Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (загодя 1991) » Между нами, девочками (июнь 1977)


Между нами, девочками (июнь 1977)

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

День отъезда из Хогвартса - самое время, чтобы поговорить по душам.

Эммалайн и Дейзи.

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s9.uploads.ru/YUBgb.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 16 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]

Дейзи Бишоп хочет, чтобы Эммалайн Вэнс пояснила ей за шмот и длинные волосы, но что-то идет не так.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (18 ноября, 2017г. 22:59)

0

2

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s9.uploads.ru/YUBgb.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 16 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Цок-цок.
Цок-цок, стучат каблучки туфелек Дейзи.
Дейзи легко идет по коридору.
Дейзи оттачивала эту походку, потому что у нее все должно быть безукоризненно.
У нее мелодичный голос, плавная походка, длинные ресницы и идеальный маникюр.
И Дейзи не понимает, чего еще нужно - она идеальна.
Добрая половина Хаффлпаффа уверена в этом - мужская, разумеется.
Дейзи готова скрипеть своими идеальными зубами от злости, потому что Рабастан Лестрейндж, даже перестав таскаться с Эммалайн Вэнс по давно облюбованным всеми хогвартскими парочками романтическим местам, упорно отвергает ее скромные, но очевидные авансы.
Подавился бы он своей трансфигурацией.
Дейзи со злостью прикусывает губу, заглядывает в каждую нишу и приоткрытые двери кабинетов. Ей донесли, что Вэнс где-то здесь - что-то доделывает, Мисс Хлопотунья, выслуживается перед Флитвиком. Еще бы, ей же не нужно собирать багаж - ее косметичка уместится в кармане мантии.
От этой мысли Дейзи приходит в благодушие, проводит рукой по своим блестящим локонам, стекающим по плечам будто жидкое золото.
Те, кто предпочитают ей Вэнс, просто слепцы. Но это, к счастью, исправимо - нужно просто почаще попадаться на глаза Рабастану, а в этом Дейзи нет равных.

- Эммалайн, не ожидала застать тебя здесь, - напропалую врет Дейзи, находя наконец Эммалайн.
Цок-цок, угрожающе стучит она каблучками, входя в кабинет и  неторопливо прикрывая за собой дверь.
Улыбается сладко-сладко, как лучшей подружке.
Мисс Дейзи Бишоп - воплощение благонравия. Настоящая леди. Мечта, а не девушка.
И если до некоторых придется донести это чуть прямолинейнее, Дейзи готова пойти на это.
- Я искала свои конспекты, - поясняет она свое появление в этом кабинете, отбрасывая с плеча золотистые кудри и улыбаясь, пока цепко изучает соперницу, отмечая малейшие недостатки.
Слишком широко посаженные глаза, бледность, чернильные пятна на пальцах.
Сияющая улыбка на губах Дейзи линяет, теряет свое очарование, а в глазах вспыхивают опасные огоньки - и тут же пропадают.
- Но, раз уж мы все равно встретились, могу я тебя кое о чем спросить? - она закрывает собой выход, как будто Вэнс может сбежать. - Точнее, кое о ком.
Взгляд у мисс Бишоп вновь полон младенческого благодушия.
- Вы с Рабастаном Лестрейнджем больше не друзья, не так ли? Не очень близкие, по крайней мере? - Дейзи посылает сопернице злорадную улыбку. То, что Вэнс и Лестрейндж больше не пара, Дейзи не удивляет. Ее удивляет, почему он все еще не вскакивает при ее появлении в гостиной, не просит переписываться с ним на каникулах, не дарит мелкие сувениры.
Но это поправимо - пусть только Вэнс перестанет мешаться поблизости.
[AVA]http://s9.uploads.ru/YUBgb.jpg[/AVA]

Отредактировано Rodolphus Lestrange (17 октября, 2017г. 22:24)

+4

3

Каникулы – не самое любимое время для Эммалайн. То, что вызывает у студентов состояние, близкое к эйфории, на настроении мисс Вэнс сказывается не лучшим образом.
Ей нужно возвращаться домой, под крыло к заботливой матушке, которая опять начнет ее водить по всем вечерам, подыскивая среди сыновей своих знакомых «достойного молодого человека».
«Раз уж ты сама не в состоянии об этом позаботиться, Эммелина».
Эван обещал пригласить ее и Рабастана к себе, но Эммс боится об этом слишком много думать.
Что еще? Их курс показал далеко не такие блестящие результаты, как они с Рабастаном надеялись, как могли бы рассчитывать после всех их трудов!
Эммалайн никогда не позволит себе рефлексировать из-за матери или приглашения – не приглашения Розье, но из-за неуспеваемости курса – да. Это законная отдушина для ее недовольства.
И тут входит Бишоп.
Вэнс, убирающая учебники в шкаф и с помощью волшебной палочки убирающая с их страниц комментарии и карикатуры некоторых не слишком ответственных студентов, обернулась не сразу, а лишь досчитав до десяти и медленно.
Мало кто злил ее так сильно, как Дейзи Бишоп. Обычно Вэнс было достаточно досчитать до трех. Максимум – до пяти.

Она поворачивается, мрачно улыбаясь. К счастью, она не мальчик их Хаффлпаффа. Ее не ослепляет блеск волос, сиянье глаз, разве что иногда удушает запах духов Дейзи Бишоп и ее непоколебимая уверенность, что Хогвартс лишь подмостки для Ее высочества, на которых она демонстрирует свою красоту.
Обычно Вэнс демонстрирует непоколебимое равнодушие по отношению к Дейзи и ее подружкам, но сегодня, как уже сказано выше, не самый счастливый день для Вэнс.
Так почему он должен стать счастливым для Дейзи Бишоп?

Перед Эммалайн левитирует учебник. Небрежный взмах палочки, и карикатура на Флитвика исчезает. Страницы переворачиваются, с готовностью подставляя еще один разворот, испачканный чернилами…
- Я не видела твоих конспектов… поищи в спальне.
Если они вообще у тебя были.
В чем Вэнс сомневается.
Вопрос Бишоп заставляет волшебную палочку в руках Эммалайн дрогнуть, и учебник чуть затрясся в воздухе. Но Вэнс справляется с собой.
У кого-то очень длинный нос, который лезет туда, куда ему не положено…
- Странный вопрос, Бишоп. Мы с Рабастаном очень близкие друзья. Очень близкие, - она с удовольствием произносит это «очень», глядя в глаза Дейзи. – Мы даже собираемся провести лето вместе. У Эвана Розье. Ты разве не знала?
То, что Вэнс чурается девичьих компаний, еще не значит, что она не умеет играть по их правилам…
К тому же, они с Рабастаном и правда, очень близкие друзья. И та пара свиданий, что у них была, только укрепила их дружбу. Просто Бишоп этого не понять, она слишком примитивна для этого.
Вэнс смотрит на страницу учебника и светло улыбается.
Кто-то оставил о мисс Бишоп весьма нелестный отзыв...
Или лестный. Это уж как посмотреть.
[icon]http://s016.radikal.ru/i334/1708/5c/a478b69b188b.jpg[/icon]

Отредактировано Emmeline Vance (17 октября, 2017г. 22:07)

+4

4

Дейзи прищуривается.
[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s9.uploads.ru/YUBgb.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 16 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Вот, значит, как.
Пока Вэнс продолжает свое скучное занятие - скучное, как и сама Эммалайн - Дейзи подыскивает наиболее подходящую колкую фразу в ответ, маскируя это легким мелодичным смешком и наклоном головы.
- Что он дружит с Эваном Розье? Конечно, знала. - Дейзи разглядывает маникюр, не забывая краем глаза следить за реакцией Эммалайн, которая никак не может оторваться от своих книжек. Это странно - ее это ничуть не раздражает в Рабастане, но в Вэнс бесит так, что однажды Дейзи даже ободрала лак с ногтей и пришлось прибегать к усовершенствованным чарам из последнего выпуска Ведьмополитена.
- Они же везде появляются вместе.
Она снова улыбается, теперь уже уверенная, что это - война.
Вэнс не ретировалась благоразумно с поля боя, подтвердив, что не имеет никаких видов и прав на Лестрейнджа, она бросила вызов, не признавая поражения, и Дейзи отметила это с холодным расчетом.
- Когда, конечно, Рабастан не должен проводить время с тобой по делам старост.
Тонко рассчитанная колкость оказалась кстати, и Дейзи нашла в ней неожиданное утешение: стремясь заронить зерно сомнений о мотивах Лестрейнджа в душу Вэнс, она сама вдруг поверила, что вся эта дружба между старостами лишь пример эффективной командной работы, а значит, на самом деле сердце Рабастана абсолютно свободно.
- Я даже слышала, как они с Эваном обсуждают будущее лето, и ни разу не слышала, чтобы кто-то из них упоминал тебя... - С тем же мелодичным смешком Дейзи пожала плечиком, раскрывая пошире блестевшие предвкушением победы глаза, на самом дне которых плескалось нечто дикое. - Должно быть, пропустила.
Это было ложью - она крайне редко могла подкрасться незамеченной к Розье и Лестрейнджу так близко, чтобы услышать хоть что-то. Когда Лестрейндж был наедине со своими книгами, он не замечал ничего - и Дейзи уже не раз пользовалась этим, оказываясь почти двусмысленно близко на диванах в гостиной факультета или на скамье за столом Большого зала, но Розье отличался наблюдательностью и острым языком, так что Дейзи не стремилась попадаться ему на глаза особенно часто.
Но думать о Розье - еще одном представителе мужской половины Хогвартса, оставшейся равнодушным к чарам Дейзи Бишоп  - было не в пример неприятнее, и Дейзи вернулась к пикировке.
- Просто странно, правда? - с деланным простодушием она взглянула в лицо Вэнс. - Ты говоришь, что вы с Рабастаном близкие друзья - а он не приглашает тебя летом к себе. Прости, Эммелина, но мне кажется, ты ошибаешься. Не хочу тебя обидеть, но лучше горькая правда, чем сладкая ложь.
Покровительственный тон дался ей легко - она просто скопировала саму Вэнс, когда та отчитывала младшекурсников за снятые с факультета баллы или невыученные домашние задания.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (17 октября, 2017г. 22:23)

+4

5

[icon]http://s016.radikal.ru/i334/1708/5c/a478b69b188b.jpg[/icon]- Если бы некоторые наши студенты учились лучше, нам с Рабастаном не пришлось бы тратить столько времени на дела старост.
Взгляд Эммалайн суров и многозначителен. Взгляд Эммалайн обличает Дейзи Бишоп и подобных ей легкомысленных особ. Взгляд этот Эммалайн позаимствовала у матери, так что вполне уверена в том, что он производит впечатление. Не может не произвести.
И не то, чтобы намеки этой мерзавки совсем уж скользнули по сверкающей боне равнодушия мисс Вэнс, не задев за живое… Ей иногда казалось, что Эван и Рабастан будто сторонятся ее. Но, конечно, ей это только казалось. С чего бы? С того, что она не мальчик? Так раньше им это не мешало дружить, и Вэнс надеялась, что не помешает и впредь. О своих свиданиях «по инструкции» они с Рабастаном молчали, а если до Эвана доходили какие-то слухи, так он не спрашивал ни о чем. Словом, объективных причин для тревоги у Вэнс не было, зато субъективных – хоть отбавляй.

- Бишоп, ты, кажется, хотела о чем-то спросить? – напомнила Эммалайн с улыбкой, точь в точь повторяющей улыбку белокурой принцессы Дейзи. Ну, может быть, не точь в точь, но достаточно похоже. Достаточно, чтобы позлить эту мисс Розовый Лак.
- Если это все вопросы… хотя я на твоем месте спросила бы насчет дополнительных заданий на время каникул… то, может быть, не будешь мне мешать? А то мне еще вот это убирать…
Учебник пролевитировал под аккуратный носик мисс Бишоп, демонстрируя юной леди весьма, надо сказать, задорный рисунок и несколько надписей под ним…
- Хотя, может быть, я и не буду это убирать, - задумчиво произносит Эммалайн. – Может быть, я покажу это Рабастану и Эвану, когда мы встретимся на каникулах. Пусть посмеются! Просто странно, правда, Дейзи, что некоторые мальчики считают тебя… кем они тебя считают? Дейзи-любит-всех? Но как ты сказала, лучше горькая правда, чем сладкая ложь.

Учебник эффектно захлопнулся под носом у Бишоп и скользнул под руку к Вэнс.
Спокойно, Эммалайн, спокойно.
Эта тупица ничего не знает, просто тычет палочкой в небо, в надежде, что случайно отгадает формулу и пойдет дождь. Вэнс не хочет быть этим дождем, потому презрительно улыбается, поглаживая корешок книги, хранящей столько откровений о Дейзи Бишоп.

Отредактировано Emmeline Vance (18 октября, 2017г. 09:26)

+4

6

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s9.uploads.ru/YUBgb.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 16 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Подначку о своей успеваемости Дейзи мимо ушей не пропускает, но и не сильно задета. Учеба - не главное в жизни, и Дейзи Бишоп в свои шестнадцать лет это понимает.
Она наблюдательна и хитра - и знает, где нужно стараться, а кого из профессоров легко обмануть видимостью прилежания, и пользуется этим достаточно успешно, а то, что Эммалайн волнует, чтобы Рэйвенкло всегда было лучше всех, не проблемы Дейзи.
Она сохраняет на губах ту же покровительственную улыбочку, следя за подлетающей ближе книжкой, но затем улыбка застывает, теряет в дружелюбии и сиянии.
Дейзи закусывает нижнюю губу, чувствуя во рту вкус блеска - он должен быть вишневым, но на самом деле больше напоминает прогорклый тыквенный пирог.
Дешевый блеск, дешевый лак, дешевая красота.
Но это все, что есть у Дейзи.
И рисунок, и подпись - гадкие.
Такие гадкие, что Дейзи - шестнадцатилетней Дейзи Бишоп, которая никак не смирится с тем фактом, что ее чары не так всемогущи, как ей хотелось бы - краснеет и сразу же бледнеет.
Она с трудом отводит взгляд от книги, которая захлопывается с мерзким хлопком, скользит взглядом по покрытым чернильными пятнами пальцам Вэнс, по ее запястьям, идеальной форме, останавливается на лице Вэнс.
Про Эммелину никогда не напишут ничего подобного - она же скучная Вэнс, идеальная Вэнс. Вэнс, которая заполучила то, что должно принадлежать Дейзи.
Верхняя губа мисс Бишоп ползет вверх.
Она резко хватается за книгу, которую поглаживает Мисс Скромница, дергает за твердую обложку на себя.
- Ты не посмеешь! - Дейзи почти кричит. - Это все потому что я популярная! Мне завидуют и распускают все эти сплетни! Мне всегда завидуют такие, как ты!
Она снова дергает на себя книгу, неуклюже вытаскивая волшебную палочку свободной рукой.
- Отдай мне это, я сама все сотру!
Дейзи так зла и обижена, что ей начинает казаться, что Эммалайн специально сама и нарисовала этот оскорбительный рисунок, чтобы показать его Лестрейнджу. Потому что Вэнс ее враг, а раз так, то и обращаться Дейзи с ней будет соответственно.
Вместо того, чтобы завладеть книгой окончательно, Дейзи отпускает учебник и швыряет запирающие чары в дверь кабинета, а потом поворачивается к Эммалайн без улыбки.
- Я не позволю тебе навредить мне! Ты недостаточна хороша для него, - разочарование в собственных чарах затмевает Дейзи реальность, и она говорит много того, чего не стоит говорить, обвиняя Эммалайн в своих неудачах. - Это же ты!.. Это ты настраиваешь Рабастана против меня! Показываешь ему свои гнусные рисунки, болтаешь разное!.. Ненавижу тебя, Эммелина!
То, что она наконец-то нашла человека, которого может обвинить во всем, приводит Дейзи в состояние опьянения: она кидает в Вэнс Furnunculus, не целясь, не просчитывая силу удара.

Furnunculus - Проклятие, покрывающее тело жертвы фурункулами.

+4

7

[icon]http://s8.uploads.ru/kBozD.jpg[/icon]Оказывается, ненависть Дейзи Бишоп – это очень приятно. Очень бодрит. И Эммалайн чувствует себя увереннее, и даже улыбается откровеннее, без притворства, без напускного сожаления: «Ах бедненькая, бедненькая Дейзи, я так тебе сочувствую». Не сочувствует. Ей нравится бледность Бишоп, ее злость, ее крики. Еще ей бы очень понравились ее слезы. Определенно, Эммалайн хотела бы заставить мисс Розовый Лак плакать, так, чтобы потекла черная тушь, чтобы покраснело лицо, поумерив привлекательность мисс Бишоп…
У мисс Бишоп другие планы. Кажется, она оскорблена в лучших чувствах.
Учебник, свободный от ее притязаний, падает на пол.
Дверь в кабинет запирается с характерным щелчком.
Дальше все происходит быстро. Уловив движение волшебной палочки Дейзи, Вэнс ставит Щитовые чары, невербально и очень чисто. Эван, который иногда, под настроение, занимался с «этой Рейвенкло» был бы доволен. Затем, Incarcerous.

Эммалайн опускает палочку, с некоторым удивлением обнаруживая, что это сражение выиграно. Дейзи Бишоп и правда, следовало бы больше времени уделять занятиям. Рука старосты факультета подрагивает, на лбу выступает испарина, но Вэнс не испугана, нет. Скорее, приятно возбуждена. Это оказалось очень захватывающе, пусть даже все, что Бишоп могла вспомнить, это Furnunculus. В общем, теперь можно понять Эвана и Рабастана с их любовью к дуэльному клубу.
Она связана…
Вы одни…
Ты хотела, чтобы она плакала…
Драккл знает, откуда вдруг появляются эти мысли в голове мисс Вэнс, но она их выслушивает благосклонно. Может быть, потому, что будь она слабее, то плакала бы сейчас сама. А может быть, потому, что Дейзи Бишоп действительно заслуживает этого.
Хотя бы потому, что плохо учится и тянет факультет назад.
И из-за Рабастана, конечно.

Школьная мантия Эммалайн чуть колышется, когда она наклоняется над всеобщей лапочкой.
- Как нехорошо, Дейзи! Я-то думала, мы с тобой подружки.
Это слово «подружки» она насмешливо тянет, передразнивая этих жеманных куриц, с которыми обычно водится Бишоп.
- Не хочешь принести мне извинения за свое некрасивое поведение, дорогуша?
Извинения Дейзи Бишоп нужны Вэнс кентавру пятая нога. Но это часть игры, она это чувствует. Сначала они поговорят, как Бишоп того и желала.

Отредактировано Emmeline Vance (25 октября, 2017г. 20:47)

+3

8

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s9.uploads.ru/YUBgb.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 16 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Улыбка, полная злорадства, так и не успевает появиться на губах Дейзи - уродливые нарывы вовсе не расцветают на щеках и шее Вэнс, не покрывают ее лицо. Эммалай Вэнс оправдывает свою репутацию лучшей ученицы на факультете и проклятие Дейзи разбивается о невербально выставленные Щитовые чары.
Дейзи еще не паникует. Она снова ведет палочкой, чтобы выполнить формулу летучемышиного сглаза - он всегда у нее хорошо получался, и сейчас она дала бы десяток галеонов за то, чтобы посмотреть на убегающую с криками Вэнс, в чьих волосах запутались летучие мыши и царапают ей лоб и щеки.
Эта картинка встает перед Дейзи как настоящая, но остается всего лишь фантазией - не самой невинной, не самой девичьей и уж точно не самой романтичной хотя бы по той причине, что Эммалайн Вэнс никогда не фигурировала в романтичных мечтах Дейзи Бишоп, разве что в качестве посрамленной соперницы, удаляющейся в слезах.
Реальность оказывается неприятнее: Вэнс не просто высокомерна, она еще и хороша в дуэлях.
И хотя дуэлью эту стычку не смог бы назвать даже склонный к преувеличениям Филиус Флитвик, Эммалайн кастует Инкарцероус, и шелковистые веревки в палец толщиной опутывают ноги и руки Дейзи, лишая ее возможности двигаться.
Она дергается, но путы только затягиваются еще туже, и Дейзи оступается и падает, задевая парту и больно ударяясь локтем и бедром о каменный пол кабинета.
От резкой боли на глаза наворачиваются слезы, но Дейзи пока еще не плачет - пока она не верит в происходящее, не верит даже тогда, когда Вэнс наклоняется над ней, совсем непохожая на себя, и тянет это "подружки", издеваясь и надсмехаясь.
Дейзи глотает злые слезы, загоняет их подальше - ее еще волнуют такие вещи, как не слишком умело наложенные на тушь чары водостойкости, и ей совершенно не хочется выглядеть как пугало, если тушь потечет.
Она снова дергается, пытаясь дотянуться до туфель Эммалайн коленом, чтобы пнуть ее или задеть как-то иначе, а предложение извиниться вызывает у нее вспышку злости:
- Сними чары сейчас же! Ты ненормальная!
Веревки все сильнее впиваются в запястья, кожа под ними горит, но Дейзи все равно пытается достать откатившуюся на шаг палочку, извиваясь всем телом, отплевываясь от волос, липнущих к намазанным вишневым блеском губам. Она царапает веревку ногтями, жертвуя маникюром, пряча свою деятельность от Вэнс, которая вообразила себя невесть кем.
- Не стану я извиняться! Ты напала на меня, вот как это называется! Все подстроила и теперь побежишь всем жаловаться, изображая жертву, такая распрекрасная мисс Вэнс, любимица Флитвика! Заманила меня сюда, испортила учебник - и все равно, ты никому не нравишься! Никому - только Флитвику, я докажу это!
От наклонившейся к ней Вэнс веет угрозой - настоящей, реальной угрозой, но Дейзи не отдает себе в этом отчета: она снова погружается в свой вымечтанный мир, где Эммалайн Вэнс единственная проблема и единственная преграда на пути к тому, чего так хочет, так жаждет Дейзи.
Она снова прикусывает губу, чувствуя языком выпачканные в блеске волосы, набившиеся в рот, со злостью смотрит на Вэнс.
- Ты скучная! Занудная! Некрасивая! - выплевывает Дейзи самые страшные оскорбления из своего арсенала.

+4

9

[icon]http://s8.uploads.ru/kBozD.jpg[/icon]Милая Дейзи злится. Да что там, она в бешенстве! А вот на Эммалайн, наоборот, снисходит благостное спокойствие. Она подбирает волшебную палочку Бишоп – нечего ей валяться на полу, создавая беспорядок, и ласково улыбается мисс Розовый Лак, которая уже подрастеряла большую часть своей приторной сладости. Если разозлить ее еще немного, глядишь, и вовсе на человека будет похожа… Разозлить, или напугать…
Вэнс присаживается на корточки, чтобы лучше видеть кукольное личико Дейзи.
- Дорогуша, можешь забыть о Рабастане, он никогда не позарится на такую дурочку, - голос Эммс полон почти сестринского участия.
Она поправляет белокурый локон связанной Дейзи, заботливо снимает с него соринку. Сейчас Бишоп так похожа на куклу, одну из тех, с которыми Эммалайн заставляли играть в детстве. Потому что так нужно. Потому что маленьким девочкам вредно много читать! Идеальные куколки с фарфоровыми лицами, льняными волосами, голубыми глазами и розовыми губками. Куклам полагалось пить чай и беседовать о погоде. Куклы были дорогими, в шелковых платьях с кружевами и буфами.
Эммалайн их ненавидела. Избавиться от материнских подарков легальным путем, конечно, не получалось, но одну Эммс утопила в грязи, вторую кинула собаке. Та трясла ее и рвала и у куклы из живота полезла белая вата.
Дейзи Бишоп лучше, чем те куклы, жаль только ее голос может привлечь ненужное внимание. Конечно, коридор пуст и классы пусты, все готовятся разъехаться по домам, но Эммалайн девушка осторожная и предусмотрительная.

- Знаешь, ты очень навязчива. И не сдержана. Мне жаль это говорить, но ты ужасно воспитана Дейзи Бишоп. Мне придется тебя наказать. Только я боюсь, что ты будешь кричать… Нам придется об этом позаботиться…  Silencio!
Эммс довольно смеется. Розовый ротик Дейзи открывается и закрывается, и теперь она еще больше похожа на куклу, с которой можно сделать все, что угодно. За те слова, что она тут наговорила, за то, что, глупышка эдакая, надеялась очаровать Баста.
При этой мысли в голове Вэнс включаются совсем уж сложные и опасные для Дейзи механизмы. От Лестрейнджа-младшего у нее не кружится голова, не подкашиваются ноги и не тянет улыбаться совершенно глупым образом, как с Розье. Но Баст – часть ее маленького мира, очень важная часть, и поэтому – руки прочь, Дейзи Бишоп!

Эммалайн ласково гладит соперницу по горячей щеке.
- Один маленький урок. Когда ты поймешь, что не права, когда осознаешь, что Рабастан Лестрейндж не для тебя, просто кивни, хорошо? И мы сразу закончим.
Может быть…
Урок... Вэнс задумчиво оглядывается по сторонам в поисках вдохновения. Это должно быть что-то эффектное, но не тянущее на что-то большее, чем "злая шалость". Эммалайн не желает быть исключенной из Хогвартса из-за этой Бишоп, еще чего. Так что, конечно, никаких Непростительных заклинаний. Но было бы желание, а выход найдется, а у Эммалайн Вэнс с желанием все в порядке.
Вдохновение смотрит на нее со старого гобелена с гербом Слизерина, украшающего собой простенок...
Эммс отходит от Дейзи, поправляет мантию, приглаживает волосы. Мечтательно улыбается, словно перед ней очень интересная лабораторная работа.
- Начнем?

Отредактировано Emmeline Vance (1 ноября, 2017г. 10:50)

+4

10

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s9.uploads.ru/YUBgb.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 16 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Дейзи готова наговорить еще много чего: оне не глупа, она думает, что может процарапать дыру в этом спокойствии Эммелины, наверняка фальшивом, как и вся ее маска Хорошей Девочки.
Дейзи подбирает слова, которые вырвут победу из рук Вэнс, уравняют их шансы, ответят ударом на эти веревки.
Боль в бедре и локте ее только подстегивает, и слезы набухают на глазах не из-за боли, а от злости.
И когда Эммелина отказывает ей даже в этом, используя чары Силенцио, Дейзи обескуражена: ее обманули, это нечестно!
Нечестно затыкать ей рот!
Она гневно сверкает глазами на Вэнс, по инерции продолжая сыпать оскорблениями, и перестает далеко не сразу: ей хочется так много всего сказать, в столь многом обвинить Эммелину, дать ей понять, что уж Дейзи-то ей обмануть не удалось...
Она продолжает говорить, даже когда понимает, что это бессмысленно, что наложено Онемение. Она продолжает обвинять, обнажать природу Вэнс с такой непоколебимой уверенностью в собственной правоте, что кажется, будто этого усилия вот-вот окажется достаточно, чтобы сбросить чары, наложенные старостой.
Но так, конечно, не случается: Дейзи уже не ребенок, беспалочковая магия осталась в дальнем прошлом, да и невербальную она едва-едва вытянула на Выше Ожидаемого в прошлом году.
Зато Вэнс, конечно, идеальна во всем - она будто излучает самодовольство, и от этого Дейзи становится еще жарче.
Она бы, кажется, ударила сейчас Эммалайн без всякой магии - прочертила бы на ее гладких щеках длинные царапины, вцепилась бы в волосы, выдирая прядь за прядью.

Дейзи дергается, пытаясь сбросить руку Эммелины со своей щеки, но она бессильна предпринять что-либо. Она игрушка в руках Эммелины Вэнс, которая ведет себя с самого начала совсем не так, как ожидала от нее Дейзи.
Вэнс ведет себя так, что Дейзи окончательно уверяется: Эммелина неравнодушна к Лестрейнджу. И это она виновна в том, что тот так и не обратил внимание на нее, на Дейзи.
Это подпитывает злость Дейзи, приглушая страх, который уже начал просачиваться от саднящих и натертых веревками запястий.
Дейзи уже жалеет, что так глупо недооценивала Эммалайн, не считала ее по-настоящему опасным врагом, а не просто везучей соперницей. Жалеет она и о том, что не ударила по Вэнс с порога чем-то вроде Петрификуса - вот бы они поговорили, если бы вместо Дейзи на полу лежала Эммелина!..
Она пока еще сдерживает соблазн кивнуть сразу же, не верит обманчиво-рассудительному голосу Вэнс.
Та прикидывается! Хочет просто напугать Дейзи как следует, вот и все. Она не посмеет, не посмеет...
Дейзи держится за эту спасительную мысль упрямо и катастрофически цепко: она не дает себе допустить, что сейчас Эммалайн Вэнс может сделать все, что ей захочется.
Что она уже связала  и заставила ее, Дейзи, замолчать - но на этом-то она остановится?
Не посмеет же она причинить какой-то серьезный вред?
Она же староста!
Истерический безмолвный смешок срывается с дрожащих губ Дейзи, потому что Вэнс, задумчиво оглядывающаяся вокруг и не кажущая хоть сколько-нибудь взволнованной тем, что делает, теперь совершенно точно кажется опасной.
Расслышав вопрос, Дейзи уже не может сдержать паники. Начнем - значит, это еще не было началом?
Хорошо, хочет крикнуть она. Хорошо! Ты победила, ты напугала меня! Ты довольна? А теперь отпусти! Отпусти же меня!
Глаза Дейзи раскрываются так широко, что радужка кажется неправдоподобно маленькой.
Она хватает ртом воздух, исступленно мотая головой в жесте отрицания. Ее ухоженные, блестящие светлые волосы подметают каменные плиты пола, но это уже не беспокоит Дейзи Бишоп.
Она боится. Отчаянно боится того, что еще придет в голову Эммелине.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (2 ноября, 2017г. 20:50)

+4

11

[icon]http://s8.uploads.ru/kBozD.jpg[/icon]Теперь в глаза Дейзи страх. Настоящий. Может быть, это единственное настоящее, что есть в Дейзи Бишоп. Эммалайн очень довольна тем, что смогла вызвать это сильное чувство в мисс Самоуверенность. Теперь достигнутый результат  надо закрепить, как и любой пройденный материал.
Вэнс отходит на несколько шагов.
- Serpensortia!
Из палочки выпрыгивает змея. Длинная, толстая тварь с приплюснутой головой, яркими кольцами на гибком теле. Тварь не ядовита, хотя без труда задушит что-нибудь покрупнее собаки. Это осторожность, не милосердие, если змея покусает Дейзи – это будет перебор, такое не скрыть. Хотя, картина не лишена привлекательности, Вэнс себе в этом честно признается.
Змея, направляемая палочкой, ползет прямо на Дейзи. Неторопливо, осторожно пробуя воздух раздвоенным языком. Она для нее добыча. Живая, теплая. Добыча не двигается, не делает попытки убежать, и змея прижимается чешуйчатым боком к ноге Дейзи Бишоп, скользит вверх, по мантии…

Вэнс наблюдает за этим и искренне наслаждается каждым мгновением. Слишком многое было сказано Бишоп в этом классе, что задело Эммс за живое. Пусть теперь немного помучается!
- Она очень красивая, правда? Хорошо, что ты не можешь пошевелиться, Дейзи, иначе бы она на тебя обязательно кинулась… Так на чем мы остановились? На том, что ты не интересуешь Рабастана Лестрейнджа, Дейзи. Ты не интересуешь никого, всерьез, разумеется. Только тех, кто хочет пообжиматься в коридоре.
В голосе Эммалайн звучит законное презрение, потому что она как раз не такая. Но такова уж суть любых крайностей – ненавидеть свою противоположность. А больших противоположностей, нежели мисс Вэнс и мисс Бишоп, наверное, не было и не будет.
Только вот палочка сейчас в руках у Вэнс…

- Надеюсь, сейчас ты это понимаешь, Дейзи, милая?
Змея приподнимает голову напротив лица Дейзи Бишоп, смотрит на нее сверху вниз.
Если бы мисс Розовый Лак могла, она бы, наверное, сорвала голос до крика…
А голос Эммс по-прежнему снисходительно-ласков.
- Надеюсь, когда мы встретимся с тобой в следующем году, ты будешь вести себя иначе? Правда?
Это очень волнующее чувство – понимать, что жизнь Дейзи Бишоп сейчас в ее руках. Именно Дейзи Бишоп. Жаль только, что у них совсем мало времени…

Отредактировано Emmeline Vance (2 ноября, 2017г. 21:10)

+4

12

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s9.uploads.ru/YUBgb.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 16 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Дейзи не узнает использованное Вэнс заклинание: она слишком перепугана, слишком напряжена в ожидании чего-то еще более страшного, оглушена собственным пульсом, бьющим в ушах, и поглощена попытками заговорить, закричать.
Поэтому когда змея падает в каких-то дюймах от ее ноги, упруго ударяясь об камень, она ошеломлена, по-настоящему ошеломлена.
Самоуговоры, убеждающие Дейзи, что Эммелина не сделает ничего, по-настоящему опасного, больше не действуют: на сцене появляется страх, сильнее которого Бишоп еще не знала.
Угадала ли Вэнс случайно, или замечала, как Дейзи инстинктивно кривится даже на Травологии, когда в грядках проползает безобидный дождевой червяк, неизвестно, но Дейзи это и не занимает, она вся напрягается, от кончиков ногтей до кончика носа, выпрямляется во весь рост на полу, больше похожая на вытянутую струну, не обращая внимания на веревки.
Змея пробует воздух в дюйме от ее колена, и Дейзи начинает задыхаться, только представив себе, как этот раздвоенный язык коснется ее кожи.
От первого прикосновения к своей плоти Дейзи замирает. Но змея не обманывается этой мнимой обездвиженностью жертвы - она чувствует биение пульса всем телом, прокладывая себе путь вверх, между складками и швами мантии.

Слова Вэнс уже не задевают. Дейзи готова согласиться с любым обвинением, со всем, что скажет Эммелина - пусть, лишь бы та уничтожила змею, согнала ее с тела Дейзи.
Она знает, что это не так, что все, что говорит Эммелина, ложь. Той просто завидно, завидно тому, что Дейзи нравится мальчикам по-настоящему. У нее, у Дейзи Бишоп, есть поклонники на каждом факультете, и ей не нужно спрашивать себя, чего на самом деле хочет очередной подошедший - ее конспектов или ее внимания. Она же  - не голая функция, для разнообразия обряженная в юбку и мантию.
И вдвойне обидно, потому что Дейзи ничего такого себе не позволяет. Почти. И то, что именно Эммелина Вэнс оказалась свидетельницей этих самых "почти", не дает ей права так говорить о Дейзи.
Право так говорить дает ей палочка в ее руках и змея, продолжающая исследовать мантию Дейзи, продвигаясь все выше и выше.
От ощущения этой плотной, мускулистой тяжести на груди - живой тяжести - Дейзи теряет последние остатки самообладания.

Поверх змеиной плоской головы Дейзи смотрит в лицо Эммелины.
У змеи тусклый взгляд, лишенный какого-либо выражения - как и у самой Вэнс.
Дейзи боится открыть рот, боится даже моргнуть, помня слова Вэнс про неподвижность, и просто смотрит на свою мучительницу, чувствуя, как по щекам медленно ползут слезы. Кожу саднит и щиплет, но Дейзи не шевелится.
Когда змея снова двигается вперед, касаясь языком подбородка Дейзи, это прикосновение похоже на удар. Рот Дейзи безвольно приоткрывается, глаза закатываются под веки, мышцы расслабляются. Между бедер она ощущает горячую влагу, в воздухе повисает тяжелый запах аммиака.
Дейзи теряет связь с реальностью.

+4

13

[icon]http://s8.uploads.ru/kBozD.jpg[/icon]- Vipera Evanescо.
Огненный шар появляется из палочки, заставляет змею вспыхнуть – и это красиво, словно огромная искра проходит от хвоста до головы, плоской, уродливой головы, заставляя гибкое тело рассыпаться серым пеплом.
Эммалайн улыбается, вполне довольная маленьким представлением, устроенным для Дейзи, только для Дейзи, все ради Дейзи! Даже то, что Дейзи лишилась чувств не огорчает Вэнс, это, если подумать, лучшая похвала. Значит, ее ползучий аргумент действительно смог достучаться до мисс Розовый Лак.
Вэнс наклоняется, дотрагивается до щеки Дейзи – она холодная. Вот уж и правда – испугалась до обморока.
К сожалению, время развлечений подошло к концу. К еще большему сожалению мисс Вэнс, которая  получила огромное удовольствие от произошедшего, Дейзи придется забыть обо всем, что случилось. Потому что пытки змеями могут повредить репутации мисс Вэнс в глазах преподавателей.

Эммс задумчиво улыбается. Интересно, повредило бы это ее репутации в глазах Эвана и Рабастана?
Она кастует Diffindo, бережно осторожно, освобождает Дейзи от веревок, не забывая их уничтожить – главное, не оставлять следов, не так ли? Если Вэнс немного волнуется, то это  потому что ей предстоит сделать то, что она раньше никогда не делала, но волнение это, пожалуй, даже приятно.  Ведь так? Конечно, всегда есть опасность, что что-то пойдет не так, заклинание не отработано, но Вэнс верит в силу Намерения и Сосредоточения так же безусловно, как маленькие дети верят в Пасхального кролика и Санту.
Эммалайн проговаривает себе все это один раз, потом второй, ходя вокруг Дейзи кругами, пока не уличает себя в том, что никак не может решиться на то, что задумала. Приходится перестать притворяться.
Ладно. Она волнуется. И боится. Ментальная магия – не то, что дается легко с первого раза, а Эммалайн никогда всерьез ею не занималась. Читала – да, но от теории до практики, как правило, долгий путь, вымощенный ошибками. А на ошибку она права не имеет, вмешательство в разум Дейзи Бишоп – это уже серьезно. Это не проступок, это преступление. Хотя, конечно, сама Вэнс себя не чувствует преступницей.
Конечно, Дейзи начала первая.
Конечно, Дейзи все это заслужила.

Болтливого зелья для мисс Бишоп у Вэнс с собой нет, но Finite Incantatem у нее получается очень приличный. Хотя, Мерлин свидетель, молчащая Дейзи ей куда симпатичнее Дейзи болтающей чушь, или даже Дейзи кричащей.
Эммалайн закрывает глаза, считает до трех. Потом до пяти. Сейчас она сделает две вещи. Приведет Бишоп в сознание, а потом применит Обливиэйт.
- Дейзи заглянула в класс, спросила, где можно найти Рабастана Лестрейнджа, я  посоветовала посмотреть в гостиной, - негромко, но очень убедительно говорит она, обращаясь к невидимому собеседнику. – А потом она упала в обморок. Наверное, переутомление.
Звучит, вроде бы, довольно логично.
На Дейзи Бишоп из палочки Вэнс выливается струя воды, а потом Эммс без особой нежности похлопывает ее по идеальным щечкам.  Палочку она держит наготове.
- Бишоп, очнись. Открой глаза!
Открой глаза, Дейзи, и я помогу тебе забыть эти ужасные несколько минут. Мне все равно, что ты забудешь, правда, главное, чтобы я помнила, а я буду помнить!

+4

14

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s9.uploads.ru/YUBgb.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 16 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Ресницы Дейзи слабо затрепетали и она открыла глаза.
Мгновение ей не удавалось сфокусировать взгляд. Мгновение она пребывала в безопасном неведении, непонимании происходящего.
Затем реальность обрушилась на нее оглушающим водопадом вернувшегося осознавания себя: прикосновениями змеиного тела, ледяной самодовольностью в голосе Вэнс, резким запахом и холодом, пробирающим насквозь от каменного пола.
Дейзи открывает рот, слизывает с губ капли воды, неуверенно поднимает руку в лицу, удивляясь, что снова может это сделать...
Вытирается прямо ладонью, размазывая и без того потекшую тушь - в глазах щиплет, на пальцах остаются темно-коричневые полосы. Ей нужно это движение, нужно спрятаться от внимательного взгляда Эммелины, полного превосходства - да и в самом деле, увидь сейчас их кто, сомнений в победе Вэнс не возникло бы.
Не возникает их и у Дейзи Бишоп: ее палочка неизвестно где, она сама на полу, а ноги до сих пор помнят скользящую тяжесть плотного змеиного тела.
Дейзи кидает на Вэнс полный ненависти взгляд, но эффект наверняка портят набухающие слезы - она поверить не может, что.. Что Вэнс оказалась способна не только на испепеляющие взгляды и снятие баллов.
Дейзи поверить не может, что другая ученица - и не просто ученица, а староста, чья репутация говорит сама за себя, чьи эссе и таблицы выполнены четче, чем когда либо снилось многим преподавателям, чей авторитет в факультетской гостиной почти равен авторитету декана - довела ее до обморока, вызвав огромную змею.
- Это не сойдет тебе с рук, - говорит Дейзи, не особенно понимая, что нужно бы промолчать. Что она полностью беззащитна перед Вэнс и та уже продемонстрировала, что сегодня для них обеих правила изменились.
Правда, в голосе Дейзи больше нет бравады, зато полно страха: она не уверена, что права.
Дейзи рывком садится на полу, поджимает к груди колени, морщится от касаний мокрой юбки.
В глазах Вэнс нет ни следа ни раскаяния, ни готовности умолять Дейзи ничего не рассказывать об этом. Она не будет обещать, что отступится от своих притязаний на Лестрейнджа. Вэнс, понимает Дейзи, чувствует себя победившей.
- Я ничего никому не расскажу! - голос Дейзи крепнет, но это фальшивка - предвестник приближающейся истерики. - Я буду молчать!..
Конечно, Эммелина Вэнс не убьет ее.
Но Дейзи вообще не думала, что Вэнс причинит ей вред - и она боится. Боится по-настоящему.

+4

15

[icon]http://s8.uploads.ru/kBozD.jpg[/icon]- Ну конечно, не расскажешь, Дейзи, дорогая.
Эммалайн нервничает, но по ней и не скажешь. У мисс Вэнс хороший учитель – миссис Вэнс. Лучший в своем роде.
Она бережно стирает кончиками пальцев подтеки туши на безупречных щечках. Даже сейчас Дейзи Бишоп очень хорошенькая. Очень. Эммалайн никогда такой не будет, не с ее темными волосами и резкими чертами лица. Ну и пусть, красота ничем не помогла сегодня Бишоп, так что да, староста Рейвенкло может с гордостью заявить – есть вещи и поважнее красоты.
От волос Дейзи, от ее шеи пахнет духами – сейчас Эммалайн это чувствует. Запах чего-то цветочного пробивается сквозь запах аммиака, пыли, мела, старых учебников... и это, отчего-то, злит Вэнс. Этот запах будто маленькое чернильное пятно на безупречном конспекте. Совсем маленькое.Даже незаметное. Но красноречиво напоминающее о том, что Эммалайн не безупречна. А Эммалайн хочет быть безупречной во всем. Не правильной, а именно безупречной. Важная деталь. Правильная мисс Вэнс никогда бы не пытала змей Дейзи Бишоп. И много потеряла бы, надо сказать…

- Конечно, не расскажешь.
Эммс приподнимает Дейзи за подбородок, заставляя смотреть в глаза.
Намерение.
Она должна забыть.
Сосредоточенность.
Где-то в глубине души Эммс горячо сожалеет об этом. Она хочет невозможного. Хочет, чтобы Дейзи забыла ее, но помнила свой страх перед ней.
Действие.
- Обливиэйт!
Движение палочкой, может быть, не достаточно четкое, но правильное, и палочка светится зеленым. Невидимый луч находит цель – лоб Дейзи Бишоп, и ее взгляд стекленеет.

Эммалайн коротко, со всхлипом, вдыхает воздух.
У нее получилось?
Только бы у нее получилось.
Вэнс осторожно вкладывает волшебную палочку Дейзи в ее безвольную руку. Вспоминает о запирающих чарах, который мисс Бишоп наложила на дверь (видите, она первая!), и снимает их. Теперь все зависит от двух вещей. От того, насколько удался Вэнс Обливиэйт, и от того, насколько она сумеет изобразить недоумение и тревогу, когда Дейзи придет в себя. Ну, или что там положено чувствовать, когда при тебе падают в обморок? В каком-то смысле Эммалайн мастер изображать эмоции, которых не чувствует, но которых от нее ждут окружающие, так что с этим она как-нибудь справится. Но если Обливиэйт не сработает, что тогда?
«Тогда», - говорит холодный и незнакомый голос. – «Ты ее убьешь».
И Эммс с ним соглашается.

Отредактировано Emmeline Vance (14 ноября, 2017г. 19:26)

+4

16

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s9.uploads.ru/YUBgb.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 16 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
Дейзи с ужасом смотрит на руку Вэнс, замечая, будто под чарами увеличения, мельчайшие детали, на которые вряд ли обратила внимания в другой ситуации. Она не делает ни единой попытки отшатнуться или убежать: куда, как? У Вэнс палочка.
У Вэнс змея и эта жуткая уверенность в глазах.
Любые слова кажутся Дейзи лишними и фальшивыми теперь - Эммелине не нужны ее обещания, ее заверения, ее клятвы.
Эммелина, должно быть, считает Дейзи кем-то - чем-то - вроде неприятной помехи.
Сейчас Дейзи именно так себя и чувствует - неприятной помехой. Мелкой, но неприятной.
Несмотря на лето за окном, Дейзи чувствует холод, просачивающийся сквозь старый камень, выстужающий ее изнутри.
Дейзи бьет мелкая дрожь. Она опускает веки, когда Вэнс приподнимает ее подбородок. Она не хочет смотреть Вэнс в глаза.
Она не хочет увидеть там свою смерть.
Она думает о том, что, наверное, единственная во всем мире знает Эммелину Вэнс, их безупречную старосту, такой. И вопреки мешающему дышать страху она чувствует, что Вэнс ошибается.
Она расскажет. Она расскажет Рабастану. Он должен узнать, какова на самом деле Эммелина Вэнс.
И тогда-то, конечно, он разочаруется. Придет в ужас. Разорвет с этим жутким существом все отношения.
Вот то, чего и хотела Дейзи. Вот то, что уничтожит Вэнс: не побежит Дейзи к Флитвику, нет. Не исключение, да еще весьма сомнительное, ей нужно.
Она отправится прямо к Лестрейнджу. Он должен будет поверить ей.
Почему бы Рабастан поверит ей, а не Эммелине, Дейзи представляет слабо: она привыкла, что ей верят, привыкла вызывать симпатию и доверие с первой встречи, она уже не сомневается в том, что это Вэнс распускала про нее все эти гадкие слухи и хочет, наконец, отыграться.
Только бы выйти из кабинета. Только бы вернуть палочку.
Только бы уверить Вэнс, что той нечего беспокоиться.

Дейзи распахивает глаза навстречу Обливиэйту.
Зарождающаяся было искра надежды гаснет.

Дейзи слабо шевелится, сжимает пальцы вокруг волшебной палочки - почему-то это кажется ей важным.
в голове какая-то неприятная, мутная пустота, и... О Мерлин, что это? Она напрудила в трусы как ребенок?
Выдох превращается в полузадушенный стон. Дейзи дезориентирована, и к этому прибавляется какая-то глухая головная боль.
- Ч-ч-что... Что случилось? - умирающим шепотом спрашивает Дейзи, разглядывая наклонившуюся над ней Вэнс. Сейчас особенно тяжело изображать ровное дружелюбие - ей хочется оказаться как можно дальше и от старосты, и от этого кабинета. - Мне, кажется, не хорошо...
Дейзи поднимает руку с палочкой и трет тыльной поверхностью ладони лоб, морщась и пытаясь вспомнить, что же случилось. Почему она на полу.
Она помнит, зачем искала Вэнс - она хотела донести до нее кое-какие свои соображения, касающиеся ее и Лестрейнджа - но сейчас уж точно не время разбираться с соперницей. Дейзи чувствует себя просто ужасно - и понимает, что сейчас она не может диктовать свои условия.
Она слабо приподнимается, сдерживая тошноту, закрывая глаза.
- На меня что-то упало? - от затылка головная боль нарастает с каждой минутой. - Мне нужно в Больничное крыло...
Дейзи говорит это вслух, потому что уверена, что Вэнс отведет ее туда, но, уже договаривая, она понимает, что не хочет, чтобы Эммелина помогала ей.
Дейзи вяло оглядывается, пытаясь сообразить, что же с ней случилось.

+4

17

[icon]http://s8.uploads.ru/kBozD.jpg[/icon]Вэнс отступает на пару шагов, критически осматривает Дейзи и находит результат вполне удовлетворительным. Конечно, где-то в животе Эммалайн все еще ворочаются противные льдинки страха, и руки подрагивают. Но это даже понятно, так далеко она никогда не заходила. Да что там, она вообще никогда далеко не заходила, ограничиваясь только мыслями и теоретическими выкладками. Но, кажется, все получилось, и Эммалайн чувствует теперь еще и усталость, усталость и какое-то опустошение. С природой которого она разберется позже.
- Сама встанешь, или тебе помочь подняться? – сухо спрашивает она у Дейзи. – Тебе действительно стало плохо. Так что, если хочешь, я провожу тебя в больничное крыло, не стоит тебе сейчас ходить одной. Вдруг приступ повторится.
Больничное крыло нежелательно для Эммалайн, очень нежелательно. Кто знает, вдруг там смогут увидеть следы заклинания, вдруг захотят узнать подробности? Нет, лучше бы без этого. Но староста обязана предложить помощь, и она ее предлагает, всем видом показывая, что для нее это тяжелый и неблагодарный труд - помогать Дейзи Бишоп.

- Ты вдруг упала, - охотно сообщает она Дейзи придуманные подробности, на ходу выуживая их из памяти - она читала о чем-то похожем. – У тебя изо рта пошла пена, начались судороги, жуткое зрелище, я скажу. А потом ты обмякла и обмочилась.
Неприглядные подробности. Мисс Розовый Лак вряд ли будет в восторге, если о них узнает кто-то, пусть даже и в больничном крыле. У милой Дейзи хватает соперниц на других факультетах, все те, чьи мальчики слишком пристально смотрели на прелести Бишоп. Они будут счастливы обсудить такую картину, сплетен хватит на все лето, и на следующий учебный год тоже останется. Но все эти соображения Вэнс держит при себе, давая возможность Дейзи самой до них додуматься и сделать выводы.

- В любом случае, нужно поторопиться, все уже разъезжаются. Да, Бишоп, а о чем ты хотела со мной поговорить?
Эммалайн, вспомнив о том, зачем она вообще задержалась в классе, сложила аккуратной стопкой учебники, и закрыла шкаф.
Порядок. Все, как она любит.

Отредактировано Emmeline Vance (17 ноября, 2017г. 10:05)

+4

18

[nick]Daisy Bishop[/nick][status]Безумная сталкерша[/status][icon]http://s9.uploads.ru/YUBgb.jpg[/icon][sign]Каждая рэйвенкловка безумна по своему.[/sign][info]<b>Дейзи Бишоп, 16 <sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Рэйвенкло</i>[/info]
При упоминании приступа Дейзи становится страшно. Она не понимает, что это лишь вернувшаяся тень недавно пережитого ужаса, и охотно принимает слова Эммелины за чистую монету.
Ее симпатичное даже сейчас личико вытягивается, светлые брови страдальчески изгибаются.
Картина, так живописно нарисованная крупными четкими мазками стараниями Вэнс, встает перед ее внутренним взором - и вряд ли быстро забудется.
Пена изо рта? Судороги?
Это просто отвратительно - корчиться на полу в луже собственной мочи, как какое-то подыхающее животное.
Дейзи втягивает голову в плечи, перебарывает себя, смотрит на Эммелину почти заискивающе - та не пользуется репутацией завзятой сплетницы, но тем более не стоит настраивать против себя человека, располагающего таким компроматом.
- Нет, - откашливается Бишоп, пытаясь совладать с голосом, спрятать от Вэнс и панику, и собственные сомнения. - Я передумала насчет Больничного крыла. Я чувствую себя намного лучше.
Это и в самом деле так - кроме тянущей головной боли и пульсации в бедре и локте, на которые она, видимо, приземлилась, Дейзи в полном порядке.
- Не хватало еще, чтобы колдоведьма оставила меня до завтра в этой пустой школе. Уверена, ничего серьезного - просто переутомление, - доведенным до автоматизма жестом пай-девочки с Рэйвенкло Дейзи заправляет за ухо вьющуюся медовую прядь, ища в глазах Вэнс понимание - ну же, той должна быть близка эта тема, она же бросает зубрежку только ради того, чтобы отчитать какого-нибудь первогодку или разъяснить непонятое пятикурсникам. - Ты не могла бы никому не рассказывать о том, что тут случилось? Не хочу никого заставлять волноваться.
Дейзи использует самый бесхитростный свой тон, поднимаясь на ноги без помощи Вэнс - ей отчаянно не хочется, чтобы та приближалась.
Так же ей не хочется, чтобы Эммелина следила за тем, как она колдует - но не покидать же кабинет в таком виде.
Дейзи достает из кармана пудреницу, раскрывает ее с характерным щелчком - круглое зеркальце в посеребреной оправе уродует змеящаяся трещина.
Дейзи бросает в непонятную дрожь, она торопливо себе под нос произносит ремонтирующие чары и оглядывает свое отражение то одним глазом, то другим, оценивая ущерб, нанесенный своей внешности.
- Ммм, - мелодично растягивает Бишоп, приводя себя в порядок и чувствуя присутствие Эммелины за спиной - это нервирует. - Я не помню. Должно быть, ничего серьезного.
На мгновение в отражении голубого глаза Дейзи вспыхивает ужас - она защелкивает пудреницу, чистит одежду несколькими бытовыми чарами, хоть и тяжеловесно, но все же эффективно, и поворачивается к Вэнс, которая закончила раскладывать в шкафу учебники.
- Может быть, я напишу тебе летом, Эммелина? Можем встретиться в Косом переулке - поесть мороженого. Новый владелец кафе обещает фантастическое меню, - Дейзи снова во всеоружии и улыбается - чуть натянуто, но достаточно сладко. Ей хочется покинуть Вэнс как можно скорее, но с уверенностью, что та не будет трепать на каждом углу о приступе Дейзи. Если для этого придется дать занудной любимице профессора Флитвика надежду на то, что они могут быть подругами, так тому и быть.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (18 ноября, 2017г. 21:14)

+3

19

[icon]http://s8.uploads.ru/kBozD.jpg[/icon]Если не знать, что в действительности творилось в классе еще четверть часа назад, ни за что не догадаешься – даже Дейзи выглядит почти так же, как до своего глупого объявления ей, Эммалайн Вэнс, войны. А уж сама Вэнс своим лицом владеть умеет превосходно, пусть ее артистический набор куда скуднее, чем у мисс Розовый Лак. Вежливое участие, Вежливое равнодушие, Сдержанное порицание. Из всего репертуара, помогающего Эммалайн не выделяться среди сверстников, она выбирает Вежливое равнодушие.

- Рада, что тебе лучше. Выглядишь ты, вроде бы, неплохо.
… а где-то внутри бьется торжество – получилось. У нее получилось. Но – тссс. Рано. Потом. Она обдумает это потом, и сполна насладится этой мыслью. Она будет думать об этом снова и снова. И даже предстоящая встреча с матерью больше не кажется Вэнс такой ужасной. Неприятно, да, но – переживем. Особенно, если удастся летом встретиться с Эваном и Рабастаном.
- Если хочешь, давай встретимся, - кивает она без энтузиазма в голосе.
Предложение сделано, предложение принято, но при этом, если встреча за мороженным не состоится, никто не расстроится. Примерно так можно трактовать ответ Эммалайн. Иной был бы подозрителен и неуместен.
- Я тебе больше не нужна, Бишоп? Тогда я пойду собираться. Хорошего лета

Хорошего лета им всем.
И все же, когда Вэнс благополучно добирается до дома (и никто не торопится ее догнать, вернуть, обвинив в нападении на Дейзи), когда оказывается в ненавистной бело-розово-голубой спальне, она с неудовольствием чувствует что-то вроде слабого чувства вины перед Бишоп. Слабого, но весьма неприятного. Но ничего, над этим она тоже поработает, дабы не отравлять себе лето.

Отредактировано Emmeline Vance (18 ноября, 2017г. 21:13)

+3


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (загодя 1991) » Между нами, девочками (июнь 1977)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC