Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Double Date (10 марта 1996)

Сообщений 31 страница 36 из 36

1

Название эпизода: Double Date
Дата и время: 10 марта 1996 года, день
Участники: Эммалайн Вэнс, Рабастан Лестрейндж, Дейзи Бишоп, Деррик Мартелл

0

31

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://sh.uploads.ru/ZaEAr.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 36 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Рабастан опять спрашивает про револьвер, и Дейзи покорно пытается вспомнить, зачем она в самом деле его купила.
Это произошло почти случайно, почти чудесно. Она в очередной раз простояла не меньше часа под дверями "Мутабора", но Шарлотта Трэверс осталась непреклонна: если у нее и был какой-то способ пополнять свой запас волос Рабастана Лестрейнджа, Дейзи она о нем не сообщила.
Дейзи прождала бы и дольше, сколько угодно прождала бы, надеясь, что Рабастан лично посещает "Мутабор", как ждала почти весь предыдущий день, и тот, что был перед ним, но к ней подошли - двое мужчин весьма неприятного вида, такие, каких ее мать называла "типами", и посоветовали убираться. Угроза, что Шарлотта навсегда закроет перед ней двери своего заведения, возымела успех - Дейзи покинула место своего наблюдения, аппарировав неудачно, практически наобум.
Палочка, плохо ей служившая, сыграла ли свою роль, а может, дело было в том, что у Дейзи не вышло как следует сосредоточиться, но от квартала, где жил Деррик, она оказалась весьма далеко.
Здесь в воздухе стоял насыщенный аромат специй и терпкого одеколона, слышалась чужая речь, а несколько пар темно-карих глаз уставились на Дейзи, когда она вышла из-за припаркованного в переулке грузовика с логотипом клининговой компании.
- Мадам искать что-то? - степенно обратился к ней на ломаном английском тот из мужчин, что казался старше. Его курчавые темные с проседью волосы были убраны под серый бурнус, а взгляд казался липким.
- Нет, я, кажется, свернула не туда, - пряча палочку, Дейзи ускорила шаги, стремясь как можно скорее покинуть этот квартал.
Ей дали уйти - только один, самый молодой из мужчин, потащился за ней. Одетый как любой другой маггл- студент на улицах Лондона, он казался хитрее, опытнее, и, нагнав с Дейзи, улыбнулся ей, сверкнув белыми зубами:
- Травка или что покрепче, мэм? У Саида есть все - и лучшего качества не найдете во всем Ист-Энде.
Дейзи шарахнулась в сторону, но тут же остановилась, развернулась, сжимая сумку.
- Пистолет. Есть пистолет?
Если Шарлотта не желает говорить с ней по-хорошему, Дейзи найдет и другие аргументы.
Араб моргнул, улыбка увяла, но он остался на месте, только понизил голос:
- У Саида есть все, мэм, я же говорю. Но пистолет стоит дорого. У вас есть деньги?
Дейзи, которая надеялась подкупить Шарлотту, молча открыла сумочку и продемонстрировала пареньку набитое двадцати-
и пятидесятифунтовыми бумажками нутро. Она не боялась - то, что могло ее напугать, крутилось вокруг невозможности увидеть Рабастана Лестрейнджа еще хотя бы раз. Быть ограбленной или даже убитой ради кучки скомканных двадцаток не представлялось проблемой.
Араб мешкал, и Дейзи свободной рукой сорвала с ушей серьги, кинула их в сумку, поверх банкнот.
- Идите за мной, - поманил ее собеседник...
- Я хотела заставить Шарлотту Трэверс отвести меня к тебе, - признается Дейзи, не чувствуя ни смущения, ни неудобства. Все, что она делала, было подчинено высшей цели - и Рабастан тоже должен почувствовать эту связь между ними, их предназначенность друг другу. - Она не хотела этого делать, но я знала, что она может, ведь мы встречались с тобой у нее... У нее было что-то...
Две противоречащие друг другу реальности сталкиваются в сознании Дейзи - какое-то время она еще помнит, что на самом деле в той комнате в "Мутаборе" с ней был не Рабастан, но это причиняет ей вполне физическую боль, едва не парализует, и тело отвергает эту версию, выбирая другую.
- Она не хотела, чтобы мы больше виделись, - сообщает Дейзи с таким видом, как будто только что раскрыла всемирный заговор. - Она в сговоре с Эммалайн. Ты не должен доверять Шарлотте Трэверс, ни за что. Она твой враг

+2

32

- Расставания не было, - тихо, но веско говорит Эммалайн. - Потому что не было отношений. Только если в больном воображении Дейзи, уж поверь мне.
Некоторые вещи не меняются. Что в школе, что сейчас, Вэнс испытывает глубокую неприязнь к Бишоп, стоит ей только посягнуть на Рабастана. Честное слово, влюбись она в Розье, Эммалайн это бы так не бесило. Эван был ее тайной любовью, Рабастан – ее другом, и они не особенно и скрывали свою дружбу, очень рассудительную, конечно, спокойную, деловитую даже.  Она и сейчас такая, и Эммалайн намного комфортнее в рамках этой дружбы, чем когда-то в романтических отношениях с Дерриком. Хотя, конечно, они были красивой парой. В Мунго откровенно ждали их свадьбы и даже Сметвик, помнится, смягчился ненадолго, закрывая глаза на то, что волшебным образом их дежурства стали совпадать.

- Деррик. Она стреляла в меня. Именно потому, что считала меня помехой, - Вэнс старается, чтобы голос звучал спокойно.
Спокойствие – лучший аргумент в любом споре.
- Посмотри на нее сейчас, она счастлива. Готова поспорить, она уже убедила себя, что Рабастан пришел за ней…
Рана все еще болит – внутри, глубоко, и Эммалайн кривится, пытаясь поймать боль ладонью, прижимая ее к животу – глупый жест, который так раздражал ее у пациентов.
- И она пойдет за ним, поверь мне. И убьет тебя и меня, если решит, что мы ей помеха.

Только потому, что Вэнс скупа на слова – это не выглядит как ревность. Только потому, что она действительно считает, что с Рабастаном они друзья  - настоящие друзья, она не анализирует, сколько в ее неприязни к Дейзи банальной, обыденной, но от того не менее злой ревности. В ее мире все на своих местах, а если и есть темные углы, то лучше туда не заглядывать, будет меньше вопросов и меньше разочарований.

- Кровь. Мы исследуем кровь, Деррик и ее свойства. Все, о чем мы когда-то говорили и даже больше того. Тебе понравится.
В этом Вэнс уверена так же, как Деррик всегда был уверен в том, что профессию колдомедика Вэнс выбрала по призванию, ради помощи ближнему своему.

+2

33

То, что в рассказе Бишоп вновь появляется имя Шарлотты Трэверс, Лестрейнджа раздражает. Он уже понял, как Шарлотта распорядилась своим выкупом в виде его волос за предоставленные услуги, и это совсем не лестно - напротив. Возможно, не видь он сейчас перед собой Бишоп, это еще могло бы польстить, хотя и оставило бы много вопросов, но пока он может думать лишь о том, неужели там, в "Мутаборе", он выглядел так же жалко. Нес такую же унизительную чушь.
Это противно, гадостно, наполняет его нежеланием иметь со всем этим ничего общего - но сам факт болезненной одержимости Дейзи только усугубляет чувство гадливости. Подумать только, как же мерзко.
И до чего его пугает мысль, что он тоже может вот так - свихнуться напрочь, пускать слюни по Беллатрисе и считать, что она в самом деле приходила на встречу с ним в заведение Шарлотты.
Мало что пугает его больше, чем возможность утратить рассудок - и Лестрейндж осознает, что достаточно близок к черте, за которой не будет возврата, а потому-то он так тщательно контролирует себя, свои поступки, рефлексирует, осмысляет мотивы. И старается держаться подальше от безумцев, как будто это может быть заразно. Как будто он тоже может бегать вокруг борделя, размахивая волшебной палочкой или револьвером и угрожать Шарлотте, якобы прячущей от него Беллатрису.
- Дейзи, - он наклоняется вперед, к ней, упираясь ладонями в колени так, что их лица оказываются на одном уровне, и предпринимает последнюю попытку вернуть Бишоп на стезю здравомыслия. - Я никогда не встречался с тобой у Шарлотты Трэверс. Она не враг тебе, не друг - она не в сговоре с Эммалайн и не разлучает нас. Дейзи, то, что, как тебе кажется, было - это не правда. Ничего не было. Это было оборотное зелье, не я. И ты не должна забывать об этом.
В каком-то смысле, это его услуга Шарлотте - то, что Дейзи со своим револьвером больше не отправится к "Мутабору". Услуга из тех, о которых не принято сообщать, да и едва ли стоит того, как Шарлотта распоряжается его волосами, но он все равно считает, что это услуга.
- Дейзи, подумай как следует. Мы никогда не были с тобой в "Мутаборе". Никогда там не встречались. Ты купила револьвер для чего-то другого. Для чего?

Начни Эммалайн горячиться, доказывая ему, что он не прав, Деррик, возможно, не так быстро поверил бы, что ошибся - но она все так же спокойна, рассудительна, и в ее словах есть такая внутренняя убежденность, что он не может не попытаться посмотреть на происходящее так, как говорит Эммалайн. А когда он это делает, его же собственные слова о том, что Дейзи стреляла в Пожирателя, узнав его по ориентировкам разыскиваемых, кажутся ему глупыми - уж наверняка, будь это так, она не пошла бы с такой охотой на кухню, не заглядывала бы ему в глаза с такой преданностью.
Мартелл смотрит вниз, на свои руки, обдумывая услышанное.
Все, что он знает о прошлом, которое связывает этих троих, он знает со слов Дейзи - про расставание, про отношения. И краткий рассказ Эммалайн расставляет акценты совершенно иначе. При этом, не стоит забывать, что Дейзи несколько лет была пациенткой отделения ментальных расстройств - и всегда была склонна к бредовым теориям, а Эммалайн совершенно не за чем ему врать о том, что если и имеет значение, то только для Дейзи и этого Пожирателя.
Он задается вопросом, не имеет ли Дейзи реальных поводов думать, будто Вэнс - ей помеха, но это просто смехотворно, а даже если и так - это абсолютно не его дело. И. что еще более смехотворно, он склонен оценить предложение Эммалайн уйти с ней, как возможность... ну, если не продолжения, то шанса на новое начало.
Деррик не то чтобы романтик, но только по меркам барсучьего факультета, и его симпатия к Эммалайн никуда не делась даже после того, как она решила, что у них не сложилось - к тому же, и это немаловажно, он пытается понять, а насколько опасно находиться там, где она находится, самой Эммалайн. Едва ли она пришла к нему случайно - скорее всего, пришла, потому что знала, что он поможет.
Эта мысль, которая любого другого наверняка разозлила, Деррика не раздражает - он находится в гармонии с миром и считает свою помощь любому своим призванием.
- Ты получила лабораторию? Настоящую? - уточняет он несколько удивленно.
В то, что Деррик знает о пожирателях смерти, никак не вписывается лаборатория, но, впрочем, никак не вписывается и Эммалайн Вэнс - однако вот она, на его кушетке, и ее сопровождающий, самый настоящий Пожиратель Смерти, был вполне обеспокоен ее здоровьем полчаса назад.
- Я пойду с тобой. Да, пойду. Во-первых, тебе самой пока нужна помощь и это даже не обсуждается. Во-вторых...
Деррик мнется, но все же договаривает:
- Все твои разработки в Мунго под запретом. Неофициально, но абсолютно. И это не только преждевременно по отношению к тебе, но и просто-напросто вредит пациентам. Дейзи нельзя возвращать в таком состоянии. Ей стало лучше осенью, она была почти здорова, я уверен, что вместе мы с тобой сможем вернуть достигнутый успех. Поэтому она должна отправиться с нами. Это мое условие, - заканчивает он несколько неуверенно - ну как он может ставить ей условия?

+2

34

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://sh.uploads.ru/ZaEAr.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 36 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Дейзи распахивает глаза, когда Рабастан наклоняется к ней близко-близко, ловит каждое его слово, но не понимает, о чем он говорит. Только что ее сознание уже сделало свой выбор - и красивая ложь о том, как они встретились у Шарлотты, чтобы спустя двадцать лет все же быть вместе, заместила реальность, стала той единственной настоящей версией, которую Дейзи любовно хранит в своей памяти.
Слова Рабастана ее тревожат, открывают пропасть между правдой и фантазией, обнажают жестокую реальность, и глаза Дейзи наполняются слезами, которые она едва сдерживает, и то лишь потому, что смутно помнит: Рабастан Лестрейндж не любит бурных проявлений эмоций.
Она подается вперед, изо всех сил сдерживая желание прижаться щекой, губами к щетине на его щеке, вдохнуть его запах, коснуться плеча, поймать тепло его тела. Он так близко, что это сводит Дейзи с ума, и что-то внутри нее поет от счастья, а что-то другое велит ей заткнуться, соглашаться с ним, сказать ему то, что он хочет услышать, заслужить его одобрение, и тогда, быть может, он снова станет таким, каким был у Шарлотты Трэверс - и перестанет говорить все эти ужасные вещи.
Дейзи уже не различает, насколько эфемерной, невероятной выглядит эта возможность.
Она полностью занята тем, чтобы ответить так, как он хочет.
Как он добр, что дал ей еще один шанс. Как добр, что пришел за ней.
Она никогда не сомневалась, что он придет - и он пришел, и это ли не подтверждение того, что их любовь взаимна, что они связаны на таком уровне, где не имеют значения ни происки Эммалайн, ни прошедшие в разлуке двадцать лет, ни его упрямое нежелание признать их связь.
- Я поняла, - кивает Дейзи с понимающим видом, когда на нее сходит новое озарение - ее мозг подстраивает выдуманную реальность под острые грани действительности с завидной скоростью. - Я все поняла, Рабастан.
Ему почему-то нужно скрывать, что они встречались у Шарлотты.
Из-за Вэнс, тут же достраивает историю ее больное, одержимое сознание.
Рабастан бережет ее, Дейзи, вот что всплывает следующим.
На самом деле, он давно знает, что Эммалайн Вэнс их враг - и ведет себя так, чтобы усыпить ее бдительность, чтобы она снова не заперла Дейзи в Мунго. Он охраняет ее, потому что любит, и горячая волна нежности проходит по телу Дейзи, раскрашивая щеки, добавляя блеска в глаза.
- Я правда поняла, - она понижает голос, чтобы Эммалайн не услышала ее, ведь она наверняка подслушивает, и подается вперед, тянется к Рабастану всем своим телом, всем существом. - Мы никогда не встречались у Шарлотты, я что-то напутала. Я не больна, но просто напутала что-то, с каждым может такое случиться, ведь правда? Я это все придумала, но ты мне все объяснил и я все поняла, и больше не стану говорить, что это был ты.
Ах да, подкидывает ее мозг еще одну лазейку. Он разыскивается Авроратом, и Эммалайн наверняка донесет, где его можно поймать, если узнает, что он в самом деле бывает у Шарлотты.
То, что Эммалайн, пришедшая вместе с Рабастном, очевидно давно могла донести о его передвижениях, будь у нее такая возможность, Дейзи игнорирует напрочь.
- Я никому больше не скажу, что это был ты. От меня никто ничего не узнает, - заверяет она его, счастливая уже тем, что может быть небесполезной. - Не беспокойся об этом, я никогда тебя не предам.
В этом Дейзи, пожалуй, не лжет - она скорее умрет, чем причинит Рабастану вред своими действиями или бездействиями.
- Не уходи, - она касается ладонью его щеки, очень нежно, чувствуя пальцами тонкую кожу на виске, а основанием ладони - покалывание щетины на подбородке. - Я больше никогда не ошибусь, я все поняла. Я буду говорить только то, что ты мне скажешь говорить. Я никому не позволю причинить тебе вред.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (16 июля, 2018г. 18:33)

+2

35

- Мунго, Деррик, это тот вчерашний день, в который я даже возвращаться не хочу.
Эммалайн неловко шевелится на кушетке, проверяя, как тело реагирует на все, что с ним случилось.
Известие о том, что ее разработки под запретом, Вэнс принимает очень спокойно. Чего еще ожидать от Сметвика? Он готов и количество ночных горшков на отделение согласовывать с Министерством.
- За то время, пока меня считали пропавшей без вести, я работала. Воплотила в жизнь все, что мне запрещали в Мунго и даже больше. Я очень хочу тебе это показать, Деррик. Ты сможешь понять.

Может быть, не только понять.
Вэнс осторожно надеется на то, что ей удастся увлечь Деррика научной работой рядом с ней – он очень талантлив, это она всегда признавала. Это Эммалайн и нравилось в добром, надежном Деррике Мартелле – его ум, основательность, и, конечно, знания. Да, конечно придется убедить его, что их работа будет полезна людям, сказать что-нибудь про общее благо, про то, что это их долг, раз уж Министерство, Сметвик и ему подобные тащат колдомедицину назад, к пиявкам и рвотному зелью. И она скажет, если нужно, Эммалайн всегда умела подобрать правильные слова.

- Мы возьмем с собой Дейзи и позаботимся о ней.
Эммалайн прислушивается к голосам на кухне и думает о том, что с Рабастаном, хвала Мерлину, ей не приходится подбирать слова. Они говорят на одном языке, языке людей, которые видят цель и идут к цели, осознавая необходимость жертв. Великие события не обходятся без кровопролития, как и великие открытия не обходятся без неудач. 
Если бы с Дерриком было так же, то она не прекратила бы их отношения.
А о Дейзи она позаботится.

Нет, Вэнс не злится на Бишоп. Ну да, та попыталась ее убить. Но такое с каждым может случиться. Дейзи столько лет копила в себе эту ненависть, что просто должна была попытаться, и в том, что попытка почти удалась, вина самой Эммалайн – это ее просчет и неосторожность.
Но теперь ее очередь. Теперь нет необходимости хранить и беречь ее никчемную жизнь, как это было в Мунго, и финал этой долгой истории будет быстрым и ярким.
Но сначала Дейзи все же придется понять главное.
То, что Эммалайн, похоже, так и не сумела донести до Бишоп за двадцать лет.
Рабастан Лестрейндж не для нее.

+1

36

Горячее согласие Дейзи его ничуть не успокаивает - даже слепому ясно, что она соглашается только лишь для того, чтобы согласиться, и это выглядит кошмарно, но Лестрейндж понятия не имеет, что еще ему предпринять. Какие еще слова найти, как еще объяснить этой жалкой сумасшедшей, что она все придумала - абсолютно все.
Он медленно кивает, больше завороженный ее уверениями, чем в самом деле веря, но отстраниться не успевает, и рука Дейзи касается его лица.
Лестрейндж ловит ее пальцы, уже не слушая и не слыша - ни ласки в голосе, ни полной капитуляции. После всех этих лет в одиночке наедине со своими демонами, вызванными к жизни бессилием и дементорами ему не по себе от любого физического контакта, даже с близкими людьми или теми, кого с некоторой натяжкой он может назвать близкими. Прикосновение Дейзи не просто лишнее, оно раздражает, и Лестрейндж стискивает ее пальцы, зная, что причиняет боль, и желая ее причинить.
- Никогда не трогай меня без моего разрешения. Никогда.
Или я убью тебя, хочет добавить он, останавливаясь в последний момент - они пришли сюда не убивать. Убийство - это крайняя мера, непрактичная, нерациональная. Он, наверное, убьет Дейзи - но не из-за того, что она совершила эту свою ошибку, еще одну в череде своих ошибок. Он убьет ее из-за того, что она слишком много знает, слишком много видела, слишком сумасшедшая, чтобы в самом деле не доставлять неприятностей в будущем, но не из-за того, что она к нему прикоснулась. Так думать куда лучше, куда нормальнее, и он думает именно так, медленно отпуская ее ладонь и поднимаясь.
- Сиди тут, - приказывает без выражения. - Сиди очень тихо. Я скажу тебе, что делать, позже.
Хватит с него Дейзи Бишоп, хватит этого чувства, что если он продолжит дышать одним с ней воздухом, то заразится этим липким безумием.
Ему хочется оказаться рядом с Вэнс - рациональной, рассудительной Вэнс, чьи прикосновения не вызывают в нем желание отпрянуть или стереть якобы оставшийся след - поэтому он возвращается в комнату, откуда ранее увел Бишоп, решив, что прошло достаточно времени для того, чтобы Эммалайн донесла до своего коллеги то, что от него требуется.

Вопреки ситуации, Деррику тоже кажется, что он сможет понять. Ну, может быть, будут сложности с принятием факта о том, с кем сейчас работает Эммалайн, но он все еще верит в ее непогрешимость, верит, что они одинаково смотрят на многие вещи, касающиеся этики да и гуманизма в частности, верит, что она попросту не способна на кое-что, в чем обвиняют пожирателей смерти - и, значит, все не так плохо и, возможно, Министерство просто сгущает краски в каких-то своих неизвестных Деррику целях...
Словом, он многое думает, оправдывая мысленно Эммалайн, и, наверное, не особенно отличаясь от Дейзи, которая делает то же самое, хотя и по отношению к другому человеку.
- Хорошо, - с облегчением говорит Деррик - у него гора с плеч валится от согласия Эммалайн забрать Дейзи с собой. - Ей нужна забота. Сегодняшний кризис - это даже хорошо, теперь можно провести терапию, я кое-что читал о психологии, записался в свободные слушатели на курс по клинической психиатрии осенью, жаль, что нет ничего подобного в Мунго, потому что Дейзи нужна профессиональная психологическая помощь, а не просто успокоительные зелья...
Поняв, что он говорит много и лишнее - особенно сейчас, в этой ситуации, Деррик оборвал свою малосвязную речь и несколько раз вдохнул и выдохнул, поднимаясь на ноги.
- Ей можно помочь, я уверен. - Столкновение с раздражающим фактором, случившийся кризис должен либо уничтожить рассудок Дейзи окончательно, либо дать толчок для преодоления проблемы - и Деррик собирался сделать все, чтобы Дейзи выбрала второй вариант. - Я быстро соберусь.
Его взгляд упал на собранную сумку Дейзи - она, кажется, собиралась сбежать, но сейчас это отступало на второй план, зато экономило время сборов.
- У меня есть кое-какие книги по психологии, и зелья Дейзи, а еще немного маггловских таблеток и антибиотиков - если вдруг твоя рана будет плохо заживать. Я соберу все это? И, наверное, нужно будет как-то объяснить мое отсутствие на работе, - хотя об этом не было ни слова, Дерри отчего-то очень сомневался, что в ближайшее время вернется в Мунго, ведь Эммалайнн после своего похищения не вернулась. Он избегал думать о похищении в отношении себя - ну какое это похищение, если Эммалайн попросила его, а он сам согласился уйти с ней - но что-то продолжало твердить, что ни в Мунго, ни в этой квартирке он не появится довольно долго.
- Ты сказала, что тебе нужна моя помощь, Эммалайн. Помощь с лабораторией? С тем, над чем ты сейчас работаешь? - в нем просыпается исследователь - сейчас, когда вроде бы первый шок прошел, Деррик не может не задаться вопросом, над чем работает Эммалайн и как далеко продвинулась без навязчивого и мелочного контроля Сметвика.
Возвращение Лестрейнджа кладет конец его расспросам.

- Что ты намерена делать с ней? - кивает Лестрейндж в направлении кухни, напрочь игнорируя колдомедика. Его достала необходимость считаться с другими, случайными людьми, он ведет себя так, будто Деррик - лишь картонная фигура в человеческий рост, у которой практически нет собственной ценности. - И как ты сама?
Обшаривая Вэнс взглядом, задерживаясь на окровавленных лохмотьях, недавно бывших свитером, на впитавшим кровь пальто, он не уверен, что с ней все будет в порядке - но, не имея никакого опыта в колдомедицине, не знает, на какие признаки нужно обращать внимание. Вроде бы бледность - это нормально при кровопотере, и навряд ли он должен был ждать, что к его возвращению Вэнс уже будет лихо отплясывать на своих двоих, и все же, видеть ее в непривычной для него роли пациентки было странно.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC