Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Загодя 1991 » А не начать ли нам сначала? (сентябрь 1977 года)


А не начать ли нам сначала? (сентябрь 1977 года)

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

[icon]http://s8.uploads.ru/kBozD.jpg[/icon]Хогвартс. Каникулы закончились.
Все когда-нибудь заканчивается.

Отредактировано Emmeline Vance (20 декабря, 2017г. 22:59)

+1

2

[icon]http://s8.uploads.ru/kBozD.jpg[/icon]Чем прекрасны каникулы? тем, что они заканчиваются. Не сразу, конечно. Постепенно.  Заранее, к примеру, можно купить учебники и дополнительную литературу. Так же заранее можно начать читать то, что предусмотрено программой. Выбирать темы для самостоятельных работ и делать к ним заметки. Терпеливо переносить визит к швее. Даже если старая мантия еще вполне прилична, миссис Вэнс все равно настоит на том, чтобы заказать полный комплект. Мнения Эммалайн при этом никто не спросит. Но даже эти визиты и примерки – они приближают Тот Самый День.

Тот Самый День наступает. Эммс не спит накануне, просто не может уснуть. Ей кажется, что она забыла упаковать что-нибудь важное, хотя, конечно, этого просто не может быть, все проверено на несколько раз.
- Хорошего учебного года, Эммелина, - отец скупо целует ее в лоб.
Еще один ритуал, от которого Эммалайн с удовольствием бы отказалась, но как?
Зато мать, которой явно не хочется вставать в такую рань, посылает к дочери домовика с наилучшими пожеланиями и известием, что от переживаний у нее разболелась голова.
Мигрень миссис Вэнс воистину беспощадна, и Эммс может лишь возрадоваться, что уже к вечеру она будет в Хогвартсе.
С Розье, с Рабастаном.
С Дейзи Бишоп.

- Дейзи!
Поезд мчится, по коридору стучит колесами тележка со сладостями, слышатся веселые, возбужденные голоса. Вэнс, как староста факультета (увы, не школы) отправляется на обход.
- Дейзи, рада тебя видеть. Как поживаешь?
У девочек есть свой Устав. «Именно так, с большой буквы», - иронично думает об этом Эммалайн.
Устав этот позволяет называть друг друга по имени, если вы подружки. Если вы встречались, скажем, летом… А они встречались. И теперь Эммалайн была уверена – этот последний год Дейзи должна запомнить надолго...

Отредактировано Emmeline Vance (20 декабря, 2017г. 23:28)

+2

3

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s9.uploads.ru/YUBgb.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 16 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Дейзи улыбается ломко и сдержанно, фальшиво, совсем не так, как улыбалась только что Мелани Трэверс и Коралии Маттерсон.
По-воровски она кидает взгляд за Вэнс - но там пусто. Ее это не удивляет: Дейзи прекрасно знает, что Рабастан во втором вагоне вместе с Эваном Розье. Она наблюдала за ним на платформе, а затем с помощью несложной системы оповещения, состоящей из младшекурсниц и преданных кавалеров с хаффлпаффа, получила точное представление о том, где находится факультетский староста. И информацию о том, что Вэнс не с ним.
Ей нравилось это ощущение, которое ей дарило знание о местонахождении Рабастана Лестрейнджа - понравилось с лета. Это означало, что в любой момент Дейзи может оказаться поблизости - или встречаться с Рабастаном якобы случайно столько раз, сколько потребуется.
Куда меньше ей нравится встречаться с Эммелиной Вэнс. Дейзи не может объяснить это, но при виде Эммелины она чувствует себя жалкой. Слабой. Некрасивой. Разве может человек так действовать на другого человека?
Вэнс может - и то, что именно она появляется перед Бишоп, дурной знак.
- Привет, Эмма! - сколько бы она не старалась, душевности в голосе нет. Она не рада видеть Вэнс, совсем не рада.
Дейзи хотела бы спрятаться от старосты за глянцевым маггловским журналом, купленным ей родителями по дороге на Кингс Кросс - интервью с Розмари Аккерман, слова "I Feel Love" Донны Саммер, которой Дейзи заслушивалась в последние дни каникул - но Вэнс не ведет себя так, как будто собирается идти о своим делам, лишь поздоровавшись, и Бишоп с сожалением вспоминает, что сама перед каникулами проявила непростительное дружелюбие, предложив встретиться летом.
Сейчас, не перед Рабастаном, нет нужны изображать дружескую симпатию к его напарнице, и Дейзи смотрит на Вэнс чуть дольше и чуть пристальнее, чем обычно.
- Замечательно, спасибо. А ты? - Дейзи делает усилие и берет себя в руки. - Видела уже новых старост школы? Эванс говорила кому-то, что боялась конкуренции с твоей стороны, но ты, наверное, рада - больше времени останется для подготовки к ЖАБА.
Маскируя свои слова под дружеское замечание, Дейзи не может сдержать злорадства в глубине души. Занудной самодовольной Вэнс дали по носу, ее обошла магглорожденная Лили Эванс. Победа, конечно, небольшая, но Дейзи  довольна и этим.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (28 декабря, 2017г. 22:44)

+2

4

[icon]http://s8.uploads.ru/kBozD.jpg[/icon]Никогда не стоит недооценивать ученицу Рейвенкло, даже если это Дейзи Бишоп. Эммалайн так хочется видеть в Дейзи глупенькую пустышку, что она раз за разом делает одну и ту же ошибку – недооценивает ее.
Нет, Дейзи вовсе не глупа. Особенно она не глупа в том, что касается подводных течений, которых хватает на любом факультете, в том, что касается ее друзей и врагов.
Упоминание о главном разочаровании лета (которое уже смело можно назвать и главным разочарованием предстоящего учебного года) ненадолго стирает с лица Вэнс безупречно-выверенную улыбку. Лили Эванс – староста школы…  Это, конечно, удар по самолюбию Эммалайн, удар, который она еще не успела обсудить с Рабастаном, чьи надежды на значок старосты школы  тоже рухнули. Их первая серьезная неудача. Вэнс надеется, что последняя, главное, не дать себя сбить с выбранного пути. Ни Лили Эванс, ни этой… Бишоп.

- Эванс очень ответственная, это хороший выбор.
Хороший. Но не лучший. Но если кто-то предпочитает хорошее лучшему, это же его право, неправда ли? Знать бы еще, кто из преподавателей был против их с Рабастаном кандидатур, и почему.
Улыбка возвращается на лицо Эммалайн. Это легко – улыбаться. К тому же, она вполне может наказать Бишоп за эту маленькую, но болезненную шпильку, нужно только придумать – как. После того случая со змеей и обливиэйтом Вэнс стремительно преодолела полосу угрызений совести и пришла к той точке, откуда начинается ощущение собственной безнаказанности. Она уже один раз видела страх в глазах Дейзи, увидит и еще раз. Это незабываемое воспоминание, которое хочется повторить.
- Вообще-то я заглянула буквально на секунду, - сообщает она.  – Ты знаешь, наверное, Лесли не вернется в Хогвартс этим летом, а значит в твоей спальне освобождается место. Я его займу. Ты рада? Сможем болтать вволю, как подружки. А я помогу тебе с зельеварением.
Улыбка Вэнс такая сияющая и дружелюбная, что вполне могла бы украсить собой обложку глянцевого журнала в руках Дейзи, или стать рекламой, скажем, зубного порошка.
О, конечно Эммалайн собирается приложить все усилия и сдать ЖАБА лучше той же Эванс. Но это не значит, что у нее не останется времени для других вещей.

Отредактировано Emmeline Vance (23 декабря, 2017г. 16:30)

+2

5

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s9.uploads.ru/YUBgb.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 16 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Взгляд Дейзи загорается, едва улыбка, безупречная, как и вся Вэнс, исчезает с лица Эммелины. Укол достиг своей цели, клинок нашел мишень.
- Очень хороший, - едва не мурлыкает Дейзи, накручивая на тщательно отманикюренный палец золотистую прядь. - Лили все просто обожают.
Эванс - та еще стерва, если говорить честно, и Дейзи с ней вовсе не дружит, но и не враждует: кавалеры у них разные. За Эванс бегает эта полусумасшедшая компания Поттера, Блэка и их прихлебателей, а вот у Дейзи вкус получше. Дейзи подавай все самое лучшее.
Как и чертовой Эммелине.
Дейзи захлопывает журнал, наблюдая за Вэнс из-под ресниц, оценивая, насколько ту задевает, что старостой девочек назначена Лили.
- И учителя, и ученики. И учится она просто блестяще. Слизнорт гордится ею, будто родной дочерью, - Дейзи негромко (и очень мило) смеется, прикрывая рот ладонью, вздергивает светлые ухоженные брови, как бы предлагая Эммелине посмеяться вместе.
Но Вэнс не смеется. Вэнс снова улыбается, как будто и не было этой краткой заминки.
И напоминает, что саму Дейзи Слизнорт отнюдь не хвалит.
- Не стоит, Эмма, - называть Эммелину полными претенциозными именами Дейзи совсем не хочется - особенно из-за того, что сама Дейзи не может похвастаться подобным именем. - Лили пообещала помочь мне с зельеварением. Мелани говорит, что она прекрасно объясняется и что Слизнорт уже - представляешь, уже, хотя ей еще год до выпуска! - предложил Лили стать его ученицей с возможным партнерством.
Мелани вообще болтает всякую чушь, но ведь Вэнс никогда не задерживается в гостиной с пустой болтовней, а потому откуда ей знать, что верить Мелани - все равно что верить маггловскому прогнозу погоды?
- Но я с удовольствием поболтаю с тобой о чем-нибудь другом, не обязательно же обсуждать зельеварение, - снова смеется Дейзи, уже почти не фальшивя, и глаза ее загораются, будто у кошки. - Как подружки, можем обсудить что-то поинтереснее... Мальчиков, например...
Мальчика. Одного конкретного, но выдавать так сразу свои секреты Дейзи не спешит - она не помнит, что одна-то беседа у них с Вэнс состоялась, не помнит, чем она закончилась, но упустить возможность побольше узнать об объекте своего интереса она не может.
- Передвинем кровати, нам будет очень весело, -  а заодно она всегда будет в курсе, что происходит у этой зануды и Рабастана. И хотя от мысли, что ей предстоит спать с Эммелиной в одном помещении, по спине Дейзи проходит непонятная дрожь, она все равно улыбается - широко, белозубо, очаровательно.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (28 декабря, 2017г. 22:44)

+2

6

[icon]http://s8.uploads.ru/kBozD.jpg[/icon]Любопытно. Дейзи за лето, кажется, стала еще больше похожей на елочную игрушку. Такая же блестящая и такая же пустая. А еще – острее проступила неприязнь к ней, Эммалайн, но, вероятно потому, что это их последний год. Последняя возможность для Дейзи очаровать Рабастана и доказать Эммалайн свое превосходство, а Эммс, разумеется, не собирается открывать Дейзи глаза на то, что они с Рабастаном только друзья. Нет! Если милая Дейзи хочет войну, то она ее получит, и Вэнс не постесняется запрещенных приемов. Например, посмеется над ней при Розье и Лестрейндже, открыв им ее маленькую тайну.
Вэнс предвкушает реванш за все колкости, поэтому сносит все хвалебные речи о Лили с поразительной кротостью и доброй улыбкой. Кто сказал, что Эммалайн Вэнс не умеет радоваться чужим успехам? Умеет, даже если речь идет об этой магглорожденной гриффиндорке.
- Если все так, как ты говоришь, Дез (вот тебе за Эмму, мерзавка), то это большая удача для всего выпуска! Конечно, факультет это важно, мы с Рабастаном стараемся, чтобы наш факультет был лучшим (а это – за мальчиков), но ты же знаешь, как учителя любят сравнивать выпуски!
Эммалайн смеется. Смех у нее получается не такой сказочно-серебристый, как у Дейзи, но вполне себе приличный. Может быть, ей нужно просто почаще тренироваться. Так, на будущее. Хотя, ей всегда казалось, что смех звучит глупо…
- Ох, не буду тебя отвлекать, успеем еще наговориться, правда?
Эммалайн почти уходит, но поворачивается, темно-серые глаза темнеют на бледном лице, далеко не таком красивом, как лицо Бишоп, но у Вэнс в запасе есть кое-что и это поддерживает ее хорошее настроение, даже после всех этих славословий в адрес Эванс.
- Да, знаешь, ты мне снилась этим летом пару раз! Я так удивилась. И сон был какой-то странный, как будто ты лежишь, такая бледная, а по тебе ползет огромная змея. Я спросила у матери, миссис Вэнс сказала, что это, несомненно к большой удаче.
Нет. Пожалуй, она не расскажет о мечтах Дейзи, таких же ясных, как майский рассвет, Рабастану. Только Эвану. Это их… как бы это сказать? Объединит.
И Вэнс улыбается.
Интересно, найдется ли в спальне Дейзи место для ее вещей?

Отредактировано Emmeline Vance (30 декабря, 2017г. 20:32)

+2

7

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s9.uploads.ru/YUBgb.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 16 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Дейзи проглатывает эту собачью кличку, в которую Вэнс превратила ее и без того немудреное имя, и молчит. Ничего, она еще отомстит этой высокомерной стерве, разузнает все ее слабые стороны, расстроит ее отношения с Лестрейнджем, а если получится, еще и позаботится о том, чтобы Эммелина Вэнс закончила школу вовсе не в числе первой десятки.
Рабастан, конечно, заслуживает совсем другого. Рабастан - гордость факультета, он столько работает на этот статус, что Дейзи почти готова простить его за невероятную близорукость в отношении себя. Почти готова - но ничего, у Дейзи впереди целый год. Рабастан увидит ее. По-настоящему увидит. Она выйдет из тени этой зануды Вэнс: узнает, чем та его так привлекает, а затем присвоит эти качества себе. Она красивее Вэнс, если Рабастан не полный идиот, он сделает правильный выбор.
- Конечно, успеем, - кивает Дейзи с улыбкой.
Успеют. Вэнс будет поблизости - от этой мысли Дейзи вновь бьет крупная дрожь, но быстро проходит - и Дейзи будет внимательна. Достаточно будет поссорить Эммелину и Рабастана, а  уж Дейзи сделает все, чтобы оказаться самой понимающей, самой внимательной слушательницей для Лестрейнджа.
Дейзи улыбается шире, но улыбка ее едва удерживается на губах, когда Вэнс пересказывает свой сон.
Дело в том, что Дейзи иногда просыпается от кошмаров - она не помнит, что с ней происходит, но помнит, что ей страшно, очень страшно, и что рядом с ней чудовища.
- Фу-у-у, - не может сдержаться она, - ненавижу змей... Такие мерзкие, такие гадкие...
Она осекается, понимая, что делиться этим с Эммелиной Вэнс - самое глупое, что только можно сделать. Это она собиралась узнать о слабостях и страхах Вэнс, а не рассказывать ей о своих. Дейзи встряхивает волосами, с трудом начиная улыбаться вновь, прячет страх.
- Ну, удача-то мне совсем не помешает: ЖАБА, говорят, будут просто кошмарными. Намного страшнее змей.
Дейзи лжет, потому что ничто не может быть страшнее змей - но пусть лучше Вэнс думает о ЖАБА, а не о страхах Дейзи или Рабастане.
И предвкушает, с каким удовольствием сделает так, что из школьной сумки Эммелины исчезнет готовое домашнее задание - за то, что та заставила ее сейчас испытать этот ужас.
И то, что ужас внушает ей и сама Вэнс, Дейзи заталкивает в самый дальний угол своего подсознания.
Ей нечего бояться Эммелины. Только не Дейзи, с ее медовым оттенком кожи, блестящими волосами, идеальной фигурой, бояться Эммелины Вэнс.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (30 декабря, 2017г. 23:26)

+2

8

[icon]http://s8.uploads.ru/kBozD.jpg[/icon]Новость о том, что Вэнс отныне делит спальню с Бишоп вызывает некоторое оживление и небольшую порцию сплетен, но ненадолго, дня на два. Всем есть чем заняться и без этого, потому что преподаватели как с цепи сорвались, завалив всех самостоятельными работами. А еще есть первокурсники, с которыми всегда много хлопот. Кто-то обязательно плачет  и просится домой, а кто-то думает, что теперь ему все можно, и так из года в год. Первых следует успокоить, вторых приструнить, всем же прочим объяснить правила.
Эти дни Эммалайн вежлива с Дейзи, но не более того. Эммалайн занята учебой и даже вполне по-товарищески улыбается Эванс, когда встречает ее со значком старосты школы, приколотым к мантии. Обсуждает с Рабастаном расписание.
Выжидает момент.

У мисс Вэнс есть цель – превратить Дейзи из всеобщей лапочки, купающейся в лучах своей привлекательности, в существо запуганное, боящееся собственной тени. Это будет непросто, но Эммалайн верит в  свои силы, верит в долгосрочное планирование и поэтапное выполнение поставленной задачи.

Момент настает, когда Вэнс, задержавшись в библиотеке, возвращается в спальню позже обычного. Дейзи уже спит, или, может быть, притворяется, но, задув свечу у кровати, Эммалайн долго прислушивается к ровному дыханию Бишоп и убеждается – нет, не притворяется. Спит, во сне еще больше похожая на фарфоровую куклу, куклу с золотистыми волосами и нежно-розовым румянцем.
- Дейзи? – на всякий случай тихо зовет она. – Ты спишь?
Тишина.
Вэнс улыбается. Она ненавидит кукол, и фарфоровых, и живых.
Под подушкой у нее длинный плетеный шнур. Эммс бесшумно под ходит к Дейзи, осторожно кладет его ей на плечо, ложится в кровать и медленно тянет шнур на себя, очень медленно. Сердце бьется в предвкушении.
Гладкий шелк, прохладный, извивающийся, скользит по руке Бишоп…

+2

9

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s9.uploads.ru/YUBgb.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 16 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Вопреки смутным опасениям Дейзи, Эммелина не самая худшая соседка по спальне: по крайней мере, она почти не занимает место у зеркала и не заваливает комнату своей косметикой и одеждой, в отличие от той же Лесли. Конечно, у Вэнс полно книг -учебников, блокнотов, пергаментов, но она намного аккуратнее, чем Лесли, так что Дейзи жаловаться не на что.
Кроме того, что ей ужасно не по себе, стоит им с Эммелиной потушить свечу ночью.
Конечно, теперь совсем нелепо идти к декану и просить перераспределить семикурсниц по комнатам - даже если забыть, что Вэнс любимица Флитвика, Дейзи сомневается, что что он пойдет на такой шаг. И Дейзи хватает целого дня, чтобы убедить себя: ничего страшного.
Да и чего она боится?
Дейзи и сама не знает, и этот зыбкий страх растворяется в солнечном свете, заливающем внутренний двор школы. Дейзи собирает вокруг себя своих самых преданных поклонников, флиртует отчаянно, будто не надышится - она думает, что этим обратит на себя внимание Рабастана, а потому дневные часы Дейзи Бишоп приятны и чудесны: ею восхищаются, готовы исполнять любые ее прихоти, ей даже завидуют.
И только вечером, когда тени неумолимо выползают из углов каменных коридоров, а студенты расходятся из гостиной по спальням, Дейзи все сильнее начинает ощущать это беспокойство лишь при одной мысли, что вот-вот они с Эммелиной останутся вдвоем за закрытой дверью.
Она не может даже объяснить, что в этом ее так пугает - Вэнс с ней весьма любезна, но не воплощает в жизнь свою угрозу о ночной болтовне, так что, казалось бы, чего бояться? И все же Дейзи боится.
Она пьет перед сном какао в надежде, что теплое молоко поможет ей уснуть, но пока только набрала лишних полфунта - а засыпать все тяжелее и тяжелее.
Наконец, отчаявшись, она отправляется в Больничное Крыло - сентябрь только начался, недовольно качает головой колдоведьма, но Дейзи отговаривается своим волнением из-за выпускного года и получает вожделенный флакончик: слабое-слабое зелье Сна-Без-Сновидений, помогает уснуть.
Пользуясь тем, что Вэнс еще нет - она не с Рабастаном, как докладывает Дейзи пятикурсница, грезящая стать второй мисс Бишоп, - Дейзи переодевается в пижаму, не меньше двухсот раз проводит по волосам щеткой, пока они не начинают блестеть как мягкое золото в свете свечи, и растворяет в чашке какао ложку зелья.
Упрямо сдвинув светлые брови, Дейзи чуть ли не залпом выпивает свое теплое питье, откидывается на подушки, смотрит в потолок.
Завтра будет прекрасный день. Завтра Рабастан Лестрейндж наконец-то заинтересуется, вокруг кого толпится лучшая часть мальчиков седьмых и шестых курсов. Завтра он обратит внимание на Дейзи, поймает ее взгляд, ответит на улыбку - и подойдет сам, без всех этих дурацких предлогов, связанных с учебой.
Дейзи тянет на себя одеяло, прикрывает глаза.
Завтра будет прекрасный день. Ее чувство не может быть безответным - так просто не бывает. Завтра все расставит по местам.

Дейзи засыпает, улыбаясь.

Вопреки действию зелья, Дейзи все же видит сон. Сначала он похож на фантазии, которые она рисовала себе с прошлого года: они с Рабастаном Лестрейнджем медленно, рука об руку, идут по коридорам Хогвартса, и он смотрит только на нее, на нее одну. Улыбается ей, тянется, чтобы поправить прядь волос, упавшую ей на щеку. Дейзи знает, что они ищут уголок по-укромнее, чтобы побыть вдвоем, и, хотя она всем своим видом изображает нарочитую скромность и непонимание, у нее подкашиваются ноги, а в груди что-то гулко стучит, наполняя все ее тело теплом.
Рабастан открывает перед ней дверь класса Чар и Дейзи переступает порог, даже не задумавшись, не помедлив - она, конечно, не ребенок, она знает, что не стоит позволять кавалерам заходить дальше определенных границ, но не может определить, где эти границы, когда речь идет о Рабастане - нет такого, чего бы она ему не позволила. И это чувство только добавляет к ее эмоциям еще что-то сложное, но приятное.
Она облизывает губы, разворачивается, протягивая руки - но за ее спиной пусто, только закрытая дверь класса.
Дейзи оглядывается в смятении, все еще улыбаясь, но улыбка постепенно исчезает с ее лица - она одна в помещении, Рабастана здесь нет.
И тут же Дейзи понимает, что ошибалась: она не одна. Класс полон чьего-то враждебного присутствия, в оконном стекле Дейзи видит плывущее отражение кого-то за своей спиной, оборачивается, уже в панике, но там по-прежнему пусто.
И тут из-под столов, из-за шкафов вдоль стены доносится негромкое шипение, а затем и шорох... Звуки скольжения, все ближе, ближе.
Дейзи испуганно шагает в сторону, еще раз, и тут чувствует прикосновение к руке, к плечу...
Что-то ползет прямо по ней.
Змея!

Дейзи визжит - и рывком садится на своей кровати в кромешной тьме, глотая воздух раскрытым ртом, все еще хрипя. Ее собственный визг стоит в ушах, а пижама на груди мокрая от пота.
Дейзи торопливо стряхивает с кровати одеяло, оглядывается, но ее кровать пуста, змея была всего лишь сном.
Чувствуя, как ее колотит, Дейзи зажигает свечу, никак не в силах успокоиться, поверить, что она в безопасности.
- Эмма? - окликает она Вэнс, которая сейчас представляется ей чуть ли не спасительницей. - Эммелина? Я тебя не разбудила?
Флакон с зельем в тумбочке, но Дейзи уже не доверяет зелью. Лучше не спать совсем, чем переживать такой кошмар.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (4 января, 2018г. 21:23)

+2

10

[icon]http://s8.uploads.ru/kBozD.jpg[/icon]Задумка со шнуром оказалась до того удачной, что Эммалайн хочется поставить самой себе «превосходно». Она даже не ожидала такого результата, но, похоже, их маленькое прошлогоднее приключение сделало Дейзи очень восприимчивой к кошмарам со змеями.
Вэнс в жизни не видела настоящих кошмаров, все ее страшные сны так или иначе связаны с учебой. С тем, что она провалила экзамены, или опоздала на поезд, или не может выйти из дома, чтобы попасть в школу, потому что все двери и окна заперты… Последнее, пожалуй, даже страшно, но она не просыпается от этих снов с криками. А вот Дейзи – да. И Эммалайн очень довольна.

Дейзи зажигает свечу…
Шнур уже спрятан под одеяло и Эммалайн неохотно открывает глаза, недоумевающе смотрит на Дейзи. Та испугана! О, еще бы, лапочка Бишоп так кричала, что, наверное, разбудила девочек в соседней спальне, но Вэнс не позволяет себе открыто злорадствовать. Нет. Напротив, она смотрит на Дейзи с тревогой.
- Что случилось? Ты кричала, или мне показалось? Мерлин, ты не больна? Ты так бледна, Дейзи, да скажи же мне, что случилось?
Эммалайн так добра, что садится рядом с Бишоп на ее кровать, берет за руку. Пальцы Дейзи холодные, липкие от пота и пульс на запястье так и бьется. Сумасшедший пульс Дейзи очень приятно чувствовать, еще приятнее знать, что это ее заслуга. Только ее.
Мысленно Вэнс ставит жирную галочку в графе «за лето». За ту самую встречу, когда Дейзи испортила ей и Рабастану поход в книжный магазин. Но прелесть в том, что у Эммалайн имеется очень длинный список прегрешений Дейзи Бишоп. Его хватит на весь год!
- Тебе нехорошо? Ты вся дрожишь… Хочешь, я провожу тебя в больничное крыло?

Дейзи такая красивая сейчас, бледная, глаза огромные и в них отблески пережитого кошмара, а волосы – как светлое золото. Эммалайн смотрит на нее с добротой, с искренней добротой… Дейзи еще не знает этого, но теперь она ее любимая игрушка. Лучшая игрушка. Живая куколка, которую так славно будет дергать за ниточки и наказывать за плохое поведение.

+1

11

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s9.uploads.ru/YUBgb.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 16 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]К счастью, Эммелина не спит - или уже проснулась.
Дейзи едва скрывает облегчение: ей сейчас в самом деле нужно, чтобы рядом был кто-то. Она не так освоилась после пробуждения, чтобы выходить из спальни, и лучше, если в таком состоянии ее никто не увидит, но оставаться в одиночестве ей сейчас не под силу.
- Мне... Мне приснилось что-то, - потыкается Дейзи на последних словах, и, как будто ей мало свечи, наощупь находит на тумбочке волшебную палочку в красивом чехольчике, расшитом бисером, и кастут Люмос, в свете которого еще раз осматривается, разглаживая сбитую простынь и подушку.
Но в кровати нет никакой змеи - это пугающе реальное ощущение, будто по ней кто-то ползет, было всего лишь эхом кошмара.
Дейзи тянет обратно на кровать скинутое одеяло, слабо улыбается Эммелине с вполне искренней благодарностью: та совсем не ворчит из-за такого пробуждения и утешающе садится рядом с Дейзи, берет ее руку в свою.
Это человеческое участие, неожиданное от довольно-таки сдержанной обычно Вэнс, действует на Дейзи странным образом: с одной тороны, ей хочется высвободить пальцы, а с другой - ей в самом деле нужно утешение.
- Нет, не хочу сейчас плестись через половину Хогвартса, - есть что-то в предложении Эммелины, что совсем не нравится Дейзи, но понять, что именно, она не может. Дейзи с ногами забирается на кровать, из-за чего прислоняется плечом к плечу Вэнс.
- Все в порядке. Мне приснился плохой сон. Кошмар, просто кошмар. Ничего такого, из-за чего стоило бы обращаться в Больничное Крыло - ничего такого, как весной, - Дейзи гасит Люмос невербально и заглядывает Эммелине в глаза с надеждой и просьбой. - Ты же никому не рассказала?.. Ну, помнишь?
На миг Дейзи посещает мысль, что она и правда больна - но за лето с ней ничего такого не случалось, и к сентябрю она уже выкинула мысли о том своем обмороке из головы, а, быть может, зря? Быть может, с ней все же что-то не так? Может, у нее опухоль мозга? Все эти мигрени, кошмары, накатывающие приступы раздражительности из-за чувства, будто она что-то упускает?
Может быть, у нее в голове опухоль размером с куриное яйцо, а она и не знает, строит планы, мечтает, в то время, как жить ей осталось всего лишь несколько месяцев или даже недель?
Перед такой перспективой даже вся ее смутная неприязнь к Вэнс почти испаряется, отходит на второй план, вытесняемая куда более гнетущими мыслями - если ей жить осталось всего ничего, то как же она воплотит свои планы и мечты?
При воспоминании о том, что предшествовало появлению змеи во сне, Дейзи чуть краснеет и все-таки освобождает свои пальцы, принимаясь одергивать пижаму, чтобы дать ей и телу под ней подсохнуть.
Умереть, так и не поцеловав ни раза Рабастана Лестрейнджа, кажется ей совсем-совсем печальным, и ее глаза наполняются слезами - ей так жаль себя, что она охотно принимает даже помощь Эммелины.
- Я боюсь, - тихо произносит Дейзи, совсем распрощавшаяся с маской уверенной в себе красавицы, которую носит днем. Здесь нет никого, кроме Вэнс, и даже это сейчас Дейзи  почти не беспокоит, стоит лишь взглянуть на Эммелину - с чего бы ей желать Дейзи зла?
- Ты с кем-нибудь встречаешься? - внезапно меняет тему Дейзи, глядя на Вэнс настойчиво и серьезно. - Я имею в виду, всерьез - с чувствами, надолго?
Она так и не пришла к однозначному выводу насчет отношений между Эммелиной и Рабастаном - они удивительно скрытны - но сейчас обстановка больше всего располагает к той обещанной ночной болтовне о мальчиках - они обе в пижамах, сидят на одной кровати близко-близко, и в свете свечи Вэнс выглядит непривычно довольной, даже благодушной. Удовлетворенной, приходит к Дейзи в голову, и она наклоняет голову к плечу, неуверенно улыбаясь Вэнс в качестве подбадривания:  у Эммелины, кажется, нет подруг, может, в этом все дело? Конечно, она не совсем того типа, девушек которого Дейзи обычно выбирала себя в подруги, зато на ее фоне сама Дейзи только выиграет.

+1

12

[icon]http://s8.uploads.ru/kBozD.jpg[/icon]Уютный полумрак спальни, доверительный шепот… именно так Вэнс всегда представляла себе разговоры закадычных подружек, рассказывающих друг другу свои секреты – кто из мальчиков тебе нравится больше всех, с кем ты пойдешь на выходные в Хогсмит и да, это правда, своими глазами видела, та, с Гриффиндора, ну рыжая такая, целовалась с Марти. Правда, ее никогда не тянуло в эти глупые разговоры. Свои тайны Эммалайн предпочитала держать при себе, так оно надежнее, а ночью куда рациональнее спать, чтобы утром не клевать носом на занятиях. Но отчего бы сегодня не подыграть Дейзи? Вдруг она расскажет еще что-нибудь занятное? Змеи – это прекрасно, Эммалайн собирается продолжить свою игру со шнурком, но хорошо бы разнообразить это блюдо каким-нибудь десертом. Это как в лабораторной работе по зельеварению. Используй точную формулу, но не пренебрегай вдохновением.

- Рассказала? Ты о том случае, когда тебе стало нехорошо? Я уж и забыла, о нем, если честно. Нет, конечно, не волнуйся.
Эммс говорит правду. Она сама, если уж на то пошло, заинтересована сохранить все в тайне, хотя у нее и было придумано убедительное оправдание. Но надо же, как Дейзи боится выставить себя в невыгодном свете перед подругами и поклонниками.
Вэнс берет это на заметку. Просто на будущее. Она сейчас мысленно заполняет журнал, куда заносит все, что ей может пригодиться в ее маленьком эксперименте над Дейзи, и от того лицо у нее доброе и мечтательное. Даже милое, пожалуй.
- Летом ты себя хорошо чувствовала? Не было ничего… ну, подобного. Головокружений, обмороков? Знаешь, я собираюсь стать колдомедиком, - Вэнс говорит это чуть застенчиво, доверительно. – Надеюсь, меня возьмут на стажировку в Мунго. Но, конечно, многое будет зависеть от ЖАБА. В общем, я  читаю, готовлюсь… и если что – ты можешь мне рассказать. Вдруг я смогу помочь? Мне это нравится, вот правда нравится – лечить, помогать...
Еще больше Эммалайн нравится ставить опыты, и она надеется, что в Мунго у нее будет для этого достаточно возможностей. Не лечат же они там пациентов методами трехсотлетней давности? Колдомедицина должна идти вперед и Эммалайн считает, что она может стать лучшим прогрессивным колдомедиком Британии. Достойная цель, амбициозная, Эммалайн ею довольна. И собой тоже. У каждого, ка кона считает, должна быть серьезная и амбициозная цель, план на оставшуюся жизнь, как у нее с Лестрейнджем. Без этого живут только неудачники.

Дейзи, как видно, тоже думает о Рабастане, раз заводит разговор о мальчиках, и Эммалайн хочет было уже отмахнуться от этих вопросов – поговорить о желанной стажировке в Мунго после окончания Хогвартса куда интереснее, даже если собеседник – Бишоп, а это лишь немногим лучше, чем плюшевый заяц. Но вовремя вспоминает, что Дейзи влюблена в Рабастана. Конечно, откровенно врать Вэнс не собирается, они с Рабастаном друзья – и не больше, но отчего бы не подразнить Бишоп?
- Понимаешь, Дейзи… все очень сложно, - вздыхая, говорит она.
И понимает, что думает о Розье.
И ей становится грустно, действительно грустно. Потому что Эван – это Эван. Он на нее и не смотрит, как Баст не смотрит на Дейзи. Хотя нет, смотрит, конечно, но не так, как смотрят на девочек влюбленные в них мальчики. Эммалайн достаточно умна, чтобы принять это как данность и не показывать своего интереса к Розье.
- Я хочу сказать, ты же знаешь, для меня учеба так много значит. И для него тоже. Так что сначала ЖАБА, потом… да, потом я надеюсь, что у нас все будет всерьез и навсегда.
Вот тут Вэнс врет, потому что  даже не надеется. 
Всерьез и навсегда у нее будет с колдомедициной – это она уже решила точно.

Отредактировано Emmeline Vance (6 января, 2018г. 13:19)

0

13

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s9.uploads.ru/YUBgb.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 16 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Дейзи чуть веселеет - она не знала, как спросить у Эммалайн, сохранила ли та ее секрет, и во многом это сдерживает Дейзи, не давая перейти к открытой вражде с Вэнс. Это - и то, что та определенно близка с Рабастаном.
Нет, правильной тактикой будет сблизиться с Эммалайн, раз уж они теперь делят спальню, и через нее уже добиться, чтобы Лестрейндж перестал игнорировать ее, Дейзи.
Бишоп уже жаль, что она позволила себе едва не перейти грань в поезде, и она обещает себе, что будь осмотрительнее, не позволяя дурному настроению или минутной меланхолии взять верх.
Нет уж. Они с Эммалайн Вэнс должны стать подружками, и та своими собственными руками подаст Рабастана Дейзи на блюде.
- Спасибо! - горячо, почти искренне говорит Дейзи в ответ на признание Эммалайн, довольная тем, что та уже начинает ей доверять. И даже гладит Вэнс по плечу, как обычно делала, болтая с Лесли.
- И ты такая... Выбрать колдомедицину, чтобы помогать людям. Это так удивительно. Ты наверняка добьешься многого, ты же такая умная, - здесь Дейзи уже не лицемерит - она в самом деле считает, что колдомедицина и сложна, и требует особенного склада характера. Она, правда, не замечала за Вэнс особенного альтруизма, но ведь она и не присматривалась. Она привыкла относиться к Эммалайн как к досадной преграде на пути к Рабастану, а ведь, и нужно отдать ей должное, факультетская староста всегда заботилась о тех, кто в этом нуждался.
Это и в самом деле прекрасно: сейчас Дейзи нуждается в том, чтобы о ней позаботились. Ей в самом деле немного страшно, и то, что Вэнс признается в своем увлечении колдомедициной - а если увлечена Эммалайн, это значит, она уж начала разбираться в предмете, это понимает даже Дейзи - оказывает успокаивающий эффект.
Дейзи не хочется советоваться с хогвартской колдоведьмой, вообще не хочется признаваться в своих опасениях ни одной живой душе в школе, но Вэнс уже знает - и может помочь.
- Ничего такого... Один раз, правда, у меня закружилась голова, но я выкурила целый косяк с очень симпатичным парнем на фестивале...
Дейзи кокетливо заправляет за ухо светлую прядь и закатывает глаза, как если бы Эммалайн должна была ее понять. Летом было хорошо, было бы еще лучше, если бы она не искала лихорадочно способ увидеть Рабастана, но все равно, летом было весело. В Хогвартсе совсем не так весело - здесь полно чистокровных, которые, кажется, просто не умеют развлекаться, а уж на факультете Дейзи и подавно. Даже Рабастан... Даже Рабастан, но Дейзи могла бы исправить это, убеждена она. Им могло бы быть очень весело, очень хорошо вместе.
Они вновь возвращаются к теме мальчиков, а уж здесь-то Дейзи чувствует себя как рыба в воде. Она решительно задвигает в сторону мысли об опухоли мозга и садится удобнее, разглядывая Вэнс и ее пижаму.
- Сложно? - уточняет Дейзи, гадая, как бы напрямую спросить у Эммалайн, говорит ли она о Рабастане или нет.
И тут ее сердце падает, потому что, стоит Вэнс продолжить, и у Дейзи не остается ни малейших сомнений в том, что она говорит о Рабастане. Ну конечно, о ком еще - учеба так много значит, всерьез и навсегда.
Дейзи опускает глаза, тянет за найденную в шве пижаму нитку.
Алиса с Гриффиндора уверяла ее, что Лестрейндж и Вэнс вовсе не вместе. Врала, наверное. Что она вообще понимает, что она вообще видит, кроме своего Лонгботтома.
- То есть, вы вроде как взяли паузу до экзаменов? - тихо интересуется Дейзи, пряча глаза. Она в самом деле считала, что Вэнс мало что значит для Рабастана - ну не может же он серьезно относиться к ней, такой... никакой, такой занудной, такой вечно погруженной в учебу. Разве не понял он в прошлом году, что они не пара, и разве не из-за этого Дейзи решила, что ей не придется идти против Вэнс?
Ну что же. Если нужно, она готова. Она готова пойти против всех, лишь бы заполучить Рабастана, и если Эммалайн в самом деле считает, что за год ничего не может произойти, то она ошибается.
- А потом сразу же...
Здесь она замолкает, потому что и сама не может придумать, что именно потом. Не поженятся же они, в самом деле. Кто женится в семнадцать лет?!
- Он тебя любит? - продолжает спрашивать Дейзи, не понимая, что совершает ошибку - любая другая в ходе дружеской ночной болтовни спросила бы, что чувствует сама Эммалайн, но Дейзи нет дела до чувств Вэнс. Она предпочла бы их не задевать, но куда важнее ей то, что испытывает к Эммалайн сам Рабастан.
Она и так знает, что он очень дорожит их дружбой - старосты Рэйвенкло сработанная команда, прямо-таки образцовая,  и даже летом они видятся, но это же может быть просто дружбой. Такой же, как с этим слизеринским принцем, Розье. Это не обязательно любовь.
Может быть, Эммалайн вообще это себе придумала.

+1

14

Косяк. С очень симпатичным парнем на фестивале.
Эммалайн с трудом удерживается от брезгливой гримасы. И вот эта особа претендует на внимание Рабастана Лестрейнджа? Ну уж нет. Пусть они с Бастом не больше, чем друзья (и так лучше для них обоих), Вэнс, преисполненная ревнивой гордости за друга, точно знает – не такая девушка нужна Лестрейнджу-младшему. Так что, прости Дейзи, но лучше бы тебе было выбрать для себя кого-нибудь попроще.
Хотя, в чем-то Вэнс понимает всеобщую лапочку Бишоп, у нее есть нюх на лучшее. На настоящее. Чистокровной Эммалайн нравится думать, что Дейзи в глубине души завидует им – им всем, и хочет войти в их круг, очаровав Рабастана. Ну не любит же она его на самом деле, прости Мерлин!

Вэнс думает о чувствах Дейзи, потом о своих чувствах, и задумчиво разглядывает узор на своей пижаме. Вслушивается в то, как за окном башни гуляет ветер, как где-то что-то поскрипывает – таинственно и уютно. И впервые задумывается о том, что вот это все – это последний год. Потом, конечно, будет что-то другое, но не Хогвартс, не его лестницы, залы, запретный лес и Хогсмит… от этого как-то неуютно, словно приоткрылась невидимая дверь, и потянуло морозным сквозняком.
Глупость, конечно. Она готова к взрослой жизни, осталось только сдать выпускные экзамены.
- Да, сложно… Знаешь, мы как-то не говорим про любовь,  - отвечает она на вопросы Дейзи. - Мы говорим о будущем, о том, что будем делать после школы.
Опять же, правдиво отвечает, хотя и сама не знает, о ком сейчас думает, о Рабстане, чтобы запутать Бишоп, или о Эване?

Эммалайн, кстати, вообще не уверена, что знает, что такое любовь. А если она не знает – то откуда знать этим пустоголовым хорошеньким дурочкам, Дейзи и ее подружкам? Как она выяснила опытным путем, есть определенная реакция тела – повышается температура, усиливается сердцебиение, кровь приливает к лицу. Иногда – если Эван совсем уж близко, немного кружится голова. А целоваться с Рабастаном в библиотеке было приятно – губы слегка покалывало. Но это, конечно, если забыть о том, чем все закончилось. Словом, все можно разложить по полочкам и снабдить ярлыком, так где же в этом любовь? И есть ли она вообще?
- А ты влюблялась, Дейзи? По-настоящему. Чтобы все серьезно и навсегда!
Вэнс смотрит на Бишоп с любопытством, как смотрела на кролика, который у нее когда-то жил. Кролик, как оказалось, умел прыгать через палочку. Может быть, и Дейзи удивит ее чем-нибудь?
[icon]http://s8.uploads.ru/kBozD.jpg[/icon]

Отредактировано Emmeline Vance (18 января, 2018г. 19:44)

+1

15

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s9.uploads.ru/YUBgb.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 16 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Дейзи недоверчиво слушает, но глаз не поднимает. Ей сложно представить, что это значит - они не говорили про любовь. Все мальчики, которым Дейзи нравилась, довольно быстро заводили одну и ту же песню - и рано или поздно там всплывало слово на букву "Л". Но конечно, обрывает она саму себя, Рабастан не такой. Он не легкомысленный, и если уж он заговорит о чувствах, это будет значить многое.
Дейзи чуть приободрятся: он не говорил Эммалайн о любви. Он, может, ее и вовсе не любит.
Дейзи исподтишка рассматривает Вэнс, оценивая ее как соперницу, но без примеси желания найти недостатки. Сейчас она, напротив, ищет достоинства - и да, следует признать, что хотя до Дейзи Эммалайн все же далеко, она не дурна собой. Занудна - но и умна. А еще, очевидно, интересна Лестрейнджу больше, чем ему интересна Дейзи.
И хотя последнее ставит милую Дейзи Бишоп в тупик, она неожиданно трезво задается вопросом, а почему.
Почему Лестрейндж предпочитает Вэнс?
Она провела достаточно времени, убеждая себя, что это не так - будто страус, прячущий голову в песок, но, может быть, хватит?

- Да, - серьезно и тихо говорит Дейзи, по-прежнему не поднимая глаз.
Ей нет нужды долго думать над ответом, даже не хочется хихикать или выполнять все остальные пункты этого девчачьего ритуала. Она знает, что ее чувство - это настоящее. Что это всерьез.
И, разумеется, навсегда.
Это ясно ей так же, как ясно то, что она волшебница. Как то, что ее младшая сестра этой способности лишена. Это просто здесь, все время с Дейзи с прошлого года, как рука или нога - и ей даже странно, что когда-то она думала, что влюблена в кого-то другого. В Майка, живущего по соседству. В Леннокса с Хаффлпаффа. В Сириуса Блэка, когда тот кривлялся на квиддичном поле.
Она могла так ошибаться только до того, как узнала, что такое - влюбиться по-настоящему, раз и навсегда.
Больше она так не ошибается.
- И я об этом не жалею, - добавляет она совсем уж неожиданно и непонятно, как будто на короткий миг смогла без хрустального шара или спитого чая мельком взглянуть на то, к чему ее приведет эта безоглядная влюбленность. - А ты?
И Дейзи поднимает голову, глядя на Эммалайн с болезненным интересом.
- Ты не жалеешь, что влюблена?

+1

16

[icon]http://s8.uploads.ru/kBozD.jpg[/icon]- Иногда жалею, - признается Эммалайн, позволив себе забыть, буквально на минутку, о том, что они с Дейзи далеко не подруги. Что у нее нет привычки делиться с кем-то своими мыслями и переживаниями. Что еще полчаса тому назад она пугала Дейзи, с особенной жестокостью и удовольствием играя на ее страхе перед змеями.
Бишоп не знает этого, но сейчас Вэнс, пожалуй, очень близка к тому, чтобы сложить оружие и объявить если не мир, то перемирие. Из странного чувства солидарности, возникшего сейчас, под влиянием момента. И даже Дейзи – такая непривычно-серьезная, ей почти симпатична. Во всяком случае, не раздражает хихиканьем и глупыми ужимками. Приходит в голову мысль, довольно тревожная: если бы Бишоп чаще была вот такой вот, то и Рабастан, возможно, посмотрел бы на нее иначе.
И все-таки хорошо, что они просто друзья.
И с Розье тоже. Эммалайн старается повторять это себе как можно чаще.

- Жалею, потому что это мешает. Отвлекает. Не дает сосредоточиться. И вообще… такое странное чувство, что ты это уже не совсем ты.
Формулировка получилась так себе. Вэнс морщится едва заметно, недовольная собой, но да, ей трудно мыслить ясно, когда речь идет о Эване Розье. Еще одна причина скрывать свои чувства и надеяться на то, что они не выдержат неизбежного расставания по окончанию Хогвартса.
Эммс и в голову не приходит, что с ней что-то не так. Пока ее оценки высоки, пока преподаватели ее хвалят, а Баст и Эван считают ее своим другом – с ней все так, и в ее жизни все так. Тут она не может ошибаться.
И все равно, опять накатывает грусть, и Эммалайн хочется лечь в постель, укрыться с головой одеялом и уснуть поскорее. Утром все снова будет как всегда, а значит – хорошо.

- Ладно, Дейзи. Наверное, нам пора спать? Тебе уже лучше?
Вэнс улыбается – Бишоп определенно выглядит лучше. И бледность прошла, и испуга в глазах больше нет. На сегодня хватит с нее кошмаров, а завтра… завтра посмотрим!
Эммалайн спускает ноги с теплой кровати на прохладный пол.
На стуле, возле кровати, ее школьная форма и мантия – в идеальном порядке, как всегда. И на какое-то краткое мгновение девушке кажется, что она  почти живая, ждет… Утром она наденет ее, и снова превратится в отличницу Вэнс, в хорошего друга Вэнс, в-всегда-спокойную Вэнс. А сейчас она, Эммалайн, пока что, свободна…
Эммс отгоняет от себя эти странные мысли.
Нет, определенно, пора спать.

Отредактировано Emmeline Vance (5 февраля, 2018г. 17:55)

+2

17

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s9.uploads.ru/YUBgb.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 16 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Дейзи задумчиво прикусывает нижнюю губу - не из кокетства, совсем иначе, чем сделала бы это напоказ, и всмотрелась в лицо Эммалайн - та не шутит.
Она жалеет - но о чем же можно жалеть, когда любишь, по-настоящему любишь, когда у вас впереди все, что можно только мечтать?
Дейзи испытывает нечто вроде сочувствия к Вэнс, такой идеальной, непробиваемой Вэнс, и это сочувствие искреннее, ничуть не испорченное их взаимной неприязнью, которую Бишоп больше чувствует, чем может доказать. Эммалайн что-то тревожит, что-то не так в ее отношениях с Рабастаном, и сейчас Дейзи готова даже забыть о том, что Вэнс ее соперница - они сидят вместе на кровати в темной спальне, болтают о любви, очень сложно в самом деле ненавидеть Эммалайн сейчас, когда та позаботилась о Дейзи после этого ужасного кошмара со змеей и в самом деле хранит дейзин секрет.
Дейзи даже хочет как-то помочь Эммалайн - может быть, расспросить ее о том, о чем та жалеет, или поделиться своим опытом, касающимся отношений - Дейзи не так чтоб очень опытная, но кое о чем может рассказать, и, быть может, ее истории помогут Эммалайн с ее проблемой...
Это желание разбивается о следующие слова Вэнс.
Она беспокоится об учебе. Беспокоится о том, что влюбленность не дает сосредоточиться, не дает остаться собой.
Дейзи отворачивается, поджимает губы, поближе к груди подтягивает колени.
Если бы она встречалась с Рабастном Лестрейнджем и у них было бы все серьезно, она бы растворилась в нем, если бы это потребовалось. Отказалась бы от своей личности - ради него.
Нет того, чего бы Дейзи не сделала ради Рабастана, а Эммалайн беспокоится об учебе да о том, что как-то не так себя чувствует.
Дейзи тяжело вздыхает. Она бы отдала всю себя, свою жизнь, попроси ее об этом Рабастан - да достаточно было бы не просьбы, а только взгляда, намека, полунамека...
Вэнс не заслужила. Она не ценит то, что имеет, и Дейзи уже не может ей посочувствовать, как и не замечает, что сама Эммалайн тоже недовольна своей формулировкой.
Она прячет свой гнев, поворачивается, улыбается в ответ - почти искренне. Почти дружески.
- Конечно, Эммалайн. Ты права. Спасибо, что помогла мне прийти в себя, это был в самом деле ужасный сон.
Она отбрасывает волосы, тянет на себя одеяло, когда Вэнс встает, чтобы уйти в свою кровать.
- Спокойной ночи.
Ну что же, раз Вэнс не ценит то, что имеет, значит, и жалеть особенно не о чем - ни ей, ни ее.
Дейзи отворачивается, укрываясь как следует, воскрешает в памяти лицо Рабастана.
Она не жалеет - и никогда не пожалеет.

+1

18

[icon]http://s8.uploads.ru/kBozD.jpg[/icon]- Спокойной ночи, Дейзи, - отзывается Эммалайн.
И затихает в своей постели, словно уснула. Но сон не идет, после этого странного разговора.
Нет, она и раньше знала, что они с Бишоп очень разные. Более того, она с тайным удовольствием искала между ними все новые и новые различия, трактуя их в свою пользу, разумеется. За Дейзи она признавала превосходство только в одном – она красива, если, конечно, кому-то нравится такая сладенькая красота… Но раз это дано от природы, а не приобретено собственным трудом, старанием и прилежанием, то смысл этим гордиться? Это не заслуга, это данность.
Но сегодня что-то пошло не так.

Вэнс прижимается щекой к подушке, подтягивает колени, а все потому что где-то внутри нее сидит это свербящее, гадкое чувство, что Дейзи Бишоп лучше нее. Да, Эммалайн умнее и лучше учится, она любимица Флитвика, да и другие преподаватели к ней лояльны. Наконец, она из чистокровной магической семьи, и имя ее деда кое-что значит для науки… но Дейзи Бишоп лучше ее. Смелее. Честнее, наверное. Шансов у нее нет, но она хотя бы борется за внимание Рабастана. Как умеет, конечно.
Эммалайн заранее отказалась от борьбы за Эвана, объявив ее глупой и нецелесообразной. Она бы не смогла вот так… всерьез. Зная, что тебя могут оттолкнуть. Лучше уж прятать все в себе и быть друзьями.

Мысли еще долго вертятся в голове Эммс, но потом усталость берет свое и она, все же, засыпает.
Утром, готовясь спуститься к завтраку, Вэнс вспоминает о своих терзаниях и холодно улыбается своему отражению в зеркале.
Больше никаких сомнений в себе, Эммалайн Вэнс. Никогда. Не при каких обстоятельствах, слышишь? Сомнения – это для Дейзи Бишоп, пусть она мучается и страдает.
А у тебя есть дела поважнее.

Отредактировано Emmeline Vance (5 февраля, 2018г. 18:00)

+1

19

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s9.uploads.ru/YUBgb.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 16 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Конец октября 1977
Приняв решение, Дейзи больше не колеблется. Эммалайн Вэнс не заслужила любви Рабастана Лестрейнджа, не достойна ее. Все, что ее волнует, это учеба - так пусть и остается со своей учебой.
И Дейзи, вооружившись этим доводом, выбирает момент, когда Вэнс нет поблизости, и уговаривает Лестрейнджа прогуляться с ней за теплицы.
Итог этой прогулки далек от того, что могла нафантазировать себе Дейзи - даже если бы она постаралась, у нее и то не вышло бы вообразить, с какой убийственной холодностью, с каким невероятным равнодушием Рабастан отмел ее робкие предложения  узнать друг друга получше.
Ты мне не нравишься. Ты глупая, легкомысленная, надоедливая и мнительная. И ты меня ужасно раздражаешь...
Эти слова так и звучат у нее в голове, перемежаясь воспоминаниями о том, как он оттолкнул ее, когда уходил - или о том, как вытер рот после того, как она сама - сама! - поцеловала его.
Как будто она какая-то жаба или флоббер-червь.
Дейзи унижена, уничтожена - она не может мыслить здраво, не хочет видеть очевидное.
Мысль о том, что Рабастан сказал все эти ужасные слова, мучит ее - и Дейзи цепляется за любое воспоминание, за любой его жест, выражение лица, интонацию, лишь бы убедить себя, что он не имел в виду того, что только что сказал.
Она настолько расстроена, что даже забывает о том, с кем делит спальню - это не слишком сложно: Эммалайн не особо общительная, да и не о чем им разговаривать, а потому Дейзи все больше времени проводит в гостиной или с Алисой Фоули, которая, хоть и встречается с этим Фрэнком Лонгботтомом, кажется ей довольно милой.
Забывая о том, что Эммалайн может быть в спальне, Дейзи ищет там спасения - не помня себя, добирается из укромного уголка за теплицами, который показала Рабастану в надежде, что это место станет их романтическим гнездышком. Сшибая пальцы в красивых туфельках, взбегает по лестнице в башню Рэйвенкло, проносится через гостиную, где девочки, собравшиеся в круг у большого стола - может, что-то обсуждают из сегодняшних лекций? - и захлопывает за собой дверь спальни.
- Дейзи? - стучит в дверь Марлен Маккинон и просовывает голову в приоткрывшуюся щель. - Дейзи, что-то случилось?
- Отстань! - Дейзи, уже лежа ничком на своей кровати, выглядывает из-под подушки, под которую сунула голову и кричит на Марлен, едва не срываясь на визг - Отстань! Просто отстань!
Марлен, оскорбленная таким приемом, захлопывает дверь и спускается в гостиную - пусть с Бишоп разбирается Вэнс.
Дейзи же, сдерживающаяся изл всех сил, после этого вопроса осознает: случился конец света.
Сдавленные рыдания доносятся из-под подушки, сброшенные туфли, чуть запачканные землей, валяются в беспорядке, одна почти у самого полога кровати Эммалайн, а Дейзи, прямо в одежде завернувшаяся в покрывало, оплакивает свои разбитые мечты.

- Эм, Вэнс, - Маккинон, решив убраться из притихшей гостиной Рэйвенкло, сталкивается с Эммалайн на полпути к своей башне и решает предупредить старосту Дейзи, что у той явно какие-то проблемы. - Не знаю, в курсе ты или нет, но Бишоп минут десять назад примчалась в вашу башню вся в слезах и теперь рыдает в спальне. Судя по ней, дело серьезное, таак что я рада, что нашла тебя. Хотя, - добавляет Марлен, патриотка Гриффиндора и Лили Эванс в частности, - если ты занята, я могу позвать Лили. Они с Дейзи вроде дружат, она будет рада помочь тебе с этим.

+1

20

[icon]http://s8.uploads.ru/kBozD.jpg[/icon]Это, конечно, возмутительно – кое-кто на их курсе считает, что конец октября это все еще начало учебного года, а значит, впереди куча времени. Значит, можно торчать на поле для квиддича, глазея на тренировки, болтаться без дела, вместо того, чтобы провести лишний час в библиотеке или за подготовкой домашних заданий.
И так каждый год.
Зато потом кому придется подтягивать отстающих? Ей, Лестрейнджу, ну еще этой зазнайке Эванс и еще паре учеников, для которых ответственность и успеваемость – не пустой звук.
Особенно раздражает Эммалайн то, что ей особенно нечего приписать Эванс.  Та мила, доброжелательна, ее любят ученики и учителя. Последнему Вэнс особенно завидует, она бы тоже не отказалась быть предметом всеобщего обожания, это существенно упрощает жизнь, но, к сожалению, ей это не дано. Ну а раз так, Эммалайн берет тем, что у нее есть – авторитетом и знаниями.
Выпросив у Слизнорта дополнительное задание по Зельеварению («Мисс Вэнс, не стоит так фанатично налегать на учебу, и девушки ваших лет должны быть и другие интересы») она возвращается в гостиную Рейвенкло.
У нее есть другие интересы – зло думает она.
Или могли бы быть, если бы она захотела. Просто она не хочет тратить время на разные глупости.
Потому что у нее есть планы на будущее.
И, кстати говоря, Эммалайн ничего не слышала о планах Лили. Может быть, та недостаточно рассудительна, чтобы думать о будущем? Да, вполне возможно.
Эта мысль приводит Вэнс в хорошее расположение духа, в ином случае, она, пожалуй, согласилась бы на предложение Марлен Маккинон, «обрадовавшей» ее новостью о Бишоп.
А это было бы неправильно, потому что Дейзи – ее проблема, и Вэнс, когда думает о Дейзи, испытывает что-то вроде чувства собственности. Дружба Бишоп ей не нужна, пусть дружит с Эванс, с Маккинон, с Фоули. Но откровенности Дейзи, надежды Дейзи, ночные кошмары Дейзи – да, нужны.
- Я посмотрю, что с ней, - кивает Вэнс. – Не думаю, что там что-то действительно серьезное, это же Бишоп.
Эммалайн снисходительно улыбается и с удовольствием видит отражение своей улыбки на лице Марлен. Дружба дружбой, но в жестоком мире девочек каждый сам за себя.

Поднявшись в спальню, Эммалайн прислушивается у двери, затем заходит.
Кладет книги и свиток с заданием на стол, садится на свою кровать, рассматривая кокон из покрывала – вздрагивающий, плачущий.
- Дейзи, у тебя что-то случилось?
Голос Вэнс спокоен и доброжелателен. В меру доброжелателен, горячее участие с ее стороны, пожалуй, только вспугнет Бишоп, а Эммалайн очень интересно знать, что же произошло.
Туфля, испачканная грязью, намекает на прогулку, одержимость Дейзи  - на Рабастана.
Вэнс заинтригована.

+1

21

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s9.uploads.ru/YUBgb.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 16 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Довольно скоро Дейзи жалеет, что прогнала Марлен. Когда случается локальный конец света, особенно важно, чтобы кто-то сидел рядом, подавал платки, гладил по плечу и уговаривал хогвартских эльфов насыпать в горячее какао побольше зефира. Дейзи бы все равно не стала пить какао, да еще и с зефиром, она ужасно боится растолстеть, но если бы кто-то рядом сопереживал ей, наверное, было бы легче.
Так что теперь к ее грандиозному поводу для расстройства прибавляется и еще один: вот плачет она здесь, всеми забытая, и никто даже не пытается узнать, от чего у нее сердце разрывается, почему она так безутешна. Как будто злые слова Лестрейнджа - правда, как будто она в самом деле надоедливая и глупая и способная только раздражать. Как будто так считает не только он, но и все остальные.
И, стоит только припомнить эти слова, Дейзи принимается плакать еще горше - никак ей не удается пробудить в себе достаточно злости, никак она не может рассердиться как следует, возненавидеть Рабастана, чтобы этой ненавистью залатать свое разбитое сердце.
К добру или к худу - Дейзи еще думает, что в самом деле есть вариант с добром - она слишком влюблена.
И когда она слышит голос Эммалайн, она выпутывается из одеяла, заплаканная, с потекшей тушью, красная и в отчаянии. После духоты под одеялом Дейзи кажется, что в спальне прохладно, и перепад температуры заставляет ее щеки раскраснеться еще сильнее.
- Эммалайн! - Дейзи в самом деле в отчаянии, а потому мало что соображает: дружелюбный тон Вэнс кажется ей свидетельством настоящей дружбы, и она так рада, что хоть кому-то есть дело до того, почему она рыдает в спальне, что вся ее малопонятная предубежденность против Эммалайн растворяется в дейзином большом горе. - Ох, Эммалайн, как хорошо, что это ты!..
Дейзи сбивается на рыдание - она прекрасно помнит, что Эммалайн вроде как ее счастливая соперница, но так же помнит, как сама Эммалайн говорила об этом - почти равнодушно. Без энтузиазма. Как говорила, что учеба важнее.
Может, Эммалайн совсем и не привязана к Рабастану, вот что думает Дейзи. Может быть, Эммалайн... Ну... Согласилась бы уступить его ей?
Дрыгая ногами, не обращая внимания на задирающуюся совсем уж неприлично юбку, Дейзи выдирается из жарких объятий одеяла - так, должно быть, из плотного уродливого кокона на свет появляется бабочка.
Между их кроватями совсем небольшое расстояние, и Дейзи не ищет туфли - перебегает прямо так, чувствуя ступнями, обтянутыми нейлоном, прохладу каменного пола. Почти падая рядом с Эммалайн на ее кровать, Дейзи нащупывает пальцы Вэнс, переплетает со своими, утирая свободной рукой слезы с лица. Тушь попала в глаза, жжется, и те теперь слезятся еще сильнее, но Дейзи, моргая изо всех сил, храбро и жалко улыбается дрожащими распухшими от слез губами.
- Эммалайн, ты же его совсем не любишь, правда? - спрашивает она со всей прямотой, которая сегодня не пользуется успехом. - Рабастана. Ты же даже не влюблена, ведь так? Тебе важнее учеба, и Хогвартс, и оценки - ну зачем тебе другое?
Она сжимает пальцы Вэнс сильно, как будто боится, что Эммалайн убежит.
Снова вытирает лицо, трет глаза, отчего щипать начинает еще интенсивнее, но продолжает:
- Ну пожалуйста, Эммалайн, ты же умная, ты же хорошо его знаешь - помоги мне, пожалуйста. Скажи, что мне делать, научи меня, а я взамен сделаю для тебя все-все-все!.. Правда, все, Эммалайн, только помоги!

+1

22

[icon]http://s8.uploads.ru/kBozD.jpg[/icon]Когда-нибудь она назовет именем Дейзи какую-нибудь зловредную лихорадку – думает Эммалайн, внимательно выслушивая ее сбивчивое объяснение. Очень зловредную, вызывающую размягчение мозга, обильное слезотечение и неконтролируемое влечение к мальчикам. Вэнс хочется взять Бишоп за ее изящные плечики, и встряхнуть как следует, так, чтобы та раз и навсегда поняла – Рабастан Лестрейндж не для нее. К чему вот эти слезы, эти попытки, к чему вот эта трагедия, когда можно просто осознать: этот человек никогда с тобой не будет. Точка. И успокоиться. Всегда можно успокоиться и заняться чем-нибудь другим, что тебя отвлечет от ненужных мыслей, учебой например. У нее же получилось, так почему не получится у Бишоп? Мерлин, она ей даже составит инструкцию! Распишет график на полгода вперед!
Но где-то в глубине души Эммс завидует Дейзи. Где-то в глубине души Эммс поражена и даже чуточку напугана силой этой маниакальной одержимости Рабастаном.
Вэнс пытается представить себя на месте Дейзи. Что если бы она с такой настойчивостью добивалась внимания Эвана Розье? Вот бы был ужас. Но все равно, есть что-то впечатляющее в этой силе деструктивных, совершенно бесполезных эмоций, вот только у Эммалайн никогда не хватит смелости им поддаться…
На несколько мгновений она чувствует себя ущербной рядом с рыдающей, погруженной в свое неизбывное, невероятное горе, Дейзи Бишоп.
Зато у Дейзи никогда не хватит характера  остановиться, и остаться друзьями с тем, кто на самом деле тебе очень нравится. Даже больше, чем нравится!
Эта мысль утешает, но утешение слабенькое, Эммалайн сама понимает его несостоятельность. Она, конечно, умная, рассудительная и осторожная, прекрасно притворяется, что Эван для нее просто друг, но еще она трусит. Отчаянно боится потерять то малое, что у нее есть. А Дейзи не боится и рискует всем, даже своей репутацией неотразимой лапочки.
Надо ли говорить о том, что любви и сочувствия к Дейзи это не прибавляет? Да даже если бы она могла помочь Бишоп, зачем бы ей это делать? Почему Дейзи должно повезти больше, чем повезло ей, Эммалайн?

Вэнс хладнокровно достает из кармана мантии чистый носовой платок, и вытирает заплаканное, покрасневшее, но все равно красивое личико Бишоп.
- Я не могу обсуждать с тобой Рабастана, Дейзи, это будет неправильно, - ровным, подчеркнуто-спокойным голосом говорит она. – И ты ошибаешься, если думаешь, будто мне нет до него никакого дела. У нас с ним очень много общего, Дейзи, понимаешь?
Все это можно было бы сформулировать проще – «мы друзья», но Эммалайн намеренно мучает Бишоп недоговоренностями, рассчитывая на то, что ее фантазия расцветит невинные, в сущности, слова, яркими красками.
Она вкладывает в руку Дейзи носовой платок и пожимает плечами.
- Поверить не могу, что ты можешь так плакать из-за кого-то. Ты же такая красивая. И, Дейзи, ты совсем не глупа, да, может быть, оценки у тебя не самые лучшие, но ты совсем не дурочка. Представь себе, что ты… ну скажем, на уроке зельеварения, у тебя не получается зелье. Что это значит? Что ты делаешь что-то не так. Напутала с рецептом. Подумай и исправь ошибку, иначе никаких шансов.
По мнению Эммалайн у Дейзи и так никаких шансов, и будь они и вправду подружками, Вэнс так бы ей об этом и сказала – прямо и откровенно. Но они не подружки, еще чего не хватало, и Эммалайн, как может, подталкивает Дейзи на путь рефлексии, а значит новых ошибок и новых истерик. Пусть запутается в своих чувствах… а она тем временем пустит аккуратный слух что бедная Бишоп, кажется, близка к нервному срыву. Интересно, как долго она еще продержится, с явной холодностью Рабастана и ночными кошмарами, которые Эммалайн ей устраивает с помощью шнура и стертого воспоминания о приключении со змеей?

+1

23

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s9.uploads.ru/YUBgb.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 16 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Затаив дыхание, Дейзи ждет ответа Эммалайн так, как, наверное, подсудимые ждут оглашения приговора, догадываясь о том, что он будет смертным, но тая в глубине души надежду.
Так и оказывается.
Щеки Дейзи горят от слез, вытертые чистым платком Эммалайн. У Дейзи тоже где-то есть платок, где-то здесь, она комкала его в руке, когда бежала в спальню, но сейчас Дейзи позволяет Эммалайн взять все в руки, подчиняясь ее статусу старосты и ее авторитету.
Сжимая пальцы на платке Вэнс, Дейзи качает головой - она не понимает. Не хочет понимать и не станет понимать. Ей нужен другой ответ - от них обоих. От Эммалайн, от Рабастана.
И даже когда Вэнс продолжает, Дейзи сперва крепится, а потом перестает - и снннова начинает всхлипывать.
К чему ей эта красота. К чему ей ум или таланты. К чему ей все это, если Рабастан Лестрейндж считает ее отвратительной?
Она не понимает, о чем говорит Эммалайн - между бровями Дейзи пролегает складочка, она хмурится, поджимает распухшие от слез губы, вытирает глаза, оставляя на платке разводы туши. Рабастан - не дурацкое зелье, Вэнс не понимает, никто не понимает...
Но от продолжения сеанса самоедства Дейзи спасают последние слова Вэнс.
Глаза загораются, на щеках, покрасневших от слез, проступают еще более яркие пятна.
- Но шансы есть? - Дейзи наклоняется ближе, смотрит на Эммалайн исступленно, требовательно. - Исправить ошибку, мне нужно исправить ошибку! Ох, Эммалайн! Ну прошу тебя, подскажи мне, что я сделала не так! Это все, что я у тебя прошу, ничего большего, и я буду благодарна тебе до самой смерти!
Она прикусывает нижнюю губу с такой силой, что отпечатки зубов остаются на мягкой плоти, даже когда Дейзи продолжает говорить.
- О чем вы с ним говорите? Как проводите время вместе?
Что в тебе такого, чего нет во мне, хочет спросить Дейзи, пряча болезненный интерес под ресницами, с которых стекает тушь. Что ты даешь ему такого, чего не могу дать я.
Эти слова клокочут в горле. просятся с языка, и Дейзи снова и снова прикусывает губу, оставляя вмятины на тонкой коже, чтобы не спросить прямо - любит ли он тебя и если да, то за что.
Она опускает голову так низко, что концы красиво уложенных утром и уже растрепавшихся к этому часу локонов падают на их сцепленные пальцы. От этого движения с носа капает задержавшаяся на нем слеза, и Дейзи становится щекотно и еще больнее где-то там, внутри.
- Какую ошибку я делаю? - спрашивает она будто бы и не у Эммалайн, а у одеяла, на котором они сидят. Правильно это или нет, но Вэнс - единственная, с кем Дейзи в самом деле может обсудить Рабастана, и нет ничего важнее, чем получить ответы на свои вопросы.

+1

24

[icon]http://s8.uploads.ru/kBozD.jpg[/icon]- Всегда есть шансы, - туманно отвечает Эммалайн, которую раздражает роль няньки беспросветно влюбленной Дейзи.
Но та же не отвяжется…
Вэнс не то, чтобы специалист в отношениях между мальчиками и девочками, но если практики у нее нет, то теории тут полный Хогвартс. Теория тут на каждом углу – все эти влюбленности, ревности, слезы и трагедии. Разумеется, помогать Бишоп она не собирается – ну с какой бы стати? Но, может быть, ей удастся помочь Рабастану? Оказать дружескую услугу, избавив его от внимания лапочки Дейзи…
- Послушай, ты слишком много уделяла внимания Рабастану, - осторожно начинает она. – Он такого не любит.  Да, я понимаю, что ты из лучших побуждений, но Дейзи, ты же знаешь, из какой он семьи.Понимаешь, Баст воспитан в определенных традициях.

Тут Эммалайн вспоминает, что Дейзи не из чистокровных, а значит, откуда ей знать про традиции, ну да ладно. Главное – побольше убедительности в голосе.
- Лучшее, что ты можешь сделать – показать ему, что он тебя больше не интересует. Это заденет его гордость. А еще лучше – найди себе мальчика. Не всерьез, конечно, но чтобы это был кто-то, к кому Лестрейндж приревнует. Тебе это будет нетрудно, я уверена… Все, Дейзи, я и так тут с тобой заболталась, мне надо идти.
Вэнс встает, позволяя себе выглядеть сердито – если что, она только что проявила слабость, дала своей сопернице совет, как завоевать сердце Рабастана Лестрейнджа, наверное, ей положено выглядеть сердито. И тут даже притворяться не приходится.

В гостиной она успокаивает всех заинтересованных, объявляя, что с Дейзи все хорошо, просто она чуточку переутомилась.
- А ты, Эммс, такая добрая, что вытерла ей слезки? – ехидно интересуется подружка Дейзи, которую та подзабросила в последнее время, гоняясь за Рабастаном Лестрейнджем.
- Я не добрая, Милли, я практичная, если Дейзи не справится с учебой, это скажется на показателях всего факультета. Может быть, тебе все равно, но мне нет.
Милли уходит, пробормотав, что кто-то только об учебе и думает. Эммалайн делает вид, что не слышит, и только когда из гостиной все расходятся, задумчиво улыбается, сворачивая свитки с завтрашним докладом по Зельеварению. Кажется, ее эксперимент вошел в интересную стадию. Крайне интересную.

+1

25

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s9.uploads.ru/YUBgb.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 16 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Дейзи выдыхает, когда понимает, что с самого своего вопроса задерживала дыхание.
Шансы всегда есть, говорит ей Эммалайн, сама Эммалайн, и она так окрылена этим в сущности пустым уверением, что даже фамильярное "Баст", которое в устах Вэнс звучит так уверенно, ее не ранит.
- Баст, - повторяет Дейзи тихонько, прислушиваясь к звучанию. Баст - это куда лучше, чем длинное и суровое "Рабастан". Баст - намного ближе к ней к Дейзи, и, значит, так его зовет Эммалайн.
Баст. Баст.
Она вскидывает голову, светлые кудри, кое-где уже потемневшие, намокнув от слез, рассыпаются по плечам и спине.
Дейзи смотрит на Эммалайн с обожанием, в котором почти растворяется зависть - почти, но не совсем.
Специально или нет, но слова Эммалайн в памяти Дейзи находят подтверждения и в прочитанных журнальных статьях.
Мальчики не любят, когда за ними бегают, так переводит Дейзи для себя то, что ей говорит Эммалайн. Мальчики хотят быть охотниками, а не добычей.
Из головы Дейзи уже выскочило, что весь прошлый год она исступленно следовала этому правилу - делала все, чтобы Рабастан - Баст - мог почувствовать себя охотником. Весь нехитрый арсенал девичьих штучек, которым располагала Дейзи, был пущен в ход: она регулярно попадалась ему навстречу, обычно окруженная восхищенными кавалерами, просила только о том, что касалось учебы, старалась не переигрывать, и это и к чему не привело, кроме убежденности в необходимости сменить тактику.
Сейчас, после тех гадостей, которые он наговорил ей за теплицами, Дейзи была склонна поверить Эммалайн: он говорил так, будто она в самом деле не давала ему проходу, надоедала день за днем.
Прикусив распухшую от рыданий губу, Дейзи серьезно посмотрела на Эммалайн, как будто желая проникнуть в самые сокровенны мысли своей соперницы, сейчас выступающей спасительницей.
В том, что говорила Вэнс, был резон - вот она уж точно наверняка вела себя так, что невозможно было заподозрить ее в симпатии, выходящей за рамки простой дружбы. Ну что же, если Рабастана заинтересует внешнее равнодушие, Дейзи готова изобразить и это - все, что угодно. Она заставит его заревновать. Заставит захотеть того, от чего он так неосмотрительно и жестоко отказался.
Если его волнует лишь охота, она устроит ему настоящее сафари.
Ей в самом деле будет нетрудно - в Хогвартсе полно мальчишек, которые ждут от нее хотя бы благосклонного взгляда...
На этой мысли Дейзи кое-что приходит на ум. Настроенная Эммалайн, она думает, что ей нужно найти не просто мальчика. Едва ли гордость Рабастана Лестрейнджа будет задета, если она, Дейзи, обратит свое внимание на какого-нибудь типичного представителя Хаффлпаффа или Гриффиндора - скорее, он сочтет ее непроходимой дурой и тогда ничто больше не поможет. Нет, ей нужен тот, кто будет выглядеть достойным соперником.
Из семьи не хуже, чем семья Рабастана, если уж, по словам Вэнс, для него это важно.
Пользующийся в школе авторитетом и даже популярностью.
Сначала она думает о Сириусе Блэке - тот известный ловелас, но Дейзи предполагает, что уж на пару недель сможет обратить на себя его внимание - но затем сбрасывает Блэка со счетов: нужен кто-то, с кем Рабастан не в открытом конфликте. Может быть, Поттер? Но того едва ли отвлечешь от ненаглядной его Эванс. Лонгботтом увлечен Фоули и Дейзи не хочет рисковать, связываясь с Лили и Алисой - к тому же, приходит она к выводу, и Блэк, и Поттер - типичные гриффиндорцы, и они едва ли заставят Рабастана ревновать.
Нужен кто-то другой. Кто-то, чье мнение - высказанное или невысказанное - важно для Лестрейнджа. Чей выбор будет что-то значить.
- Спасибо, Эммалайн, - сладко тянет Дейзи, улыбаясь сквозь непросохшие еще слезы, замечая, как сердито выглядит Вэнс, давшая в руки Дейзи все козыри. - Ты самая добрая, самая милая девчонка в Хогвартсе.
Дейзи правда будет жаль, когда Рабастан бросит Эммалайн ради нее - но ведь так и должно быть, и другого выхода нет. Вэнс непременно поймет однажды, что это соревнование было бессмысленным.
И Эван Розье, у которого Дейзи позволит отбить себя Рабастану, тоже поймет - однажды.
Дейзи прячет свой будущий триумф, отводит глаза, кусает губы, чтобы не разулыбаться еще шире, и, когда за Эммалайн захлопывается дверь спальни, падает на спину, раскинув руки. Мягкий матрас на кровати упруго подбрасывает ее вверх.
- Баст, - шепчет Дейзи, повторяя снова и снова, и, когда это имя начинает кружиться вокруг нее будто снежинки, Дейзи говорит совсем другое.
- Эван, - говорит она. - Эван Розье.

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Загодя 1991 » А не начать ли нам сначала? (сентябрь 1977 года)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC