Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Цель благородна, способы - так себе (17 марта 1996)


Цель благородна, способы - так себе (17 марта 1996)

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Название эпизода: Цель благородна, способы - так себе
Дата и время: 17 марта 1996, около 7 утра
Участники: Яэль Гамп, Араминта Мелифлуа

Лавка "Борджин и Бёрк".
Сказ о том, как дорого дается всё.
И что клиенты - всегда немного (много) мудаки.

0

2

У Яэль была целая ночь, чтобы взвесить всё и обдумать.
И, уж поверьте, этой ночью Лиса успела и прибраться в доме, найдя ужой волос и успокоившись за откровенно маггловским, но таким медитативным натиранием склянок, и аппарировать на Косую Аллею, покрутившись у старых "рабочих" баров, где и сейчас можно было найти коллег и, или, информацию, и даже побывать у той пресловутой гостиницы, но, послушавшись своего чутья, не экспериментировать с подсчетом. Тем более, что звериного чутья теперь не было.
В конце концов, ведьма даже успела немного поспать, чтобы щеголять поутру чистыми волосами, омерзенно-бодрым видом, который вызывает священный ужас и оскому на лицах всех ночных обитателей Лютного.
Кроме того, она шла в гости не с пустыми руками - в той самой шкатулке с бархатистыми стенками лежал артефакт, а шкатулка - в кармане мантии, в другом кармане - склянка с волосами пропавшего жениха.
На всякий случай, ведьма накинула на себя все известные защиты и держала палочку наголо, аппарировав в самое злачное место магического Лондона.
Еще более на всякий случай котам было оставлено еды и воды во всех мисках по дому, филин накормлен и на столе лежала зачарованная записка, которая через сорок восемь часов отправиться в дом к деду. Не то, чтобы Лиса слишком рассчитывала на самый плохой исход, но с того света, будучи многажды проклятой своим Родом, не мешало бы посмотреть как старый лис будет за нее мстить и хоть развеселится, напоследок.

В общем-то, мисс Гамп шла как на убой, хотя в ближайших целях маячила одной из самых важных: "посмотреть в глаза Басту и влепить ему пощечину".
Дела шли наперекосяк, но сообразно плану конца света и, поправив прядь волос за ухо, ведьма стукнула палочкой по тяжелому дверному молотку на, кажется, новых дверях лавки?
"С каких пор эти двое обновляют фасады?"
Ей была нужна Мелифлуа, а Мелифлуа еще даже не догадывалась какой гемор... интересный заказ, конечно же, интересный заказ ее ждет.

+1

3

[icon]http://oi67.tinypic.com/sg7c5u.jpg[/icon] Араминта лежала в кресле, задрав ноги на спинку. Было неудобно, но так меньше болела голова – на которой ведьма предусмотрительно разместила компресс.

Она чувствовала себя ужасно. Отвратно. Так гадко, будто это она, а не её любимая племяшечка за Лестрейнджа замуж вышла. И всё бы ничего, но поспать у Араминты не получилось – пока суть да дело с ритуалом, уже и почти вся ночь прошла, а потом возвращаться пришлось окольными путями, чтобы доблестные стражи правопорядка не засекли, и тут ещё и…

- Араминта, там тебя какая-то рыжая тварь спрашивает.

Мелифлуа с интересом воззрилась на Цезаря снизу вверх. Такую оценку Борджин давал ранее только Шарлотке Трэверс, которую оченно недолюбливал, но кого ещё могла принести нелёгкая в… - ведьма бросила взгляд на часы и застонала – в половине седьмого утра, был тот ещё вопросец.
- Отправь нахрен, - каркнула Мелифлуа, закрывая глаза и даже компресс со лба на них сдвигая.
Как бы молча сообщала: нет Араминты, и сегодня не предвидится.
- Смердит аврорами, - проквакал Борджин, и Мелифлуа застонала ну очень громко и тяжко.

Тут даже её впечатляющих интеллектуальных способностей не надо было, чтобы понять, кто к ней притащился.
- Деда ж её да дементорам на поцелуи взасос, - кряхтела Араминта, быстро приводя себя в порядок.

Мелифлуа размышляла: почти-миссис-хаха-Лестрейндж ей никто, дел с ней никаких не имеет, в прошлом числилась аврорнёй, а значит, сдать может в любой момент. Сучка, одним словом. Рыжая.

- Говори, пошто явилась, - Араминта резко отворила дверь, но визитёршу в лавку так и не пустила, - и убирайся на своих двоих. Мы сегодня не принимаем.
Мелифлуа выразительно так стукнула палочкой по вывеске на дверях лавки, и та послушно перевернулась.
«Закрыто, мать вашу», - гласила надпись. Над надписью был приросавн карикатурный скелетик в петле виселицы.

+1

4

Рожа Борджина - это не то, что хочется видеть с утра и мисс Гамп постаралась быть максимально лаконичной.
- Я к Араминте. По срочному делу. - Тут, конечно же, не хватало козырнуть красным подбоем форменной мантии да значком, но чего уже не было, того, увы, не было. А то Лиса бы не церемонилась, буравя взглядом чужие глаза.
- Меня она ждет. - Ва-банк в делах, касающихся Мелифлуа, лучше, конечно же, не ходить, но у рыжей немного подгорала реальность и ей не хотелось хватить руками лишь пепелище, в итоге.
Так что пусть подвинутся и скиснут. Все.

Борджин грохнул дверью лавки и ушел наверх.
Сцепив зубы, ведьма отступила на полшага, подняла голову вверх - слуховое окно над дверью вполне могло стать стенным валом, с которого опрокинут чан смолы - с Араминты хватило бы. Оставалось надеяться на прочность своих защит и доброе (ха-ха!) настроение у ритуалистки с утра.

Как бы не так.

Во-первых, Лисе понадобилось два моргания и мысленное "твою драконью мать!", чтобы узнать Мелифлуа. Во-вторых, еще одно моргание предназначалось выхваченной чужой палочке и манипуляции с дверями.
- По жениха, мадам. - Эта Араминта вызывала куда больше опасений, чем ее моложавая версия. Оставалось только понять, что раньше вылупилось - резкая старость из зловредной ритуалистки; или катастрофическая зловредность из резкой старости.
- Я-то плачу, в отличие от многих. - Лиса имела много чего против долгов " с оказией". А сейчас нужно было изо всех сил намекнуть, что дверь закрывать перед ее носом не стоит.

+1

5

[icon]http://oi67.tinypic.com/sg7c5u.jpg[/icon] Араминта мысленно навешала себе добротных оплеух. Конечно, с  чего ещё жёнушка, дракон его сношай, Рабастана Лестрейнджа, припёрлась бы к Мелифлуа – особенно с поправкой на недавний визит Рудольфуса Лестрейнджа (которого, в честь старшинства и сволочизма, чтоб не один, а стая драконов отымела)?
Араминта признала себя идиоткой, отметила, что ни дракла соображать не может после бессонной ночи, и выразительно закатила глаза. Последнее она умела делать так, что все ведьмы Британии от зависти бы удавились.
А Итон, как янки – так вообще дважды, сучка драная.

Впрочем, Гамп умела приводить нужные аргументы – оплата, как она заметила, была при ней.
За милый троллинг мужа Мелифлуа даже немного зауважала рыженькую балду.
- Нет у меня женишка твоего, - возмущённо открещивалась Араминта. – И ничьего другого – тоже. А Цезарь, уверяю тебя, исключительно по бабам, что о нём бы ни трещали в кабаках, - свято заверяла ведьма гостью в надежде, что Гамп уберётся подальше.
Гамп не убиралась.
- Моргана помоги, - пробурчала Араминта, отступая на шаг в сторону и резким кивком предлагая аврору войти.
Не позволив рыжей оглядеться, Мелифлуа схватила её за запястье и потащила, как на буксире, за собой.
- Араминта Всезнающая, - стараясь не показать прорывающегося поглаженного по шерсти тщеславия, тараторила Мелифлуа. – Как, звучит? – оглянулась она на визитёршу, хотя на мнение Гамп ей было плевать.

В лабораторию – пока что – Араминта гостью незваную не вела. Во-первых, сомневалась, что ей сил хоть на что-то хватит (но пыль в глаза пустить она ещё может), а во-вторых, как-то это было э.
Даже эээээ – пускать аврора в святая святых! Содержимое штанов Рабастана Лестрейнджа могло вступить в конфликт с его мозгами – откуда Араминте было знать, что именно наговорил бедовый младшенький Лестрейндж своей супружнице в пылу, так сказать, страсти? Может, сказал, что Мелифлуа не только пару старых брачных ритуалов знает, но вообще баба-бомба, и умеет всякое и страшное – так Гамп, поди, явилась бы только ради того, чтобы на это страшное посмотреть!

- Ладно, - оборвала ведьма собственные размышлизмы, взмахом палочки запечатывая чарами дверь.
Второй взмах предназначался камину, тут же вспыхнувшему с новой силой.
- Раз уж мы почти не чужие, - поиграла бровями Араминта, вдруг решившаяся на пошлость. Это, наверное, воздушно-капельным путём перешло. От старшего Лестрейнджа, - то давай-ка я задам тебе вопрос, а ты мне на него ответишь, как схваченный за все яйца жулик на аврорском допросе, хорошо? Ты не пробовала обращаться в старшелестрейнджевские инстанции в вопросе поиска Рабастана? Старший брат младшему хоть и не сторож, но осведомлённость у него явно получше моей должна быть.

+1

6

Яэль, последним делом, вот правда, последним, бросилась бы искать Рабастана именно у Мелифлуа. Хотя, возможно, следовало и подвинуть свой мысленный список опасных кандидатур, в угоду того, чтобы повысить в чине Араминту. Но это терпит.
Лиса улыбалась ритуалистке, отрицательно качнув головой. Наглость и упорство не только города берут, но и не раз, судя по сказкам, помогали справиться со зловредными ведьмами.
Правда, эта ведьма была, скорее вредно-полезной.
И рыжая вошла в дом, едва Араминта прекратила строить из себя невинную школьницу.
- Ай! - Хватка у ритуалистки была такой, что о надежной фиксации добровольных (и не очень) жертв на алтарях спрашивать не приходилось. - Прекрасно звучит. Хоть на вкладыш шоколадных лягушек сегодня же. - Не похамить, не почтить реноме дедушки и не поддержать семейную традицию было бы плевком в душу... традициям, конечно же.

Мисс Гамп резво перебирала ногами, внутренне чуть гневаясь - она вот вообще не любила торопливо ходить, а Мелифлуа, чай седая, скакала как сорока с подбитым крылом - шустро очень.
Но вот ведьма ее отпустила и даже дала оглядеться - миленькое местечко с креслами у камина. Было бы еще милее, если бы за версту не разило окружающим-ритуалистическим. Или это просто мрачноватый декор свое дело делал.
Но не об интерьере Лиса пришла торговаться.
Первым делом, она коротким смешком оценила упоминание авроров, а потом выразительно вздохнула.
- Жуликам за яйца ухваченным и то приятнее, чем разговаривать с Рудольфусом Лестрейнджем, но я с ним говорила. Первым делом. И он сказал у кого Рабастан, но никак не сказал как туда добраться и добраться, прошлым вечером, не мог. Я тоже пыталась, самостоятельно и разведать и добраться. Не смогла, но мне очень нужно, а теперь, собственно, заказ: - узнать, жив ли Рабастан и, или получить артефакт, чтобы отслеживать степень его... жизненности. Если все еще жив и способ к нему добраться есть, я хочу отправиться туда. Если же добраться к нему невозможно, я хочу с ним поговорить. Если и поговорить невозможно, хочу добраться до той, кто его поймал. Если и это невозможно, я попрошу иное. Но прежде чем попрошу Иное, ты поклянешься оставить мою просьбу в секрете от всего мира. - Ведьма достала шкатулку из кармана мантии.
- За эту вещицу, в свое время, я отдала не мало. - Она открыла шкатулку, показывая Маховик.

0

7

[icon]http://oi67.tinypic.com/sg7c5u.jpg[/icon] - А, - понимающе кивает Араминта.
Ну да. Конечно. Лестрейндж ей сказал, где, но не сказал, что и как. Угу. Как раз тот случай.
- Младший Лестрейндж жив. Точно.
Был, по крайней мере, четыре часа назад. Вряд ли что изменилось с того момента.
- Я это знаю наверняка, - сцеживает зевок в ладонь Мелифлуа. - Он мне должен за все свои — и твои — выкрутасы, а с должниками у меня отношения специфические. Я не люблю, когда мне не отдают обещанного.

Араминта за одно согласна терпеть рыжую: она — не Рудольфус, конкретные (неприглядные) ответы ей можно не давать, а ограничиться чем-то очень пафосным, знаете ли. Таким, что может себе позволить только ушлый специалист.
Араминта даже не забывает торжественную мину скроить — очень загадочную и интригующую. Но потом — в одно мгновение — быстро скисает:

- Я не сделаю сейчас тебе артефакт. Никакой. Даже самый простой, поисковый.
Мелифлуа нарочито издевательским жестом указывает на себя:
- Силушка, знаешь ли, уже не та.
Пусть Гамп думает, что всё дело в неожиданно прогрессирующей старости и связанной с нею немощи, чем пытается соображать, чем была занята этой ночью — и с кем — Араминта.
Мелифлуа, конечно, уже может колдовать. Даже, наверное, лучше, чем было до визита к кромлеху, но проверять догадку свою она не спешит. В её состоянии магию лучше не волновать как можно дольше.

- А сильные артефакты, способные переместить тебя к объекту поиска, я и в обычное время делала не меньше пяти дней. Это очень сложно и затратно.
Араминта сегодня ленива — и находится в энергосберегающем режиме.
То есть, находилась — до того момента, как увидела...
БАБКА МОЯ БЛЭК!!!
Она не может удержать скучающей мины, не способна даже вид сделать, что ей всё равно — Араминта взбудоражена настолько, что вот-вот сиять начнёт.
Она таращится на шкатулку с благоговением, и раздумывает, будет ли быстрое и безболезненное убийство Гамп нарушением договорённостей с Рабастаном.
Потому что в шкатулке, которую рыжая сучка принесла, лежал Маховик.
ТОТ, БЛЯДЬ, САМЫЙ.

- Ебать меня немытым кирпичом, - в полузадушенном восторге выдыхает Араминта, буквально стекая в кресло.
Мелифлуа даже ладони ко рту прижимает: ну же, Гамп, гляди, как я обалдела!
- Это же... - тут ведьма очень некрасиво и быстро спохватывается: - Чего ты хочешь за этот артефакт? Убивать, так и знай, никого не стану — и шкуру твою спасать тоже. Это во многом конфликтует с моим личным кодексом чести, мировоззрением и вероисповеданием.

Отредактировано Araminta Meliflua (19 декабря, 2017г. 21:03)

+1

8

Рабастан жив - и это прекрасно. Значит, Мелифлуа уже получила приветствие от Рудольфуса: стала бы она сама, в ночи, узнавать что там с должником; с другой стороны - это же Мелифлуа, могла и проверять, не собрались ли от уплаты долга просто и легко бежать.
А дальше Лиса скучнеет - зачем ей ритуалистка, которая ничего не может, кроме как трепать языком, но вскрытая карта оборачивается развеселой рубашкой вниз: Мелифлуа, как обычно, лгала и, как обычно, могла достаточно, но драла немилосердно-дорого.
«Значит вот насколько ценен маховик...» - Яэль даже хочется улыбнуться и сдать назад.
Она захлопывает крышку шкатулки.
Рыжая остается сидеть на месте: в Лютном убивали за меньшее, чем подразнить артефактом и не найти силы его продать или защитить.
- Ну что же... раз уж у нас уже предметный разговор, давайте придумаем, какой артефакт или ритуал будет стоить мне спасения отца моего ребенка или... спасение меня и моего будущего ребенка от уплаты любых долгов Лестрейнджам и любого выслеживания. - Лиса уже бросила на стол одну высокую карту, чего вторую держать. Все равно Мелифлуа может и догадываться, что Гамп не от одной большой и чистой любви пришла к ней поклоны бить, даже если любит Рабастана. У чистокровных свои счеты с жизнью и любовью.
И ведьма смотрит на старую ведьму внимательно, держа левую ладонь на палочке, невзначай так, а правую на крышке шкатулки.

0

9

[icon]http://oi67.tinypic.com/sg7c5u.jpg[/icon] Араминта смотрит на недостающую часть мощнейшего хроноворота и размышляет, за что её так одаривает мироздание – иными словами, Гамп сейчас для неё что-то вроде Мерлина, не иначе.
Если правильно соединить части артефакта – а это ведь не сложно – Араминта избавится и от долоховского довеска, и от дурацкой временной петли, в которую загнала себя вместе с призраком Клэйтона. Она не отмотает время назад, как обычно бывает с временными артефактами – она выйдет из закольцевавшегося витка.

И, быть может, тем самым если не вернёт себе годы жизни, ушедшие на подпитку артефакта, то хотя бы гарантирует, что оставшиеся проживёт, как планировала.

- Если хочешь ритуал, - Араминта устало и медленно моргает, отводя взгляд от шкатулки, - то придётся ждать. Долго. Сил у меня сейчас никаких.
У неё, правда, есть зелье Вэнс, и Мелифлуа, чувствующая отголоски удовольствия Твари, готова его выпить. Если потребуется.
- Если хочешь артефакт…Тоже будешь ждать. В любом случае, конечно, решать тебе. Я согласна, - выдыхает Араминта, - за эту вещицу забыть обо всех долгах Рабастана, связанных с ваших браком.
Остальные, так уж случилось, рыжей сучки не касаются.
- Могу даже магией поклясться, что не стану требовать от него оплаты. С выслеживанием, ты, конечно, загнула хорошо: нельзя проводить над тобой никакие скрывающие ритуалы, пока новый Род тебя не примет полностью. То есть, пока ты не родишь.

Араминта садится в кресло, отстукивает пальцами рваный ритм по подлокотнику, и раздумывает.
С Маховиком – стабилизированным – она способна на многое.
С Маховиком она загонит Тварь туда, откуда она вышла.
У неё есть нужный артефакт, есть зелье Вэнс, есть знание, где именно ожидать старшего Лестрейнджа и целительницу, составляющих новое временное убежище для Твари.
У Итон дома она бывала, если что.

Араминта считает.
Одна петля – на ритуал в кромлехе. Вторая – на Германию. Третья – на стабилизацию. Третья и должна разорвать кольцо – точнее, разомкнуть его, выровняв ход времени обратно.
Но кто может синхронизировать все три петли? Клэйтон – призрак, Гамп доверять нельзя, Борджину – тем более.
Араминту осеняет: Тварь. Она живёт в безвременье.
Зелье Вэнс позволит чувствовать её, как прежде – но разделение обязанностей на троих разрешит Араминте направлять её.

- Рабастана спасут. Точнее, раз на то пошло, спасение ему, уверяю, не требуется – его никто ни в чём не ущемляет.
Мелифлуа это знает точно. Это ей сказала Тварь.
- И да, я знаю, где он находится, - три крючка аврору вне очереди, - и как туда попасть. Я даже понаблюдаю за тем, как он покидает место своего временного пребывания – чтобы удостовериться, что всё с ним хорошо.
На губах Араминты мерзкая, мерзкая улыбочка.
- Теперь ты передашь мне артефакт?

+1

10

Естественно, все оборачивается не так, как хочет Яэль, как ей думается, что возможно.
Естественно - потому что при всем везении рыжей лисы, она не умеет и забывать учитывать людской фактор слишком часто.
Но есть и хорошие (или ну такие себе) вести: Рабастан будет свободен от долгов по ритуалу, а, значит, никогда-никогда не сможет закинуть Лисе на тему того, что он сделал для этого брака больше, чем она.
Но можно выловить и другие ценные сведения. Ведьма азартно прищуривается.
- То есть, пока я не рожу, я, относительно, свободна от родовых обязанностей, клятв вассалитета и меня будет проблематично выследить методами Родовой магии? - Это уже больше, чем ноль. Дайте только точку на дне, от которой можно оттолкнуться и строить свою оборону.

Но новости такие, что женщина даже некуртуазно цыкает сквозь зубы: это же надо! Артефакт, скорее, за информацию, чем за дела.
Дела уже сделаны.
Но артефакт - это не просто вещица в шкатулке - это еще и шлейф его деяний и видоизменений мира, даже когда вещь в стазисе. Артефакт не хочет быть у Лисы, Лиса не его владелица - до сих пор не провевшая ритуал, она то показывала его Рабастану, то вот - приволокла чужой ведьме - потому что горит и тревожит душу его наличие в доме. Потому что артефакт - часть опасной головоломки.
Часть чужих смертей и грехов.
Паззл складывается.
Убитый артефактолог.
Расследование.
Частица.

Клац.

"Араминта?!" - Гамп смотрит на старуху по-новому, но она сама уже не аврор, а преступница, при том - совершившая массу преступлений и продолжающая совершать.
- Поклянись Магией, что снимешь с Рабастана все долги, связанные с моим браком. Я отдам тебе артефакт за эту информацию.  - "Легко пришло - легко пусть уходит." - Лиса почти счастлива убрать от себя то, что тревожило ее дом. Почти счастлива - потому что больше к ней за ним не придут.
Яэль, наверное, сильно продешевила, но чужая уверенность, в этот раз, ей так необходима.
Иногда ты откупаешься от Судьбы, даже когда бросаешь десятину мимохожему.
Лиса - откупается как может.

0

11

[icon]http://oi67.tinypic.com/sg7c5u.jpg[/icon]- Мерлин помогай, нет, конечно! – всплескивает руками Мелифлуа, сетуя на глупость аврора.
Ах, да. Умные в авроры не ходят же.
- Ты до рождения наслденика наоборот – повязана с Родовой магией Лестрейнджей очень и очень сильно. Она тебя холит, лелеет и защищает, но для того, чтобы она тебе не отвесила профилактического – в твоём случае, боюсь, очень даже смертельного – пинка, тебе следует следовать своим клятвам буквально до последней буквы. До последней завитушки на этой букве, фигурально выражаясь.

- Это всё потому, что твой ребёнок – это как раз единственная и, чего греха таить, неоспоримая гарантия твоей верности Роду. До появления наследника на свет родовая магия будет тебя защищать, но и спрос с тебя куда больше. Ты должна оправдать не только доверие, кхе-кхе-кхе, мужа, но и магии его рода.

Араминта практически счастлива сообщать такие вещи – ей кажется, что она открывает целый неизведанный мир. Да и кому – чистокровной же ведьме, прости Мордред. Вот вам и сюрр на ровном месте.

- И я могу представить, чем для тебя представляются твои вассальные клятвы, - гримаса презрения искажает морщинистое лицо Мелифлуа, - но, если ты их преступишь, платить придётся не тебе одной. У тебя есть дед. Есть родня. А эхо отката может нестись по кровотоку даже в пятом побочном колене, увы.

Ну, или к счастью. Спроси Рабастан ранее совета Араминты – она бы его отговорила от столь опрометчивого шага, как женитьба на необразованной бабёнке из Аврората. Но Лестрейндж – ни один! – не обратился к ней с просьбой прояснить ситуацию. Так что пусть теперь расхлёбывают сами.

- Выследить тебя как раз легче, чем остальных. Когда понесёшь, разумеется, эта функция будет доступна только твоему мужу и Рудольфусу.
В последнем Араминта не уверена, но перестраховывается: если дурища эта рыжая сбежит, то Мелифлуа, вроде как, всех обязательств своих не исполнит, а это чревато.

Торг у них, конечно, хрестоматийный. Араминта размышляет, не срубить ли себе ещё вкусняшек, да побольше, но потом цепляется за неточность фразы:
- Прости, который из своих браков ты имеешь в виду?
А то подставит же Араминту – как пить дать, подставит. Авроры только это и умеют.
Мало того, что несоответствие требований порождает сущую сумятицу, так ещё и построение фразы смущает.
- Уточняй критерии.

+1

12

О да, рано радовалась Лиса - всё было строго наоборот, хотя сначала ростки надежды так рясно ринулись на всходы, но, как водится - не везет. Яэль едва поморщилась, выслушивая опытную ведьму. А той было что рассказать, как всегда.
- Спасибо. У нас в роду все затейливее и проще... в моем прежнем Роду. - Оговорилась и поправила себя Лиса. Значит, как бы то ни было, как бы она не дергалась. клятва будет клятвой, ребенок... с ребенком случится то, что ему задумал Рабастан и весь его... ее проклятый Род. Но если Лестрейндж не сдержит своей клятвы и не подарит ей второго ребенка, ведьма готова поклясться, что из под земли его достанет.

А вот следующие слова рыжая приметила и даже задержала дыхание на миг, чтобы сдержать победную улыбку. Она уже понесла. Значит, теперь, если вдруг Аврорату вздумается поискать Лестрейнджей ритуалами по старой крови и старой родне, стрелки всех астролябий не сойдутся на ее имени и ее точке на карте. Уже - что-то. 
Яэль еще подумала, порадовать ли заранее ритуалистку, что первый ребенок уже зачат не в браке, но как-то стало не по себе - с Мелифлуа станется тут же обхохотать так, что проще будет провалиться сквозь землю, чем выдержать - а самооценка мисс Гамп и так изрядно бита в последнее время. И Лиса о том умолчала.

- Поклянись Магией, что снимешь с Рабастана все долги, связанные с нашим с ним браком. Я отдам тебе артефакт за ту информацию, что ты предоставила и за эту клятву, если они правдивы. - Чуть морщась, уточняет и дополняет сделку Лиса, как то велит старая восточная кровь: на каждом круге слов торга условия расцветать должны пышным цветом, ведь кто согласен в общем, кивнет и на частное.

+1

13

[icon]http://oi67.tinypic.com/sg7c5u.jpg[/icon]Араминта знает: нельзя доверять аврорам.
Араминта знает: нельзя доверять рыжим.
Бабам так вообще доверять противопоказано.
Никому доверять нельзя. Араминте – можно.

Мелифлуа старательно ищет за словами аврора скрытый смысл, и находит – ни один ей не нравится. Потому, что все они сводятся не к ответственности (которая, вроде бы, предполагается по умолчанию, когда двое чистокровных заключают союз), не к желанию нагадить и подставить (что в принципе понятно), а к этой самой, как её. Любви.
Серьёзно, мать вашу?
Араминта на месте Гамп с артефактора ТАКОЕ содрала бы за хроноворот, что легче было бы на собственной косе повеситься, чем половину из требуемого выполнить, а тут. Держи. Вот ещё. И сверху досыплю.
Мелифлуа кажется, что она слышит, как движется механизм замка старой фамильной часовни, как скрежещут плиты склепа, закрывая её от мира – ощущение, что она приобретает кота в мешке, способного вырасти до размеров мамонта и заставить её от страха ходить в угол, становится всё сильнее. Потому Араминта кивает настолько важно и чванливо, насколько это возможно:

- Магией клянусь, что после получения показанной тобой части хроноворота в своё владение в обмен на уже сообщённую информацию и настоящую клятву, я не стану требовать с Рабастана Лестрейнджа оплаты ранее оговоренных с ним процедур касательно твоего с ним брака.
Мелифлуа старается быть осторожной – потому слова подбирает медленно, так, чтобы защитить себя. Точнее, не подставить, но всё равно чувствует подвох.
Старость, она такая.

Объективно говоря, хроноворот Гамп – особенно сейчас- для Мелифлуа не менее чем бесценен, и Араминта согласна была бы на большее.

Ведьма закрывает руками лицо, трёт его, словно пытаясь прогнать сонливость, и спрашивает:
- Ты бы не явилась ко мне только за увещеванием в том, что младший Лестрейндж жив.
Араминта не думает долго, подкладывая свинью Гамп и Рудольфусу одновременно:
- Он в Германии. На территории закрытого поместья. Поместья Мейеров. С Дженис Итон.

Отредактировано Araminta Meliflua (26 января, 2018г. 13:30)

+2

14

Яэль слушает внимательно, смотрит в глаза ведьмы и на ее губы, следит за руками. Не потому что чует подвох, не потому что боится беды для себя - скорее, боится отката, который разорвет всякую возможную связь и сменит правду на что-то дурное.
Придя сюда, кипя странными и страшными мыслями, мисс Гамп относительно успокоилась, потому что мадам Мелифлуа не пугает ее конкретно. По правде говоря, никогда не пугала - у Яэль, наверное, нет столько фантазии, чтобы представить все то, что может сотворить талантливый ритуалист. Или привычка верить в то, что родовое ограничение на магию предвидения, коснется и другого, чуть шире.
Или Лиса просто не хочет уже даже боятся.
Она ведь все поняла еще до того, как оказалась на пороге этого дома.
А теперь даже не стала сопротивляться и отчаянно искать варианты как спасти нерожденного ребенка от его же Рода.
- Клятва услышана. - Вот и всё.

Лиса открывает шкатулку и протягивает ту, с поблескивающим алым металлом хроноворота в отблесках камина.
Страшно хочется закурить и, услышав то, что услышала, ведьма достает сигареты.
- Вот как. О том, что он у Итон и его не могут найти, я знала. - "Значит "Мейер"... я помнила, что там было имя какого-то древнего рода. Помнила. Сказала Рудольфусу, кажется."
- Надеюсь, мы встретимся на нашей с Рабастаном свадьбе, Араминта. - Лиса вертит в руках белую сигарету, но никак не может сосредоточиться на этой палочке смерти.
- Что будет, если родится бастард от Рабастана? Что будет, если свадьбы не будет, а ребенок уже зачат? - Будто мало мадам Мелифлуа удивлялась с них. Яэль решается сказать.

0

15

[icon]http://oi67.tinypic.com/sg7c5u.jpg[/icon] Араминта подхватывает чуть подрагивающими пальцами хроноворот из шкатулки, подносит его близко к лицу, любуясь и рассматривая артефакт. Она воркует вокруг него, чуть ли не мурлычет, чуть ли не целует – смотрит и насмотреться на может.
- Моя преееелесссть, - ласково произносит она полушёпотом, поглаживая металлические ободки вокруг поблескивающей сферы.
Кончики пальцев покалывает. Араминта так соскучилась по этому ощущению, что прикрывает глаза, возвращаясь в недалёкое прошлое – она уже больше месяца не может ощущать тонкие потоки магии.
А теперь, вот, держите.
И это, на минуточку, при полном обессиливании.

Крошечная деталь артефакта, покоящаяся у неё в ладонях, опаснее всего хроноворота разом. Артефакт, похоже, знает, кого загнал во временную петлю – потому-то и реагирует на неё столь специфическим образом.
Можно было бы себя поздравить, не будь так тошно.

Араминта настолько с головой ушла в любование хроноворотом, что забыла о присутствии аврора в помещении. Непростительная, как Авада, оплошность.
- Ч-ч-что, прости? – прокашливается Мелифлуа. – Ты – сказала – Рудольфусу?
Ведьма думает, почему ей так везёт. Она же теперь сможет сказать, что вообще никакого отношения к приключениям старшего Лестрейнджа – а их не может не быть – не имеет, и это всё рыжая падла.
Мерлин. Да сегодня праздник, не иначе.
- На свадьбе – не знаю, а вот на ритуале – обязаны, дорогуша. Я обещала Рабастану, что проведу его, и от обещаний своих отказываться не намерена.
Араминта следит на рыжей сучкой – как-то она странно себя ведёт. Вроде бы и намекает на что-то – только поди разбери, на что.
Эти бабы, они такие. Эти авроры, они дважды такие. Как только Рабастан с нею живёт?!

Мелифлуа поглаживает хроноворот – и выплывает, выпрыгивает из раздумий так резко и неповоротливо, будто её за шкирку кто вздёрнул.
- Что, прости? Бастард Лестрейнджей – это, уж прости за прямоту, всегда огромный плюс. Ввести его в род труда не составит, а как запасной неоглашённый вариант он очень даже неплох.
В свете событий последнего года и всей предшествующей жизни – так вообще замечательный.
- Странно, что Рабастан не озаботился бастардами раньше, - задумчиво произносит Араминта прежде, чем слышит уточняющий вопрос.

Ведьма моргает в непонимании. Потом до неё доходит.

Мелифлуа расплывается в такой гадкой, такой паскудной, такой отвратительно-счастливой улыбке, что сучке Гамп пора бы в обморок упасть. Ей же по состоянию полагается, кажется.
- Это надо спрашивать у Рудольфуса, я не специалист по лестрейнджевским тонкостям, - Араминта укладывает хроноворот себе на юбки, радостно потирая ладони. – Но, скорее всего, учитывая вашу руническую помолвку и её ритуал, - Мелифлуа маслится, - Родовая магия его чувствует. Вероятно, даже опекает. Не знаю. Ваша помолвка, как таковая, в силу специфики – уже практически полноценный брачный ритуал. Тем более, вы не поленились после лечь в постель и закрепить её должным образом. Или ты была в тягости до помолвки? – нахмурившись, строго спрашивает Араминта.

И думает.
Думает, что теперь ей надо заново проводить все расчёты – ведь в предыдущих числилась одна только Гамп, без довеска.
В последнее время все эти бабы помешались, что ли? То Итон приходит со счастьем, то эта. Если ещё любимая Беллочка порадует, Мелифлуа откажется от практики и сядет вязать пинетки и шапочки.

+1

16

"Неужели я сказала это вслух?!" - Они обе, как оказалось, увлеклись: постаревшая артефактолог новой игрушкой, а Лиса - своими мыслями. И не сказать, что опаснее древний артефакт, не сказать.
Рыжая кивает. Кажется, мадам Мелифлуа это бодрит, но не сказать точно - в этих по-сорочьему хитрых углинках глаз не разобрать точной эмоции, да Яэь и не старается.
Если Рудольфус будет подвергнут опасности - хорошо. Если обойдется - тоже не плохо. У рыжей весьма неприятная связь с Лестрейнджем-старшим и в ней слишком много страха и ненависти, а потому лучше не видеть и не думать о том, как о будущем родственнике, и как о враге - опасно.

- Славно. ТЫ единственная не потеряешь голову в любых условиях. - И мисс Гамп радуется, что уже за все ритуалы уплачено, хотя может ли кинуть, при таком раскладе, ритуалистка-хитрюга? Может. Но захочет ли, если всё дурное семейство Лестрейнджей, как родственники, и рыжие Гампы могут приносить столько бодрящей головной боли.

Замечание о неслучившихся бастардах Рабастана радует Лису. И хорошо, что те не случились - очень хорошо. Хоть что-то в этом треклятом мире с Баста получит только она, пускай на первенца ни планов, ни надежд теперь.
А потом бывшая аврор спотыкается о гаденько-сладенькую улыбку Мелифлуа  хмурится едва, качает головой, повторив жест за ритуалисткой.
- После помолвки. - Значит, ребенок уже под защитой чужого, почти-своего-уже, Рода.
- Мы торопились, но не настолько, чтобы рисковать до ритуала. - То, что пришлось понять, теперь очернило душу, но деваться уже некуда, что Араминта только повторила. Спросить ли - не она ли надоумила на этого ребенка-жертву Рабастана. Но какая уже разница и что это сменит, если Мелифлуа лучший ритуалист и выбор всегда будет невелик.
- Спасибо за консультацию и время. - Горькую чашу дальше пить одной. Но, всё же, Лиса выдерживает, уже вставая с кресла, спрятав бесполезную сигарету, взволнованно спрашивает. - А младенца... моего младенца, можно как-то спасти от уготованной судьбы? Он может не подойти для ТОГО ритуала?

0

17

[icon]http://oi67.tinypic.com/sg7c5u.jpg[/icon]
- Конечно, - кивает Мелифлуа. – Я же не аврор и не Лестрейндж, чтобы мне с рук сходила безголовость.
Араминта немного теряется: она не знает, что хочет сделать больше – выставить наглую бабёнку прочь, или натравить на неё Цезаря, а самой скрыться в лаборатории и прямо сейчас посмотреть, на что способен хроноворот во всей своей красе. Ведьма даже рот успевает открыть, чтобы кликнуть Борджина, как Гамп сообщает нечто.

Араминта моргает. Думает, сколько можно будет содрать с Лестрейнджа, если она сейчас придуриваться начнёт и скажет, мол, не, никак, подойдёт и всё тут. Думать долго и быстро не получается, потому Мелифлуа прячет хроноворот в карман юбок, а следом на Гамп нацеливается и жреческий кинжал, и волшебная палочка Араминты.

Сил, быть может, у неё и не много, но если Гамп приходит с такими вещами к ней и меняет их на ответы, которые желает услышать, то она явно не в курсе, что Мелифлуа может, а что – нет.
Особенно на своей территории.
В конце концов, она сумела выжить после визита Долохова, а он убить Араминту явно хотел побольше, чем эта рыжая сучка.

- Сидеть, - металлически лязгает Араминта, не сводя немигающего взгляда с Гамп. – О каком ещё ритуале речь? Рассказывай всё, что знаешь сама.

+1

18

Скорость перемен погоды настроений у ритуалистки - это отдальное из ряда вон выходящее нечто.
Лиса мрачно смотрит на ощерившееся острие кинжала и ведет взглядом на кончик нацеленной на нее палочки, потом ведет взглядом по руке, узкой старческой шее, которую так часто хочется свернуть, будто куриную, а потом сталкивается с взглядом еще ясных глаз.
Какое дело ритуалистке до чужого, как выяснилось, ритуала?
Боится, что одна вещь перекроет другую?
Но с каких пор при такой глупости откат идет на того, кто делал один из ритуалов?

Мотивы Мелифлуа непонятны и темны... и, возможно, полны ужаса.
Яэль кривит губы и пожимает плечами.
- Рудольфусу Лестрейнджу нужен мой ребенок от Рабастана. Именно от Рабастана. Живой. И до конца года. Я не настолько глупа, Араминта, чтобы не сложить одно к одному. Беременная Беллатриса чудом может выносить, а, если выносит, детскую смертность никто не отменял. Мой ребенок - всего лишь щит. Потому Рабастан так настаивал, что наш первенец - только его. - Говорить тяжело и болью давит гортань, но реветь от обиды, как маленькая, да еще и перед ритуалисткой, Лиса не будет. - Больше ничего я не знаю. Меня не посвящают ни во что, даже если это касается меня. - Ведьма смотрит вновь на оружие.
- Убери, пожалуйста. Вот почему я к тебе пришла и спрашивала о силе связи с Родом.

+1

19

[icon]http://oi67.tinypic.com/sg7c5u.jpg[/icon] Араминта вдруг понимает, что Беллатрикс – тоже с приплодом. Осталось только понять, как повлияет на это факт теснейшего сотрудничества Рудольфуса с одной небезызвестной Тварью. Теоретически, влиять не должен никак – в конце концов, сущность за границу привязки выйти не способна, иначе давно бы вернулась в свой потусторонний мир. На практике же всё получается менее радужно: Беллочка вряд ли от кого другого могла понести, и не стоило спорить, может ли Тварь чувствовать кровь Лестрейнджа в Белле.
Детишечки всегда вкуснее. Мягче и вот это вот всё.

- Хм. Задачка.
Ребёнок Рабастана – это, конечно, не стопроцентно гарантированный магическим влиянием плод, но всё же.
- Интересно.
Араминта садится в кресло, убирает оружие.
- А что же ни один из вас меня загодя-то не предупредил?
Мелифлуа даже растеряна.
И обижена. Такое – и скрыть – от неё! С кем только она работает!

- Ты могла бы, - ведьма облизывает губы, загораясь новой, бредовой идеей, - расспросить Лестрейнджей о мелких деталях их родовой магии? Из чистого объективизма, Гамп, - Араминта поудобнее усаживается в кресле, ёрзая на сиденье, - первенца в жертву приносить нельзя. Я, правда, данными только от четырёх волшебных фамилий обладаю, и то не полными – но подобные вещи, по правде говоря, не практикуются. Приносить следующих детей в жертву, чтобы выжил первенец – пфф, это да, это сплошь и рядом, - Мелифлуа спохватывается, вспоминая, что разговаривает с аврором, а не с её понятливым и смекалистым муженьком, и добавляет: - Раньше, в смысле, такое было сплошь и рядом. может, у Лестрейнджей специфика родовой магии и магического подчинения выстроена по-другому, но, если ты права, и твой плод станет агнцем жертвенным, то вы с Рабастаном оба попадаете под очень, очень неприятное проклятье. За которое ни один специалист не возьмётся. Ты раскопаешь все подробности того ритуала?

Араминта старается говорить заинтересованно и дружелюбно – мол, это же её задача, скорректировать свои расчёты, чтобы всё прошло гладко – но на деле ей банально знать хочется, в какую дрянь вляпывается (в очередной раз) её племянница.
И не подкинул ли Лестрейнджам эту идею Долохов.
Потому, что если да – то за жизнь Беллы и её ребёнка Араминта и полкната не даст.

+2

20

- Я и не думала, что у нас получится... до окончательного ритуала. - Яэль даже смутилась, хотя ситуация не располагала. Она хорошо помнила ту ночь и следующие после первой: если так подумать, то можно и вспомнить, что Рабастан спешил и старался, но тогда Лиса не думала. Была где-то между восторгом и обидой, пускай всё и шло так, как она хотела. До теперь и до вскрывшихся истин.
Зато, хотя бы, Мелифлуа весело - кажется, старуха даже молодеет, почти до прежнего бодрого вечновдовьево.

А дальше Лиса щурится, запоминает, выслушивает. Не то, чтобы в ее "светлом" Роду такое и вовсе практиковали - семейные хроники молчат или правдиво, или стыдливо. А у остальных... не зря когда-то один Гамп стал ущемлять всяческие темномагические искусства, жаль, что мало ущемлял. глядишь, до сейчас мир был бы иным.
Но уже не всмотреться. И даже маховик, что мог показать того-самого-Гампа, Яэль, почти не жалея, отдала в уплату.
- Я расспрошу, если представится возможность. - Рабастан бывает молчалив и подозрителен; с Рудольфусом Лиса лишний раз боится пересекаться, а Беллатриса ее просто бесит каждым косым взглядом, бросаемым на Баста. С такой родней не разговориться особо, но Гамп, и правда, попробует быть настойчивой.

Интерес во взгляде Араминты та не скроет за улыбочкой, но рыжая холодно улыбается в ответ.
- Но, насколько я помню, у Лестрейнджей очень сложно с первенством. И ребенок главы семьи выше ребенка второго сына. Возможно, хотели сыграть на этом. Первой ведь родит Беллатриса, но я, и вправду, думала, что это ты придумала такой ритуал.
Уже давно Лисе никто не угрожает оружием, но по спине всё равно холодок идет. Женщина передергивает плечами.
- Было бы лучше, если бы в этой семье водились бастарды, а не родные дети под нож. - И в словах сквозит ненависть. Рыжая устала и забылась.

0

21

[icon]http://oi67.tinypic.com/sg7c5u.jpg[/icon]- Пф, в твоём сексуальном образовании допущены настолько возмутительные пробелы? - фыркает Араминта, мгновенно развеселившись. Как же, чужие грязные и интимные делишки — самое то для обсуждения старой вешалкой навроде Мелифлуа. - Не думала она.
Одна ведьма тоже не думала, а потом вот Араминту родила. Хотя в случае с мамашей Мелифлуа это было очень удачным исходом для целой уймы народу, да.

- Послушай, красоточка, - кряхтит ведьма, - если возможности тебе не предоставится случайно — создай её сама. Потому что очень велика вероятность того, что для дальнейшей работы с тобой и муженьком твоим, - на этих словах Мелифлуа старательно прячет ухмылку — и, конечно, терпит в этом позорное фиаско, растягивая в улыбке рот до ушей, - мне нужны будут новые данные. В свете этих новостей вполне возможно, что мне придётся вносить коррективы в расчёты. А это, чтоб твой куцый аврорский мозг понимал, очень долго, затратно и муторно. Один неучтённый фактор может пустить келпи под хвост всю мою работу — а я такого не допускаю из принципа.

Араминта слушайте очень внимательно — но, увы, нового для себя ничего не узнаёт. Зато считает должны предупредить:
- Ты помнишь, что ваш союз не только моими ритуалами будет скреплён? - Мелифлуа даже брови приподнимает, собирая лоб гармошкой. - Поэтому хорошо думай, прежде чем сказать что-то подобное. Мало ли как магия может среагировать — бывали случаи, когда и за меньшее династические узы считали болтуна предателем.
Это, кстати, у Блэков было — потом даже брачные клятвы изменили. А то бы вымерли же все, психи. Ещё пару столетий назад.

- Да, ещё один момент.
Мелифлуа достаёт из кармана хроноворот, держит его на цепочке — и кулон раскачивается туда-сюда, как маятник.
- Как долго у тебя была эта вещь?

Отредактировано Araminta Meliflua (14 июля, 2018г. 15:29)

+1

22

Яэль оскорбляется еще на словах о неопытности секспросвета.
На самом деле делает это - обижается; допускает ошибку, ведь с Мелифлуа или сразу любить, или сразу убить, а Лиса не будет делать ни первого, ни второго, еще и, с дуру, принимает ее слова близко к сердцу. Будто мало ей пропавшего жениха, так еще и надо накрутить себя острыми и колкими словами ведьмы. Будто бы Мелифлуа не всегда такая. И дальше все слова эксперта по сложным случаям звучат будто еще смешливее и жестоко.
Но что тут уж - тормозить себя, разогнавшуюся в обиду, очень и очень сложно. И не хочется. Хотя за утешением и успокоением - это точно не к ритуалистке.

- Я учту, спасибо за совет. - Коротко выдыхает, ёжась, ведьма, будто кошка, которую пнули, зыркает не так, чтобы радостно, а потом пожимает плечами.
- С сентября или с середины августа он у меня. Где-то так, но у сердца не держала, лежал в кабинете в шкафчике, если ты о том, что он мог что-то от меня перенять, то это вряд ли. - Яэль поднимается с кресла, поводя плечами. - Я не обманываю тебя, Араминта, я ведь слишком глупа для таких вещей.
И всё благодушие и стабильно-приветливый внешний лоск как рукой сняло: в сухом остатке только задерганная и переживающая за свое будущее и за будущее своего ребенка ведьма, находящаяся в пугающей и угнетающей обстановке. Так себе картина.

+1

23

[icon]http://oi67.tinypic.com/sg7c5u.jpg[/icon]- Он… - Араминта глаз не отводит от хроноворота, - реагировал хоть как-то хоть на что-то?
Голос Мелифлуа глуховат и обеспокоен – то есть, взбудоражен настолько, что диву надо даваться, как Араминта не лопнула от избытка энтузиазма и дурных идей.

Полгода.
Даже больше.
Хренов араб ей соврал.
- Хорезми. Ты купила хроноворот у Хорезми.
Который, кажется, немножечко умер.
Который успел исследовать и хроновороты, и их взаимодействие – и… поэтому, то ли, умер?
- Для чего, Гамп? Только не заливай мне сахарный сироп в уши – я ни за что не поверю, что тебе приглянулась блестящая цацка.
Цацка, стоившая жизни араба. Не то, чтобы Араминта сожалела – но когда нет конкурентов, развиваться некуда.
Как-то быстро Мелифлуа соображает, что Хорезми умер… ожидаемо не своей смертью, но вопросов стало ещё больше.
Что он видел, что знал, и что рассказал перед смертью.
Рассказал ведь. Был труслив достаточно для этого.

Араминта смотрит на артефакт, прячет его обратно в потайной карман, и раздумывает, что пора переходить в режим «Сон для мертвецов», потому что если она не родит гениальную мысль, и побыстрее, то тоже расстанется с жизнью.
- Я тебе сейчас задам один интересный вопрос – и постарайся ответить на него так же честно. Хорезми просто умер, или его убийство было немножечко ритуальным?

Отредактировано Araminta Meliflua (14 июля, 2018г. 15:29)

+1

24

Иногда отвечать не только не хочется, но и особо нечего: все равно не поверят. Сейчас Яэль чувствовала подобное..
- Не знаю. В моменты, когда я брала хроноворот в руки, это была просто вещь. Да, с сильным магическим полем, но вещь, как любой артефакт. - Блеск и нищета чистокровного воспитания в одном пожатии плечами. Лиса без всякого пиетета относилась ко многим чудесам - они просто существовали рядом.

А вот когда ритуалистка назвала имя продавца, рыжей ведьме пришлось поморщиться - слишком многим, ни в склад, ни в лад, нужен был этот Хоремзи. Яэль не была уверенна почему, но ей казалось, что кто-то уже спрашивал за Хоремзи. Слишком настойчиво и это ничем хорошим не закончилось.
Но Лиса не помнит ничего. Только смутное ощущение опасности и запретной черты.
- Да, купила у Хоремзи. Я тогда шла по следу пропавших артефактов и думала, что у этого араба можно будет получить информацию о мастерах и скупщиках, если задобрить его. Но плут оказался ловчее меня и впарил мне этот артефакт. За дикие деньги. А я купила его и оставила в ящике стола. Странно, правда?

А вот дальше приходится вздохнуть и полезть за сигаретами, хотя уже собиралась уходить.
- Не знаю обстоятельств его убийства. Это было вне моей компетенции. После того как Чарли... старший аврор Клиффорд, был убит, расследование пропажи артефактов и всего сопутствующего перешло к Макфэйлу. С него можно было бы спросить, но... кажется, Макфэйл тоже погиб. Я видела некролог в "Пророке". Не думаю, что мне надо что-то тебе советовать. - Затягиваясь, Лиса чувствует себя практически в полном порядке. - Но лучше не копать в ту сторону. Никто не знал о моем артефакте, кроме Нарциссы Малфой, но она могла его купить сама. Или забрать у меня - но не стала этого делать. Значит, опасность ждет не с этой стороны. Значит, всё дело в мастерах... как сказал тогда Хоремзи, тех, кто может делать подобные вещи, не осталось. Но я в такие слова не верю.

0


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Цель благородна, способы - так себе (17 марта 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC