Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Заместительная терапия (30 марта 1996)


Заместительная терапия (30 марта 1996)

Сообщений 91 страница 120 из 164

1

Название эпизода: Заместительная терапия
Дата и время: 30 марта 1996 года
Участники: Августа Лонгботтом, Энгус О'Рейли

Министерство, кабинет О'Рейли

0

91

Ну вот. Теперь Энгус отменил свое дурацкое приглашение и вроде как даже понял о чем она говорит, но это все равно ее не порадовало. Тем более, когда он коснулся ее пальцев и скорбно отпил из своей чашки. Она вздохнула, прекратила атаку и приняла менее угрожающую позу. Чуть расслабила плечи и села на стол вполоборота. С каких пор гасить Энгуса стало не так приятно, как раньше? Она вспомнила, как в школе ей всегда было не то, чтобы жалко его... просто она считала, что многие к нему несправедливы. Конечно, сейчас не сравнить с тем, что тогда, но ей же всегда хотелось дружить с Энгусом. Вот, почти получилось.
Она задумчиво улыбнулась, глядя в одну точку на столе.
- Ты выглядишь очень милым. Можешь представить как это ненормально для меня, - она перевела взгляд на Энгуса. Не удержалась и снова потянулась к нему, провела рукой по щеке, замерла так ненадолго, разглядывая его лицо, а затем, снова отстранилась. Это все так действовало на нее. Хотелось то накинуться с поцелуями и, возможно, пойти дальше, то трясти его и орать, что все не так, слишком поздно, слишком не вовремя, почему он такой идиот и пусть убирается куда подальше...
- Я ужасно тебя хочу из-за этого, - Августа взяла попавшуюся под руку папку (это так кстати оказался ее отчет из Шрусбери) и обеспокоено потеребила край бумаги. - Но было бы здорово, если бы ты не делал этого на людях, а то сам понимаешь, - она внимательно посмотрела на Энгуса, чтобы еще раз удостовериться, что он продолжает все понимать, и когда нашла на его лице нужное выражение (или придумала его), то встала из-за стола и влезла в свои туфли.
- Не расстраивайся из-за этого ужина. Я, конечно, не умею готовить как Молли, но... - улыбка вышла немного смущенной. Еду, по ее мнению, можно и купить, не сильно она отличается от домашней, а то, что она собиралась с ним завтра делать, купить было невозможно, потому что вот оно как раз отличалось бы сильно.
Августа сложила свой отчет в трубочку и собралась уходить, нужно же когда-то. Уже у самой двери она добавила:
- Энгус, завтра просто приходи, не нужно... - она неопределенно махнула рукой, сама не понимая, что имеет в виду. Не нужно цветов, романтики и прочей дребедени, как у Карлсона. Ничего не нужно. - В общем, просто приходи, - выразить мысль она так и не смогла, задумалась на несколько секунд и только потом вышла за дверь.

+1

92

Наверное, нужно было сделать именно это. Августа смягчилась, уселась на стол и сказала, что он выглядит милым. Энгус вообще никогда не был милым, но в ее исполнении звучало это не так ужасно, как могло бы. Он улыбнулся и слегка склонил голову к ее руке. И они снова высматривали что-то друг в друге, чего не рассмотрели за последние годы. Просто смотрели, не пытаясь перейти к чему-то большему. Совершенно неожиданно это оказалось очень интимным процессом - ничуть не меньше, чем если бы они исследовали друг друга прикосновениями.
Впрочем, Энгус знал, что прикосновений сегодня больше не будет. Они возьмут паузу до завтрашнего вечера. Для чего-то так было надо.
- И я хочу тебя, - он не стал задерживать ее ладонь, но успел поцеловать пальцы. - Но на людях буду держать себя в руках. А ты будешь провоцировать? Иногда?
Гораздо интереснее держать себя в руках, когда кто-то вроде Августы начинает провокации, по изощренности сравнимые со стенобитными орудиями. Энгус шутил, наверное. Или нет. Ему хотелось сохранить хотя бы частично игру, в которую они играли. На самом деле ему хотелось еще, чтобы она не уходила. Но так тоже было надо.
Августа снова нацепила туфли и стала возвышаться над столом еще больше. Застенчивое выражение на ее лице странно с этим контрастировало. Словно он возлагал какие-то несбыточные надежды на ее кулинарные способности. Ну то есть. Наверное, им придется что-то пожевать в промежутках. Но вряд ли их будет сильно интересовать состав и сложность блюд.
- Я не расстраиваюсь, - сказал Энгус. - Приглашу тебя куда-нибудь туда, где никого не будет.
Ему показалось, что он понимает, что она имеет в виду, когда говорит про "не нужно". Не нужно придумывать ничего отвлекающего от них двоих? Не нужно делать из этого ритуал ухаживания? Не нужно вообще ничего делать, кроме как прийти и заниматься любовью, и лучше всего заткнуться, чтобы ничего не испортить?
Когда дверь закрылась, кабинет стал казаться чуть больше, чем был раньше.

Вечер прошел как-то странно. Ночь прошла как-то странно. День прошел как-то странно. Энгус опасался, что не сможет ни на чем сосредоточиться, кроме мыслей о предстоящем вечере. На практике ему не дали сосредоточиться на этих мыслях, так что первый этап конспирации прошел нормально.
Он поставил перед фактом Корморана. Он объяснил Луне, что сегодня, а может, и периодически в будущем, не собирается ночевать дома, и дело не в ней. Он мысленно проговорил, как будет общаться с Августой при свидетелях, но не понадобилось. Работа развела их надежнее, чем любые стратегические ухищрения. Он только услышал, что Питерсон получил по шее. Но не насмерть.
И вот наконец наступил вечер, в Министерстве стало тихо, Энгус мог похвастаться пачкой завершенных дел и тем, что у него немного продвинулось обучение Патронусу. И еще тем, что его никто из оставшихся в здании не видел, когда он без стука открыл дверь в кабинет Августы, потом закрыл и прислонился для надежности, перекрывая вход сюда любым внешним событиям и новостям, а заодно и накопившейся за день усталости. С этого момента и до утра Августа принадлежала только ему, а он только ей.
- Как дела?

+1

93

На прикроватной тумбочке стояло их фото с Норманом. Августа не считала себя сентиментальной, но эту фотографию любила, на ней они не позировали и выглядели так, будто скоро подерутся. Это было на чемпионате мира по квиддичу в 66ом. Она немного повспоминала тот день, а затем решительно убрала фото в тумбочку. Потом опять достала и перепрятала в тумбочку в гостиной. Это было глупо, Энгус же прекрасно знал, что она была замужем, но... в общем, не хотелось ей, чтобы у него сбился настрой, если прямо посреди процесса он бросит взгляд на мистера Лонгботтома.
Да и неопределенная мысль о том, что ей нужно подготовить квартиру к приходу О'Рейли в основном сводилась именно к такого рода действиям. Она переворачивала подушки на диване другой стороной. Переставляла растения Невилла и в итоге большую их часть перенесла на террасу - с глаз долой, а то не квартира, а огород. И даже затеяла небольшую перестановку в столовой.
Может было проще снять номер где-то за городом и не волноваться?
Впрочем, на этом ее проблемы не закончились, а только начались, когда Августа полезла в шкаф. Прелесть спонтанных вторжений в том, что о внешнем виде думать некогда, а теперь она не уснет, пока не продумает нижнее белье. Это длилось больше часа. Она вздыхала и ненавидела себя, сминала кружева и кидала их в стенку, хотела немедленно через камин отправиться к Энгусу и утопить его во всем этом. Наконец подобралось что-то, что ей нравилось, но не выглядело так, будто бы она старалась. А через пару часов уже и вставать можно было.

У Питерсона была своя позиция. Он четко и рационально отстаивал ее, пока Августа не взяла слово и не разбомбила его в пух и прах. А вообще он ей нравился. Августа хотела рекомендовать его на повышение когда-нибудь, может даже переложить обливаторов на его плечи, так что такие вот промахи не были на пользу ни ей, ни ему, и это немного волновало. Наверное. Она с утра не видела Энгуса и начала сомневаться, что не придумала прошедшие два дня. И это волновало куда сильнее Питерсона и работы вообще.
Энгус застал ее за, а точнее под столом. Услышав как открывается и закрывается дверь ее кабинета, Августа дернулась и ушиблась головой о столешницу. Потирая макушку, она вернулась в исходное положение и бросила на стол, упавший свиток.
- Сыграть с тобой в игру "Выйди и зайди правильно"?
В смысле это ее кабинет, и она тут могла чем угодно заниматься. Даже устраивать последнюю проверку своему бюстгальтеру. А он входит с ноги с спрашивает как дела. Правда, ее все равно не хватило бы злиться слишком долго из-за такой мелочи. Откровенно говоря, она и не злилась, просто держала все в тонусе.
Вместо ответа Энгус получил поцелуй. Она просто подошла и сделала это, как будто каждый день так с ним здоровалась. Сегодня ей пришло в голову надеть каблуки пониже, специально на такой случай - удобнее, и теперь она решила протестировать насколько соотношение ее и его роста гармонично. Оказалось, что почти идеальное. Она увлеклась и углубилась в процесс, гладила его и прижималась к груди. Ее вот совсем не волновало, как у Энгуса дела. Раз пришел, значит, нормально.

Отредактировано Augusta Longbottom (6 марта, 2018г. 18:13)

+1

94

А кто здесь начальник? - подумал Энгус и мудро не сказал этого вслух. Вслух он сказал:
- Ты выиграла, - чтобы сделать Августе приятное.
Дела у нее шли хорошо, судя по тому, как она решительно обошла свой стол, простучала каблуками прямо к нему и без предисловий поцеловала. Энгус потянул ее к себе и несколько секунд просто наслаждался тем, что он обнимает женщину, с которой ему хорошо, чувствует тепло ее тела, и что вся ночь впереди. Сегодня его не тянуло даже думать о том, что они могли бы устроить все это на годы раньше, в таких размышлениях вечно есть что-то вроде от сожаления. К черту сожаление.
Руки Августы гладили его по спине и по плечам, Энгус повторял то же самое в произвольном порядке, ненадолго отрывался от ее губ, чтобы зацеловать лицо, и старался не слишком увлекаться, чтобы планы на кровать и Августу сверху не пришлось сейчас откладывать. Он обещал держать себя в руках... напрасно, конечно, не надо было. Вот ее такие условности не волновали, она вполне успешно провоцировала.
За дверью было тихо. Но створки слабо вздрагивали, когда Энгус сильнее опирался на них, и тоже провоцировали - развернуться, прижать к ним Августу и сделать все буквально на пороге, даже не запираясь, рискуя тем, что в любой момент появится кто угодно. Сейчас у него было сколько угодно вдохновения на такие выходки. Риск возбуждал.
Может, и хорошо, что они все эти годы не спали друг с другом. Их бы давным-давно поувольняли к чертям. Энгус в конце концов заставил себя слегка отстраниться, убрал руку от груди Августы.
- Если мы все еще собираемся к тебе... уже пора.

+1

95

Потянуть рубашку наверх, не раздевать, а только слегка намекнуть на то, что будет дальше. Подразнить пальцами, поцеловать шею, прижаться бедрами...
- Если мы все еще собираемся к тебе... уже пора.
Фраза прервала ее на самом интересном месте.
Августа почувствовала себя пьяной. Пьяной и недовольной, когда Энгус отстранился. Ему на удивление хорошо давался контроль в отличие от, допустим, вчерашнего дня. Может Энгус, правда, любил комфорт, и все это не так сильно заводило его, как ее. В любом случае он был прав, на улице и на работе они уже наигрались. И разве не сама она вчера выговаривала ему на счет всех этих взглядов и подначиваний? Как вот они сейчас пойдут через все министерство?
Она немного дергано поправила его рубашку и захлопнула мантию поплотнее.
- Нужно было встретиться сразу на выходе, - проговорила она, приводя в порядок и себя. У нее в кабинете зеркало было, и отражении показало ей совсем не то, что хотелось бы видеть, зная, что сейчас придется пройти мимо задержавшихся на работе коллег. А все потому что она еще представляла его руки на талии, спускающиеся ниже или, наоборот, сжимающие грудь. Она шумно выдохнула, прикрыла глаза и досчитала до пяти.
- Давай ты первый. Жди меня в переулке за книжным, - с этим она приоткрыла дверь и вытолкнула Энгуса наружу. В общем-то, ничего необычного. О'Рейли часто выходил от нее обескураженным, хотя обычно его и не вышвыривали так бесцеремонно. Наверное, они могли воспользоваться камином в ее кабинете, но Августа ужаснулась от одной идеи, что это перемещение можно проследить.
Те пять минут, что она выжидала ради конспирации, прошли довольно сумбурно. Августа закатывала рукава мантии и снова их опускала. Никак не могла решить, как выглядит привычнее. И мысль, что ей предстоит всю ночь провести с Энгусом, все еще звучала как сон. Потом ты просыпаешься и смеешься над тем, какой же бред иногда приходит в голову.
На выходе из департамента ее остановила Селеста по связям с общественностью. Хотела уточнить сколько маглов по официальной версии пострадало в Шрусбери. Августа посмотрела на нее, как на больную и ответила что-то невпопад, вроде "да, точно" и пошла дальше. Суть вопроса дошла до нее уже на выходе. Селеста, правда, больная, если думает, что она запоминает все цифры из отчетов. То есть да, запоминает. Их было 12. Но какого черта она должна...
Августа наткнулась на Энгуса именно там, где ожидала. Она не стала перекидываться лишними фразами или даже оглядываться, просто взяла его за руку покрепче и сразу аппартировала.

Это был хороший район Лондона. Жить в Вестминстере было все равно дешевле, чем содержать любое из поместий. Да и, если честно, она выросла в шикарном доме и всю последующую жизнь тоже не нуждалась. Может Августа и не хотела этого признавать, но существовать немного с размахом было у нее в крови. И в ее понимании эта квартира была даже скромной.
- Привет, Филипп.
Магл-консьерж посмотрел на нее и Энгуса с привычной стандартной улыбкой и вызвал лифт. Если он что-то и подумал, то ему явно не было дела до гостя. Но Августа все равно поставила на будущее галочку - может быть сотрет Филиппу эти унылые мгновения сегодняшней смены из памяти.
Как только двери лифта закрылись, она снова прильнула к Энгусу и продолжила то, на чем остановилась в кабинете. Августа пыталась собрать его запах с шеи губами и наслаждалась тем, как это отдается приятным потягивающим ощущением у нее между ног. Отодвинулась только, когда звонок известил их о том, что это нужный этаж.
С ключами пришлось повозиться. И еще быстро снять несколько защитных заклинаний. Энгус тут ни разу не был, а квартира не очень хорошо реагировала на незнакомцев. Ну, может у нее была маленькая паранойя после войны, но уж Энгус наверняка понимал.

+1

96

Энгус едва успел застегнуть мантию и хоть сколько-то прийти в себя, когда Августа его безжалостно вытолкала. Он почему-то думал, что они просто уйдут камином в Косой, а оттуда аппарируют, но может, так и лучше. Они уже уходили в Косой из его кабинета, и сейчас лучше будет не давать техникам повода спросить, почему это они каждый вечер куда-то вместе шатаются.
По дороге к лифту он перекинулся парой слов с техником, проверявшим, не шалят ли погодные чары. В лифте поговорил немного с Роджерсом из департамента транспорта, который жаловался на финансирование ремонта каминов - все деньги, мол, снова вбухали в оборотней. К тому моменту, когда он вспомнил, кто поддерживает программу с оборотнями, проехать оставалось еще полтора неловких этажа. Энгус улыбался. Роджерс смотрел на двери.
От выхода он сразу же аппарировал в переулок за книжным, чтобы по дороге больше никого не встретить и чтоб Августе не пришлось гордо проходить мимо, пока он с кем-то треплется. В переулке было тихо. Сквозь высокие окна книжного было видно, как на полках слабо шевелятся книги. Энгус стоял в тени соседнего здания, удивлялся тому, что происходит, и радовался тому, что удивляется. Последние пару десятилетий ему не хватало простого удивления.

Консьержу он тоже удивился. Нет, конечно, Августа не стала бы жить в каморке. Но он никак не ожидал, что у нее квартира в таком доме в Вестминстере, и немного почувствовал себя Золушкой.
- Добрый вечер, Филипп.
По дороге к лифту он покосился на Августу с одобрением. Иногда ему приходилось признавать в людях породу в хорошем смысле слова, и это был именно такой случай. Он сгреб Августу, как только двери закрылись и кабина дрогнула, поднимаясь. Даже если где-то здесь есть камера и Филипп на самом деле все видит, в департамент он не напишет и пусть ему будет завидно. Энгус успел расстегнуть на Августе мантию и вытащить блузку из юбки, прежде чем пришлось прерваться на возню с дверью. Ему даже не было стыдно, что он ведет себя как школьник, впервые дорвавшийся до секса. И когда дверь захлопнулась за ними, тоже не было. Не особо рассматривая обои, мебель и прочие несущественные мелочи, Энгус сбросил мантию и прижал Августу к стене, ее бедра к своим. Может, это ему кто-то подлил амортенции, потому что больше ни о чем думать не получалось, только о том, что Августа должна принадлежать ему.
Он опустился на колени, разул ее, снял чулки, каждый раз проводя пальцами от бедра до кончиков пальцев, потянулся к застежке юбки. От ее запаха голова шла кругом, и еще от того, что больше не надо делать все чем тише, тем лучше. Сегодня юбка сдалась быстро, Энгус стянул ее вниз и коснулся губами живота Августы.

+1

97

Августа вздрогнула, когда дверь громко захлопнулась за ними. Или это было от того, как Энгус прижался к ней. Она почувствовала, как он возбужден, и одно это заставило ее засомневаться, что оказаться на кровати так уж необходимо. Может они и не дойдут до спальни. Может все должно случиться прямо здесь.
Она потянулась к пуговицам на рубашке, но Энгус опустился перед ней на колени и тем самым снова нарушил планы. Она просто не хотела никакого контроля, когда он стоял так.
Августа шумно выдохнула и прикрыла глаза, позволяя ему раздевать ее. Только слегка вздрагивала от самых чувствительных прикосновений. Живот напрягся и расслабился, а Августа не выдержала и тихо застонала. Рука сама легла на затылок Энгуса, тихонько подталкивая, чтобы продолжал, не останавливался. Она открыла глаза и так кстати увидела эту сцену со стороны, в гардеробном зеркале. Голова закружилась, ноги ослабли. И еще. Она представила себя на его месте. Она тоже так хотела. Встать на колени, ласкать губами и слышать стоны. Это стучало в голове навязчиво и четко, но еще было собственное возбуждение и губы Энгуса на ее бедрах. Августа просто водила дрожащими пальцами по шее, затылку и не знала, что ей нужно сделать, чтобы он прекратил и уже вошел в нее. Или ей вообще ничего не нужно было делать.
- Если ты не перестанешь... - зашептала она, затем нащупала воротник рубашки, сильно натянула и смяла его, давая понять, что хочет, чтобы Энгус снова оказался на одном с ней уровне. Или не хочет, ведь окончание фразы так и не прозвучало, прерванное еще одним тихим стоном, а Августа чуть выгнулась навстречу.

+1

98

Следующим пунктом были трусики. Энгус нащупал их рукой, потом взглянул и подумал, что они интригуют - в смысле, он не понимает, как это кружево можно надеть или снять, не порвав к чертям. Идея порвать ему понравилась, но если там есть хоть одна прочная нитка, она врежется в кожу. Так что трусики он стягивал осторожно, продолжая целовать ее живот и подаваясь ближе, чтобы ее руки дотянулись дальше.
Августа тихо стонала и тоже подавалась ему навстречу. Когда у нее подгибались ноги, это отдавалось дрожью у него внутри. Энгус продолжал целовать, медленно спускаясь ниже, осторожно развел ее бедра, вдохнул ее запах, ощутил солоноватый вкус на языке. Вчера он уже поднялся бы и взял ее. Сегодня тоже, если бы они оставались в ее кабинете. Да даже если бы они застряли в лифте. Но сейчас, когда не подгоняло ничего, кроме собственного желания, можно было и посмотреть, кто не выдержит первым.
Не прекращая ласки, Энгус скользнул рукой под блузку Августы, пальцами обвел грудь и слегка сжал. Он старался дышать бесшумно, чтобы в тишине были слышны только ее стоны и неровное дыхание, и иногда шорох, когда второй рукой он на секунду опирался на стену, прежде чем снова обнять ее бедра.

+1

99

Энгус ничего ей не ответил и продолжил ласки. Это было слишком сильно, и ей оставалось только раздвинуть ноги и держаться за стену, чтобы не упасть. Августа вздрагивала и напрягалась каждый раз, когда он касался ее особенно приятно. Иногда она клала руку на затылок и дрожащими пальцами подталкивала в нужном направлении, впрочем, он и сам мог понять что нужно - обо всем рассказывали ее стоны.
Лопатки больно упирались в стену, но Августа не чувствовала ничего, кроме ощущения, словно в теле натянулась струна, готовая вот-вот порваться. И то, как она боялась упасть, по-настоящему, а не в метафорическом смысле, потому что дрожь волной пробегала по ногам, в самый низ, заканчиваясь теплом в кончиках пальцев.
Ее немного выбило из колеи ощущений того, как он сжал грудь, добавив сожаление, что она сама мало что могла для него делать, кроме как беспорядочно водить по коже непослушными пальцами. Эта мысль так разочаровала ее, что Августа отстранилась и тоже скользнула вниз, на колени. В голове остался только туман и еще расстройство, что сама же прекратила ласки, но все это стало неважно, когда она наконец-то смогла целовать Энгуса, настойчиво и беспорядочно. Августа заводилась от собственного запаха и продолжала стоны в губы. Все это немного смахивало на помешательство. Попытка расстегнуть рубашку не увенчалась успехом, она справилась лишь с несколькими пуговицами и бросила это дело, потянувшись к ремню. Тот тоже поддавался с трудом, пальцы не слушались. Из груди вырвался недовольный звук, и она прикусила губу. Пришлось ласкать его через ткань, но этого было мало.
Августа отстранилась и посмотрела на Энгуса, как будто не видя его. Маленькая передышка пошла ей на пользу. Она перевела дыхание и стала делать все немного медленнее. Подтолкнула его к противоположенной стене, оседлала бедра и продолжила гладить руками и целовать.

Отредактировано Augusta Longbottom (11 марта, 2018г. 14:11)

+1

100

Августа снова не дала довести дело до победного конца, но Энгус не слишком об этом сожалел. Он снова прижал ее к себе, наощупь расстегнул бюстгальтер, потом непоследовательно взялся за блузку. Августа тоже пыталась его раздевать, но с меньшим успехом. Они были слишком заняты поцелуем. Жадность, с которой она целовалась после того, как он ласкал ее внизу, передавалась и ему.
Августу не смущало даже то, что она не справилась с ремнем. Энгус расстегнул его сам, стянул брюки вниз и снова подался к ней, пытаясь одновременно избавиться от рубашки. Господи. Они собирались сделать это на полу в прихожей, и она была не против. Идеальная женщина.
Блузка последовала за рубашкой - полетела в сторону и там пропала в безвестности. Энгус скользил руками по спине Августы, целовал ее грудь, зачем-то пытался сохранить сколько-то ясную голову, хотя само ощущение, что они кожей прижаты друг к другу, лишало ясности. Когда она подтолкнула его, он подвинулся, не глядя и, собственно, не понимая, что там. Уперся спиной в стену, нашел опору бедрами, слегка приподнял Августу и толкнулся внутрь.
Дальше остановиться было невозможно. Энгус со стоном уткнулся в ее плечо, с каждым толчком вжимаясь все глубже.

+1

101

Она почти облегченно вздохнула, когда Энгус вошел в нее. На несколько секунд прикрыла глаза, пропуская через себя чувство завершенности. Все было правильно. Она позволила ему вести какое-то время, а сама гладила грудь, шею, сжала плечи, немного удивившись, что он успел снять рубашку. Впрочем, Энгус явно раздевался и раздевал лучше, чем она, и впредь заниматься этим, наверное, тоже лучше будет ему.
Наконец она прижалась бедрами, останавливая его. Провела пальцами по затылку, заставила отклониться назад и посмотреть на нее. Хотелось видеть лицо, перестать прятаться, что-то на уровне, который не объяснить словами. Августа обняла Энгуса за шею, поймала взгляд и замерла так на несколько секунд. Он тяжело дышал и выглядел... возбужденным. Ей ужасно понравилось, и она потянулась за поцелуем, совсем коротким, чтобы не прерывать контакт, а затем уткнулась лбом и, расслабив бедра, снова начала двигаться. Медленно и плавно. После того, что он делал с ней, ей хватило бы и пары толчков, но Августа очень хотела задержаться тут, с Энгусом. Продолжать смотреть на него, слышать их стоны, обниматься и сходить с ума от постепенно ускоряющихся движений.
Она продержалась сколько смогла. В конце пришлось все-таки закрыть глаза, все равно не было видно ничего, кроме черных и фиолетовых точек. Ее накрывало медленно и постепенно, заставляя пальцы ног поджиматься. Августа вздрагивала и напрягалась, пока это чувство, затрагивающее все внутри, не успокоилось.
После ей не очень хотелось разговаривать и тем более вставать. Приятное чувство, что сейчас некуда спешить. Что никто не придет. Наверное, хотя бы ради этого стоило пойти домой, хоть до кровати они и не дошли. Она оставляла легкие поцелуи на лице Энгуса и улыбалась, терлась щекой и носом, показывая как хорошо ей было.
- Не тяжело? - наконец прошептала она, придя в себя. Как будто до этого вес не имел значение, а теперь кто-то снова включил физику.

Отредактировано Augusta Longbottom (11 марта, 2018г. 23:11)

+1

102

Как же это было хорошо - когда они двигались вместе, Августа сжимала его плечи и он чувствовал, что ей тоже хорошо с ним. Что они совпадают.
Потом она его остановила. Энгус тяжело перевёл дыхание, догадался, что наверное, сделал ей больно. Он попробовал извиниться быстрым поцелуем в плечо, но дело было в чем-то другом. Августа просто смотрела ему в глаза и казалось, что ждала чего-то. Чего-то важного. Он провёл рукой по ее лицу и задержал пальцы на губах. Можно было коснуться ее сознания, и попробовать что-то объяснить, но казалось, что на самом деле она и так все знает. Энгус слабо улыбнулся, рассматривая ее лицо так близко.
Он прикрыл глаза, когда Августа поцеловала его, и они снова пришли в движение, сначала медленно, почти расслабленно, потом плавно - может, даже слишком плавно, но она сдерживалась, так что приходилось сдерживаться и ему - ускоряясь, а потом удерживая темп. Даже когда Августа затихла, а он уже чувствовал, как подступают спазмы, все равно продолжал растягивать удовольствие. И еще растягивать. И еще. Пока наконец не утратил контроль окончательно.

Это могло считаться открытием года - то, какой Августа может быть нежной. Энгус пребывал в благостном оцепенении: рассеянно водил кончиками пальцев по ее спине, с блаженной улыбкой принимал ласки и поцелуи и слегка гордился тем, что ей так понравилось. Он промычал что-то отрицательное - тяжесть ее тела была приятной, но потом заставил себя все-таки вернуться в реальность.
В реальности тоже было неплохо. Никаких секретарей вокруг. Только Августа. Энгус поцеловал ее в ухо и обхватил ее обеими руками, чтобы не вздумала подниматься прямо сейчас, хотя рано или поздно все равно придется. Кроме прихожей, тут наверняка много неизведанных территорий.
- У меня почти получился Патронус, - поделился он.
Хорошие воспоминания и все такое.

+1

103

Ну нет - так нет. Августе было вполне удобно и пока что даже тепло. Она только слегка повозилась, устраиваясь, и прислушалась к ощущениям, оставшимся после. В ногах и руках приятно покалывало, внутри тоже было хорошо. Она попробовала выбрать какой из трех раз ей понравился больше всего, но быстро бросила это бестолковое дело, воспоминания только заводили по-новой. Там он снова прижимал ее к стене паба, раздевал на столе кабинета и опускался на колени, как сейчас... Августа поежилась и выдохнула. В реальности Энгус обнял ее, дотронулся губами до уха, и она прижалась щекой к плечу, не давая ему больше так делать. Чувствительное место.
Наконец Энгус заговорил. Нравилось ему видимо говорить, не выходя из нее. Уже второй раз. Хорошо, конечно, что он так отдыхал, но ее тело было готово начинать сначала, даже невзирая на то, что без передышки это может занять какое-то время, и что у нее вообще тоже есть какие-то планы. Ну ладно. Не было у нее планов. Но она все равно не собиралась вести себя так, будто бы Энгус тут как на работе и нужен только для одного. Она отклонилась и сосредоточилась на словах, а не том, что он в ней.
- Уже знаешь форму? - голос звучал чуть хрипло, хотя она вроде не была громкой в этот раз.
Патронус значит. У нее тоже когда-то был. С деметорами она, правда, его не пробовала вызывать, но как средство связи в Первую магическую использовала. Получился ли бы он у нее теперь? Кто знает. После смерти Нормана она и не пыталась, нужды не было. Думать о прошлом сейчас решительно не хотелось, и Августа склонилась ближе к Энгусу, оставляя несколько поцелуев на шее, а затем прошептала на ухо:
- И что ты представлял?
Позавчера ему ничего в голову не приходило, никаких счастливых воспоминаний, а теперь Энгус явно шел на поправку. Не могло не радовать, конечно. Хотя это воспоминание в его голове... Она увлеклась и продолжила целовать его. Когда она так сидела на нем, кошмар не выглядел такой уж большой проблемой.

+1

104

Августа пошевелилась, устраиваясь поудобнее, положила голову ему на плечо. Энгус снова обнял ее обеими руками. Наступила его очередь благодарить, и теперь уже он легко целовал ее лоб и волосы и гладил по плечам. Он представил, как они уснут - не сейчас, конечно, а когда-нибудь потом, так же тесно прижимаясь друг к другу. И ему ничего не приснится. Жаль только, что это средство нельзя применять каждую ночь.
- Ну, пока он принимает форму какого-то тумана, - от легкой хрипотцы в ее голосе у него что-то сжималось внутри. Что-то напоминающее, что на них практически нет одежды. Они продолжат прямо здесь или вспомнят о кровати? Энгуса устраивало все. Его любовь к комфорту довольствовалась тем, что это комфортная прихожая и пол не холодный.
Наверное, Августа задавалась тем же вопросом. Иначе истолковать ее губы на его шее было бы трудно.
- О тебе, - он коснулся ее груди, пальцами повторил очертания. Если Августа захочет раньше, чем он будет готов, никто не отменял руки. - Как мы сидим в этом пабе.
Как она ведет ногой по его ноге, и от предвкушения кружится голова - а теперь еще и от того, что он знает, как это будет. Патронусу определенно тоже это нравилось. Можно было думать о более конкретных вещах, но это сильно мешало бы сосредоточиться на каком-то воображаемом животном.
В прошлый раз попытка освоить заклинание не удалась. Он и тогда пробовал думать о женщинах, но кажется, не набрал достаточного количества счастья, чтобы Патронус до него снизошел. То ли он - Патронус - стал менее разборчивым, то ли Августа приносила достаточное количество счастья. Энгус постарался не думать о втором варианте. Она же решит, что он уже придумал имена их троим внукам.
Он заткнулся даже мысленно и ответил на поцелуй, явно больше, чем просто нежный. Да. Он тоже скучал по хорошему сексу с человеком, с которым нравится быть. Он очень по этому скучал и собирался отчасти наверстать сегодня.
Он шевельнулся в ней, провел руками по ее бедрам, обещая, что скоро все будет.

+1

105

Туман это уже неплохо. В мире, где дементоры сбежали из Азкабана и могли оказаться где угодно, это был очень нужный навык. Нужный настолько, что Августа была готова поспособствовать. Жаль только, что секс, как воспоминание не слишком подходил для вызова Патронуса. И для того, чтобы они могли убрать из его головы все эти кошмары тоже. То есть это вполне можно было бы провернуть, но Энгус с большой вероятностью превратился бы в сексуального маньяка, думающего только об одном. Августа полагала, что это может как-то помешать его карьере и жизни и затронуть ее жизнь, хотя звучало забавно и даже соблазнительно.
И ее не удивило, что он думал о ней. Августа задышала чаще, когда Энгус снова коснулся ее груди, позволила ему трогать и... собственно, она тоже думала только о нем последние три дня. Мысли об Энгусе перемешались с работой, домашними делами, увлечениями, проблемами, даже с письмом Невиллу, которое она пыталась писать. Он каким-то образом оказался причастен ко всему, и ей приходилось напоминать себе, что это нормально после 16-то лет, и что все пройдет, успокоится. Хотя, когда она так сидела, и Энгус гладил ее бедра, успокаиваться не хотелось.
- В пабе было неплохо, - она отстранилась, улыбнулась и потянула к себе его руки, поцеловала пальцы, как тогда. - Хотя я не слишком хорошо помню, что было до того, как мы вышли, - призналась Августа. Все, правда, было как в тумане из-за алкоголя, а может из-за нереальности происходящего. Можно было бы обвинить его в том, что он ее опоил и переспал, если бы все не было настолько наоборот.
- Давай я буду делать все, что тебе нравится, - она провела руками по груди. - Чтобы Патронус получился.
Идея Августе понравилась. Очень сильно. Она потянулась к Энгусу ближе, но не стала снова домогаться поцелуями, чтобы не провоцировать.
- У меня есть большая ванная, - начала перечислять она. - Кухня, где я очень плохо и смешно готовлю. И даже магловский телефон. Иногда я набираю номера наобум и говорю какую-нибудь ерунду.
Энгус наверняка должен был знать про телефоны не понаслышке. Он же жил в магловской семье. Ну а ей все это было интересно и весело, не говоря уже о том, что нужно по работе. Она планировала купить телевизор.
- И еще есть бар, но пить я тебе не дам, - Августа склонилась еще ближе, не провоцировать получалось все хуже, слышно же как она неровно дышит. Если Энгус не выберет занятие себе по душе прямо сейчас, то придется делать то, что выберет она.

+1

106

Ему нравилось слышать, как от одного прикосновения у Августы сразу же меняется дыхание. И, конечно, нравилось управлять этим, поглаживая ее дальше. Энгус продолжал, пока она не отстранилась и не перехватила обе руки. Он погладил ее по щеке, насколько получалось сделать, не вырываясь.
- Ну. Все началось с того, что мы вместе учились в школе...
У него был ощущение, что за эти три дня он вспоминал школу чаще, чем за всю жизнь, начиная с выпуска. Этим он тоже был обязан Августе, потому что регулярно возвращался к гипотетическим построениям: что было бы, если бы он разул глаза и хотя бы попробовал отбить Фоули у Лонгботтома? Тогда, на седьмом курсе? Насколько все было бы иначе?
Если рассуждать здраво, они бы, конечно, не ужились, но... как знать.
Впрочем, Энгусу расхотелось что-то гипотетическое знать после того, как Августа предложила делать все, что ему нравится. Не то чтобы у него сейчас были конкретные странные идеи или он увидел в этом шанс получить секс втроем на люстре. Но вся прелесть была в возможности пожелать что угодно. Он заулыбался, прикидывая, с чего начать, снова повел рукой по ее бедрам снизу вверх и сверху вниз.
Наверное, все-таки не со звонков незнакомым магглам. Даже если при этом они будут голыми стоять в квартире в Вестминстере. Впрочем, это воображаемое зрелище насмешило его достаточно, чтобы включить такое в планы.
- Ванная. Потрешь мне спинку?
Пить сегодня было и не нужно. Энгус и сейчас чувствовал себя достаточно пьяным, и Августа прекрасно справлялась с тем, чтобы усугубить это состояние безо всякого допинга, особенно когда наклонялась к нему. Планы на ванную рисковали обернуться крахом. Энгус на секунду прижался губами к ее шее, и ему, конечно, сразу показалось, что крах - это не так уж плохо, но он решительно похлопал ее по плечу.
- Ванная.

Да. Места тут было хоть отбавляй. И в самой ванне, и за ее пределами. И горячей воды. Энгус потянул Августу под душ. Если смыть с себя весь сегодняшний день заполненный бумагами, дементорами, оборотнями и прочей ерундой, будет гораздо лучше. А они как раз неплохо помещались под широкой лейкой, закрепленной над головами.
Неплохо - в значении "идеально".
Энгус обнял ее и несколько секунд стоял неподвижно, погрузившись в ощущение близости и принадлежности друг другу. Теплая вода, стекающая по коже, как будто склеивала их. Потом он скользнул руками по груди Августы, заставил слегка выгнуться в талии и снова прижал ее бедра к своим. Можно было продолжать.

+1

107

Слабость в ногах еще не прошла, поэтому ей пришлось ненадолго ухватиться за Энгуса, когда они оба встали. Она улыбнулась и через пару секунд отпустила его. Нужно было просто немного размяться, прийти в себя. После хорошего секса всегда так, а она и забыла.
Идея делать все, что нравится Энгусу, нравилась и ей. Ее вообще всю жизнь не отпускало ощущение, что она ничерта его не знает, несмотря на школу и годы стажировки. Может из-за того, что люди постоянно напоминали насколько они разные? И даже теперь, когда они переспали, и Августа видела его потерявшим контроль, что собственно еще она могла о нем сказать? Что секс и женщины Энгусу по душе? Очевидный факт. Ну почти, если не брать в расчет эти слухи про их дружбу с Кормораном.
Когда Августа предлагала ванную, она думала, что они в прямом смысле наберут воду и полежат там вместе, а "потереть спинку" - это такой явный эвфемизм для того, что произойдет дальше.
Но Энгус потянул ее в душ, и Августа не стала возражать. Если ему так нравится больше, то почему бы и нет. В том, чтобы постоять вместе, губами собирать капли воды с кожи и водить пальцами по спине, не было ничего плохого. На самом деле в этом было много хорошего, особенно, когда Энгус заставил ее выгнуться, провел руками по груди, толкнулся бедрами. Это движение мгновенно отдалось внутри. Она потерлась о него в ответ, поддразнивая, а затем чуть отстранилась.
- Погоди, - она не была уверена, что Энгус расслышит, но по губам точно прочтет. Им некуда спешить. Даже наоборот. Почему бы не замедлиться? После их фееричного раза в коридоре, Августе хотелось больше сосредоточиться на процессе. Ей нравилось его целовать, нравилось заводить и слышать реакцию. Этим она и занялась. Провела губами по шее, груди, опустилась ниже и огладила руками, замерла возле шрама, который так давно не давал ей покоя. Она была аккуратна, не давала себе сорваться, несмотря на сбившееся дыхание. Оставляла нежные поцелуи, как будто это могло помочь убрать причину, по которой шрам появился или заставить забыть обо всех монстрах в шкафу...
Августа перевела дыхание и подтолкнула Энгуса к стене, раз уж она на коленях и делает, что хотела, то пусть держится. Она чувствовала, как приятно напрягается живот под ее поцелуями и спускалась ниже. С первым прикосновением из груди вырвался тихий стон. Она не то, чтобы была хороша в этом, наверное, но остановиться не могла, слишком нравилось. Снова из головы исчезли все более-менее осмысленные слова, остались только его запах, вкус, ощущение на губах. Она делала все нарочито медленно, помогала себе руками или просто гладила его. Наконец, Августа поймала ладонь Энгуса и положила себе на затылок, чтобы мог сам показать как он хочет.

0

108

Волосы у Августы быстро намокли, и теперь их запах ощущался сильнее. Сильнее ощущался и запах ее кожи, Энгус чувствовал его на своем теле, и это было прекрасно. Как будто Августа оставляла на нем следы.
Она потерлась о него, обещая еще много прекрасных ощущений, и тут же выскользнула из рук и опустилась ниже. Черт. Это было очень, очень возбуждающе. Энгус даже забыл, что у него там где-то шрам, пока она не прикоснулась губами и снова не закрыла эту рану, а потом еще раз и еще раз. Он положил руку поверх пальцев Августы и в очередной раз подумал, как это странно, что ему почти понадобилось умереть, чтобы сейчас оказаться здесь. Эта мысль задержалась ненадолго - очень скоро он уже не хотел ни о чем думать.
Августа очень кстати подтолкнула к стене. Энгус нашарил стойку душа - если она будет продолжать в том же духе, устоять во всех смыслах будет интересной задачей. Слабость в коленях он уже чувствовал, чувствовал, как непроизвольно напрягаются мышцы там, где она прикасается - так неторопливо, как только возможно.
Он застонал, когда Августа добралась до самого главного. Кажется, она застонала тоже. Он прислонился было затылком к стене, но тут же опустил голову, чтобы видеть ее лицо. От ее явно удовлетворенного выражения пробрала дрожь, Энгус сильнее оперся на стену. Его пальцы скользили по шее Августы, дотягивались до плеч, двигались так же медленно, как и ее. Кроме тех ощущений, которые доставляли ее губы, и неправильного ритма вздохов и коротких стонов, когда он вспоминал про необходимость дышать, трудно было что-то осознавать.
Его рука каким-то образом оказалась на затылке Августы. Энгус пригладил ее волосы, представил на секунду, как сейчас толкнется внутрь, сначала осторожно и так же медленно, а потом все быстрее и не станет останавливаться до самого конца. И отложил эту фантазию ненадолго. Он наклонился, поднял ее, развернул лицом к стене и прижался сзади. Медленно двинулся губами от ее шеи вдоль по плечу, огладил бедра, живот, медленно обвел пальцами ее грудь, прежде чем сжать. Мог уже войти, и от этой мысли накатывало почти нестерпимое возбуждение, но хотел, чтобы она попросила.

+1

109

Шум воды смешался с прочими приятными звуками, ее так увлек процесс, что Августа не сразу поняла, что Энгус тянет ее наверх. А когда поняла, то разозлилась, с трудом поддалась и хотела предъявить: что не так? почему не дал ей закончить? чего вообще руками лезет и мешает? Конечно, ничего такого она не высказала. Не только потому что некая договоренность между ними давала Энгусу возможность немного покомандовать, но и мысли о том, чтобы прерваться на небольшой бунт, когда он так трогал ее и прижимал к стене, были невозможны. Она застонала и выгнулась, требовательно толкнулась навстречу, часто дышала и хотела только, чтобы он вошел, и снова слышать, как он стонет, чувствовать как обнимает ее, сжимает грудь и двигается внутри...
Ничего не происходило. Энгус только гладил ее и чего-то ждал. То есть, наверное, она понимала чего, но это снова злило. Она выгнулась сильнее, подставляясь, положила руки поверх его и сжала почти до боли. Августа стала двигаться, то прижимаясь бедрами к нему сильнее, то чуть отстраняясь, каждый раз со стоном и кусая губы. Когда и это не помогло, она сдавленно зашептала:
- Убью, если ты этого не сделаешь, - ничего более связного в голове не возникло. Это и еще куча ругательств в сторону Энгуса. Может он не расслышал за шумом воды, но, по крайне мере, по ее рваным, потерявшим контроль движениям должен был понять суть сообщения.

+1

110

Просить - это было не про Августу. Она потребовала и была весьма убедительна даже без угроз. Но с угрозами было еще лучше. Энгус взял ее еще до того, как она договорила. Пришлось опереться на стену, чтобы не наваливаться всем весом.
Он начал медленно, придерживая ее за бедра и пока не позволяя ускориться. Тут она могла грозить убийством сколько хочет, но сейчас он хотел прочувствовать и запомнить каждый дюйм ее тела.
Тем более, это было так хорошо. Энгус закрыл глаза и зарылся лицом в ее мокрые волосы. От их запаха слегка кружилась голова, и он слышал свое тяжелое дыхание и короткие стоны словно со стороны, перемешанными с дыханием и стонами Августы. Он дал ей чуть больше свободы, провел рукой от бедра к груди, нигде не разрывая прикосновения, снова сжал, уже предвкушая, как она отзовется, и с опозданием выдохнул ей на ухо:
- Обожаю, когда ты злишься.
Хотелось всего и сразу - и продолжать так же медленно, и набрать темп, и снова ощутить там ее губы. Энгус пожалел бы, что прекратил это, но жалеть о чем-то сейчас было невозможно.
Темп ускорился словно сам собой. Боясь потерять контроль слишком быстро, Энгус попытался отвлечься. Словно можно было отвлечься от того, что в он в Августе, и все сжимается, разжимается, пульсирует, заставляя его дрожать от нетерпения и удовольствия. Он обнял ее второй рукой и скользнул пальцами между ног.

+1

111

Она собиралась сказать. Развернуться и устроить ему лекцию по правилам поведения в ванной, назвать самыми "прекрасными" словами, выставить вообще отсюда и... много чего похуже, что Августа сделала бы только в своих фантазиях, если бы Энгус не прервал ее так вовремя. Выключил все мысли, заставил на секунду напрячься, выдохнуть неконтролируемый стон и затем пытаться задать свой ритм - быстрее. Кажется, она все-таки тихо и непонятно выругалась, когда поняла, что Энгус ее сдерживает и специально движется медленно, чтобы довести. Ладно, ей стоило поддаться в этот раз. Августа расслабилась в его руках, соглашаясь. Это было приятно, невыносимо, но правильно. Она потянулась пальцами к шее, сильнее притягивая его к себе, слушая дыхание и короткие стоны, от которых пробирало где-то глубоко внутри и сладко тянуло, но почти сразу разочаровано отпустила - хотя бы ей нужно было держаться.
Августу зациклило на движениях. Энгус отпустил бедра, сжал грудь, что-то сказал... она так и не поняла, что именно заставило ее полностью потеряться в ощущениях и растаять: фраза, движения внутри, его руки или когда он потянулся к ней пальцами. Она вздрогнула, положила ладонь сверху и крепко сжала запястье. Ей нравился процесс и не хотелось конца, хотя это и было то, чего ей хотелось больше всего. И все же она потянулась к нему губами, насколько получалось, потерлась носом и попросила:
- Давай ты первый, я догоню.
Конечно, догонит. Одна мысль, что Энгус будет двигаться как хочет и не ждать ее, уже сводила с ума. И как она наконец сможет запомнить это и оставить только для себя. И его пальцы. Даже движения не нужны. Она сама могла толкнуться пару раз навстречу. Августа отпустила запястье, погладила дрожащими пальцами. Пусть сам решает как. 
Она вернула руки к стене, выгнулась. Тут же вздрогнула от новой волны наслаждения, сжала его и нетерпеливо застонала.

+1

112

Августа выругалась - кажется, он слышал обещание что-то ему оторвать, - но через секунду расслабилась, ее движения снова стали плавными и она потянула его к себе. Энгус подставился под ее пальцы, прижался губами, на секунду сбившись с ритма. Когда она отпустила, продолжал беспорядочно целовать ее шею и плечо, вдыхал воздух с ее кожи. Хотел сказать ей, какая же она потрясающая, но сосредоточиться на придумывании слов для этого было невозможно. Взамен он сосредоточился на ее движениях и стонах, на том, как она сжимает его и это отдается внутри горячей волной.
Августа перехватила его запястье, когда он уже представлял, как снова ощутит ее оргазм как прелюдию к своему собственному. Энгус приостановился, потянулся к ней, чтобы поймать губы краешком губ. Ему хотелось всего и сразу. Согласиться, отказаться, предложить "давай вместе" или вообще навсегда остаться на этой стадии, когда и ему, и ей так хорошо. Но точно не раздумывать над этим, когда пора продолжать. Он выдохнул:
- Ладно, - и расслабил руку, снова слегка придерживая Августу за бедра.
Сначала он продолжал медленно, проникая до самого конца и возвращаясь, но больше не пытаясь контролировать удовольствие и сдерживаться или хотя бы сдерживать стоны. Августе понравится. А может, с учетом отличной акустики в ванной, понравится и ее соседям, но это Энгуса волновало очень мало. Хоть всему английскому парламенту, который тут явно где-то недалеко.
Потом быстрее - он высвободил руку, уперся в стену основанием ладони и дотянулся пальцами до пальцев Августы, как будто это могло соединить их еще теснее. Бесконечное движение к ней и в ней захватило его целиком, больше не позволяя думать ни о чем, даже о ее удовольствии - только о том, как где-то внутри скручивается тугая пружина, с каждым толчком сжимается все сильнее, все слаще, пока он наконец не может это выдержать и отпускает ее.
Отчасти осознав себя через несколько бесконечно прекрасных секунд, Энгус почти беззвучно перевел дыхание и снова скользнул рукой между ног Августы, помогая закончить и ей.

+1

113

Слушать и чувствовать. Не уходить в себя. Августе удалось на какие-то секунды. Она будто взглянула на это со стороны и прикусила губу. Нереально. Совершенно нереально, - сказала она себе, но на большее количество слов ее не хватило. Затем она прикрыла глаза и вернулась в то, как двигался Энгус. Сильно, но не быстро. Ей понравилось. Даже если он сжал пальцы на бедрах крепче обычного и был менее аккуратен. Ей это не мешало. На этой стадии ей уже ничего не мешало. Жаль только, не может смотреть и ласкать его в ответ. Ну, ничего, они потом еще попробуют. Он и так хорошо ее чувствует, а будет еще лучше... не испортить. Не испортить бы все, - еще одна более-менее связная мысль перед тем, как Энгус крепко вжался в нее и не заставил застонать в унисон его последнему толчку.
Она сама потянулась руками между ног, оставалось совсем немного, лишь бы он не выходил. Энгус опередил ее, и Августа просто положила ладонь сверху, слегка направляя. Его прикосновения сразу обожгли, Августа задыхалась, прижалась спиной и прошептала, чтобы не останавливался, когда он попал в нужный ритм. На последних движениях замолчала, напряглась и отпустила себя одной сильной волной.

На них все еще лилась вода. Августа нащупала кран, сделала струю чуть прохладнее и облегченно выдохнула. Сердце и так заходилось от волнения и непривычных ощущений. Жарко. Ноги ватные. Но думалось ей, что на сегодня - это ее оптимальное состояние, выход из которого ей потом сильно не понравится.
Она потянулась чуть дальше, намылила руки и выкрутилась из объятий. Молча и даже задумчиво водила ладонями по его телу. Это казалось ей куда более интимным, чем безумно потрясающий секс, которым они занимались. Вроде как... переспать с кем угодно можно, но мыть его после этого? Весьма странно, что ей этого хотелось. Она перевела взгляд на его лицо, смотрела немного строго, пыталась понять, не считает ли он это странным, но затем потянулась для поцелуя. Это не были расслабленные и нежные прикосновения после-того-как, было больше похоже на атаку. Она вдруг подумала, что может переспать с кем угодно и можно, но трогать его так - это будет выпад лично в ее сторону. Августа очень настойчиво потянула Энгуса к себе, как будто решила отомстить еще до того, как он этот выпад сделал.

+1

114

Прошло, наверное, меньше минуты, прежде чем Августа расслабилась у него в руках. Или больше. Какая разница. Энгус обнял ее и опустил голову ей на плечо. Теоретически можно было набрать воды и разлечься в ванне, но ему было слишком хорошо, чтобы шевелиться и предпринимать для этого какие-то действия. Даже минимальные. Он закрыл глаза и слушал, как Августа дышит и как у нее бьется сердце. Ему все больше нравилось оставаться в ней и разделять это непривычное состояние умиротворения.
Как водится - Энгус подумал, что у него уже появилось какое-то "водится", - Августа ожила первая. Вода стала заметно холоднее, хотя сейчас, в заполненной паром ванной, это было кстати. Она отстранилась, провела руками по его груди. Энгус не сразу осознал, что его вообще-то моют. Сейчас она могла с ним делать вообще что угодно. Но мыть. Это было что-то очень личное. Ему нравилось, что между ними происходит что-то очень личное, нравились эти медленные тщательные движения - наверное, он стоял со слишком довольным лицом, потому что Августа подозрительно на него посмотрела и вдруг сурово поцеловала.
Энгусу все еще было слишком хорошо, чтобы чему-то сопротивляться. Он обнял ее и включился в поцелуй, но не в ее воинственный настрой. В эти игры они поиграют чуть позже, а пока хотелось ее смягчить и приласкать. Он тоже дотянулся до мыла, начал аккуратно намыливать ее спину и плечи. Так гораздо лучше, чем если бы они мылись каждый сам по себе. Он вдруг понял, что до утра совсем мало времени, чтобы что-то делать вместе, даже слишком мало, так что...
Это было необычно. Энгус никуда не спешил, глаза ничего не застило, и ему нравилось ее тело - трогать, рассматривать, представлять в движении. По крайней мере, именно это он и хотел ей сказать каждым движением, но для верности решил продублировать вслух, пока переходил к рукам и груди.
- Ты очень красивая.
Она всегда была красивая, но... не для него, что ли, так что Энгус не засматривался. Но сейчас он планировал активно наверстывать. Догнать и перегнать. Она должна была быть с ним... собственно, уже много лет была почти рядом и они все еще друг друга не убили. Это определенно знак.
Он отвлекся от собственнических мыслей и заглянул ей в лицо.
- Ну и... не только.
В смысле, не только красивая, конечно. Он не очень следил за формулировками, предполагая, что существующее между ними притяжение и само прекрасно переведет все, что он имеет в виду.

+1

115

Энгус, что уже стало традицией, ее не понял. А если понял, то ему было все равно. Он сгреб ее в объятия, как будто специально замедлил и вел себя крайне лениво. Августа, так и быть, успокоилась, она обещала, что это будет приятный вечер, и поэтому нагло повисла на нем ненадолго. Ее всегда успокаивали прикосновения, кроме тех случаев, когда они совсем не успокаивали. Ну и некоторые прикосновения могли здорово взбесить, конечно. Из-за этой сложной схемы Августа никогда не давала себе сближаться с кем-либо, ведь никому не стоило знать, в чем именно заключается ее слабое место, кроме других, очевидных. Что касалось ее метаний по положению Энгуса в ее мире, то можно было бы подумать об этом завтра. Бесчестно это наверное, но они друг другу клятв не давали.
Вразрез своим мыслям, она потянулась навстречу рукам, нежным прикосновениям и довольно прикрыла глаза. Может в этом и нет ничего странного. Было бы куда страннее, если бы она предложила мыться по очереди. А потом они бы почитали каждый свои книги и легли спать? Нет, у них сегодня время на двоих, значит все верно.
Она собиралась уже принять волевое решение и выйти из ванной, как Энгус, явно растеряв все свое слизеринское и министерское красноречие, выдал самый невероятный комплимент за всю ее жизнь. Августа покосилась на свое тело, потом на Энгуса. Может он решил, что ее волнует ее красота в таком возрасте? О, ну волнует, конечно, иначе зачем все эти косметические, омолаживающие и прочее-прочее-прочее, на что она тратила деньги и время? Но она как-то мало думала об этом, когда между ними понеслось это безумие. Эмоционально возвращалась в те времена, когда у них были хорошие отношения и чувствовала себя на столько же, а было это чертовски давно. И ей было откровенно лень думать, что там такое еще он в ней рассмотрел за эти три дня. Наверное, и так все понятно, и разговаривать о чувствах и нахваливать людей вообще не ее сильная сторона, так что Августа просто среагировала на его желание поговорить.
- Ну. А тебе идет лысина. Ужасная у тебя прическа раньше была, - абсолютно серьезным голосом заявила она и теперь решительно выключила воду. Сразу стало неприятно прохладно, и Августа на несколько секунд прижалась к Энгусу. Долго так стоять, увы, не получалось. Энгус при всей своей находчивости не мог закрыть ее со всех сторон, пришлось взять полотенца. Она набросила одно ему на плечи и сама принялась сушить волосы другим, то и дело поглядывая и ожидая каких-нибудь еще откровений. Вдруг после секса он особенно разговорчивый? Было бы неплохо. Она хотела было спросить его, чем его порадовать теперь (или может ему хватит и он хочет домой?), но тут ее осенило на другое:
- Слушай, а что ты сказал Корморану?
Ей что-то не хотелось, чтобы Иэн узнал обо всем этом. И дело даже не в том, что он тоже работал в Министерстве, он бы точно не стал болтать, но... в общем, он дружил с Норманом и был весь такой непредсказуемый с этой своей магловской религией. И еще ей просто не хотелось, чтобы кто-то знал и лез к ним. Просто.

+1

116

Взгляд Августы очень красноречиво говорил: мог бы придумать что-нибудь пооригинальнее. Ну мог, наверное. Но гораздо приятнее было озвучивать то, что вертелось у него в голове, даже если было банально.
Энгус усмехнулся и машинально пригладил мокрой рукой остатки волос. Ему хватало мужества не зачесывать их как-нибудь поперек, чтобы скрыть очевидное, но он бы все равно предпочел свою ужасную прическу. Кстати, в ней не было ничего плохого. Волосы как волосы.
- А ты замечала, как я причесан?
Стоило выключить воду, как откуда-то сразу же потянуло холодком. Августа прижалась к нему, Энгус обнял ее, чтобы согреть, и они постояли так еще немного, прежде чем наступила очередь полотенец. Вытираться, обнимаясь, было бы уже неудобно, и он с сожалением ее отпустил.
Вытирался он тоже быстро. Пока Августа сушила волосы, Энгус успел обтереться, обмотать полотенце вокруг бедер и посмотреть, на месте ли коврик, чтобы вылезти из ванны на него. Он вспомнил, что где-то в окрестностях должна быть кровать. И хотя прежние планы на нее придется на некоторое время отложить, просто поваляться вместе было бы прекрасно (может, даже под бокал вина, если Августа об этом вспомнит). С тех пор, как они сидели на столе в его кабинете, Энгус хотел повторить это ощущение общности, которое его тогда посетило.
Вопрос в некотором роде застал его врасплох.
- Сказал, что у меня свидание, - он перелез через бортик и протянул Августе руку. - Но не сказал, с кем.
Сначала, конечно, собирался разболтать, так его переполняло восторгом. Потом вспомнил, что Корморан дружил с Норманом, и задумался, а надо ли. Потом... потом решил, что надо как минимум предупредить Августу, а может, и обсудить это с ней. Во избежание недопониманий.
Корморан, конечно, осуждающе смотрел, но в конце концов ему пришлось решить, что Энгус всю ночь будет читать с какой-то женщиной Священное Писание и обсуждать самые сложные моменты. Ведь совершенно очевидно, что именно этого Энгусу в жизни и не хватало.
- Наверное, рано или поздно придется ему сказать. Не хочешь, чтоб он знал?

+1

117

О нет. Августа хорошо себя знала. Например, ее шутки задевали. Может Энгуса и не задело, но ей так показалось. Усмешка и рука, приглаживающая лысину. Кажется, это волновало его куда больше, чем казалось со стороны. Она подняла на Энгуса чуть взволнованный взгляд.
- Конечно, замечала, - вопрос еще какой странный. Имел ли он в виду, что она обращала на него внимание? Обращала, конечно, она же не ослепла после свадьбы. И до этого с вниманием к Энгусу все было в порядке. Или он намекал на что-то более глубокое, чем анализ его прически? Или она усложняет? Может им нужно поговорить об этом не намеками и шутками?
- Тебе, правда, так больше идет, - она вылезла из ванны следом, заворачиваясь в полотенце и тут же сократила расстояние между ними до минимума. Обниматься в полотенце не так здорово, как без, но тут и нужно было не отвлекаться.
- В смысле, мне так больше нравится, - Августа притянула его к себе и слегка улыбнулась. 
Вообще, она была уверена, что Энгус нравился женщинам независимо от его прически и возраста до тех пор, пока они выдерживали его вытряхивающий душу взгляд и шуточки-прибауточки, призванные продемонстрировать интеллект. Собственно, он все еще мог найти себе тридцатилетнюю девушку, жениться и сделать детей. Эта мысль ее даже не взбесила, просто вяло отозвалась настолько глубоко и ровно, что поднимать ее смысла не было. Больше удивляло то, что смущение и взрослый Энгус вообще могут быть совместимы. В школе... пожалуй, в школе она видела его таким. Если подумать, то, наверное, с тех пор становилось только хуже. А теперь он голый в ее ванне. Что, собственно, из всех этих гениальных размышлений следовало, так это то, что он ее немного вымотал и сосредоточил только на себе, хотя признаваться в этом Августа не собиралась. Еще и мысли о Нормане и Корморане были так не кстати. Будь ей 20 лет, она не стала бы с ним особо церемониться и просто снова потащила в постель. Вместо этого она как будто многозначительно поправила полотенце и поинтересовалась:
- А когда рано, а когда поздно? Сейчас вроде как рано. А поздно - это оставить ему в наследство записку "Я спал с Августой, хотя это не твое дело"? - она не орала и не возмущалась, не отходила от Энгуса, но было что-то такое в тоне, показывающее, что ей не нравится его формулировка. Будто бы уже решил все за нее. По ее мнению, рано - это через 3 дня, как он переспал с ней, поздно - когда отношения закончатся, и в их рабочей жизни начнется настоящий ад. Такое вполне возможно в сложившейся ситуации, и сколько бы ее не тянуло к нему, Августа знала, что загадывать наперед просто глупо. Он тоже должен был за 62 года что-то такое прочувствовать. Почему бы ему не наслаждаться моментом сейчас? Без всех этих "рано или поздно" и без Корморана. Конечно, вслух ничего не сказала.
- Просто не говори ему, - она снова улыбнулась и встала на цыпочки, чтобы коснуться губами губ. Может это заставит его ненадолго забыть об очевидном и насущном. О том, что кто-то из них должен быть с Луной.
- Ну так что? Чего тебе еще хочется?
Впрочем, что бы там Энгус не придумал, для начала Августа потянула его ко второй двери, в свою спальню. Там его снова пришлось отпустить, чтобы порыться в шкафу и вытащить махровый халат. Нашелся и второй, для Энгуса. Размер, правда, маловат. Она вспомнила, что палочка осталась где-то в одежде в коридоре и невольно расплылась в улыбке, припоминая тот раз.

+1

118

Августа, видимо, подумала, что его зацепило это замечание про лысину. Как будто он за столько лет не успел с ней смириться и каждый день плакал при виде зеркала. И вместо того, чтобы предоставить ему самому разбираться с этой грандиозной проблемой, как обычно и было в их отношениях, она начала заботиться о его чувствах. Это было приятно и само по себе, и потому, что это было что-то новенькое.
Под влиянием чего-то новенького Энгус подумал о продолжении - за пределами того, что они сейчас доберутся до кровати и проведут на ней остаток вечера и ночь. Если им будет так же хорошо друг с другом, как и сейчас (другой вариант казался неправдоподобным), рано или поздно захочется пойти дальше. Не тайком бегать друг к другу на свидания, а... хотя вряд ли они смогут просто жить вместе и не прятаться от подчиненных. Не те должности. Или прятаться, или кому-то из них - точно не ему - придется увольняться и какого-нибудь придурка назначать новым замом. И у нее опять же внук, а у Энгуса теперь Луна. И он как никто поймет, если Августа не захочет, чтобы Невилл жил в одном доме с взрывоопасной девочкой.
Это было очень сложно. Но здесь и сейчас Августа ласкалась и улыбалась, так что он тоже улыбнулся и поцеловал ее.
- Ладно. Тогда они выпали не зря.
Августа поправила полотенце так, как будто на что-то намекала. Энгус задумался, не намек ли это его сейчас с нее сорвать и снова перейти к разврату, но честно говоря, сейчас была бы уместна пауза. Наполненная чем-нибудь вроде уюта и милых, редко им обоим свойственных нежностей. Или циничного хохота, потому что он расхохотался, услышав про записку, и придержал Августу за плечи, чтобы не вздумала обидеться и отойти.
- Да! Знаешь что, я так и напишу в завещании. Лет через восемьдесят.
Эти три дня как минимум отвлекли его от мыслей, что он скоропостижно помрет в обозримом будущем. Теперь, как и раньше, Энгус собирался жить если не вечно, то еще сотню лет так точно. Он снова поцеловал Августу, потому что выбор между ее улыбкой и осведомленностью Корморана был очевиден.
- Не скажу. Лучше буду тебя этим шантажировать.
Хотя зачем шантажировать женщину, которая и так предлагала ему все, что он хочет? Энгус хмыкнул и начал перечислять:
- Поваляться с тобой в обнимку под бокал вина. Поболтать. Заняться любовью. Поболтать еще. Повторять, пока мы не устанем. Посмотреть, как ты спишь. Утром заняться любовью... - получалось как-то слишком мило, и он добавил: - А, и еще завтрак в постель.
Энгус захватил из ванной палочку, которую притащил из коридора - оставаться без палочки дольше, чем это абсолютно необходимо, теперь было свыше его сил - и двинулся за Августой в спальню, где ему достался халат. Самый обыкновенный, сколько-то бывший в употреблении - он подумал про Нормана мимоходом и позволил этой мысли ускользнуть. Обошлось даже без ассоциаций с тем, что ему приходилось носить в поместье Мейеров. Энгус увеличил халат, избавился от полотенца и надел. Августа чему-то улыбалась. Он взял ее за руку и потянул к кровати, которая явно выглядела удобной.
- Знаешь что, я отошью твоего Карлсона. Скажу ему, чтобы отвязался от моего зама, и больше не совался в департамент.

+1

119

У Энгуса откуда-то взялась палочка, и Августа переключила свои мысли с коридора на вопрос "когда он успел?". Начала припоминать что-то такое. Вообще ей следовало немного собраться уже. Перестать ходить, как будто по голове ударили, быть сосредоточеннее. Например, не терять палочку там же, где застал момент, и вообще побыстрее двигаться и думать. Энгус вот опять уже успел натянуть халат, пока она стояла и размышляла... обо всем подряд.
Но что поделать, если она была рада, что он отказался от этой дурацкой идеи рассказать все Корморану. Иэн, в конце концов, не его поверенный, ему не обязательно знать с кем, когда и куда ходит проводить время его друг. Достаточно информации о свидании. А угрозу шантажа... конечно, она вообще не восприняла. Энгус прекрасно знает, что даже попытка аукнется ему троекратно, и не будет этого делать.
И его планы выглядели очень привлекательно, что тоже заставило ее помедлить перед тем, как наконец тоже надеть халат и быстро запахнуться. Еще ее замкнуло на первом же "заняться любовью", отчасти потому что слово на букву "Л" она произносить не хотела (в отличие от Энгуса, который весь вечер метелит все подряд), отчасти потому что ей было тяжело поверить в то, что они смогут повторить, да еще и несколько раз. Чтобы снова не споткнуться о ситуацию, как с лысиной, она не стала высказывать этого вслух. Посмотрит как все будет в процессе. Ей вообще всегда импонировали люди с амбициями.
Оказавшись на кровати, она тут же выполнила одно из пожеланий Энгуса, устраиваясь в его объятиях поудобнее, как будто делала это сотни раз, переплела ноги, чтобы было потеплее, и опять выпала из реальности в ощущения. Когда вернулась, то довольно вяло среагировала на подначку с Карлсоном.
- Ревнуешь что ли? Не лезь к нему, он мне еще налоги посчитать обещал, - она легонько толкнула Энгуса плечом и снова завозилась в поисках идеальной позы. Она в общем-то и не пыталась влюблять в себя Карлсона или что там у него было к ней с этими ужасными лилиями. Просто на будущее поставила пометочку, что просить мужчину разобраться с ее финансами впервые за сколько-то там лет, чревато вот такими закидонами. Если Карлсон не перестанет, то придется и дальше переплачивать за недвижимость и покупки из-за границы на радость всем министерским хмырям из казначейства. И во всей этой радужной картине Энгус мог поучаствовать только если а) окажется по совместительству гениальным финансистом; б) попросит Карлсона посчитать и его налоги.
Она легонько похлопала Энгуса по груди, привлекая внимание.
- Если хочешь вино, то мне нужна моя палочка. Не хочу вставать, - ей казалось, что Энгус тоже будет против того, чтобы она вставала. Бутылку она призвала без особой аккуратности. Где-то в квартире что-то упало и разбилось, затем еще раз, Августа даже бровью не повела и поймала стремительно летящие в них бокалы и вполне себе магловское красное сухое, которое открыла с ловкостью человека, которому не впервой. Августа любила вино, вино любило Августу, тут всегда все было взаимно.
- Ну так о чем хочешь болтать? - что-то она не припоминала, когда они с Энгусом вообще просто болтали. В школе наверняка было, но в школе все разговоры с Энгусом представлялись чуть большим, чем просто болтовней, из-за его вечно серьезной и хмурой рожи. А на стажировке она вспоминала только то, как он постоянно язвил.
- О том, куда ты ездил в отпуск? О твоем огороде? О том, что там в Ирландии еще интересного? Почему про вас с Кормораном болтают всякое? Можешь спросить меня что-нибудь эдакое... - ей показалось, что с глотком вина она ожила, поэтому расплылась в улыбке и потянулась за коротким поцелуем, который оказался куда дольше, чем планировалось. Она остановилась, только почувствовав, что теряет равновесие, а бить бокалы и разливать вино еще вроде как рано. И все же не смогла удержаться от того, чтобы неторопливо провести ладонью по его плечу, проникая под воротник халата.

+1

120

Кровать была отличная. Августа улеглась так, что он мог чувствовать ее всю целиком, от лежащей на его плече головы до пяток, прикасающихся к его ногам. Волосы у неё все ещё были влажные, и Энгусу это нравилось. Он не стал тормошить ее, когда она затихла и, может, даже собиралась уснуть. День был длинный. И завтра будет ещё длиннее - его-то не скрасит ожидание романтического вечера.
Когда она захочет увидеться снова? Энгус решил, что спросит об этом утром. Или не спросит, а сразу предложит. Правда, он так и не понял, как она отнеслась к наличию Луны - кроме того, что плохо.
То не было никаких женщин, а то, пожалуйста, сразу две. Он и забыл, как это... он хотел подумать "сложно", но вовремя остановился. Не хватало ещё сглазить и столкнуться с по-настоящему "сложно" в исполнении Августы.
Энгус поцеловал ее в макушку, когда она очнулась.
- А, так он твой бухгалтер. Ладно, пусть живет.
Наверное, он ей и правда нужен. Обратная сторона владения кучей имущества - у тебя огромные дома, где некогда жить, и ты же за это ещё и платишь.
Он легко подозвал палочку Августы и вручил хозяйке. Без лекции о том, что нельзя просто так оставаться безоружной даже после секса. Без вопросов, всегда ли она так же легко ее оставляет. Вряд ли Пожиратели могли сейчас ворваться в маггловский дом в Вестминстере, чтобы оправдать его паранойю. Он сосредоточился на том, что Августа любит красное сухое.
Вино было хорошее, не слишком кислое. Энгус отпил глоток, порадовался расслабляющему теплу, которое тут же разлилось по телу, и отставил бокал на прикроватную тумбочку. О чем говорить, он еще не придумал. Ему просто нравилась мысль, что они будут разговаривать, а не грызться. Грызться тоже было весело, но недостаточно.
Он обнял её поудобнее и быстро сказал перед поцелуем:
- Да не выдумывай, ничего про нас не болтают.
Кому они с Кормораном нужны, сплетни придумывать. Ужасная мысль, что она все-таки не выдумывает, посетила его только после того, как Августа слегка отстранилась и он перестал чувствовать на ее губах вкус вина. Энгус сквозь халат накрыл ее пальцы.
- Про нас что, правда болтают?
Извращенцы долбаные. Он не знал даже, злиться или махнуть рукой, пока не начали откровенно хихикать в спину. Он покосился на Августу, чтобы убедиться, что хоть она-то его не подозревает в развлечениях с Кормораном.
- Ну, он может прийти ко мне на чай и принести пирог, - кажется, звучало не очень. Но Энгус сомневался, что хоть какие-то проявления дружбы можно описать так, чтобы никто не придрался. - И мы иногда ходим напиться вместе. Наверное, поэтому.
Про общего (похищенного) ребенка он на всякий случай умолчал. И про то, что Корморан на горбу уносил его от стаи дементоров. Про это сплетничать никак не могли. Энгус снова расслабился, решил, что на этом тема Корморана закрыта и лучше он будет спрашивать Августу о чем-нибудь эдаком, но было трудно придумать, какой вопрос не испортит эту идиллию. Он погладил ее теплые пальцы, лежащие на его груди.
- Давай на следующих выходных уедем в Ирландию. Покажу тебе, что там есть интересного. Потанцуем, - переспим на берегу моря, подумал он, но не сказал. Будет сюрприз. Хотя не такой уж и сюрприз, наверное. - Слушай... А если бы я позвал тебя в паб лет пять назад - ты пошла бы?

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Заместительная терапия (30 марта 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC