Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Отцовский инстинкт (16 марта 1996)


Отцовский инстинкт (16 марта 1996)

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Название эпизода: Отцовский инстинкт
Дата и время: где-то между 16:00 и 17:00, 16 марта
Участники: Рудольфус Лестрейндж, Вейлин Арн

Квартира Арна, а дальше - квартира на Карвер-роуд.

0

2

Названия улиц плывут перед глазами, и Арну нужно около пяти драгоценных минут, чтобы собраться. Он магией подсвечивает нужные буквы и все младшие школы, рассеянные по городу, чтобы найти пересечения, и больше всего беспокоиться о том, что их может оказаться несколько.
В голове что-то все время нетерпеливо щелкает, и Арн понимает, что у него сдают нервы.
Нет, нельзя на это отвлекаться, не сейчас.

Он прокручивает слова Мадлен, медленно, осторожно, стараясь не упустить главного, и все-таки упускает: он надеется, он хочет верить, что Итон лжет ему, и именно это хотела сказать Мадлен. То, что это вовсе и не Итон, он не стыкует.
Он слышал ее голос. И это вышедшее из какого-то странного скомканного прошлого «красавчик», когда они, кажется, только познакомились.

Арн, тряхнув головой, возвращается к карте. Рядом со школой только одна такая улица и только один угловой дом, выходящий окнами и туда, и туда. И остается узнать, сколько в доме пустых или сдающихся квартир. С этим Арн теряет час с четвертью, но искомая квартира в доме одна. Решение вместе с патронусом срывается почти сразу — Рудольфус ведь тоже ищет Итон, и на этот раз Арн больше всего на свете не хочет, чтобы она осталась в живых.
— Я знаю, где они.
Вместо приветствия.
А в висках по-прежнему стучит.

+3

3

Сломанная палочка выбрасывает его посреди аппарации дракл знает куда раз за разом, пока окончательно не разламывается на две части в его кулаке - к счастью, уже в Литтл-Хэнглтоне, почти под самым поместьем, в сторожевом коттедже которого, более пригодного для жилья, ныне обитают лорд и леди Лестрейндж вместе со своим колдомедиком и домоправителем.
Магглотталкивающие чары скрывают Рудольфуса от нескромных взоров соседей, которым взбрело бы в голову заинтересоваться чужаком в странной одежде, хромающим вверх по холму.
Впрочем, долго насладиться покоем не выходит - да и Рудольфус, чей поиск Итон не принес успеха, не в настроении наслаждаться чем-либо, и даже искусство Вэнс, врачующее тело, не затрагивает душу: он не только не нашел Итон и брата, но и потерял волшебную палочку.
Вновь.
Все меняется, когда уже знакомый патронус материализуется в комнате, где Эммалайн заканчивает устранять основные последствия визита Лестрейнджа по лучу ритуала, проведенного Руквудом на крови Итон.
Четыре коротких слова - Рудольфус узнает и патронуса, и голос, и моментально понимает, о ком идет речь.
- Беллатрисе - ни слова. Пусть думает, что я в Ставке, - предупреждает колдомедика, вставая, Рудольфус, пока патронус медленно тает в сгущающихся по углам тенях. - Твою палочку. Живо.
Деревяшка Вэнс ему знакома - и этот вариант лучше, чем забирать палочку Беллатрисы.
Он ненадолго замирает, прислушиваясь к себе - но ничего не слышит за яростным воем крови.
Даже если Эммалайн поправила не все, боли он пока не чувствует, блокируя ее, превращая в союзницу.
- Собери свою дракклову сумку. Жди.
Рудольфус не исключает, что Рабастану потребуется вмешательство целительницы, а аппарировать его в коттедж будет слишком рискованно - видит Мерлин, у Итон есть, за что мстить Рудольфусу, и мстить изощренно. То, что его брат жив, может свидетельствовать о том, что драная сука расплачивается с ним за каждый час, проведенный в Ставке в феврале, до того, как Скримджер пришел умереть за нее.
Рудольфус - не Скримджер, он не собирается умирать за жизнь и свободу брата. Он собирается убить Итон.

Вопроса о том, куда аппарировать, не стоит, и Рудольфус не медлит - накинув починенную и пропахшую дымом мантию, он отправляется в квартиру Арна.
Обожженную кожу лица тянет и покалывает, зуд становится почти невыносим - с этим нужно покончить, это может отвлечь. 
- Налей мне выпить, - вот и все, что говорит Лестрейндж, появляясь на пороге Арна. Он не спрашивает ни о том, как Арн нашел след - в конце концов, это работа аврора, нашел же Арн предателя-ритуалиста, ни о том, сколько с Итон человек, ни о том, сколько человек с Арном.
Это не имеет ни малейшего значения. Важно лишь то, что Арн выведет его к Итон.
Вновь.
- Рабастан там?

Отредактировано Rodolphus Lestrange (29 ноября, 2017г. 17:15)

+3

4

Время тянется невыносимо медленно, в драккловом воображении Арна оно почти сочится кровью его дочери, упрямо и неизбежно, и он в очередной раз отдает Итон должное: она всегда знала, чем можно его ударить посильней, — и у него не получается поверить только в то, что она все-таки сделала Мадлен разменной монетой.
В то, что так скоро в его квартире появится Рудольфус, Арн верит еще меньше, но приходится, как приходится понять, что он появился у него после очередной стычки — интересно, с кем? — и что выпить ему действительно не помещает. Арн ориентируется быстро, так быстро, что в другой ситуации это бы походило на услужливость, и, передав Рудольфусу виски, остается застигнутым врасплох его вопросом.
— Рабастан? — вслух повторяет Арн.
До него доходит очень долго, почему Рудольфус вообще может спрашивать о Рабастане в этом контексте. Он не видит никакой связи, кроме той, что Лестрейндж послал своего младшего брата на встречу с Итон, и не дождался его назад.
Зная про его долг жизни.
Потрясающе.

Арн спрашивает, в общем-то, пытаясь уточнить, верно ли он все понял — верно ли, что у Итон два заложника, и она настолько сошла с ума или настолько все рассчитала, что не сомневается в конечном счете:
— У нее еще и Рабастан?
Вероятно, Лестрейндж был так не уверен в своих силах или так старался защитить свою беременную жену, что решил пожертвовать Рабастаном, как наименьшим из зол.
Но тогда сейчас у Рудольфуса куда больший интерес из-под земли ее достать, чем раньше, и Арн понимает, почему он появился на его пороге так быстро.
И не собирается терять времени.
— Вряд ли она сейчас держит их в одном месте,  — он тыкает палочкой в нужное место на карте: — Она держит там мою дочь.
Или уже нет, иначе бы она не дала ей сказать так много.
Но им нужно хоть что-то, чтобы он нашел.

Отредактировано Weylin Arn (26 ноября, 2017г. 23:52)

+1

5

- Если только мой брат не вздумал попытаться сбежать, - между двумя глотками, в которые помещается все содержимое стакана, откровенничает Рудольфус - не иначе, из-за того, что с трудом поспевает за происходящим.
Виски прочищает мозги. Лестрейндж сосредотачивается, считывая эту партию как игру.
Квиддич - и пока квоффл у Итон.
Рабастан дежурит у колец, а вот они с Арном загонят противника.
- Плевать, - машет он головой на скепсис в отношении того, что они найдут обоих пленников Итон там, куда собираются. - Мне бы только добраться до этой суки - а там я вытрясу из нее все, что нужно.
Рудольфус со стуком ставит пустой стакан, трет обожженное лицо, склоняется над картой - маггловский Лондон, что естественно, но ему знакомы кое-какие названия и места: хэллоуинская операция не прошла даром.
- Что это за место? Что там? - он вглядывается в пересечение улиц, в точку, отмеченную Арном, и ухмыляется. - К Моргане разговоры. Пошли. Давно пора было закончить начатое.
Итон была проблемой Арна, пока не покусилась на то, что принадлежит Рудольфусу, и тот, ведомый извращенным чувством долга, собирается решить проблему раз и навсегда. Так, как нужно было решить ее еще в доках - и на сей раз у Дженис Итон нет ни единого шанса. Из незначительной проблемы Арна она стала головной болью Лестрейнджа.
- На сей раз ей конец, - он хватает Арна за плечо, предполагая совместную аппарацию: маггловские трущобы не по его части. Как и планы, выяснения деталей. Он разберется на месте, такова стратегия матча.

+3

6

Не вздумал? Либо замысле Рудольфуса Арну не ясен, либо тот готов отдать брата вместо.. вместо кого или чего? Какого-такого спокойствия или безопасности, учитывая, что никто из них Дженис априори не верит? Анализировать не получается, думать не получается, и Арн оставляет эту даже не распакованную попытку что-то там для себя решить и понять, зря или не зря он так легко согласился на убийство Хорезми.
— Маггловская квартира, — коротко отвечает Арн, прикидывая, как скоро после разговора Итон ушла оттуда и что оставила.
А, может быть, дожидается, рассчитывая, что он попадет в ловушку один?
Вопросов слишком много, и Рудольфус прав: к черту разговоры. Он хватается за плечо, и Арн, смутно, но все-таки представляя конечную точку, аппарирует их обоих к нужному дому. Дом точно тот, и не слышно никаких ответных хлопков аппарации, как если бы их ждали или уже ушли.
— Второй этаж.
На квартире, ни внутри, нигде вообще — никакой магии.

Мысль о Хорезми второй раз настигает Арна уже в внутри, когда он со злости опрокидывает стол — никого нет, пусто.
Со стены на них с Рудольфусом смотрит выжженная и красноречивая надпись: «Я передумала», и Арн собирает в голове какие-то обрывки, огрызки из разговоров с Итон, пытаясь составить какой-то единый, понятный хотя бы ему портрет, но тот все не собирается, отказываясь складываться в одного пусть даже и не совсем вменяемого человека.
Дело не в Хорезми, дело в Нарциссе — этот эпизод как-то выпал из памяти Арна, а теперь он отчетливо видит, как Дженис поедает клубнику в палате и как красной нитью связывается это событие в ее голове с двойником Скримджера. Он уверен, что с ними играет ее двойник, или ему просто хочется в это верить.
Но вслух Арн об этом так ничего и не говорит. Кому об этом знать не нужно, так это точно Рудольфусу.

А еще нужно осмотреть квартиру. Вдруг что-нибудь оставила Мадлен.

+2

7

Пока Арн крушит стол, Рудольфус вчитывается в надпись с той дотошной медлительностью, которая иной раз свидетельствует о замутненности сознания, но не сейчас.
Он не удивлен тому, насколько пуста квартира, где Арн рассчитывал увидеть дочь.
Он больше удивлен наличию этой поясняющей надписи. Что-то здесь не так. С какого хера суке-Итон оставлять им послание, в котором нет необходимости?
Если она передумала, то почему Арна не ждет здесь его дохлая дочь?
Он не предполагает варианта, в котором Итон могла передумать как раз насчет этого, но оборачивается к Арну. Опрокинув стол, тот больше ничего не говорит, ничего не делает.
Думает.
Теряет время, с точки зрения Рудольфуса.

Он пускает палочку: гоменум ревелио показывает, что они с Арном здесь одни, что нет необходимости простукивать стены в поисках потайного убежища, где могла бы находиться лишенная возможности двигаться девчонка.
- О чем она? - кивает Рудольфус на надпись, подходя ближе.
Слишком коротко для той, кто хочет высказаться. Слишком обезличенно. Если она в самом деле знала, что Арн явится за ребенком, то почему не дождалась его? Предполагала, что он явится не один?
С учетом того, что Итон послала к нему именно Арна, она могла бы допускать, что Рудольфус выяснит у Арна о Мадлен - о том, в чем заключается его личный интерес.
- Ты уверен, что ребенок была здесь? - "здесь" слишком пусто даже для ловушки, и он приходит в бешенство от игры, которую затеяла Итон, и правила которой он не понимает. - Потому что если ты уверен, то ищи. Капля крови, обрезанный ноготь, личная вещь - я знаю, кто может помочь тебе выяснить, где твоя дочь прямо сейчас. И договорюсь об этом.
Моргана ему в свидетели, он не знает, с чего так печется о девчонке Арна - разве что жалеет, что сам не использовал этот рычаг возможного воздействия, но даже это сожаление не занимает его полностью.
Им по большей части руководит соображение другого порядка: он настолько привык считать Арна своей собственностью,  что это грубое вмешательство Итон по всем фронтам не дает ему забыть о ребенке. Скримджерова сука зашла слишком далеко - вступила на чужие земли, и инстинкт велит Рудольфусу остановить ее. Уничтожить, как следовало это сделать еще в восемьдесят первом.

+2

8

— Я не знаю.
Он не знает, и нет ощущения отвратительнее.
Он вообще плохо понимает ее игру: может быть, она и вовсе преследует одну цель — насладиться вдоволь чужой беспомощностью. Рабастан говорил про темного двойника, и если Итон спустила свое безумие с цепи, то у него нет никаких шансов найти свою дочь живой.
Но, черт побери, она сказала, что пустит ей кровь, но теперь передумала, и в квартире нет ни намека на чужое присутствие. Рудольфус задает почти правильный вопрос. Совсем правильный: не о чем, а зачем.
Решила, что чисто прибралась и может свести его с ума, или, наоборот, что он пойдет следом и приведет к ней того, кто ей был изначально нужен — Лестрейнджа?
— Да, я уверен.
И, видимо, разум начинает включаться с подачи Рудольфуса, и когда Арн в очередной раз использует манящие чары — на волосы, чудо случается.

И все-таки он надеется, что это Мадлен так хорошо постаралась, а не чокнутый двойник Итон, потому что лишаться единственного союзника сейчас — непомерно — Арн понимает, что ему больше не к кому пойти. Лестрейнджу не нужно вскрывать всю подноготную его с Итон отношений, а остальным лучше этого и не знать.
Он бы и сам с удовольствием забыл.
Арн трансфигурирует что-то вроде капсулы и передает в ней волосы Рудольфусу.
— Спасибо, — скупо, как умеет, выговаривает Арн, но в его словах больше благодарности, чем когда-либо и кому-либо.

+2

9

Пока Арн обыскивает квартиру, Рудольфус думает - занятие не из его любимых, да и способностями к нему он никогда не мог похвастаться, но все же. Его беспокоит эта ощущающаяся инстинктом странность в поведении Итон.
То, что решила купить его на предложение мира - как будто между ними может быть мир. То, что раскрыла свою осведомленность о роли Арна в этой игре - и он все еще жив. Как будто она внезапно потеряла все, что когда-то двигало ею - как будто кто-то хорошо поработал Обливиэйтом, а потом просто рассказал ей факты.
Ей, дракон ее дери, не должно быть спокойно. Она должна начинать дрожать каждый раз, вспомнив только свою беспомощность - и их с Арном, раз уж она вновь все знает.
Вместо этого она опережает их на шаг и слишком явно наслаждается.
Это бесит Рудольфуса, пока он ходит из комнаты в комнату этой пустой, будто нежилой квартиры, потирая обожженное лицо, выискивая что-то, что поможет ему прийти хоть к какому-то выводу.
Но в его голове ничто не щелкает, ничто не срабатывает - ему мешает ярость, поднимающаяся со дна, засасывающая даже слабые его попытки рационализировать происходящее.

Забирая у Арна капсулу с ее содержимым, благодарность Рудольфус пропускает мимо ушей. Он мыслит средневековыми категориями и не воспринимает свое нахождение здесь или предстоящий разговор с Мелифлуа как услугу или помощь - помощь вообще слово не из его лексикона. Но Арн принадлежит ему, а значит, и дочь Арна принадлежит ему - и собственнический инстинкт, присущий мужчинам его рода так же, как высокий рост или гордость, указывает тот единственный вариант: вернуть ребенка.
Не отвечая на это спасибо - потому что для Рудольфуса нет причин для благодарности - он прячет переданное в карман мантии.
- Будь у себя, чтобы я тебя нашел, как только ты потребуешься.
Скорее, как только будет информация по поводу волос и того, где Итон может держать ребенка - но Рудольфус не мастер словесных конструкций.

Он снова смотрит на это издевательское послание, оставленное им Итон.
Она передумала, сука.
Ну ничего. Он заставит ее передумать еще раз: уяснить для себя, что ей стоит держаться подальше от Лестрейнджей и Арна.
Если до нее не дошло в прошлый раз, может, дойдет во второй - а теперь Рудольфус не собирается стоять в стороне, предоставив все веселье Арну.
- Мы найдем ее, - напоследок говорит он, и уверенность, граничащая с маниакальностью, вытесняет из его голоса все остальное. - Мы найдем их всех.
Но не все будут этому рады, нет. Итон придется принести извинения, и не только Рудольфусу.

+2


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Отцовский инстинкт (16 марта 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC