Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Заместительная терапия (30 марта 1996)


Заместительная терапия (30 марта 1996)

Сообщений 121 страница 150 из 167

1

Название эпизода: Заместительная терапия
Дата и время: 30 марта 1996 года
Участники: Августа Лонгботтом, Энгус О'Рейли

Министерство, кабинет О'Рейли

0

121

Августа улыбнулась в поцелуй, ну не болтают, так не болтают. Все равно ей это всегда казалось шуткой, просто юморить над Энгусом некогда было - все больше орать приходилось. А теперь обвинять его в любви, о которой не говорят вслух, пока он лежит в ее постели, было как минимум странно даже по приколу. А Энгус вдруг отстранился и посмотрел так, будто его осенило. А то будто бы он не знал, как люди думают.
- Ой, да успокойся. Это же несерьезно все, - она успокаивающе провела пальцами по груди. - Так уж вышло, что ты не всем нравишься, - ну это же не откровение для Энгуса. С ним считались, но не всегда из-за большой любви и согласия. А в таких случаях люди склонны побалтывать разное неприятное. - К тому же, ни ты, ни Иэн так и не женились, вот и... - она пожала плечами. - И вообще. Иэн еще ничего, не вороти нос, - возмущенно закончила она.
Иэн, конечно, был специфической натурой, Августа с ним уживалась с трудом, но по ее воспоминаниям когда-то тот был частым гостем в их доме, и был вполне терпим для кого-то... кого-то вроде Нормана и тем более Энгуса, который, наверное, побольше ее понимал его закидоны.
- Эх, была у меня в школе подружка, которой страсть, как он нравился... - Августа сделала еще глоток вина и тоже отставила его на тумбочку. Вспоминать Милли было странно. Если подумать, она бы не подружилась с Энгусом, если бы эта девочка не была такой безумной сплетницей. Ну, и, как следствие, не было бы этого вечера и прошлого дня. И Энгус не приглашал бы ее так опрометчиво порезвиться в Ирландии.
- Я не могу, - она недовольно поморщилась. - Невилл приезжает, каникулы же.
Кстати, она вытащила все его цветочное барахло на веранду, чтобы не позориться перед Энгусом. Нужно не забыть затащить обратно, не то ее мальчик-одуванчик может устроить настоящий скандал. Особенно, если там что-то помрет.
- Но думаю, он будет не против остаться один на вечер, - Невилл никогда не бы против. Августа просто скажет, что она в поместье Фоули. Нехорошо, конечно, внуку врать, но взрослая тут она, и ответственность о таких решениях тоже лежит только на ней.
- Слушай, а тебе не кажется, что все слишком быстро? - она приподнялась и развернулась к Энгусу лицом. - Я-то не против, - о, да, она-то не против, у нее всегда все быстро. - Но ты... у тебя всегда так? - она склонила голову набок, а потом потянулась к бокалу и подала Энгусу. Неловкие вопросы следовало запивать - одна из основных функций алкоголя. Вот и Энгус не отставал с вопросами. Может прочел ее мысли об этом всем "что было бы, если бы". Августа решила ему не врать и ответила весьма откровенно.
- Так ты меня и позвал! Как раз лет пять назад! - он же прекрасно помнит тот замечательный вечер рождения новой волны ненависти друг к другу, который, по совместительству, являлся еще и приглашением на работу. - Ты вел себя не изящнее хогвартских троллей, - она фыркнула, припоминая, что было там что-то такое, но точный смысл слов уже стерся из памяти. Помнила только, что обиделась на него и окончательно заклеймила не_другом, хотя и до этого почти 10 лет они не общались. Ну так уж вышло, что она его после смерти мужа видеть не могла, а теперь жалела. Может у них и тогда бы все могло быть хорошо.
- Может и пошла бы, но вряд ли все закончилось так. Я не орала на тебя только потому, что ты выглядел таким несчастным. То есть, пойми, у меня тоже есть принципы: не унижать и не обижать тех, кому и так плохо. А ты никогда до этого не выглядел так, будто тебе плохо. Это заставило меня задуматься, что, возможно, ты нормальный человек. Хотя, признаюсь, я не особо много думала в тот момент... - и не особо уже помнила, как именно все пришло к тому, что было теперь.
- Но если бы ты позвал меня лет 40 назад... - Августа многозначительно улыбнулась и чокнулась бокалом с Энгусом.

Отредактировано Augusta Longbottom (5 апреля, 2018г. 01:06)

+1

122

Энгус успокоился. То, что его не слишком любят, не было новостью. Было вполне достаточно, чтобы его любили несколько избранных персон. Такие слухи казались ему плохим признаком, даже если так болтали в шутку, но запретить он, конечно не мог. Он подумал, что надо бы предупредить Корморана, но быстро перерешил, что не надо бы. Расстроится ещё.
- Очень даже ничего, - согласился он, раз уж Августа решила встать на защиту Иэна. - Так а что твоя подружка? Почему у них не сложилось?
В первую очередь потому, что Корморан втрескался в Годит МакМиллан и пронёс это идиотское чувство сквозь десятилетия, хрен его поймёт, зачем. Но это только потому, что подружка Августы не привлекла его внимание. Могла бы и получше постараться. Странно было вот так погружаться в школьные страсти, но Энгус увидел нечто несправедливое в том, что у его друга, прямо-таки вышедшего из любовных сказочек для второкурсниц, ничего не сложилось. Так что он требовал справедливости.
Он несколько скис, вспомнив, что каникулы в школе тянутся две недели. Тут за три дня успевают развернуться такие события! Какие две недели? Но тут же приободрился, когда выяснилось, что Августа согласна оставить нежного младенца на вечер.
- Отлично. Тогда суббота.
И для начала Дублин. Или не Дублин, надо ещё подумать.
Августа приподнялась и повернулась к нему. Энгус с интересом покосился на вырез ее халата, взял бокал и повертел его в пальцах, прежде чем ответить. А это было быстро?
- Ну, - он повертел бокал ещё. - Нет. Вообще-то у меня все всегда медленно. Мне трудно подпускать к себе людей.
Особенно когда речь идёт о том, что рано или поздно предстоит оказаться наедине с кем-то голым и безоружным. Даже если эта идея очень воодушевляет, всегда есть какой-то сигнал опасности, и чтобы отключить его, уходит время. Сигнал появился давно и с годами становился все более навязчивым. Но он не включался на Августу.
Энгус отпил вина и коснулся ее ключицы.
- А с тобой мы и так очень долго считали ворон.
Да, он и забыл, что позвал ее куда-то, чтобы вроде как и посидеть, и вроде как на работу позвать. Посидеть не получилось, она обиделась и сбежала. Ненадолго Энгусу снова стало как-то неловко за то, что его привычка рассчитывать реакцию людей тогда в очередной раз обломалась об Августу не самым красивым образом. Он слегка поежился.
- Ага. Я помню. А почему ты согласилась работать?
Тогда-то он точно не выглядел несчастным.
Эта идея, что все началось из жалости, ему не понравилась, хотя Энгус в глубине души и так это понимал. Просто не понимал, почему она захотела ему об этом сказать. Августа вроде была не из тех, кто захочет переспать просто в приступе сочувствия. Но как-то все равно... не лучшая правда, которую он слышал в своей жизни. Хорошие новости: большую часть своей жизни он выглядит не очень жалко. Энгус усмехнулся, но решил не зацикливаться на этом сейчас, а лучше вообще никогда. Он провел пальцем от ее переносицы до кончика носа.
- Ты тоже скрываешь, когда тебе плохо. Чтобы не дай боже никто не посчитал тебя нормальным человеком.
Но если б он позвал ее сорок лет назад, это они от своего собственного внука сейчас бы прятались предположительно в поместье Фоули. Было бы забавно. Внуки. Как это вообще происходит?
Энгус допил вино, отставил бокал и хмыкнул.
- Наверстаем? Интересно, что ты скажешь еще через сорок лет.

+1

123

- Не знаю, почему не сложилось. Наверное, она больше фантазировала, чем делала, - Августа вздохнула. Они с Милли всегда были двумя крайностями. Августа всегда делала и мало фантазировала. - Зато теперь она богата и известна. И она, кстати, в Америке, - последнее было сказано с сильным упреком и подкреплено щипком за первое попавшееся место. Если Энгус думает, что из-за того, что они переспали, она ему не будет припоминать все хорошее, особенно кубок по квиддичу, то он сильно ошибается. Впрочем, это уже давно не было обидой. Конечно, после всего прожитого, сложно было гнуть линию о том, насколько известной она бы сейчас могла быть. Настоящее, в котором они сидели рядом, пили вино и говорили о личном, вполне ее устраивало. Августа заметила его взгляд.
- Энгус. Ты не в музее, - она убрала бокал, ослабила пояс и положила его руку к себе на талию. Прикосновение к коже заставило ее выдохнуть чуть громче. Августа прикинула насколько удобно будет продолжать разговор, если она заберется на него. Наверное, не очень. Она и так не выглядит внимательной слушательницей. На половину его реплик промолчала и улыбалась.
- Согласилась не из-за тебя. Мне просто хотелось работать и было скучно. И еще я решила, что это будет очень приятным сюрпризом для старого козла Фаджа. Прости, - она улыбнулась, чисто формальное извинение. Энгус не выглядел счастливым от ее ответов. Ну что ж теперь. Она не будет сочинять ему сказки. Да и было это уже давно. Какая теперь разница кто что почему сделал и из-за чего пошел работать? То есть жаль, конечно, что она оказалась слишком упрямой, а Энгус не слишком упрямым, но что-то такое она вертела в голове уже 2 дня и немного устала от этого мозгокопания, которое полностью отторгалось под воздействием легкого алкоголя. Они здесь, и, лично ей, в данный момент, все мотивы и плоскости видны как на ладони.
Августа все-таки не выдержала, перекинула ногу и оказалась у Энгуса на коленях, в своей любимой позе, - она решила называть ее "прихожая". Оправдала себя тем, что это такой вечер, когда вовсе не обязательно что-то делать или не делать, потому что тебе кажется это неподходящим. И кто знает, сколько это продлится? Им теперь целую неделю видеться только на работе, может они вообще убьют друг друга до субботы...
- Да, точно. Не дай боже, - повторила она следом эту магловскую присказку, которая ровным счетом ничего для нее не значила, больше увлеченная тем, что сквозь запах ее мыла все равно пробивался запах самого Энгуса. - Мне плохо не бывает, чтобы ты там ни думал, - провела пальцами по лицу, потянулась за поцелуем. Если или когда Энгус узнает ее получше, то поймет, что самое главное в такого рода эмоциональной выдержке - убеждать не окружающих, а саму себя. И еще это чувство, что не можешь спасовать ни в чем вообще, с которым она, кажется, родилась.
Августа остановилась, поцелуя не случилось. Она так и замерла, опираясь на его плечи.
- Давай-ка не гони. 40 лет. Я может тебе уже завтра скажу что-то такое, что ничего наверстывать ты не захочешь, - звучало как шутка. Но она ведь и правда могла сказать. Августа почему-то была уверена, что Энгус спокойно переносил ее колкости, когда она была просто собой - его вредной школьной подругой, от которой не раз доставалось. Будет ли он терпеть такое от женщины, с которой спит? Будет ли она вести себя как прежде? Вопросов больше, чем ответов. Чтобы сбить себя с этих мыслей, она спросила:
- Ну так как ты собираешься наверстывать?.. Может хочешь с мамой моей познакомиться? Типа того? - она не выдержала и хохотнула. Ну да. Перпетуа была знакома с Энгусом даже больше, чем Энгус себе представлял. Мадам Фоули очень трепетно следила за тем, чтобы кто-то вроде этого Ангуса Рейли не крутился возле ее дочери. Притащить его к портрету матери в поместье Фоули и заняться перед ней сексом? Пожалуй, ей эта идея не казалась безумной. Даже в 62. Но она не стала делиться ею с Энгусом, чтобы тот не счел себя марионеткой отмщения перед давно запылившимся портретом сумасшедшей старушки.

Отредактировано Augusta Longbottom (7 апреля, 2018г. 22:51)

+1

124

- Ай, - осуждающе сказал Энгус.
Щипок получился чувствительным. Его смешило, что она тоже до сих пор помнит эту историю с кубком по квиддичу и Америкой. В глубине души он был уверен, что если бы Августа по-настоящему этого хотела, она все равно уехала бы и там со своей битой сумела бы произвести неизгладимое впечатление. Как минимум обратила бы на себя внимание.
И вот и хорошо, что она никуда не поехала. Тогда всего этого не было бы. И она не смогла бы демонстрировать, как ей нравится его поддевать.
- Слава богу, - он оставил руку на ее талии, не продолжая, но и не отпуская. - Из музея нас бы сейчас, наверное, выгнали.
К тому же музеи все равно никогда его не вдохновляли. Огромные залы, увешанные картинами, негусто расставленные скульптуры. Или - совсем уж невыносимо - просто чужие письма под стеклом, а рядом трубка или портсигар. Жуткое занудство.
Августа вовремя отогнала мысли о занудстве - уселась на него так, словно всю жизнь это делала. Ему понравилось чувствовать ее вес и то, что ее халат распахнулся. Энгус медленно убрал в сторону одну полу, провел ладонью по ее ноге от колена к бедру. Это определенно сказывалось на его способности поддерживать связный разговор, но пока что не критично.
- Так ты и не должна была соглашаться из-за меня. Я, наоборот, боялся, что из-за меня ты откажешься.
Ну да, конечно, не бывает ей плохо. Энгус неплохо знал, даже когда Августа расстроена, зла или когда у нее просто нет настроения - это легко было определить не выходя из кабинета, хотя бы по громкости ее голоса. Не говоря уж о более серьезных вещах, когда Августа просто пускалась в войну со всем окружающим и ОТРИЦАНИЕ проблемы. Но он не стал ее переубеждать и потянулся навстречу, уже приготовился обнять и притянуть поближе, когда Августа передумала целоваться.
Энгус приоткрыл глаза, посмотрел на нее и улыбнулся. О да. Убийственные слова были по ее части. Но со временем он научился отличать одни убийственные слова от других, сказанные в запале от сказанных расчетливо, а главное, он научился не пересматривать отношения из-за того, что кто-то один раз что-то ляпнул. Иногда. В зависимости от сказанного.
Но ведь как-то жили они с Норманом и не переубивали друг друга. Правда, Нормана она любила. А его... Энгус не был готов задаваться этим вопросом. Он даже не был готов задаваться вопросом, любит ли ее сам. Наверное, об этом вообще рано думать, пока они даже неделю не провели вместе. Он подхватил ее тон.
- Да брось, мы помиримся. Всего-то лет десять не будем друг с другом разговаривать.
Ну, способов наверстать было множество. Например, представить ее друзьям как свою новую... хм, пусть будет девушку. Не бабушку же. К тому же Энгусу нравилось, как это звучит. Как будто они два неудержимых придурка, которым вечно семнадцать. Может, отчасти так оно и было.
Он отодвинул в сторону и вторую полу ее халата.
- А вдруг я не понравлюсь твоей маме?.. По-моему, мы еще не наверстали по части безумных свиданий.
Хотя решительный шаг был уже сделан. Достаточно было вспомнить Голуэй и внезапное грехопадение прямо в кабинете. Энгус почти жалел, что они не повторили это уже в кабинете Августы, несмотря на весь риск. Риск сделал бы это особенно прекрасным.
Но может, как-нибудь не дожидаясь субботы...
Эта мысль определенно заводила. Энгус взялся за пояс ее халата и начал развязывать.

Отредактировано Aengus O'Reilly (8 апреля, 2018г. 19:49)

+1

125

Энгус очень часто восхвалял этого своего бога, на что Августа обязательно бы среагировала и поинтересовалась, почему ему так не хватает кого-то третьего, если бы не была занята. Она помогла развязать халат и позволила рукам скользнуть под ткань. Оставила легкий поцелуй на виске, провела пальцами по затылку. Пожалуй, вот оно. Она нашла идеальный способ общения с Энгусом. Именно так, с прикосновениями и как можно ближе. Недавно ей казалось, что это странно, теперь она думала, что будет странно не делать этого, например, на работе.
- Если бы я отказалась из-за тебя, - прошептала она, прикрывая глаза, - то это значило бы, что ты что-то для меня значишь и, что я сдаюсь и ухожу, - Августа чуть напряглась. Такие откровения она не планировала. А затем и вовсе. - Но мне очень хотелось.
Она замолчала, касаясь губами его уха. Что теперь? Сказать, как ей было жаль, что она разбила его в пух и прах заявлением, что он убил Нормана? И что ей его тоже не хватало, как друга и вообще? И как она вечно его сторонилась, потому что вот так все было с Энгусом? Августа выдохнула, успокоилась. Все это не для этого дня. И не стоило вообще ничего говорить, даже того, что уже сказала.
- Лимит на следующее перемирие - 10 часов. Если не помиримся, то так и знай, что можешь больше не приходить, - чуть жестче сказала она, пытаясь реабилитироваться во всей этой романтике. Да и вообще, ей не 17 уже, чтобы годами ждать, когда Энгус соизволит на нее внимание обратить. Чтобы он ничего не сказал в ответ, Августа наконец нашла губы и поцеловала. Вышло настойчиво, почти как в ванне, когда ей в голову взбрело что-то там ему доказать, она уже и не помнила, что. Но ощущения нравились. Нравилось и спокойствие, с которым она это делала. Не больше, чем стремительность, с которой она напала на него в коридоре, но... это было закономерно. По-новому, но очень хорошо. Затем она отстранилась и чуть выгнулась, подставляя тело под прикосновения и посмотрела на Энгуса, получилось сверху вниз.
- Ну ничего страшного, - задумчиво протянула она, прикрывая глаза от удовольствия и снова открывая, чтобы поддержать разговор. - Ты ей никогда не нравился, а это, знаешь ли, большой плюс, я считаю, - Августа усмехнулась и чуть отвернула голову. Энгус же прекрасно знал обо всем этом дерьме с ее семьей, а ей почему-то все равно неловко. Сидеть голой перед ним нормально, а признаваться в ненависти к матери стыдно.
- Столько лет прошло, а я все еще... - Августа хотела сказать что-то вроде "злюсь на нее", но вместо этого потянулась пальцами и провела по губам Энгуса, погладила по щеке. Дурацкую тему она завела с этой матерью, вроде весело, а вроде и нет. Она повела пальцами дальше, к груди, отодвинула халат и больше даже изучала, чем ласкала, хотя одно другому не мешало. Как ни странно, до сих пор у нее не было такой возможности.
- Какие еще безумные свидания ты хочешь? Мне нравится не дома, - она неотрывно следила за собственными движениями и за реакцией Энгуса. - На что ты готов пойти? Хочешь пойдем в гости к Корморану и сделаем это у него в ванной? Или у тебя есть какой-нибудь недруг из прошлого, которому нужно утереть нос и бросить свою сексуальную активность прямо в лицо? Или просто переберем все общественные места, куда ты ходишь? - голос Августы звучал на удивление звонко, но вполне серьезно.

+1

126

Августа помогла ему разобраться с халатом, и Энгус немедленно подтвердил, что не считает ее музейным экспонатом. К музейным экспонатам руки тянуть нельзя и совсем не так приятно, их не хочется потрогать целиком, не оставив ни одного дюйма без внимания. И уж точно они не гладят в ответ по затылку. Ему до мурашек нравилось, когда кто-то гладил его по затылку.
Августа как-то зажалась, выдав ему порцию откровений. Энгус потерся щекой о ее щеку и покачал ее на месте.
- Хорошо, что ты никогда не сдаешься.
Если эта странная логика говорила, что быть рядом с ним - это не признавать, что он что-то для нее значит, то пусть так и будет. Кое-кто любил отрицать не только проблемы, но и свои добрые чувства. По августиному отрицанию вообще о многом можно было догадаться, но Энгус не стал делиться этой мыслью.
Он невольно засмеялся и сжал ее чуть крепче, когда она озвучила лимиты. Лимиты были драконовские. Разве же за десять часов можно успеть позлиться, остыть и созреть для примирения? Как вовремя ему вернули маховик, который сейчас был безответственно брошен в коридоре.
Августа заткнула ему рот, прежде чем он сказал, что время, когда она его демонстративно избегает, не идет в общий зачет, иначе это жульничество. Целовалась она гораздо лучше, чем жульничала. Энгус выкинул из головы эти десять часов и взял ее лицо в ладони. Они просто будут мириться сразу же после ссоры, когда поорут и выдохнутся, потому что незачем больше терять время, разве не так?
Потом он откинулся на изголовье кровати, а Августа смотрела на него сверху вниз и жмурилась от удовольствия. Он гладил ее тело, осторожно прикасаясь к груди - чтобы не спровоцировать на решительные действия прямо сейчас. Не потому что еще не хотел, но и эти минуты, эта болтовня, когда она сидит на нем верхом, ему слишком нравились.
- Ммм. Твоя мама знала о моем существовании?
Наверное, знала, Диппет, наверное, тонну пергамента перевел на гневные письма Фоули. Но в этом "никогда не нравился" было нечто большее, чем глупые деканские жалобы.
- Ну, у нас с ней все взаимно, - ему тоже не нравилась мадам Фоули за то, что плохо обращалась со своей дочерью. Энгус, кажется, в школе тоже обращался с Августой не очень, но это совсем другое.
Он развязал пояс и своего халата, предоставляя ей делать все, что заблагорассудится и стараясь дышать ровно, хотя эти прикосновения и то, как они спускались ниже... Сразу вспоминалась ванная. Сейчас бы он ни за что не стал ее прерывать. Энгус опустил руки на ее бедра, поглаживая почти ритмично. Его недругами из прошлого были в основном Пожиратели.
- У меня и так один друг, а если мы оскверним его ванную, ни одного не останется... хотя на кухне было бы даже хуже. Давай у Сигнуса Блэка? Или у Малфоев? Или на могиле Диппета? - на этом его чувство юмора сдалось. - Или давай снова сходим в паб и потанцуем джигу, а там... - а там, как показала практика, варианты находятся сами собой.

+1

127

- Моя мама все знала, - убедительно заявила Августа, прежде чем склониться и повторить тот же путь от шеи до живота, но уже губами. Это не мешало ей разговаривать, даже, напротив, поговорить захотелось еще сильнее.
- Она считала, что ты опасный тип, позарившийся на мое приданое. Я не удивлюсь, если она следила за тобой в прямом смысле. Домовиков подсылала даже. Не замечал ничего такого? А то я ей специально почаще про тебя рассказывала, - это было забавно вспоминать, и Августа улыбнулась, прервалась всего на секунду и продолжила касаться его губами, находя самые чувствительные места. Мама всегда была персонажем как комедии, так и трагедии всей ее жизни. Они не любили друг друга с тех пор, как познакомились поближе, и это всегда убивало Августу больше, чем время и другие трагедии, с которыми она смирилась. Энгус мог счесть ее ненормальной, но она действительно была не прочь сделать это под вопли портрета Пертпетуа. Вдруг станет легче. Впрочем, эта мысль быстро мелькнула и погасла, когда она спустилась еще ниже. Дыхание участилось, каждый поцелуй длился дольше, губы прижимались сильнее. Она нащупала ладони Энгуса и сжала, чтобы ему вдруг не вздумалось ей указывать или мешать, как в ванной.
Потом она кое-что услышала и сказала себе, что это лучше проигнорировать, но... Августа не делала как лучше. Она делала, как ей хотелось, поэтому поднялась и посмотрела на Энгуса совсем другим взглядом. Нахмурилась.
- Малфои?.. Блэки? - только что она прижималась к Энгусу, теперь от холода по телу пошли мурашки. Августа резко запахнула халат. На какой хрен ему понадобилось упоминать этих уродов?
- Это ты где собрался им секс-шоу демонстрировать? Перед камерой в Азкабане? - не то чтобы ответ требовался. Особенно учитывая стальные нотки, пронзающие вопрос. Августе, в общем-то, было все равно, что он имел в виду. Но, наверное, ничего. Просто выключил мозг. Она периодически успокаивала себя, представляя, как все Блэки, Лестрейнджи и, безусловно, этот Крауч не доживают до тюрьмы в принципе. Что касалось Малфоев, то этим туда же дорога. Но она точно не планировала думать об этом сейчас и тем более демонстрировать.
Августа вздохнула и слезла с кровати. Ужасно не хотелось выгонять Энгуса, пожалуй, она так бы и сделала, например, вчера, а сегодня... полезла рыться в тумбочке, нашла сигареты и отошла к окну, чтобы закурить. Первая затяжка сделала жизнь легче, и даже вызвала легкую улыбку. Августа забралась на подоконник и покачала ногами, рассматривая открывшийся вид на всего Энгуса. А раньше тут можно было только на Лондон и Темзу смотреть...

+1

128

Странно, что Августа хотела поговорить о матери прямо сейчас. Энгуса гораздо сильнее занимало то, что она словно прочитала его желания и с энтузиазмом взялась их воплощать. Он приподнялся на локте и смотрел, как она двигается, свободной рукой отводил прохладные влажные волосы, прикасался к шее и плечам, слегка направляя, когда это было нужно.
Он вдруг вспомнил, что Лонгботтом тоже когда-то попрекал его приданым Августы. Кажется, перед очередной их дракой, а может, даже и после. Забавно. Все-то ожидали, что он позарится на деньги, но его отношения с Августой никогда не касались денег.
Энгусу потребовалось приложить усилие, чтобы сосредоточиться на ее словах.
- Если бы за мной следил эльф, она бы тебе еще много интересного наговорила.
Тут Августа двинулась дальше и вдобавок зафиксировала его руки. Энгус сдался и снова откинулся на подушку, больше не следя за ходом разговора и с запозданием придумывая реплики. Ее поцелуи заставляли вздрагивать и тяжело дышать, и он чувствовал себя если не молодым, то хотя бы способным всю ночь напролет.
Она прекратила все так резко, словно что-то случилось. Энгус открыл глаза. Августа поднялась и смотрела на него так, словно... в первую минуту он подумал: словно он ей денег за это предложил. Или что-то сопоставимое по уровню оскорбительности. Она резко запахнула халат, и до него дошло, что она совсем передумала.
Еще через секунду он немного сопоставил сказанное и продолжал хлопать ушами. С одной стороны, она что, как-то иначе представляла себе его врагов, если завела о них разговор? Абраксас умер, Сигнус вроде как не был лично причастен, хотя его чертова дочь... Его чертова дочь была, но он и не о ней говорил... С другой стороны, ему было очень не по себе, что он не подумав свернул на эту тему, и особенно сейчас, особенно когда Августа для него старалась. Это показалось совсем неуютным.
Возбуждение спадало, оставляя ему на память не самые приятные ощущения. Энгус вдруг почувствовал себя нелепо от того, что развалился на чужой кровати в чужом халате нараспашку. Он сел, запахнулся поплотнее и уставился в пространство перед собой, соображая все еще со скрипом. Августа курила. Десять часов, очевидно, начались - или это не считалось за ссору?
Энгус поднялся, тоже подошел к окну и оперся на подоконник обеими руками. За окном была Темза. В темной воде отражался дробящийся свет фонарей, небо на западе все еще сохраняло какие-то розовые отблески. Он подумал, что никогда не смотрел на Темзу с такого ракурса, а потом повернулся к Августе.
- Извини. Глупость сказал.
И еще испортил секс. И подпортил вечер в целом. Но нечаянно. Ему не хотелось оправдываться, что он, дескать, на самом деле глубоко в сердце хранит трагедию ее семьи, а что сейчас так тупо пошутил - это потому что все его внимание было сосредоточено ниже пояса.

+1

129

Это всегда выводило ее из себя. Некоторые фамилии, родственные связи. Короткие вспышки гнева время от времени являлись людям или гасились где-то глубоко и подкапливали энергию для настоящей бури. Одно время она хотела переехать в Америку, воспитывать Невилла там и никого ни о ком из них не слышать, но перевозить детей из Мунго, где она доверяла врачам, и уезжать с родной земли, бросать поместья, в которых не жила, но все равно любила... это тоже было все равно, что сдаться. Так что ей приходилось то и дело сталкиваться с такими вот ситуациями. Но ведь Энгусу доставалось не в первый раз. Так что она полагала, что он переживет, и закуривала клокочущее чувство внутри, успокаивалась, разглядывая мужчину на своей кровати. Кто бы сказал ей раньше, что до такого дойдет. Еще каких-то пять минут, и ей снова бы захотелось вернуться к нему, к поцелуям и тому, от чего ему так плохо давался разговор, только теперь совсем без разговоров. Но он как будто что-то решил, сел и тоже запахнул халат. Хотелось возмутиться, но Августа быстро сопоставила, что несколько минут назад сделала тоже самое, разозлилась из-за такой... ерунды, и промолчала. Конечно, она понимала, что напрягла ситуацию, и что простое "Энгус переживет" сейчас осложнено тем, что он голый у нее дома и обломанный ею же. Ей захотелось, чтобы он подошел, обнял, сказал или сделал что-нибудь, как будто ничего неловкого между ними сейчас не произошло. Энгус мысли не читал, подошел, встал рядом и извинился.
Августа посмотрела на его профиль. На секунду ей показалось, что он все тот же мальчишка с вечно недовольной рожей и улыбнулась, отворачиваясь, чтобы стряхнуть пепел с сигареты. Затем и вовсе потушила и кинула в пустую пепельницу. Она не знала, как Энгус относится к этому, могла бы и не курить при нем, если ему не нравился запах, но спрашивать о таком сейчас было вообще не в тему.
Отвечать что-либо ей не хотелось, не хотелось вообще продолжать об этом, но сделать что-то было нужно. Она обещала ему прекрасный вечер, ночь и, кажется, даже утро. А молчать и играть обиду в этот план не вписывалось. Августа немного подумала, пододвинула руку ближе к Энугу и тронула его пальцы своими, попробовала на ощупь его серьезность. Затем осмелела и коснулась ногой, как тогда в пабе. Она не помнила, началось ли все с этого, или она еще что-то там делала с ним раньше.
- Со мной сложно? - шепотом спросила она, хотя знала ответ. Сложновато.
Августа потянулась к нему всем телом, не дожидаясь реакции. Поспешила оказаться ближе, заставила убрать руку и втиснулась между ним и подоконником, обнимая за талию и притягивая к себе. Почти то, что она и хотела. Ну может еще и без халата этого дурацкого, но решила пока что проявить немного уважения и старалась разглядеть выражение его лица, слегка смазанное сумерками.
- Что мне сделать? - "чтобы ты перестал быть таким хмурым" имелось в виду.

+1

130

Августа не выглядела разъяренной, ужасно разочарованной и не пыталась прокричать ему, что он может собирать свои манатки и убираться с этой планеты, пока она не выгнала его пинками. Вот и хорошо. После этого точно никакого продолжения не вышло бы. И это было бы печально. Сейчас тоже было не особо весело, но Энгус думал, что они это как-нибудь переварят и примут к сведению: она - что он может что-то ляпнуть, он - что она может все бросить прямо в процессе.
Он и так знал, что их отношения не должны были больше сводиться к задорному сексу и ругани на работе, но сейчас понял, что напрасно не отвел в них места под такие внезапные эксцессы.
Августа затушила сигарету. Курила она, слава богу, не такую гадость, как Итон. Надо будет потом попросить ее не курить в постели, но сейчас Энгус решил, что у него нет такого морального права. Сейчас он придумывал, что сказать, чтобы было не очень глупо и не очень серьезно и чтобы все стало как пять минут назад.
Августа как-то интересно его потрогала. Как будто проверяла, он еще тут или нет. Энгус определенно был тут. Он перевернул ладонь, чтобы поймать ее пальцы. Тогда она потрогала его и ногой. Отличная игра. Он слабо улыбнулся и развернулся к ней, и она немедленно оттеснила его от подоконника, чтобы материализоваться в этом пространстве.
- Непросто, - согласился он тоже шепотом. - А со мной?
Женщины говорили, что да. Ну, то есть, обычные женщины. Которые не ассоциировались у него с битой. Августа прижималась к нему всем телом, так что Энгус выкинул из головы ассоциации - если не поминать биту всуе, возможно, она его и не припечатает.
Сложно ли с ней. Да, черт возьми. А с кем не сложно?
- Не сопротивляться, - сказал он и поцеловал ее.
Но привкус табака был так себе, и Энгус переключился на шею и плечо, а потом подхватил ее и понес назад на кровать. На подоконнике тоже было теоретически возможно, но он на кровать еще со вчера намекал, так что нечего. Он очень аккуратно уронил Августу на кровать, пристроился рядом, усадил ее сверху, прямо как было, и снова потянулся к поясу.
- Это Тауэр там у тебя за окном? Я там, кстати, еще не был.

+1

131

- Ты всегда был очень сложным парнем, - почти серьезно и все также тихо ответила Августа, ослабляя пояс на халате Энгуса. - Но оно того стоит.
По правде говоря, с его лицом, вечными острыми шуточками и феноменальной способностью ее доставать, Энгуса было не понять. Типичный слизеринец, так она характеризовала его чаще всего. Августа не стала добавлять, что теперь степень его сложности будет зависеть от того, что и в каких количествах он готов ей прощать взамен на секс. Это прозвучало бы как-то бесчувственно и меркантильно, но просто ей всегда нравилась идея мириться таким образом.
Продолжить на подоконнике ей казалось хорошей идеей, вид опять-таки прекрасный. Поцелуй, то, как он коснулся шеи и окончательно растопил лед, способствовали таким мыслям. Августа несерьезно решила, что ссориться ей даже нравится, если потом все так. Ей стоило наехать на него серьезнее, приласкать сильнее и посмотреть, что будет.
Энгус сказал "не сопротивляйся", чем, наоборот, напряг ее на мгновение. Кто знает, к чему именно ей готовиться? Не сопротивляться оказалось приятно. Она снова расслабилась, когда оказалась верхом на Энгусе и нетерпеливо поерзала. Она точно не собиралась ждать, когда он что-то предпримет. Тем более разговор зашел о достопримечательностях.
- Точно. Тауэр, - Августа стянула с плеч халат, внимательно гляда на Энгуса, приподнялась и занялась и его халатом.
- Хочешь прямо сейчас туда сходить? - зашептала она на ухо, склоняясь и демонстрируя всю свою страсть к лондонским крепостям. Короткие требовательные движения бедрами, частое дыхание не скрывали ее пожеланий. Наконец, она помогла себе рукой и сама села на него. Легкая дрожь прошла по всей коже, когда Энгус оказался внутри. Августа прикрыла глаза и заставила себя расслабиться.
- Я быстро. Ничего не делай, - попросила она тихо, кажется, куда тише собственного дыхания, и начала движения, медленные, но сильные. То, чего ей хотелось с самого начала, как она вообще представила себя с Энгусом в одной плоскости. Застонала, когда почувствовала, как медленно подступает оргазм и замерла, не давая себе закончить. И повторила еще несколько раз - каждый громче.

Отредактировано Augusta Longbottom (14 апреля, 2018г. 07:34)

+1

132

Энгус никогда не любил халаты, но сейчас был вынужден признать их несомненные достоинства. Например, их можно было очень быстро снять и с себя, и с кого-то другого. С халатом Августы сейчас получилось именно так, и Энгус предоставил ей раздевать себя все с тем же энтузиазмом, который он наблюдал совсем недавно. Как будто размолвки и не было.
С другой стороны, не будь размолвки, она не сказал бы "это того стоит", или как там прозвучало. Ему нравились эти слова. От Августы редко можно было услышать что-то такое, а если все-таки услышал - это было событие. Правда, было трудно думать об этом, пока Августа терлась о него, напоминая, что они собрались здесь не только для размышлений, и быстро возвращая ему тот самый энтузиазм.
Так что ему хотелось оказаться совсем не в Тауэре.
- Нет, лучше в следующий раз.
Ему даже не пришлось ничего делать - Августа успела все сделать первая. Энгус приподнялся на локте, чтобы лучше ее видеть в полумраке. Чтобы оставаться неподвижным, приходилось прилагать определенные усилия, но если это было именно то, чего она хочет - то ладно. Он выжидал, поглаживая пальцами ее руки и плечи. Эти медленное скольжение все время хотелось ускорить, особенно когда она сжимала его теснее, а потом со стоном замирала и не доходила до конца. Боже. Она действительно знала, как сделать хорошо.
После третьего раза Энгус бросил считать, насколько ее хватит. То, как она была близка к оргазму и каждый раз останавливалась, безумно возбуждало, и в конце концов он не выдержал и толкнулся навстречу, поймал этот медленный, издевательски удачный ритм. Сжал ее грудь - не очень честный, зато своевременный ход - и вернул ей инициативу.

+1

133

Августа увлеклась. До легких, но постоянных вздрагиваний и ненормально частого дыхания. Когда замирала, то дрожащими пальцами искала опору и беспорядочно гладила живот и бедра Энгуса и говорила себе, что сделает это еще всего один раз. А затем повторяла снова и движения, и обещания. Пока Энгус не нарушил ее привычный ритм и чуть не завершил все раньше времени, вызывая новую волну и громкий стон.
Августа снова замерла. Он, понятное дело, соскучился. Ладно. Она облизала пересохшие губы, провела пальцами по груди Энгуса и убедилась, что он смотрит на нее. Ей хотелось, чтобы он смотрел. Как она снова медленно движется на нем, как сама сжимает грудь, так же как он делал это с ней мгновение назад, как ускоряется и как напрягается перед оргазмом все тело. Ее затянуло в эти влажные звуки, собственные стоны и ощущение постепенно подступающего оргазма. Наконец она замолчала, сильно вздрогнула и закончила еще парой сильных движений.
Августа как могла аккуратно слезла с Энгуса и рухнула рядом. Пододвинулась ближе, прижимаясь бедром, но это было самое большее, на что она сейчас была способна. Даже не поняла, кончил ли Энгус, или он захочет продолжить. Она все еще переживала эти мгновения у себя в голове, вспоминала ощущения и снова тихо стонала. Она могла бы делать это вечно, пока не умрет от перенапряжения. Хорошо, что Энгус не мог сдерживаться настолько долго.
Августа потянулась к нему рукой, уронила ладонь на грудь и скользнула вниз. Пальцы лениво перебирали волосы.
Некоторые назвали бы чувство посетившее ее счастьем, Августа ограничилась удовлетворением. Но ей хотелось сделать что-то для Энгуса. Только придет в себя, и непременно сделает. Что угодно. Она хотела сообщить об этом, но слова слишком лениво складывались в голове.

+1

134

Августа вынырнула из транса и очнулась, перехватила его взгляд. Энгус провел руками по ее бедрам, будто прижимая к себе еще плотнее и немного успокаивая. Сам постарался немного выровнять дыхание и успокоиться тоже, чтобы и сейчас не финишировать первым. Августа смотрела на него, Энгус смотрел на нее, и так они продолжили. От того, как это все было медленно, ощущения словно обострялись, растягивались, проникали все глубже и глубже.
Когда Августа ускорилась, он понял, что теряет контроль, со стоном откинулся на подушку, толкаясь сильнее и чаще, подгоняя и ее, и себя. Это тоже было медленно, но неотвратимо - сначала слабые сокращения, понемногу нарастающие, нарастающие, нарастающие бесконечно долго... Оргазм тоже был бесконечно долгим и оглушительным.
Через какое-то время он осознал, что лежит совершенно выжатый, настолько, что утомительно даже моргать. Рядом тихонько постанывала Августа. Энгус обнял ее и втянул к себе на плечо, и на этом у него закончилось желание шевелиться. Он подозревал, что если надумает встать, ходить будет на заплетающихся ногах и держась за стену.
Вот это она его вымотала. Он глупо улыбнулся и потерся носом о ее висок. От нее все еще слабо пахло табаком, но сейчас Энгус был готов полюбить и ее табак, и даже иногда курить вместе с ней у форточки. Пусть. Это было так хорошо в результате. Особенно знать, что и ей было так же хорошо.
- Ты потрясающая, - сказал он не слишком членораздельно и не слишком заботясь о том, слушает Августа или нет. - Как ты это вообще делаешь?
Мысль о том, чтобы однажды что-то такое повторить, вызывала у него легкий ужас (только не сейчас) и предвкушение одновременно. Энгус нашарил на своей тумбочке палочку, кое-как сосредоточился для заклинания и немного приоткрыл окно. Было жарко. Он уронил все еще как будто ватную и непослушную руку на одеяло. Нет, на сегодня это все. Точно все. Он сунул палочку назад и обнял Августу поплотнее, чтобы могла согреться об него, если продрогнет.
Нет, правда, теперь он находил нечто хорошее в своем идиотском похищении. Если бы повод так и не нашелся, они продолжали бы просто работать вместе.
- Ты ведь все еще не спишь?

+1

135

Она позволила Энгусу притянуть ее к себе на плечо и устроилась поудобнее, закинула на него ногу. Сейчас бы одеяло и уснуть, но хотелось еще немного побыть здесь. В идеале помыться, но слишком лениво. Энгус спросил, как она это делает. Ему, очевидно, тоже было хорошо, иначе он бы уточнил о чем конкретно хочет узнать. Если про секс, то... так же, как птицы учатся летать, а дети ходить, солнце восходит, а маленькие черепашки, вылупляясь, тут же устремляются к океану. В мыслях было много пафосных метафор, объясняющих, что она нифига не может объяснить естественные процессы, из-за которых между ними происходит все это. Но это, действительно, было прекрасно. Августу посетило ощущение, что она спит с ним уже много лет, просто он, видимо, ее обливиэйтит каждый раз. Иначе как объяснить то, что с ним так хорошо.
Сказать что-либо вслух у нее, конечно, не вышло. Августа и не собиралась. Просто оставила легкий поцелуй на плече, вместо слов.
Она сильнее уткнулась в шею Энгуса и прижалась всем телом, когда почувствовала дуновение прохладного ветра. Только теперь поняла, как душно было в комнате, они, наверное, весь кислород потратили на эти игрища. Впрочем, она была готова уснуть и так, во всяком случае пары часов отдыха ей хватит, а потом... что? Она представила, как утром они расходятся в разные стороны, а потом встречаются на работе, зная, что ночью они видели друг друга голыми. Ничего плохого вроде, но Августе стало неприятно, и ей впервые на полном серьезе пришла в голову мысль о том, чтобы уволиться. Вместо этого она вздрогнула, выплыла из своих мыслей, услышав вопрос Энгуса.
- Нет, не сплю, - сонно ответила она. - Энгус, давай не пойдем завтра на работу, - не то, чтобы это было даже предложение, хотя и прозвучало именно так. Августа была уверена, что, несмотря на количество дел, Энгус тоже не слишком хочет завтра в Министерство, тем более работали они без выходных. А потом приедет Невилл, и можно будет вовсе забыть о том, чтобы быть вместе дольше одного вечера. В общем, она сможет его уговорить. Не сейчас, так утром.
Она нащупала за спиной одеяло и кое-как натянула его на ноги себе и Энгусу.

Отредактировано Augusta Longbottom (19 апреля, 2018г. 18:05)

+1

136

Августа по-хозяйски забросила на него ногу. Это было очень уютное движение. Энгус почему-то почувствовал себя как дома, хотя еще толком не рассмотрел эту квартиру и не собирался рассматривать в ближайшем будущем. Но ему было спокойно - может, потому что сил на беспокойство не осталось, может, потому что беспокойство вытеснило то, чем они тут занимались.
Он подумал, что завтра ему будет этого не хватать. Августы рядом, возможности ее обнять и сказать что-нибудь. Черт. Может, они все-таки как-нибудь могли бы жить вместе, чтобы не прятаться по углам и не бегать на свидания раз в неделю? В их возрасте такие предложения, конечно, не делают в первую же ночь, проведенную вместе, но...
Августа прижалась к нему теснее, Энгус крепче ее обнял и слегка повернулся, загораживая плечом от окна, откуда тянуло холодком. Хорошо, что она не спала. Он не хотел, чтобы этот вечер уже закончился. Хотя вопрос заставал врасплох.
Он помолчал, пока Августа набрасывала им на ноги одеяло, снова уложил ее и пригладил волосы.
- Мне придется. Скоро полнолуние, надо снова раздавать зелье...
А это значит согласовать площадки, обговорить взаимодействие с аврорами и департаментом Корморана, проследить, чтобы организовали оповещение и подвоз собственно зелья, послать к черту несколько журналистов.
Не говоря уже про дементоров и текущую работу.
- А ты не ходи, - Энгус потянулся поцеловать ее. - Я приду, как только смогу вырваться.
Он отлично знал, что не сможет вырваться, но у него был маховик, а маховик позволяет такие фокусы, и у них будет еще несколько часов. И может, еще кусок вечера...
А, вечером надо еще быть у Уизли. И зачем он согласился.

+1

137

Энгус снова зашевелился, чем вызвал ее недовольство. Вдруг он собрался уйти прямо сейчас. На свою тупую работу. Тупую работу. Она бы не удивилась! Августа почувствовала себя капризным подростком, вцепилась в него пальцами, но быстро отпустила и улыбнулась, осознавая, насколько по-другому ощущает себя рядом с Энгусом. Так она бы вела себя лет тридцать - сорок назад, устроила ему настоящий скандал. Теперь просто повела пальцами по животу, спине и затылку. Легкие, не обязывающие ласки, напоминающие ему, от чего он отказывается в пользу Министерства. И намекающие на то, сколько еще можно от чего-то отказываться в пользу Министерства.
- Я не буду сидеть дома и ждать тебя, - проговорила она задумчиво, впрочем, без какой-либо обиды. Ну, он же сам должен понимать, что скорее всего замотается там, а она не из тех, кто смирно ждет дома. Ее это доведет и унизит. Так что придется приставать к Энгусу прямо на работе, либо разругаться в пух и прах там же. Очевидно, что продуктивности от завтрашнего дня ему все равно не добиться, так зачем все это?
- Поручи все Корморану, - она еле сдержала зевок и смешок. Пусть все делает Иэн, а Энгус достанется ей. Ужас какой. Совершенно нечестно, а ей все равно. Ну, ничего. Быть может Энгус завтра утром решит так же, как и она. Может она ему в этом поможет - он же захочет еще, значит и остаться захочет тоже. А если нет, то он просто дурак и пошел он куда подальше со своими оборотнями. Все с ним понятно. 
Контрастно своим категоричным мыслям, она с удовольствием потянулась навстречу поцелую. Надеялась, что запах сигарет уже ушел и у них получится долго и нежно. Августа подумала, что может сказать ему, как ей хочется провести завтрашний день рядом с ним и как это будет хорошо. Но не знала, как сформулировать без лишней романтики.
- Просто для информации. Завтра у тебя точно получится Патронус. Если останешься.
Если останется, она пожалуй, сможет и дальше его веселить. На этой ноте Августа прикрыла глаза и прижалась к нему плотнее.

+1

138

Энгус уже и забыл, как здорово, когда валяешься с кем-то в постели и тебя просто гладят, а ты просто гладишь в ответ. Он провел пальцами по спине Августы, слегка пощекотал между лопаток, проверяя реакцию. Посмотрел ей в глаза. Было забавно так близко смотреть в глаза в полумраке, когда зрачок почти не отличить от радужки и он кажется бездонным в прямом смысле.
Да, пожалуй, сидеть и ждать она не согласится. Энгус слегка кивнул. Вряд ли Августа Лонгботтом хоть однажды кого-то когда-то ждала, сидя дома, и это слегка осложняло задачу, потому что он не мог придумать, как совсем избежать появления на работе. Не сбегать же от нее с маховиком, это было бы слишком глупо, да и не хотелось. Что-то он не мог разобраться, работе будет изменять с Августой в таком случае или Августе с работой. Если бы еще полнолуние можно было перенести.
- Хорошая мысль, - отозвался он задумчиво. - Мне нравится.
Корморану, правда, не понравится. Но даже такой правильный католик не может же не понять, что после жизненных потрясений иногда просто необходимо ненадолго уйти в загул.
Идея остаться завтра здесь казалась все более и более заманчивой. Всего один день. Министерство за это время не рухнет, а ему этот день был нужен, просто чтобы показать Августе, что он на это готов - забросить работу, просто потому что она попросила. Один раз. Они же это заслужили.
Предложение насчет Патронуса было еще более заманчивым. Энгус сощурился, заранее предвкушая.
- О боже. Ты что, еще и массаж мне сделаешь?
Он запустил руку в волосы и закрыл глаза. Августа прижималась к нему, он чувствовал тепло и запах ее кожи, и ему хотелось, чтобы это продолжалось подольше. Поцелуй получился долгим, изучающим, благодарным - этот последний раз все еще вспоминался и отдавался блаженством чуть ли не во всем теле. А завтра утром он все равно сможет разве что уползти отсюда.
Энгус погладил ее по щеке и последний раз коснулся губ.
- До обеда, - в собственном голосе он слышал последнюю жалкую попытку выговорить какие-то еще условия перед окончательной капитуляцией.
Министерство безнадежно проигрывало. Энгус подпер голову рукой и провел пальцами по ключицам Августы. У него было ощущение, что он все о ней знает и одновременно не знает ничего. Этот долгий провал в общении оставлял место для множества событий, людей, выводов, которые могли что-то значить или не значить ничего.
- Расскажи мне про себя, - попросил он. - Я даже не знаю, что ты делала столько лет.

+1

139

Августа повела плечом, отталкивая его пальцы - щекотки она боялась и не устроила ему выговор только потому, что сейчас была слишком расслабленна для такого. Остальные прикосновения ей нравились, и она сама тянулась навстречу ладоням и иногда замирала, привыкая к чувству, похожему на доверие. Привыкнуть было до смешного легко, и как бы сильно инстинкты не кричали, что зря она позволяет ему быть таким нежным и приятным, ничего поделать с этим не могла. Сама же отвечала, водила пальцами по спине и сильнее переплела ноги, прижалась бедрами. Поцелуй получился даже лучше, чем представлялся в начале. Августа могла целоваться так вечно, вообще не понимала, зачем они останавливаются. Наверное, за тем, чтобы Энгус пообещал остаться с ней до обеда. Августа улыбнулась и снова устроилась, утыкаясь в плечо.
- Хорошо. Спасибо, - не то, чтобы благодарность была тут уместна, но это было мило. Он думает, что до обеда ее устроит. Или, что она не найдет, чем занять его после обеда. Корморан, оборотни и Министерство могли катиться ко всем чертям. Себя Августа любила больше. Ей не нужно было заслуживать отпуск на секс-марафон. В ее воображении это всегда было не первом месте. Почему так же не было у Энгуса? Наверное, поэтому он глава департамента и пашет, а она просто богата.
Она слышала дыхание Энгуса, это успокаивало. Погладила его по груди и снова закрыла глаза, наслаждаясь чувством того, что завтра им не нужно рано вставать и идти вариться в этот котел с дерьмом. И Энгусу действительно мог перепасть массаж, почему нет? Она потянулась к его плечу и чуть сжала.
- Сделаю. Тебе давно пора. Весь зажат, - пробубнила она, не открывая глаз.
Августа подумала, что они могли бы заняться чем-то таким и сегодня, но были слишком заняты, чтобы отвлекаться. Казалось, что прошло всего полчаса, а на деле весь вечер. Очень интересный вечер. Ее почти сморило и вырубило, когда Энгус попросил рассказать про себя. О, Мерлин, - подумала Августа, - неужели он хочет поговорить.
- У меня внук, я его воспитывала, - почти бодро ответила она, приподнимаясь и заглядывая Энгусу в лицо. - Пеленки-распашонки, знаешь, дело невеселое и трудозатратное, - Энгус, конечно, не знал. Он детей-то, наверное, на картинках только видел, что, возможно, и к лучшему. Августа с младенцами контакт находила с большим трудом и весьма посредственной успешностью. - Кажется, что можно заниматься чем-то другим, однако, пока он подрастает, ты оборачиваешься, а годы прошли.
И пусть Энгус сочтет ее лентяйкой, которая с помощью домовиков не справлялась с одним ребенком, но ей было все равно. Она еще со времен Френка поняла, что лучше бы сидела в министерстве, чем все это.
- Ну и так, экспериментировала с зельями, - с омолаживающими особенно яро, о чем Авугуста решила, Энгусу знать не обязательно. И, конечно, искала рецепт идеальной водки. Провезла из-за границы несколько незаконных ингредиентов... в общем, то, о чем ему еще предстояло узнать, если Августа сочтет его достойным ценителем.
- Потом ты притащился со свой работой, - она снова потянулась за поцелуем. Коротким, подводящим итог ее речи.
- А ты? Мог бы жениться, и сейчас изменять ей со мной. Но ощущение, что только работал.
Это, конечно, если не верить в шуточки про них с Кормораном.

Отредактировано Augusta Longbottom (20 апреля, 2018г. 16:20)

+1

140

Августа даже сказала спасибо. Что это с ней? Спасибо за то, что он согласился остаться на секс и массаж? Энгус на секунду сжал ее покрепче и представил, что никакого внешнего мира не существует. Можно вообще никогда никуда не уходить. Конечно, от такой перспективы он сошел бы с ума уже в конце недели, но сейчас ему нравилось.
Забавно. Если бы неделю назад ему сказали, что он будет так валяться с кем-то в постели, не опасаясь уснуть и оказаться полностью в чужой власти, не думая о работе и не порываясь туда убежать, Энгус решил бы, что его с кем-то перепутали. С каким-то абсолютно непонятным человеком.
Она не рвалась говорить о прошедших годах - не сказала ничего нового, чего он не знал бы и сам, кроме разве что экспериментов с зельями. Может, там было что-то, о чем она не хотела упоминать. Какие-то другие мужчины - не лучшая тема по понятным причинам, переживания о семье. Ну ладно. Может, и правда рано лезть туда, пока не пригласили. Энгус погладил ее по щеке и поцеловал.
- И как твои эксперименты? О них пишут в "Зельеварении сегодня" или чем-нибудь таком?
И она согласилась работать, так что не надо про притащился. Если бы ее жизнь была так уж прекрасна и разнообразна и без Министерства, стала бы Августа так себя мучить. И это была интересная работа. Менталика и ее применение на практике - что может быть лучше, не считая работы ликвидатора?
Энгус задумчиво поскреб щеку, думая, как ответить.
- Боливар не вынесет двоих. Так что пришлось бы ее бросить, знаешь ли, и переехать к тебе в одних носках.
Но он сильно сомневался, что что-то подобное сложилось бы. Стал бы он приходить за утешением к Августе, если бы дома уже была какая-то жена? Он и сейчас, когда его внимание занимала только работа и никаких романов, едва до этого додумался.
Да нет, он все равно ни одну из женщин, с которыми пытался ужиться, так и не смог представить в роли своей спутницы на всю оставшуюся жизнь. В конце концов потому они и уходили - это ведь не очень лестное положение вещей. К тому же Энгус начинал нервничать, когда его тыкали носом в очевидное: работу он любит больше. Как будто это с самого начала было непонятно. В конце концов получалось так, как сказала Сильвия: в его отношениях все было прекрасно, а ее отношения разваливались. После Сильвии никого постоянного уже не было. Ну и черт с ней.
- Хотя ладно, - сознался он. - Бросали всегда меня. Я, знаешь ли, умею талантливо до этого доводить.

+1

141

- Нет. Я зельевар-одиночка и мне не нужна стая! А ты выписываешь "Зельеварение сегодня"? Помню, у тебя с котлами не очень-то получалось, - весело поинтересовалась Августа, окончательно просыпаясь. Ее из постели сейчас, наверное, и непростительным не выгонишь, ноги приятно налились тяжестью. Зато она перевернулась, взбила высохшие волосы, и устроилась на груди у Энгуса, подкладывая руки под подбородок и слушая. Было забавно слышать о его бывших. Точнее о том, как завуалированно он мог рассказывать о своих похождениях, явно не самых удачных. То есть, возможно, он считал их удачными, но виду не показывал и в голосе тоже всячески демонстрировал уныние от прошлого. Как будто ей не было все равно, с кем он был раньше. То есть ей даже любопытно было, а из него ничего не вытянешь.
Было бы о чем, Августа тоже рассказала, но после смерти Нормана она была слишком агрессивна даже к друзьям вроде Энгуса (ему не одному досталось), так что новые романы заводить не стремилась. Она задумчиво провела пальцем по груди, замерла, размышляя о своем. Могла бы она переваривать Энгуса на постоянной основе? Не считая секса. Наверное, да. Но не будет. Ей, правда, было его слишком мало на один день, но завтра, после того, как он уйдет, она пообещала себе провести четкие границы между тем куда его стоило пускать, а куда нет. Так будет куда безопаснее для всех. Завтра.
- Обожаю твой запах. Еще со школы, - совершенно не в тему прошептала она, утыкаясь ему в грудь, оставляя легкий поцелуй и снова возвращаясь к той видимости серьезного разговора, что они создали.
- Даже представить себе не могу, почему они тебя бросали, такого талантливого и замечательного, - Августа почти не смеялась. Почти. Энгус, правда, был хорош. И не только в постели, может еще во многом. - Просто представляю тебя на моем пороге в одних носках, - пояснила она причину своего веселья. - Будет теперь чем бороться с боггартом.
Она хотела добавить, что, наверное, понимает Энгуса. Но это было как-то... слишком. Может она и не понимает. Просто с ней тоже всегда было нелегко, но ей повезло, был Норман. Иногда до скрежета спокойный и рациональный, но он умел с ней обращаться. Женщин умевших обращаться (читай: терпеть) с Энгусом, видимо, не нашлось. Она попыталась представить его дома с семьей, решающего куда всем поехать на следующие праздники, но так и не смогла. Он куда гармоничнее смотрелся здесь, временным гостем в ее халате или рядом с похищенной Луной Лавгуд, на худой конец поедающий пироги Корморана, чем в некой форме стандартного житейского счастья.
- Ты изменял кому-нибудь? - она провела пальцами по линии подбородка и слегка погладила. Не знала, почему ей это так интересно. Да и ответ, наверное, заранее был известен. Просто всегда хотела знать что-то такое об Энгусе, что не знали другие.

Отредактировано Augusta Longbottom (21 апреля, 2018г. 22:29)

+1

142

Волосы у Августы снова начали виться, когда высохли. Взбивала она их так, словно была готова к новым приключениям, но в итоге просто мирно улеглась ему на грудь. Энгус подсунул себе под спину еще одну подушку, чтобы было удобнее, и положил руку Августе между лопаток. Что она боится щекотки, он уже выяснил и собирался использовать завтра - когда у них появится настроение побеситься, а оно должно появиться. Но сейчас ему просто хотелось прикасаться.
- Еще чего. Только котлов мне не хватало. Но я бы нашел номер с твоей гениальной статьей.
Августа о чем-то думала. Энгус тоже о чем-то думал. Мысли начинались, обрывались и все крутились вокруг того, как сохранить то хорошее, что происходило с ними в последние дни. Как все это не про... не испортить, словом. Энгус считал себя в некотором роде экспертом по части испорченных отношений. Но он совершенно не хотел потерять еще и Августу. На секунду он подумал, что столько времени игнорировал собственный интерес к ней именно поэтому - если связи нет, она не разорвется. Не очень умная позиция.
Он обнял ее и второй рукой, как будто замкнул круг.
- В школе я был злобным придурком.
С тех пор ничего принципиально не изменилось, но Энгус успел освоить какие-то другие модели поведения и, как ни странно, они работали лучше и даже нравились ему больше. Он очень оценил возможность злобным придурком не быть, а иногда даже прикидываться приличным человеком.
Он чуть не спросил, какой у Августы боггарт, но вовремя остановился. Это в школе страхи у всех какие-то относительно нейтральные, над какими еще можно посмеяться, а потом понимаешь, что не бывает ничего хуже гибели близких, и это уже совсем не смешно. Он вспомнил, как боггарт превратился в труп темноволосой женщины в том подземелье, и снова чуть теснее прижал к себе Августу. Она над ним смеялась. Ему нравилось, что она смеется.
- Ну, главное, что мысль обо мне в одних носках тебя радует.
Энгуса бы тоже порадовала мысль об Августе в одних носках, что уж тут. Правда, женщина в этом костюме выглядит не так комично, но радует не меньше. Он погладил ее по щеке и снова обнял.
- Нет. Моя религия, - звучало очень смешно, он сам усмехнулся, признавая, что волшебник, рассуждающий о католичестве, - это что-то странное. Но надо было уж договаривать. - ...считает это большим грехом.
Еще она считала примерно тем же грехом спать вместе до брака. Энгус никогда не был слишком хорошим католиком. Но игнорируя часть правил, другую часть он все же соблюдал по мере возможности, в какой-то мере оттого, что Мойра когда-то вдолбила их в него слишком глубоко.
Он не был уверен, что Августе вообще было интересно про религию, но не скрывать же ее теперь.

+1

143

- Нужно было поцеловать тебя тогда, - проговорила Августа, прикрывая глаза, чтобы в полной мере ощутить тепло его рук и приятное сопутствующее чувство уюта. Она имела в виду, конечно, школу. Больше шутила, но в каждой шутке, как говориться. Энгус был злобным придурком, отрицать это было неестественно, она ведь сама ему столько раз повторяла, каким мрачным и недружелюбным он был с ней. И в целом. - Люблю недоступных, - все так же, со смехом, призналась она и потянулась к шее Энгуса, чтобы сделать там... что-то. Не совсем поцелуй, скорее попробовать его на вкус, легко прикусить кожу, еще вдохнуть в себя запах. Августа остановилась. Будет так продолжать, захочет по-новой. И все же нашла его губы и поцеловала торопливо, но постепенно замедлилась и остановилась, потерлась носом и легла обратно на грудь.
- Не понимаю, так ты не изменяешь женщинам потому что сам считаешь это неправильным или из-за религии? - как ни в чем не бывало продолжила она. Корморан пытался ей объяснять, Норман пытался ей объяснять, но все было без толку. Быть может у Энгуса что-то получится? Она лично, в отличие от религии Энгуса, ничего против измен не имела. Ну, до тех пор, пока они не касались ее, а ее они никогда не касались.
- А что насчет связей на один раз? Они у тебя были? - у нее в голове не укладывалось, как эта его религия диктует в таких случаях. И Августа нахмурилась, размышляя об этом. Считается ли, что он кому-то изменяет, если спал с этим человеком только один раз? Августа так же не имела ничего против однодневок. Пока они не касались ее. То есть ей хотелось иногда завести что-то такое удобное, но не складывалось. И в итоге она пришла к мысли, что это не для нее.
- Чего еще тебе нельзя? Может массаж или ванну с женщиной? Или заниматься сексом на столе? Смотреть на колдографии голых людей? Пропускать работу? - не всерьез перечисляла она. Августе не могло в голову прийти, что что-то такое где-то может быть под запретом. Точно нельзя было убивать и грабить, но их это вроде как не касалось и конфликта в мировоззрении не вызывало, в остальном суть религии она не понимала и нарушать правила ей казалось забавным.

+1

144

- Надо было, - согласился Энгус.
Жаба не стала бы от этого прекрасным принцем, но роман с Августой Фоули мог бы сильно поменять их жизнь. Наверное. Сейчас он думал так, но может быть, в свои идиотские шестнадцать мог бы просто сделать вид, что ничего особенного не происходит. А может, уже через неделю они с Августой так же валялись бы в той самой Выручай-комнате и строили грандиозные планы сбежать от всех.
Августа ласкалась. Энгус прикрыл глаза и наслаждался, гладил ее по плечам. За три дня простого телесного контакта у него было больше, чем за последние несколько лет, и он собирался получить еще больше. Может, и на работе делать так же, а секретарям и прочим подчиненным время от времени стирать память?
- Я не изменяю, потому что считаю это неправильным, - пояснил он. - Но так же считает и религия, так что это как бы не только мое частное мнение, но и общее правило, которое все должны соблюдать, понимаешь? Одно из правил.
Августе было очень даже интересно, и Энгус понял, что сейчас ему придется собрать в одну непротиворечивую картину свои разрозненные жизненные принципы. Под угрозой быть высмеянным. Не очень страшно, но он не хотел выглядеть перед ней дураком - больше, чем уже, наверное, выглядел.
Он подумал, что в крайнем случае прибегнет к щекотке.
- Были иногда. Считается, конечно, что так нельзя, но... - Энгус пожал одним плечом. - Тут мое частное мнение разошлось с церковным.
Собственно, эти мнения чаще расходились, чем совпадали, но он все равно продолжал считать себя католиком и никому бы не позволил эту позицию оспаривать. Оставаться католиком хоть в чем-то было важно в память о Мойре и покойных родителях.
- На самом деле церковь считает, что вне брака вообще нельзя заниматься сексом, особенно, конечно, на столе, но знаешь... к такой аскезе я не готов, - он слегка ущипнул Августу за бок. - Нельзя есть мясо в пост. Нельзя почитать других богов. Нельзя убивать и красть. Массаж, ванну и смотреть на голых людей нельзя, если это для удовольствия, а по необходимости можно. Предохраняться нельзя.
Вот они и не предохранялись, кстати. Раньше Энгуса этот вопрос живо волновал, поскольку дети никогда не входили в сферу его интересов. Но с Августой им все-таки не по двадцать лет и даже не по сорок, чтобы беспокоиться о возможной беременности. И все же на всякий случай он уточнил:
- Нам ведь это и не нужно?

+1

145

В общем, нет. Энгус в этом был не лучше, чем Корморан или Норман. Ему повезло, что у нее не было никаких сил и особенно желания опять спорить о религии - основной барьер между ней и Кормораном по жизни. Вот, например, если он сам считал, что изменять неправильно, нахрена начал толкать ей про грехи и что там еще? Сказал бы, нет, не приемлю такого. Но видимо счел католицизм более весомым аргументом, призванным поразить ее воображение. Впрочем, воображение было поражено куда сильнее тем, что он говорил дальше. Не помог даже щипок, Августа только дернулась и обеспокоено порезала.
- Чтооо? -  вырвалось у нее, когда он начал про колдографии. Она даже выпуталась из объятий Энгуса и села, хотелось посмотреть ему в лицо и понять шутит или нет. Было слишком темно, и Августа довольно бесцеремонно потянулась через Энугса и включила свет на прикроватной тумбочке.
- Ты прикалываешь надо мной что ли? Массаж, ванна и голые люди что плохого сделали?
Энгус не шутил. Либо шутил с непроницаемым лицом. Августа подозрительно прищурилась и ущипнула в ответ, чуть сильнее, чем ласково. Ну, хорошо, что он хотя бы со своей головой, а не только по законам магловских фантазий живет. - Невозможно все это соблюдать. Даже Корморану! - уверенно отрезала она. Но на будущее отметила, что колдографии с обнаженкой не лучший подарок для Энгуса.
- Я не могу иметь детей с 60ого, - рассеянно ответила Августа, все еще думая о том, как бы не споткнуться еще об какое-нибудь нельзя. - Нельзя предохраняться. Кошмар какой-то, - пробубнила она.
Все-таки хорошо, что она не поцеловала Энгуса. А то, не дай Мерлин, он бы заделал ей детей еще в школе. Вдруг он тогда был особенно верующим?
- Мне с одним ребенком тяжело было, так что я... - она вернулась к основной теме и сделала неопределенный жест рукой, намекая на то, как пошла к колдомедику и избавила себя от проблем в будущем. Ей было почти все равно, что подумает об этом Энгус и его религия. Они детей в муках не рожали и не рвали на себе волосы от воспитательного процесса. - Так что не переживай, обойдемся без бастардов в 60 лет, - она улыбнулась и провела ладонью по груди Энгуса. Хотелось одновременно и устроиться как раньше, и продолжать смотреть на него, раз уж включила свет. Тут и удовольствие, и необходимость между прочим. Ей было интересно, зачем Энгусу вообще все это нужно. Религия. Что ему это дает. Но решила, что он может не так понять и в итоге спросила другое:
- А с маглами у тебя было?
Она Энгуса ни разу не видела с женщиной, даже слухов не ходило, если не считать Корморана. Значит, он находил их где-то за пределами Министерства и знакомого ей магического мира, который был не так уж велик.

Отредактировано Augusta Longbottom (22 апреля, 2018г. 22:13)

+1

146

Августа явно была несовместима с религией, по крайней мере, с той, которую не она основала. Она сразу начала возиться, перелезла через него, включила свет. Энгус решил, что умеет впечатлять. Он устроился еще поудобнее и потянулся, вытянул ноги под одеялом. При свете все было не так интимно, но тоже хорошо.
- Христианство вообще много внимания уделяет целомудрию. В католичестве, это моя разновидность христианства, один из центральных образов - Дева Мария, в прямом смысле дева. Причем смысл не только не в том, чтобы не спать друг с другом, но и избегать связанных с этим мыслей и всего, что может эти мысли вызвать. А совместная ванна с какой-то женщиной, массаж и колдографии голых людей провоцируют, так что все это не очень по-христиански. Когда-то в это на самом деле верили. Кто-то верит и сейчас. Понятия не имею, как с этим у Корморана, меня это точно не касается. И хватит вообще о Корморане.
Почему они вообще столько говорят о нем? Как будто не подруга Августы так живо им интересовалась, а сама Августа, но это просто смешно. Она в самом деле могла поверить в сплетни, существование которых Энгус пока в принципе не был готов признать?
Августа отвлекла его от этого признанием, что не может иметь детей и сама себе это устроила. Это слегка шокировало. Энгус долго смотрел на нее, не очень понимая. Он и сам никогда не хотел детей, и Августа если бы хотела - нарожала бы еще. Но пойти и самой себе что-то переиначить в здоровом организме, закрыть какую-то возможность навсегда? Не укладывалось в голове. Конечно, она сделала это много лет назад, да к тому же еще и будучи замужем за другим, и его ценное мнение несколько запоздало, да собственно, и внятного мнения тоже не было. Он встряхнулся, поцеловал Августу в висок и никак не стал это комментировать. Не будет бастардов - хотя почему бастардов, тогда им пришлось бы пожениться, - и ладно.
- Было, - сказал он, поворачиваясь так, чтобы свет не бил в глаза. - К магглам я ходил за случайными приключениями. Как-то проще, если никто не знает, что ты глава департамента.
Он не хотел признаваться, что видел риск в таких контактах в магическом мире, звучало нелепо, словно он переоценивает собственную значимость и еще паранойей страдает. Но что есть - то есть. А в маггловском мире не осталось никого, кто мог бы интересоваться Энгусом О'Рейли - кроме, может, кузена Райана, если он еще не сгинул в безвестности.
- А ты? - он потормошил Августу. - Делись.

+1

147

Энгус как-то странно на нее посмотрел, и Августа закатила глаза. На нее все так смотрели, кто знал. А уж как на нее смотрел Норман. Но это было ее тело, и ей было решать. Хорошо, хоть он ничего не сказал, а то она бы решила, что он совсем поехал с этой Марией как-там-ее. Центральный образ. Что это вообще такое? И сколько можно быть девственницей? Не всю жизнь же.
- Я бы все вернула, если захотела еще детей. Но я не хотела, знаешь ли, - немного на взводе пояснила она. - Это просто не мое.
Да что она вообще ему должна объяснять в свои 62. Все в прошлом, ее переживания о том, насколько она была хорошей матерью тоже. Хорошая, плохая, тут уже ничего не поделаешь, - так она говорила себе. Августа насупилась и устроилась рядом, подталкивая Энгуса плечом и тем самым демонстрируя недовольство. Он все еще молчал и правильно делал. Она подтянула колени к себе, прижалась к его плечу и накрылась одеялом. Наконец, когда тема перешла на его магловские похождения, ее отпустило, и она жаждала услышать подробный рассказ со всеми мелочами. Интересно, что это за случайные приключения? Где он их находил?
- Ты говорил, что ты супер-маг? У них такой же секс? Тебе приходилось стирать им память? - выпалила она подряд и чуть развернулась к Энгусу, придерживая одеяло на плечах. Как-то желание спать совсем ушло. Августа знала маглов по магловедению и работе. Но, конечно, ей не доводилось изучать каковы они в постели. И еще ее интерес подогревало то, что часто написанное в учебниках не совпадало с действительностью, так что из уст маглорожденных можно было узнать куда больше.
Энгус требовал делиться в ответ. Справедливо, конечно. Но выходило, что она ему все выложила еще до того, как они переспали. А по Энгусу складывалось впечатление, что он женщин пачками перебирал.
- Ну. Карлсон, - зачем-то сказала она, чтобы совсем уж без трофеев не остаться. - Но он не считается естественно.
Она крепко задумалась, что-то подсчитала и окончательно подытожила:
- Ты у меня третий. Не буду объяснять тебе, какая это честь, - она шутливо похлопала его по плечу и тихонько посмеялась. Она ведь не шутила, когда говорила, что с ней непросто. В данном случае имелось в виду, что она действительно душила инициативы еще на подходе и предпочитала выбирать сама, в то время как выбирать, по ее мнению, было не из кого. Проще говоря, последние лет 16 ухажеры ее только бесили. Не так как Энгус, а по-другому.

+1

148

Августа так закатила глаза, словно Энгус ее раскритиковал и высмеял. Она всегда так делала, когда касалось какой-то скользкой темы, но раньше о чем-то настолько личном они не разговаривали. Ну и она не уточнила, что можно было все отмотать назад. Но он не стал пояснять, что не понял этого, просто обнял и держал так, пока она не перестала недовольно толкаться.
- Да ладно, - примирительно проворчал он. - Я бы тоже не хотел быть матерью.
Когда Августа замоталась в одеяло, он его даже старательно подоткнул. И пусть еще хоть раз скажет, что он недостаточно внимательный к людям начальник. Он даже про секс с магглами всегда готов поговорить, хотя вопросы Августы звучали так, словно он говорил про секс по меньшей мере с неродственными гуманоидами.
- Точно такой же. Разве что они придумали для него всякие игрушки. Но я не любитель.
Почему-то у него было ощущение, что это не сугубо маггловское изобретение и что в игрушках Августа как раз разбирается гораздо лучше него. С чего бы это, действительно.
Он еще не нащупал ту грань, за которой распространяться о своих подвигах можно, но лучше не нужно, и ту, за которой нужно и только попробуй промолчать, и еще ту, за которой ему самому не слишком хочется трепаться, потому что теперь все это вообще не имеет значения.
- Нет, я им врал. Что я водитель. Или слесарь. Или писатель. И я, знаешь ли, не делал с ними ничего такого, чтобы потребовалось стирать память.
Это все-таки были живые женщины, и влезать в их мозг только потому, что ему приспичило разок с ними переспать - такое Энгусу в голову не приходило. Так недолго и до того, чтобы внушать им намерение переспать, хотя изначально они не хотели. К черту, к черту.
- Но мне все равно не понравилось, - он легко щелкнул Августу по носу. - Как-то это... лапать вообще незнакомого человека...
Карлсон, разумеется, не считался. Карлсон теперь немного смешил Энгуса, когда он вспоминал про банановое парфе. Он так и не разобрался, что представляет из себя, прости господи, это парфе, и в конце концов решил, что лучше этого не знать. чтобы не разочаровывать Августу. Он поцеловал ее в лоб.
- Отличное число. Мне нравится.
На самом деле число, конечно, не имело значения. Но раз Августа решила уточнить, теперь ему было интересно. Один из двоих - Норман, конечно, но кто второй? Можно было строить предположения или спросить напрямую. Энгус решил, что второй вариант больше достоин настоящего ирландца. Он погладил ее по щеке и осторожно поинтересовался:
- Будет бестактно спрашивать, а кто еще?

+1

149

Как только Энгус заботливо (слишком заботливо) начал подтыкать ей одеяло, Августа, конечно, решила, что ей так слишком жарко и начала выбираться. Тему с материнством она решила не продолжать. Пожалела даже, что вообще начала. Нужно было просто сказать, что не будет у них детей, да и все. А так теперь выходило слишком лично. С другой стороны, вроде как смысл был в том, чтобы делиться чем-то таким. Например, как Энгус искал близости на стороне. Какие такие игрушки придумали маглы Августа не поняла. Мягких мишек? У нее в детстве был такой один. Она довольно быстро привела его в негодность, играя в волшебную войну с гоблинами, в которой медведь выступал главным антагонистом. Еще были волшебные шахматы и классические плюй-камни, но они всегда вгоняли ее в уныние и вряд ли бы настроили на нужный лад. Ну маглы они на то и маглы, чтобы их не понимать. Хорошо, что Энгус оказался не любителем такого.
- Да, я тоже, - уверенно заявила она. Куда больше ее поразило то, что Энгус врал этим женщинам и даже ни разу не сказал, что он волшебник. Она мягко взяла его за подбородок и повернула к себе, посмотреть в глаза.
- Неужели кто-то мог поверить, что ты водитель? Или этот сле-сарь? - она улыбнулась и потянулась за поцелуем, потом отпустила его. Энгус и на писателя не особо тянул в ее воображении. Может она просто привыкла к Энгусу-начальнику, но он же не выглядит, как работник физического труда. Может он одевался соответствующе?.. И как это? Она попыталась представить его расхлябанным, но выходило, что наиболее непринужденно он выглядел сейчас здесь, без одежды вообще.
- Не могу поверить, что кто-то на это купился... - проговорила она, зевая и прикрывая рот рукой. Снова пристроилась на плече у Энгуса и обняла его одной рукой. С ее личной точки зрения, основанной на крайней подозрительности, она считала такую ложь совершенно нерабочей. Но.
- Им наверное было все равно, кто ты такой, - сама же сделала вывод и прикрыла глаза. Ей вот не было все равно. Единственное из-за чего она сейчас себя так уютно чувствовала, это то, что она знала Энгуса. Очень давно знала. И несмотря на всю эту кучу информации, неизвестной ей ранее, и то, что это один из немногих их нормальных разговоров за долгое время, все равно чужим он не был. В этом были свои минусы и свои плюсы.
Она сползла чуть ниже и ненавязчиво потянула туда же Энгуса. Сама тем временем думала как ответить про третьего. Вообще-то, ей было бы все равно. Бестактным она вопрос не считала. Но говорить о Яштугане после того, как в пабе она ему намекнула на некоего друга в Сирии, который мог бы помочь, но скорее всего (точно) ее не помнит по неким причинам, которые глава обливаторов не может озвучить... Да еще и после того, как Энгус заявил, что сам ни разу не стирал память для личной выгоды.
- Да так, во время стажировки встречалась с одним парнем, - она улыбнулась вспоминая Сирию и проблемы, которые ей нарисовал этот самый парень. И как потом у нее завертелось с Норманом. - Я вроде как искала себя и хотела крутить романы с разными мужчинами, ну а ему хотелось семью и... короче, не сложилась у меня после этого разнузданная сексуальная жизнь, как ты понимаешь.
Августа погладила Энгуса по груди, как будто хотела успокоить или его, или себя. На деле просто не знала, как еще его потрогать и при этом не особо напрягаться, потому что глаза снова стали слипаться, тянуло в сон.
- Слушай, я не умею готовить, - неожиданно призналась она на всякий случай. - И сама почти не ем. А Невиллу еду заказываю в магловских ресторанах. Но если ты сильно проголодаешься, то у меня есть грейпфрут.
Теперь ей стало еще спокойнее. Утром у Энгуса не возникнет вопроса о том, где его завтрак в постель. Впрочем, грейпфрут она ему принесет, если что.

+1

150

Интересно, как она это себе представляла - позвать женщину с тобой уединиться, а потом внезапно заявить, что ты волшебник. Ну и кто потом захочет продолжать вечер с подозрительным психом? Энгус и сам не стал бы.
Иногда ему было интересно, как вообще волшебники представляют эту маггловскую жизнь. Вот Августа жила в маггловском доме, пользовалась маггловским лифтом, звонила в маггловские рестораны. И все еще продолжала считать их какими-то потусторонними сущностями. Забавно.
Он молчал и глупо улыбался, пока Августа ласкалась. Какая разница, что там думали себе эти женщины, с которыми у него когда-то что-то было на один или два вечера. Он вообще о них редко вспоминал, отчасти потому что в сухом остатке за эти связи было неловко не то перед собой, не то перед ними, не то перед своими идеалами. За это равнодушие тоже было несколько неловко, но Энгус избегал погружаться в такие глубины самоанализа. Было, прошло, и слава богу. Он сомневался, что кто-то из них годами ждал его звонка после единственной встречи.
- Мне тоже было все равно, кто они. Надо было просто сказать что-то приемлемое.
Кажется, на этом экскурс в историю случайных связей с маггловскими женщинами можно было прекратить. Августа начала зевать и потянула его вниз. Энгус сполз пониже и снова ее обнял. Если они сейчас уснут, он хотел спать вот так, обнимаясь, а не каждый на своей половине кровати. Он хотел сказать, как ему это нравится, но Августа вроде была не в восторге от его манеры произносить очевидное, так что пришлось помолчать. Но он продолжал гладить ее по плечу.
Таинственный третий парень на стажировке его не впечатлял. Правда, с чего бы это Августе променять его на Нормана, если оба этих олуха хотели семью, а не помочь ей искать себя, но это дело десятое.
Еда была гораздо важнее. Что Августа не умеет готовить - это всем понятно, но то, что из еды упоминается только один грейпфрут... Энгус и сейчас бы чем-то подкрепился, если бы это не требовало вообще никаких усилий и отпускать Августу. Но обойтись грейпфрутом с утра? "Если" ты сильно проголодаешься? Да вы шутите.
Он тоже зевнул и убедился, что палочка у подушки и до нее легко дотянуться в случае чего. Это заставило окончательно поверить, что они в безопасности, можно закрыть глаза и больше ни о чем не беспокоиться. Энгус накрыл руку Августы, лежащую у него на груди, зевнул еще раз и пробормотал напоследок:
- Тогда позавтракаем в Дублине.
Если Августа что-то и ответила, сонливость к этому моменту уже победила.

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Заместительная терапия (30 марта 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC