Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Самообман (4 февраля 1996)

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Название эпизода: Самообман
Дата и время: 4 февраля 1996, вечер
Участники: Шарлотта Трэверс, Дейзи Бишоп

Лондон, "Мутабор".

0

2

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://sh.uploads.ru/ZaEAr.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 36 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Деррик еще не вернулся с ночной смены в Мунго - оставалось достаточно времени.
Дейзи встала из низкой ванны, позволяя остывшей воде стекать по ее телу, скапливаясь лужами вокруг босых ступней. Запотевшее зеркало над раковиной пришлось протереть полотенцем, прежде чем оно отразило ее - тридцатишестилетнюю женщину с отвисшей грудью, располневшими бедрами, потухшим взглядом. Только медовый оттенок волос, уже не таких блестящих и ухоженных, сохранял сходство с той молоденькой глупой ведьмочкой, какой она была когда-то, кажется, в прошлой жизни.
Прежде чем завернуться в полотенце, она внимательно всмотрелась в свое отражение, а потом подняла руку и дотронулась до зеркальной поверхности, проводя кончиком пальца по нескольким отраженным морщинкам в уголке правого глаза.
Письмо от Шарлотты Трэверс - вот, что заставило Дейзи сегодня встать на рассвете, принять ванну и начисто вымыть голову, в самый обычный день в череде многих других дней. Она с помощью палочки высушила волосы и подколола их на затылке, соорудив скучный стародевичий пучок, над которыми так смеялась в школе. Затем, одеваясь, механически ходила по комнате, натыкаясь на мебель, не смогла найти зонт, порвала колготки, закрывая дверцу холодильника...
И вновь остановилась перед зеркалом.

До Мутабора она добралась очень быстро - маггловским автобусом до ближайшей остановки к "Дырявому Котлу", а затем почти пробежав оставшийся путь, не обращая внимания на оттягивающую плечо сумочку. Невнятный зуд внутри сменился жаждой иного происхождения: она уже знала, что не ошиблась, обратившись в "Мутабор", и на бегу она улыбалась сама себе, редким прохожим, серому небу.
Она увидит Рабастана.
Здравый смысл твердил ей, что это самообман, что она прекрасно знает, что тот, с кем она встретится, будет Лестрейнджем не больше, чем Деррик или она сама - но Дейзи, уверив себя, что ей нужно увидеть пусть даже копию Рабастана, загнала этот неприятный голос поглубже, отказала ему в существовании.

Ее, должно быть, ждали - по крайней мере, не удивились появлению.
Все та же уютная небольшая приемная, та же самая девушка - лишь ленточка другого цвета на шее. Зато сама Дейзи изменилась. - проведя почти час у зеркала, она как смогла вернула себе часть былой привлекательности, замаскировала морщины, подвела глаза. Это было глупо - украшать себя, ведь она прекрасно знала, сама выбрала этот обман, но Дейзи хотелось повторить ритуал, который она проделывала в школе, готовясь ко встрече с Лестрейнджем, для него случайной, для нее - спланированной.
Ей нужно потренироваться, если она собирается найти его на самом деле. Ей нужно быть сильной. Сильной и привлекательной.

- Вас ожидают, мисс Бишоп, - мелодично позвала уже знакомая ей девушка - красивая той холодной, ухоженной красотой, которой никогда не была красива Дейзи.
- Прошу вас, зовите меня Дейзи, - сегодня она могла улыбаться. Сегодня она хотела, чтобы все знали, кто она, как ее зовут - и чтобы ее запомнили. Сегодня для нее начнется новая жизнь, а этому заключению в чистилище, где она оказалась после выхода из Мунго и вплоть до письма от Шарлотты, пришел конец.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (9 декабря, 2017г. 12:01)

+2

3

[nick]Charlotte Travers[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/QKMpx.png[/icon][info]<b>Шарлотта Трэверс, 32</a></b><br><i>шлюха</i>[/info]Шарлотту немного пугает то, как все складывается. Лестрейнджей не приходится искать - они находят ее первыми. И, хотя она совершенно не думает о Дейзи Бишоп, когда разговаривает с ними, когда Рудольфус оставляет их с Рабастаном одних, когда он заглядывает в зеркало и видит там ну конечно же не Дейзи - она все равно ловит себя на том, как привычно запоминает манеру говорить, ходить, жесты, взгляды.
Когда она остается одна, она выдыхает, тихо смеется - она жива и все устроилось вполне неплохо. Она остается в плюсе - потому что волосы Лестрейнджей - это ценнее денег. Деньги есть у кого угодно. А такие волосы никогда не знаешь, когда пригодятся. Шарлотта не собирается писать Дейзи. Да, обещала, но не обязана ведь. Но все же пишет, точно не понимая, что заставило ее изменить решение. Возможно, то, что она обещала - а обещания в Лютном не разбрасываются. Возможно, то, что оба Лестрейнджа ей чем-то неуловимо нравятся: Рудольфус опасностью, которая веет вокруг него, и тем, как эта опасность хоть и может угрожать Шарлотте, но все же не сметет ее, как она способна контролировать свой страх настолько, что его и страхом назвать нельзя. Так, будто много лет спустя она берет реванш за то, как испугалась того аврора. Рабастан нравится ей просто, так что надеть его кажется Шарлотте не самой плохой идеей. Человека не узнаешь, пока не пройдешь милю в его ботинках - но Шарлотте всегда казалось, что час в чужой коже работает не хуже.
Она не пишет имени, фамилии, не напоминает о разговоре - не оставляет вообще никаких следов. Она пишет время и одно слово "Приходите". Почерк у Шарлотты все еще красивый. Рецепты она пишет торопливо, но письма - письма она пишет редко, а потому старается, вспоминает все, чему ее когда-то учили. Правильный наклон, правильные нажатие, правильная толщина. Толстые и тонкие черточки на желтоватом пергаменте, только фамильной печати не хватает.
Зелье она готовит заранее. Выпить его тоже можно пораньше - у нее готова одежда, сама она тоже готова: Шарлотта вообще любит принимать форму мужчины - в ней всегда все не так, и это интересно, ново, непривычно. А она любит непривычное - пока может его хоть как-то контролировать. Зелье стоит нетронутое, дожидаясь Дейзи. Слишком много отчаяния было в ее глазах - и потому Шарлотта хочет убедиться, что они обе понимают, что будет.
Дейзи выглядит лучше, чем прежде. Ухоженней - и Шарлотте это нравится.
- После этого разговора, - говорит она, когда они остаются вдвоем, - вы выйдете из комнаты и зайдете в крайнюю правую дверь в конце коридора. Но сначала мне нужно убедиться. Это будет стоить денег. Это не по-настоящему. Подобная встреча будет только одна. Вы никому и никогда не расскажете о ней. Повторите.

+1

4

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://sh.uploads.ru/ZaEAr.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 36 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Губы Дейзи пересыхают от волнения и она только улыбается этими пересохшими губами Шарлотте, такой спокойной, такой собранной.
Да-да, она все понимает. Да-да, это стоит денег. Это не по-настоящему. Это только один раз и никогда не повторится.
Да-да.
Дейзи вжимает ногти в ладони, глядя на Шарлотту, выдыхает. Повторяет то, что от нее требуется, удивляясь, как спокойно и ровно звучит ее голос.
Удивляясь, что она вообще может говорить.
Сердце стучит, рвется наружу, и Дейзи сжимает одной рукой другую, мнет, массажирует.
- Я понимаю и принимаю все ваши условия. Я не доставлю вам неприятностей.
Ей нужна эта встреча. Ей нужно увидеть, дотронуться до того, память о ком помогла ей пережить эти двадцать лет.
Дейзи снова улыбается - широко, радостно. Счастливо.
- Я благодарна вам, Шарлотта. Вы даже не представляете, насколько.

И, чтобы не длить эти минуты, когда предвкушение уже сводит ее с ума, Дейзи быстро выходит, так же счастливо улыбаясь. Крайняя правая дверь не заперта и Дейзи входит в небольшую, но уютно обставленную комнатку, скорее, будуар, большую часть которой занимает широкая кровать, даже на вид не напоминающая о спокойном сне.
Будь ей шестнадцать, она бы покраснела - но все равно вошла бы так же уверенно, как вошла и в тридцать шесть, прикрывая за собой дверь и на миг опираясь на нее спиной, ловя ртом воздух.
Спотыкаясь, медленно, будто в полусне, подошла к кровати, уронив сумочку где-то по пути - несколько золотых монет выкатилось и раскатилось, теряясь в глубоком ворсе ковра.
Дейзи, немного помедлив, разгладила покрывало на кровати, а затем откинула его - так могла бы готовиться ко сну жена, счастливая в браке и ожидающая мужа, если бы не то, как резко, почти исступленно Дейзи рванула на себе пальто, стягивая его с плеч, как швырнула его в кресло неподалеку.
Как вцепилась в ткань темно-синего простого платья на груди, оттягивая ее, будто та ее душила.
Дышать становилось все тяжелее, Дейзи металась по комнате, спотыкаясь в своих новых ботинках на высоком каблуке, то откидывая волосы назад, то, наоборот, встряхивая головой, позволяя светлым прядям падать на лицо...
Искусанные губы сладко ныли в ожидании, и Дейзи, наконец-то, смогла остановиться, собраться.
Скинула туфли, чувствуя, как мягко ногам на ковре, встала в изножье кровати - и замерла, услышав звуки открывающейся двери.
- Пожалуйста, будьте нежны со мной, - почти беззвучно попросила она, не оборачиваясь, крепко зажмуриваясь, до боли, до хруста сжимая пальцы, чувствуя, как все ее тело тянется туда, к вошедшему.
И обернулась, открывая глаза - медленно, так медленно, что не верилось и самой.
- Рабастан, - совсем другим голосом, другим тоном.
- Рабастан, - выпевая каждую гласную, смягчая в конце грубое звучание первых слогов.
И протянула к нему обе руки, забывая, забываясь, улыбаясь так, как улыбалась весь шестой курс, вглядываясь в это чужое лицо, ища - и находя - там того, кого искала двадцать лет в непрекращающемся кошмаре.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (18 декабря, 2017г. 21:40)

+2

5

[nick]Charlotte Travers[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/QKMpx.png[/icon][info]<b>Шарлотта Трэверс, 32</a></b><br><i>шлюха</i>[/info]Шарлотта не спешит, дает Дейзи время для того, чтобы устроиться, осмотреть комнату, расслабиться хоть немного. Если та, конечно, сможет. Самой ей тоже нужно время. У нее ограниченный запас волос, и это значит, что почувствовать себя в этом теле раньше она не могла, привыкнуть к новой высоте, толщине, конечностям. Набросить память о том, каким был Рабастан, на его внешность, связать все вместе в единый, правдоподобно цельный образ, которому можно поверить.
Она умеет делать такое и с первого раза, вслепую, но с Рабастаном сложно. Он очень разный, это Шарлотта помнит хорошо, и ей нужно угадать, каким он был с Дейзи, решить, каким он будет теперь. Таким, как был при Рудольфусе? Или когда они остались наедине и разговаривали? Или когда, все еще наедине, трахались на ее столе? Или потом, когда все закончилось, и он вдруг стал каким-то более живым?
Шарлотта решает собрать коктейль, где всего будет понемногу. Она выпивает зелье - то приятное на вкус, и это ей нравится. Когда тебе даже превращаться хорошо - значит, и в человеке будет неплохо. Достает заранее приготовленную одежду. Смотрит на часы - в это время она ни с кем не встретится. Кладет в карман пузырек с еще одной порцией Рабастана - на всякий случай - и свое привычное малиновое зелье.
Выдыхает.
Пора.
Шарлотта заходит в комнату и перестает быть Шарлоттой. Она закрывает дверь еще собой, но оборачивается уже как Рабастан. Движения у него осторожные, чуть отрывистые, будто он привык к тому, что любой жест нужно немедленно остановить и заменить чем-то иным. Будто так безопаснее. Она подходит ближе - и жесты становятся чуть более плавными. Потому что теперь Рабастан рядом с человеком, при котором можно на время забыть об осторожности и просто быть собой - или хотя бы пытаться понять, что это значит.
- Дейзи.
Говорит спокойно, почти без эмоций, но потом улыбается. Протягивает руку, проводит по щеке. Движения скупые, осторожные, будто нужно проверить, что женщина напротив - настоящая. Кожа у Дейзи напоминает пергамент. Рабастану это наверняка бы понравилось. Он должен бы любить такие сравнения - да и книги тоже.
- Ты изменилась. Мне нравится.
Шарлотта притягивает Дейзи к себе. и в ее все еще осторожных движениях появляется сила. Потому что кровь есть кровь - и где-то там в глубине Рабастана должно быть что-то от Рудольфуса.

Отредактировано Master of Death (2 марта, 2018г. 02:32)

+2

6

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://sh.uploads.ru/ZaEAr.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 36 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Она касается его поднятой руки своей, скользит ладонью по ткани рукава, прикрывает глаза от наслаждения даже такой малостью. Дыхание перехватывает - не то от звуков голоса, звучания ее имени из его рта, не то от прикосновения, которое кажется ударом молнии.
Дейзи без сил роняет обе руки, тянется еще ближе, вслед за его ладонью, уже не помня, не желая помнить, насколько все это иллюзия, обман. Она изменилась, это правда - она больше не так красива, как раньше, ее кожа потеряла упругость, глаза - блеск, губы больше не нежные и мягкие, а волосы, несмотря на укладку, лежат безжизненно и тускло. Но ему нравится - и Дейзи задыхается от всепоглощающего счастья.
На ее опущенных ресницах появляется слеза, но Дейзи не замечает этого, подчиняясь тому, как Рабастан притягивает ее ближе, уже без той осторожной мягкости, с которой касался ее щеки в начале.
Открывая глаза, она смотрит на него почти в упор, запоминая ощущение его рук на своем теле, заставляя себя запоминать, слишком взволнованная, чтобы понять, что она чувствует - нравится ли ей, комфортно ли.
- Ты тоже, - лепечет Дейзи, выдыхая слова прямо в грудь Рабастану, легонько царапает его мантию, скользит пальцами по воротнику, и только затем касается голой кожи над воротником - слева под подушечками пальцев она чувствует неестественно гладкие рубцы и уплотнения плохо заживших шрамов, покалывание щетины, прорастающей над шрамами. Поднимает глаза выше, ловит знакомый внимательный взгляд - у него не черные глаза, а карие, теплые, карие, пытливые, как шоколад, приходят ей на ум воспоминания шестнадцатилетней девчонки, которой она когда-то была. Короткие волосы, высокий лоб - он одновременно и похож, и не похож на себя хогвартских времен, как и на себя с колдографий, развешанных Авроратом.
Дейзи смущается, сама не знает чему, отводит глаза, неловко тычется губами куда-то в шею Лестрейнджа, вдыхая его запах, вкус его кожи, снова вздрагивает, как будто этот поцелуй непристоен, как будто он может оттолкнуть ее...
Впрочем, именно этого Дейзи и боится. То, где она, больше не имеет никакого значения - Дейзи видит перед собой Рабастана Лестрейнджа, а не Шарлотту Трэверс в его обличье. Ей проще поверить в то, что перед ней в самом деле он, чем во что-то иное - она ждала этого момента двадцать лет, она не может не поверить в это.
Прерывая свой робкий поцелуй, Дейзи торопливо развязывает пояс, позволяя ему скользнуть к ногам, вцепляется в пуговицы на своем строгом платье, расстегивает их одну за другой, не отрывая взгляда от глаз Рабастана. Верхняя пуговица легко выскальзывает из проймы, вторая тоже, и воротник расходится, открывая тонкую шелковую лямку. Дейзи уверена, что под легкой тканью комбинации можно с легкостью различить, как бьется ее сердце, и от этой мысли пальцы ее становятся неуклюжими, она никак не может справиться с третьей пуговицей, теребит ее и теребит, тянет в разные стороны края платья, едва не всхлипывает.

+2

7

[nick]Charlotte Travers[/nick][icon]http://rise.rusff.ru/img/avatars/0014/69/37/49-1513359065.jpg[/icon][info]<b>Шарлотта Трэверс, 32</a></b><br><i>шлюха</i>[/info]Шарлотта чувствует под чужими пальцами чужой же - но временно свой - шрам. Ей это не нравится, и она почти уверена, что это не понравилось бы и Рабастану тоже. О чем напоминают такие шрамы? О неудаче в бою, об Азкабане, о гневе Того-Кого-Нельзя-Называть. Иили, может, о брате, и о его жене, которая никогда не будет принадлежать Рабастану, если только Рудольфус вдруг не умрет, но об этом Баст - Басти - вряд ли думал. В древних родах такие мысли иногда били неприятной отдачей.
Она ничего не говорит, ни делает. Ждет. Дейзи постаралась, это заметно, особенно если вспомнить, какой она была в прошлый раз. Но Шарлотта видела достаточно разодетых и ухоженных женщин разной степени обнаженности. Ее тут ничего не восхищает. А Рабастана бы восхитило?
Она знает наверняка только то, что его, скорее всего, раздражала бы робость. Зачем она ему - теперь, от этой женщины? А Дейзи даже платье не может расстегнуть. Это совсем непохоже на ту, которую он хочет. Вот только об это знает Шарлотта. А Дейзи об этом знать совершенно необязательно.
И потому Шарлотта тянется к пальцам Дейзи, но не убирает их, прост кладет руки сверху, тянет - руки, а с ними и ткань, третья пуговица, а за ней и другие, отрывается, стучит по полу. В Шарлотте нет агрессии, похоти, торопливости. Она делает это неторопливо - потому, что может, потому что хочет. Потому что знает, что может обладать Дейзи в совершенно любой момент.
И знает, что эта, последняя вещь - к сожалению, правда. Но ей никто не платит за то, чтобы исправлять мозг клиенткам. Потому она только убирает руки, но только чтобы положить их на плечи Дейзи. Впивается в нее долгим, крепким поцелуем, и ведет руками по плечам книзу. Лямки съезжают, платье скользит на пол.
- Покажи себя. Хочу видеть, какой ты стала. Хочу все видеть.

Отредактировано Master of Death (13 февраля, 2018г. 09:26)

+2

8

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://sh.uploads.ru/ZaEAr.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 36 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
От прикосновения Дейзи дрожит, стук пуговиц сводит ее с ума, заражает каким-то убийственным восторгом, от которого хочется кричать. Отвечая на поцелуй, Дейзи вся будто на кончиках пальцев Рабастана - ее плечам на мгновение становится холодно, и тут же - жарко, она вся вспыхивает розовым, так идущим медовым блондинкам.
Ей нечем дышать, и она дышит Рабастаном, и когда он отстраняется, тянется за ним, но замирает, остановленная приказом - неторопливым, уверенным.
Дейзи передергивает плечами, тянет платье вниз вместе с комбинацией, приостанавливается на бедрах, большими пальцами подцепляет трусы и тоже тянет вниз.
Наклоняется, проезжая щекой по груди Лестрейнджа, доводит гармошку смятой ткани своей одежды до колен, переступает с ноги на ногу. Платье, белье - все сползает к щиколоткам, и Дейзи, у которой нет и мысли, что она может воспротивиться, выходит из своей одежды, отступая на жалкие полшага.
Ей немного жаль, что он попросил только сейчас. Она сделала бы это для него еще в Хогвартсе, и в Хогвартсе она понравилась бы ему больше - моложе, стройнее, с гладкой кожей и высокой грудью. В Хогвартсе Дейзи не просто была красивой, она и чувствовала себя именно такой - сейчас же ей жаль, что она не может быть для Рабастана лучше.
От его взгляда на нее у Дейзи твердеют соски, сердце тяжелеет и проваливается в низ живота, стучит где-то там, разгоняя по телу кровь и возбуждение. Движением из далекого прошлого Дейзи откидывает волосы, снова переступает с ноги на ногу, сжимая и расслабляя бедра.
Стоять вот так, перед ним - Дейзи не закрывает глаз, не отворачивается, снова сжимает бедра и расставляет ноги чуть шире, чувствуя горячую влагу - само по себе становится спусковым механизмом ее возбуждения, накатывающего тяжелыми волнами. Столько лет она училась получать удовольствие именно так, представляя себе Рабастана Лестрейнджа, смотрящего на нее, что сейчас Дейзи пьянеет от того, что он здесь, в самом деле здесь, совсем рядом.
- Я хочу быть твоей, - у нее меняется голос, звучит ниже, протяжнее. Дейзи все еще боится, что он снова оттолкнет ее, но намного сильнее она хочет снова чувствовать его руки, хочет его поцелуев, хочет, чтобы он вошел в нее, был в ней, был с ней.
Она шагает к нему, не обращая внимания на кучу тряпья под ногами, топча туфлями на высоких каблуках собственное платье, прижимается грудью, трется о его плечо, заглядывая в глаза.
- Не позволяй мне забыть это, не дай ей отнять это у меня, - шепчет Дейзи, опуская веки, обхватывая ладонь Рабастана своими руками, ведя ею по груди, по животу, ниже, к узкой курчавой поросли на лобке, к жару между своими ногами.
Это невероятно - его рука там. Дейзи ошеломленно распахивает глаза, умоляюще стонет что-то неразборчивое, прижимается грудью еще сильнее, напрягает бедра.
Робко касается его бедра, скользит по ткани, поднимаясь выше, к пряжке ремня, выдыхает длинно, жарко. У нее подкашиваются ноги, и Дейзи свободной рукой цепляется в плечо Рабастана, не зная толком, чего она хочет - чтобы он не дал ей упасть, или чтобы бросил на пол и взял прямо так, в нескольких шагах от кровати, на которой она так по-хозяйски откинула покрывало когда-то в другой жизни.
- Ты вспоминал обо мне? Думал обо мне? - Дейзи сжимает бедра, подается навстречу, вцепляясь ногтями в его плечо, притягивая его ближе к себе - или себя ближе к нему, сейчас не разобрать. - Найди меня, Рабастан. Я так долго жду.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (25 февраля, 2018г. 19:57)

+2

9

[nick]Charlotte Travers[/nick][icon]http://rise.rusff.ru/img/avatars/0014/69/37/49-1513359065.jpg[/icon][info]<b>Шарлотта Трэверс, 32</a></b><br><i>шлюха</i>[/info]Дейзи явно не хочет терять время. Она явно вообще не знает, чего хочет. Шарлотта очень четко понимает это: вот она стоит, смущаясь, вот подается вперед, вот тянет чужую руку, куда хочет, перенимая инициативу, вот тянется к чужой же одежде, а вот тянет, ждет, просит.
Шарлотта едва сдерживается, чтобы не начать давать ей команды, подсказывать, что делать, потому что Дейзи очень пытается, но очень не знает, как и что делать.  Шарлотта кладет руки поверх ладоней Дейзи, снимает их со своих плеч и отстраняет ее.
- Ты и так моя, - говорит она спокойным голосом Рабастана Лейстренджа, добавляя в него немножко Рудольфуса. Пожалуй, таким он бы понравился ей сильнее - хотя он, вообще-то, достаточно приятен, чтобы почти нравиться Шарлотте и так, без различных если и примесей. Но это не значит, что она не знает, как сделает его более недоступным, опасным, уверенным - и потому желанным - в чужих глазах. Опять же, если бы в Рудольфусе было бы хоть немного нормальности его младшего брата, вполне возможно, что Шарлотта в тот вечер не стала бы звать никого из девочек, со всем справившись сама.
Шарлотта подступает ближе - сама. Протягивает руку - тоже сама. Она проводит по скуле Дейзи вверх, запускает пальцы в волосы, чуть сжимая их, говорит тихо:
- Не смей забывать об этом.
Она знает, что видела ту версию Рабастана, у которой отобрали порядочно лет. Знает, что, если бы он прожил их, а не потерял в Азкабане, они стесали бы в нем его робость, неуверенность, и сделали бы лучшим из братьев Лестрейнджей. Может, самую капельку уступающим ей теперь, потому что лучшие мужчины получаются из женщин, выпивших оборотне - это Шарлотта знает лучше всего.
Ее рука спускается по шее на плечо, сжимает грудь, которую ласкало время, а не руки того, кого она хотела, идет ниже. Она повторяет путь, проложенный самой Дейзи, но теперь делает это так, как хочет, сама, а не ведомая кем-то. Шарлотта останавливается между ног Дейзи, гладит ее, ныряет неглубоко, дразнит, тут же возвращается.
- Всегда моя, - напоминает Шарлотта, придвигаясь, целует Дейзи в мочку уха и толкает ее, достаточно легко, но достаточно властно, вниз.
Она раздевается быстро, но без суеты. Аккуратно и привычно складывает свою одежду, вещи Дейзи оставляя валяться на полу  рядом с ней - у всего здесь и сегодня будет свое место. Но все же опускается, опускается на колено рядом с ней, поднимает за подбородок, целует - жадно, с чувством, как будто много лет хотела этого, как будто этим поцелуем проговаривает все, что не может сказать из-за воспитания и обязанностей, которые накладывает чистая кровь, безразличная к любви.

+2

10

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://sh.uploads.ru/ZaEAr.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 36 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Дейзи закрывает глаза, чувствуя руку Рабастана в своих волосах. Замирает, подбирается. Она еще помнит, насколько легко ошибиться, и помнит, что ошибок он не прощает.
Никакой инициативы. Никаких лишних слов.
Он прав, опять прав, и теперь ей кажется, что все ее глупые, лишние слова все испортили. Ей следовало бы молчать, но Дейзи очень боится, что происходящее вот-вот обернется кошмаром, которыми кормила ее Вэнс. Ее собственный голос будто маяк, не дает потеряться, но сейчас это уже не имеет значения: он ее все-таки нашел.
В мыслях Дейзи все путается. Она едва соображает, где она, потому что это не важно, пока она в руках Рабастана.
С того самого момента, как она обернулась к нему, вошедшему в комнату, для Дейзи Бишоп началась новая жизнь - жизнь, полная любви, о которой она мечтала на шестом курсе.
Дрожа от предвкушения и страха, Дейзи покорно опускается на колени, неловко ерзает, не решаясь принять какую-нибудь более соблазнительную позу.
Она говорила Шарлотте, что ей нужна встреча, и она лгала.
Ей было нужно совсем другое.
Где-то в глубине сознания Дейзи приходит в ужас от того, насколько сильно в ней это желание - желание секса, желание унять эту подростковую тоску по неведомому, которое до сих пор представляется Дейзи высшим проявлением любви между мужчиной и женщиной.
Пока Рабастан раздевается - он действует неторопливо, спокойно, размеренно, - Дейзи повторяет ладонью движение его руки, задерживается на затвердевшем и чувствительном соске, на мягком животе. Разводя колени, гладит себя внизу, оставляя на пальцах тягучую теплую влагу.
Когда Рабастан шагает к ней, она не смотрит ему в лицо. Облизывает губы, как будто может почувствовать клубничный вкус блеска для губ, садится ровнее, примерно сложив ладони на коленях. Так - или иначе, она хочет сделать все, лишь бы Рабастан не пожалел о том, что дал ей еще один шанс.
Он прав, когда говорит, что она принадлежит ему, но Дейзи хочет не просто знать об этом, как знала всю жизнь. Она хочет чувствовать это, и чтобы ее тело сохранило в памяти его длинное, худое тело, вступающие ребра, узкие бедра.
Как зачарованная, Дейзи подается вперед, но Рабастан вновь ее останавливает, опускается к ней, целует так, что Дейзи инстинктивно зажмуривается, подставляет рот, гладит языком его язык, касается кромки его зубов. Она забывает дышать - или дышит Рабастаном.
Этот поцелуй должен был случиться давным давно. Он - настоящий, а не то, что случилось с Дейзи с средины седьмого курса и по сей день. Он действует как хроноворот, возвращая Дейзи в прошлое, где все пойдет иначе, все будет правильно.
И в том прошлом Дейзи уверена в себе, уверена в том, что они с Рабастаном созданы друг для друга.
Она стонет ему в рот, нежно касаясь его груди, гладя, надавливая, легко царапая, получая удовольствие даже от этого простого прикосновения. Приподнимаясь, упираясь пальцами ног в пол, Дейзи прижимается к выставленному колену, чтобы не потерять ни секунды этого поцелуя, и, когда дыхания уже катастрофически не хватает, подставляет Рабастану шею, вытягиваясь еще выше, хватая губами воздух.
Ее руки скользят с его груди ниже, задерживаясь на животе и расходясь - одна упирается ему в бедро, вторая продолжает поглаживать живот, внутреннюю поверхность бедра, наконец-то находя то, с чего Дейзи не сводила глаз, пока Рабастан заканчивал раздеваться.
Обхватывая член ладонью, Дейзи наслаждается ощущением горячей плоти в руках, и на это откликается ее собственное тело: низ живота будто наполнен теплой влагой, в которой пульсирует сердце Дейзи, и колебания от этой пульсации расходятся по всей комнате.
Дейзи знала, что будет больно - еще собираясь сюда, выбирая белье и платье, она знала, что так будет, потому что так бывает всегда в первый раз, но теперь она уверена, что ошибалась. Все это слишком прекрасно, чтобы могло вести к боли, и эта упругая горячая тяжесть в ее руке - это часть Рабастана, и Дейзи трется виском о подбородок Лестрейнджа, снова подставляет губы, сжимая пальцы, сжимая бедра, закрывая глаза.

+2



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC