Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Гомеопатический метод (15 - 17 марта 1996)


Гомеопатический метод (15 - 17 марта 1996)

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Название эпизода: Гомеопатический метод
Дата и время: с вечера 15 марта по 17 марта 1996
Участники: Молли и Артур Уизли (нпс*)

"Нора"

* - нечего ждать у моря погоды

0

2

[icon]http://s3.uploads.ru/UGban.jpg[/icon][info]<b>Артур Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>начальник Отдела по борьбе с незаконным использованием изобретений магглов (и к самим магглам)</i>[/info][sign]Воспитал собственную квиддичную команду.[/sign][status]предатель крови[/status][nick]Arthur Weasley[/nick]Артур редко позволял врожденному оптимизму уступить нападкам злоключений - он в самом деле считал себя удачливым человеком, а уж вместе с Молли они запросто преодолевали любые трудности, встречающиеся на пути.
И несмотря на то, что последние месяцы магическая Британия явно переживала трудные времена, а тучи сгустились и над семейством Уизли, Артур был уверен: они справятся. К Рону, Хвала Мерлину, вернулась магия, Джини совсем не пострадала при нападении на Хогвартс, старшие сыновья тоже радовали, и даже за Перси после смерти министра Фаджа Артур волновался намного меньше.
Конечно, были и другие проблемы: например, к Молли вновь вернулись ее головные боли. За последние несколько лет они возвращались все чаще, и Артур, хотя и верил заключениям колдомедиков о том, что с женой все в порядке, не мог не уловить это учащение - и забеспокоился.
Сейф в Гринготтсе уже не был так уж печально пуст, как раньше: все-таки, отправив в школу всех детей, включая младшую дочь, они с Молли существенно сократили расходы, а уж за годы на грани Молли научилась виртуозно экономить, потчуя при этом семью великолепной стряпней - и Уизли нынче могли себе позволить обратиться даже к платным специалистам, основываясь на диагнозах целителей. Знать бы еще, что именно было проблемой.
- Милая, я дома, - Артур бросил взгляд на часы над камином, стрелка с его именем на которых указала на "Дом", и размотал  шарф - конечно, связанный супругой. Достав из кармана кулек с жареными каштанами, купленный дорогой, он прошел на кухню, наслаждаясь аппетитными ароматами.
- Какие новости? Что сказали в Мунго? - протягивая Молли каштаны, Артур попытался скрыть тревогу за привычной улыбкой.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (29 декабря, 2017г. 19:10)

+3

3

[nick]Molly Weasley[/nick][icon]http://se.uploads.ru/QXd1a.jpg[/icon][status]Молли Уизли, 46 лет. Сторона: ОФ[/status]
[status]Мать-героиня[/status]В Норе пахло пирогами. Сегодня – сливовыми, с корицей и кардамоном, ими Молли пыталась задобрить свою тревогу и усталость после очередного посещения Мунго, ну и порадовать Артура, конечно. Первое правило Молли Уизли, в девичестве Прюэтт, гласило – в доме должно пахнуть едой. Второе – любой приходящий должен быть накормлен.
Пироги пеклись часто. Лимонный пирог был для светлых и радостных дней, когда в окна Норы заглядывало солнце, а вся семья собиралась за одним большим столом. тогда Молли расцветала неподдельной улыбкой, то и дело вставала за какой-нибудь мелочью, а на самом деле, чтобы обнять мальчиков, Джинни, ласково погладить Артура по плечу, напитываясь счастьем, как бисквит сиропом.
Были пироги для тревожных дней – охотничий с потрохами. С крепким бульоном, в который добавлялась капелька хереса. Или две, если у Молли дрожали руки. Но как бы у нее не дрожали руки, она улыбалась. Всегда улыбалась. А если хмурилась, то потом все равно улыбалась. Днем. Ночью, лежа в постели рядом с таким родным и уютным Артуром, любимым за все, за каждую мелочь – от похрапывания на правом боку до увлечения этими маггловскими штуковинами – она не улыбалась. Она с непонятным ей самой страхом вглядывалась в темноту спальни, натягивая повыше одеяло. И эта тревога была верным признаком приближающейся мигрени. И от этого хотелось плакать.

- Артур, дорогой!
Молли поспешила обнять мужа.
- Как хорошо! У меня как раз готов пирог!
Накрыть на стол, окружить мужа заботой и лаской – все это повод оттянуть неприятное. Оттянуть разговор о ее визите к целителям Мунго. Но Молли не только виртуозно пекла пироги, она еще и поднаторела в тонком искусстве подавать к чаю плохие новости как хорошие, или как не вовсе дурные.
- Прописали новое зелье, говорят, очень хорошее, всем помогает!
Всем – это значит никому, но Молли держит свои мысли при себе.
- А в целом, ничего страшного, Артур, дорогой, говорят все то же – меньше переживать, больше отдыхать.
Засмеявшись, тряхнув головой – как будто по кухне рассыпали пригоршню солнечных лучей и апельсиновых долек, Молли чуть прижалась плечом к мужу, подвинув ему фарфоровый сливочник с маленькой трещинкой у носика. Любой, кто впервые видел Молли Уизли, мать семерых детей, тут же приходили к выводу, что ей нужно больше отдыхать и меньше волноваться.
- Если хочешь мое мнение, милый, то и Мерлин с ними, с колдомедиками. Зелье буду пить, раз надо, а по мне, так нет ничего лучше хорошего крепкого чаю!
Чай был разлит по чашкам, обдав руки и лицо Молли горячим паром.
- А как у тебя дела на работе, дорогой?
Третье Правило Молли гласило: сначала накорми мужа, а потом спрашивай, как у него дела. Именно в такой последовательности.

Отредактировано Emmeline Vance (4 июля, 2018г. 18:21)

+2

4

[icon]http://s3.uploads.ru/UGban.jpg[/icon][info]<b>Артур Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>начальник Отдела по борьбе с незаконным использованием изобретений магглов (и к самим магглам)</i>[/info][sign]Воспитал собственную квиддичную команду.[/sign][status]предатель крови[/status][nick]Arthur Weasley[/nick]Молли - его любимая, мягкая, нежная Молли - сама будто пирог, и Артур до сих пор не мог поверить своему счастью, своей удачи, отправляясь каждое утро из этого дома, в который они вложили свою любовь и свои надежды, в котором звенел детский смех и разносились запахи вкусной еды. Если Молли когда либо и жалела о том, что сбежала с ним на зимних каникулах в свои семнадцать, чтобы обручиться, а затем, сразу же после выпуска, уже и пожениться, променяв богатство и другое, может быть, даже более звучное имя, на возможность называться миссис Артур Уизли, она никогда, ни единым взглядом, ни единым жестом не давала ему понять этого: как само собой разумеющееся принимала и этот крохотный дом, надстраивающийся с рождением каждого следующего ребенка очередной небольшой комнатушкой, и необходимость строгой экономии, и отсутствие домашних эльфов, сияя улыбкой, находя для мужа ласковое слово, принимая и его ласки с тем же юным пылом. И Артур, влюбленный в Молли еще со школы, с годами любил ее еще больше, еще сильнее - как свою нежную и верную подругу, как мать своих детей, как ту, без которой Нора была бы просто местом, где он спал и ел, и так и не стала бы домом.
По давно заведенной традиции он ополоснул руки, оставив пальто на деревянной раскидистой вешалке в прихожей, присел за стол, следя за тем, как Молли, по-прежнему подвижная, ловкая, невзирая на роскошные объемы, накрывает на стол.
Пироги жены Артур считал национальным достоянием и знал достаточно магов, которые согласились бы с ним - но знал и то, что пироги Молли пекла не только от хороших новостей.
- Если ты не зашла в аптеку, то я могу завтра в обед наведаться к Малпепперу и заказать. Оно долго готовится? Не будем откладывать заказ, раз у тебя на руках рецепт.
И раз пока не предвидится никаких внеочередных трат - а в крайнем случае он всегда сможет перехватить десяток галеонов у кого-нибудь из коллег.
За напускной беззаботностью Артур прятал и опасения: сколько уже было таких чудо-рецептов? Бессчетное количество раз в Мунго назначали Молли все новые и новые зелья - экспериментальные и традиционные, модифицированные и сваренные по давно известным рецептам - но рано или поздно головные боли возвращались, жена становилась встревоженной, даже раздражительной, ее забота становилась какой-то вымученной, болезненной - и даже кухонная утварь будто опасалась весело греметь и звенеть, когда Молли готовила очередное фирменное блюдо.
Советы больше отдыхать и вовсе сопровождали Молли всю, кажется, ее жизнь - но как совместишь этот совет с материнством, да еще в том случае, если твои дети один хлеще другого: кто как ликвидатор занимается только особо опасными артефактами, кто - драконолог, каждый день имеющий дело с классифицированными как опасные тварями... Да даже младший сын подружился с Гарри Поттером и участвует во всех авантюрах Избранного, а дочка полюбила квиддич и того гляди в самом деле запросится в профессиональную команду?
- Колдомедикам виднее, - поддержал Артур целителей, хотя глубоко в душе так вовсе не считал - но уже и не мог согласиться, что Молли поможет чай. И когда она упомянула о работе, он наконец-то сообразил, как подать ей то, о чем думал уже некоторое время - с того самого дня, как узнал, что к Рону вернулась магия благодаря вмешательству Энгуса О'Рейли.
- Посиди со мной, милая, - долив в чай сливок, Артур рассеянно передвинул тарелку с нарезанным пирогом и погладил ладонь жены, лежащую на столе - такую знакомую, такую любимую. Ладонь, которая прикрывала весь этот дом от внешних неприятностей.
- Но ведь, как я понял, в Мунго тебе опять не сказали, в чем дело? Да, я знаю, тебе говорят, что ты полностью здорова - нет ни скрытых проклятий, ни сглазов, ни каких-то хронических заболеваний, но в чем же дело? За последние три года это уже пятое обращение в госпиталь, все чаще и чаще. Может быть, тебе нужно показаться каким-то другим специалистам? Я тут накопил кое-что, твое здоровье важнее экономии, и Билл считает также, и Чарли...
В крайнем случае, был уверен Артур, даже Перси не откажет в том, что касается оплаты любого лечения матери, и хотя обращаться к Перси Артуру совсем не хотелось, особенно после последнего Рождества в Норе, он был готов и на это - лишь бы Молли помогли.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (29 декабря, 2017г. 19:09)

+2

5

[nick]Molly Weasley[/nick][status]Молли Уизли, 46 лет. Сторона: ОФ[/status][icon]http://se.uploads.ru/QXd1a.jpg[/icon]Многие, должно быть, так и не поняли, чем Артур в свое время так увлек рыжую Прюэтт. А дело было в том, что он был ее тихой гаванью. Ее убежищем. Он дал ей этот дом – нескладный, но уютный и наполненный теплом, и чудесных детей. И в тепло его рук она могла спрятаться сегодня так же, как много лет назад, от того, что они стали старше, от того, что она потеряла девичью стройность а у Артура появились морщины, стены этой крепости слабее не стали.
- Рецепт в спальне, Артур, дорогой, я не стала тратить время на аптеку, хотела приготовить тебе что-нибудь вкусное. Взглянешь на него, хорошо?  Я бы не стала тратить галеоны, но как ты решишь, так и поступим.
Молли, хитрая Молли, ведущая дом твердой и экономной рукой, решительно не признающая, что у детей должно быть право на свою жизнь (какая это «своя жизнь» может быть у детей!) умела оставить за Артуром последнее слово. Мужчина – глава семьи, и точка. А если глава в чем-то не сможет проявить должную строгость, так для этого есть она!
- Так тихо, - вздохнула она, имея ввиду Нору. – Милый, это ужасно глупо, да и мы уже не молоды, но я бы согласилась сейчас на еще одного ребенка.
Она ощущала любовь Артура, каждый день, каждую минуту, даже если она хлопотала на кухне дома,  а он был на работе в Министерстве. Когда этой любви становилось так много, что ею можно было дышать, или кутаться в нее, как в одеяло, Молли начинала задумываться об очередном маленьком Уизли. Дети – это счастье. Даже в неспокойные времена. Глядишь, и головные боли бы прошли. Так было с Джинни. Но как давно это было!
- Со мной все будет хорошо, - в который раз пообещала она. – Вот начну работать в саду – сразу голове полегчает. Я уже приготовила рассаду, ты видел? В ящике у порога.
Никаких роз, гиацинтов, ландышей и прочей цветочной чуши, которую, наверное, выращивают ее бывшие подруги. Цветы на огороде Уизли были одного вида – те, какие сумели долететь с ветром и вырасти сами. Все прочее занимали сугубо полезные для хозяйства посадки. Лук-порей, салат, капуста и все, что можно покрошить в похлебку или засунуть в пирог.
- И прошу тебя, Артур, дорогой, не надо трат! Обещай!
Молли с нежностью заглянула в глаза мужа. У нее у самой лучики морщинок, но у него они глубже, и, как кажется верной супруге, делают его только привлекательнее.
- И не стоит волновать этим мальчиков!
Мальчики. Они все для нее маленькие мальчики, даже старшие. А маленькие мальчики должны быть уверены, что их родители сильны, здоровы и любят друг друга, словом, знать, что их уютный мирок не рухнет… Джинни иное дело, Молли чувствует в ней родственную душу, но и Джинни еще мала, крошка, к чему ей такие заботы? И ей, и Рональду, надо учиться!
В начищенном боку медного котла отражается кухня и супруги Уизли, сидящие рядом, как влюбленная парочка. Тикают часы, показывающие, кто и где сейчас находится, поскрипывают стены Норы, но не тревожно, а умиротворяюще. И это и есть счастье, по мнению Молли.

+2

6

[nick]Arthur Weasley[/nick][status]предатель крови[/status][icon]http://s3.uploads.ru/UGban.jpg[/icon][sign]Воспитал собственную квиддичную команду.[/sign][info]<b>Артур Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>начальник Отдела по борьбе с незаконным использованием изобретений магглов (и к самим магглам)</i>[/info]
Артур покраснел так, как краснеют только рыжие, но взгляд жены встретил без следа сомнения. Да, у них была красавица-дочка, долгожданная и потому особенно лелеемая, но и ему не хватало звонких детских голосов в Норе, особенно сейчас, когда даже Джинни почти девять месяцев в году проводила вне дома.
Даже если кто и злословил, что у Уизли детей больше, чем они могут себе позволить, Артур так никогда не считал: он мерил другим - запасами любви, заботы, нежности, а не галеонами, и этих-то сокровищ у них с Молли хватило бы еще на многих, многих.
- Почему бы и нет, - он ласково взглянул на Молли, пряча за таким спокойным ответом охватившую его радость и гордость - Молли счастлива с ним, счастлива растить его детей! - Сейчас мы можем позволить себе это.
Не то чтобы необходимость экономии их особенно останавливала раньше, но обвинения Перси до сих пор болью отдавались в душе Артура и он не мог выкинуть их из головы, но, уже сказав это, он виновато спрятал от жены глаза: как-то расчетливо прозвучали его слова, как-то холодно.
- Малыш придаст тебе заботы, родная, но я поговорю в Министерстве, может быть, выхлопочу домовика, чтобы ты сильно не уставала. Да и Джинни пойдет на пользу возня с малышом - она у нас растет уж слишком боевой, тебе не кажется? Вся в мать.
Артур пожал руку Молли сильнее, погладил запястье, на котором осталось чуть-чуть муки, забившейся под рукав, посмотрел с любовью.
В этом была вся Молли: не считала ведение хозяйства и обихаживание семерых детей и мужа делом, от которого можно устать. Ни слова жалобы, ни намека - хотя даже с помощью бытовых чар поддержание порядка в такой огромной семь требовало немало сил.
- Мы высадили приготовленную тобой рассаду в теплицы в прошлое воскресенье, родная, - Артур с трудом сохранил тот же ровный тон: с головными болями приходили и эти пугающие его провалы в памяти. - И не беспокойся о тратах.
Но она будет беспокоиться, знал Артур. Будет беспокоиться - ведь негоже забирать у старших то, что они сами зарабатывают, а Джинни не может носить старые вещи братьев, да и старенькие Чистометы давно просят не то что ремонта, а самой настоящей замены...
И если они заведут еще одного малыша... Конечно, Молли была права - раз в Мунго считают, что с ней все будет хорошо, то так оно и есть, но на сердце у Артура все равно не было спокойно. Он не признался бы в этом даже ей самой, но эгоистично ставил ее превыше всего, даже детей, и беспокойство за нее никак не унималось.
- Но я думаю, может, у нас и впрямь получится обойтись без всех этих дорогущих новомодных целителей - я уверен, что в Мунго колдомедики не хуже знают свое дело, и раз они говорят, что ты здорова, значит, так оно и есть. Физически, родная. Может быть, дело в другом? - Он крепко сжал ладонь жены, прижался к ней щекой, наслаждаясь теплотой и мягкостью, ассоциирующейся у него с домом. - Я вот подумал, не обратиться ли тебе к мистеру О'Рейли? Он помог Рону, и помог быстро, там, где целители предрекали куда более длительное выздоровление, и ты сама видела, как наш мальчик пошел на поправку. Может быть, и у тебя проблема по его части? Все эти головные боли, твоя забывчивость - может, он как раз сможет разобраться?

+2

7

[nick]Molly Weasley[/nick][status]Молли Уизли, 46 лет. Сторона: ОФ[/status][icon]http://se.uploads.ru/QXd1a.jpg[/icon]Да что же это такое! Не помнила Молли про теплицу, совсем не помнила, словно кто-то взял и вырезал из памяти кусок, как перегоревшую корочку пирога, и выбросил. И можно было бы отмахнуться от такого, да только не в первый раз уже у нее эта беда. Дошло до того, что Молли стала осторожничать в разговорах с мужем, но осторожничай или нет, а Артур знает ее лучше всех, и обманывать его даже в таких мелочах для мисс Уизли было мучительно, как мучительно чувствовать его тревогу за нее.
Под ее ладонью его щека, так знакомо, так ласково, что Молли, сентиментальная Молли, смаргнула невольные слезы. В этом ей бесконечно повезло – в Артуре столько нежности! Море нежности. Иногда ей казалось, что она не заслуживает такой всеобъемлющей любви мужа, бог знает, почему такие мысли приходят на ум. Но иногда ей что-то снилось, ночами, она не помнила что, но просыпалась с чувством огромной вины, и пыталась загладить ее тем единственным способом, который был ей так хорошо знаком – объятиями, заботой, ласковыми взглядами.

- Ох, Артур, - вздохнула она, но взяла себя в руки и улыбнулась. – Артур, милый мой. Ну что мистер О’Рейли найдет у меня в голове такого необычного? Рецепты пирогов? Так я ему и так их расскажу, в благодарность за нашего мальчика.
В чайной чашке Молли плавает цветок ромашки – ромашка успокаивает. Так говорят. Но Молли трудно быть спокойной, трудно просидеть без дела хоть четверть часа. Раньше ее кипучая деятельность спасала большое и своенравное семейство Уизли, а сейчас оно все больше тяготит ее.
- Вся моя жизнь это ты и наши дети, ты же знаешь. И я счастлива этим.
Молли не лукавит, она действительно счастлива и никакие провалы в памяти этого не изменят. Пока она помнит Артура и детей, его любовь и их грубоватую нежность – что взять с мальчишек? Пока она помнит это, все остальное не жаль и забыть.

Не жаль и забыть…
Мысль эта отдается в затылке болью, но Молли лишь улыбнулась еще шире, еще ласковее. Будто стараясь этой улыбкой стереть с лица мужа следы забот и тревог. Ей очень не хотелось идти к мистеру О’Рейли. Пусть он помог Рону, но с ней все совсем не так плохо! К тому же, время… Время всегда можно употребить с пользой для семьи. И не за горами конец учебного года! Рон и Джинни вернутся, может быть,  и Гарри появится в Норе, и Гермиона! При мысли о таком количестве детей (конечно, они еще дети!) Молли прямо таки расцветает. Снова будет за кем приглядывать и кому готовить! И от этих мыслей даже головная боль вроде бы отступает, уползает куда-то в темноту.

Отредактировано Emmeline Vance (29 декабря, 2017г. 22:23)

+2

8

[nick]Arthur Weasley[/nick][status]предатель крови[/status][icon]http://s3.uploads.ru/UGban.jpg[/icon][sign]Воспитал собственную квиддичную команду.[/sign][info]<b>Артур Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>начальник Отдела по борьбе с незаконным использованием изобретений магглов (и к самим магглам)</i>[/info]
- И я счастлив, родная, так счастлив, что сильнее уж и нельзя, - Артур не боится накликать беду, не боится сглазить свое счастье - нет ничего, кажется ему, что могло бы уничтожить это чувство. Будто его любовь к жене, к мальчишкам, к дочке закрывала Нору незримым щитом, не давала прорваться тем злобный силам, что подняли голову вновь.
И все же Артур задумывался о том, что ждет их всех, хоть и скрывал это от жены. Их дети росли, и, хотя нелегко было это признать, уже могли позаботиться сами о себе,  случись что с ним и с Молли в Ордене Феникса, но малыш, о котором так иносказательно просила жена..
Что будет с ним?
И все же Молли была права: Нора не была Норой без детских голосов, смеха и шалостей, а Билл и Чарли еще не собирались порадовать родителей внуками, да и куда там, до детей ли старшим сыновьям Уизли, до семей ли.
Артур игриво подмигнул Молли, целуя ее в сладко пахнувшую тестом ладонь:
- И буду счастлив еще больше, если вы, миссис Уизли, опять обрадуете меня сыном или дочкой.
Он любил и гордился всеми своими детьми без исключения, и хотя иногда воспитание такой оравы сопровождалось определенными трудностями, в детях и Молли заключалось счастье - и Артур не смог бы отказать жене, захоти она в самом деле еще одного малыша, да и не захотел бы отказывать.
Он выпрямился на стуле, взволнованный, потерявший аппетит к пирогам, готовый подхватить свою жену на руки, как почти тридцать лет назад, чтобы перенести ее через порог спальни, но глухой звук, с которым его карман ударился о столешницу, вернул его к другим мыслям.
- Родная, и все же я считаю, тебе стоит поговорить с мистером О'Рейли. Ты же знаешь, я часто имею дело с обливиэйторами - они работают с нами по происшествиям и катастрофам, - мягко, но непреклонно начал он, доставая из кармана часть маггловского транзистора - как раз дневная работа, небольшой сглаз, обошлось без серьезно пострадавших, да и обливиэйторам работы почти не было, - так они говорят, это могут быть последствия Обливиэйта. Я, конечно, про тебя не рассказывал, не думай, - поспешил Артур успокоить жену, чтобы та не решила, что он выносит на обсуждения ее проблемы, - но слушал и задавал уточняющие вопросы, а они любят поболтать о работе...
И Артур посмотрел в глаза жены.
- Встреться с Энгусом О'Рейли, родная, хотя бы раз. Расскажи ему о симптомах. Он хороший человек и болтать не станет. Сделай это ради меня, любимая. Ради мальчишек и Джинни.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (29 декабря, 2017г. 23:10)

+2

9

[nick]Molly Weasley[/nick][status]Молли Уизли, 46 лет. Сторона: ОФ[/status][icon]http://se.uploads.ru/QXd1a.jpg[/icon]Миссис Уизли посмотрела на остатки чего-то странного, чему определенно не место на их кухонном столе, и неодобрительно покачала головой. В другое бы время она охотно поахала над тем, что Артур опять принес в дом очередную маггловскую штуковину, разве мало их у него? Она бы поворчала, он бы ее поцеловал – маленькая игра, которая до сих пор доставляла удовольствие им обоим, хотя правила ее не менялись почти тридцать лет. Но сейчас она была слишком взволнована мыслью о том, что все это – головные боли, провалы в памяти, плохие сны – это возможно последствие Обливиэйта. Сама эта мысль внушает в нее какой-то дикий, необъяснимый ужас. И тут бы ей рассмеяться – ну кому, скажите на милость, придет в голову ее обливиэйтить? Фреду и Джорджу, когда она искала и находила по дому их тайники со всякими ужасными штуками, вызывающими то рвоту, то понос, то прыщи по всему лицу? Но рассмеяться не получилось. Артур так серьезен. Ее милый, дорогой Артур, который так много работал ради них, ради мальчишек и Джинни.

Артур – чудесный отец, дети его обожают, Перси вот только разве огорчает их, но чего не простишь родному сыну? Артур – тот точно все простит. И не так уж часто он просит ее о чем-то, по-настоящему просит. И Молли в отчаянии скомкала кухонное полотенце, вышитое цветами – цветы на полотенце приветствовались, в отличие от цветов на грядках. И к О’Рейли идти не хочется, да и некогда, вот право слово, некогда! И огорчить Артура она не может. Немыслимо это – когда в родных глазах столько искренней тревоги за нее.
-  Милый, ну зачем… Это лишнее, ну право же, лишнее… - махнув рукой Молли сдалась. – Хорошо. Но только один раз, Артур! Я же не тетушка Мюриэль, чтобы проводить все время с лекарями да целителями.
Упоминание этой «притчи во языцех» неожиданно вернуло миссис Уизли толику ее обычной жизнерадостности, и она улыбнулась мужу, погрозив ему пальцем.
- Артур, Артур! Признайся, дорогой, просто ты расхвалил мистеру О’Рейли мою стряпню! Я знаю вас, мужчин, вам лишь бы вкусно поесть!

Вырастив, выкормив, выпестовав целую ораву мальчишек (и все целы, никто, слава Мерлину, не свернул себе шею, во всяком случае, фатально) Молли действительно с гордостью может заявлять о том, что она знает мужчин.
В мыслях о детях она прячется от этого неприятного слова «Обливиэйт», от этого слова несет чем-то жутким, чему не место в их доме.

Отредактировано Emmeline Vance (30 декабря, 2017г. 07:28)

+3

10

[nick]Arthur Weasley[/nick][status]предатель крови[/status][icon]http://s3.uploads.ru/UGban.jpg[/icon][sign]Воспитал собственную квиддичную команду.[/sign][info]<b>Артур Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>начальник Отдела по борьбе с незаконным использованием изобретений магглов (и к самим магглам)</i>[/info]
Артур крайне редко настаивал на чем-то  - не было необходимости: Молли обладала практической хваткой во всем, что касалось семьи и дома, оставляя области артуровой работы на мужа, и этот компромисс прекрасно работал, обеспечивая их счастливыми годами брака. Может быть, начни она укорять Артура, требовать проявлений честолюбия или карьерного роста, он и приносил бы в семью больше денег, но едва бы стремился пораньше вернуться в Нору, чтобы окунуться в аппетитные ароматы и обнять Молли - но вот сейчас он настаивал и был готов настаивать и дальше, до тех пор, пока она не согласится побеседовать с Энгусом.
И он ждал ее согласия, ловя тревогу на лице жены - как бы не пыталась она сделать вид, что ничего серьезного не происходит, как бы не пыталась сбить его внимание пирогами и улыбками, беспокойство Артура не уменьшалось: зелья за зельем, а головные боли возвращаются. Провалы в памяти, тревожность, рассеянность - и, если ему не показалось, Молли хуже спит в последнее время.
И когда она все же сдалась, вымученно взмахнув рукой, Артур и устыдился своей настойчивости, и испытал облегчение от того, что они все же что-то предпринимают, а не сидят сложа руки, вновь положившись на очередное снадобье, которое обещает помощь, как обещали и предыдущие зелья.
На лице Молли вновь появилась улыбка. Артур ответил своей, загнав подальше легкий стыд, засмеялся в ответ на упоминание стряпни.
- Мне нет нужды перехваливать тебя, родная - все в Англии знают, что я счастливчик и что моя жена готовит лучше всех. Мне не было бы стыдно пригласить на обед даже мистера Скримджера - и он наверняка почувствовал бы себя польщенным!
Если Артур и преувеличивал, то совсем немного: по крайней мере, Молли в самом деле готовила так, что редко кто из тех, кому довелось попробовать ее обед или ужин, вспоминали об этом без мечтательной улыбки и слюноотделения. Когда ситуация позволяла - например, сейчас, когда обедали они вдвоем, без оравы вечно голодных мальчишек, - Артур даже забирал на работу недоеденный пирог или что посытнее, и его отдел праздновал такие дни с аппетитом, одобрением и цветистыми комплиментами в адрес миссис Уизли.
- И ведь ты все верно говоришь: я приглашу Энгуса к нам на ужин, - Артур еще не думал о том, как подойти к начальнику со своей более чем странной просьбой, а теперь это стало представляться ему более детальным и менее сомнительным предприятием. - Он помог Рону - и куда больше, чем колдомедики школы и Мунго. С нашей стороны это будет вполне естественным проявлением благодарности, и ты сможешь узнать его поближе и решить, сможешь ли ему довериться. Мне бы очень хотелось, чтобы ты так и поступила, родная, очень. Если с твоими головными болями и всем прочим можно что-то сделать, нам обязательно нужно попробовать все способы.

+3

11

[nick]Molly Weasley[/nick][status]Мать-героиня[/status][icon]http://se.uploads.ru/QXd1a.jpg[/icon][sign]Лучшие пироги Британии![/sign][info]<b>Молли Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>домохозяйка</i>[/info]Ужин! Молли немного приободрилась. Ужин для мистера O’Рейли… Это позволит им показать себя с наилучшей стороны. И она сможет приглядеться к начальнику Артура. Где-то в глубине души, за всей своей жизнерадостностью и приветливостью миссис Уизли была недоверчива к новым людям. Разве что милого Гарри приняла в свой дом и свои любящие объятия сразу и без размышлений, но Гарри это Гарри, сын Лили и Джеймса! А вот все прочие…  Слишком много сил они с Артуром положили на то, чтобы Нора была их маленьким тихим островом в море житейских бурь. Ну, хорошо, не тихим, нрав у их отпрысков был вспыльчивым, как у всех рыжих. Но то, что с трудом построено можно так легко разрушить!
- Чудесная мысль, дорогой!
Молли любовно поцеловала мужа в щеку, в глубине души очень благодарная Артуру за деликатность.
- Это будет королевский ужин, обещаю. Может быть, у мистера O’Рейли есть подруга, которую он захочет к нам привести? Я буду рада ее принять.
О миссис О’Рейли Молли не слыхала, но не может же мужчина быть женат только на своей работе. Артур, милый, уж как он предан своему делу, а все равно возвращается к ней, и она по глазам видит – он рад быть дома, с ней, и от этого на губах Молли счастливая улыбка, от уверенности, что он ее любит. Да, даже располневшую от беременностей и пирогов, постаревшую от хлопот и тревог, не красавицу… но любит!

Молли размышляет о «королевском ужине», перебирая в уме рецепты, и не думает о словах Артура о «довериться мистеру O’Рейли». Это уж как пойдет. И, может быть, случится чудо, и головные боли пройдут сами, и тогда ей не понадобится ничья помощь. До следующего раза. С ними так и было – исчезали внезапно, появлялись, когда Молли о них уже забывала.
Кустики клубники, дожидающиеся своего часа на подоконнике, старательно тянули усики – миссис Уизли поторапливала ее расти специальными зельями, очень уж хотелось пораньше попробовать ягоду, а от заклинаний она вырастает мгновенно, но вкуса у нее никакого, все равно, что есть вату. Жаль, к ужину не поспеет. Ну, да и без свежей клубники она найдёт, чем накормить важного гостя.

Но это будет не сегодня.
Может быть, стоило бы воспользоваться тихим вечерком, посидеть с Артуром на диване, послушать Селестину Уорлок, Молли обожала ее «Котел полный крепкой, горячей любви». Но Молли решительно встала.
- Пойду, переберу штопку, Артур, милый. Отложу на завтра то, что можно починить, остальное выбросим.
Они много лет не могли позволить себе выбросить даже самую старую вещь, если только она не развалилась в руках, и у миссис Уизли до сих пор сердце кровью обливалось при малейшем расточительстве.
Да и головная боль немного отступила.
Но самое важное, Молли чувствует, всегда чувствовала, что должна показать Артуру: она заслуживает его любви и доверия.

Отредактировано Emmeline Vance (10 января, 2018г. 16:00)

+2

12

[nick]Arthur Weasley[/nick][status]предатель крови[/status][icon]http://s3.uploads.ru/UGban.jpg[/icon][sign]Воспитал собственную квиддичную команду.[/sign][info]<b>Артур Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>начальник Отдела по борьбе с незаконным использованием изобретений магглов (и к самим магглам)</i>[/info]
У Артура гора с плеч упала, когда Молли согласилась. Он просиял улыбкой, наклоняясь ближе к жене, а когда та коснулась губами его щеки, обхватил одной рукой ее располневшую, но по-прежнему очаровательную талию и привлек поближе, улыбаясь Молли в волосы.
В этом была вся Молли - ни за что не откажется от возможности кого-нибудь накормить!
Будь Артур тщеславнее, он, без сомнения, использовал бы кулинарные таланты жены для продвижения по карьерной лестнице - кто бы устоял перед невинной просьбой после сытного и вкусного домашнего ужина? А кто рискнул бы получить отлучение от воскресных обедов, не продвинув Артура на следующую ступеньку?
К счастью, честолюбие было чуждо мистеру Уизли, и совсем немногие его коллеги - читай, практически никто - не получал приглашение насладиться стряпней его жены. Как и Молли, Артур ценил некоторую уединенность Норы - поблизости располагалась только маггловская деревушка, от которой дом Уизли был надежно защищен чарами, да дом Лавгудов: после скандального побега им нравилась эта уединенность, интимная и спокойная, далекая от осуждения или сплетен, а уж с рождением детей в Норе и вовсе перестали скучать по шуму и гаму.
- Не припоминаю, - Артур с сомнением покачал головой, не убирая руки с мягкой талии Молли, - но ты права, конечно - негоже приглашать его одного. Не знаю, есть ли у него близкая подруга,  - а если есть, захочет ли он ее афишировать, раз до сих пор ее имя не было известно в Министерстве, не произнес, зато подумал Артур, - но если есть, ему будет комфортнее, если я сразу оговорю, что мы приглашаем их обоих. А уж там, думаю, я смогу отвлечь его спутницу, если ты решишь поговорить с ним наедине - с рождества на огороде такие странные следы, как раз на грядках с тыквами. Я проверил, ничего страшного, мальчишки хулиганили, но выглядит презабавно.
Молли под его рукой затихла, погруженная в свои мысли - Артур достаточно хорошо знал жену, чтобы с большой долей уверенности предположить, что она наверняка размышляет о званом ужине, а точнее, о том, чем повкуснее накормить гостей, и снова порадовался, тому факту, что сейчас, по крайней мере, даже в начале весны, когда овощам с огорода еще не сезон, его дорогой Моллипусеньке не придется откладывать ужин из-за соображений экономии. Да, может быть, омаров и Огденского тридцатилетней выдержки в Норе не подадут, зато с говядиной и пирогами его жена творила истинную магию.

Долго наслаждаться семейным уютом в обнимку с женой Артуру не пришлось - вот Молли уже подскочила, решительно высвобождаясь из-под его руки, и поднялась, озабоченная штопкой - но в этом было свое особое очарование, очарование, присущее только Норе, которое, должно быть, Артуру виделось в юношеских мечтах: любимая женщина, аппетитные ароматы, ощущение счастья...
- А я напишу Энгусу О'Рейли, как только доем, - и, наверное, заверну к мяснику завтра из Министерства, - и Артур вгрызся в пирог, провожая Молли влюбленным взглядом.

+2

13

[nick]Molly Weasley[/nick][status]Мать-героиня[/status][icon]http://se.uploads.ru/QXd1a.jpg[/icon][sign]Лучшие пироги Британии![/sign][info]<b>Молли Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>домохозяйка</i>[/info]
Вечер следующего дня начался как обычно, ничем не выделяясь из череды таких же тихих вечеров в Норе. Это обыденность так убаюкивала, что Молли  даже не поглядывала, по обыкновению, на часы, а увлеклась готовкой, решительно отправив под нож тушку цыпленка.
Увесистый тесак, повинуясь одному движению палочки, принялся за работу.
Кухня горела победной медью – личный маленький парад достижений миссис Уизли.  Сияли сковороды, кастрюли, половники и, собственно, рыжие кудри Молли, ничуть не потускневшие с годами. А когда у них будут гости, из сундука будет извлечена тончайшая льняная скатерть с вышивкой и салфетки, вышитые подушечки на стулья и фарфор, который им подарила тётушка Мюриэль после свадьбы с крайне неприятной запиской.  Поэтому фарфор был сослан и доставался лишь в сугубо официальных случаях.
Обед, которому, как решила чета Уизли, следует быть ради блага Молли, семейного спокойствия и из соображений признательности к начальнику Артура, нуждался только в согласии мистера О’Рейли, и, собственно, дате. А там уже, можно не сомневаться, Нора будет сиять чистотой, а обед будет достоин ее дорогого Артура и всех, кого сочтет нужным пригласить к ним в дом.

- Ну, что тут у нас?
С почти религиозной сосредоточенностью Молли принялась разглядывать банки с приправами – сушеными травами с собственного огорода. И дело было не в том, Что Уизли не могли позволить себе купить розмарин или базилик у зеленщика в деревне, просто Молли нравилось выращивать все это своими руками. А Артур не возражал. Зато все, что подавалось на стол, было овеяно любовью и заботой миссис Уизли, любовью к детям, мужу, их дому, и той жизни, что у них была.
Сухие веточки розмарина не потеряли запаха – решено, им и быть добавленными в блюдо.
Молли даже запела, что делала только когда оставалась совсем одна – смешно, тонко и немного фальшиво, стесняясь сама себя.
Голова почти не болела, и денек был хорош, и вечер – отчего-то Молли была в этом уверена – будет хорошим.

В огороде, воровато оглядываясь по сторонам, начинали шевелиться садовые гномы, еще вялые после зимней спячки, замети в окно одного, хозяйка Норы не поленилась открыть окно и махнуть полотенцем в сторону наглецов.
- А ну, пошли вон! Ничего, погодите мне! Мальчики вами займутся.
Счастливая мать стольких взрослых «мальчиков» вполне могла бы чувствовать себя довольной и счастливой, даже в эти непростые времена. И надо же, именно сегодня Молли себя так и чувствовала – довольной и счастливой, как никогда.
Цыпленок подрумянивался в печи, гороховое пюре доходило на медленном огне, и скоро придет Артур. А если эта весна добавит их семейству еще одного маленького Уизли – то так тому и быть!

Отредактировано Emmeline Vance (18 января, 2018г. 19:16)

+3

14

[nick]Arthur Weasley[/nick][status]предатель крови[/status][icon]http://s3.uploads.ru/UGban.jpg[/icon][sign]Воспитал собственную квиддичную команду.[/sign][info]<b>Артур Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>начальник Отдела по борьбе с незаконным использованием изобретений магглов (и к самим магглам)</i>[/info]
Написать письмо Артур так и не сел: после прекрасного ужина его неодолимо потянуло в сарай, проверить, как там поживает коллекция штепселей, да удостовериться, что зимовавшие под снегом грядки под тыквы в порядке после визита Перси. А там и ночь подоспела, и Молли, сладко пахнувшая ночным кремом, принесла ему чашку чая  и прибавила погромче ""Котел, полный горячей и страстной любви!...
Подобное легкомыслие в отношении планов ему не было свойственно, но в данной ситуации Артур счел это простительным, решив вместо письма лично пригласить О'Рейли на ужин, заодно сразу согласовав дату.
До обеда закрутился, как бывало, с очередной рутиной, отложив приглашение на после обеда, а после обеда О'Рейли в Министерство не вернулся.

Аппарировав к Норе, Артур не сразу вошел в коттедж, хотя и знал, что зачарованная стрелка часов с его именем укажет на "Дом". Пробиравший до костей слякотный март пошел на потепление, и Артур постоял у крыльца, прикрываясь от ветра и наблюдая за тем, как возятся у поленницы повылезавшие из нор садовые гномы - верные предвестники тепла.
Они время от времени поворачивались в сторону коттеджа, грозили крохотными кулачками и продолжали обдирать кору с плотно уложенных в штабеля полешек. Артур пересчитал поголовье, решил, что в ближайший же выходной нужно будет заняться беспокойными соседями, так и норовящими утащить все корнеплоды с грядок в самую пору созревания и не брезгующими ни яйцами, ни выставленным на подоконник молоком.
Словом, оттянув момент возвращения до крайней точки, Артур все же  вошел в дом.
- Милая, я дома! - он постарался казаться как ни в чем не бывало, но, уже раздеваясь, понял, что жену обмануть не удастся: он и задержался во дворе, и не захватил для Молли никакого гостинца по пути домой, даже кулечка каштанов или пакетика драже.
Едва чувствуя манящие ароматы, Артур механически избавился от пальто и направился в кухню, зная, что там скорее всего найдет свою хлопотунью.
- Молли, милая, присядь, пожалуйста, - он и сам сел, не зная даже, как начать. Несчастье с Энгусом - а Артур пока знал лишь о нападении беглого Лестрейнджа - напоминало, что все их вчерашние планы, с любовью составленные на этой уютной кухне, отгороженной от всего остального мира с его бедами, могли обрушиться в любой момент, и Артур почти боялся рассказывать жене о том, о чем уже говорило все Министерство, чтобы не накликать беду.
- Милая, ужин с Энгусом О'Рейли придется пока отложить - я даже не поговорил с ним об этом. Хотел сегодня на работе урвать минутку, но ближе к вечеру, вернувшись с устранения беспорядка, узнал, что он в Мунго... Опять.
В феврале про Энгуса писал Пророк и писал хвалебно - но, видимо, Пожиратели Смерти не считали зазорным радовать своим вниманием снова и снова тех же волшебников.
- На него сегодня напали. Один из Лестрейнджей, вроде - по Министерству такие слухи ходят, ты бы слышала. И что Энгус вышел на след Того-Кого-Нельзя-Называть, и что выследил Лестрейнджей, и даже что его хотели завербовать, но он отказался и ранил нападавшего... Не знаю, как насчет вербовки, но нападавший ушел. А Энгус в Мунго, и состояние тяжелое.
Договорив, Артур потянулся к жене - а ну как она совсем разволнуется? Да и не мудрено: ей, жене и матери, каково это, знать о том, что тучи сгущаются.

+3

15

[nick]Molly Weasley[/nick][status]Мать-героиня[/status][icon]http://se.uploads.ru/QXd1a.jpg[/icon][sign]Лучшие пироги Британии![/sign][info]<b>Молли Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>домохозяйка</i>[/info]- Артур!
Молли торопливо вытерла руки, смахнула полотенцем с обеденного стола несуществующую пылинку. Но стоило мужу войти, и радужное настроение миссис Уизли погасло, на него наползло облачко тревоги. У тревоги этой пока нет ни формы, ни имени, но по взгляду дорогого Артура, по его интонациям, любящая жена поняла – что-то произошло. Что-то плохое. И тут же бросила испуганный взгляд на часы… Но, спасибо Мерлину, стрелки не предвещали «смертельной опасности», равно как больницы или тюрьмы, а значит, чем бы сейчас не был занят выводок Уизли, все было более-менее благополучно… Но если не дети, что тогда? Неприятности на работе?
Это не страшно, они справятся!
-Ты расстроен, Артур, дорогой, я же вижу…
Молли присела рядом, заглядывая в глаза супруга, гладя его руку своей – теплой и мягкой. Если бы еще эти руки могли отвести беду от их семьи – от Артура, от детей… Но пирогами, цыпленком и накрахмаленными занавесками несчастья не остановить, к сожалению. Хотя она и пыталась.
Известие о том, что Энгус О’Рейли в Мунго, заставило Молли сочувственно охнуть. И даже найти слова утешения для Артура - дескать, все будет хорошо, не надо тревожиться. Но не успела…

Напали. Один из Лестрейнджей.
Миссис Уизли болезненно поморщилась – головная боль, словно откликнувшись на эту новость, ожила, впилась когтями в затылок.
Почему-то Молли сразу подумала о старшем, Рудольфусе Лестрейндже, хотя братьев двое и еще жена старшего, Беллатриса.  После их побега из Азкабана – шума было много – Молли стала спать еще хуже, чем прежде, но, конечно, это всего лишь совпадение. Как совпадение и то, что стоит ей попытаться вспомнить лицо Лестрейнджа-старшего, голова словно наполняется туманом. Это, конечно, из-за тревоги за мальчиков и Джинни, за Артура, за тех, кто и раньше боролся с Тем-Кого-Нельзя –Называть, и Пожирателями Смерти, и продолжают бороться… Хотя Зло, вернувшееся из небытия, становится куда сильнее и страшнее, поскольку внушает всем  мысль о своем бессмертии.
- Значит, нападавший ушел… Ох, Артур! Это же значит, что они могут быть где угодно, это значит, что никто не может чувствовать себя в безопасности.

В глазах рассудительной и хозяйственной миссис Уизли мелькнула легкая тень безумия – как у человека, который видит горящий родной дом, а в нем – все что дорого и важно. Но плита тихо зазвенела – наложенные чары известили хозяйку дома о том, что цыпленок готов, можно подавать на стол… Это привело Молли в чувство.
Нет. Она не позволит, чтобы что-то помешало привычному укладу жизни в Норе. Они с Артуром выстроили этот мирок, взлелеяли его, наполнили детским смехом и любовью. Они смогут его защитить.
- Давай поужинаем, милый, - вздохнула она, понимая, что цыпленка будет недостаточно для того, чтобы вернуть вечеру уютное тепло… и «Котел, полный  горячей и страстной любви» тоже не поможет.
- Поужинаем, а ты мне расскажешь, что собираются делать в Министерстве по этому случаю... ведь что-то же собираются?
Во всяком случае, ей хотелось на это надеяться.

Отредактировано Emmeline Vance (21 января, 2018г. 20:36)

+2

16

[nick]Arthur Weasley[/nick][status]предатель крови[/status][icon]http://s3.uploads.ru/UGban.jpg[/icon][sign]Воспитал собственную квиддичную команду.[/sign][info]<b>Артур Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>начальник Отдела по борьбе с незаконным использованием изобретений магглов (и к самим магглам)</i>[/info]
Артур и сам хотел бы знать, что собирается делать Министерство. Хотел бы быть уверенным в том, что что-то собирается - только ходящие слухи, до вечера успевшие обрасти самыми невероятными подробностями, заставляли беспокоиться о том, сможет ли Министерство предпринять что-то достаточно эффективное.
Артур не знал подробностей - но говорили, что на О'Рейли напали не на улице, не случайно. Пожиратель Смерти пришел к нему в дом, как незадолго до того другой пришел в дом главы департамента магических популяций и контроля над ними. Что могло сделать Министерство?
Поставить круглосуточную охрану у дома каждого сотрудника? Снова возобновить курсы самообороны, как в семьдесят девятом, расписываясь в том, что защищаться чиновникам придется самостоятельно?
Сердце Артура болезненно сжалось - а вдруг в следующий раз придут в Нору?
Они с Молли - предатели крови, из числа тех, кого ненавидят такие, как этот Лестрейндж. Как ему теперь утром аппарировать в Министерство, если он только и будет, что бояться за жену?
Билл и Чарли за границей - но остальные в Хогвартсе, куда тоже смогла пробраться ядовитая гадина, и что же ему делать, как защитить семью?
- Этим занимается Аврорат, милая. Они поймают Рудольфуса Лестрейнджа.
Ну вот он и проговорился - а ведь не хотел называть при Молли это имя, прекрасно помня старшие курсы Хогвартса. Да что уж теперь, с тех пор минуло тридцать лет, к тому же, пусть Молли лучше считает, что Лестрейндж мстил О'Рейли за февральские события, чем нападает без разбору на любых сотрудников Департамента ликвидаций.
- И остальных тоже.
Ведь поймали же однажды, пятнадцать лет назад.
Но эта мысль облегчения не вызвала: тогда это заняло годы и потребовало огромных жертв - чего стоило хотя бы Лонгботтомы. И хотя сегодня всех преступников знают в лицо, и Министр Скримджер провел тотальную проверку всех министерских служащих, включая авроров, на лояльность, чтобы исключить разветвленную сеть предателей и шпионов, Артура это не успокаивало: во-первых, никто не гарантировал, что Пожиратели не смогли подкупить или запугать кого-то после проверки, заставив работать на себя, а во-вторых, разрушение Азкабана, ранее служившего символом обуздания Пожирателей, и массовый побег из него дурно отразилось на боевом духе Артура.

Но, не желая пугать жену, Артур накрывает ладонью ее руку, поглаживающую его пальцы, ласково улыбается Молли.
- Мистер Скримджер не такой, как Министр Фадж. Он не станет отмахиваться от Дамблдора и не сдастся без боя, боясь признать очевидное. На сей раз Орден Феникса не будет в одиночестве...
Из гостиной донесся настойчивый треск и шуршание: кто-то пытался связаться с Норой через каминную связь. Не договорив, но сохраняя спокойный вид ради Молли - отчего-то не верилось, что новости могут быть хорошими, только не сегодня - Артур как глава семьи отправился к камину.
В зеленом магическом пламени, рассыпающем искры на решетку перед камином, маячила голова Сэвиджа - приятеля Артура.
- Артур! Я буквально на минуту - вырвался тебя предупредить. О'Рейли похитили из Мунго. По свидетельствам колдомедиков - Дженис Итон, - аврор со стажем, Сэвидж сумел подать новость максимально беспристрастно. - Она, кажется, крестная твоей младшей. Знаешь, где она может быть?
- Не младшей. Она крестная Рона, - на автомате поправил Артур, осмысляя услышанное. - Нет, понятия не имею. Но если что-то надумаю, свяжусь с тобой.
- Обязательно. И если что-то придет в голову, не жди до воскресенья. Сам понимаешь, - Сэвидж смотрел прямо и спокойно. - И, Артур, будьте осторожны.
С этими словами он отключился. Зачарованное пламя, взметнувшись на прощание, пропало в дымоходе, а Артур, заблокировав камин, развернулся, надеясь, что Молли не вышла вслед за ним в гостиную, хотя, учитывая размеры Норы, едва ли она могла пропустить хоть слово из сообщения Сэвиджа, даже оставаясь на кухне.

+2

17

[nick]Molly Weasley[/nick][status]Мать-героиня[/status][icon]http://se.uploads.ru/QXd1a.jpg[/icon][sign]Лучшие пироги Британии![/sign][info]<b>Молли Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>домохозяйка</i>[/info]Рудольфус Лестрейндж…
Супруга Артура Уизли женщина храбрая и решительная, что хорошо известно и ее мужу и всем, кто был вхож в их семью. Супруга Артура Уизли не будет впадать в панику только от того, что Пожиратели Смерти на свободе. И все же, при одном имени Лестрейнджа-старшего ее охватывает ужас и желание бежать, бежать из Норы, бежать куда угодно только бы никогда  с ним не встречаться, и это уж совсем странно. Никогда Молли ни от чего не убегала – ни в Хогвартсе, ни потом, так отчего же так тяжело дышать, как будто шею сдавили чьи-то руки и душат, душат…
Спасение приходит… спасение в улыбке Артура, такой заботливой, родной, что Молли заставляет себя вынырнуть из омута темного, липкого страха и тоже улыбнуться в ответ.
«Артур не должен тревожиться за нее»… и за этой мыслью Молли вдруг улавливает тень другой «Артур не должен знать». Не должен знать – что? Но при попытке вглядеться в эту темноту головная боль становится сильнее.
- Конечно, поймают, Артур, милый, - соглашается она.
Наверное, слишком торопливо соглашается, но в гостиной начинает трещать камин…

Молли не идет вслед за Артуром, но ей хорошо слышен разговор мужа с приятелем и из кухни.
И снова тревожная весть, как будто мало их для этого вечера! Но вместе с тем – пугающе-неожиданная. Дженис Итон похищает О’Рейли из Мунго? Это похоже на предательство, но Итон – та Итон, какой Молли ее знает, на подобное не способна. Или уже способна?
Миссис Уизли потирает лоб, пытаясь отогнать мигрень, поправляет льняную салфетку под сахарницей…
«Надо заварить чаю с ромашкой».
Или она его уже заварила перед приходом мужа? Не получается вспомнить, и Молли, опасаясь обнаружить очередной провал в памяти, хитрит, говорит себе что это не важно. Чай с ромашкой не вернет привычный уют в этот вечер.
- Я все слышала,  - кивает она Артуру.
Смысл притворяться? Они с Артуром всегда были честны друг с другом, как иначе сохранить мир и любовь в семье.
- Хорошо, что дети в Хогвартсе, там им сейчас безопаснее.
Во всяком случае, Молли надеется, что это так.
- Но Артур, милый, ума не приложу – что все это значит? Нападение на О’Рейли, теперь его похищение. Сам ты что думаешь об этом?

Темнота окружает Нору. В марте дни уже полны обещания тепла, а вот ночи все еще холодны. И вот в этой ночи, пахнущей подтаявшей землей и скорым первым дождем, творятся недобрые дела. Совсем как когда-то… И Молли, подойдя к мужу, крепко его обнимает, совсем как когда-то, и чувствует под щекой плечо мужа. В густую синеву вечера из окна кухни мягко выплескивается желтый свет, словно свет маяка, для тех, кто не хочет потерять верную дорогу…

Отредактировано Emmeline Vance (3 февраля, 2018г. 12:49)

+2

18

Едва он возвращается в кухню, как Молли подтверждает его опасения: она слышала сообщение Сэвиджа.
Артур торопливо кивает на замечание жены, но соглашаться вслух что-то мешает. Он верит Альбусу Дамблдору, верит, что тот сможет защитить Хогвартс, но все же не так уж уверен, что дети в школе в безопасности - ведь Рон пострадал именно в Хогвартсе, когда туда пробрались Пожиратели Смерти, и Гермиона, а малышка Джинни и происки Малфоя?
Теперь, когда Амльбус рассказал о крестражах, стало понятнее, что именно произошло с их дочерью три года назад, но разве все это не свидетельствовало о том, что никто и нигде не мог чувствовать себя в безопасности?
Артур распахивает объятия для жены, крепко обнимает Молли, как обнимал со школы - им негде больше черпать силы, кроме как друг у друг и в Норе, и они должны быть сильными - теперь уже не только ради Билли, но и ради Чарли, Перси, неугомонных близнецов, Рона и малышки Джинни.
И когда они только успели, подумал Артур с иронией - видимо, самоиронией - вдыхая запах волос Молли, запах свежего хлеба, уюта, любви, которую он бы ни на что не променял и ни за что не дал бы себе потерять.
Когда только успели - ведь совсем недавно им не было и двадцати, и позади был только выпускной, и даже Билл еще не появился на свет, а только ждал своего часа, пока родители выбирали первую колыбель, скрывая друг от друга необходимость строжайшей экономии за шутками и постоянными прикосновениями к моллиному животу.
- Должно быть, О'Рейли - важная цель, - проговорил Артур, покачивая жену и глядя поверх ее затылка в окно, на наползающую на Нору ночь. Тьма наползает на Англию, он знает это, Молли знает это - как уберечь всех, если никому нельзя верить?
Рефлекторно, Артур сжимает объятья крепче, гонит из головы эти мысли - это именно то, чего добивается Волдеморт. Запугать, посеять панику, семена недоверия - чтобы ему и его прихвостням осталось лишь собрать сливки. Сила магической Британии в сплоченности, и Орден Феникса должен выступить первой линией обороны.
- Дженис не может просто так сделать то, в чем ее обвиняют, - уверенно, больше для жены, говорит Артур, и, о чудо!, сам тут же верит своим словам. Только не Дженис, любившая Гидеона и Фабиана как родных, столько раз сидевшая на этой самой кухне в Норе. Какая разница, сколько прошло лет - люди не меняются.
- Люди не меняются, - повторяет он для Молли вслух, отстраняя жену и глядя ей в лицо. - Дженис - хороший человек, не важно, сколько прошло времени.
Дженис - хороший человек, Энгус - хороший человек, но другие люди, плохие люди, на свободе, дементоры не могут больше загнать их в темные углы - и да, люди не меняются.
Артур хотел бы, чтобы было иначе - хотел бы сказать, что Пожиратели не опасны, но не хочет лгать жене. Даже если это касается Дженис Итон.
- Аврорат во всем разберется. Мы поможем, если потребуется. Ведь даже Сириуса неофициально перестали искать - значит, Скримджер прислушивается к Дамблдору и МакГонагалл. Если Дженис невиновна...
Он замолкает. Если Дженис невиновна - значит, что-то не так с Энгусом.
Если Энгус не при чем - значит, Дженис виновна.
Арифметика простая, будто школьный Люмос, и Артуру не хочется об этом думать, не хочется подозревать ни начальника, ни крестную мать младшего сына.
Он снова обнимает жену, гладит ее по теплой спине - нежно, заботливо, наслаждаясь тем, что они с Молли едины - что у них нет тайн друг от друга, что им не в чем друг друга подозревать.
- А если не разберется - Орден возьмет это на себя. Мы еще не старики, любимая. Дети подросли, почему бы не выступить на передовой? - за деланно шутливым тоном скрывается серьезный вопрос - это опасно, и Молли, до сих пор вспоминающая братьев, знает об этом, но не отступать же им - больше нельзя. Дженис они нужны. Детям они нужны. Они должны защитить все то, что любят и во что верят.
[nick]Arthur Weasley[/nick][status]предатель крови[/status][icon]http://s3.uploads.ru/UGban.jpg[/icon][sign]Воспитал собственную квиддичную команду.[/sign][info]<b>Артур Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>начальник Отдела по борьбе с незаконным использованием изобретений магглов (и к самим магглам)</i>[/info]

Отредактировано Rodolphus Lestrange (2 февраля, 2018г. 21:17)

+2

19

[nick]Molly Weasley[/nick][status]Мать-героиня[/status][icon]http://se.uploads.ru/QXd1a.jpg[/icon][sign]Лучшие пироги Британии![/sign][info]<b>Молли Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>домохозяйка</i>[/info]Несказанные слова, невысказанные раздумья, страхи, загнанные подальше – все это сейчас прячется по углам Норы, как злые тени. Но пока они вместе, пока Артур вот так обнимает ее, а она прижимается щекой к его плечу, пока они одно целое – эти тени власти над ними не имеют. Пусть скалятся отблесками серебряных масок, пусть пугают… Уединенная жизнь в Норе не сделала их с Артуром трусами.
- Милый, мы все, конечно, надеялись на то, что весь этот ужас больше не повторится, но мне кажется, где-то в глубине души я чувствовала, что это не конец, а временная передышка, - невесело улыбается Молли.
Взяв лицо Артура в ладони, миссис Уизли дотягивается до его губ нежным, ободряющим поцелуем. Ее муж и отец ее детей не из тех, кто будет громко заявлять о себе, разбрасываться обещаниями. Но в нем есть спокойная, тихая сила, Молли ее знает и чувствует… и гордится своим мужем. Всегда гордилась.
- Выступим, Артур, дорогой. И уж точно не будем прятаться и пережидать. Если бы еще удалось держать Рона и Джинни подальше от всего этого, они еще такие юные… но ты знаешь наших детей, милый. Они так похожи на нас.
Слишком похожи.
Джинни почти ее точная копия в юности, Рон…
Боль вгрызается в затылок, как только Молли пытается сравнить Рона с Артуром, женщина даже зажмуривается и задерживает дыхание, чтобы переждать и не подать вида.
В любом случае, с мрачной решимостью рассуждает она, прячась сами и спрятав детей они никого не спасут и никому не помогут. Уизли – предатели крови, как называли их Пожиратели Смерти, а в их глазах нет худшего преступления. Но жалела ли она хоть о чем-то? Нет. Рядом с Артуром она была счастлива. Он подарил ей дом, любовь и детей.
- Я думаю, надо попробовать разобраться, что там с Дженис.
Молли ласково отстраняется от мужа, на лице все та же сосредоточенная решимость, что отличала Молли Прюэтт в молодости, во времена Хогвартса и потом, когда они сбежали, и новая жизнь потребовала от них столько сил, столько мужества и преданности друг другу. Молли не любит непонятных вещей, загадок и тайн. С ними она предпочитает разбираться так же решительно, как с грязью на ее безупречной кухне.
- А вдруг ей нужна наша помощь, Артур?
И это тоже одно из правил их семьи – никогда не отказывать в помощи тому, кто в ней нуждается.

Отредактировано Emmeline Vance (18 февраля, 2018г. 21:47)

+2

20

[nick]Arthur Weasley[/nick][status]предатель крови[/status][icon]http://s3.uploads.ru/UGban.jpg[/icon][sign]Воспитал собственную квиддичную команду.[/sign][info]<b>Артур Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>начальник Отдела по борьбе с незаконным использованием изобретений магглов (и к самим магглам)</i>[/info]
Временная передышка, повторяет про себя Артур, продолжая обнимать жену, чувствуя ее теплое дыхание на щеке, когда она говорит.
Этой временной передышки им хватило, чтобы вырастить детей, чтобы насладиться счастьем взаимности. Не так и мало, не так уж и плохо.
Отвечая на поцелуй Молли, Артур чувствует больше. чем благодарность и любовь - он знал, что его жена не из трусливых, знал, что она, сбежавшая с ним не только от своих родителей, но и от кое-чего, куда более страшного, решительна и отважна, но, слушая ее уверения, что они не отступят и не станут пережидать, чувствует еще и гордость. И, черпая храбрость из объятий Молли, Артур уверенно кивает, когда она отстраняется и смотрит на него с вопросом:
- Я уверен в этом. И если мы можем ей чем-то помочь, мы это сделаем. Завтра же с утра я отправлюсь в Министерство и постараюсь что-то узнать. И буду отстаивать доброе имя Дженис Итон. Но пока...
Он отстранился от жены, кинул взгляд за окно, где сгущалась ночь, не смеющая переступить границу, обозначенную симпатичными занавесками, и решительно потянулся за мантией.
- Обойду дом. Сэвидж не просто так связался с нами камином, да еще и явно в нарушение протокола - он сделал это, чтобы предупредить нас о том, чтобы мы держались настороже. Кто бы не прятался под личиной Дженис, я не хочу пренебрегать этим советом. Подновлю охранные чары и сразу же вернусь.
Каких-то пару лет назад Артур, вернувшись из Министерства, мог на весь вечер отправиться в сарай и даже не подумать взять с собой волшебную палочку, а калитка, ведущая от дорожки к самому палисаднику, никогда не зачаровывалась, кроме как от магглов и то ради соблюдения Статута, но сейчас он удостоверился, что палочка при нем, и вышел на крыльцо с неприятным чувством, как будто даже среди пустых в межсезонье полей мог скрываться злобный и жестокий враг.
Он начал с калитки, прошелся вдоль забора, не забыл и про задний двор с огородом, ненадолго задержавшись у грядки с тыквами - подталина, образовавшаяся там с самого рождества, никак не сходила. Шугнув нескольких гномов, тащивших к дальнему углу двора что-то, что больше всего напоминало разобранный электроутюг, Артур наложил несколько защитных чар, добившись установки достаточно крепкого купола над всей Норой и прилегающими территориями, и опустил руку с палочкой, чувствуя приятную усталость - приятно было осознавать, что Нора не будет уязвимой.
Приободрившись таким образом, он вернулся в дом, покрепче запирая входную дверь, как будто это могло остановить тех, кто мог явиться сюда.
Ни к чему было вселять в Молли беспокойство, но, уже раздеваясь и забираясь под сладко пахнувшее свежестью одеялом, Артур все же попросил, прикасаясь к округлому плечу жены:
- Держи палочку под рукой, Молли. Начиная с сегодняшнего дня что бы ты не делала, возишься ли в огороде или на кухне, отправилась ли навстречу молочнику, поднялась ли сменить постельное белье, носи волшебную палочку с собой, душа моя.

+2

21

[nick]Molly Weasley[/nick][status]Мать-героиня[/status][icon]http://se.uploads.ru/QXd1a.jpg[/icon][sign]Лучшие пироги Британии![/sign][info]<b>Молли Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>домохозяйка</i>[/info]Обычно Молли спит, прижавшись лбом к плечу Артура. Даже во сне она старается быть как можно ближе к мужу, словно бы и не было этих лет, словно бы у них медовый месяц, долгий медовый месяц… Но не сегодня. Засыпает она быстро – в тепле супружеской постели, в ласковом объятии Артура, но сон наваливается тяжелой, липкой темнотой, от которой Молли начинает задыхаться. И дюйм за дюймом отодвигаться от Артура, на самом деле пытаясь убежать не от него, а от того, что идет за ней в темноте.
Самой страшное в этих снах то, что она не может проснуться, сколько бы ни пыталась. Пробует найти волшебную палочку, зная, что она где-то рядом – но ее нет. А темнота становится совсем уж страшной и из нее выплывает лицо, которое Молли забудет сразу же, как откроет глаза. Лицо кривится в ухмылке – жестокой, безумной и радостной.
- Тебе никогда от меня не уйти. Я всегда найду тебя, если захочу.
Под теплым одеялом Молли бросает в дрожь, но там где она сейчас, не телом, конечно, душой, там холод. Она чувствует холод камня под босыми ногами, когда бежит куда-то. Каждый раз ей кажется, что спасение где-то рядом, должно быть рядом, и каждый раз ошибается.
- Прюэтт! Тебе не убежать от меня.
Но она должна… должна ради Артура!
За окном Норы темно, лунный свет серебрит поля, звезды – частые, сияющие. Молли вертит головой по подушке, тихо, едва слышно, стонет. Во сне она кричит во весь голос, но тут, в ночи, это тихий, едва заметный стон. Ветер в печной трубе, и тот громче.
На шее, на висках холодный пот, кокетливая ночная рубашка из тонкого ситца сбилась на одно плечо.
Там, во сне – тупик. Каменная стена.
А он все ближе. Рудольфус Лестрейндж все ближе, будь он проклят.

+2

22

[nick]Arthur Weasley[/nick][status]предатель крови[/status][icon]http://s3.uploads.ru/UGban.jpg[/icon][sign]Воспитал собственную квиддичную команду.[/sign][info]<b>Артур Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>начальник Отдела по борьбе с незаконным использованием изобретений магглов (и к самим магглам)</i>[/info]
Молли засыпает быстро, и Артур, послушав сонное дыхание жены, засыпает следом, даже во сне обнимая ее, как будто это может уберечь от того, что приходит во сне.
Свет от тонкого полумесяца едва проникает сквозь тонкие занавески, высвечивая серебром лоскутное одеяло в изножье, кольцо на пальце жены.
Просыпается Артур будто от толчка, и он, даже спросонья, сразу понимает, что Молли вновь снится кошмар - даже под теплым одеялом ее колотит дрожь, холодный, липкий пот пропитал тонкую ткань ночной рубашки на груди, и она негромко, совсем жалобно стонет. Артур лишь раз слышал такой стон - умирала сбитая маггловской повозкой собака, и у него сердце захолонуло от этого жалобного, исполненного безысходной мукой звука.
Приподнявшись на локте, он бережно обнял тяжелую, неподатливую будто чужую Молли, прижимая ее к себе, укачивая, беспорядочно целуя в лоб, щеки, подбородок.
Ее рыжие волосы, причина завистливых взглядов однокурсниц и восхищенных - однокурсников, разметались по подушке, впитывая пот, сбиваясь и путаясь, и Артур нашаривает на тумбочке гребешок, тонкий, костяной, с редкими зубьями, и осторожно проводит им по волосам жены.
- Тише, тише, Моллипусенька, девочка моя, - ласково твердит он, обцеловывая висок, не переставая укачивать жену, прижимая ее к себе бережно и твердо. Это не первая подобная ночь, и он знает, что никакие чары ей сейчас не помогут - что бы ей не снилось, она не сможет проснуться сразу, и его пугает это, как пугает и собственное бессилие, ведь он ничем не может помочь ей, кроме как сидеть вот так до самого утра, укачивать и ждать, когда кошмар уйдет, а утром аккуратно спросить, чтобы получить в ответ одно и то же - она ничего не помнит.
Артур отдал бы многое ради того, чтобы понять, что с Молли - что снится ей, что возвращается к ней снова и снова не давая спать, оставляя метки под глазами, забираясь в морщинки, в усталый взгляд. Он чувствует, как это что-то встает между ними, разделяя, разлучая, и поэтому, наверное, не в силах отпустить жену из рук ни на миг, пока ей снится кошмар.
- Молли, Молли, милая, - зовет он тихо, по привычке, как будто боится разбудить детей, все еще надеясь дозваться, вырвать ее из кошмара, вернуть сюда, к себе, в свои объятия.

+1

23

[nick]Molly Weasley[/nick][status]Мать-героиня[/status][icon]http://se.uploads.ru/QXd1a.jpg[/icon][sign]Лучшие пироги Британии![/sign][info]<b>Молли Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>домохозяйка</i>[/info]

Артур зовет ее. Молли слышит его голос, и всей душой хочет ответить, если она сумеет ответить – кошмар закончится, она это знает. Но не может она ответить, вот в чем беда. Там, во сне, она может только кричать от страха, и то недолго, потому что скоро, совсем скоро, на ее горле сомкнется рука – и крик станет хрипом, и не вздохнуть. Вокруг так много воздуха, но он не для нее.
- Прюэтт!
Но она больше не Прюэтт. Она жена Артура Уизли, мать его детей, она то, чем хотела быть и чем стала. Только тому, кто пришел за ней – все равно.

Там, в супружеской спальне, Молли слабо мечется в руках Артура, но это только эхо того, что она переживает там, в темном, удушающем омуте сна. Там все сильнее и страшнее, там все такое настоящее, что трудно не поверить в то, что это и есть реальность, ее единственная реальность, а счастливая жизни с Артуром была только сном…
Молли всхлипывает. Тихо, жалобно. Но это здесь. А там, во сне, она готовится сражаться за то единственно-важное, за самое дорогое…
В глазах Рудольфуса Лестрейнджа плавится безумие напополам с лунным светом. В ухмылке – торжество…

Сон заканчивается всегда одинаково. Молли падает в какой-то белый туман, падает и падает, и это падение длится, кажется бесконечно. Этот белый туман заползает в нее, заполняет ее голову, вытесняет из нее все… бег в темноте, руку на горле и все, что будет потом…
Имя тоже исчезнет, забудется. Туман сгустится, сожмется до плотности и тяжести маленького свинцового шарика, чтобы угнездиться в затылке Молли и напоминать о себе внезапной и жестокой болью. Последним истает память о безумном взгляде, продержится до того, как Молли откроет глаза, а потом сразу исчезнет…

Молли открывает глаза. Она ничего не помнит, но по смятой постели, по напряжению во всем теле понимает – опять, это опять с  ней случилось. Но находит в себе силы улыбнуться Артуру, чувствуя, что виновата перед ним, очень виновата. И вряд ли когда-то сможет загладить эту вину…
- Доброе утро, Артур, милый…
Пока они просыпаются вместе – утро будет добрым.
Еще одно правило от Молли Уизли.

+1

24

[nick]Arthur Weasley[/nick][status]предатель крови[/status][icon]http://s3.uploads.ru/UGban.jpg[/icon][sign]Воспитал собственную квиддичную команду.[/sign][info]<b>Артур Уизли, 46<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>начальник Отдела по борьбе с незаконным использованием изобретений магглов (и к самим магглам)</i>[/info]
Утром у Молли виноватый взгляд, жалкая, будто скомканная улыбка. Ей настолько явно не по себе, что Артур старается за двоих, изображая непонимание, наивность, граничащую с глупостью.
Он улыбается жене в ответ, привлекая ее к себе, вдыхая любимый запах волос, сцеловывая эту неуверенность с ее лица.
- Сегодня спать было душно, - дает он ей возможность объяснить плохой сон. - Жарко - весна идет.
Весной все будет лучше, думает Артур, уверяя себя в этом, вставая с кровати, оглядываясь на жену. Она вряд ли останется нежиться в кровати - хоть дети и разъехались, хлопот у Молли до самого вечера, и благодаря ее неутомимости Нора такая, какой они ее любят. Артур благодарен жене, но все чаще поговаривает о том, что ей нужно больше отдыхать - особенно когда ее приступы начинают учащаться.

Уже позже, на кухне, куда он спускается за сытным завтраком перед отправкой в Министерство уже в костюме, Артур ставит рядом с чашкой жены принесенный из ванной наверху пузырек с зельем от головной боли, которое Молли принимала в прошлое обострение. Там едва-едва на дне, и в обеденный перерыв он заскочит в аптеку за новым пузырьком, но говорить об этом Артуру не хочется. Он боится и стесняется этого, немного по-мальчишески, совсем не по-гриффиндорски.
- Я не нашел рецепт в спальне, родная. Ты куда-то его переложила? - будто между прочим, замечает Уизли, пряча глаза. Следует еще проверить, действителен ли еще рецепт, и напомнить Молли об осторожности, и все это так выбивается из их привычного утреннего ритуала, что Артур малодушничает, оттягивая неизбежность. - Может быть, записать тебя на прием в Мунго? Я схожу с тобой, встречу у госпиталя или вовсе задержусь дома, предупредив...
Он обрывает фразу. Энгус О'Рейли, которого он должен был бы предупредить об опоздании из-за необходимости проводить жену в Мунго, где-то в неизвестности, похищенный кем-то, кто никак не может быть Дженис - где-то, быть может, в руках убийц и фанатиков. Артур отставляет чашку, завтрак кажется безвкусным.

+1

25

[nick]Molly Weasley[/nick][icon]http://se.uploads.ru/QXd1a.jpg[/icon][status]Молли Уизли, 46 лет. Сторона: ОФ[/status]
[status]Мать-героиня[/status]Хлопоты над завтраком – как попытка попросить у Артура прощения за эту ночь. За то, что он опять не спал из-за нее, за то, что у него осунувшееся лицо и уставшие глаза. Уставшие, любящие глаза. И Молли старается изо всех сил, словно от завтрака зависит, ни больше, ни меньше, судьба всей Британии.
И глазами умоляет Артура поесть.
Еще немного яичницы с беконом. Еще немного булок с маслом и джемом. Еще чашку чая… как будто чаем можно смыть и тревоги и недомолвки и все, что темной тенью нависло над Норой.

Может быть, потому, что Молли все еще в мыслях о прошлой ночи, она не сразу понимает, о чем спрашивает Артур.
- Рецепт, дорогой? Я не помню, должно быть, нет, - в голосе ее слышится растерянность. – А хотя… да, должно быть переложила… нечаянно. Наверное, он в комоде, в каком-нибудь из ящиков.
Мисси Уизли пытается беспечно улыбнуться, но получается плохо. Мерлин, она действительно не помнит, куда дела бумажку с рецептом на зелье!
Или ее сдуло сквозняком, когда я открывала окна в комнате.
Конечно! Так оно и было. Найдя удобное объяснение, Молли заметно расслабилась и даже повеселела. День обещал быть солнечным, она вынесет на солнце подушки и одеяла, для пуха нет ничего полезнее солнца, он от него становится только мягче…
В мыслях о повседневных делах Молли прячется, как улитка в домик. Ей спокойнее, когда впереди день, полный хлопот.

- Я найду рецепт, Артур, милый. А если это новое зелье не поможет, схожу к целителям еще раз – подождем недельку? Это же не срочно, правда?
Неделя, ну или что-то около того,  а там, глядишь, кошмары и мигрени отступят, и снова все будет хорошо!
У всех все будет хорошо.

Отредактировано Emmeline Vance (26 апреля, 2018г. 20:33)

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Гомеопатический метод (15 - 17 марта 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC