Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Шпионские игры (26 февраля - 1 марта 1996)


Шпионские игры (26 февраля - 1 марта 1996)

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Название эпизода: Шпионские игры
Дата и время: период с 26.02.96 по 01.03.96, разное время суток.
Участники: Симус Финниган, Пэнси Паркинсон.

Хогвартс и его окрестности.

0

2

[nick]Seamus Finnigan[/nick][info]<b>Симус Финниган<sup>15</sup></a></b><br><i>Гриффиндор, 5</i>[/info][icon]http://s8.uploads.ru/0cJwQ.png[/icon][status]Мальчик-который-не-помнит[/status][sign]Kiss me, I'm Irish.[/sign]
26.02.96
- Симус!.. Симус!.. Финниган!!! – голос Парвати догнал его, когда Симус уже почти вышел из кабинета. Повернувшись, он увидел, как Патил, стоя рядом с его партой, показывает на школьную сумку, оставшуюся валяться под столом.
- Ничего не забыл?
- Вот блин, - Финниган похлопал себя по бокам, будто надеялся, что его пожитки все-таки при нем, и смущенно потер лоб: - Задумался.
Патил только головой покачала. Протолкавшись через толпу слизеринцев обратно к парте, Симус перебросил лямку через плечо и вернулся к Дину, ждущему его у двери.
- Ну чего? – хмуро спросил он, заметив вопросительный взгляд Томаса.
- Да ты чертов мыслитель, друг. Это же не в первый раз уже.
- Сумка – в первый, - легкомысленно отмахнулся Финниган, но, покосившись на скептически поднявшего брови Дина, признал: – Ну ладно, ладно. Я и правда стал немного... рассеянным. Может, это от Невилла передается, не знаю.
На самом деле слово «рассеянный» было довольно слабым определением того, что творилось с Симусом в последние пару недель. Он действительно стал забывать слишком многое. Свитки с домашкой. Гриффиндорский шарф в «Трех метлах». Незаконченное письмо к матери в Большом зале. Его мысли то и дело путались, и иногда Финниган не мог четко вспомнить, какой сегодня день недели и какой дальше урок по расписанию. Но ничего серьезного. Перед СОВ, говорят, с людьми и не такое случается. Это все от перенапряжения. Правда, не сказать, что Симус так уж налегал на учебу, но когда тебе изо дня в день льют в уши про важность экзаменов, недолго и с ума сойти. Но так-то с ним все в порядке.
- Рассеянный, ну да, - фыркнул Дин. – То есть, мою фрисби из Зонко ты не зажал, а просто отдать забыл, так, что ли?
- Далась тебе эта фрисби, - Симус закатил глаза и ткнул друга локтем под ребро. – Поищу сегодня. Наверное, куда-то под кровать закинул. Она кусается, зараза!
- Зришь в корень, друг, зришь в корень. Подозреваю, их именно поэтому кусачими и называют.
- Тоже мне, умник, - Финниган свернул было к лестницам, но Дин схватил его за шиворот:
- Ты куда?
- Как куда, у нас же Защита! – удивился Симус, чувствуя неприятный холодок внутри. – А что, нет?
- Травология, - Томас покачал головой. – Знаешь, это уже не смешно. Может, реально к Помфри сходи?
- Ага, щаз, - валяться в Больничном крыле Финниган считал уделом нытиков, а после того, как Уизли и Грейнджер стали постоянными клиентами больничек, был здоровый риск, что школьная медсестра перестрахуется и заодно засадит в карантин и их однокурсника, у которого всего только банальный недосып.
- Ну, ты хоть про свою хаффлпаффку не забудь, дурила! – развеселился Томас, прокладывая им дорогу к теплицам.
- Заткнись, а?
Майли, четверокурсница с Хаффлпаффа, была невысокой фигуристой девчонкой с кудряшками, которую  рассказы Симуса об Ирландии просто завораживали. Настолько, что она была не против посвятить им весь сегодняшний вечер – где-нибудь в темных углах Астрономической башни.
И Симус был уверен, что про это-то он точно не забудет.

Отредактировано Ronald Weasley (3 декабря, 2017г. 21:56)

+3

3

- Мерлина ради, Ханна, неужели так сложно запомнить, что верхние недели, они же четные, я и Драко патрулируем коридоры у библиотеки и главного холла, а нижние, - заблокировав дверь узкого коридора своим плечем, Пэнси, что есть силы и терпения разъясняла старосте Хаффлпаффа причины очередного нарушения графика дежурств. Стоит сказать, что после ухода Амбридж и возобновления в школе прежнего режима, спускать собак на тех, кто не она, было сложнее. Да и школьники, натерпевшиеся за многие месяцы через чур исполнительную Паркинсон, обходили девушку стороной.
То и дело качая головой, она кокетливо прятала прядь волос за ушко и хмурила брови, слушая, но, не слыша, что именно хотела до нее донести Аббот. Да и ей это особенно не было интересно. На трансфигурации Ханна облажалась, не сумев скастовать элементарное заклинание, а затем густо покраснев, спрятала лицо за учебником изучаемого предмета. И Пэнси, которая с утра так и не дождалась реакции Малфоя на предложение совместного дежурства, на момент урока пребывала в наисквернейшем настроении, искала себе жертву. И Ханне банально не повезло нарваться на разгорячённую слизеринку.
- А нечетные, Аббот, остаются за тобой и твоим обожаемым МакМилланом! – Пэнси перебила девушку, повысив голос. – Мерлина ради, чем вы там занимаетесь во время дежурств? Романчики во время исполнения обязанностей не приносят ничего хорошего, Аббот. Ничего. Хорошего.
Пэнси хмыкнула, извлекла из кармана школьной мантии небольшое зеркальце в резной деревянной оправе и принялась поправлять осыпавшиеся тени для век.
- Ай, да прекрати, на вашем факультете учатся все болтливые сплетницы, готовые и мертвому посетовать на чью-то жизнь. Все знают, что тебе нравится ваш примерный и честный староста, - Паркинсон голосом священника читала проповедь, поглядывая одним глазом на покрасневшую барсучиху.
Поправив тени, она громко захлопнула зеркалице, горделиво выдвинула подбородок вперед и медленно произнесла:
- На нашем факультете – такого нет!...
– Знаешь, это уже не смешно. Может, реально к Помфри сходи?
Толчок двери в спину Пэнси, сбил ее с мысли. От чего та, забыла, что же еще гадкого и, несомненно, важного хотела сказать барсучихе. Тихо охнув, она обернулась, чтобы узреть виновников содеянного. Дин, склонившийся над Симусом, закидывая рюкзак на плече, еще и стукнул им девушку по плечу. Рассержено вскинув брови, Пэнси, собралась было влепить им по пять баллов, отчитав их, как первокурсников. Но, рассеянное лицо Финнигана и нахмуренное лицо его заботливого друга, сказали больше их слов. С одним из них определенно что-то не так… Они говорили тихо и спокойно, что для коридора почти шепот, поэтому многое расслышать было невозможно. Наспех поправив сумку на плече и бросив Аббот что-то в духе: «потом», Пэнси решила проследить за ребятами почти до места их назначения. В конце концов, старост их факультета не было рядом, а значит, забота о них возлагала хрупкие плечи Пэнси.

Вечер.

Съедаемая собственным любопытсвом, Паркинсон, рвалась начать вечерний обход раньше. Примерно на сорок минут раньше. Но, Малфой, ленивым удавом растянувшейся на диване в компании Кребба и Гойла, убеждал начинать стоит вовремя. А в конце, и вовсе, заявил, что неплохо было бы хотя бы раз и опоздать. Для приличия. Что же они, уже всех.
- Вон даже грязнокровка из гриффиндора, и та, иногда опаздывает. В прошлом семестре. Она трижды забывала сменять меня у виадук входа…
Слушать его монологи для Пэнси сегодня было особенно тяжело, и она одарила младшего Малфоя самым раздраженным из своих взглядов. Да и знала она, почему Грейнджер тогда опоздывала. Кстати, исключительно по вине самой Паркинсон. Так, что хорыч, тут был совершенно не прав.
Поймав суровый нахмуренный взгляд Пэнси, парень поспешил сменить тему на новости из Пророка. И тут, его доже ждала оплошность: первая полоса и разворот, были посвящены Элоизе Паркинсон. Предательнице магов. Убийце. Беглянке. Раздраженно выдохнув, она рывком забрала газету из рук Гоила и выбросила её в камин. Пламя тот же миг заиграло новой силой, подсвечивая недовольное лицо девушки.
Развернувшись на каблуках, Паркинсон, ретироваться из гостиной и тем самым избежать лишних вопросов об ее матери.
     Переходя от бега к быстрому шагу и наоборот, девушка, пронеслась несколько проемов и даже чуть не снесла с ног Ханну. Ту самую Ханну, которую она отчитывала сегодняшним утром. В след ей раздалось, что о графике и о том, что все внимательно посмотрела. И вообще, нужно его переделать…
- Не сейчас, Аббот! – рыкнула Паркинсон, поворачивая за угол и оставляя недоумевающую старосту Хаффлпаффа далеко посади.
Во время своих перебежек, Паркинсон задалась вопросом: а почему, собственно, ее интересует чужая жизнь, если в ее собственной такой кавардак? Ей никогда не был интересен Финниган. Этот ирландский выскочка, не раз заступавшийся за пустоголовую Браун и ее подпевалу, королеву пластиковой бижутерии, Патил: успел порядком надоесть Пэнси… Но, что-то было тут не то… Паркинсон собственной печенью это чувствовала, раздумывая о нем целый день.
     Найти влюбленных Хогвартса – не самая большая проблема: днем, они зажимались в выемках и глубоких арках, ночью, в глубине библиотеке или на Астрономической башне. И, чем темнее было место, тем больше любителей поцелуев там было. Официально, Пэнси не одобряла их уединения, штрафуя голубков при ближайшей возможности, но в глубине души, она им завидовала. Малфой, не смотря на все ее намеки и ужимки, был безнадежно влюблен в квиддич. Собственную волшебную палочку. Да, даже в Поттера. Поэтому, довольствовалась она малым: беседами, дежурствами и совместными завтраками.
      Голоса и смех, раздавшиеся с первой площадки самой высокой башни в школе, оповестили Пэнси о прибытии на место назначения. Правда не вовремя – она опоздала. Беседа. уже шла полным ходом. Максимально бесшумно слизеринка поднялась еще на десяток ступенек, дабы лучше расслышать, о чем воркуют, а главное, кто воркует.
- И тогда, я как запрыгну на метлу позади него. А высота, если че, уже приличная. Ну, говорю, давай, хватай снитч, а я тебе помогу.
Смех Симмуса, как и его незабываемый говор, Пэнси узнала с первых же нот. Как и его своеобразную манеру поведения. Она насмотрелась на нее в родном роде. Парень, что есть силы, пытался произвести на подругу впечатление. А та, возможно невинно хлопая глазами, или совершая еще какой жест, с непременно невинным лицом: хохотала от всей души. Громко и звонко.  Ровно до того момента, пока не наступала неловкая пауза. После которой гриффиндорец глупейшим образом говорил: так, о чем это я? И тогда, Пэнси, почему-то становилось за него стыдно.
- Симус, ты всегда забываешь на середине или просто интригуешь меня?
- Нет, просто я устал сегодня. Думаю, мне надо поспать…
Ступенька под Паркинсон, как назло предательски, скрипнула. И ее звук, гулко пронесся по коридору, тая где-то у влюбленных. Больше послушать Пэнси, увы, не смогла. Шаги на верху ее спугнули.

Отредактировано Pansy Parkinson (27 ноября, 2017г. 12:55)

+1

4

Симус озадаченно потер лоб и вдруг встретился взглядом с полными растерянности и гнева глазами Майли. Кажется, его «Мне надо поспать» она восприняла как-то неправильно. Например, как попытку от нее отделаться. С девчонок станется придумать проблему там, где ее нет.
- Да не, забей, это я просто... – торопливо заулыбался Финниган и вдруг услышал резкий скрип ступеней внизу, а потом тихие, но благодаря акустике башни все же различимые шаги, быстро удаляющиеся от места их с Майли тайного свидания.
- Шшшш, - Симус приложил палец к губам: - Слышала?
Майли пожала плечами:
- Ну, может, кто-то тоже захотел тут на звездочки посмотреть, а мы спугнули.
- Там был кто-то один, - замотал головой Симус, отлично знающий, что по ночам смотреть на звезды в эту часть Хогвартса ходят парами. – И если он настучит на нас дежурным или учителям, будет худо. Стой тут! Я мигом! – и Финниган бросился в погоню за непрошеным соглядатаем, оставив Майли возводить глаза к потолку и бормотать что-то вроде: «Гриффиндорцы!..»
Догнать Симусу никого не удалось: сбежав по лестнице, он выскочил в широкий коридор, который был абсолютно пуст. Он немого потоптался на месте, не зная, куда бежать, и борясь с мыслью, что шаги могли ему просто почудиться. «Ну нет, - убеждал себя он, наконец двигаясь с места. – Майли же тоже их слышала... Или не слышала и просто поверила мне на слово?» Симус начал понемногу вспоминать все, что происходило с ним в последнее время - все те странные вещи, из-за которых он, пожалуй, не мог теперь до конца себе доверять. «Да ну. Это все ерунда на постном масле. Я нормальный. Просто я устал сегодня. Думаю, мне надо поспать…» - думал Симус, не осознавая, что повторяется, и вдруг обнаружил, что стоит прямиком перед портретом, закрывающим вход в гостиную. Но разве ему надо было сюда?
- Майли! – Симус хлопнул себя по лбу и, не обращая внимания на недовольный вид разбуженной его криком Полной Дамы, бросился обратно к Астрономической башне.
Но, как бы быстро ни несли его ноги, ирландская звезда удачи сегодня подвела его: на месте их с Майли свидания его ждала лишь гулкая тишина.
27.02.96, утро
- Ну ты даешь! – неодобрение в голосе Дина мешалось с восхищением. – Просто взял и оставил ее там?
Они сидели в Большом зале. Симус, немного проспавший и изрядно опоздавший к завтраку, лениво ковырял остывшую кашу, неохотно пересказывая другу события прошлого вечера.
- Да не оставлял я! Просто задумался, и ноги понесли меня привычной дорогой. Ничего, помиримся еще.
- А вот Майли так не думает, - вдруг назидательным тоном сообщила ему Парвати, проходящая мимо с большим молочником в руке. – Майли считает, что ты бросил ее специально. И думает, что это совершенно неприемлемо. И что она больше на пушечный выстрел к тебе не подойдет. И знаешь что? – Парвати укоризненно покачала указательным пальцем. – Я считаю, что она абсолютно права.
- Знаешь, когда я захочу узнать твое мнение, я пришлю тебе сову, - огрызнулся Симус. Дин сочувственно хлопнул его по плечу. Попасться на зубок Патил и Браун – худшего начала дня просто не придумаешь.
- Ну и черт с ней, - махнул рукой Симус. – Вот, держи, я откопал-таки, - и он протянул другу завернутую в плотную бумагу фрисби.
- Вот это да, - развеселился Дин, укладывая ее в сумку. – Из-за этого опоздал? Я-то думал, ты дрыхнешь после вчерашнего.
- Да не. Я завалы под кроватью разгребал. Там, дружище, чего только нет, - Симус начал загибать пальцы. – Вернул Невиллу две Напоминалки, одну пустую чернильницу и справочник по Травологии, за который он уже получил по ушам от Пинс. Твой флажок «Вест Хэм», перчатки Рона – покидал вам на кровати. Три разных носка – ага, та еще дрянь! – левитировал на середину спальни, домовики сегодня приберут и постирают. А еще... – Симус придвинулся к Дину поближе и подмигнул: - ...я понял, что многого не знаю о своих соседях по комнате.
- В смысле?
- Там еще валялась брошка. Очень-очень девчачья. Так что или вы тайком таскаете к нам своих дам, или у кого-то из вас, дорогие мои друзья, очень странные вкусы на бижутерию.
Дин только отмахнулся:
- Да ладно тебе. Девчонкам же можно к нам заходить, мало ли кто потерял. Гермиона, может, – она же постоянно с Уизли и Поттером.
- Грейнджер – и брошка с котенком? Не думаю, приятель, - Симус пожал плечами. – В любом случае, я прицепил побрякушку к своему пологу, так что у вас есть шанс забрать ее тайком, не выдав своей позорной страсти к женским цацкам.
- Очень благородно, Симус, очень, - фыркнул Дин. – Но на меня можешь даже не смотреть, это не мое. Ты сколько собираешься кашу по тарелке развозить? Урок вот-вот начнется!
[nick]Seamus Finnigan[/nick][info]<b>Симус Финниган<sup>15</sup></a></b><br><i>Гриффиндор, 5</i>[/info][icon]http://s8.uploads.ru/0cJwQ.png[/icon][status]Мальчик-который-не-помнит[/status][sign]Kiss me, I'm Irish.[/sign]

Отредактировано Ronald Weasley (3 декабря, 2017г. 23:17)

+2

5

Ленивое, размеренное, и, безусловно, сонное утро в очередной раз пришло в Хогвартс, порождая гробовую тишину за обеденным столом факультета Слизерин. Которая, как никогда соответствовала общей атмосфере. Заспанные младшекурсники уже ушли на свои занятия, а представители старших лет обучения неторопливо доделывали свои дела, под фоновый шум представителей соседних столов, шуршания бумаги и постукивание кубков о дерево. Изредка над головами студентов пролетали запоздалые совы с посылками и газетами. Висящими на тонких бечёвках у самых клювов. Паленья трещали в камине – отдавая тело школьникам.
Драко, давно потерявший нить логического объяснения странностей в поведении своей подруги – молча пил свой кофе, листая свежий выпуск «Ежедневного Пророка», восседая по правую руку от поправляющей макияж Паркинсон. По левую же руку, погрузившись в любовные романы французских писателей, присутствовала Миллисента Булстроуд.
- Даааа… - полушепотом протянула девушка, кистью поправляя нюдовую помаду на тонких губах. Последствия ее ночных гуляний не слишком заметно отразились на ее лице, но, назло врагам присутствовали, залегшими синяками под глазами. – Даааа… - протянула она во второй раз и захлопнула карманное зеркальце.
- Пэнс, - бесцветно произнес Драко,  отодвигая газету и заглядывая подруге в лицо.
Паркинсон промычала в ответ что-то нечленораздельное, убирая зеркальце во внутренний карман сумки. Меньше всего ей сейчас хотелось говорить с ним. И куда больше ей хотелось размышлять о странном поведении ирландца-гриффиндорца. Мерлина ради, только не подумайте, что она влюбилась в него! Просто, Паркинсон из тех людей, который на фоне собственного краха, привыкла убеждаться: у остальных может быть еще хуже. Да и квест «Выясни что с Финниганом» - манил не хуже сладкой конфетки в ее пухлом детстве. Который, к слову, проявлял чудеса активности этим утром, рассказывая что-то своему приятелю. Любопытство, зудящим нервом, обожгло нутро слизеринки. И сощурившись, она немного наклонилась вперед: вдруг, что удастся расслышать?
- … и тем временем единственная дочь Теренса и Элоизы Паркинсонов, осталась на самоличном попечении, что абсолютно неприемлемо для юной леди ее кругов… - монотонно бубня, Малфой-младший читал статью, занимающую разворот газеты. Мешая слушать то, что происходило у львов. Девушка жестом попросила Драко приостановиться, но, увлеченный просветлением ее темных пятен в последних новостях «застеночья» - этого не заметил. Вынуждая девушку подняться и потянуться за сладким сконом, находившимся на противоположной стороне стола.
Во время сего действия, шуршание ее мантии, поглотило большее количество слов, произнесенных Симусом поэтому все, что она услышала было:
- Грейнджер – и брошка с котенком?
Сердце, гулко ухнуло в груди, щедро делясь болью с горлом. Неужели хитрая Грейнджер и тут ее обманула?! Сначала она провалила дракклов ритуал, а теперь, сперла триклятую брошь?!
- … а мне лишь остается порекомендовать профессорам школы Хогвартс начать сборы для осиротевшей студентки. Навеки ваша – Рита Скиттер.
- Чтоооооооооооооооо?! – Пэнси горделиво выпрямила спину, показывая большому залу ее неприкрытое удивление на ее лице, попутно отпуская булочку из собственных пальцев. Округленные глаза, вскинутые брови и округленный рот – это выражение не присуще девушке абсолютно. И, проще увидеть радужного пони, чем его. И непонятно, что больше ее удивляло: то, что Скиттер наконец-то удалось написать гадость о приличной чистокровной семье, или то, что Грейнджер могла спереть брошь? Первая, абсолютно ее не волновала, зная, что Мирцелла Паркинсон просто так не оставит эту статью и, что пожелания сборов, будут засунуты ей туда – где они и родились! Но, вот на кой черт артефакт был нужен Гермионе, Амбридж-то все равно нет? И при каких делах тут, этот, который Финниган?
– Я ее прибью! Ей конец!
Достаточно громко продекларировала Паркинсон свои намерения, резко закидывая сумку на плече, попутно опрокидывая стакан с недопитым апельсиновым соком на стол. А затем, горделиво перешагнув скамейку, она удалилась из общинной.
     Весь последующий за завтраком день, Паркинсон, была тенью Финнигана: она пряталась в нишах, сидела за ним на совместных занятиях. И вообще, превратилась в одно большое ухо, периодически поправляющее осыпавшуюся тушь для ресниц. Она очень надеялась, что он подаст еще признаки, указывающие на наличие броши, но, все что он делал – тупил и выпадал из реальности.

+1

6

27.02.1996, ночь
Симус широко открыл глаза и резко сел на кровати. Вокруг было темно – глухая, непролазная чернота, в которой плясали яркие пятна – обман зрения после резкого пробуждения. Еще не придя в себя, Симус прислушался к шуму, проникавшему словно сквозь преграду. Какие-то хрипящие, рокочущие звуки...  Как будто банши тяжело втягивает воздух в сквозь гнилые зубы в покрытое струпьями ведьминское горло. Где он, черт побери? Почему он не может вспомнить?..
Финниган подтянул согнутые ноги поближе, обхватил их руками и опустил лоб на колени, стараясь отвлечься от накатившей на него дезориентации. «Соберись, придурок!»
В голове все путалось. Хрипы не умолкали. Темнота вокруг давила. Не выдержав, Симус резко дернулся в сторону, взмахнул рукой – и запутался в пологе, опущенном над его кроватью в факультетской спальне. Из-под тяжелой ткани пробивался льющийся из окна свет. Жуткие звуки превратились в сопение соседей по комнате. Финниган покрутил головой и озадаченно пробормотал:
- Привидится же...
Над изголовьем его кровати блеснула в лунном свете маленькая серебристая брошь.

28.02.1996, послеобеденное время
- Привет, Симус!
Финниган вздрогнул и поднял голову от большой Энциклопедии сновидений, над страницами которой успел закемарить. За его библиотечный стол усаживался Невилл, держа под мышкой толстую книгу, пахнущую чем-то вроде перележавшего сена.
- Ты чего один? – спросил Лонгботтом. – Куда Дин подевался?
Томас определенно говорил Симусу о том, куда пойдет после уроков, но сходу Финниган вспомнить не мог, поэтому неопределенно махнул рукой в сторону выхода:
– Там.
- Понятно, - протянул Невилл , разглядывая Симуса с явным беспокойством. – А ты, значит, домашку делаешь?
- Вроде того, - усмехнулся Симус. – Сам понимаешь: лучший способ написать дневник сновидений – спать, а у меня с этим как-то не очень сегодня, вот, наверстываю.
- Я слышал, как ты ночью ворочался, - согласился Невилл и внезапно просиял: - Знаешь, а вот тут, - он потряс своим учебником, - есть отличный рецепт, как нормально высыпаться. Надо только добавить в чай сушеный корень...
- Так, стоп! – громко запротестовал Симус, вызвав тем самым резкий окрик мадам Пинс в свой адрес. – Ты что, лекарства мне подсовываешь? – уже тише проговорил он, наклоняясь к сокурснику. – Я что, больной, по-твоему?
- Нет, - Невилл замялся. – Но, честно говоря, ты в последнее время неважно выглядишь, Симус. Совсем неважно. А после того, как Рона...
- Уизли  магии лишился, блин! – возмутился Финниган. – Это вообще другое. Тему не переводи: ты что, считаешь, что я тоже с катушек еду?
- Нет, - Лонгботтом примирительно вскинул руки. – Просто предложил. Хороший рецепт, между прочим. И для Прорицаний подходит  – доказано, что он никак не влияет на сновидения, а еще...
- Так, это все, что ты хотел? – оборвал его Симус, понимая, что начинает злиться.
- Да я вообще подошел так... спасибо сказать. Мне тот справочник знаешь как был нужен! А теперь, когда я все закончил и вернул его в библиотеку, мадам Пинс разрешила взять книги из продвинутого курса!
- Счастлив за тебя, - мрачно сообщил Симус, поднимаясь и начиная укладывать вещи в сумку.
- А ты все уже раздал, что нашел? – спросил Невилл, тоже собираясь уходить и явно надеясь закончить разговор на мирной ноте.
- Вроде бы, - Симус почесал макушку. – Только брошку никто забирать не хочет. Точно не твоя? Может, бабушки?
- Нет, - Невилл замотал головой. – Знаешь, я, кажется, видел похожую у Амбридж, когда она еще была... директором.
- Ну здорово, - хохотнул Симус. – Что ж это получается, по ночам к нам в спальню наведывается призрак старой Жабы, чтобы разбрасывать там свои побрякушки?
- Бррр, - Невилл поежился.
- Полностью согласен, друг.
[nick]Seamus Finnigan[/nick][status]Мальчик-который-не-помнит[/status][icon]http://s8.uploads.ru/0cJwQ.png[/icon][sign]Kiss me, I'm Irish.[/sign][info]<b>Симус Финниган<sup>15</sup></a></b><br><i>Гриффиндор, 5</i>[/info]

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Шпионские игры (26 февраля - 1 марта 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC