Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Audiatur et altera pars (13 февраля 1996)


Audiatur et altera pars (13 февраля 1996)

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Название эпизода: Audiatur et altera pars
Дата и время: 13 февраля 1996 года
Участники: Энгус О'Рейли, Руфус Скримджер (нпс)

Министерство магии, кабинет Скримджера

0

2

Вспоминая вчерашний разговор с Уильямсоном, Энгус вынужден был признать, что его развели на дачу потенциально летальных обетов удивительно ловко. Единственное, что ему действительно дал Уильямсон - убедил, что лично он верит в подлинность текущей версии Скримджера.
Нет, конечно, развести Олдаса Уильямсона на веритасерум само по себе было деянием, достойным упоминания в сагах. Но Энгус отнюдь не чувствовал себя удовлетворенным текущим положением дел. Единственное, чем он был удовлетворен - своей работой с Арном, потому что получилось хорошо и он испытывал гордость за эту красивую конструкцию. Он был практически уверен, что все получится, и теперь хотел свою плату в виде интересной информации.
Как-то так вышло, что Энгус все это время очень мало пересекался со Скримджером и во время магической не-войны конца 70-х, и потом. Когда Скримджер стал главой аврората, Энгус уже сотрудничал с ними как нештатный ментальщик и к тому же был главой департамента, так что обновление договоренностей не заняло много времени. Тогда фыркать на Энгуса, если б Скримджер и захотел, было ему не по чину. А теперь выходило скорее наоборот.
Не считая формального разговора, пока новый министр знакомился со своим правительством, а по сути - больше с отчетом Энгуса, как дела организованы и движутся, - это была их первая встреча со времен выборов. На нее Энгус тоже взял с собой папку с отчетами, просто потому что всегда ходил на прием к министрам с отчетами. Пару раз отчеты всерьез его выручали.
В назначенное время он появился в приемной, с милой улыбкой вручил секретарю коробку пирожных и с ее дозволения прошествовал в кабинет, где мило улыбаться перестал.
- Добрый день, министр.

+1

3

[nick]Rufus Scrimgeour[/nick][status]человек-работник[/status][icon]http://s8.uploads.ru/Ze9mx.jpg[/icon][info]<b>Руфус Скримджер, 49</a></b><br><i>министр магии</i>[/info]Он все еще был жив, у него опять не болела нога, о том, что он умирал, все еще знало ограниченное количество людей, Итон все еще не пытались похитить, а сама она ничего не пыталась учудить, а смирно лежала в Мунго, где ее лечили. Все удалось - в последний раз Скримджер был настолько доволен собой, пожалуй, только когда победил в своей самой первой магической дуэли. - на чистой удаче, потому что тогда еще не знал, что можно как-то иначе.
Теперь он знал, конечно, потому и даже теперь, когда ему казалось, что в кои-то веки удача вернулась к нему и все удается, довольство омрачалось реальностью вокруг. Арн дал обет, но это не значит, что ему можно доверять. Амбридж убита - а он все еще не хотел, чтобы в этой войне гибло больше людей, чем это необходимо, пусть даже речь о людях, которые допускали много ошибок. Он все еще не знает, ка победить Того-Кого-Нельзя-Называть. Да что там - он не знает даже, как именно выиграет войну. Возможно ли это вообще.
Теперь он знает - но если бы и забыл, сложности всегда найдут, чем о себе напомнить. Теперь они привели к нему Энгуса О'Рейли, которого Скримджер не особо хорошо знал лично, но который был лучшим в том, чем занимался - по крайней мере, лучшим на их стороне. При себе у него был отчет, но Скримджер отложил его в сторону, едва пробежав глазами; совсем не обращать внимания на бумаги он не умел - никогда не знаешь, что окажется важным.
- Вы тут из-за Вейлина Арна, - предположил он. - У вас наверняка есть вопросы. Задавайте: я отвечу, на что смогу. Честно, если смогу.

Отредактировано Master of Death (21 января, 2018г. 19:57)

+1

4

Скримджер взял отчет и посмотрел. Энгус тоже примерно так же посмотрел эти бумажки, когда забирал у секретаря. Число случаев, где работали ликвидаторы, процент случаев, где требовалось вмешательство обливиаторов, жертвы, пострадавшие, ущерб волшебному мира (в галлеонах) и неволшебному (в фунтах и галлеонах). Больше ничего особо содержательного там не было, но при необходимости он мог бы завести на основе этих данных получасовую дискуссию на сопряженные темы.
Скримджер отложил отчет. Энгус сложил руки на коленях, глядя министру в переносицу - чтобы не отводить взгляд и одновременно не создавать впечатления, что он уже лезет в чужие мысли.
- Я верю в ваши возможности в этом плане, - сказал он вежливо. - Да, в каком-то смысле я тут из-за Арна.
Арн вообще умел приносить неприятности, не так ли? Но в основном он приносил их самому себе и Министерству, а этот вектор очень хотелось развернуть, чтобы в итоге вышло хотя бы "самому себе и Пожирателям".
- Как я вчера уже сказал Уильямсону, - и Энгус не удивился бы, если бы Уильямсон это уже передал, - меня очень смущает новая тенденция, когда высокопоставленные чиновники Министерства ходят в плен к Пожирателям и возвращаются оттуда живыми, а некоторые - еще и невредимыми. Я хотел бы понять, что происходит. Благодаря тому же Уильямсону я уже связан предостаточным количеством обетов и не смогу действовать вам во вред, что бы вы теперь ни рассказали. И я, конечно, не жду, что вы свяжете себя симметричными обязательствами, но на ответы все-таки рассчитываю.

+1

5

[nick]Rufus Scrimgeour[/nick][status]человек-работник[/status][icon]http://s8.uploads.ru/Ze9mx.jpg[/icon][info]<b>Руфус Скримджер, 49</a></b><br><i>министр магии</i>[/info]- Уверен, с этим вы с Пожирателями сходитесь.
Что те, скорее всего, попытаются перебить эту удручающую тенденцию, если им выпадет шанс, Скримджер говорить не стал. Это было понятно, да и, в общем-то, не ново. Его пытались убить еще летом, и к такому, как выяснилось, быстро привыкаешь.
Энгус был вежлив и смотрел так, будто для того, чтобы вытащить память из человека, палочка ему уже давно не нужна. На всякий случай Скримджер прислушался к себе, но знакомого ощущения того, как кто-то осторожно разбирает кусочки его сознания, рассматривает на свету и складывает обратно, не уловил. С этим везло. С тем, как хорошо сработала Линда, не давшая информации распространиться, везло еще сильнее. Скримджер хорошо слышал недоверие, едва скользившее в осторожных фразах Энгуса, и еще лучше понимал, откуда оно взялось.
Прищурившись, он посмотрел перед собой, решая, насколько ему нравится тот, кого он видит, и насколько стоит ему доверять. Потом кивнул сам себе, и, перестав улыбаться, сказал:
- Я не дам смотреть вам в свою память, сразу скажу. Но ответы... Да, ответы вы получите. Наши хождения в плен связаны - это вы, наверняка, и так понимаете. Дженис Итон попала в плен во время атаки на Хогвартс, и я связался с пожирателями, предложив обменять ее на себя. Они убили меня - думали, что убили.
Одну короткую паузу и взгляд спустя Скримджер продолжил:
- Думали, что меня. В последний раз я был в плену у пожирателей летом. В этот раз меня там не было, но только они об этом не знают - и не должны узнать. Я обманул только их, но пусть они лучше думают, что и смерть тоже.

+1

6

Интересный комплимент, подумал Энгус. Или не комплимент. Во всяком случае, сравнение с Пожирателями, даже на основании такой неопровержимой штуки, как анатомическое сходство, - это было не то, к чему он стремился. Он вежливо улыбнулся и промолчал.
Скримджер присматривался к нему так же, как и сам Энгус присматривался к Скримджеру. В силу занимаемой должности Энгус, конечно, сходил на выборы и голосовал, за неимением других нормальных кандидатов, за Скримджера. Он предпочел бы, чтобы вернулась Бэгнольд, но выбирать всегда приходится только из имеющегося. Из имеющегося он выбрал правильно.
- Я и не думал, что вы предложите для просмотра свою память, - сказал Энгус по-прежнему очень вежливо. - Но раз мы коснулись этой темы... высшему руководству Министерства магии по должности положено иметь ментальные блоки максимально возможного уровня, и кажется, мы еще не обсуждали этот вопрос. Так что если вы предпочитаете не меня, я должен отрекомендовать вам кого-то из своих подчиненных.
Это крайне уместное замечание дало ему время немного подумать о словах Скримджера. Пожиратели никогда не производили на Энгуса впечатления людей, неспособных разобраться, убили они человека или нет, или неспособных отличить министра от не министра. Они могли ждать достаточно долго, чтобы выдохлась любая доза оборотного зелья. Среди них были легилименты. В конце концов, у них был веритасерум.
Энгус шевельнул руками и переложил их на коленях по-новому.
- Кого же тогда убили Пожиратели?
Это напомнило ему о старой жабе Амбридж. Небольшая жертва ради безопасности Арна. Или большая, как посмотреть. Каковы вообще допустимые параметры жертв ради общего блага, хотел бы он знать.

+1

7

Скримджер смотрел внимательнее, чем слушал. То, что он видел, ему скорее нравилось: Энгус был очень собран, очень вежлив и напоминал скорее аврора - ну, по крайней мере такого аврора, каких Скримджер всегда хотел видеть у себя - умеющего быстро думать, сохраняя при этом холодную голову, а не быстро кастовать заклинания, забывая о последствиях.
Он молчал дольше, чем нужно, на первый вопрос вовсе решив пока не отвечать. Защита ему действительно была нужна, и его собственные способности в защите сознания были весьма ограничены. Вовлекать еще больше людей в свои дела он при этом не хотел, а стоит ли втаскивать Энгуса еще глубже, еще не решил. Но скажи он об этом, это могло бы повлиять на то, как пойдет их разговор. С другой стороны, если Энгус был так умен, как казалось, он и сам должен бы был понимать примерно то же самое.
И теперь он помогал Олдасу вслепую. Скримджера бы это бесило. Энгус свое раздражение, если оно и было, прятал хорошо.
Он посмотрел куда-то поверх головы собеседника, на пару секунд расфокусировал взгляд, принимая решение, а потом кивнул - скорее сам себе, чем Энгусу.
- Да. Об этом знает очень ограниченное количество людей - и так и останется после нашего разговора. Пожиратели убили меня, но ненастоящего. Копию, материализованную магией, о которой я никогда прежде не слышал, вытащенную из моих воспоминаний и закрепленную в этом мире амулетом. У этой копии было сознание, было осознание того, что с ней будет. Было тело, она ощущала боль - хотя, насколько я понимаю по тому, что видел, перед смертью ее не мучили. Чистая авада, без лишних вмешательств. Была память - потому по ней не смогли определить, что это копия. Она чувствовала, как я, и думала, как я.  В каком-то смысле я даже не обманул пожирателей: они хотели убить меня - и то существо, которое они убили, действительно было мной. Насколько это возможно.[nick]Rufus Scrimgeour[/nick][status]человек-работник[/status][icon]http://s8.uploads.ru/Ze9mx.jpg[/icon][info]<b>Руфус Скримджер, 49</a></b><br><i>министр магии</i>[/info]

+1

8

Скримджер обошел этот неудобный момент. Энгус тоже обошел тот неудобный момент, что он, во-первых, уже успел поработать с Итон и вытянуть из нее информацию об их братании; что он, во-вторых, вытянул кое-что и из Арна. Скримджер и сам должен был знать об этом, но Скримджер мог забыть. Не учесть. Плохо представлять себе специфику легилименции.
Скримджер, которого он видел сейчас перед собой, Энгусу скорее нравился. Скримджер, который фигурировал в воспоминаниях Арна, - скорее не нравился. Преодолеть эту двойственность пока что не удавалось, хотя он и признавал, что на посту министра человек порой вынужден делать вещи, выдвигающиеся за рамки морали. Проблема была в том, что он не слишком доверял людям, делающим все это без него.
Параллельно сейчас, пожалуй, решался вопрос, усидит ли Энгус в кресле главы департамента. Но такие вопросы всегда возникают с приходом новых министров, он просто немного форсировал.
Скримджер говорил то же, что и Уильямсон. Энгус принял сказанное за основу и не стал концентрироваться на этической стороне вопроса: добровольно ли там копия пошла на жертвоприношение, можно ли распоряжаться ее жизнью как своей собственной, если существование копии невозможно без амулета, стоит ли ее считать вообще отдельным человеком и есть ли в таком случае жертвы. Даже религия не ответила бы на эти вопросы. В остальном решение казалось чистым.
Раньше Энгус думал, что можно сколько-то полагаться на мнение Итон: если у них со Скримджером общая кровь, то именно кровь и должна была подсказать ей, что в Министерстве по-прежнему заседает оригинал. Теперь он сомневался.
- По-моему, - заметил он светски, - вы сейчас только что сказали, что было два человека: Руфус Скримджер и его копия, предназначенная на убой просто потому, что Руфусу Скримджеру так было надо. В таких обстоятельствах люди нередко решаются на очень многое. И еще вы сказали, что при всем желании никак нельзя отличить одного от другого.

+1

9

[nick]Rufus Scrimgeour[/nick][status]человек-работник[/status][icon]http://s8.uploads.ru/Ze9mx.jpg[/icon][info]<b>Руфус Скримджер, 49</a></b><br><i>министр магии</i>[/info]Скримджер приподнял брови. Неплохо - в эту сторону никто из тех нескольких людей, кто знал, не заходил. Им хватало того, что он - он, а не кто-то под оборотным, что на нем нет Империо, что у него его сознание и его память. Энгус же волновался о том, он это или его копия. Это было разумным. Копия, пусть сколько угодно разумной она была, все равно оставалась копией, возраст которой исчислялся неделями, происхождение было магическим, а возможные способы влияния на нее и люди, которые могли бы это делать, оставались неизвестными.
Скримджер ответов на это все тоже не знал, потому отчасти он был даже рад, что так быстро использовал двойника, решив, что тому пора умирать. К этому моменту у него не было поводов сомневаться в Нарциссе Малфой и в том, что ей движут какие-то свои, очень особые цели, но природа этих целей была ему все еще непонятной, а времени разбираться не было. Да и часто он уважал чужие тайны, особенно когда видел, что они существуют давно и должным образом защищены. А тайна Нарциссы была именно такой.
- Вам стоило стать аврором, - заметил он. - Нам... Ну, уже им, то есть. Им в Аврорате всегда не хватало людей, которые умеют задавать правильные вопросы. Все так. По сути, мы были одним человеком - когда он умер, я почувствовал это, и...
Он оборвал себя, не договорив про Итон. Вспомнил, что Энгус работал и с ней тоже - с таким умением искать непонятное он мог бы уже знать. Но мог и не знать.
- Отличить нас можно так, что я могу существовать без копии, а копия без меня - нет. Она не могла ослушаться меня. И копия развоплотилась, когда я вытащил из мертвого тела амулет. Так что теперь нет двух копий, есть только я.
Скримджер посмотрел куда-то поверх головы Энгуса, но потом снова вернулся к нему.
- Теперь вы скажите: я знаю, что вы уже замешаны в дела последних недель. Есть что-то такое, что вы могли бы и не знать, но знаете? Я думаю, мы сможет говорить более открыто, если я буду знать, каких тем можно не избегать.

+1

10

Движение бровей Скримджера говорило о какой-то эмоциональной реакции, и Энгус пока не понял, министр порицает его хамство или нет. Он ставил, конечно, на одобрение. Тот человек, каким он видел Скримджера - все эти братания с Итон, все эти внезапные решения взять на службу перебежчика, - должен был одобрять.
Но всегда есть шанс ошибиться.
Энгус кивнул. Он мог бы провести для авроров небольшой спецкурс по поводу вопросов, которые надо задавать. Или, может быть, дело в том, что у них там маловато слизеринцев. В любом случае он всегда подозревал, что в правоохранительных органах наблюдается недостаток людей, любящих поиметь законы и найти в них лазейку.
- Возможно, - согласился он. - Но я уже задаю вопросы, на допросах для ваших людей.
Пожалуй, невозможность существования двойника без оригинала звучала логично. Но пока что не была никак доказана. Энгус задумался, переплел пальцы и положил на них подбородок.
То, что говорил Скримджер, звучало ничуть не более безумно, чем то, например, что сам он видел в воспоминаниях Итон. Ничуть не более безумно, чем то, что он видел в многих других воспоминаниях. И наконец, ничуть не более безумно, чем многие вещи, происходившие лично с Энгусом. Но оставалась проблема доверия: себе он доверял и в довольно большой степени доверял Итон. Руфус Скримджер был для него темной лошадкой.
Энгус пожал плечами.
- Я знаю значительную часть того, что знает Арн, и значительную часть того, что знает Итон. Я не знаю, о чем я не знаю, но наверное, узнаю при дальнейшей работе с ними. Следовательно, вы можете не избегать того, о чем знают или могут знать они. Но у меня остался один вопрос.
Энгус сделал короткую паузу, переплел пальцы уже по-другому и положил руки на стол.
- Мы мало знакомы. Чтобы доказать, что мне можно доверять, я, как уже говорил, принес обеты, наглотался веритасерума, подписал договор. Больше мне нечего вам дать. Теперь я хочу понимать, дадите ли вы мне что-то, кроме вашего слова. Не то чтобы это было проблемой, - он сдержанно улыбнулся. - Но вопрос об открытости - двусторонний.

+1

11

- Двусторонность - прекрасное слово, но несколько утопическое. Я не буду подписывать договор, не буду глотать веритасерум, не могу придумать форму обета, которая устроила бы и меня, и вас. Есть вещи, которые я должен защищать как министр. Есть вещи, которые я хочу защищать как Руфус Скримджер. В основном они сходятся, но когда нет, поделать с этим ничего нельзя.
Были и вещи, и люди тоже - ставить под удар Нарциссу Малфой он не хотел даже теперь. О ней не знал Арн, не знала Итон - и так и должно было оставаться. А как-то иначе рассказать о двойнике и о том, как тот появился, Скримджер не мог. Скорее всего, Энгуса волновало именно это. Остальные сведения он мог проверить и высчитать сам - что для этого он достаточно умен, Скримджер не сомневался. Разве что, он не был уверен в том, знал ли что-то Энгус про Орден, вытащил ли что-то про него из Итон. Хотя вряд ли она сейчас думала бы и вспоминала бы о нем.
- Я могу пообещать, зная, что обещание и его последствия коснутся только меня - да не пообещать даже, дать обет, как полагается, со свидетелем по вашему выбору - что когда война закончится, я уйду со своего поста и буду готов отвечать за все решения, которые принял на нем. Нести ответственность - тоже. [nick]Rufus Scrimgeour[/nick][status]человек-работник[/status][icon]http://s8.uploads.ru/Ze9mx.jpg[/icon][info]<b>Руфус Скримджер, 49</a></b><br><i>министр магии</i>[/info]

+1

12

Энгус кивнул. Что ж, Скримджер имел возможность сделать такой выбор - и он сделал такой выбор. Люди, серьезно относящиеся к личной преданности, не принимают ее от кого попало. Вероятно, у министра не было необходимости завоевывать его личную преданность. Вероятно, сам он на месте Скримджера поступил бы так же, но он знал, что не оказался бы на месте Скримджера.
И как он уже сказал, это не было проблемой в силу тех обетов, которые он вчера дал, учитывая и такую вероятность.
- Спасибо, но это мне не нужно.
Забавно, что для себя Скримджер все-таки считал происходящее войной. Да все считали происходящее войной. Как и дома, в Ирландии, многие считали происходящее войной, и Ирландская республиканская армия называлась армией вовсе не случайно. Энгус воздержался от рассуждений про себя, почему англичане так прячутся от очевидного.
- Так вот, возвращаясь к Арну. Сейчас я убрал из его памяти воспоминания обо всех разговорах с вами, включая воспоминание о том, что он принес Непреложный. Судя по его настроениям, он не нарушит его по незнанию в ближайшие дни. После этого я верну ему воспоминания, и он продолжит работать на нас. Но меня очень смущает инцидент с Амбридж. Мне не нравится мысль, что я стану покрывать человека, который совершает убийства по заказу Пожирателей, не получив санкции от вас и даже не предупредив.
Санкция Скримджера, конечно, не оправдывала убийство, но она словно могла перевести Амбридж в разряд жертв ради общего дела, тех, кого было не спасти. Сейчас, убитая буквально на коленке, она была жертвой нелепой и не факт, что нужной, и это было гораздо хуже.
- Второй момент. Лишать Арна воспоминаний перед каждой встречей с Пожирателями и возвращать их затем означает очень быстро необратимо расшатать его психику. Я придумал, как мне кажется, способ спрятать их так, чтобы они оставались доступны носителю, но недоступны легилименту. Я не могу обкатать его на себе и считаю нецелесообразным обкатывать на Арне. Мне нужны люди. Для опытов. Я думаю, могли бы найтись добровольцы из числа заключенных в Азкабане.

+1

13

[nick]Rufus Scrimgeour[/nick][status]человек-работник[/status][icon]http://s8.uploads.ru/Ze9mx.jpg[/icon][info]<b>Руфус Скримджер, 49</a></b><br><i>министр магии</i>[/info]Скримджер кивнул, принимая ответ. Он не был до конца уверен в том, считает ли Энгус его предложение недостаточным или, напротив, считает достаточным уже сам факт предложения. По крайней мере, этого хватило для того, чтобы разговор продолжался.
- Арн думал, что я умер, не знал, к кому ему можно и можно ли идти и был жестко ограничен временем, - перечислил он то, что говорил себе после того, как узнал о смерти Амбридж.
Выдохнул, потому что помнил - себе он признавался еще и в другом.
- Это все недостаточно веские причины. Меня тоже тревожит то, что случилось. Он не искал никаких других вариантов, он просто убил человека. Возможно, не лучшего, я не знаю - я почти не знал ее. Но быть не лучшим человеком - не преступление. Преступление - убивать.
Скримджер опустил взгляд на стол - его отражение в нем было каким-то смазанным, тусклым. Потом снова поднял взгляд на Энгуса.
- Если бы Арн не появился в настолько удачный момент, он был бы сейчас в Азкабане, пока его дело расследуется. Я не доверяю ему и сейчас. Его сдерживает Непреложный, но я не знаю, насколько хорошо. Что касается опытов... Какие могут быть последствия? Я не знаю, насколько хорошо вы знакомы с Азкабаном, бывали ли там, но, скажем так, я очень сомневаюсь в том, что у людей, которые там, есть добрая воля. Они сделают все, чтобы получить передышку от заключения, потому давайте я послушаю про риски за них. Про риски - и альтернативные варианты.

+1

14

Бедный, бедный растерянный Арн. Как же ему приходится нелегко, злые Пожиратели требуют от него все больше и больше, а нечуткое Министерство не дает лицензии на отстрел неугодных. Словно они его недостаточно любят.
А казалось бы, всего-то тупая стерва Долорес, по ней даже не всплакнет никто.
- Он убьет снова, - сказал Энгус. - Возможно, он будет искренне считать, что у него нет другого выбора. Но покрывать это будем мы с вами. Вы и я. Нужно донести до него: что бы ни приказали Пожиратели, сотрудничество с Министерством важнее. Пусть ищет способы выкрутиться до тех пор, пока вы или кто-то от вашего имени не даст ему распоряжение, как поступить.
Лучше потерять Арна, чем дать ему лицензию на преступления ради общего блага. Энгус не произнес этого вслух, но это было очевидно. Слишком даже очевидно.
Лицензию на преступление лучше было дать ему.
- Последствиями могут стать ментальные повреждения любой степени тяжести, от легкой забывчивости до полной потери личности и способности мыслить. И поскольку я знаю Азкабан, я бы не сказал, что это гораздо хуже, чем десять лет просидеть среди дементоров.
Лично Энгус там несколько часов едва пережил, и то под почти постоянной защитой Патронуса.
- Вот что я предлагаю. Мне нужны два добровольца. Я опробую на них эту методику, и если все закончится благополучно, они будут освобождены или им сократят срок заключения - в зависимости от тяжести преступлений. Я приложу все усилия, чтобы их разум не пострадал, а если он пострадает - все усилия для их излечения. Я не буду нести ответственности за невосполнимый ущерб их здоровью, сколь бы тяжелым он ни был. Альтернатива... Я продолжу изымать и возвращать воспоминания Арну, и мы будем надеяться, что его психика выдержит несколько циклов такой коррекции.

+1

15

[nick]Rufus Scrimgeour[/nick][status]человек-работник[/status][icon]http://s8.uploads.ru/Ze9mx.jpg[/icon][info]<b>Руфус Скримджер, 49</a></b><br><i>министр магии</i>[/info]Скримджер коротко кивнул - предостережение было очевидным, но проговаривать его вслух стоило. Арн убьет снова. Он убил однажды и, значит, способен на это опять. Он был очень нужен Скримджеру, потому что он был единственной возможной связью с пожирателями, через которую можно было достать Итон, договориться об обмене.
Пожалуй, теперь им стоило поговорить об ожиданиях, и результатах, и - особенно - о границах, которые не стоит переступать. В этом Энгус был прав. Если после того, как он побывал в голове у Арна, ему казалось, что еще осталось что-то, что нужно донести - значит, так оно и было. Стоило попросить Олдаса взять на себя еще и это: так Арн скорее бы понял, что он больше не так важен, как был прежде.
Скримджеру же предстояло решать за Азкабан. Из головы у него не шел тот журналист, который наделал много шума, но быстро закончился - из-за Обливиэйтов, насколько было известно. Разум и память - чуткая материя, которая рвалась даже от самого чуткого, но слишком частого вмешательства.
И Арн, пожалуй, даже теперь был достаточно важен, чтобы не жертвовать им настолько легко.
- Если у вас получится, попытайтесь также и сломать собственную новую защиту - нужно знать, возможно ли это и что для этого понадобится. Арну, чтобы искать способы выкрутиться и не убивать, понадобится психика, над которой не ставили эксперименты.
Он посмотрел на Энгуса. Такие решения Скримджер не любил принимать, но кто-то должен был делать это.
- Двое добровольцев. На вас не будет ответственности.

+1

16

Скримджер просто кивнул и не стал ни возражать, ни дополнять, ни соглашаться вслух. Интересная манера общаться, подумал Энгус. Голова Скримджера начала казаться ему не просто местом, в которое теоретически интересно заглянуть, а местом, заглянув в которое, он получил бы удовольствие. Он тоже не стал ни дополнять, ни переспрашивать, только согласно моргнул. Чуть более согласно, чем выглядело просто моргание.
У этого молчания был только один недостаток - в тишине, когда слова и мысли не сталкивались, не проскальзывали новые идеи, о чем еще сказать и что еще можно получить.
- Разумеется, - сказал Энгус.
А для чего же еще он выговорил себе снятие ответственности.
Идея этих опытов смущала его. Но она была рациональной. Она могла оказаться эффективной. И мало ли что его еще смущало. Во все времена наука продвигалась так, и его любимая менталика тоже. Просто до тех пор, пока Скримджер не согласился, ситуация была сугубо умозрительной. Теперь, когда она перешла в категорию реальных, Энгусу было не по себе, хотя он и не спешил демонстрировать это чувство.
И он не стал повторяться относительно компенсаций, поскольку Скримджер уже кивнул.
- Чем раньше я приступлю, тем лучше. И я не хотел бы делать это в Азкбане. Добровольцев можно будет забрать оттуда?

0


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Audiatur et altera pars (13 февраля 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC