Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Подменыш (16 марта 1996)

Сообщений 1 страница 30 из 100

1

Название эпизода: Подменыш
Дата и время: 16 марта 1996
Участники: Энгус О`Рейли, Рабастан Лестрейндж, Дженис Итон

Мунго, далее поместье Мейер

0

2

Беспокойство на лице Мейер выглядело неподдельным: ей пришлось скорректировать планы и забросить девчонку Арна в Баварию, чтобы иметь возможность увидеть Энгуса сейчас, когда он был достаточно уязвим.
— Я принесла тебе апельсины, — сказала она, традиционно приподнимая сетку. — Как поправишься, сможешь съесть.
Пока же ему было нельзя. Пока ему можно было питаться только через трубочку и только зельями, и смутное злорадство по этому поводу боролось в Дженис с непрошеной жалостью. Она любила чужую боль, любила всегда, но она любила и друзей Итон. Всех, от Министра Магии до сквиба из Лютного переулка, и только ради того, чтобы они полюбили её в ответ.
Они обязаны будут полюбить её сильнее, чем любили Итон.
Ласково потрепав Энгуса по плечу, Дженис опустилась на стул рядом с постелью. Хмыкнула:
— В следующий раз организуем для Пожирателей званый ужин, а то что они по одному ходят.
К Итон — Трэверс, к Энгусу — Лестрейндж, и это было интересно: какого чёрта он забыл у Корморана? Неужели в самом деле думал, что Итон не сменит нору? Неужели выследил Энгуса, забыв о том, что ему с ним чудовищно не везёт? Забросив ногу на ногу, Дженис сползла по стулу чуть ниже и протяжно вздохнула:
— Быстро разлетаются слухи, раз уж о корморановых пирогах узнали даже в ставке.
Нужно будет забрать повара к себе. В Баварию, например.

+1

3

Не все проникающие ранения одинаково легко лечатся. Энгус в целом был знаком с такими явлениями и в теории, и на практике, и теперь ему было паршиво. Предусмотреть, что чистокровный ублюдок носит в сапоге нож, было сложно. В итоге Лестрейндж искромсал ему немало потрохов и крупных сосудов, и от кровопотери Энгус едва не откинулся там же, на Корморановской кухне. Он предпочел не тянуться к палочке, рискуя потерять сознание, а вдавить в рану довольно крупное и симпатичное полотенце и сколько-то остановить кровотечение. Тоже, конечно, рискуя потерять сознание.
Но раз он остался жив, решение было верным.
Сейчас, после обезболивающих, кровевосстанавливающих и еще какой-то дряни, он медленно плыл сквозь качающийся между ним и потолком туман и уже собирался уснуть, когда появилась Итон. Энгус сфокусировался на ней и апельсинах, и туман перестал качаться.
- Привет, Оклахома, - сказал он.
После приснопамятного разговора недели полторы назад они больше не виделись, но Итон прислала Патронуса. Симпатичную такую птичку, которая назвала его старым мудаком. Значит, все было в порядке.
- Помоги мне сесть.
Самостоятельно всползать выше по подушке, чтобы опереться на изголовье, было бы слишком долго и утомительно. Чтобы разделить такие тяготы, людям даются друзья. Хотя некоторые друзья даются людям, чтобы присматривать за Луной Лавгуд, поэтому на Корморана Энгус пока не рассчитывал.
- Лестрейндж искал тебя. Они, видимо, считают, что все пироги сожрала ты. Как твой ритуал?

+1

4

Дженис с готовностью помогла Энгусу сесть: придержала спину, поправила подушку, вновь потрепала по плечу. Это до сих пор было приятно — прикасаться к живому человеку, прикасаться к нему самостоятельно.
Она могла бы сломать ему руку.
Если бы она сломала её, он наверняка бы закричал.
Вернувшись обратно на стул, Дженис в притворной досаде скривилась:
— Не удался. Решили перенести.
Точнее — попытаться ещё раз, потому что этот подарил миссис Итон сестру-близнеца. Интересно, знала ли Итон об этом?
И о том, что ей теперь нужно есть за двоих? Особенно налегая на корморановские пироги? Дженис вот знала. Позволив себе короткую, тонкую улыбку по этому поводу, она вновь посерьёзнела. Нахмурилась, переводя взгляд на стену — всё равно не собиралась смотреть Энгусу в глаза чаще необходимого — и скрестила на груди руки.
— Забудем про ритуал. Рудольфус сказал, чего от меня хочет? Кроме того, чтобы я вернула отложенные на поминки пироги?

+1

5

Усилие отдалось болью по всему телу - в уже подлеченной ключице, в свежесломанном носе, во всех ушибах и ссадинах, полученных в драке. И конечно, в животе. Но спустя секунду зелья сделали свое дело и снова стало терпимо, а Энгус уже вполне удобно сидел. Он поудобнее затолкал подушку под поясницу и благодушно улыбнулся.
Итон сегодня была прямо-таки непривычно ласковой. Энгус подумал, что отставка и отдых пошли ей на пользу.
- Почему?
Потом он обратил внимание, что при кажущейся непринужденности Итон избегает смотреть ему в глаза. Обычно она так не делала - по крайней мере, в мирном разговоре, не предполагающем попыток Энгуса насильно причинить добро.
Что-то случилось. Это очень бодрило, он почувствовал, что больше не собирается засыпать. Что ему сейчас нельзя засыпать.
- Он кричал что-то вроде "где мой брат". Ты что, знаешь, где его брат?
Если бы Дженис грохнула младшего Лестрейнджа, это определенно пошло бы всем на пользу. И уж конечно, Энгус хотел как можно раньше узнать об этом событии.

+1

6

— Силы не хватило, — честно призналась Дженис в чужой ошибке и вновь потребовала:
— Забудем.
Она все расскажет ему позже, когда он будет готов. Когда он выберет её, а не миссис Итон. Это будет не так уж и сложно — та просто ужасно с ним обращалась, возможно, бессознательно делая скидку на его происхождение. Дженис же готова была Энгусу его происхождение простить.
— Мне жаль, что ты пострадал за это.
Этим стоило похвалиться, и вид у Дженис был гордый. Подавшись к Энгусу, она все же заглянула ему в глаза:
— Просто не так давно я забрала его у Рудольфуса.

+1

7

Энгус хмыкнул и пожал более здоровым плечом. Ну забыть - так забыть, хотя ему казалось, что для Итон этот ритуал был важен и что стоило бы как-то разобраться в причинах того, почему не вышло. Не обязательно с ним, но он, по собственному убеждению, был единственным, кто что-то знал о намерениях Итон.
Может, она просто передумала.
- Ну ладно. А где тебя тогда носило?
И да, он нашел время поискать информацию про тот ее ритуал. Идиотский был поступок.
Энгус хмыкнул еще раз на непривычно высокопарные слова Дженис. "Мне жаль, что ты пострадал за это", серьезно? Он привык оперировать терминами вроде "надрать задницу". Как-то не туда не удался ее ритуал.
Самодовольная улыбка Итон заставила его снова переключиться. И... удивиться. Итон "забрала" младшего Лестрейнджа, и при этом он не слышал ничего о том, что тот ликвидирован или снова засажен в Азкабан.
- В смысле - забрала? На кой он тебе черт?

+1

8

Где носило Итон, Дженис и сама бы не отказалась узнать. Это было очень странно и, пожалуй, даже тревожно, но, если она до сих пор не сказала Энгусу, что натворила, она явно рассчитывала справиться своими силами.
Зря.
Дженис первой развесит красные флаги у её тропы.
— Я охотилась.
Дженис во многом опережает её: Дженис уже поймала Рабастана. Энгус должен был оценить это, оценить выше всех заслуг Дженис Итон.
Но он не оценил.
— Хочу поймать Рудольфуса на живца, — откликнулась Мейер разочарованно и вновь откинулась на спинку стула, пряча взгляд.
Она бы с удовольствием сломала Энгусу руку, а ещё лучше — запустила бы руку в ещё не сросшуюся брюшину и вытащила бы кишки, наматывая на кулак. Она бы протащила его через всё Мунго как на поводке, пока он не признал бы: поймать Лестрейнджа — это хороший результат для женщины шести дней от роду.
— Как поймаю, сдам обоих. Или убью. Ещё не решила.

+1

9

Что-то было не так. Энгус пытался понять, сказалось ли действие зелий на его способности соображать. Не снится ли ему вообще вся эта муть. Но подвердить или опровергнуть свои выводы никак не мог - для этого требовалась уверенность, что видимое и слышимое - реально.
Дженис залегла на дно и в одиночку охотилась на Лестрейнджа. Предварительно продекларировав нечто противоположное - попытку решить свои проблемы. Настоящие, личные проблемы. Он с трудом вспоминал прежнюю встречу с Итон - с тех пор произошло слишком много нового, - и это только его запутывало.
- На Лестрейнджа? - спросил он тупо.
Поймать Рудольфуса можно было не на живца. Поймать Рудольфуса гораздо легче было на человека, который убил его брата. Никакой опасности, что его не заинтересует этот факт. Никакой опасности, что заложник освободится. Никакой опасности, что тебе вменят укрывательство преступника.
- Не дури, Оклахома. Сдай его аврорам.
Энгус мог бы добавить "или убей его сразу", но почему-то не добавил. Он нутром - даже изрядно порезанным - чувствовал, что этот совет ей ничего нового не подскажет.

+1

10

— На нарглов, драккл тебя дери.
Ну на кого ещё, кроме Лестрейнджа, ей охотится? С Антонином она пока не справится сама. То, что ей посчастливилось почти поймать его тогда, в их самую первую встречу, заслуга исключительно госпожи Удачи, в тот день за что-то страшно на него обиженной.
— Разумеется, на Лестрейнджа.
Он наравне с Антонином был самой большой личной проблемой Дженис Итон — лучшие враги из тех, что только можно себе нажить.
Впрочем, если посмотреть на Энгуса, они ей были не так уж и нужны. По-прежнему не оборачиваясь, Дженис по складам, точно ребёнку, объяснила:
— Аврорат не удержит Лестрейнджей. Он даже Макнейра не удержал, о чём вообще тут говорить. А я удержу.
Если за Рабастаном не заявится лично их Лорд, защита Мейеров выдержит любой натиск — у них в самом деле сильная, стойкая кровь. Пожав плечами, Дженис добавила:
— К тому же Рудольфус принадлежит мне, а не аврорату.

+1

11

Итон продолжала принципиально на него не смотреть, и Энгус не мог это никак объяснить. Она пришла сама - никто не тащил, несла какую-то ерунду и демонстративно обозначала - еще до того, как у него возникла такая мысль - что не даст заглянуть в свою память.
И еще нарглы. Откуда она знала про чертовых нарглов?
Энгус промолчал. У него не было повода афишировать знакомство с Луной Лавгуд, особенно с учетом неуравновешенности Итон. Но в этот момент он почему-то порадовался, что палочка у него под рукой.
- Лестрейнджи имеют отношение к тому, почему ритуал не удался?
Это была единственная причина, по которой Итон могла бы вдруг на них переключиться. Ну, за исключением той, что она все-таки сошла с ума. И Энгус снова порадовался, что палочка рядом.
- На черта их удерживать? Поцелуй за побег, и все.
Последняя фраза очень ему не понравилась. Это был не его день, определенно не его день. Он хотел болтать с Дженис о какой-нибудь чепухе и даже, пожалуй, позволил бы закурить в его палате. Но Дженис, которая заявилась к нему сегодня, делала просто все, чтобы это стало невозможно. Энгус не понимал, что происходит, но собирался понять, даже если для этого ему надо было испортить Итон настроение.
- Ни тебе, ни аврорату. Он принадлежит нашему сраному правосудию, которое должно скормить его дементорам.

+1

12

В том, что ритуал пошёл совсем не по плану, виновата была исключительно Дженис Итон со своей неспособностью принять себя такой, какая есть, и склонностью к самообману.
— Можно сказать и так, — уклонилась от ответа Мейер, демонстративно отбивая пальцами дробь на предплечье.
А можно сказать и иначе.
Мейер, в отличие от миссис Итон, не была одержима идеей мести. Она никогда не зарылась бы в могилу вместе со своим полукровным супругом и потому не держала на Рудольфуса зла. Вот за клеймо, отметившее даже её, держала.
Клеймом у них отмечали рабов.
— Я южанка, Энгус, — Дженис едва заметно ухмыльнулась. — Моё правосудие — это суд Линча. И, поверь мне, этот метод надёжнее вашего. Особенно сейчас.
Он даже более гуманен.
— Сейчас ты не найдёшь ни одного дементора, который согласен будет подчиниться Министерству. Вам придётся придумать что-то ещё, и, если интересует моё мнение, я голосую за казнь через повешение. Это даже забавно; ещё забавнее, если не ломать при этом позвонки, а в самом деле вешать.
Так человек танцует гораздо дольше.
Так веселее.
Даже Итон нравилось.

+1

13

Только сейчас Энгус заметил, что на пальце у Итон кольцо. А она не носила колец. Перстень был тяжелый, с печаткой. Кажется, с гербовой. Энгусу пришлось сощуриться. То количество ударов по голове, которое он получил за свою жизнь, иногда немного сказывалось на зрении.
- Колечко леди Мейер?
У него было впечатление, что Дженис показала его нарочно. Зачем? Это должно было что-то ему объяснять?
Идиотская головоломка. Энгус подумал, что все-таки спит, а то и бредит, иначе с какой бы стати.
- И где теперь тот Линч, - сказал он.
И где теперь те южане.
И кстати, он теперь знал, как приманить дементоров. Совершенно не обязательно они должны подчиниться. Достаточно, чтобы они хотели кушать, а Лестрейнджи оказались в зоне доступа. Как по волшебству.
- Я голосую за смертельную инъекцию, - сказал он. - И приговор Визенгамота.
Без приговора Визенгамота было бы неправильно.
Энгус вдруг подумал, что она поделилась с ним информацией о Лестрейндже, а он... практически вынуждает Итон, которая сейчас казалась почти незнакомой, заставить его замолчать. Но за дверью были два аврора. И палочка под рукой, да.

+1

14

— Сняла с пальца покойной бабушки, — пошутила Дженис, в самом деле развеселившись. — Чего зря добру пропадать.
Ему бы понравилась эта старушка. Да и по возрасту она бы ему подошла.
Но он молодец, наблюдателен. Позже он будет вынужден признать: она ничего не скрывала от него с самой первой встречи, и всегда была с ним честна. Разве не так поступают друзья?
Разве она не будет ему другом лучшим, чем Итон?
Она не будет терзать его, если он убьёт человека. Она научит его относиться к этому спокойно и, может быть, получать от этого удовольствие.
— Им уже вынесли приговор, Энгус. Скримджер, когда назвал их террористами, помнишь? — прикрыв глаза, Дженис зацитировала на память:
— Террористов уничтожают любым способом, как только представится возможность — без сожалений, сомнений и мук совести.
С этим у Мейер никогда не было проблем.
В отличие от Дженис Итон.
— Это очень удобно, ты не находишь? Развязывает руки. Но, если ты хочешь показательного суда... Я отдам тебе старшего. В качестве извинений за сегодняшний день.

+1

15

Энгус хмыкнул. С бабушкой Итон он не был знаком, да и не особо рвался. Чистокровные леди тех лет вряд ли исповедовали меньший снобизм, чем леди сегодняшние. В массе своей.
- Красивое.
Да, он неплохо помнил это высказывание Скримджера, откровенно его не одобрял и не радовался свободе действий, которую даёт формулировка "любыми способами". Ее так легко понять в любом, опять же, удобном смысле, вплоть до ковровых бомбардировок. Он вообще не особо понимал Скримджера, хотя и работал с ним.
- Муки совести - на редкость неудобная штука, - согласился он. - Но неизбежная.
Для тех, кто считает правильным сохранять определённую дистанцию между собой и террористами.
- Упакуй его получше, Оклахома.
"Оклахома" сейчас прозвучало фальшиво. Он понял это, ещё когда произносил.
Энгус задумался над этим и понял, что его раздражает в ее поведении нечто невысказанное, но явственное. То ли покровительственные нотки в ее голосе. То ли очередное извинение за Лестрейнджа, словно все это на самом деле было под ее юрисдикцией. А это вообще была кухня Корморана.
Его охватило странное тревожное чувство, заставляющее препарировать каждую мысль и жест на предмет подвоха. Он понял, что не хочет напоминать Дженис о существовании Корморана.
Оборотное зелье. Вот о чем он не подумал.
- Почисти мне апельсин?

+1

16

— Я перевяжу его лентой из его же кожи. Тебе понравится.
Ей понравится точно. С кем угодно понравится, не обязательно с Рудольфусом, но лучше всего — с ним.
Он оставил клеймо ей, она оставит ему, и тогда они будут квиты.
Не считать же серьёзной обидой жалкого полукровку?
Вытянув из сапога стилет, Дженис позерски прокрутила его по пальцам — так часто делала Итон, сама того не замечая, — и сверила пальцем остроту лезвия. Улыбнулась: острое — и взрезала державшую апельсины сетку. Заглянула Энгусу в глаза:
— Пообещай мне не есть его. Будет очень глупо, если апельсин сможет сделать то, с чем не справился Рудольфус Лестрейндж.
И срезала, как собиралась срезать с Рудольфуса кожу, первый виток кожуры.

+1

17

Энгус поверил. Он неплохо отличал просто треп от не просто трепа и знал, как и то, и другое звучит в устах Итон. Сейчас он поверил, что если она и не сделает ленту из кожи Рудольфуса, то по крайней мере, что она очень опасна.
- Завяжи бантиком, - он притворился, что не понял, стараясь выгадать время и определить, что он будет делать. И что она будет делать.
Сейчас у нее в руках был к тому же стилет. Острый нож и опасная женщина. И смертоносные апельсины, само собой. Черт знает что. Ему было страшно. Встретиться с Лестрейнджем тоже было, но не так, как сейчас. Сейчас он чувствовал себя слишком уязвимым и никак не мог понять, почему Итон не Итон.
Версия с обороткой была неплоха, но слишком многое эта Дженис делала слишком правдоподобно.
- Просто выпью сок, - сказал Энгус.
Тут она потеряла осторожность и заглянула ему в глаза. Разумеется, этот шанс он не упустил.

Отредактировано Aengus O'Reilly (14 декабря, 2017г. 18:19)

+1

18

Дженис хотела сначала сказать, чтобы он спросил разрешения у Сметвика, но виски вдруг сдавило болью, и заскрипела, открываясь, дверь в склеп поместья Мейеров.
— Вы давно не были в этих местах, — говорит Нарцисса, и это воспоминание пустое, чужое, серое.
— Твои предки слишком голодны, — говорит Араминта, и всё вокруг покрыто красным льдом.
— Это подло с твоей стороны, — говорит Дженис, и взгляд её холоден и ясен, а дверь заперта крепко. — Я думала, мы друзья.
Друзья ведь не поступают так, верно?
За это она могла бы заставить его горло улыбаться.
Чинно обтерев стилет салфеткой, Дженис улыбнулась ему сама и спрятала стилет обратно в сапог.
— Не делай так больше.

+1

19

Итон совершенно не умела сопротивляться. Женщина, в сознание которой он проник, умела, и она сопротивлялась. Если бы Энгус хотел просто убедиться, что форма и содержание не совпадают, на этом можно было бы закончить. Но он хотел еще и разобраться, какого черта.
Сначала перед ним мелькнула Нарцисса Малфой. Малфой была ритуалисткой. Потом Араминта Мелифлуа. Кем была Мелифлуа, Энгус тоже отлично знал.
На этом воспоминания возжелали закончиться. Не-Итон убрала стилет, и он отследил промелькнувшую в воображении картинку: свое широко перерезанное горло. Но картинка не успела воплотиться в намерение и исчезла.
- Да брось, - отозвался Энгус, напряженно вглядываясь в ее глаза. - Я всегда так делал. По-дружески.
Сопротивление он готов был сломать. Более того, попытайся не-Итон сейчас причинить ему вред, он готов был вскипятить ей мозг, как бы она ни упиралась. Ему надо было понять, где Итон-настоящая.
Он увидел ритуал, который проводила Нарцисса, и тот действительно не удался. Он увидел черную пещеру, но ничего не смог в ней разглядеть - магия, защищавшая его, была сильнее. Он заглянул в более ранние воспоминания, пытаясь найти пещеру, и увидел воспоминания настоящей Итон. С той только разницей, что для женщины, с которой он сейчас работал, эти воспоминания были не своими. Ее собственные начинались с того ритуала с участием Малфой.
Энгусу очень хотелось проснуться в своей постели и убедиться, что это кошмар. На мгновение он отвлекся и в результате соскользнул не в следующие воспоминания, а в тот момент, где Итон расписывала Арну спину.
Его затошнило.
- Ты кто такая, черт возьми?

+1

20

- Я Doppelgänger, - призналась Дженис, по-прежнему глядя Энгусу в глаза, и там, в глубинах её памяти, спина Вейлина Арна расползлась как тухлое мясо. - Я надеялась, ты догадаешься позже.
Ничего, кроме сожаления в её голосе не было. Она в самом деле жалела: искренне, горестно - о том, что их с ним шанс ускользал из пальцев.
Поспешно подняв безоружные ладони, Дженис, как часто делала Итон, закусила губу. Вздохнула, покаянно:
- Я хотела, чтобы сперва мы стали друзьями.
Она ведь лучше, чем Итон.
- Мы могли бы подружиться, Энгус. Клянусь, я бы не причинила тебе вреда. Я была бы хорошей подругой. Лучше, чем она. Тогда, в 80-ом, помнишь? Я бы защищала тебя иначе. Я бы не сделала ничего, что уязвило бы тебя.
Она бы забыла даже, что он полукровка. Большой жест с её стороны.
Медленно, очень осторожно Дженис протянула Энгусу руку.
- Пожалуйста, Энгус. Не отталкивай меня.
Иначе я убью тебя.

+1

21

Так не бывает.
Энгус когда-то слышал о темных двойниках, и в основном, кажется, это были бредни из художественной литературы. В его магической реальности это существовало где-то на дальнем краю вселенной и не касалось его знакомых. Не касалось его самого.
Сожаление в ее голосе было вполне искренним. Она - оно? - испытывала какие-то чувства. Помимо жажды убийства, конечно. Энгус сглотнул.
- Зачем они тебя сделали?
И где настоящая Итон? Где эта чертова идиотка, если на ее месте какая-то кукла?
Он не отрывал взгляд от двойника, удерживая контакт так сосредоточенно, что периферическое зрение отошло на второй план. Энгус не знал, что будет, если сейчас ее отпустит. И не знал, как позвать охрану, не отрываясь от доппельгангера.
- Да, - сказал он. - Думаю, ты бы меня не уязвила.
А просто шокировала бы спокойным отношением к тому, что кто-то умер. Возможно, они бы вырезали у того трупа что-нибудь на спине. Энгуса продолжало тошнить. На руке, протянутой к нему, отчетливо выделялся слишком крупный для этих пальцев перстень. Меньше всего ему хотелось, чтобы эта рука коснулась его.
- Тише, - сказал он. - Тише, Дженис. Я не отталкиваю. Расскажи мне, что происходит.

+2

22

Ему было страшно. Дженис чувствовала, как ему страшно, и оттого становилась все грустнее.
Он боялся её.
Не спеша, с чувством Дженис сжала пальцы в кулак, опустила руку. Скривилась:
- Я не знаю.
Она думала об этом, и все это было как в тумане.
- Может быть, это и вовсе вышло случайно. Может быть, она хотела принести меня в жертву. Это ведь так в её стиле, правда?
Убивать себя, день за днём.
Бессмысленное саморазрушение. Чудовищное пренебрежение к дару, имя которому - жизнь.
Итон никогда не ценила того, что имела.
- Она не нужна тебе, Энгус. Эта трусливая сука и лгунья, она не заслуживает твоей дружбы. Она ничего не заслуживает. Ничего, понимаешь? Все, что у неё есть, должно быть моим. Она была рождена, чтобы стать мной, стать такой, как я, но она облажалась.
Тогда, в двенадцать лет. Все началось именно тогда: леди Мейер насмерть сбил серый Фольксваген, и на свет появилась Дженис Итон.
- Это мой шанс. Я заменю её, как она заменила меня.
В голосе Мейер звучала злоба - глухая, с трудом подавляемая. Тяжело втянув воздух сквозь плотно сжатые зубы, она попробовала ещё раз:
- Я хочу быть тебе другом, Энгус.
Дженис протянула ему руку снова, раскрытой ладонью вверх.
- Пожалуйста, дай мне шанс.

+2

23

Если бы Итон хотела принести двойника в жертву, она, наверное, все-таки принесла бы. И все стало бы проще, за исключением того, что его подруга совершает человеческие жертвоприношения. Или не человеческие? Слишком сложно решить сразу.
У двойника было человеческое сознание - хотя слишком увертливое, зеркально гладкое. Или это его восприятие додумывало после слов о доппельгангере?
И человеческие чувства. Нет ничего более человеческого, чем зависть и ненависть. Но так уж вышло, что у Энгуса не складывалось с людьми, питающими эти человеческие чувства к его друзьям.
- И что ты с ней сделаешь?
Интересно, бывают ли доппельгангеры сумасшедшими. И что такое психическая нормальность для доппельгангера.
- Ты дашь мне изучить себя?
Он все еще пытался выгадать время. Итон и Арн были даже не друзьями, а любовниками. И посмотрите-ка, из чьей это спины двойник вырезает куски кожи? Что она вырежет из него лично?
Не-Итон снова протянула ему руку. А она умеет быть настойчивой, да?
- Охрана! - крикнул он и схватился за палочку. - Это не Итон!
И сосредоточился на том, чтоб удержать, а если потребуется - скомкать, переломать это скользкое неудобное сознание. Чтобы не дать ей прикоснуться.

+1

24

Это был хороший вопрос - что она с ней сделает, - и точного ответа на него у Дженис ещё не было. Дженис собиралась найти Итон, когда с Лестрейнджем, а перед тем и с Антонином будет покончено, и выяснить, сможет ли тень существовать без того, кто её когда-то отбрасывал. Если да...
Судьба Дженис Итон будет незавидной.
- Я убью её, - пожала плечами Дженис, в точности копируя любимый жест миссис Итон. - Это даже не будет считаться убийством: она уже очень давно всё равно что мертва.
Сколько там лет прошло со смерти её полукровки, двадцать? Ну вот столько она уже и мертва.
- Я просто сделаю ей одолжение.
И никто больше не скажет, что, что леди Мейер не умеет отдавать, а только берёт. Она может быть и щедрой.
Не настолько, конечно, чтобы позволить изучать себя как животное, но, кто знает: если это скрепит их с Энгусом дружбу, она обдумает его слова ещё раз, а пока...
- Нет.
Разумеется, нет.
Теперь уже точно нет.
Не потратив ни одной лишней секунды, Дженис скользнула со стула на постель, зажала О’Рейли под горло.
- Nach Hause.
Она не понимала, почему.
Почему он ей отказал? Почему отверг её дружбу?
Он жалкий полукровка, он должен был сиять как новой чеканки кнат и вечно быть ей благодарным за снисхождение!
Ничего.
Она заставит его, как заставила Рабастана.
Уже в поместье её отбросило от О’Рейли прочь, прямо на каменные ступени главной лестницы холла.

+1

25

Философия этого существа была примерно такой же совершенной, как и его - ее - социальная адаптация. "Я люблю пытать и убивать. Давай дружить". Позаимствовав воспоминания Итон, она могла бы, вообще-то, убедиться, что именно этого Энгус и не любит.
В сочетании с ее жаждой принятия это вызывало слабое сочувствие пополам с отвращением. Не то чтобы она была самым отвратительным существом из тех, в чье сознание ему случалось проникать, но была похожа на худших из них. Может, стоило сделать ей скидку на то, что такова ее природа. И все равно потом уничтожить.
Она вывернулась. Энгус не понял, как, но она смогла совершить это движение - которое он запрещал совершать. Он не успел оторвать от себя ее руки. Когда дверь в палату распахнулась, его уже затягивало в портал.
Падение на каменный пол было болезненным. Он грохнулся на колени, но не выпустил палочку, а женщину как раз отбросило в сторону.
Incarcerous.
Доппельгангера опутали веревки - может быть, даже слишком много веревок. Он постарался как следует. Энгус перевел дыхание, прижал ладонь к продырявленному боку - словно это могло унять боль и помешать ране снова открыться.
Silencio. Accio палочка двойника.
Палочки у нее не было. Под веревками не возникло никакого шевеления - как если бы искомый предмет попытался выбраться из рукава. Аппарировать отсюда нахрен не удалось. Он чертыхнулся.
Accio кольцо.
Простым прикосновением портал не активировался. Немецкого он не знал.  Если порталом вообще было кольцо, а не что-то еще. Энгус зажал перстень в свободной руке и с трудом поднялся на ноги. Ему надо было обыскать сраное поместье и найти Итон, если она здесь. Найти Лестрейнджа, если он здесь, и что-нибудь с ним сделать. И вернуться домой.
Но сначала убить доппельгангера. Сама эта мысль вызвала новый приступ тошноты. Он остановился в паре шагов от не-Итон и попытался понять, может ли обезвредить ее. Есть ли вообще шанс, что доппельгангер может жить, никого не убивая. Должен ли он сначала изучить этот вопрос и поддается ли вопрос изучению.

+2

26

Разумеется, он ждет ее возвращения - как будто может быть иначе.
Как будто не ищет ее взглядом, как будто не таскается за ней по поместью - как будто все это для него по-прежнему недоступно.

Дженис вновь возвращается не одна - но на этот раз ситуация явно выходит из-под контроля.

Лестрейндж щелкает пальцами еще на середине лестницы, будто домовик обязан его послушать. И - удивление этому факту придет позже - Ганс появляется рядом.
- Освободи хозяйку, - говорит Лестрейндж почти бесшумно, едва открывая рот, не зная даже, понимает ли эльф английский, а если понимает - будет ли его слушаться. Впрочем, для того, чтобы прийти на помощь Дженис, эльфу не нужен приказ - а атаковать другого волшебника Рабастан и не приказывает. Даже сейчас. - Найди мою волшебную палочку и принеси мне. Найди любую волшебную палочку и принеси мне.
В конце концов, это его дело - защищать Дженис.
Его сучье дело, а не лопоухого уродца.

Кулак бесполезно сжимается у бедра - впервые за последние пару дней он так ясно переживает свою обезоруженность. И то, что предполагаемый противник явно потрепан и с трудом поднимается на ноги, не прибавляет энтузиазма Лестрейнджу.
Энтузиазма ему прибавляет другое: то, что этот сукин сын смотрит на Дженис, как если бы раздумывал, как поступить с ней дальше.
И то, что она, перевязанная, будто нафаршированная индейка, как кукла валяется на ступенях лестницы собственного дома.

- Эй, ты, - Лестрейндж следит за палочкой гостя, не давая себе расслабиться из-за его предполагаемой травмы и слабости. У него, у Лестрейнджа, не много шансов - он безоружен, и если он хочет, чтобы эльф успел сделать все, что нужно, стоит быть осторожным. - Тебе не покинуть поместье без позволения хозяйки. Убьешь ее - я убью тебя. Убьешь ее - умрешь сам.

+2

27

Энгус прозевал самое главное - момент, когда Лестрейндж сам его нашёл. На голос он резко вскинул голову, пошатнулся, но удержал равновесие. Лестрейндж упустил время для атаки?.. потому что у него не было палочки. Энгус чуть не расхохотался, но отложил это на потом.
Reticulum. Incarcerous.
Противник стоял довольно высоко и от прицельной атаки мог бы уклониться. А вот сеть - она широкая.
Мнение, будто отсюда не выбраться без двойника, заслуживало дискуссии, но скорее с самим собой. Не с Лестрейнджем же.
Тем не менее, он определился с тем, что делать с не-Итон.
Dormio.
Ему было уже интересно, сколько тут жильцов и когда остальные выйдут поздороваться.

+3

28

Он не торопился спускаться - и правильно делал: пришелец, кем бы он ни был, к диалогу был расположен не больше, чем массивные перила, у которых только что стоял Лестрейндж.
Не отшатнувшись даже, а отпрыгнув назад, еще на ступеньку выше, Рабастан дернулся вправо - правее, чем разворачивающаяся в воздухе сетка.
Хорошая попытка.
И еще пары будет достаточно, чтобы гость оказался в выигрыше.
А если Лестрейнджу и вовсе не повезет, то его накроет следующим же заклинанием, которое он не считает ни по замаху, ни по вспышке чар.
Впрочем, это играло ему на руку - лишь бы отвлечь этого незванного мужика от Дженис, дать домовику время.
Пусть увлечется, забудет о своих травмах, о Дженис - в конце концов, как Рабастана уверяла она сама, Лестрейндж, даже младший, хорошая добыча.

Сапоги под стать тем, которые до сих пор предпочитает Рудольфус - часть маскировки, часть попытки обмануть Итон - не лучшая обувь для прыжков по лестницам, но долго прыгать Лестрейндж и не собирается.
В голове пусто, как в этом поместье без Дженис - он следит за взмахами этого сукиного сына, гадая, почему Дженис не обезоружила его сразу же. Почему притащила сюда - кто он такой? И насколько сильны чары, наложенные на поместье - чем чревато для ублюдка нападение на хозяйку.

+3

29

Однако защищать Дженис пришлось именно лопоухому уродцу. Покрутив головой и оценив ситуацию, Ганс горестно вздохнул: эта его леди, она была совсем бедовая, но она была куда больше Мейер, чем та, что была здесь первой. Ганс хотел сперва отдать палочку молодого мистера ей, но чужой волшебник заставил её закрыть глаза и больше не шевелиться.
Ганс прислушался к себе: леди не была мертва. Ни одна. Он бы, конечно, почувствовал. Почувствовал же, как умер лорд Дитрих Мейер там, далеко за океаном.
Выбрать было сложно.
Слепо сощурившись, Ганс посмотрел на молодого мистера ещё раз. Он очень храбро показал себя, этот мистер, и он, казалось, искренне любил его леди. Но леди не велела давать ему палочку. Леди велела сказать ей, если он найдёт палочку.
Он скажет ей.
Когда она проснётся.
Щёлкнув пальцами, Ганс вернул палочку её законному хозяину.
Щёлкнув ещё раз, перенёс леди спать туда, где ей спать подобало больше, и там и остался.
Она очень тревожно спала, его леди.

+3

30

Прыгал Лестрейндж очень бодро, Энгус позавидовал. Ему сейчас было не слишком приятно даже оставаться на ногах, он предпочёл бы присесть. В едва затянувшемся боку при каждом движении чувствовалась тянущая боль - и в мышцах, и, что хуже, глубже внутри.
Он пожалел, что маховик времени остался в палате. Вернуться бы на полчаса назад и оставить на лестнице пару растяжек.
Но ладно. Apis.
Пчёлы его ещё не подводили. Их рой образовался над той ступенькой, где Лестрейндж стоял сейчас. Славный, злой, как и сам Энгус, рой. Потом он повторил Reticulum, и уже во время пасса краем глаза уловил движение...
Итон исчезла!
Энгус крутанулся на месте, держась за бок и с трудом сохраняя равновесие. Ее нигде не было. Ему снова показалось, что это какой-то дурацкий сон.

+2



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC