Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » 1991 — 1995 » Белый рыцарь (4 сентября 1995)


Белый рыцарь (4 сентября 1995)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Мунго, этаж неизлечимых заболеваний и травм
Дейзи Бишоп, Деррик Мартелл

Отредактировано Rodolphus Lestrange (23 ноября, 2017г. 17:13)

+1

2

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://se.uploads.ru/jBsWz.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 36 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Когда Дейзи снова просыпается, он опять рядом.
В первый момент она не понимает, кто это, и пугается чужого присутствия. Она не знает, не помнит, почему и кого она боится, но чужое присутствие в ее палате...
Нет, она предпочла бы просыпаться одной.

Она еще какое-то время делает вид, что спит, но нестерпимо начинает чесаться нога, затем спина и, наконец, нос.
Дейзи может терпеть долго, очень долго, но два дня назад ей сняли с бортов койки бинты и теперь она может не ждать, когда кто-то придет и почешет ей нос.
Поэтому она переворачивается на бок - привычка спать на спине никуда не ушла - и открывает глаза, с наслаждением расчесывая колено.
- Доброе утро, Деррик, - за окном-обманкой нежное солнечное сияние. Это может ничего не значить, но, кажется, окна-обманки обычно синхронизированы со внешним миром. - Я здорова?
Она встречает его этим вопросом с тех самых пор, как перестала теряться в днях - почти неделю.
Почти неделю - пять дней! - она помнит все, что с ней происходило за эти пять дней, не проваливаясь в вязкие кошмары и не гадая, правда ли те обрывки, которые выносит ей подсознание.
Пять дней - это так много для нее.
И больше всего на свете она боится забыть каждую минуту своего бодрствования из этих пяти дней.

Дейзи скашивает глаза и ее взгляд пустеет, мутнеет - на столике, пододвинутом к кровати, лежит на белоснежной салфетке крупный оранжевый апельсин.
- Убери это, - просит она или думает, что просит. - Пожалуйста...

Отредактировано Rodolphus Lestrange (23 ноября, 2017г. 17:12)

+2

3

[nick]Derrick Martell[/nick][icon]http://sa.uploads.ru/6VZz1.jpg[/icon][sign]Хаффл-мать его-пафф![/sign][info]<b>Деррик Мартелл, 33<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Мунго, целитель</i>[/info][status]скорая магическая помощь[/status]
Деррик прекрасно знает, как важна эта пациентка для Эммалайн.
Отчасти, это ему и понравилось во всегда дружелюбной, но не пускающей дальше определенной черты Вэнс еще в то время, когда он только стажировался в Недугах от заклятий: то, что она не опускала рук, несмотря на неблагоприятные прогонозы, постепенно сменившиеся откровенно безнадежными. Не опускала рук, как будто не верила, что не сможет помочь своей бывшей однокурснице.
Это вызывало восхищение - с первых дней и навсегда, и если бы у Деррика спросили, кого он считает настоящим профессионалом своего дела, примером для любого другого целителя, он назвал бы не Сметвика, не самого Мунго - он назвал бы Эммалайн Вэнс с ее неустрашимостью, непреклонностью во всем, что касалось взятой под опеку пациентки.

А потому, когда Эммалайн была похищена - Деррик не сомневался в том, что это было похищение, как не сомневался и в том, что Эммалайн спасут - он не смог оставить Дейзи Бишоп без присмотра.
Изучив ее медицинскую карточку, заполненную педантично и аккуратно Эммалайн, Мартелл и сам уверился, что чуда ждать не стоит, но хотел, чтобы, вернувшись, Вэнс поняла: ее возвращения ждали. Ее дело не забросили.
Это было самым малым, что Деррик мог для нее сделать - к тому же, вникание в чужую историю болезни, да еще и такую удивительную, отвлекало его от тягостных мыслей.
Вникать и впрямь было во что: по первоначальным оценкам, ничто не предвещало, что Дейзи задержится в Мунго на едва не двадцать лет. Ее состояние при поступлении было очень тяжелым, но диагностика не показывала никакого серьезного темномагического воздействия, которое могло бы привести к таким последствиям, и если по Лонгботтомам, попавшим в Мунго спустя несколько лет, все было ясно едва ли не с первого взгляда, мисс Бишоп должна была рано или поздно выйти из больницы и вернуться к полноценной жизни вне госпиталя.
Но этого так и не произошло: Эммалайн удалось выравнять состояние пациентки, вывести ее из кризиса - но дальнейших улучшений не последовало.
Деррик иногда думал, какой, должно быть, тяжестью это ложится на плечи Вэнс - но она явно не хотела поделиться своей ношей, а он не настаивал: у всех есть профессиональная гордость и в провалах нелегко признаваться, особенно бывшему стажеру.

Словом, он не ждал чуда, но никак иначе не мог назвать происходящее: к сентябрю состояние Дейзи улучшилось настолько, что Сметвик признал беспочвенными опасения, что она навредит себе.
Мартелл кропотливо записывал все, даже мельчайшие изменения, в состоянии Дейзи, в дозировке назначенных зелий, зная, что Эммалайн хотелось бы знать даже незначительные детали, и отчаянно сожалел, что присутствовать при этом чуде она не может.
Это стремление получить полное представление о ходе выздоровления - а Деррик к четвертому сентября уже смело называл происходящее выздоровлением - приводило его в палату Дейзи  в урочное и во внеурочное время, и когда она начала приходить в себя настолько, что узнавала его, помнила вчерашний и позавчерашний день, настолько, что ее взгляд перестал расфокусированно плавать по палате, Деррик понял, почему Эммалайн не опускала рук.
Дейзи Бишоп заслуживала заботы.

- Еще нет, но совсем скоро будешь, - в его тоне непоколебимая уверенность, которую он хочет передать пациентке. - Как ты себя чувствуешь? Чем порадуешь меня и Эммалайн, когда она вернется?
Дейзи нервничает, слабо двигает рукой, как будто хочет оттолкнуть апельсин, и Мартелл поспешно накрывает его салфеткой. Странно, он думал, что она любит апельсины - Эммалайн частенько приносила ей апельсины.

+3

4

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://se.uploads.ru/jBsWz.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 36 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Апельсин исчезает под салфеткой и без этого ярко-оранжевого зрачка, устремленного прямо на нее, Дейзи становится легче дышать. Ей больше не кажется, что комната за ней шпионит, она садится ровнее, опираясь спиной на поставленную стоймя подушку, слабо улыбается Деррику.
Ей требуется немало сил, чтобы удержать улыбку, когда он упоминает Эммалайн - он зовет Вэнс только так, только Эммалайн, так претенциозно, так манерно, что напоминает, пусть и не зная об этом, то, что Дейзи вовсе не хочет вспоминать.
Она вообще не хочет думать об Эммалайн Вэнс.
Она хочет оставить эту палату, хочет вновь пахнуть не лекарственными зельями и тем особым больничным запахом белья, а сиренью и ванилью, хочет расчесываться сама, хочет выйти прочь - туда, где солнце, где ветер, где все носят красивую одежду, а не больничные лаймовые мантии.
Туда, где Рабастан Лестрейндж.
Это ее стремление сильнее всего - сильнее даже непонятного ужаса перед именем отсутствующей Вэнс.
- Она куда-то уехала? - не отвечая на вопрос Деррика, спрашивает Дейзи. - Поэтому не навещает меня?
Кое-что она помнит - как к ней приходила Эммалайн, раз за разом. Почему-то ей не нравится думать об этом: она не любит однокурсницу еще с Хогвартса, терпеть не может свою, как она когда-то думала, более удачливую соперницу, и то, что та так самоотверженно, если верить Мартеллу, заботилась о ней все эти годы, отдает притворством, ведь и она не слишком-то нравилась Эммалайн.
- Нет, подожди...
Она хмурит светлые брови, трет губы указательным пальцем и поднимает на Деррика блестящий взгляд, полный торжества и несмелой гордости.
- Она не уехала... Ты говорил мне об этом... У нее... У нее неприятности и она пока не может приходить ко мне, поэтому приходишь ты. Видишь, Деррик, я все запомнила. Все, как ты и сказал.
Дейзи протягивает руку ладонью вверх по больничному одеялу, несмело касается запястья Мартелла - это еще не ее прежнее кокетство, бескомпромиссное и беспощадное, до его возвращения еще очень далеко, но все же кое-что. Кое-что от прежней Дейзи, какой она была до того, как превратилась в это существо, запертое в Мунго навечно.
- Мне намного лучше. И я намного лучше спала сегодня и почти не просыпалась.
Дейзи немного привирает - она просыпалась больше, чем чуть-чуть, и каждый раз она просыпалась, потому что была уверена, что ей угрожает опасность, но такова цена за отказ от снотворного зелья, а Дейзи очень хочет иметь ясную голову сегодня.
- Если я выздоровлю, я смогу уйти отсюда? - спрашивает она, глядя в лицо Деррика - открытое, честное, успокаивающее ее своим доброжелательным выражением. У нее был в Хогвартсе похожий на него ухажер - но его она не помнит: со старших курсов она вообще почти ничего и никого не помнит. Только Рабастана, Эммалайн и Эвана Розье - и они ей снятся, до сих пор снятся, но просыпаясь, она не помнит снов, а помнит только собственное чувство, что то, что ей снилось, чья-та чужая фантазия.

+1

5

[nick]Derrick Martell[/nick][icon]http://sa.uploads.ru/6VZz1.jpg[/icon][sign]Хаффл-мать-его-пафф![/sign][info]<b>Деррик Мартелл, 33<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Мунго, целитель</i>[/info][status]скорая магическая помощь[/status]
Деррик полон терпения. Он готов снова и снова рассказывать Дейзи одно и то же, если та забывается, но сегодня его ждет сюрприз: она вспоминает все сама.
Она в самом деле идет на поправку - это уже не просто несмелый оптимизм, замешанный на надежде. Она идет на поправку с каждым днем, и ему большого труда стоит удержать на лице это ровное, дружелюбное выражение: Эммалайн должна быть здесь. Это выздоровление - заслуга Эммалайн, вложившей столько труда, год за годом заботящейся о Дейзи Бишоп, а вовсе не его, и от этого ему еще горше: он беспокоится за Вэнс. Выздоровление Дейзи не по дням, а по часам, которое происходит на его глазах лишь немного примиряет его с реальностью: он утешает себя мыслью, как обрадуется такому прогрессу Вэнс, когда вернется. Как, возможно, расскажет, что именно привело к такому эффекту - и, должно быть, получит должность заведующей всем отделением недугов от заклятий.
Деррик искренне желает ей этого - и возвращения, и продвижения по карьерной лестнице. Эммалайн заслужила, и он, несмотря на то, что у них в конечном итоге не сладилось, видит в ней только хорошее, и ради этого он заботится о Дейзи Бишоп с тем же упорством и предусмотрительностью, с которой, как ему кажется, делала это Эммалайн.
Широко улыбаясь, Деррик ловит руку Дейзи, горячо пожимает ей вялые пальцы, только-только начавшие наливаться силой.
- Ты такая молодец, Дейзи. Ты все правильно запомнила.
Это "ты" установилось между ними сразу же - с первого взгляда, как шутит сам Деррик, легко сходящийся с людьми и никакой фамильярности здесь не видевший. К тому же, они с Дейзи вроде как помнят друг друга по Хогвартсу, что в системе координат Деррика означает, что они почти друзья.
- Ты делаешь огромные успехи. Как только естественный сон полностью нормализуется, ты окончательно перестанешь принимать сильнодействующие зелья, а значит, отпадет надобность в постоянном присмотре. И тогда ты сможешь вернуться домой, я обещаю тебе. А пока... Смотри, кто к тебе пришел!
Еще раз пожав Дейзи руку, Мартелл вскакивает с койки и отправляется к двери, прислушивается возле нее  и жестом гордого собой фокусника распахивает ее.
- Та-дааам! - восклицает он, взмахом руки подзывая кого-то, ждущего в коридоре.
На пороге появляется мать Дейзи, Марта Бишоп - чуть полноватая, но сохранившая красоту маггла, так до конца и не понимающая, что произошло с ее старшей дочерью.
- Проходите, миссис Бишоп, Дейзи сегодня совсем молодец и вам наверняка будет приятно повидаться. Оставлю вас на полчаса - а затем Дейзи придет время принимать лекарства...

+2

6

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://se.uploads.ru/jBsWz.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 36 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
На упоминании обещания улыбка Дейзи несколько померкла: она жаждала выйти из госпиталя как можно скорее, завтра, сегодня, сейчас, и дополнительные условия ей не были нужны - особенно раз она знала, что спит хуже, чем говорит Мартеллу.
Но тот, нарочно или нет, перевел тему слишком быстро, не давая Дейзи надавить на жалость или пустить в спор насчет формулировки о нормализации сна.
И, подавив легкую досаду, она снова улыбнулась - любовь к сюрпризам осталась с ней до сих пор, хоть Эммелина Вэнс покусилась даже на нее.
Первую секунду Дейзи затаила дыхание: она, полностью поглощенная своими мечтами, могла предположить лишь один-единственный сюрприз, а потому торопливо стянула с головы уродливую вязаную шапочку, встряхнула волосами, улыбнулась широко и предвкущающе...

При виде матери она не смогла сдержать разочарования, наверняка замеченного всеми присутствующими.
Признаваясь самой себе, Дейзи с радостью променяла бы визит Марты на приход Рабастана, но чуда не произошло. Несмотря на то, что Эммелины здесь больше не было, здесь не было и Лестрейнджа.
Она неосознанно сжала в кулаке шапочку, разжала пальцы и позволила ей соскользнуть с одеяла на пол.
Мать, взяв себя в руки и довольная, что может занять себя чем-то, немедленно устремилась на помощь.
- Моя дорогая, девочка моя, - бормотала она, отряхивая шапку и возвращая ее на голову Дейзи, убирая волосы с лица, - я так рада, что ты пришла в себя, что ты узнаешь меня...
- Стой! - Дейзи выкрикнула это в спину уходящему Деррику, отводя материнские руки. - Деррик, не уходи. Побудь здесь. Это... не продлится долго.
И, уже глядя на мать, попыталась сгладить эффект своих слов:
- Я быстро устаю, мама. Мне еще не очень хорошо.
Ну вот, пришлось признать это при целителе - хотя, раз уж речи не шло о том, что Мартелл выпустит ее из Мунго сегодня же, Дейзи могла позволить себе эту откровенность.
- Спасибо, что пришла, мама, я скучала по тебе.
Она скучала, правда. Первые несколько лет.
Но затем, отравляемая речами Эммелины, Дейзи перестала скучать. Родственные узы истончились, утратили крепость и глубину - она с радостью променяла бы все возможные визиты Марты на одну встречу с Лестрейнджем.
- А где папа и Хлоя? - спросила Дейзи, чтобы заполнить повисшую неловкую паузу, и перевела взгляд на Деррика. - Они все еще в коридоре? Почему ты не зовешь их?

+1

7

[nick]Derrick Martell[/nick][icon]http://sa.uploads.ru/6VZz1.jpg[/icon][sign]Хаффл-мать-его-пафф![/sign][info]<b>Деррик Мартелл, 33<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Мунго, целитель</i>[/info][status]скорая магическая помощь[/status]Деррик резко тормозит на пороге, обеспокоенно оглядывается на Дейзи.
Та не что не рада матери, но и особенного восторга явно не испытывает. Странно, он был уверен, что ей будет приятно - и то, как она отреагировала вначале, когда он только открыл дверь, ясно показывало, что она ждала посетителей.
Впрочем, Дейзи спрашивает об отце и сестре - и Деррик решает, что понял причину ее расстройства.
Она надеялась увидеть всю семью, а не только Марту.

Он так и топчется у снова прикрытой двери, чувствуя себя лишним, пока Марта мнет в руках сумочку, но пауза затягивается. Кажется, миссис Бишоп не меньше, чем она сам, удивлена и испугана реакцией дочери - она молчит, явно не зная, куда встать, даже не присела на кровать, как обычно поступают навещающие пациента родственники.
И на вопрос, обращенный Деррику, но больше относящийся к ней, тоже не отвечает.
Мартелл приходит к выводу, что ему нужно как-то разрядить обстановку.
- Нет, в коридоре больше никого нет, - честно отвечает он от своего поста у двери. - Они не смогли приехать, Дейзи. Я уверен, твоя мама объяснит тебе лучше...
Его подача уходит в пустоту.
Марта Бишоп продолжает разглядывать дочь, как могла бы разглядывать чудного, странного зверька.
Когда она все же начинает говорить, Деррик с первых же слов понимает, что лучше бы она продолжала молчать.
- Прости. Прости, Дейзи. Я пойду... Я вернусь еще, обязательно вернусь, моя хорошая, и папа и Хлоя тоже придут вместе с со мной, очень скоро...
Ее голос прерывается чем-то, что больше всего похоже на сдавленное рыдание, и Марта Бишоп разворачивается и выбегает из палаты, едва не задевая по дороге Деррика.
Он высовывается в коридор - как раз, чтобы увидеть, что Марту перехватывает дежурная по этажу, заводит в лаборантскую.
Слава Мерлину - сейчас ее там напоят чаем, успокоят и отправят домой, мягко разъяснив, что ее дочери нужно совсем другое.
Сам Мартелл же закрывает дверь и оборачивается к Дейзи, выискивая признаки надвигающейся истерики.
- Она в самом деле очень хотела тебя увидеть. Хочешь, я приведу ее назад?
Он, пожалуй, сможет это сделать - здесь нет недостатка в быстродействующих и эффективных успокоительных, да и Марта нуждается в том, чтобы ей рассказали, как важно для Дейзи почувствовать себя частью жизни, которая находится за Мунго. Без этого ей не выздороветь, но именно с этим будут основные сложности - адаптироваться к жизни ве госпиталя после двадцати лет в палате не так-то легко.

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » 1991 — 1995 » Белый рыцарь (4 сентября 1995)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC