Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Заместительная терапия (30 марта 1996)


Заместительная терапия (30 марта 1996)

Сообщений 61 страница 90 из 164

1

Название эпизода: Заместительная терапия
Дата и время: 30 марта 1996 года
Участники: Августа Лонгботтом, Энгус О'Рейли

Министерство, кабинет О'Рейли

0

61

Августа просто набрала вещей и не особо задумывалась о том куда что надевать. Все еще не была уверена, что это вообще нужно. Обернулась на Энгуса, а он уже был почти при параде, поправлял манжеты. Августа моргнула, не понимая, когда это успело произойти и посмотрела на охапку своей одежды. По-детски захотелось отшвырнуть все это от себя и заупрямиться.
Она вздохнула и начала одеваться. Пора было сосредоточиться, понять, что там втирает ей Энгус. Вот, например, как можно оставлять ребенка ни с кем. Нет, она, конечно, взрослая уже в 15 лет, но Энгус говорил так, будто бы она была его независимой соседкой, а не ребенком под опекой. Как будто бы он мог делать, что хочет до тех пор, пока не приводит домой женщин на ночь. Потому что о таком соседей предупреждают хотя бы носком на двери.
Она посмотрела на него с сомнением, но не стала спрашивать дальше. Не хочет говорить здесь. Ну и ладно. Все равно было ясно уже, что это не какой-то хитрый слизеринский ход, чтобы попасть туда, где еще ни один мужик не бывал - в ее спальню, конечно. Чего ради стремиться к ней домой, чтобы уйти через полчаса обратно на работу? Могли бы и тут продолжить, время сэкономить.
Такой подход немного расстраивал. С другой стороны, он сильно упрощал дело для нее лично. Не обязательно вести его в свой дом. Не нужно ничего объяснять. Не нужно выворачивать все с ног на голову. Но можно пойти поужинать, например.
Августа просунула руки в рукава блузки и повернулась к Энгусу.
- Я бы поела, - аккуратно предложила она. После секса у нее просыпался аппетит, как помнилось. В отличие от ее обычного унылого отношения к еде, сейчас ужасно хотелось чего-то... вкусного. - В Ирландии едят? - она принялась застегивать блузку и все-таки подошла ближе к Энгусу. Стоять рядом было лучше, чем ничего. Она представила, как тянется и целует его, как они могли бы сейчас уснуть в одной постели и улыбнулась. Если Энгус думает не о том же самом, а об отчете из Шрусбери, то он просто дурак.
- Если хочешь, потом я помогу тебе с работой, - она пожала плечами, полагая, что Энгус скорее откажется, чем согласится.
- Без секса в смысле. Как нормальный зам.
Это было смешно, что теперь такие вещи нужно пояснять. У нее и самой копилась работа после целого дня безделья. Но Августа верила в себя, она порой впадала в такой рабочий раж, что не могла остановиться и не грозить увольнением каждому первому. В ее отделе обливаторы все по 100 раз перепроверяли, но она все равно никогда не выглядела довольной. Старалась.
Она потянулась рукой за Энгуса и нашарила на столе маховик, вложила в ладонь и наигранно укоризненно посмотрела в глаза. Не забудь и не теряй больше, говорил ее взгляд.
- Я готова. Кстати. Если твой секретарь меня увидит, я уволюсь, - сообщила она напоследок, надевая мантию и намекая, что проблемы с Мэгги, которая то ли слышала, то ли нет, придется решать О'Рейли.

Отредактировано Augusta Longbottom (13 февраля, 2018г. 16:28)

+1

62

Энгус кивнул - в Ирландии очень даже едят. Когда Августа заговорила об этом, он понял, что и сам был бы очень даже не прочь что-нибудь сожрать.
- Без бананового парфе, - сказал он серьезно. - Кстати, что это?
Она подошла поближе, и он тоже начал застегивать на ней блузку снизу вверх, навстречу ее рукам, как бы восстанавливая кармическое равновесие, чтобы потом при случае снова его нарушить. Хотелось как-то немного о ней позаботиться, чтобы сгладить то странное ощущение, что что-то не так. Что надо вернуться к каким-то делам вместо того, чтобы побездельничать и для себя решить, что между ними вообще происходит. Ведь не просто же секс. Он не предложил бы ей просто секс.
Энгус нашел ее туфли и подал руку, чтоб Августа могла опереться, пока влезает на эти ходули.
- Ну что, - он спрятал внезапное детское волнение за легкой насмешкой. - Будешь моей девушкой?
Она, конечно, сейчас откажется из духа противоречия. Но вопрос все равно надо было поставить.
В уточнение про "без секса" верилось с трудом именно потому, что эта тема требовала уточнения. Точно так же, как не верилось в ее "не здесь" - ну может, она и собиралась так сделать, но.
- Хочу, - сказал Энгус. Ему нужно было все, что она может дать.
И маховик тоже. Он притворился виноватым, когда Августа притворилась укоризненной, взглядом пообещал больше не попадать в больницы и надел цепочку на шею. Могла бы и сама надеть, между прочим.
Пока она заканчивала одеваться, Энгус навёл видимость порядка: покидал вещи назад на стол, удалил с ковра пятно от чернил, уложил бумаги в подобие стопки, поправил на Августе  воротник мантии и отпер дверь, чтобы Мэгги оставила ему записку, что никого не нашла.
- Я сотру ей память. Но ты останешься.

На этот раз он выбрал Белфаст. Белфаст не был таким уж страшным, каким его обычно представляли англичане. В центре вообще было хорошо и не более опасно, чем в Косом переулке - с учётом активности Пожирателей в последнее время.
Город его детства был самым подходящим местом для серьёзных разговоров. В магическую часть он снова не повёл - не было смысла бегать от Мэгги, чтобы засветиться перед любым другим сотрудником Министерства, который тоже решит станцевать джигу под огневиски. Да хотя бы и перед Кормораном.
- Бери говядину в Гиннессе, - посоветовал он, ещё до того, как на столе появилось меню, - и пастуший пирог.
И дальше в основном отмалчивался, пока официант не убрался и не появилась возможность незаметно взмахнуть палочкой под столом, обеспечивая себе звукоизоляцию. После этого Энгус огляделся, убедился, что никого похожего на невыразимцев рядом нет, и посмотрел на Августу.
Возможно, щиты тоже надо было заранее установить.
- Помнишь, пропала Луна Лавгуд? Она живет у меня.

Отредактировано Aengus O'Reilly (13 февраля, 2018г. 18:51)

+1

63

- Это банановая хрень, - пояснила Августа, полагая, что ничего больше о парфе Энгусу знать не нужно. И ей не хотелось разглагольствовать о рецептах, в которых она была не сильна. Гораздо больше мысли занимало то, что О'Рейли помогал ей одеваться. Это было странно. Она все смотрела ему в глаза и пыталась понять, что творится вообще. Понять секс было проще простого. Желание побыть вместе тоже. Но одевать-то ее зачем? Она почти решилась оставить это как очередную загадку Энгуса О'Рейли, но он выкинул кое-что похлеще. Августа на долгие секунды замерла с туфлей в руке и на одной ноге. Затем медленно подняла взгляд на лицо Энгуса. Вроде смеется... Ей 62. Но дело даже не в этом. Она никогда не была ничьей девушкой. В тот единственный раз, когда Норман, наверняка, намеревался предложить что-то такое в школе, она его ловко срезала. А потом... потом ни у кого из них не возникало вопросов о природе их отношений. Еще, конечно, было маленькое приключение в Сирии, но там вообще на такую ерунду не разменивались и, фактически, Яштуган до сих пор был ее женихом, просто забыл об этом.
В общем, она попыталась улыбнуться в ответ, но не вышло, несмотря на уверенность, что Энгус не всерьез это. Потом она поняла. Ему нужен какой-то статус. Может быть для самоопределения и понимания, нужно ли ему искать других женщин. С этим она, пожалуй, могла помочь.
- Мы дружим. И спим, - вроде других женщин она устранила. - Пойдем уже есть, - и разговор закончила.

Они оказались в Белфасте. Энгус решил, видимо, показать ей все города Ирландии.
- Дублин на очереди? - поинтересовалась она, озвучивая свои мысли. Понятно, почему Энгус не водит ее по Англии, ему тут роднее. А ей, постоянно живущей на Родине, все равно. Собственно, ей было гораздо интереснее быть с ним, чем где-то достопримечательности смотреть.
Этот паб был посвежее прошлого. Людный, но очень приличный, хотя тоже в стиле. Августа отметила это где-то между желанием срочно заказать еду и расспросить Энгуса о детстве. Вроде он тут родился. Тут работал на каникулах. Здесь у него когда-то, наверняка, была родня, о которой он особо не рассказывал, и дом, где он провел детство. Наверняка, в итоге они придут и к разговору о ребенке - он же хотел обсудить свою личную жизнь.
Пришлось делать все по порядку. Заказать, открыть рот для вопроса и заметить, что Энгус накладывает чары, чтобы их не подслушали. Она немного напряглась. Особенно, когда он странно воровато заозирался. Невольно Августа сделала тоже самое, но вокруг были только маглы. Кто знает, чего ей следует опасаться. Инстинкты на Первой магической она не растеряла. Впрочем, Энгус выдал какую-то муть и озадачил ее еще больше, чем если бы заявил, что на него охотятся вьетнамские спецавроры.
- О чем ты? Девочка пропала. Но я не думаю, что это Пожиратели. Они бы уже требовали выкуп или использовали ее как-то против Дамблдора. Но Лавгуды, знаешь, странные люди даже по моим меркам и, я уверена, что все будет в порядке. Слушай, а ты как себя чувствуешь вообще? - она потянулась рукой к его лбу, потрогала. Вроде нормальный. Но Августа не на шутку разволновалась, ее аж в холод бросило. Она вчера нехило вторглась в его голову. Может перепутала что-то?.. Или мертвая девочка так сильно разрушила его разум, что теперь он заменяет ее выдуманной Луной Лавгуд? Кошмар какой. Заодно она бросила взгляд на вредноскоп и убедилась, что вроде как пока все безобидно.
Прежде чем Энгус объяснился, официант принес еду, но Августе уже кусок в горло не лез.

Отредактировано Augusta Longbottom (15 февраля, 2018г. 00:18)

+1

64

А что, в самом деле так безумно звучит? Августа пощупала ему лоб с уверенностью человека, способного по температуре диагностировать гастрит или болезнь Альцгеймера. Но поскольку вчера с того, что она пощупала ему лоб, началось самое интересное, Энгус только усмехнулся.
Он хотел уже заговорить, но тут возникла еда, и пока притащивший ее официант не исчез, он молчал. В ожидании как раз удалось съесть кусочек гренки.
- Не так давно, - начал он с остывающей гренкой в руках, - у Луны Лавгуд случился всплеск беспалочковой магии, пострадала Амбридж. В ее возрасте это странно, я имею в виду, ей пятнадцать, откуда там беспалочковая. Слагхорн занервничал и связался с Кормораном. Корморан посмотрел на Лавгуд и тоже занервничал. Он заручился согласием отца и попросил меня самого посмотреть. 9 марта мы встретились, поговорили. Я попробовал заглянуть в ее воспоминания, и у неё случился новый всплеск. Окрестности немного пострадали, нас приложило... я решил, что надо ее убирать из школы, пока никого не убило.
Энгус прервался, поскольку появился его Гиннесс. Он сделал пару глотков, поверх бокала глядя на Августу. Он как-то забыл спросить, в каких она отношениях с Отделом Тайн, но надеялся, что если бы в хороших, то он знал бы. И что даже если в хороших, ее отношения лично с ним будут приоритетнее.
- Ну вот мы и убрались оттуда, пока никто не успел прибыть, - он вспомнил про невысказанный вопрос, который сам себе задавал много раз, особенно в первые дни - может, надо было все-таки дождаться авроров, департамента существ там? Казалось, что Августу это тоже будет интересовать в первую очередь. - Если она так реагировала на Амбридж и легилименцию, то представь, что было бы, если бы мы ее сдали... не знаю, кому. По-моему, ей интересуется Отдел Тайн. В общем, я забрал ее к себе. Дамблдор в курсе, Боунс тоже. Старшему Лавгуду Корморан написал, не знаю, где его там носит. У неё в самом деле огромный потенциал беспалочковой магии, и мы пытаемся понять, как его контролировать, потому что пока она опасна и для окружающих, и для себя самой.
Ага, вот и его еда. Энгус кивнул официанту, взялся за свою вилку, повертел в руках и положил на место. Пожалуй, если его все-таки будут судить за похищение ребенка, надо будет сочинить более убедительную речь и еще написать такую же для Корморана.
- Помнишь Пандору Лавгуд? - это было уже после войны, когда они надолго потеряли связь, и Энгус не мог судить, за какими событиями Августа следила, а за какими нет. Он даже плохо представлял, насколько любым другим людям со стороны, не занятым заботами о маленьком внуке, известна эта история. На всякий случай он пояснил: - Мать Луны. У нее было то же самое, и в конце концов... - ее пришлось собирать по частям, подумал он, но у Августы и без подробностей был такой вид, словно она передумала есть. Он попытался смягчить: - Из-за этого она умерла.

+1

65

А Энгус не особо волновался, кажется. Он усмехнулся и спокойно начал есть гренки. Он рассказывал об Амбридж, о Корморане, беспалочковой магии. Еще о том, как он гениально, видимо, все придумал, решив забрать чужого ребенка, и якобы со всеми договорился об этом, как будто компенсируя безответственность. Августа не знала, что думать. Все, что она слышала походило на бред и бла-бла-бла, я похитил Луну Лавгуд.
Принесли мясо, Августа взялась за нож и вилку и просто стала резать. На маленькие кусочки. Она соображала, что ответить и как проверить в своем ли он уме. И еще злилась, конечно, что все так повернулась. Надо было вчера остановить его, не поддаваться и все выяснить. Что сделала она? Проигнорировала собственную интуицию ради секса. Августа была собой недовольна, мягко говоря. И вдруг решила, что Энгус ее обманул, умолчав обо всей этой истории вчера.
- Я помню Пандору, - резко перебила Августа, откладывая нож, тот с шумом ударился о керамическую тарелку, повторяя ее собственное настроение. - Она, как и все Лавгуды, проводила странные эксперименты и никогда не беспокоилась о технике безопасности, - прозвучало грубо, но она так считала, а подбирать слова помягче сейчас не собиралась. Пандора была красивой и совершенно безобидной, ее было жаль, но ее смерть вовсе не должна была оправдывать Энгуса в настоящем.
Она собралась с мыслями и постаралась не слишком нервничать. Сложно было сказать, что беспокоило ее больше всего: душевное здоровье Энгуса и возможность того, что он мог на выбор попасть в тюрьму (свободных мест много!) или в Мунго (в палату рядом с Фрэнком и Алисой) или что он вообще не соображал, к чему себя подводил.
Она глубоко вдохнула и выдохнула. Не орать. Вполне вероятно, что она просто немного его подлечит, и все наладится. Выглядел Энгус нормально, распространяться о девочке в министерстве вроде не собирался. Никто и не заметит, что он психанул.
- Хорошо, Энгус, - почти мягко начала она. - Объясни мне, почему ты решил, что справишься со всем этим сам? - она нарочно игнорировала роль Корморана. С этим персонажем она разберется позже. - Ты ничего не знаешь об этой магии, признаешь, что она опасна для окружающих. И ты вроде не ученый, чтобы ставить эксперименты над ребенком. Как, собственно, ты ей помогаешь? - Августа задавала вопросы и все больше ужасалась сама. Уж лучше пусть он двинулся, чем все это реально. Всплеск магии у Хогвартса действительно был. Тогда Лавгуд и пропала. И там было еще двое. Августа побледнела.

+1

66

Энгус говорил, а Августа все еще не повышала голос и даже не перебивала его. Она только резала мясо у себя в тарелке на небольшие кусочки, и в какой-то момент ее движения начали казаться угрожающими. В общем-то Энгус понимал. Он бы тоже не хотел узнать о ней что-то подобное после того, как они уже переспали и - ну по крайней мере он - испытывали по тому поводу много эмоций.
Он дожевал свой гренок, запил пивом и сложил руки на коленях, ожидая реакции. Реакция оказалась на удивление мягкой, а под конец Августа казалась даже испуганной. Энгус чуть было не подумал, что она начала волноваться из-за того, что находится в компании психопата практически одна - магглы не в счет.
Почему он решил, что справится? Хороший вопрос с учетом того, что он не решал. Было скорее наоборот: сначала пришлось что-то делать, а потом уже справляться с последствиями. Когда решать было поздно.
- Ну, - он вытащил руку из-под стола, облокотился на стол и подпер щеку. - Потому что я не знал, что еще делать? Потому что я решал проблемы по мере поступления? Потому что моя интуиция сказала, что ей нельзя ни оставаться в Хогвартсе, ни оказаться в Министерстве?
Энгус посмотрел на пиво, пиво посмотрело на него. Он вытащил из-под стола вторую руку и отпил еще пару глотков. Хотелось выговориться. Вчера, помнится, он собирался так и сделать, но Августа переключила его на более приятные занятия, и это было прекрасно. Просто выговориться-то все еще было надо.
- Знаешь, в чем проблема? Никто ничего не знает об этой магии. Луна не знает. Корморан не знает. Дамблдор не знает. Я не знаю. Но с ней надо что-то делать уже сейчас, и что-то я не вижу других желающих этим заняться. Обеспечить безопасность детей в Хогвартсе, пока Луна там. Или дать мне книжку по сраной беспалочковой магии, чтоб я не ставил опыты на ребенке. Или пригнать из-за границы Лавгуда, чтоб сам занимался своей дочерью. Или хотя бы отменить лично для меня ответственность за похищение детей. Да хрена лысого.
Энгус потер щеку там, где чесался уже давно невидимый порез от бритвы Лестрейнджа, отвернулся и посмотрел в окно. Стекло было темным, и он видел силуэты людей. Подозрительных среди силуэтов не было. Он отвернулся и от окна, посмотрел на Августу и развел руками.
- Уж помогаю, как могу. Учу контролировать сознание, концентрироваться, разбираться с эмоциями...

+1

67

Августа чуть отодвинул тарелку, понимая, что в отличие от некоторых есть и пить ей уже не хочется. Она задает простые вопросы, те же самые, что сам Энгус должен был задавать себе постоянно, а он еще и наезжает на нее в ответ. Как будто его безумные действия не требуют пояснений, и она тут должна по голове его погладить за фактическое похищение ребенка, который потенциально опасен для окружающих и себя. Очевидно, он считал себя очень умным и озвучивал все так, будто бы других вариантов не было, а она дура такая не понимала этого. Августа все понимала. Полную картину происходящего. О'Рейли и его дружок-любитель-пирогов вляпались по самые уши, а теперь просто не знали, что делать. Она не знала, чем занимается Корморан и о чем думает, на Хаффлпафф никогда не было надежды, но О'Рейли вот нашел прекрасный способ отвлечься в ее лице. Нормально вообще?
Августа прищурилась. Она сама бы его взорвала, если бы не было жалко, что мир потеряет такого фееричного идиота.
- Проблема в том, что ты возомнил себя героем, который лучше всех знает, как поступить правильно, - она начала тихо, но постепенно увеличивала громкость. - Где ты собрался увидеть других желающих помочь, если прячешь ее и шифруешься по мгловским районам?! К кому еще ты обратился?! Кому ты позволил помочь обеспечить безопасность других детей?! И, готова поставить все свои поместья, что ты не особенно пытался искать эту гребанную книгу или ее отца! Ты просто учил ее разбираться с эмоциями... Можно подумать сам во всем этом силен!
Она закончил, решив, что дальше он даже не достоин ее криков. Откинулась назад на стуле, сложила руки на груди и тяжело посмотрела на Энгуса. То, как восприняла это она, это еще цветочки. Если узнает общественность, то О'Рейли прослывет маньяком и педофилом, не способным объяснить свои действия. Попасть в Мунго для него теперь было бы даже неплохо. Вариант с полупустым Азкабаном более реален. Впрочем, что уж. Реальнее то, что он доиграется и все-таки умрет. А она? А что она? Оттеняет всю эту хрень каким-то боком. И всегда спит с мужчинами, которые погибают, ставя свою жизнь пониже чужих интересов. То есть вроде как не в первый раз будет. Августа мысленно перевернула стол и избила Энгуса тарелкой. Не стоило поднимать эту тему. Но она все равно подняла.
- Я думала, ты пригласил меня вчера, потому что мог умереть в том безумии, - она покачала головой и уставилась в свою тарелку. - Но ты сделал это, потому что можешь умереть в любой момент. Мерлин, теперь мне ясно, почему ты не хочешь идти домой, - все как-то очень печально сложилось в одно целое, печальное переросло в злое. А злое изо всех сил пнуло Энгуса под столом. Скотина. И ведь понятно, что теперь она не уйдет. Не бросит друга в беде и бла-бла-бла.
- Отдел тайн изучал случай Пандоры? - спросила она, потирая разболевшиеся виски. Сейчас услышит ответ вроде "откуда я знаю?" и просто убьет его.

Отредактировано Augusta Longbottom (16 февраля, 2018г. 13:12)

+1

68

В общем-то, Августа вела себя как всегда. Энгус был знаком с этой ее манерой ещё со школы, а со времён совместной работы привык сначала дать ей поорать, не принимая близко к сердцу, а потом она сама перейдёт к существу дела. Поскольку к существу дела она подходила с умом, ее вопли и стоило терпеть.
Энгус подумал, что сейчас надо поступить так же. Проблема заключалась в том, что сейчас Августа сместилась куда-то в область особенно чувствительных тем, и вместо того, чтобы просто переждать самые громкие - во всех смыслах - заявления, он реагировал. Обижался, злился и собирался оправдываться, и с одной стороны, какого черта, в с другой, они же говорили не как начальник с подчиненной.
- Да господи! - сказал он раздраженно. - Слава богу, все знают, как надо поступить правильно, кроме меня!
Что, сейчас тоже надо было контролировать эмоции? Энгус снова потёр щеку и снова уставился в окно, и снова не нашёл там ничего интересного, но картинка в тёмном стекле ему нравилась. Упрощённая и чёткая.
- Слушай, - сказал он наконец негромко, вроде бы взяв себя в руки. - Я никем себя не мнил. Я хотел убедиться, что с девочкой не та же чертовщина, что была в Выручай-комнате, и все. Если б я мог учесть существование неведомой злоебучей херни, я бы, может, придумал что-то другое, но тут уж извини. Ее надо было срочно убрать из Хогвартса - я убрал. Надо было найти защищённое место на первое время - я в таком живу. Надо решать проблему - я делаю что могу. Если можешь сказать мне, что еще надо было сделать в этих обстоятельствах - валяй, давай сразу по пунктам. А если я идиот, так это не новость, пора бы привыкнуть.
Может, она думала, что у него было время на раздумья? Когда в ночь на десятое Пожиратели напали на Азкабан, неделю все разгребали дерьмо с двух рук, в ночь на семнадцатое Энгус оказался в долбаной Германии, а потом аж целых две недели приходил в себя?
Августа надулась, скрестила руки на груди и мрачно уставилась на него. В целом это был неплохой признак. Мог означать, что она готова перейти к нормальному диалогу. Или, наоборот, еще более эмоциональному. Энгус запретил себе вдаваться в подробности того, почему он вчера ее пригласил. Потому что так сошлись звезды, разве нет? Потому что ему был кто-то нужен, и одновременно этим кем-то могла быть только Августа? Она больно пнула его под столом, и это было так по-детски, что он практически одобрял.
- Неправда. Я возвращаюсь домой как всегда. Она славная девочка, у меня куча защитных чар, и у нее уже гораздо лучше с самоконтролем.
Августа потерла виски, словно намекая: у нее мигрень из-за него, урода. Энгус спрятался за бокалом пива, как бы подавая ей пример. Если заедать или запивать, то вообще-то все гораздо проще.
- Да. Отдел Тайн должен был изучить случай Пандоры. Они интересуются Луной, даже подделали для меня отчет об инциденте с Амбридж. Я думаю, они ее просто заберут, если смогут.

+1

69

Не стоило ему огрызаться в ответ. Когда люди огрызались, Августа заводилась еще больше. Сейчас она мрачно выслушала все его идиотские доводы и продолжила себя накручивать. Он мог бы не брать все на себя. Мог бы передать ее аврорам. Если не передать, так привлечь кого-то еще. У него точно были друзья, кроме будущего сокамерника. Конечно, она в какой-то мере понимала. Наверное, они хотели защитить девочку. Может Корморан, гребанный добряк, его надоумил. Но что теперь? Кто защитит самого Энгуса? И, по ее мнению, он теперь зашел в некий тупик, который намекал сам собой, что сделали они с Иэном что-то неправильно. Но у О'Рейли все было в порядке. Он попивал свое долбанное пиво и продолжал возражать ей. Мало того, одновременно с возражениями, он еще и не отрицал ее дурацкую роль во всем этом. Чтобы жизнь не казалась ему такой привлекательной, она потянулась и отобрала у него пинту. Бесит прям, когда он так пьет.
- Защитные чары у тебя? Какие? - как будто с любопытством спросила она, но тут же перебила. - Впрочем, когда ты взорвешься у себя дома, мистер-делаю-что-могу, можешь не переживать. Я прикрою твою задницу в министерстве и похороню, как достойного хрена общества, - на этом Августа с шумом отодвинула стул и решила выйти покурить. Она старалась делать это пореже, не подавать плохой пример Невиллу, но в такие моменты ничего поделать не могла. Надо же, она еще недавно думала, что ничего более волнующего, чем ее собственная смерть уже в жизни не случится. А теперь появился он.
Сигарету Августа стрельнула у какого-то ирландца тухлого вида. Она прислонилась рядом с ним к стене и закурила, иногда переминаясь с одного каблука на другой.
- Проблемы, сестренка? - спросил он вяло. От парня тянуло перегаром. Августа кивнула. Что уж тут скажешь. Действительно, проблемы. Она все думала на какой момент ей хотелось бы перемотать время. На тот, когда Энгус испортил ей аппетит? Или еще раньше, когда он испортил ее репутацию зама, к которой лучше не лезть? Ей было хорошо с ним. И она не хотела отказываться от всего этого. Но ее просто не хватит хоронить еще одного. Она только выглядит очень сильной, на самом деле, просто выбора нет.
- Хочешь анекдот про корову? - ее друг снова очнулся и начал заваливаться на Августу. Сигарету пришлось отбросить, и она подхватила пьяного и поставила на место, проследив, чтобы парень больше не упал. Вздохнула. Конечно, она может послать Энгуса и страдать по ночам от тоски. Может жать, когда он помрет и делать вид, что этого разговора не было. Можно было очень по-гриффиндорски взяться за дело самой и не дать Энгусу умереть. Августа попробовала оценить свои силы, но не вышло. Пьяный комик снова начал заваливаться, и она аккуратно опустила его вниз. Пусть полежит, проспится.
В пабе с ее отсутствием ничего не изменилось. Прошло наверное минут 5 всего. Конечно, ничего не стало проще.
- Ну так и почему ты до сих пор не изучил документы Отдела тайн? - спросила она довольно спокойно и села обратно за стол. Сомневалась Августа, что существует в мире какая-то книга о беспалочковой магии, и если для Энгуса было не слишком похитить ребенка, то можно было и с невыразимцами связаться.

Отредактировано Augusta Longbottom (18 февраля, 2018г. 01:07)

+1

70

Августа отобрала у него бокал. Энгус не стал сопротивляться. До него начинало понемногу доходить, что не так и почему она так злится. Он втягивал ее в дурацкую, с очень небольшими шансами благополучного исхода историю. Как обычно и делают настоящие гриффиндорские друзья с той разницей, что он не был настоящим гриффиндорским другом. Отчасти ему было неловко за это, отчасти не было. Она потянулась к нему точно так же, как он потянулся к ней. Но наверное, надо было ее предупредить. Если бы формат их общения вообще подразумевал разговоры.
Энгус открыл было рот, чтобы перечислить ей меры предосторожности, но конечно, Августа не хотела знать этого на самом деле. Кажется, хотела она аппарировать из уборной.
Вероятно, кто-то в таких случаях бежит следом и уговаривает выслушать. Энгус не побежал, признавая за ней право выпутаться из этой ситуации как можно раньше. То есть сейчас. Это было печально и так далее, но явно лучше для неё. Он откинулся на спинку стула и начал методично ломать зубочистку на мелкие кусочки и выкладывать их на стол в шахматном порядке. Прогноз насчёт взрыва дома казался ему слишком пессимистичным. Неоправданно пессимистичным. Но какая-то вероятность, что так и будет, оставалась. И он был ликвидатором. И немало насолил Лестрейнджам. Не написать ли уже завещание? Сразу после того, как вернётся в Министерство и прочитает отчёт из Шрусбери.
По проходу застучали каблуки Августы. Энгус хмыкнул, сгрёб обломки зубочистки под салфетку и постарался не улыбаться. От неё слабо пахло сигаретами.
- Потому что они их мне не дадут, - сказал он так, словно никакой паузы в разговоре и не было. - Я разговаривал с их замом, Гэрриглом. Он сделал все, чтоб отвлечь мое внимание от Лавгудов. Впарил поддельный отчёт о том, что на самом деле не было никакой беспалочковой магии, просто Амбридж ополчилась на ученицу. Я не могу и дальше интересоваться этой темой, не вызывая подозрений.
И тогда, весьма вероятно, хрен общества таки подорвётся в своём доме, который хоть и не газифицирован, но блуждающий газопровод под ним совершенно случайно может и оказаться. Энгус не стал говорить этого вслух. Отдел Тайн не казался ему горсткой чокнутых убийц. Собственно, в отсутствие информации Отдел Тайн ему ничем не казался, просто доверять ему не стоило.

+1

71

Августа решила все-таки поесть. Все остыло, но хорошее мясо хорошо и холодным. Запивала пивом Энгуса и старалась поменьше придумывать за что бы ей еще обидеться на него. Да и голодовка ее никому не поможет. Оставался, конечно, неприятный осадок от всего этого разговора. Но надо было и самой понимать с кем связываешься. Вчера она каким-то образом отключила разум, и была страсть, нежность и радость. Сегодня образ Энгуса сложился в единое целое. Помимо хорошего она вспомнила, что он трудоголик, каких поискать. Язвителен. Немаловажно - ее начальник. И весьма активный министерский работник, готовый умереть самыми разными способами - не только влезая в голову Луны Лавгуд. И ему слишком много лет для перевоспитания, если это вообще было когда-нибудь возможно. А у нее, что характерно, не так уж много времени, чтобы привыкнуть.
Августа шумно выдохнула и снова мрачно посмотрела на Энгуса. Спокойно мрачно. Он подпортил ей настроение, это и так ясно.
- Я, кстати, думаю, ты и так под подозрением, - оптимистично предположила она, доедая последний кусочек мяса. - Они либо следят за тобой и Иэном, либо уже все знают, - и о ней скоро все узнают. Не убьют, конечно, слишком много вопросов это повлечет вокруг, но могут стереть память или что похуже. У невыразимцев всегда свои интересы. Может они тоже решили, что у Энгуса Луне пока быть надежнее и меньше шансов разрушить всю Британию? Что же, в этом был резон. Он же учит ее контролировать эмоции. Августа чуть не закатила глаза.
- Ну так, а ты не думал... - она приподняла бровь и повела плечом, пытаясь сказать тем самым, что вовсе не обязательно разговаривать с кем-то, чтобы получить нужную информацию.
Она отставила от себя пиво, вернув большую часть Энгусу. От пива ее могло развести, и это могло хорошо сказаться на О'Рейли, чего она больше допускать не хотела.
- Ладно. Что ты сам собираешься делать? Ты собираешься еще лезть к ней в голову? - с некоторым беспокойством в голосе спросила она. Хотелось схватить его за грудки, потрясти как следует и заставить пообещать, что ничего такого Энгус больше делать не будет, но кто она такая, собственно, чтобы брать с него обещания? Он может делать, что хочет и вовсе не обязательно заручаться ее согласием или просто информировать. Жестко, но правда.

Отредактировано Augusta Longbottom (18 февраля, 2018г. 21:23)

+1

72

Августа решила поесть, и Энгус воспринял это как знак перемирия. Он продолжал сидеть, откинувшись на стуле, и молча смотрел, как она ест. Складывал журавлика из салфетки, чтобы было чем занять руки. Он раздумывал, что сейчас сделать. Сказать ей действительно, что от него много проблем, всегда будет много проблем. Или заткнуться и считать, что такие очевидные вещи в разъяснениях не нуждаются. Он выбрал второе, потому что первое отдавало какой-то тошнотворной мелодрамой.
- Возможно, - согласился Энгус, - и под подозрением. А возможно, все знают. Но тогда они знают, что Луна у меня с ведома и согласия директора школы и главы ДОМП. И с ведома, не знаю, что там с согласием, ее отца. И уж конечно, не против ее воли. Они теперь не могут прижать одного меня, понимаешь? И они не пойдут против всех сразу, и не захотят показывать интерес к Луне - после того, как они официально выдали мне, главе департамента, поддельный отчет по делу Амбридж. К ним тоже будет очень много вопросов, им это не нужно.
Он повторил это в основном для Августы, чтобы показать ей не столько безопасность положения, сколько то, что он подстраховался всеми возможными способами, и если появятся новые - подстрахуется и ими. Он творил херню с соблюдением техники безопасности все-таки. Эта игра на лавировании между чужими интересами вряд ли ей нравилась как аргумент, но отрицать, что Энгус сколько-то умеет в нее играть, она не могла.
- Но я думаю, они ничего не могут знать наверняка. Разве что...
Он посмотрел на маховик и хмыкнул. Возможно, перемещения маховика во времени и пространстве фиксируются. Но это значит только то, что Энгус впредь будет использовать его только по назначению - чтобы выспаться, прежде чем один рабочий день перетечет в другой. И ничего подозрительного в его действиях не будет.
- Так вот, - Августа отставила его бокал, так что Энгус тоже сделал глоток. - Я думал. Но у них стоят блоки. Я не знаю, насколько серьёзные. Но их придётся ломать всерьёз безо всякой гарантии, что именно этот владеет информацией о Луне. Я что-то не готов. Вот это точно Азкабан.
Она беспокоилась, и ему было приятно, что она беспокоится. Энгус пожал плечами. Он не знал, что собирается делать, кроме как импровизировать, а после этого вернуть Луну к отцу, в школу, в принципе во внешний мир. Все-таки она не должна годами сидеть у него взаперти. Вот только сроки... сроки всего этого были неясны.
И ещё он хотел соврать, что конечно, больше никакой легилименции маленьких девочек. Но это была бы неправда. Августа сама должна была знать, что это неправда, что он просто хочет ее успокоить. Энгус просто не был уверен, что хочет сейчас строить отношения в духе "ты сама должна была знать", даже если это ему удается лучше всего.
- Если понадобится, - сказал он неохотно. - Пока обходимся без этого, но я не уверен. Не обещаю.
Он заглянул в бокал и передумал пить.
- Понимаешь, она ребёнок, я к ней привязался, так что...
Он еще раз пожал плечами и решил разломать еще пару зубочисток.

+1

73

Она неодобрительно покачала головой. Энгусу казалось, что все очень складно у него с Отделом тайн. Директор знает, отец знает, Луна не против. Но в случае чего, его смерти и пропажи девочки, например, никто не докажет, что виноваты невыразимцы. То есть как он это себе представляет? Они в суд подадут? Смешно, если бы не так грустно.
- Им плевать на вопросы, Энгус. Говорят, они даже министру не подчиняются, - не то, чтобы Августа хотела рушить его иллюзию относительной безопасности, но об Отделе тайн мало что известно. И с кем он там в игры играет? Возможно, их целью было не просто забрать девочку. А может и цели-то не было. Как ей теперь спать вообще спокойно? А как спит Энгус?
- И я не предлагаю тебе им в голову лезть, - шепотом продолжила она, склонившись ближе. - Я была там в Первую магическую. У них все хранится... правда, найти сложно, - она вернулась в исходное положение и задумчиво уставилась в одну точку на столе. Вспомнила своего тезку, Августуса Руквуда. Они так и не смогли его тогда взять. Крыса хорошо затаилась. А Отдел тайн... что ж, удивительно, но может быть Энгус и прав.
- Ладно, я тоже не думаю, что это хорошая идея.
Хорошая идея - это выпить, покурить и заняться сексом. А все, что касалось проблем О'Рейли априори - плохие идеи. Еще одна плохая так и просилась на язык.
- У меня в Сирии был... друг, - она потерла лоб двумя пальцами, чувствуя, что голова опять может разболеться.
- Что-то вроде их Корморана, только круче, потому что изучал всяких редких местных... существ, наверное. Не летучих лошадей, а, знаешь, джинов искал и все такое, - Августа припомнила, что он много чего ей рассказывал. Жаль, она по-арабски не пыталась вникать. Тем более, он ей немного в другой плоскости был интересен, не то, что сейчас.
- В общем, я не уверена, что в этом есть смысл. Но их вид магии не предполагает наличие палочки.
Августа опять задумалась, глядя в ту же самую точку на столе. Думала, о том, как бы заставить человека ее вспомнить и все выложить, но при этом не ворошить прошлое в прямом смысле этого слова. А Энгус ломал зубочистки и думал о своем.
Она, конечно, так и думала, что ее никто слушать не будет. Вот зачем ему лезть к ней в голову, если он сам не знает, что там искать? Но хоть не соврал. И, конечно, нет ничего особенно странного в том, что он привязался к ребенку после всего, что было, но... и ничего хорошего. Кто-то в итоге заберет ее. Хорошо бы Лавгуд.
- Пойдем работать, - Августа добавила в голос бодрости, не желая больше поднимать тему. Ей нужно было подумать обо всем этом. Может возьмет отгул и сгоняет в Сирию. А может и нет. Но еще чуть-чуть, и ее голова точно взорвется от таких разговоров и кислой мины Энгуса.
- Там еще мужик у паба валяется. Надо его проверить. В идеале домой отправить, - Августа встала и чуть сонно потянулась.

Отредактировано Augusta Longbottom (19 февраля, 2018г. 23:26)

+1

74

Энгус кивнул. Да, пожалуй, им плевать на вопросы, и он не был уверен, что Отдел Тайн раскрывает хотя бы министру хотя бы половину своих тайн. Но работать приходилось с тем, что есть. Он не мог поставить события на паузу до тех пор, пока не сбегает уточнить кое-какую информацию о невыразимцах и заведёт там полезные связи.
Так что могло быть лучше. Могло быть хуже. Сейчас него были хоть какие-то козыри и не было времени расстраиваться, что это не роял флэш.
- Когда с ними начнутся сложности, я придумаю что-нибудь ещё.
От идеи пробраться в Отдел Тайн тайком Августа, к счастью, отказалась сама. Энгусу совсем не улыбалось вернуться домой в коробке из-под пиццы, если он нарвётся там на их премилые чары. Августа снова потёрла голову и наконец убедила его, что эта дурацкая стажировка именно в Сирии прошла не зря. К тезису, что пути господни неисповедимы, он только что получил неплохую иллюстрацию уровня воскресной школы.
- Дамблдор, - медленно проговорил он, - считает, что Пандора могла быть не человеком. Как вейла. Только не вейла.
И этот Хорезми, разложенный на столе в пожирательском логове. Картинка у Энгуса перед глазами стала такой чёткой, что он увидел то, на что раньше не обращал внимания, стараясь запомнить женщину. На ребре Хорезми, заботливо освобождённом от плоти, были начертаны какие-то знаки - то ли арабская вязь, то ли просто похожие символы. И кто его знает, была ли у Хорезми палочка.
Он все-таки глотнул ещё пива, потому что во рту пересохло.
- Ты можешь написать ему? Своему другу?
Если за информацией нужно идти не в Отдел Тайн, а в департамент международного сотрудничества... это очень упростило бы задачу - одну из задач. Все остальные задачи вряд ли можно было упростить, и по лицу Августы Энгус видел, что она не считает положение захватывающим. А он сам вместо того, чтобы думать о Луне (для которой, кажется, уже не мог ничего нового изобрести), думал об отношениях с Августой и о том, насколько хватит ее "дружим и спим", прежде чем проблем станет слишком много. Или не станет. А если станет, то смогут они работать вместе. Или не смогут.
Да, вернуться к работе было лучше, а перед тем испортить вечер какому-то мужику, который собирался мирно провести время под дверью любимого паба. Энгус усмехнулся, сунул деньги под недопитый бокал и протянул Августе руку.
- Пошли. Вдруг там валяется еще какой-нибудь специалист по государственным секретам.
На улице никто не валялся, только в мусорных баках шарилась кошка, да из-под двери в кухню - наверное, в кухню - слабо клубился белый дым. Специалисты по государственным секретам разошлись досыпать по домам. Энгус прислонился к кирпичной стене, на которой было что-то намалевано черной краской.
- Артур Уизли зовет меня на ужин, - сообщил он. - И предлагает взять еще кого-нибудь. Пойдешь со мной? Кажется, меня будут хвалить. Получишь новые впечатления.
Как будто ситуацию упростит то, что подчиненные будут знать об их связи. Но Энгуса все равно очень радовала мысль хоть символически захватить эту территорию и вымести оттуда Карлсона с его горелыми лилиями (а это уже не символически).

+1

75

Новость о том, что Пандора была не совсем человеком не так уж и шокировала. Собственно, почему она вообще должна была шокировать. Это многое объясняло.
- Я бы Ксенофилиуса тоже проверила, если честно. Потому что я уже не знаю, где проходит грань между «реально странный» и «не человек», - она вздохнула. Фраза была сказана на полном серьезе. Лавгуда может уже Отдел Тайн забрал, раз он до сих пор не соизволил приехать и посмотреть на то, что какой-то ирландец творит с его дочерью. Ирландца она тоже бы проверила, конечно, но магический мир, наверное, еще не обрел нужного термина для того, чем страдал Энгус.
Она поправила мантию, не глядя ему в глаза и оттягивая тот момент, когда нужно будет пообещать связаться с ее сирийским другом. Наконец, Августа подняла взгляд.
- Может и напишу. Может и встречусь. Но я бы не особо рассчитывала. Знаешь, он тоже немного чудной, - у Августы было много оснований так говорить. Начиная от коллекции магических мечей, заканчивая фигней, которую он устроил ей с участием своей огромной семьи. 
- И... ммм... он, возможно, не очень хорошо меня помнит, - Августа посмотрела в потолок, нашла там очень интересное пятно. Незаконный Обливиэйт все-таки. Она не была уверена, что готова делиться с Энгусом криминальным прошлым. В конце концов, они всего два дня взаимоотношаются. То есть он поделился с ней по понятным причинам - она спросила и все равно бы узнала, и ей нужно было достойное объяснение того, почему они не могут отправиться к нему домой... В общем, Августа оправдала себя очень умело.
Она не стала больше развивать тему и взялась за протянутую руку. В таких жестах, наверное, не было ничего странного, если уж переспали. Но ощущения все равно были непривычные. Они шли рядом, как будто бы так и надо. А как надо - это был вообще большой вопрос. Что-то очень рациональное подсказывало ей, что лучше всего было вовсе не заводить отношений на работе, с начальником, с Энгусом. Тут даже Карлсон был куда менее проблемным вариантом, которому она и то дала шанс с большим скрипом и корыстными целями. И в итоге после того, как рациональное окончательно забраковало романтика-финансиста, она напилась и накинулась на О'Рейли. Очень умно. Интересно, она бы послала его, если бы такое случилось лет 15 назад?..
- Я же его здесь оставила, - немного растеряно возмутилась Августа, когда не обнаружила парня с анекдотом про корову. Оставалось надеяться, что его не подобрал кто похуже. Впрочем, это Ирландия, тут, наверное, пьяницы сами справляются.
От негодования ее отвлек Энгус. Он, наверное, специально прислонился к этой стене, заставляя вспомнить о том, как они вчера были вместе. Конечно, она вспомнила. Ощущения, картинка. Конечно, она захотела повторить. Но сегодня вроде были еще обстоятельства, которые, правда, она ненадолго отложила в сторонку и шагнула ближе, касаясь коленями. Сильнее сжала ладонь.
- Я все еще злюсь на тебя, - об этом было важно предупредить. Она положила вторую руку Энгусу на грудь, чтобы у него не возникло идеи притянуть ее к себе, как будто бы она уже не злится.
- Но думаю, я могу это пережить. Почему бы и нет?.. Уизли, наверное, тоже. Хотя лично я не уверена, что тебя стоит хвалить.
Ничего странного в приглашении она в данный конкретный момент, когда стояла так близко и... флиртовала, наверное - так это называется? - не заметила.
Наконец проведает Молли - тысячу лет не виделись. Поест вкусной еды. А с Артуром она вообще работает. И говорят у него огромная коллекция всяких магловских штук.

+1

76

Августа восприняла новость о происхождении Луны спокойно. Энгус удивился бы, если бы нет, но знание того, как люди порой реагируют на нюансы чужой родословной, до этого момента заставляло его держаться настороже.
- Про Ксенофилиуса Дамблдор ничего не говорил, - ради справедливости заметил он.
Сам Энгус видел старшего Лавгуда один раз в жизни, при обстоятельствах слишком печальных, чтобы можно было сразу взять и судить о человеке. Но он просмотрел пару номеров "Придиры" и понял, что доверять суждениям и полагаться на адекватность его редактора не решится никогда. Человек он там или нет.
Да и хрен бы с ним. Надо решать проблемы по мере поступления.
Он внимательно смотрел на Августу, которая как-то странно отворачивала взгляд и поправляла мантию, припоминая дорогого сирийского друга. Как будто контактировать с ним казалось ей небезопасно в каком-то смысле. Энгус замешкался, придумывая способ намекнуть чертовой гриффиндорке на то, что риск расстроит его больше, чем отсутствие информации, и Августа успела завести непринуждённую беседу с потолком.
О, и это она ему тут выговаривала!
- Случается, - заметил Энгус настолько философски, что не заподозрить сарказм мог бы только младенец. Но он сменил тон на серьезный, прежде чем Августа успела бы отомстить: - Если с этим сложности, то лучше не надо. Я просто поищу источники. У нас должна быть какая-то литература и об этом.
Раньше он даже не смотрел в сторону востока, ведь Луна-то родилась в Англии, жила в Англии, принадлежала Англии. Склонность Ксенофилиуса таскаться по миру осталась за скобками, и в итоге Энгус прошёл мимо простой мысли - о природе Луны ничего не знают в Англии, потому что Пандора не отсюда. Вот же идиоты они с Кормораном.
Августа взялась за его руку, и они пошли на выход. Это было непривычно. Энгус не слишком любил нежности в общественных местах, но сейчас это было именно то, чего ему хотелось. Обниматься, держаться за руки, может, даже демонстративно целоваться на улицах или в атриуме министерства. Весна, наверное.
Снаружи весна чувствовалась даже лучше, и Августа подошла к нему так близко, что его колено оказалось между ее колен, а ее рука на его груди. Энгус накрыл ее пальцы и слегка сдвинул левее, чтобы она слышала, как бьется сердце. Ему нравился этот ее способ злиться.
- Ты сможешь меня ругать.
Он мог бы ее поцеловать, просто слегка наклонившись вперед, но сейчас было интереснее не делать, вспоминать вчерашний вечер и снова ничего не делать, пока взаимное притяжение не окажется сильнее доводов рассудка и представлений о приличиях и не подвинет немного планы поработать.
Энгус все-таки наклонился, чтобы прошептать ей в ухо:
- А я позабочусь, чтобы дискуссия всем понравилась.

+1

77

- Ничего не выйдет, - Августа подхватила игру и тоже понизила голос. От шепота у нее в ногах появилась слабость, но это звучало, как вызов. А вызовы она любила. Тут главное - не пересекать черту, и у нее получится.
- Ты же запретил ругать тебя при подчиненных, - она скопировала тон Энгуса и усмехнулась. Вспомнила тот самый разговор, когда Энгус звал ее обратно на работу и инструктировал, как ненормальную идиотку. Знала бы она тогда, что О'Рейли достаточно приласкать, и он заткнется. И что это действует и в обратную сторону, с ней самой. Было бы хорошо тогда вообще не устраиваться в министерство. Не возникло бы теперь логичного вопроса: не придется ли ей уволиться? Конечно, ей. Энгус даже под угрозой казни не уволится, наверное. И Скримджеру он нужнее, чем женщина, критикующая все его действия.
Она вздохнула и улыбнулась. Нет, сейчас, когда она вдыхала его запах и сдерживала прикосновения, Августу не слишком волновали эти вопросы. Самую малость может. И то, только потому, что был риск снова забить на все и остаться вдвоем в переулке паба.
- Завтра, после ужина приходи ко мне на всю ночь. На всю или вообще никак, - совсем тихо проговорила она и все-таки прикрыла глаза и на секунду прижалась щекой к его виску. Наверняка пожалеет об этом предложении уже через полчаса, засомневается. Может найдет завтра какой-нибудь повод и даст ему отворот-поворот. Все-таки он ребенка украл, и не должен был решить, что это пустяк для нее. Такие вещи не награждаются сексом. Но сейчас фантазировать о завтрашней ночи было очень приятно.
Наконец, Августа заставила себя открыть глаза и вернуться в этот мир. У Энгуса сердце забилось чаще, и она восприняла это, как тот самый эффект, которого добивалась. Пришлось немного отстраниться и посмотреть в лицо, убедиться, что он тоже здесь, а не витает в облаках.
- Пойдем. Если из-за всего этого пострадает работа, то я уволюсь, - улыбка на ее лице говорила, что, в отличие от условия с Мэгги, это шутка. Наверное. Ну, до определенного момента, конечно. Вообще-то, по большей части ей сейчас было плевать на работу, но она все еще считала это игрой.

+1

78

Если он и в самом деле собирался сегодня работать, не надо было начинать перешептываться с Августой. Шепот сразу же заставил вспомнить о ее губах, прикасающихся к шее, к плечу, о ее теплой коже и о множестве других занимательных открытий. Увлекшись воспоминаниями, которые можно было вернуть к жизни вот прямо сейчас, Энгус не сразу сообразил, что надо что-то ответить.
Он кончиками пальцев погладил ее ладонь изнутри
- А если бы на этот раз разрешил, то ты стала бы?
Можно было не играть в эту игру, а сразу поцеловать ее, сгрести в охапку и забрать куда-нибудь, где им никто не помешает. У Энгуса была на примете парочка таких мест, и они проигрывали подворотне Голуэя, а теперь улочке Белфаста только тем, что не имели привкуса запретности. Неиллюзорная вероятность быть пойманными во время быстрого секса прямо там, где застало желание, очень обостряла ощущения. И вот это ощущение, когда Августа прижималась к нему щекой, тоже. Энгус провел губами по ее шее, еда-едва прикасаясь.
- Приду.
Это было именно то, что сегодня собирался предлагать он сам. И даже если ужин с Уизли только послезавтра, прийти он собирался завтра. И что же это, Августа предлагала отложить весь разврат до тех пор? Нельзя же так. Завтрашний вечер казался бесконечно далеким. Ужин у Уизли еще более бесконечно далеким. Работа казалась бесконечно далекой. Все казалось далеким, кроме Августы, и он собирался проиграть ей в смешную игру "кто кого облапает первым".
Именно в этот момент она отстранилась. Энгус разочарованно вздохнул. Ладно, в кабинете у них будет больше возможностей для самовыражения. И работа могла пострадать, по его скромному мнению, только если они не будут от нее иногда отвлекаться.
Наверное, надо было подумать об этом серьезнее. Но он всего второй день спал с собственным заместителем и сначала собирался к этому привыкнуть, а потом уже обдумывать. И в конце концов, она сказала "уволюсь", а не "брошу тебя", ведь так? Энгус тоже улыбнулся.
- Пошли проверим, пострадает или нет.

+1

79

Нетрудно было догадаться о чем думает Энгус. Она о том же самом думала, и это, наверное, было нормально. Секс в первые раз -дцать всегда очень интересен, независимо от локации и способа. Пока они с этим не наиграются со всех сторон, так и будет все время хотеться. Потом... тоже будет, но не потому что интересно, а потому что нужно, как воздух. У нее вообще, считай, вторая весна в жизни. Все так легко и просто. Как будто она школьница и не может остановиться и не думать о чем-то кроме. Если у Энгуса тоже самое, то они попали. Он, конечно, придумает на завтра что-то с ребенком и придет. Но это вовсе не значило, что работа сегодня сделается. И ему все еще надо домой. Если она правильно понимала, то Луне было лучше не беспокоиться о местонахождении Энгуса. Особенно после того, как его похитили. Да что там, она и сама забеспокоилась бы, если бы он не явился на работу и нафантазировала худшего. Но, вообще, почему она должна быть разумной в этой ситуации?
- Идем, - еще раз повторила она, решительно потянув Энгуса в переулок, в который они аппартировали. - Знаешь, ты выглядишь совершенно по-идиотски. Как будто зелья счастья напился. Надеюсь, у меня не так же? - спросила она прежде чем переместиться обратно в Министерство.

В здании еще оставались люди. Самые двинутые на работе маги, которым пойти некуда было. Впрочем, плачевное положение дел в магическом мире всех их разделило на две части: те, кто хотел больше проводить времени с семьей и те, кто считал, что тут они полезнее.
Она, конечно, отпустила руку Энгуса еще до того, как они вошли внутрь, но все равно постоянно казалось, что на них косо смотрят. Пришлось успокоить себя мыслью, что на самом деле тут никому нет до них дела. Уж на фоне общей усталости и задолбанности точно.
Они прошли мимо ее кабинета, Августа захватила со стола копию отчета из Шрусбери. Как теперь его прочесть спокойно, она и не знала.
Кабинет Энгуса как будто изменился. Что-то такое еще витало в его атмосфере... то, чему в министерстве не место.
Августа вздохнула. Будь они нормальными людьми без багажа, то сейчас бы принимали душ и продолжали в постели заниматься личным счастьем, а не работать на благо общества. И когда она успела стать такой лентяйкой?
Она решительно взялась за стопку отчетов на столе Энгуса, сверху кинула тот самый, их любимый, и села на стул. Разуваться стало уже почти традицией.
- Ну давай, что там у тебя накопилось, - в голосе прямо-таки энтузиазма выше крыша. Она вчиталась в первый документ и сунула его Энгусу. - Ерунда, подписывай.
Так же поступила и со следующей бумажкой. Какие-то документы для бухгалтерии. За отчет она взялась с чуть большим интересом. Хотя это все равно долго и нудно, но что поделать. Дала Энгусу его копию.
- А ты раньше с кем-нибудь спал в своем кабинете? - вдруг спросила она, не отрывая глаз от написанного и даже вчитывалась в основной текст.

+1

80

Ну, у него не только вид был, как будто он напился зелья счастья. У него и ощущения сейчас были похожие. Кто бы мог подумать, что так будет с Августой. Что с Августой вообще что-то будет. И Энгус все еще не собирался сейчас об этом думать. Он по-идиотски улыбнулся.
- Нет. Ты глас разума. А мне слишком хорошо.
И было бы еще лучше, если бы Августа дала ему спокойно проиграть. Впрочем, думать было приятнее не о том, чего не было, а о том, что у них еще будет. Сегодня. Завтра. В будущем.

К прибытию в атриум он все-таки перестал так радоваться жизни, надел деловое выражение лица и сунул руки в карманы, чтобы нечаянно не выдать себя в присутствии каких-нибудь министерских придурков. Если для него раскрытие этой связи обернулось бы легким общественным порицанием, то у Августы были бы проблемы посерьезнее, и Энгус не хотел их создавать. Она могла сколько угодно шутить об увольнении, но на самом деле это было не смешно. Она всегда устраивала его и как заместитель, и как глава обливиаторов. Упускать ее было бы глупо, к тому же Энгус знал, что проводить на работе меньше времени не сможет, и проводить это время с ней было гораздо лучше, чем без нее. Да, даже если просто работать.
До отчета из Шрусбери Августа добралась первой. Энгус запер за ними дверь кабинета и наложил звукоизоляцию сразу же. Записка от Мэгги о том, что она не нашла миссис Лонгботтом, лежала на столе. Он прочел, усмехнулся и выбросил в корзину, туда же, где лежала записка Августы.
Стол теперь смотрелся гораздо интереснее и порождал в мыслях легкий туман. Энгус решительно изгнал его и уселся на место. Августа теперь была по ту сторону стола, но он мог прикасаться к ее пальцам, пока берет бумаги.
Вот разве что отчет о чертовых артефактах, парочку магглов оставивших инвалидами, требовал внимания. Энгус только заставил себя сосредоточиться, когда Августа решила его отвлечь.
- Нет, - он ткнул пальцем в строку, на которой остановился. - И кстати, на улице тоже в первый раз.
Что поделать, некоторые любят комфорт. И то, что на старости лет он решил комфортом пожертвовать в пользу желания взять ее прямо здесь и сейчас, его одновременно смешило и радовало. Это было что-то новое. Что-то совсем новое.
Он прочитал еще пару строчек, не вникая в смысл, и снова отвлекся.
- А ты?

+1

81

- Ты не очень-то развлекался, Энгус, - протянула она, перечитывая заключение из Шрусбери. - Почему?
Ее одновременно занимали две мысли: почему было затронуто так много маглов и что за унылая жизнь была у Энгуса все эти годы, раз он даже на улице ни разу. Наверное, ему не попадались женщины с активной жизненной позицией. Как у нее. Сколько он их перебрал кстати? Августа подняла взгляд на его лицо и попыталась посчитать. Логично, что не вышло. Она снова уставилась в отчет, как будто не слышала его вопроса. Что ей ответить? У нее вообще-то был муж, говорить о котором было неловко. Да и не хотелось, чтобы он решил, что она сравнивает. Августа просто не могла сравнивать. Разве что с тем, как спокойно и одновременно голодно ей теперь стало. Всего-то за один день. Очень многообещающе.
- Так не было, - ей подумалось, что это нормальный, честный ответ, и Августа снова подняла взгляд на Энгуса и улыбнулась. Для него ее улыбка, наверное, такая редкость. Ей улыбаться так тоже было непривычно.
- Я не понимаю, зачем они наложили Обливиэйт на этого магла, - она подсунула ему третью страницу отчета. - Он вроде не видел ничего. Завтра вызову Питерсона для объяснений, - Августа недовольно вздохнула. Питерсон был ее опорой и зазря ничего не делал. Значит, кто-то хреново составил отчет, либо ее любимчик сдавал позиции.
Августа взялась за следующую бумажку. Нет, перебрать их - это не проблема. Проблема, если сегодня нужно будет что-то толковое написать.
Она села поудобнее, подобрала ноги под себя и продолжила читать. Ощущение, что в кабинете нельзя так вальяжно себя вести, появилось на короткий миг и очень быстро испарилось. В этом кабинете уже все можно. Августа уставилась в одну точку, даже не пытаясь скрыть о чем думает - по лицу и улыбке все видно, по тому как она теребит край свитка. Она отложила бумажку в сторону и зачем-то взялась за чернильницу. Повертела ее в руках и поставила на место. Как же сложно сосредоточиться.
- Работать вместе плохая идея, да?
Но Энгус сам захотел. И его можно было понять, как человека, который первый раз решился на секс на работе. А ей просто не хотелось оставлять его одного в министерстве. Это почему-то выглядело для нее предательством.
Она решительно встала и пошла к бару. Заварить чай или что-то вроде. Наверняка у Энгуса найдется и капелька бодрящего для таких случаев.
- Ну так что, где бы ты еще хотел? Я открыта для всего, - может и шутка, а может ей, правда, интересно. Говорить о том, кто чего хочет в постели она любила куда больше, чем говорить о том, кто и для кого что значит.
Августа начала бесцельно перебирать склянки, пока не наткнулась на нужную, а потом взмахнула палочкой и позволила магии сделать все остальное.

+1

82

В том, как Августа сидела в его кабинете и читала документы, было что-то умиротворяющее. Почти домашнее. Энгус время от времени посматривал на нее. Полчаса назад он думал, что она ушла и на этом все заканчивается, толком не начавшись. Но она не ушла, и на этом заканчивалась разве что его готовность все прекратить из лучших побуждений.
Почему? Ну что значит, почему. Потому что на улице холодно и вечно мешают какие-то люди. Потому что тогда было важнее показать, что ему есть куда привести женщину, чтобы приятно провести время. Энгус усмехнулся, не поднимая глаз от отчета.
- Вдохновения не было.
Так. Шрусбери. Воскресная ярмарка, автоматы с кофе и взрывающиеся стаканчики. Департамент, конечно, среагировал как только получил вызов, но вызов-то поступил не сразу. Сначала магглы честно старались починить проклятые автоматы, и конечно, ремонтникам досталось больше всех.
Ощущение было такое, словно орудовал говнюк-пятикурсник, потому что больше ничего зловещего, кроме количества пострадавших за свое намерение выпить кофе, не наблюдалось.
Когда Энгус снова посмотрел на Августу, она улыбалась. У нее была очень красивая улыбка. Он заулыбался тоже и подумал, что здесь нужен диван. Они могли бы сидеть, обнявшись, и читать все это. Так у нее точно не было. В приемной у Мэгги был диван, почему ему не поставили?
Спорный маггл внизу третьей страницы и правда портил идиллию. Энгус просмотрел четвертую.
- У него брат обварился. Брату память стерли, и этому за компанию, чтоб не было расхождения. Но Питерсона вызови. Что-то он разошелся память всем тереть.
Достаточно было стереть ремонтникам, которых автоматы попытались зажевать. А все остальные как будто кофе никогда не обливались. Курс маггловедения всем, срочно, и не трогать чужие головы без необходимости. И не отвлекать его от совещаний с заместителем.
Энгус снова посмотрел на Августу и очень удивился.
- Отличная же идея.
Ну может, по отдельности они оба и справились бы с этим отчетом быстрее. Может, завтра им понадобится быть как можно эффективнее, и каждый в своем кабинете они наработают больше. Но сейчас ничего нигде не горело, сейчас можно было просто заниматься этими бумажками вместе и не думать о том, что отношения мешают им работать. Лично ему казалось, что сочетать будет куда лучше, чем просто работать. И никто ничего не потеряет, если между бумажками они обсудят планы на завтрашнюю ночь.
Энгус подумал немного, обошел стол и уселся на него, как вчера. Августа готовила им какое-то питье, и он даже не собирался спрашивать, что это будет.
- Ну. Я бы хотел на большой кровати. Но я тоже открыт для чего угодно.
Он похлопал по столу рядом с собой. Тоже как вчера.
- Как ты любишь?

+1

83

Пока готовился чай, Августа вдруг задумалась о том, что неважно, что у нее там было или не было раньше. Главное, что если бы кто-то сказал ей, что завтра она будет сидеть в министерстве до ночи и болтать о предпочтениях в постели с Энгусом, то она бы отправила этого человека полечиться в Мунго.
Спрашивать о том, что он обо всем этом думает было глупо. Энгусу даже работать вместе казалось хорошей идеей, хотя за прошедшее время в этой самой работе они почти не продвинулись. Она покосилась на него, но возражать не стала. Нельзя было отрицать, что стресс от похищения и проблем с Луной сильно повлиял на их взаимоотношения. И на его... ну мировоззрение что ли. Другими словами, Энгус пошел вразнос. На секс на улице у него вдохновение появилось. Работать не хочет. Пригласил ее к Уизли (теперь это перестало казаться ей хорошей идеей). И вообще ведет себя как влюбленный дурак. Разве что без лилий. Пока что, прости Мерлин.
Августа достала склянку с бодрящим и капнула в чай. Может стоило дать Энгусу умиротворяющего эликсира? Кстати, ей уже не в первый раз приходит в голову мысль его вырубить. Не зря видимо.
Она снова повернулась к Энгусу, который даже не пытался вернуться к работе и предложил ей место не столе. При виде его счастливого лица она не могла думать о том, как глупо они себя ведут. Может поэтому уходить не хотелось?
- Хочу быть сверху, хотя не то, чтобы я собиралась тебя спрашивать, - она подала ему чашку и отпила из своей. Садиться не стала. Так он будет слишком близко и не с той стороны, лицо не видно. И вообще внезапно: нечего ей указывать, где располагаться.
- В смысле, ты ведь уступишь мне разок? - смешно ей было от всего этого. В лучшем смысле. И от работы отвлекать тоже нравилось в лучшем смысле. Она не особо волновалась о том, что делает, когда подошла ближе и снова поцеловала его. Чашку пришлось поставить на ближайшую поверхность, Августа чуть обожгла пальцы, но даже не заметила. Просто притянула Энгуса, чтобы было удобнее. Где-то еще была и его чашка, и Августа нащупала ее рукой и помогла удержать. Она неторопливо ласкала губы и не собиралась никуда спешить. Хотелось, и это было вполне разумно и осознанно, удостовериться, что все это не бред какой-то, который даже до завтра не доживет.
- Ты же ничего мне не подмешивал в виски? - она замерла, не открывая глаз, улыбаясь в поцелуй. Имела в виду, конечно, амортенцию. Настолько сложно было объяснить вчерашний вечер и сегодняшний день.

+1

84

Это был чай. Энгус взял чашку и сделал маленький глоток. В чае чувствовалось какое-то зелье, но совсем чуть-чуть. Он погрел руки о фарфор.
- Да сколько угодно.
Если она хотела посоревноваться в смысле секса, то надо было придумать что-то более интересное, чем кто сверху. Августа сверху его очень даже устраивала. Он представил это. Как ее бёдра сожмут его, взгляд снизу на ее лицо. Стол не очень для этого подходил, хотя в основном его останавливало то, что не помешало бы в душ перед вторым разом.
Августа из принципа делала по-своему. Сначала держалась на расстоянии, потом подошла поцеловаться. Энгус обнял ее за шею свободной рукой и прикрыл глаза.
Для разнообразия сейчас они в самом деле никуда не спешили. Работа слегка сбила настрой на немедленное повторение, и поцелуй скорее был нежным. Он и правда чувствовал к ней много нежности, особенно к тому, как она ёрничает и ласкается одновременно.
- Стал бы я портить хороший виски.
Значит, она тоже это чувствовала. Энгус продолжал целовать ее, пока она улыбалась. За эти пару дней она улыбалась ему больше, чем за последние пять лет. Он ей, наверное, тоже. Эти пять лет нужны были для того, чтобы сейчас все получилось, или были бездарно растрачены на пререкания?
Может, на самом деле надо сказать доппельгангеру спасибо и перестать злиться на Итон. Когда-нибудь потом. Энгус втайне надеялся, что вся эта история началась для Августы уже после его возвращения.
Он наконец сумел отставить чашку, ничего не разливая, и обнял ее и второй рукой. Прямо-таки сделал все возможное, чтобы быть как можно ближе, но неожиданно для себя же тихо засмеялся, вспоминая запах горелых лилий в коридоре. Кактус. Если он решит подарить ей цветок, это будет кактус.
- Что еще ты любишь?

+1

85

- Ну и славно.
Августа тоже прикрыла глаза и замерла, не меняя позы. По ее мнению, ни у одного нормального мужчины не могло возникнуть проблем с тем, чтобы усадить женщину сверху. А Энгус просто обязан был быть нормальным хотя бы в сексе. И при все ее симпатии и вере в его возможности, то, до чего она могла довести себя на нем, вряд ли возможно при ином активном участии Энгуса. Она почувствовала, как по спине и рукам пробежала стая мурашек и шумно выдохнула, в такт своим фантазиям. Ждать до завтра казалось большой глупостью. Впрочем, не большей, чем вообще стоять тут под предлогом работы и целоваться как дети.
- Много чего, - она немного отстранилась и внимательно посмотрела на Энгуса, изучала его выражение лица, пыталась прочесть мысли. Что это, собственно? Словесная прелюдия или действительно информативный разговор? Если последнее, то ему следовало уже сделать кое-какие выводы.
- Секс на метле. Оргии с приглашенными лицами. Или ролевые игры, где кто-нибудь Дамблдор, а второй ну... МакГонагалл, например? Чур, я - Альбус!
Она похлопала Энгуса по плечу и высвободилась из объятий. Ей просто нужно было отшутиться, потому что так не честно, она тут должна рассказывать, а он чай попьет и послушает. И вообще нужно потихоньку заканчивать этот день и отлипнуть от него уже наконец. А то все покатится не в том направлении. Может он подарит ей что-то или на какое-нибудь дурацкое свидание позовет, как несчастный Карлсон. И так уже Уизли обрисовались в планах... Потом, конечно, придется его отшить, он будет грустным, со своими печальными глазами... Неудобно очень.
- Не думал же ты, что я тебе все выложу после твоего откровения с большой кроватью? - она фыркнула, мол, а какой же дурак не хочет в постель, и стала поправлять прическу. В который раз мысль, что у Энгуса в кабинете нет зеркала приходит ей в голову? Она замерла, оставила волосы в покое и задала вопрос, который волновал ее где-то вдалеке, но все же был гораздо важнее чморения Энгуса и вытряхивания из него его грязных секретов.
- Ты уверен, что мне стоит идти к Уизли? Не будет это выглядеть странно? Мы же никогда особо не общаемся по работе. Только на повышенных тонах. И что в школе мы дружили никто особо и не помнит уже. И стажировку тоже. Было бы логичнее, если бы ты притащился туда с Кормораном.
Августа отметила, что когда она отошла от Энгуса, у нее заработал мозг. Главное оставаться на расстоянии и потихоньку двигаться к выходу. И не думать... о всяком.

Отредактировано Augusta Longbottom (3 марта, 2018г. 20:49)

+1

86

Она продолжала ёрничать, конечно. Энгус ухмыльнулся и не стал удерживать ее. Им нужна какая-то дистанция. Или нет. Он ещё не определился, но они только начали. Определиться можно будет и потом. Пока он просто почувствовал разочарование, когда она начала ускользать все дальше и дальше. А ведь на столе было не так уж и плохо.
- Тебе пойдёт борода. Я не хочу быть МакГонагалл, - он напоследок провёл рукой по ее спине. - Я буду системой образования.
А секс на метле пусть остаётся квиддичистам с их извращениями. Энгус вообще в такое не верил.
Он взял свою чашку и вернулся в кресло. С отчётом из Шрусбери все было понятно, Питерсона Августа казнит самостоятельно. Он начал разбирать бумаги, которые совсем недавно смахнул на пол, освобождая место. Теперь они ассоциирлвались с прикосновениями Августы и ее неровным дыханием на его плече. Ещё пара раз - и все в этом кабинете обзаведётся теми же ассоциациями, словно все эти предметы были собраны здесь только для того, чтобы стать свидетелями их близости.
Энгус посматривал на неё. Она наощупь поправляла причёску. В школе у неё были прямые волосы, а сейчас она их постоянно завивала. По большому счёту ему не было разницы, какая там у неё прическа. Во всяком случае, он не заметил разницы после того, как Августа переложила кудри чуть иначе. Может, ей тоже просто нравилось их трогать. И уж конечно, она выложит ему все свои пристрастия, просто, может быть, не словами.
- Ну, - Энгус раскладывал по порядку страницы какого-то своего черновика. Страницы не были пронумерованы, так что это требовало времени. - Если б я мог, я бы пошёл туда с вами обоими и посмотрел бы на лицо Артура. Но Корморан будет занят, так что его не берём. Конечно, это будет выглядеть странно. Они подумают, что между нами что-то есть. Это тебя достаточно пугает, чтобы отказаться от стряпни Молли?
Может быть, он и правда перегнул? Что если она и в самом деле разозлится и уволится? Хотя с чего бы ей злиться. Она же не ребёнок, знает, кого зовут на семейные ужины.
Соглашайся, подумал он. Ну же, соглашайся.
- Кстати, ужин послезавтра. Так что можешь отказаться сейчас, а завтра я тебя снова приглашу.

+1

87

Корморан занят. Как же.
Августа угрожающе сложила руки на груди и нахмурилась. Она думала, что чертов ужин завтра, поэтому пригласила его тоже завтра. Августа никак не могла припомнить говорил ли он ей дату или нет. В любом случае рушение ее планов тоже сыграло свою роль в том недовольном взгляде, которым она пронзила Энгуса.
- Чем занят Корморан? Ты что, уже спрашивал его?
Здесь не было правильных ответов. Если он спрашивал, то выходило, что она - план Б. Причем неважно, когда его пригласили и когда он спрашивал Корморана. Просто это означало, что он еще кому-то мог предлагать. Всем подряд.
Если честно, идти с Энгусом к Уизли могла согласиться только не слишком вменяемая личность. Это было что-то сродни предложения руки и сердца во время секса. И вот она ляпнула "да".
Если Корморана он не спрашивал, то тут еще хуже. Врет, подлец! И ладно бы врал ради секса, но врать ради ужина у подчиненных - это странно и смахивает на безумие.
Августа почувствовала реальный шанс, если не отказаться от завтрашнего вечера (не после того, что она запланировала), то хотя бы отказаться от ужина с Уизли. Особенно после той нелепой речи, что Энгус ей откровенно выдал о них.
Она фыркнула от смеха.
- И с чего бы то им решить, что между нами что-то есть? Ты же не собираешься целоваться, держаться за руки и хватать меня за всякие места? - вопрос был риторический, но Августа все равно подняла ладони, мол, увольте, тогда вообще.
- И если бы ты пошел с нами обоими, то Артур решил, что ты привел всех своих друзей объесть его. Да что там, мы с тобой ведь для него даже не друзья, так что создастся впечатление, что ты просто ходил по Министерству и предлагал всем подряд. Но даже этот вариант лучше, чем они что-то там подумают! - Августа заговорила громко и нервно, стала даже вышагивать по кабинету, чувствуя себя крайне неуютно, будто на нее навалились неожиданные проблемы. Наконец остановилась и выжидающе уставилась на Энгуса. Ему все шутки шутить. Почему его это нихрена не беспокоит? Она потерла переносицу.
- Если ты считаешь, что Артур решит, что между нами что-то есть, то зачем позвал?
Он же должен понимать, насколько это недопустимо. Или как?

+1

88

Августа насадила его на вертел, изжарила, съела и бросила кости собакам, и все это одним взглядом. Энгус считал, что она чертовски выразительна, когда хочет.
- Корморан будет занят, - повторил он.
Потому что будет сидеть с Луной на тот случай, если ужин затянется допоздна. А у Энгуса были все основания считать, что ужин затянется, чтобы они успели хотя бы попробовать все, что наготовит миссис Уизли. Августа вряд ли догадалась прочесть его мысли и продолжала метать громы и молнии. Энгус взял листок бумаги и палочкой вывел на нем: "будет сидеть с Луной!" Никакого желания говорить о девочке вслух в этих стенах у него не было. Он поднял листок и поверх него укоризненно посмотрел на Августу.
Детский сад. Они ведут себя, как в детском саду. На секунду ему стало смешно, поэтому хорошо, что между ним и Августой был листок.
- Не собираюсь. Разве что ты будешь настаивать, - сказал он очень серьёзно все ещё из-за листка, но потом все же опустил его, разорвал в клочки, сжёг и убрал пепел с помощью Эванеско. Вот так было надежнее всего.
Августа разнервничалась. Так, словно он и в самом деле мог бы пробраться в дом Уизли только для того, чтобы втянуть хозяев с интимные отношения. Энгус терпеливо ждал, пока она успокоится. Ну может, он вёл себя безответственно. Но что было делать, ему слишком понравилось думать, что вместе им лучше, чем порознь.
Им ведь в самом деле было лучше.
И это же Артур Уизли, господи. Безвредный Артур. Он же не на приём у Скримджера ее зовёт.
Но дело только в том, что Скримджер пока не устраивает приём.
- Позвал, потому что хочу пойти с тобой, - ответил он честно.

+1

89

Она вопросительно развела руками, когда Энгус начал показывать свои шарады на бумаге. Сейчас уже около 10 вечера, а с Луной никто не сидит. Так с чего бы завтра (послезавтра!!!) кому-то с ней оставаться?
- Что? Это же просто ужин. И он даже не завтра! Ты собираешься поесть там или заночевать и всю ночь рубиться в магическое лото?!
А Энгус продолжал быть несерьезным. Тотально несерьезным. Он прикрывался своим дурацким листком бумаги и делал вид, что в этом во всем ничего такого. Ладно, ей нравилось играть в эту игру. Вроде как они счастливая влюбленная парочка школьников, а вокруг сплошные взрослые, которые хотят их разлучить. Это было прекрасно, чувствовать что-то такое снова. Но это было, блин, неправдой. Разлучить их сейчас могут только они сами, если облажаются у Уизли, или в Министерстве, или в переулке возле паба. И эти, прости Мерлин, отношения, которые начались вчера, видимо, вполне логично завершатся на ужине послезавтра. Просто потому что он хотел пойти именно с ней.
- Да что это значит вообще? - она всплеснула руками, подошла ближе и угрожающе уперлась ладонями в стол. Могла бы даже нависнуть над ним очень впечатляюще, но, вот незадача, туфли-то сняла и роста не хватало. А ведь 5 минут назад она даже уходить собиралась как-то без них. Опять из головы вылетела настолько очевидная вещь, что Августа начала беспокоиться уже о собственном душевном здоровье, раз уж с Энгусом все и так ясно.
- Нет, правда, ты как себя чувствуешь? Я серьезно. Я просто понять тебя не могу! А ты даже не помогаешь! Ничего не получится, если ты мне не поможешь, Энгус. Понимаешь? - вкрадчиво и почти умоляюще протянула она.
Нет, это бесполезно. Она видела в глазах Энгуса все тоже самое и понимала, что он в итоге так и не ответит нормально ни на один ее вопрос. Августа перевела дыхание. Ладно. Может она от него много хочет. Что-то вроде "теряй голову, но будь разумным". Может нужно дать ему немного времени, чтобы пришел в себя? И еще упростить задачу.
- Хорошо. Давай так. Просто назови мне хотя бы одну версию, почему я могу пойти к Уизли с тобой и не сгореть потом в адском пламени из сплетен и домыслов и не испытывать позор на дисциплинарном слушании по этому поводу.
Она мысленно решила дать ему 30 секунд. Опыт показал, что этого времени Энгусу хватало на то, чтобы что-то сообразить.

Отредактировано Augusta Longbottom (4 марта, 2018г. 21:41)

+1

90

Да с кем там всю ночь рубиться в магическое лото? Как будто Артур умеет нормально играть. В способностях Молли выступить достойным противником Энгус тоже сильно сомневался. Разве что кто-то из их детей решит заглянуть на огонек и проявить себя.
- Я все равно с ним не пойду.
Августе как будто стало совсем уже не смешно. Она подошла к столу, оперлась на него и начала о том, что не понимает. Господи, да что тут было понимать. Ему было хорошо с ней, ей было хорошо с ним, как раз наступила весна и они собираются завтра провести вместе ночь. Все же было прекрасно.
И ему не надо было долго думать над версиями, почему Августа не сгорит в адском пламени.
- Потому что Артур не сплетник?
Но даже до него, пока он говорил, сквозь весь этот розовый туман начало доходить, что шутить над такими вещами можно только до определенного предела, и этот предел он, кажется, упустил из виду. Энгус вздохнул, потер лоб и заставил себя вернуться к рациональному.
Рациональное подсказывало, что ему надо извиниться и признать, что он ведет себя как идиот. И взять свое дурацкое приглашение назад. Ему очень не хотелось этого делать. Но сердитый взгляд Августы намекал, что спать с идиотом она не подписывалась и кому-то надо срочно умнеть.
И что это плохая идея - вот так сразу ее подставлять.
- Ладно, - Энгус сменил тон и накрыл ладонью ее руку. - Ты права. Извини. Я что-то разошелся.
Он погладил пальцы Августы, еще раз извиняясь за то, что его понесло.
- Обойдемся без Уизли. Схожу к ним сам.
Как он себя чувствовал? Странно. Но пока что вменяемо, даже если считать навязчивое желание снова затащить своего зама в постель. Это, может, было самое вменяемое желание за последние дни.
Энгус отпустил ее руку и сделал пару глотков чая, чтобы отвлечься. Может быть, и правда надо было дать ей проверить блоки, просто чтобы быть уверенным, что он не сошел с ума. Но что если она проверит, вправит все, что нужно, и волшебство уйдет?
- Я очень ненормальным выгляжу?

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Заместительная терапия (30 марта 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC