концов, она доверила свою жизнь ему, а это значит, что и меры её сохранения выбирает он. Снейп запер дверь, и глухая чечетка его шагов раздалась на лестнице.

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (с 1996 года по настоящее) » Чувствуйте себя как дома (5 марта 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC