Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Внимание к деталям (12 марта 1996)


Внимание к деталям (12 марта 1996)

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Название эпизода: Внимание к деталям
Дата и время: 12 марта 1996 года (вечер)
Участники: Питер Петтигрю, Эммалайн Вэнс

(Подвалы дома Реддлов)

0

2

Питер ещё ни разу не обращался за помощью к их штатной целительнице.
Он не ипохондрик какой-нибудь и много лет справлялся сам, без помощи колдомедиков, поэтому визитом к Вэнс пренебрегал до последнего. К бессоннице и чувству тревоги он почти привык, но в последнее время к этому прибавились дурной аппетит и проблемы с желудком. Еда больше не приносила Питеру удовольствие и это было по-настоящему невыносимо. Терять в весе из-за подобной ерунды… Уж лучше повидаться со старой знакомой. Она наверняка разберется с этим. Должна разобраться - судя по тому, как ей удалось справиться с постазкабанскими болячками Лестрейнджей. 
Питеру ещё не доводилось бывать в лаборатории Эммалайн. Но он наслышан о том, что они с Рабастаном проводят там какие-то исследования. Даже не удивительно, учитывая тягу этих двух заучек к знаниям. В голове Питера смазанным пятном проносится воспоминание о школьном бале. Строгая Вэнс в розовом платье, висящий вверх тормашками Рабастан… Забавно, что теперь они идут одним путем. И их с Эммой судьбы в этом очень похожи.
Вежливо постучав, он заходит в помещение, где почти все свое время проводит плененная целительница.   
- Привет, - говорит он, не утруждая себя тонкостями светской беседы, - ты не занята? Мне нужна твоя помощь.

+2

3

После разговора с Яэль и Рабастаном Вэнс занялась ревизией. Не то, чтобы в этом была какая-то острая необходимость, но это позволяло обрести равновесие и собраться с мыслями, поэтому ревизией Эммалайн занималась в любое подходящее время, как только выпадала такая возможность.
Сначала следовало пересчитать пузырьки с зельями и отметить расход. Затем банки, пакеты и коробки с ингредиентами. Раньше все это стояло в мансарде, на радость мистеру Черчу, который опасно пристрастился к корню валерианы. Но вскоре драгоценные запасы почти выселили мисс Вэнс из ее комнаты, поэтому в коттедже был оставлен необходимый запас, а все остальное бережно и с пиететом перенесено в подвалы дома Реддлов. Мистер Черч не возражал. Эти подвалы он уже знал, как свои четыре лапы и, кажется, водил туда кошек. Так что вскоре в округе не исключена была эпидемия рождения массы черных котят. Но, конечно, за личную жизнь коты мисс Вэнс ответственности не несла.

Ревизия показала, что запасы мяты подходят к концу.
Эммалайн сделала соответствующую пометку в журнале.
Аконит еще имелся в достаточном количестве, но следовало позаботиться и о нем. Еще жала веретеницы и печень рыбы-собаки.  Лестрейнджам чаще всего требовалось останавливать кровь, заживлять раны, сращивать кости, а так же некоторое количество успокоительных зелий и зелий снотворных разной силы.

Стук в дверь подвала был звуком необычным.
Рабастан был здесь не гостем, а полноправным партнером и стучаться бы не стал. Беллатриса и Рудольфус… Ну, если бы им понадобилась Вэнс, а на дороге попалась дверь, то это были бы трудности двери. Дверь после такого, скорее всего, пришлось бы ставить новую.
Так что…
- Привет, - деловито кивает она Питеру. – Проходи. Чем могу помочь?
Еще одна неожиданная встреча, спустя много лет. Не было никаких похлопываний по плечу с вопросами «ну как ты», никаких воспоминаний «а помнишь». В семействе Лестрейнджей все живут сегодняшним днем. Вчерашний, слава Мерлину, закончился, а завтрашний наступит ли – драккл его знает. Нет, они с Петтигрю не избегали друг друга, но и не слова больше, чем то было необходимо по делу, сказано не было.
Так что если Питер говорит, что помощь нужна, значит нужна. А Вэнс прежде всего колдомедик. Их с Бастом эксперименты – это, что называется, в свободное от основных обязанностей время.

Отредактировано Emmeline Vance (5 ноября, 2017г. 12:35)

+2

4

Питеру много, о чем хочется поспрашивать Эммалайн, но обстановка не располагает к беседам по душам. Да и кто знает, как она относится к нему после всего, что стало известно о его двойной жизни? Сколько хорошо знакомых им обоим волшебников было загублено по его вине… А он вот ведь – живой. Стоит перед ней, как ни в чем не бывало просит помощи. Хотя, конечно, ей он ничего дурного не сделал. Но чего стоили бы личные симпатии, доведись Вэнс оказаться в черном списке…
- Нужна парочка зелий… Если тебе не сложно..., - просит он почти извиняющимся тоном - деловитая собранность Вэнс заставляет его почувствовать себя неуютно, - У меня что-то с желудком в последнее время. Плохой аппетит, слабость, снятся дурные сны…
О своих кокаиновых загулах со Сьюзен он предпочитает не говорить. Порошок он не нюхает уже неделю, может быть больше, но лучше ему от этого не становится. Он почти убежден, что все из-за этой дряни, поначалу способствующей приливу сил и бодрости. Уверенность в своих силах, хорошее настроение и абсолютно никакого страха перед будущим – время, проведенное со Сьюзен, казалось сказочно прекрасным. Теперь же ему хочется только одного – поскорее избавиться от мучительной симптоматики, сопровождающей отказ от маггловского наркотика.
Поймав себя на том, что слишком часто шмыгает носом, он достает из кармана линялый платок и тщетно пытается высморкаться. Простуда его не беспокоит, но он старается не смотреть Эммалайн в глаза, чтобы его воспаленный взгляд не подтолкнул опытную целительницу к нежелательным выводам.
- Так ты теперь …. с нами? – не в силах сдержать любопытства, Питер заставляет Вэнс отвлечься от составления анамнеза.  Он не мастак задавать умные вопросы, однако, ему интересно как Эммалайн удалось выторговать себе право на целую лабораторию и относительно спокойную жизнь под носом у Рудольфуса.

+3

5

Расплывчатость формулировки – это то, что способно вывести любого с Рейвенкло из равновесия.
Что значит «с нами»? С Лестрейнджами в частности? С Пожирателями Смерти в целом? С нашим Славным Лордом вообще?
Эммалайн очень хочется уточнить. Не то, чтобы это важно, просто для того, чтобы выслушать ответ Питера. Но она просто пожимает плечами. Очень неопределенно.

- Давай точнее, - улыбается она.
Улыбка появляется на губах сама по себе, это уже рефлекс, его не убить. Улыбка призвана успокоить пациента и внушить ему мысль, что все проблемы решаемы, и он обратился по адресу.
- Боли в желудке? Спазмы? В дневное время, в ночное? Тянущие и долгие или короткие и эпизодические? И… знаешь что, ляг на стол и покажи мне живот.
«Стол», конечно, не совсем стол, каменная плита, на которой Эммалайн и Рабастан вскрывают трупы или проводят эксперименты над живым материалом. Но он удобен и чист, остальное детали.
- Нет болей внизу живота? Вверху, под грудиной?

Вэнс уже убедилась, что люди, далекие от медицины, называют животом все, что не голова.
Черный кот вышел из угла и сел поближе. Мистер Черч уже привык к тому, что если что-то лежит на столе, то в скором времени это можно будет съесть. Вэнс читает эту уверенность в зеленых глазах животного и осуждающе качает головой.
- Иди погуляй, любовь моя, - мягко советует она. – Это не еда. Это свой.
«Другом» Петтигрю не назовешь, врагом тоже, так что это фамильярное «свой» вполне подойдет.
Эммалайн достает волшебную палочку. Как только живот Питера будет ей явлен, она узнает о нем все. Для разнообразия, заняться какой-нибудь язвой будет даже приятно.

+2

6

Беседа у них с Эммалайн как-то не клеится – на его вопрос она лишь пожимает плечами и снова возвращается к своим профессиональным обязанностям. Улыбка ей к лицу, но это дежурная улыбка, искусственная и Питер оставляет попытки наладить с ведьмой дружеский контакт.
- Да, в желудке, - подтверждает он, расстегивая пуговицы на рубашке, - Утром есть не могу совсем – сильно крутит живот, тошнит... Боли тянущие и долгие. Очень неприятные.
Устроившись на холодном столе, Питер вытягивает руки вдоль туловища, позволяя Эммалайн осмотреть себя.
- Нет, эээ... Там все в порядке, - немного смущенно отвечает он, не очень представляя, почему у него должен болеть низ живота и правильно ли он понял, что именно имела ввиду целительница, - Беспокоит только желудок.
Появление кота Питер встречает непроизвольной гримасой отвращения. Этих тварей он на дух не переносит и как правило это взаимно.
Как ей вообще удалось притащить сюда это чудовище?
- Ну, что там? - в нетерпении спрашивает он, надеясь, что Вэнс положит конец его мучениям, - жить буду?
Все ещё чувствуя себя неловко, Питер робко улыбается Эммалайн, пытаясь разрядить повисшее в воздухе напряжение.

+2

7

Застенчивому «все в порядке» Вэнс верит примерно так же, как предсказаниям на чаинках, и предпочитает убедиться, что у Петтегрю не аппендицит. Убеждается. К счастью, не он. Кишечник неожиданного пациента тоже скорее радует, хотя брюква не самая здоровая еда, ее даже мыши не грызут. Не грызли. До появления мистера Черча, который, наголодавшись, обрел охотничьи инстинкты и избавил дом от этой напасти.
Мысль о хвостатых грызунах отчего-то прочно поселяется в голове Вэнс.

- Ничего страшного, - утешает Эммалайн Питера. – У некоторых людей от длительного перенапряжения и переживаний появляется  желудочная болезнь. Но лечить ее надо, сама она не пройдет, разве что на время затихнет. Ну и слабость, дурные сны – сам понимаешь, оттуда же. Перенапряжение и переживания.
Спрашивать, о чем так переживает Питер, Вэнс не собирается. Вокруг нее собрались странные существа, то, на что один не обратит внимания, второй сделает поводом для убийства. Так что, душевные проблемы Петтигрю – это только его душевные проблемы. Но зелья она даст. Тут ничего сложного нет.
- Смотри… вот из этого флакона глоток утром и вечером натощак. Сразу предупреждаю, будет жечь, но так и надо. А потом, сразу, глоток из этого.
Вэнс выставляет зелья, делает пометки в журнале.
- А на сон грядущий…
Эммалайн критически осматривает Питера, пытаясь на глаз определить дозировку. И крепость зелья. Вид у него, прямо скажем, не слишком жизнерадостный, поэтому Вэнс щедра, достает зелье, которое готовила для Рабастана.
- На сон грядущий два глотка вот этого. Два, Питер! Не три, не пять. Не половина флакона. Двух глотков достаточно, чтобы ты спал крепко, без снов, и просыпался бодрым. Когда зелье закончится, придешь ко мне, если будет надо – повторим. Но, думаю, твою проблему мы решим.

Мистер Черч не уходит, смотрит на Питера немигающим, тяжелым взглядом.
Эммалайн недоумевает. Обычно кот игнорирует всех, кто ему не нравится, бегает ото всех, кто может быть опасен, и по-королевски снисходителен к ней и Рабастану. Они – его. Им можно даже гладить и чесать за ухом. Не возбраняется.
Удивительно, но к Рудольфусу кот пытается найти свой подход и таскает к порогу его комнаты дохлых птиц. Домовик их прячет. Вэнс подозревает, что для каких-то своих, темных целей.
Но чтобы сидеть и смотреть на кого-то, словно раздумывая, не сожрать ли…
И тут Эммалайн осеняет.
- Питер, ты же анимаг?
Что-то она слышала. Определенно слышала. И если она не ошибается… Вэнс начинает улыбаться. На этот раз по-настоящему. К счастью, Питер не знает, что так она улыбается обычно своим ценным образцам.

Отредактировано Emmeline Vance (27 ноября, 2017г. 20:25)

+3

8

Вэнс говорит, что у него всего лишь желудочная болезнь и Питер чувствует облегчение, когда она начинает объяснять ему правила приема зелий.
- Я понял. Спасибо, - в его взгляде пляшут искорки веселья, потому что Эммалайн втолковывает ему инструкции точно малому ребенку. Нет нужды повторять дважды – он понятливый и не станет пренебрегать своим здоровьем подобно Лестрейнджам.
Пока он неуклюже застегивает пуговицы на рубашке, кот ни на мгновение не сводит с него наглого взгляда. Это раздражает, и Питер перестает смотреть в сторону любимца Вэнс. Куда приятнее смотреть на его симпатичную хозяйку. Улыбка, расцветающая на губах Эммалайн, кажется ему хорошим знаком, и он искренне улыбается ей в ответ.
- Да, - Петтигрю охотно идет на контакт, доверчиво раскрывая секреты, - Правда, похвастаться нечем – моя анимагическая форма – крыса.
На самом деле он не стыдится этого факта. Ему нравится быть крысой - они хорошие компаньоны, умны и дружелюбны к тем, кто с ними ласков. Но так же опасны для всякого, кто посмеет их обидеть. 
- Не сочти за дерзость, но …. у меня не слишком хорошие взаимоотношения с котами, - Блохастый спутник Вэнс уже начинает нервно дергать хвостом, словно понимает, что его вот-вот попросят.
- Ты интересуешься анимагией? – Питер рад, что нашел в лице Эммалайн собеседника, поэтому с готовностью цепляется за предложенную тему. С Рабастаном у него никогда не выходило найти общий язык, как, впрочем, и с Беллатрисой. А с Рудольфусом все рано или поздно сводилось к выпивке и борделю. Теперь же такое ощущение, что им даже побеседовать не чем. Не о квиддиче же в самом деле.

Отредактировано Peter Pettigrew (24 декабря, 2017г. 14:25)

+2

9

- Иди, погуляй, любовь моя.
Это, конечно, не Питеру – коту.  Эммалайн подхватывает кота под живот, выставляет за дверь. Тот недоволен, и недовольство высказывает попыткой поцарапать хозяйку. Это ревность, Эммс понимает и прощает. И закрывает перед злым кошачьим носом дверь, а сама усаживается на край стола, благожелательно разглядывая Питера.
- Интересуюсь, немного, - признается она, отвечая на вопрос Петтигрю. – Но это все для меня сложно.
На самом деле, у нее в голове целый список вопросов. Только вот, захочет ли Питер на них отвечать? Откровенничать-то с Вэнс он вовсе не обязан, сказал «спасибо» за зелья и консультацию и пошел по своим делам.

Эммалайн мало верит в доброе и светлое, в добровольное сотрудничество и готовность делиться. Верит либо в принуждение, либо во взаимовыгодный обмен.
Рабастана, конечно, это не касается.
А похищение – так у них просто не было времени нормально восстановить школьную дружбу. Как там ее восстанавливают? Ходят друг к другу на чай?
Вэнс разглядывает свои худые запястья, выглядывающие из рукавов свитера (он чуть велик и к тому же уже поношен). И ей не слишком весело, потому что теперь, наверное, так оно и будет. Она будет ходить к нему в гости на чай. У Рабастана есть свой дом и невеста. Беременная невеста. Анимаг.

Эммалайн отключает рефлексию и включает профессиональное обаяние.
- Питер, может быть, расскажешь мне немного обо всем вот этом? Просто чтобы я в голове уложила какие-то факты. Не люблю чего-то недопонимать, все время кажется, что появится Флитвик и снизит мне баллы.
Эммс улыбается, приглашая Питера поулыбаться вместе с ней над этой шуткой. Ну почему все так сложно? Улыбайся, шути, ищи общие темы, завоевывай доверие. Выслушивай. Притворяйся что тебе интересно…
Ладно, сейчас ей действительно интересно. Но все вот эти ритуальные социальные танцы совершенно чужды Вэнс. без этого проще и честнее, поэтому, наверное, с Лестрейнджами ей не так уж трудно найти общий язык.
- Ну а если тебе что-то понадобится, в качестве ответной услуги, всегда буду рада помочь. Ингредиенты для зелий доставать нелегко, но пока у нас с этим относительный порядок.
Вот. Предложение сделано. Эммалайн надеется, что оно заинтересует Питера.

Отредактировано Emmeline Vance (6 января, 2018г. 20:57)

+1

10

Без кота, источающего флюиды ненависти, атмосфера в подвале значительно теплеет. Питеру кажется, что воздух стал чище, а Эммалайн дружелюбней. По крайней мере она даже улыбается ему по-другому, шутит и тема беседы вызывает у неё не пустой интерес.
К нему не часто обращаются, как к человеку сведущему и способному поделиться опытом, поэтому он польщен и очарован одновременно.
- Спасибо. Я буду иметь это ввиду, - вежливо отвечает он на предложение Эммалайн. О, он с удовольствием будет заглядывать к ней, по делу или без, коль скоро она не против его визитов. Не каждый день в их почти полностью мужскую компанию попадает молодая, красивая, не стесненная узами брака ведьма. Отсутствие кольца и наличие кота красноречиво говорит о многом.
- Что ты хочешь узнать? – спрашивает Питер, излучая благодушие и готовность отвечать на вопросы. Он не спешит раскрывать все карты и рассказывать историю о том, как в конце пятого курса приобрел свой первый опыт. Может показаться, что успешная практика превращений в этом возрасте – это повод для гордости, но на самом деле Питер всем был обязан друзьям, без помощи которых никогда не стал бы анимагом.

+1

11

Прежде всего, Эммалайн хотела бы узнать о том, как анимаги переносят беременность, но вряд ли Питер может внести ясность в этот вопрос.
- Хочешь чаю? – любезно спрашивает она, налаживая непринужденные приятельские отношения привычным, традиционным, можно сказать, способом. – Правда, к чаю у меня ничего нет, ну да ладно…
Пожатием плеч превращая проблему отсутствия печенья в не-проблему, Вэнс достает чайник, задумывается ненадолго, а потом трансфигурирует чашку из пустой стеклянной бутылки, приготовленной под зелья.

Чашки в подвале есть, их две, но одна ее, другая для Рабастана. Вэнс очень привязывается к вещам с тех пор, как у нее их стало намного меньше. А чашка для Петтигрю получилась очень изящная, похожая на те, из которых миссис Вэнс угощала чаем подруг, жалуясь на дочь и бесконечные мигрени…
- Скажи, а это всегда контролируется? Я имею в виду, превращение. Или даже с опытным анимагом это может произойти случайно? От испуга, скажем, или в случае опасности?
Вэнс хочет знать, есть ли риск для Яэль. Если есть, если какое-то сильное нервное потрясение может вызвать превращение, и, следовательно, выкидыш, то ей надо позаботиться о том, чтобы у мисс Гамп под рукой всегда было сильное успокоительное. Потому как войти в семью Лестрейнджей – это всегда сильное нервное потрясение.

+2

12

Эммалайн предлагает ему почаевничать, гостеприимно трансфигурирует чашку, и Питер смущенно обводит взглядом подвал, выискивая место куда можно присесть....
Но не находит и, неловко поерзав, остается на холодной кушетке.
- Случайно? – не понимает он, принимая дымящуюся чашку из рук Эммалайн, - Нет, от испуга можно НЕ превратиться. Нужно ведь сосредоточиться. Но это на первых порах только трудно.... Помню, как у меня долго не получалось сохранить на себе одежду после повторного превращения. Тут очень важна концентрация, а я такой рассеянный был в школе, - коснувшись самого забавного момента во всех рассказах об анимагии, Питер входит во вкус и не следит за тем, что говорит, - .... Я до сих пор, если пьяный, то могу и оконфузиться. Когда голова плохо соображает лучше вообще не рисковать.
Аромагия горячего чая Вэнс вызывает у Питера словестную диарею. Никогда ещё поход к целителю не пробуждал в нем такой готовности к доверительному диалогу. Вернее, к монологу. Вэнс наверняка интересуется анимагией с научной точки зрения и его веселые ремарки, увы, не станут ценным вкладом в этом направлении.
- Прости, я немного .... увлекся, - признает он, сконфуженно прихлебывая из кружки, - Ты ... ты хочешь стать анимагом?

+1

13

Наверное, если она начнет конспектировать за Петтигрю, это будет нес лишком… гостеприимно? Все же Вэнс старается придать всему происходящему характер приятельской беседы, а не лабораторного исследования. Хотя, конечно, исследование было бы быстрее и точнее…
Итак, первое, что она поняла: для того, чтобы превратиться, нужно сосредоточиться. Это хорошо для Яэль, значит, лиса не перекинется просто так, нечаянно. Это хорошо для Вэнс, потому что сосредотачиваться она умеет, а целительница в глубине души лелеет мысль приобщиться к анимагии, но – очень в глубине.
- Нет, что ты, мне очень интересно, - искренне заверяет она Петтегрю.
Рассказывает он хорошо. Увлеченно, понятно и образно. Будь он преподавателем, дети бы наверняка слушали его с интересом.
- Не думаю, что у меня получилось бы. Мне всегда казалось, анимагия это особый талант, либо он есть, либо нет, а если нет – то и стараться бесполезно. Разве не так?
Эммалайн, конечно, лукавит. Она с Рейвенкло, а там свято верят, что талант это хорошо, а усидчивость, острый ум и стремление к знаниям еще лучше. Хочешь чему-то научиться – учись. Будешь учиться достаточно усердно – у тебя все получится.
Хм. Жаль, конечно, что в подвале она не держит алкоголя. Может быть, если бы добавить его в чай, то удалось бы уговорить Питера на маленькое представление?
- Покажешь мне как-нибудь? – как можно беззаботнее улыбается она. – Никогда не видела ничего подобного! Только уж, пожалуйста, сохрани одежду, не смущай меня. Еще чаю?
Определенно, в следующий раз стоит заварить что-нибудь покрепче.
- А что с ранами? Анимагическая форма, случайно, не помогает заживлению ран?
Темные ресницы Вэнс скрывают и острый взгляд и нехороший горячий интерес в глазах, оставляя на виду только доброжелательное лицо – чуточку утомленное, но доброжелательное.

+1

14

Вэнс интересно, она демонстрирует готовность слушать и это окончательно подкупает не привыкшего к вниманию Питера.
- Ну... знаешь, у меня долго не получалось, - признается он на волне взаимной искренности, - Пришлось потратить много времени. К тому же, мне помогали… Один бы я не справился.
Природный скептицизм и годы, проведенные в тени чужой славы, приучили Питера нивелировать собственные заслуги. Сомнения Эммалайн вызывают у него инстинктивную поддержку. А может всему виной горячий чай и очаровательная женская улыбка?
Питер не избалован женским вниманием, но шутливая просьба целительницы мало похожа на научный интерес. И все же с выводами он не спешит, не склонный обольщаться всплывающими в памяти ремарками Блэка, пару раз доверительно сообщившего ему о том, что Вэнс как-то эдак на него глядела на сдвоенных занятиях по зельям.
Впрочем, от чая он не отказывается – возня с прихлёбываем из горячей кружки дает ему время поразмыслить над неудобными вопросами, которые задает ему Эммалайн. 
- Да, помогает, - осторожно отвечает он, буквально наталкиваясь на этот взгляд из-под ресниц, заставляющий его иначе отнестись к казавшимся утешительными репликам Блэка, - Ещё как помогает. Хотя, разумеется, многое зависит и от степени серьезности ранения.
От волнения голос Питера начинает звучать ниже, чем обычно. Эммалайн симпатична ему ещё со школьных времен и, если он верно истолковал её посыл, то уж ей должно быть абсолютно очевидно, как у него внутри всё резонирует.
- Если ты правда хочешь, я могу показать тебе, как выглядит превращение, - спохватывается он, отставляя в сторону опустевшую кружку. Женщины любят инициативных и решительных. Даже если всё это только «на благо науки».

+2


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Внимание к деталям (12 марта 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC