Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Only way you know (17 марта 1996)


Only way you know (17 марта 1996)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Название эпизода: Only way you know
Дата и время: 17 марта 1996
Участники: Энгус О`Рейли, Дженис Итон

Поместье Мейер

0

2

В широком старом халате и шерстяных носках О`Рейли выглядит нелепо. Измученный, уставший он должен вызывать хотя бы жалость, но Дженис на жалость не способна, и, право, слишком обижена, чтобы смеяться. Она накручивала себя, пока одевалась — меняла тонкую ночную рубашку на шерстяное платье, — и пока укладывала отрастающие волосы и подводила глаза и скулы, накручивала себя тоже, и потому к своему появлению в гостевой комнате была зла, как чёрт.
Злая, Итон обычно горячилась — не всегда. Леди Мейер сохраняла и сердце, и разум холодным.
— Круцио, — улыбнулась она, внутри себя считая до пяти.
Достаточно.
— Инкарцеро.
Она была очень, очень им недовольна. Ему не стоило договариваться с Рабастаном за её спиной — не стоило вмешиваться в её планы на Рабастана, — и уж тем более не стоило нападать на неё вечером. Ему следовало бы быть умнее.
Она думала, что он умнее.
Он очень разочаровал её, этот ирландский выскочка.
— Доброе утро, Энгус.

+1

3

Энгус проснулся от того, что палочка исчезла. Сжал руку, лежавшую на рукоятке, и убедился, что ее нет. Ему показалось, то он слышал хлопок, с каким появлялся и исчезал Ганс. Перед сном он привязал палочку к себе всеми чарами, которые мог вспомнить, но эльфу это оказалось нипочем. Что ж. В глубине души он знал, что так и будет.
Было утро. Энгус поднялся и ушел в ванную. Он нисколько не отдохнул, но даже эти крохи сна в сочетании с лошадиными дозами зелий сделали свое дело. Рана в боку затянулась, оставив уродливый багровый шрам, к которому было неприятно прикасаться, и все же он мог двигаться довольно бодро и не опасаясь оставить на полу свои кишки.
Бриться было нечем - безопасных бритв аристократы, наверное, не держали, а опасную не захотели ему давать, - но в остальном он кое-как привел себя в порядок, пытаясь придумать, что дальше. Палочка была его главным козырем. Еще одним был превращенный в портал набалдашник от перил, который так и валялся где-то в комнате, но... он не работал. Стоило проверить еще раз. Пока у него была палочка, Энгус собирался выбраться отсюда вместе с Мадлен. Без палочки надо было выбираться как есть и там уже мобилизовывать Министерство.
Вернувшись из ванной, он проверил. Портал ничем ему не помог, и Энгус засунул его под матрац. Надел халат, натянул носки - и снова завалился подремать, пока к нему не пришли.

Дверь скрипнула еле-еле. Энгус открыл глаза и успел подумать, что было очень любезно с ее стороны произнести заклинание вслух.
Однажды в детстве ему лечили зубы и задели нерв. Он запомнил то ощущение, когда от боли молния бьет прямо в мозг, а перед глазами разгораются огненные вспышки. Сейчас было почти так же, только в десять раз хуже. Он взвыл, насколько хватило воздуха в легких, и рывком сел, но тут же завалился набок, пытаясь отыскать положение, в котором будет хоть немного легче.
Когда боль прошла, он почувствовал, как судорожно подергиваются мышцы, и сквозь угасающие вспышки разглядел, что в комнату проникают лучи солнца
- Доброе, - он застонал, когда веревка надавила на рубец на боку. Эта боль была в тысячу раз меньше, но более телесна, что ли. - Хорошая погода, не так ли?

+1

4

— Здесь всегда май, — пожала плечами Дженис, задумчиво склонив голову к правому плечу, и позерски прокрутила в пальцах волшебную палочку. Точно таким же жестом Итон прокручивала нож, и, поймав себя на этом, Дженис снова поразилась: если Энгус считал, что знает Итон хорошо, он должен был заметить подмену сразу. В первую же минуту, ни секундой позже — настолько они разные.
Объединять их — всё равно что мешать в одно разные виды безумия.
— Я люблю май. В мае мне как будто семнадцать, понимаешь? Всё вокруг уже созрело к жизни, только начало жить, и мир вокруг молод и полон сил. Чувствуешь себя подростком, у которого всё впереди, как будто никто и не крал твою жизнь. Круцио.
Пять, шесть, семь...
Многовато. Не выдержит. Он слишком стар, этот "друг" миссис Итон, и слишком слаб. Антонин, вспомнилось ей, справлялся лучше в разы, но Антонина здесь не было. Даже жаль: он оценил бы изобретательность, с которой она собиралась подойти к вопросу, если с третьего круциатуса старик потеряет сознание.
— Круцио.
Шесть, семь, восе...
— Эннервейт. Уходить не попрощавшись — моветон, Энгус. За годы знакомства миссис Итон так и не обучила тебя светским манерам? Удивительно: у неё ведь был недюжинный педагогический талант. Выпестовать столько Пожирателей Смерти, можно сказать, дать им путёвку в жизнь, и не попытаться хоть немного облагородить бестолкового "друга"... Удивительно. Но ничего: я займусь тобой.
У них впереди вечность.
Может быть, чуть меньше. К концу этой вечности он будет целовать подол её платья.
— Попробуем так, — Дженис сощурилась, указала острием палочки на ноготь большого пальца чужой руки и дёрнула запястьем, срывая:
— Акцио. Просто чудо, как эти бытовые чары облегчают жизнь, правда?

Отредактировано Janis Eaton (9 июня, 2018г. 00:48)

+1

5

Кто же не любит май. Энгус заворочался, пытаясь уложить себя как-то поудобнее. Это помогало ему отчасти смириться с мыслью, что он в руках чокнутой маньячки. До тех пор, пока он может хоть немного позаботиться о себе, сохраняется иллюзия влияния на происходящее.
- Сука, - простонал он, прежде чем нахлынула новая волна боли и закрутила его. А он, в отличие от мира, не был ни полон сил, ни молод.
Боль чертовски деморализовала, желание высказать доппельгангеру все, что он думает о ней и ее сраной жизни, уступило место предательскому желанию прогнуться, сделать что угодно, лишь бы отпустило. Боль мешала сделать вдох, и между спазмам он часто втягивал воздух мелкими глотками. Вероятно, только это и мешало Итон порадоваться его крикам - кричать было нечем.
Новый Круциатус сделал чуть легче. Боль была такой, что Энгус не мог воспринять ее целиком. Его словно выбросило из собственного тела куда-то в космос, и он чувствовал, как его тело отдаляется все больше и больше, распадаясь на части.
Он был очень разочарован, что вернулся. Круциатус оставил после себя чудовищную слабость и тошноту, перед глазами плясали чёрные точки. Во рту пересохло. Энгус совершил усилие и облизал губы.
Слова доппельгангера обтекали его, как река, а в смысл он не вникал. Ему было все равно, что она говорит, если при этом не причиняет ему боли. Пусть говорит подольше.
Но лишившись ногтя, он закричал. Воздуха как-то хватило на пару секунд, по истечении которых боль не утихла, а напротив, разлилась по руке. Энгус сжал зубы и попытался дышать так.
- Любишь хозяйничать? - выдавил он в промежутке между вдохами.

0

6

За "суку" Дженис простым толчковым заклинанием, подвластным и первокурснику, просто грамотно приложенным к нужной точке, выбила Энгусу локтевой сустав. Полезно всё же иметь знания колдомедика. Миссис Итон даже не представляла, насколько впустую тратила свои знания — как, впрочем, и свою жизнь. Но ничего — уже скоро всё изменится.
— Это мой дом, Энгус, — разумеется, она здесь хозяйка. — Я имею право "хозяйничать" в нём. Он принадлежит мне, а после будет принадлежать моему сыну. А ты, Энгус...
Больше не гость. Он утратил все права, даже права комнатной собачки.
Он не более чем корм для собак.
— Ты бы мог стать его крёстным.
Итон наверняка пригласила бы его. Он вообще верила в это: в опеку, семейственность и дружбу с теми, от кого никакой пользы. Единственным её здравым решением было кровью привязать к себе Министра, и хотя бы за это Дженис почти была ей благодарна.
Министр, если ей не изменяла память, любил детей.
— Акцио. У тебя, Энгус, был шанс связать свою жизнь со мной. Связать через поколения, но ты предпочёл мне эту суку. Почему, Энгус? Почему?
Ictus. Коротко, сильно, переламывая лучевую кость.
Она не могла понять.
— Mistkerl.
Теперь — запястье.

+1

7

Кость вышла из сустава со смачным щелчком. Энгус вздрогнул и попытался как-то извернуться, смягчить боль, придать руке другое положение, но любое движение только усугубляло, а верёвки давили все сильнее. Он застонал сквозь зубы - гордое молчание никогда не было его сильной стороной. Плохо было не столько от боли, сколько от осознания, что он теряет работоспособность. От какого-то животного ощущения, что с каждым новым заклинанием он становится все уязвимее и беспомощнее. Хотя куда уж дальше.
- Я католик, - он облизнул губы. - Нечисть не крещу.
За это он поплатился ещё одним ногтем и сдавленно охнул. Было никак не понять, что болит больше - пальцы или локоть. Вроде как оно менялись местами: стоило сколько-то приноровиться, как от неосторожного вдоха бахала новая вспышка боли, и он судорожно ворочался, что-то пытаясь с этим сделать.
Это ненадолго, конечно. Скоро он уже не сможет сопротивляться. Скоро он захочет все ей рассказать, лишь бы это прекратилось.
Но не сейчас.
Доппельгангер сдомала ему руку ещё в двух местах. Энгус обнаружил, что в его крике слышатся нотки паники. Какое-то первобытное существо все ещё думало, что убегает от охотников и сломанная рука снижает его шансы. Он несколько раз глубоко вдохнул перед ответом, зная, что нарывается.
- Не люблю подделки.

Отредактировано Aengus O'Reilly (9 июля, 2018г. 17:49)

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Only way you know (17 марта 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC