Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » 1991 — 1995 » Let it snow


Let it snow

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Название эпизода: Let it snow
Дата и время: 30 декабря 1995
Участники: Питер Петтигрю, Дженис Итон

Задрипанный маггловский клуб

0

2

Корнелиус Фадж мёртв, и магическая Британия замерла в ожидании. Дженис прячется от всех ожиданий в Британии маггловской, шумной и грязной, прикрытой предновогодней суетой как земля под ногтями — красным лаком. Дженис прячется там, где дымно от табака и травки, а воздух согрет теплом чужих тел и масляных взглядов.
Дженис прячется очень хорошо.
Музыка ревёт, бьёт по ушам, и толпа беснуется, кричит вместе с ней. Виски — дешёвый, отдающий жжёным солодом и спиртом, — льётся прямо в пиво, заливает клуб как подступающий потоп, и Дженис тонет, не желая над ним подняться.
Дженис тонет, идёт всё глубже ко дну.
Там, на дне, Джек — плечистый красавчик с широкой ухмылкой, приглашающий разделить два грамма, — и никаких причин ему отказать. За спиной Джека и позади толпы — дверь, и Дженис толкает её с решимостью Алисы.
То, что за дверью, мало похоже на Страну Чудес, но грибы есть и здесь, и, может, в одном из них в самом деле пытается раскурить бычок гусеница, проебавшая свой кальян.
Джек раскладывает дорожку у неё на груди, она втягивает у него со сгиба локтя. Синяя нить вены, облепленная белым, выглядит вполне по-новогоднему, и от этого даже смешно.
Дженис смеётся. Потом — всхлипывает, давит стоны, вцепившись зубами в плечо. Закуривает, вытряхнувшись сразу после Джека, и долго смотрит своему отражению в глаза.
Отражение плывёт. Итон стягивает с мокрого тела толстовку, умывается холодной водой — та стекает с её пальцев красной, — приваливается затылком к стене.
Руки дрожат как с похмелья. Итон закуривает заново, сползает по стене на пол.
Итон ничего не соображает.
— Отвали, — стряхивает она чужую ладонь.
Музыка вокруг ревёт, бьёт по ушам, и толпа беснуется, но Итон не слышит. Итон слушает, как стучит её сердце, отмеряя секунды, чувствует, как кипит в венах кровь.
Итон запрокидывает голову, смотрит в чьё-то лицо, не различая черты.
Кровь капает ей на майку.
— Где Джек?
И кто — Джек?

+1

3

Сьюзен нет дома. В этом нет ничего удивительного, ведь они не согласуют время встреч, и Питер проводит под её окнами в ожидании без малого час прежде, чем ему окончательно надоедает мерзнуть, украдкой подновляя согревающие чары. В канун Нового Года магглы спешат купить все что нужно к празднику и скорее забиться в свои норы, чтобы уютно провести время с семьей – наблюдая за чужим счастьем Питер снова чувствует острую зависть и тоску. Он тоскует по дому, по матери, которую не видел много лет и от мыслей о том, что возможно возвращаться ему уже не к кому, становится совсем паршиво.
В маггловском баре за углом очень шумно и орет безумная музыка, но после второй кружки пенного Питер перестает обращать на это внимание. Ревущая толпа беснуется, жизнь вокруг бурлит и это то, что ему сейчас нужно. Голова приятно кружится – пойло, что выдают здесь за пиво похоже чем-то разбавляют, но Питеру плевать. Вокруг полно пьяных девиц, хохочущих и едва стоящих на ногах от выпитых коктейлей – много ли потребуется, чтобы затащить такую в одну из туалетных кабинок и отыметь по полной, раз уж Сьюзен сегодня выходная?
Повинуясь естественным нуждам, Петтигрю расплачивается с барменом и прокладывая путь через толпу, покидает бушующий танцпол. Пиво просится наружу, и жажда секса гаснет в нем, сменяясь предвкушением иного рода. К неудовольствию Питера в мужском туалете спешит уединиться явно нетрезвая парочка. Дверь буквально закрывается у него перед носом, и он останавливается в нерешительности, думая, как поступить. Очевидно, что они зашли туда не для того, чтобы справить нужду, и скорей всего выйдут не скоро, но он все равно решает культурно подождать.
Запас его терпения уже подходит к концу, когда дверь вдруг резко открывается и в коридор, как пикси из комода, вываливается ошалевший парень. Не разбирая дороги, он грубо толкает Питера плечом и, даже не потрудившись извиниться, исчезает в толпе.
- Мудила, - кратко резюмирует недовольный Петтигрю, жалея потраченное время. Верно говорит Рудольфус – магглы - самые обыкновенные свиньи и этот говнюк очередное тому подтверждение.
Наконец, опустошив свой мочевой пузырь, Питер вспоминает о том, что парень вообще-то заходил сюда не один. И действительно – на полу возле умывальников, привалившись спиною к стене, сидит его спутница. И похоже умирает.
- Черт, - вырывается у Петттигрю, чувствующего себя героем какого-то маггловского детектива. Ему совсем не хочется стать последним, кого застанут над бездыханным телом с признаками насильственной смерти, поэтому он запирает дверь и несильно встряхивает ещё дышащую магглу. 
- Rennervate, Episkey, Haemostatio, - пробует он, пытаясь привести её в чувства и остановить кровотечение, - Ты меня слышишь?

+1

4

— Не тряси, — хрипло требует Дженис.
Дженис тошнит, и сильнее всего — от несовершенства этого мира. От этого мира несёт дерьмом и кровью, он весь тонет в дерьме и крови, и Скримджер скинул её в эту дрянь, точно котёнка.
Она знает, она не выплывет.
Магия ударяет по телу, раз, другой, третий, и растекается тёплой волной.
Перегнувшись на сторону, Итон заходится кашлем, рассыпая кровь по полу как с зубной щётки, и прогоревшая до середины сигарета с шипением гаснет в луже. Итон отирает ладонью взмокший лоб, оставляя разводы, за ворот куртки тянет мужчину к себе.
Нарушение Статута о секретности влечёт за собой ответственность вплоть до уголовной...
При кокаиновых передозировках показаны...
Мысли путаются, обрываются как нити паутины и как нити паутины сходятся к одному: ей нельзя умирать.
— Мне нельзя умирать, — она так и не замечает, что говорит это уже в третий раз, и окровавленной ладонью разворачивает чужое лицо к себе. — Совсем нельзя, милый.
Только не здесь.
— Забери меня к себе.

+1

5

Маггла приходит в себя, и Питер убирает палочку, брезгливо морщится, наблюдая за тем, как она брызжет кровью на загаженный пол. Сказать, что ей хреново – это ничего не сказать. Он, конечно, не целитель, но похоже, что сознание она потеряла не из-за того, что ей двинул по носу трусливый кавалер.
Выяснять из-за чего именно у Петтигрю нет ни малейшего желания.
Все, что мог, он сделал и, если бы не рука магглы неожиданно цепко схватившей его за куртку, он был бы уже на пути к лестрейнджевскому коттеджу.
Милым Питера искренне называет только Сьюзен, да и то за деньги, поэтому он обескуражен и не находится, что ответить новой знакомой. Щелчок дверного замка за спиной заставляет его обернуться – на пороге ещё один маггл атлетического телосложения. После непродолжительной паузы враждебное «Слыш, урод» дает понять, что в диалог вступать нет никакого смысла. Не думая, на автомате, Петтигрю встречает шагнувшего к нему парня резким ударом в челюсть. Тот пятится, но не падает, и Питер не ждет, когда соперник придет в себя - подстёгиваемый бушующим в крови адреналином, он сокращает дистанцию и жестко клинчует растерявшегося простеца, не сумевшего воспользоваться физическим преимуществом. Магглу приходится несладко – правая рука Питера идеально подходит для того, чтобы ломать даже такие крепкие и молодые кости, как у этого смельчака. К счастью для парня на помощь ему приходит приятель, настроенный куда более решительно и агрессивно. У Питера дух вышибает от его ударов и понимая, что проигрывает он пускает в ход грязный прием – крепко хватает маггла за яйца, отправляя его на заплеванный пол – выть и корчиться от боли.
Все происходит так быстро, что Петтигрю даже не успевает оценить нанесенного ему ущерба. Сердце колотится, как сумасшедшее, и он просто хватает незнакомку за руку, увлекая за собой подальше от приходящих в себя простецов.
Он отпускает её только когда они оказываются на улице, оставив позади пьяную толпу и режущую слух какофонию звуков, которую магглы считают музыкой. Взгляд его ищет кэб и, к счастью, находит – черная машина с шашечками стоит буквально в паре метров, ожидая подвыпивших клиентов. Самое время бросить магглу на произвол судьбы и аппарировать восвояси, но тут из клуба вырывается разгоряченная компания явно ищущей кого-то молодежи.
- Вон они, - кричит один из них, указывая в их сторону, и все трое срываются с места, как стая собак, увидевших свою добычу.
С незнакомкой на буксире Питер бросается к машине - не вполне отдавая отчета собственным действиям, он заталкивает спутницу внутрь и забирается следом. Велев водителю бить по газам, он захлопывает дверь прямо перед носом у разъяренного парня из клуба. Тот бешено дергает ручку, но Питер крепко держит со своей стороны. Машина срывается с места, грязный снег летит из-под колес, обнажая подернутый льдом асфальт. Преследователи остаются позади, а затем и вовсе исчезают из вида – их кэб несется по заснеженным улицам, унося их прочь от неприятностей и куража спонтанной схватки. 
- Где ты живешь? – громко спрашивает Питер, как будто у спасенной им магглы контузия и она не дослышивает на оба уха. Пусть не надеется, что они поедут к нему или что ему интересно, как её зовут. Языком он пробует ноющий от удара зуб, который, кажется, начал шататься –парень бил от души и явно со знанием дела. Впрочем, мысль о том, что он один отделал двух молодых, полных сил простецов, приносит ему удовлетворение. Не пришлось даже прибегать к помощи магии.
Чего, пожалуй, нельзя будет допустить в отношении спасенной им незнакомки.

+2

6

Мир вертится, вращается как карусель, и, кажется, что с этой карусели вот-вот сорвутся кони, с которых позолота стекает красной, — сорвутся и затопчут Итон насмерть. Они ржут, встряхивая сгнивающими бантами на гривах, бегут, бегут всё быстрее, бегут по кругу, бегут к ней, и из-под копыт осколками разлетаются кости.
Мир вокруг полон ярких всполохов. Точно слепая, Итон не различает шагов и цепляется за чужую руку, едва прощупывая под кожей и мясом плотный каркас. Мясо остаётся целым, не расползается, не раскрывается, чтобы выпустить мух, а кожа под пальцами на удивления грубая, жёсткая, как будто и не принадлежит человеку. На бегу, спотыкаясь, Итон подносит ладонь к глазам: мир вокруг неё вращается, и кожа в её красных пальцах оказывается чёрной.
Холод улицы, принявший её в свои объятия, приводит её в чувство: мир замедляет свой ход, и пугающе чёрная кожа обращается простой перчаткой. В стихающем вращении силуэты становятся чётче, обретают форму, а затем мир становится не больше коробки, и оглушительное ржание остаётся позади.
Зажав запястьями виски, Итон опускает голову к коленям. Итон трясёт от холода как лихорадкой, но на холоде чёрная, гниющая дрянь замерзает, усыхает, и как ссохшаяся грязь отваливается кусками. Там, где она обвалилась, Итон приходит в сознание.
— Угол Брюэр и Лексингтон, — сообщает она, стуча зубами, и откидывается на сиденье назад. Ладонь, которой она отирает губы, оказывается красной, и Итон смотрит на неё долго, внимательно, а затем скрещивает на груди руки, чтобы прикрыться. — Накинь поверх счётчика двадцатку и дай мне куртку.

+1

7

Питер может стерпеть приказной тон от Лестрейнджей, но никак не от обдолбанной магглы, с которой знаком от силы минут пятнадцать. Поэтому он даже не задумывается над ответом, когда она велит ему накинуть шоферу двадцатку и дать ей куртку.
- Обойдетесь, - невежливо пресекает он чаяния обоих простецов. Он не просто жадный. У него нет денег совсем. Да и зачем они вообще нужны, когда можно добиться всего куда быстрее, используя чистую магию?
Их машина останавливается и нехитрый Обливиэйт примеряет водилу с черной неблагодарностью, которую он получает за спасение своих пассажиров. Судя по всему, они где-то неподалеку от центра – Питер не особенно разбирается в маггловской части Лондона, но судя по количеству света вокруг они далеко от равнодушных трущоб.
Вытащив дрожащую магглу на воздух, он сопровождает её к дому, поддерживая за плечо в пародии на заботу. Как только они окажутся внутри он сотрет память и ей – в отличие от Рудольфуса, оставляющего за собой горы трупов, он обходится с ненужными свидетелями почти деликатно.
Гостеприимный щелчок дверного замка и их встречает темный зев прихожей. С грехом пополам Питер находит выключатель и жмурится от бьющего в глаза света.
- Ну, всё. Мы на месте, – говорит он просто, чтобы заполнить продолжительную паузу в их диалоге. Скупая немногословность вряд ли поможет ему расположить к себе незнакомку – ей может прийти в голову, что его намерения не самые добропорядочные. К счастью, дополнительных проблем маггла не создает – когда Питер поворачивается, чтобы стереть ей память она снова в отключке. Энервейт не производит никакого эффекта и приходится тащить бесчувственное тело в ванную. Питер надеется, что холодный душ не позволит новой знакомой бесславно кончиться после всех ухищрений, которые он предпринял, чтобы доставить её домой. И действительно – мало-помалу маггла приходит в себя.
- На вот, возьми, - он протягивает ей какую-то махровую тряпку, похожую на полотенце, внимательно смотрит в глаза. Подумать только, он ведь даже не знает её имени…
- Встать сможешь? Как тебя зовут? – промокшая, дрожащая маггла выглядит жалко, почти беспомощно и желание как-то ещё компенсировать затраченное время тает на глазах.

0


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » 1991 — 1995 » Let it snow


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC