Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » 1991 — 1995 » Terra Incognita


Terra Incognita

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Время: 12 июля 1995 года
Участники: Гермиона Грейнджер, Рон Уизли
Косой переулок, маггловский Лондон

Практикум "Магглы в естественной среде обитания" для отдельно взятого безнадежного волшебника.

+2

2

Первый день в Норе, конечно, оказался немного сумбурным. Да, собственно, возвращаться в мир волшебников даже после всего двух месяцев совершенно магловской жизни, всегда было сумбурно. Но теперь обстановка накалялась из-за того, что Тот-Кого-Нельзя-Называть, как бы это правильно сказать, - воскрес? При этом Министерство не предпринимало никаких логичных действий в ответ на эту новость, а газеты и журналы во всю поливали Гарри грязью. Оставалось лишь радоваться, что друг был практически лишен возможности читать этот бред и тихо коротал время со своими мерзкими родственниками. В любой другой момент она бы пожалела его, но сейчас это казалось правильным. Мысль была на грани предательства, поэтому вслух она ее так и не высказала. Ко всему прочему, в тот же вечер ее просветили об "Ордене Феникса", и Гермиона начала задавать Тонкс кучу вопросов о том, что и как, но миссис Уизли сочла, что "с них хватит" и прогнала "детей" с кухни, еще и позорно прикрикнув, что им спать пора.
Конечно, Гермиона только улыбнулась на это, ведь негодование Рона было гораздо смешнее ее собственных возмущений о том, что ей уже вообще-то 16. 
- Я пока не собираюсь спать, хочу разобрать вещи, - намекнула она другу, мол, давай поболтаем еще немного перед сном.
Ее, как всегда, поселили в одной комнате с Джинни. В каком-то смысле она уже воспринимала эту кровать как свою и, несмотря ни на что, сюда всегда было приятно возвращаться.
Кажется, ее "соседка" плескалась в ванной, так что они с Роном могли обсудить все вдвоем. Не то чтобы Джинни была лишней, но... почему-то Гермиона не хотела выдавать свои мысли кому-то кроме Рона.
Она начала потихоньку выкладывать вещи из чемодана, который по большей части был набит кучей книг. Из-за них в этот раз в ее багаж не влезли многие вещи. Отец на свой страх и риск должен будет отправить ей все остальное совой. Он хотел воспользоваться Fedex, и Гермионе пришлось около часа объяснять ему, как это так ее школы нет на карте, которой пользуются магловские курьерские службы, и откуда при этом глупая птица знает, куда лететь. Книги по большей части были как раз не волшебные, ведь в библиотеке Хогвартса можно было найти что угодно, если это касалось магии, но вот спроси она мадам Пинс о теории квантовой механики или краткий курс психологии сознания, даже банальную биографию Элтона Джона, ответ всегда был 100% - нет.
- Тебе не показались письма Гарри странными? - начала она аккуратно. Голова уже болела от всех этих мыслях об Ордене и Волдеморте, но было кое-что, что хотелось обсудить сейчас, а именно, тот факт, что их друг, казалось, что-то утаивает между строками редких писем.
Тем временем она вытащила все книги, пытаясь докопаться до вещей, которые могут понадобиться ей во время пребывания в Норе. Хотя бы пару футболок, пижаму и зубную щетку. Она сунула Рону в руки том "Фейнмановские лекции по физике. Том 3. Излучение. Волны. Кванты".
- Эту я собираюсь дочитать сегодня, отложи, - попросила она, снова уткнувшись в глубины своего чемодана. Затем вытащила еще стопку книг. Затем еще. Вздохнула, оглянувшись вокруг себя. За пару минут книги завоевали все пространство.
- Наверное, мне стоит задуматься о покупке "Бездонной сумки - 3000", или как там это называется?
Рон наверняка ориентировался в магических каталогах лучше, чем она. А родители как раз подарили ей на день рождения достаточное количество денег, чтобы потратить их на что-то полезное. Сначала она планировала купить еще книг, но, возможно, в следующем году она сможет привезти еще больше литературы за счет экономии пространства? Следовало подумать и о будущем.

Отредактировано Hermione Granger (23 сентября, 2017г. 23:36)

+2

3

Летние каникулы настигли Рона внезапно, вырвали из гудящего, тревожного, скорбящего Хогвартса и бросили прямиком в сонный деревенский покой «Норы», в котором он никак не мог найти себе места. У него было смутное чувство, будто их с Гарри и Гермионой прервали на середине важного разговора, договаривать который было не с кем. Старшие братья давно не жили в родительском доме. Перси пропадал на работе и появлялся только за ужином, чтобы за эти короткие полчаса довести мать до слез, а Рона – до бешенства своими проминистерскими разговорами. Близнецы торчали в своей комнате, с головой погрузившись в изобретательство. Джинни как-то незаметно выросла и уже не ходила за братом, как приклеенная. Рон чувствовал себя совершенно потерянным.
С тем, чтобы пригласить сюда друзей сразу на все лето, он начал наседать на родителей с самого приезда. Насчет Гарри разговор был короткий: как и в предыдущие годы, разрешение забрать его от тетки должен был дать Дамблдор, а у директора, видать, сейчас было полно своих забот, ему не до того, как мистер Поттер проводит каникулы. Для Гермионы у матери был другой аргумент: мол, надо дать девочке побыть с родителями, она их целый год не видела. Рон отступал, ворча себе под нос, что он лично пресытился семейной идиллией за неделю, получал вдогонку звонкий подзатыльник и копил аргументы для новой атаки.
К июлю терпение Рона лопнуло, и он заявил, что, если уж Гарри на особом положении и ему никак нельзя помочь, то хотя бы Гермиону они обязаны вытащить из маггловского мира. («Ну мам, пап, она там совсем одна! Колдовать нельзя, «Пророк» доходит через раз, сов и тех только по ночам выпускай! А если Пожиратели на нее нападут? Мы же даже не узнаем!») «В конце концов, - говорил он матери, привязывая к лапе Сычика, нетерпеливо прыгавшего по кухонному столу, конверт с небрежно накарябанным маггловским адресом Гермионы, - если она захочет еще побыть дома, она просто откажется».
Но Гермиона не отказалась. И с ее приездом сонное существование в «Норе» вдруг забурлило событиями. Например, вдвоем им удалось разговорить Тонкс – одну из тех странных личностей, что этим летом часто засиживались на их кухне – и та рассказала им об Ордене Феникса. Ордене, в котором состояли его собственные родители! И ничего – ни-че-го! – ему не сказали!
Рон был возмущен до глубины души. Он тут же потребовал, чтобы их с Гермионой и Гарри, когда тот приедет, пустили на собрания. Ведь это они – а не Тонкс, отец или мать – раз за разом лицом к лицу сталкивались с самыми опасными проявлениями былой силы Того-Кого-Нельзя-Называть. Но мать, конечно, и слушать не хотела. Еще и услала их наверх, как маленьких.
Даже здесь, в спальне сестры, помогая Гермионе с сумками, Рон кипел от негодования.
- Все лето смотреть, как я подыхаю тут без крупицы информации – и молчать! Родители, называется... – ворчал он себе под нос, раскладывая книжки по гермиониным указаниям. Похоже, она вознамерилась притащить в школу вторую библиотеку. 
– А? Странными? Да нет... В смысле, после такого-то... – письма Гарри и правда были суховаты, но Рон бы больше насторожился, начни друг в каждом послании биться в истерике. – А что? – спросил он. В таких делах Гермиона понимала куда лучше, и Рон предпочитал сразу прислушиваться к ней, вместо того чтобы пытаться разобраться в сложных чувствах друга самостоятельно. 
– Эй, Гермиона, а зачем тебе книжка про волны? Она тебе научиться плавать не поможет, тут как в квиддиче – практика нужна. Пойдем лучше завтра на пруд, – он пролистал последнюю книжку, дивясь странному названию и мудреным значкам, то тут, то там мелькавшим на страницах. - Так себе чтение на ночь. Ты, знаешь, в моем доме это бросай: станешь как Перси – мы все тебе этого не простим.
Рон оглядел захламленную толстенными томами комнату и вздохнул:
- А ведь ты уже на полпути, - он взвесил в руке третий том неведомых лекций и предложил: - Завтра мама собралась в Косой переулок, можем увязаться следом. Купишь себе сумку. Только обязательно хорошо зачарованную на легкость – в новых моделях они с этим вечно халтурят.
Даже школьная сумка Гермионы была ужасно тяжелой – Рону доводилось пару раз поднимать. Сколько же могло весить все это, он даже думать не хотел.

+2

4

Наконец-то она докопалась до маленького серебристого рюкзачка со всем необходимым на первое время. Теперь было нужно аккуратно сложить все обратно. Уже начинало хотеться спать, но бросить книги просто так, чтобы Джинни оступилась о них, было не очень красиво. К тому же с Роном еще было что обсудить.
- Я понимаю, почему он ничего не пишет о Том-Кого-Нельзя-Называть. Это опасно и все такое. Но представь себе, что он пережил в том лабиринте. На его глазах убили Седрика... - Гермиона знала, что у мальчишек все как-то иначе с переживаниями, но не могла делать вид, что ничего не произошло. У нее самой комок к горлу подступал, когда она просто думала о том, что произошло, а Гарри все видел своими глазами.
- Мне кажется, что что-то неладно, Рон. Может ты поговоришь с ним, когда он приедет? - она с надеждой посмотрела на друга. Конечно, Гарри лучше пообщаться с Роном. Наверное. Она покачала головой и снова уткнулась в свой чемодан. Тема важная, но сказать больше было нечего.
Рон тем временем очень удачно переключил разговор на плаванье.
- Что? - рассеянно переспросила она. - Можно и на пруд... - последняя книга еле влезла в свободное пространство ее чемодана, и теперь, Гермиона старательно пыталась захлопнуть крышку. Не получалось.
- Помоги-ка мне, - она со всей силы надавила на чемодан, но замок все равно не сходился без участия Рона. Когда "сражение" с ее тягой к знаниям было окончено, она отдышалась и попыталась переосмыслить все сказанное.
- Стой. Эта книга не про плаванье, - Гермиона перевела взгляд на учебник в руках Рона, а затем внимательно посмотрела на него самого, пытаясь понять - это очередной его прикол или он действительно думает, что "Излучение. Волны. Кванты" могут как-то касаться заплывов по озеру. Типичного для шутки смеха или хотя бы улыбки на лице друга не наблюдалось. Лишь очередное недоумение, видимо касающееся ее тяги к чтению на никому неинтересные (по версии Рона, конечно) темы.
Она полностью проигнорировала нелепое замечание Рона о том, что она становится похожа на Перси. У Перси были проблемы совершенно не связанные с книгами и знаниями, вот уж точно. Каким-то образом старший брат Рона разучился мыслить критически, а это никак не вязалось с тем, что пишут в приличных книгах.
- Это книга величайшего физика в истории человечества, - она забрала Том 3 и перевернула обратной стороной, демонстрирую Рону портрет черно-белого Ричарда Фейнмана. - Мы бы не пришли к современной модели понимания мира, если бы не он. За идеями Фейнмана до сих пор стоит будущее. Компьютеры, интернет, сложнейшие вычисления... - Гермиона разошлась не на шутку. Летом она прочла "Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!" и конкретно подсела. Но быстро осеклась, глядя на обескураженное лицо Рона.
- Эм. Ну ты же слышал про физику и другие магловские науки? - аккуратно поинтересовалась она. Мистер Уизли, например, обожал все магловское и мог бы знать известных маглов - ученых. Не то, чтобы Рон был похож на человека, которому интересна наука (что уж приукрашивать, квиддич и ЗоТИ интересовали его куда больше), но он ведь наверняка хоть раз задумывался о том, как устроен мир, о его законах. А значит, мог понять, что такое физика! Гермиона прижала книгу к себе и с надеждой посмотрела на друга.

Отредактировано Hermione Granger (1 октября, 2017г. 23:02)

+2

5

- Ну да, - Рон отвел взгляд. Его больше беспокоило, что Гарри своими глазами видел возрождение Того-Кого-Нельзя-Называть, но при мысли о Диггори внутри зашевелилось что-то холодное и липкое. Все лето он старался не вспоминать застывший взгляд хаффлпаффца, распростертого на поле у лабиринта. Старался просто не думать об этом. – Ага, поговорю, - Рон засунул руки в карманы брюк. – Только, ты же знаешь, я не мастак... Может, уломаю  его тебе все рассказать.
На месте Гарри Рон бы тоже никому ничего не говорил. И сейчас он был благодарен неподатливому замку за то, что можно было сменить тему и не признаваться в том, что он лично считает, что Гермионе вообще не нужно соваться в это дело. Когда Тот-Кого-Нельзя-Называть объявился в прошлый раз, первыми пострадали именно магглорожденные. 
- Уфф, - выдохнул Уизли, отбрасывая со лба волосы и довольно глядя на в конце концов закрытый общими стараниями чемодан. – Только теперь нам и правда надо купить тебе что-нибудь повместительнее – эта штука туда уже не влезет, - Рон поднял отложенный было в сторону третий том и, прищурившись, оглядел его. – Точно не влезет, - вынес он наконец свой вердикт.
Гермиона внезапно посмотрела на него как-то подозрительно. Если бы дело было в Хогвартсе, Рон бы решил, что сделал ошибку в домашке. Или неправильно произнес название заклинания. Или перепутал Эмерика Злого с Уриком Странным. В общем – на полном серьезе сказал или сделал какую-то невероятную глупость. Но то в Хогвартсе. Сейчас-то что не так?
Как оказалось, дело было в той самой книжке. Гермиона, выхватив ее у него из рук, разразилась потоком слов, которые Рон, честно говоря, понимал с пятого на десятое. Слегка оглушенный такой горячностью, Уизли непонимающе переводил взгляд с Гермионы, которая выжидающе смотрела на него, будто надеясь, что он все-таки более сообразительный, чем могло показаться за последние четыре года, на черно-белый портрет на обложке. Портрет не двигался. 
- А, так это  маггл! – облегченно рассмеялся Рон. – А я уж было подумал, что забыл какого-нибудь создателя Бодроперцовой настойки! Гермиона, ну ты же знаешь,  я в маггловских штуках не очень понимаю. Это что, что-то типа Нумерологии? – он вспомнил непонятные рисунки, порой мелькавшие на гладких белых страницах. – Или Рун?

+2

6

Нет. Рон действительно ничего не понимал в физике. Он и понятия не имел, сколько он упустил. Гермиона глубоко вдохнула и выдохнула. Не потому что злилась или считала невежество друга недопустимым, просто старалась собрать мысли в кучу и объяснить понятнее.
- Нет. Это не очень похоже на руны или нумерологию. Это физика - наука о том, как устроен наш мир вообще. Она выявляет законы работы Вселенной. Например, эта книга, - она приподняла 3 том повыше. - Если я отпущу ее, то она упадет на пол, а не зависнет в воздухе. Почему? Классическая теория тяготения Ньютона! В 1666 году Исаак Ньютон доказал, что предметы не просто падают, а притягиваются, и вычислил гравитационную постоянную, которая пропорциональна массам книги и пола и обратно пропорциональна квадрату расстояния между ними. То есть книга не замирает в воздухе, потому что на нее воздействует гравитационное поле пола, и можно вычислять массы, расстояния и силы притяжения любых объектов в мире, потому что они все равно действуют по одному и тому же закону и постоянная величина тоже всегда одна и та же, независимо от того что ты будешь бросать - книгу или Хогвартс, например! - Гермиона прижала к себе Фейнмана, как будто та была ее любимым дитя и продолжила, несмотря на то, что Рон явно не испытал восторга от удивительного открытия Ньютона.
- Так вот это было в 1666 году. Люди тогда знали очень мало, а то, какие открытия совершаются в современном мире могут позволить делать удивительные вещи. Мы сможем жить на Марсе. Сможем увидеть край Вселенной... Мы сможем объяснить магические процессы! Я собираюсь заняться этим после школы.
Она села на кровать и наконец отложила Фейнмана в сторонку. Наверное, она опять увлеклась, ведь проблема явно была не в том, что Рон не понимал физики. Он мало знал о мире маглов вообще. И почему-то его маглорожденная подруга до сих пор не стремилась его просвещать о том, что хотя бы издали происходит у маглов. Она была уверена, что есть вещи, которые Рон очень даже оценит, хотя в этом списке и не было Фейнмана.
- Слушай, забудь Ньютона, - она махнула рукой, пытаясь освободить мозги Рональда от лишних размышлений на тему устройства мира.
- Может быть завтра погуляем по Лондону? В смысле не по Косому переулку, а в магловских районах. Уверена, что тебе понравится. Что-нибудь простое - сходим в кино, например? Вышло несколько неплохих фильмов. Все равно здесь будет нечем заняться, кроме как пытаться выведать что-то про Орден и Гарри...
Гермионе показалось хорошей идеей не думать о войне хотя бы один день, так что она собиралась уговаривать Рона даже если тот не будет в восторге от Мортал Комбата.

+2

7

Если Рон на секунду и понадеялся, что разговор начал приобретать осмысленность, то быстро понял, что поторопился с выводами. Гермиона говорила о каких-то вещах, важность которых понять ему было сложно, сложно хотя бы настроиться на тот масштаб, который она имела в виду. У Уизли не получалось осознать, почему так важно перевести факт падения книги в какие-то абстрактные понятия, если она все равно будет падать, пока не применишь чары левитации. А особенно его удивило, что Гермиона хочет «объяснять» магические процессы. Но ведь этому их и так уже учат в Хогвартсе! В смысле, все эти правила – как трансфигурировать мышь в табакерку или почему нужно произносить заклинания правильно – разве это не то, о чем она говорит? Да, в школе больше внимания уделяли практике, но, например, когда Билл готовился стать ликвидатором заклятий, он читал огромные книжищи по теории магии, в которых объяснялись и фундаментальные законы наложения чар. Ну, наверное - сам Рон, ясное дело, в них даже не заглядывал.
- Извини, - Рон тоже сел на кровать и покачал головой: - Я правда не понимаю.
За свое незнание ему было не слишком стыдно: Уизли легко признавал, что какие-то вещи – не для его простяцких мозгов, и особого греха в этом не видел. Но Гермиону, кажется, действительно расстраивало, что ей не с кем обсудить эту маггловскую  книжку. В любом случае, Рон был рад переменить тему.
- Ну да, давай, почему бы и нет, - преувеличено бодро согласился он, хотя, по правде говоря, не считал это такой уж блестящей идеей. Чистокровному магу опасно появляться в маггловском мире – слишком много шансов привлечь к себе ненужное внимание. Да и кино не вызывало у него большого энтузиазма: четыре года проучившись в школе с ребятами из разных семей, он уже примерно представлял себе, что это такое: как будто портреты собрались в одной большой раме и разыгрывают спектакль. Рон не был уверен, что ему было бы так уж интересно два часа смотреть на творческие потуги кого-то вроде Полной дамы, но все же это лучше, чем просто слоняться по Косому переулку без дела.
- Значит, купим тебе сумку и пойдем. И, наверное, мне надо поменять немого карманных денег... – Рон понятия не имел, как надо обращаться с  британским фунтом, но полагал, что Гермиона как-нибудь проконтролирует все это, чтобы он не выглядел совсем уж полным придурком.
За дверью послышались шаги и голоса Джинни и кого-то из близнецов, перекрикивавшихся на лестничной площадке. Рон торопливо поднялся:
- Да, и не говори Джинни ничего, ладно? Увяжется же за нами, а мне потом головой отвечать, - и, махнув на прощание рукой, он вышел из комнаты.

+2

8

Идею Рон воспринял хорошо, чем немало порадовал Гермиону. Тем более после всех этих тревожных разговоров о Гарри было так приятно широко улыбнуться и радостно закивать в ответ на энтузиазм друга. И ей тоже не хотелось говорить Джинни про их планы. Во-первых, если они собирались втроем, то Джинни либо спорила с братом, либо болтала с ней, при этом ей не было интересно участвовать в первом, а Рону во втором. Во-вторых, несмотря на то, что Джинни была уже взрослой, на нее иногда находило что-то из разряда побаловаться, а тащить на себе в большой Лондон аж двух несведущих магов не казалось хорошей идеей.
На ночь Гермиона еще почитала Фейнмана, складывая в голове длинную, но интересную лекцию по физике на завтра для Рона. Но уже засыпая, до нее дошло, что грузить его физикой в первый же день будет не очень хорошей идеей. Это же Рон. Лучше познакомить его с фильмами, комиксами и автоматом для выдачи жвачки. Для того уровня, что у него сейчас по магловедению - уже неплохо, а главное не отобьет интерес к маглам на всю оставшуюся жизнь.

***

Миссис Уизли встретила их идею погулять по Лондону с энтузиазмом. В смысле с тревогой. Но и с энтузиазмом тоже. Пожалуй, для нее не имело большого значения, что сын уже почти вырос и в этом году даже СОВ сдает. Зато все еще сохранялось хлипкое доверие к ней, Гермионе, за рациональный подход к жизни и опыт прогулок среди маглов. Ну, и еще ее скорее всего радовало, что с ними нет Гарри, потому что втроем-то они точно всегда влипали в неприятности, а вдвоем - лишь изредка. Несмотря на все успокаивающие факторы, она еще минут 20 давала им наставления прямо посреди Косого переулка.
Наконец они с Роном были отпущены в свободное плаванье и буквально понеслись к Дырявому котлу. Обмен денег в Гринготтсе и покупка сумки заняли довольно много времени. Миссис Уизли и Рон протестировали ее новый сундук на пространственные чары рац ...цать, им было виднее каков процент брака в таких вещах, так что Гермиона скромно стояла рядом, просто позволив им обработать продавца. А в банке она уже сама задержалась, пытаясь объяснить кое-что о финансовой системе маглов обоим своим спутникам. Об арбитражных операциях и хеджировании они не имели понятия. После ее витиеватых объяснений... тоже кажется не имели. Гермиона решила в будущем попробовать еще раз, подготовившись к этой лекции получше.
- Пойдем, Рон! - она оттащила друга от барной стойки Дырявого котла и потянула на выход в магловский мир. Наконец они оказались на улице Лондона. Гермиона знала этот город. Ну почти знала. До тех пор, пока не выяснилось, что в нем есть целый магический район. Но, если честно, тут, несмотря на обилие людей, она чувствовала себя спокойнее и увереннее, чем в Косом переулке, где до сих пор могла увидеть нечто, требующее детальных объяснений.
- Ну вот. Кино, планетарий, книжный!.. Давай зайдем! - вообще-то, она хотела дать Рону выбор, но тут на глаза попался большой книжный магазин, справа от Дырявого котла. Гермиона бывала в нем пару раз и сейчас хотела купить что-нибудь для "легкого" чтения.
Магазин выглядел совсем не как Флориш и Блоттс. Это был большой белый супермаркет книг с декорациями для детского чтения и огромной картонной фигурой какого-то писателя модных детективчиков, от которых Гермиона всегда воротила нос. Она протащила Рона мимо полок о том как стать или быть родителем и добралась до современной литературы.
- Я сейчас! Быстро! - она стала рыться в авторах, думая, чтобы эдакого взять - развивающего, но при этом все равно забавного. Затем на минутку отлипла от полок и ткнула пальцем в соседний стеллаж.
- Вон там магловские комиксы, думаю, тебе понравится. Мой кузен Джоуи без ума от людей Икс... - она не слишком понимала в комиксах. Ведь там на одном развороте могло быть всего одно слово, вроде "шандарах!" или "бдыщ!". И Рон, если честно, по сравнению с Джоуи был просто интеллектуалом. Но Гермиона кажется видела, как они с Гарри смотрели что-то похожее на магический комикс про Пушек Педдл, так что небольшой шанс у Человека-паука и Икс-менов был.

+2

9

Шагая через границу между магическим и маггловским миром, Рон, признаться, немного нервничал. Конечно, ему приходилось бывать в поселениях магглов: в деревушке рядом с домом; в нескольких сонных городках вместе с Биллом по пути на маг-рок-фестиваль; и даже в этом самом Лондоне, где впервые он оказался пятилетним сопляком, которого отец повел к себе на работу через маггловские кварталы. Но всякий раз они всего-то стремились поскорее добраться из одной точки в другую, и просто гулять среди простецов Рону еще не доводилось. 

По другую сторону оказалось ярко, шумно и многолюдно. Последнее беспокоило Рона особенно: почему-то ему казалось, что любой маггл, подошедший к нему слишком близко, мгновенно распознает в рыжем пацане чужака – и тогда к дракклам полетит весь Статут о секретности, из Школы младший Уизли вылетит быстрее, чем успеет сказать слово «квиддич», а мать засадит его под домашний арест лет на девяносто. Огибать всех встречных прохожих по широкой дуге, стараться не отстать от Гермионы и держаться подальше от дороги, по которой проносились машины – все это настолько занимало Рона, что он и глазом не успел моргнуть, как подруга затащила его... в книжный?

- Гермиона!.. – обреченно протянул Уизли, откидывая голову назад в жесте полного отчаяния. – Ты серьезно? 

Нет, ну правда, чем ей «Флориш и Блоттс» не угодили? Хотя, конечно, Рон вынужден был признать, что это место не походило на нормальную книжную лавку. Все вокруг было каким-то прилизанным и немного игрушечным. Книги стояли ровными рядами – одинаковые по размеру, в неправдоподобно ярких обложках. На стенах висели непривычно неподвижные плакаты, рекламирующие странную литературу с названиями вроде «Кровавая месть», «Смерть на горизонте» или «То, о чем он позабыл».  Рон смутно подозревал, что это не пособия по темным ритуалам и не руководства к действию, но все равно почувствовал себя несколько неуютно. В мире волшебников, где самым страшным заклинанием была бескровная Авада, упиваться реками крови считалось неслыханной жестокостью, и Уизли казалось странным, что магглам так нравится читать книжки, на которых недвусмысленные алые пятна занимали процентов семьдесят обложки – и, очевидно, немалую часть сюжета.

Впрочем, как выяснилось, это ему просто с разделом не повезло. Магглы любили и более привычную литературу. Вертя головой по сторонам, Уизли разглядел и стопки кулинарных рецептов, и пособия по садоводству, и огромный стеллаж с женскими романами – такими же отвратительными на вид, как и те, что запоем читали домохозяйки вроде его матери, – и даже краешек плаката, изображавшего какое-то чудище, нападающее на людей с пузырями на головах...

Рон не мог отделаться от мысли, что очень странно видеть, как Гермиона закупается в месте настолько... легкомысленном. А еще – от подозрения,  что в ближайший час на нее можно не рассчитывать. Нет, ну так и есть! Теперь она его еще и за какими-то комиксами отсылает!..

Покачав головой, Рон с недоверием приблизился к стеллажам, на которые указала Гермиона. Названия ему ни о чем не говорили. О чем вообще может сказать фраза вроде «Фантастическая четверка»? Что это, нумерология для начинающих в картинках? А уж от тонкого журнала с названием «Человек-паук» вообще надо держаться как можно дальше. У магглов, создавших такое, определенно больная фантазия.

Решив положиться на вкус кузена Гермионы, Рон отыскал среди бесконечных рядов тетрадку с надписью «Люди Икс» и открыл ее. Маггловские комиксы предсказуемо не двигались: статичные герои довольно нелепо пытались изобразить прыжки, полет,  а то и удар кулаком. Но удивило Рона не это: эти ребята могли в магию! У них не было волшебных палочек и заклинание каждый из них знал только какое-то одно (даже Крэбб и Гойл были посообразительнее), но все же их действия очень напоминали волшебство. Только какое-то совсем бестолковое.

Наблюдать за тем, как неудачники в цветастых трико («Нормально, да: наши мантии, значит, для них странные, а когда мужик натягивает на себя желтые колготки – это ничего, он же герой, давайте похлопаем?») корчат из себя невесть что, было довольно смешно. Периодически фыркая, Уизли в какой-то момент добрался до диалога менталиста в самоходном кресле и парня, похожего на не до конца развоплотившегося оборотня, и нахмурился. Этих магов-недоучек в идиотских костюмах другие люди, оказывается, боялись. Тех, кто знал всего одно-единственное заклинание,  объявляли вне закона. Охотились на них. Рон живо представил, что будет, если однажды магглы узнают, что любой первокурсник Хогвартса умеет больше, чем эти их хваленые «супергерои». Представил – и поежился.

Отложив резко переставших быть забавными «Людей Икс», Рон тоскливо обвел взглядом полки с комиксами и внезапно заметил обложку, где яркими буквами значилось: «Доктор Стрейндж – Величайший маг Земли». Вот глупость-то, ни один великий маг не стал бы носить такие дурацкие усы.

Но, полистав «Стрейнджа», Уизли понял, что усы и идиотская фамилия – это не главные проблемы с правдоподобностью. Великий маг Земли не пользовался волшебной палочкой! Ну ладно, допустим, у него хорошо натренирована беспалочковая магия, но он же еще без всяких артефактов изменяет время!  Бессмертен без философского камня! Трансфигурирует что хочет и как хочет! И – самое нелепое – при всем этом предпочитает драться на кулаках.

Рон засунул комикс под мышку и решительно зашагал к Гермионе. Помахав перед ее лицом обложкой с пафосно зависшим в полуметре над землей Стейнджем, он вполголоса спросил:

- Что, магглы действительно так представляют себе магию?

Ладно, это, может быть, было глупо, но Рон был почти возмущен. Всех, кого он знал, - почтенных, уважаемых волшебников, - магглы, оказывается, воображают какими-то шутами гороховыми! Да на этом фоне «Патрик Пигс, Помешанный простец» выглядит почти хвалебной одой!

+2

10

Держа в руках «О мышах и людях», Гермиона размышляла о том, хочет ли она вернуться к Стейнбеку. Правда сказать, ее начинало волновать то, что она в основном увлекается научной и волшебной литературой и совсем забросила художественную. А ведь именно такие книги спасали ее в детстве от одиночества и удовлетворяли жажду к приключениям. Может быть одна из тех историй и подтолкнули ее к тому, чтобы поступить на Гриффиндор вместо Рейвенкло. Храброй ее научили быть Линдберг, а страсть к науке пробудил капитан Немо, а теперь герои оставили ее разбираться со взрослой жизнью самостоятельно. Впрочем, может быть ей было на кого положиться и в реальности.
Гермиона перевела взгляд на Рона, переворачивающего страницы. Его оголтелое лицо и нахмуренные брови создавали впечатление, будто он читает Кафку, не меньше. Представив Рона за Кафкой, Гермиона аж дернулась от ужаса. А друг тем временем уже шел к ней с комиксом наперевес. Вряд ли этот разговор будет проще, чем если бы он прочел хотя бы одну главу «Процесса».
Доктор Стрейндж был Гермионе незнаком, но она была уверена, что когда-нибудь маглы выпустят отличный фильм про Человека-паука или Людей Икс. И ей нравилась тема генетических мутаций, коими она в тайне ото всех считала и магию. Но то, что принес Рон выглядело совсем сложно, надо же было ему выбрать так.
- Понимаешь, - она улыбнулась и аккуратно вытащили из рук Рона Стрейнджа и пролистала немного. Типичный экшн.
- Магия для маглов - это не что-то реальное. Это все их фантазия, и поэтому есть множество книг и фильмов о магии, но везде она представляется по-разному. Иногда и вот так, - она ткнула в лицо доктора Стрейнджа.
- Иногда мне кажется, что маги фантазируют не так много, как маглы. Нам нет нужды придумывать полеты в космос, другие миры и путешествия во времени, для нас это и есть реальность или по крайней мере она может ею стать, а для них все это - мечты. При этом у них есть технический прогресс, а маги редко пытаются улучшить свою жизнь. В общем, они считают магию невозможной, но за это ее и любят. Самые популярные истории маглов чаще всего связаны с магией. Они обожают волшебство. 
Она отложила комикс на полку и показала Рону книгу, которую выбрала. Заставлять его и дальше разбираться с литературой было опасно.
- Пойдем, думаю, книжный это просто не твое, - они вышли обратно ко входу, и Гермиона пробила «О мышах и людях». Про себя порадовалась, что теперь может покупать книг сколько влезет... в ее новую огромную сумку!

- Мы довольно далеко от центра. Думаю, есть смысл проехаться на автобусе до Трафальгарской площади. В конце концов я показываю тебе Лондон, а не его окраины.
Лицо Рона не пылало энтузиазмом, и Гермиона предположила, что он боится магловского Лондона, но показывать вид, что догадывается о чем-то таком она не стала. Просто ободряюще улыбнулась и показала в какую сторону им идти.
- Если ехать по этой дороге, то можно добраться до Вестминстерского двореца. Там заседает парламент и проходят всякие важные события... мама и папа как-то были приглашены туда на собрание из-за какой-то медицинскую премии года. Я была слишком маленькой и меня оставили с няней, - Гермиона обреченно вздохнула. Не потому что так уж сильно хотела в Вестминстерский дворец, а потому что это была другая жизнь, и не окажись она волшебницей, то все бы повернулось в ней иначе.
Купив проездной на весь день, они с Роном встали на остановке, дожидаясь автобуса.
- Ты похож на туриста, которому я рассказываю про Лондон. Странно, что вы с братьями до сих пор не выбирались сюда из чистого любопытства. Почему? - Рон и его братья производили впечатление непосед. Ну, все, кроме Перси. Гермиона вспомнила, как миссис Уизли была недовольна экспериментами мистера Уизли. Может быть в этом кроется причины нежелания контактировать с маглами?

+1

11

Объяснения Гермионы не то чтобы полностью удовлетворили Рона, но, как минимум остудили его пыл. Есть, значит, и другие истории. И, наверное, они будут получше – достовернее, интереснее и без плащей. По крайней мере, Уизли надеялся на это. А главное – его очень утешило то, как Гермиона говорила о магглах «они», а себя однозначно соотносила с волшебным сообществом. Попав в эту часть Лондона, Рон очень ясно осознал, что его подруга живет на два мира, где ее маггловский опыт – совсем не бледная скучная тень Хогвартса, и об этой другой стороне ее жизни Рон не знает совсем ничего. Он слышал о волшебниках, ушедших жить к простецам, и раньше просто считал их чудаками почище Лавгудов, но теперь, глядя вокруг, начинал понимать, что такое решение можно принять осознанно. И что, наверное, каждому магглорожденному волшебнику рано или поздно приходится выбирать, и выбор этот не так однозначен, как ему казалось до сей поры.
Без сожаления расставшись с дурацким комиксом, Рон глянул на Гермионину покупку и, ухмыльнувшись, присвистнул:
- Ты уже и Живоглоту книжки покупаешь? – и, конечно, тут же понял, какую глупость сморозил. Конечно, Гермиона сейчас посмотрит на его, как на идиота, ведь «О мышах и людях» - это наверняка что-то очень серьезное и глубоко научное, как та томина про волны. Он уже решил для себя, что в этом маггловском мире все не то, чем кажется на первый взгляд.

Когда они вышли из книжного (Рон с интересом вертел в руке чек, выданный Гермионе кассиром), Лондон снова обрушился на них шумом, яркими огнями вывесок и толпами сновавших туда-сюда простецов. Поэтому, услышав, что это всего только окраина, а им предстоит ехать в центр, Рон немного оторопел. То есть что это – там будет еще больше людей?.. Нервно поправив ворот футболки, Уизли мужественно кивнул и попытался изобразить энтузиазм. Ладно. Он же должен узнать хоть немного о той части жизни Гермионы, которую так успешно игнорировал четыре года? Наверняка она сильно отличается от безрадостных будней Гарри в чулане под лестницей.
Дойдя до остановки, Рон попросил Гермиону помочь ему самому купить себе билет и постарался вникнуть в систему лондонского транспортного сообщения. А все потому, что обычно перемещениями по маггловским городам в их семье заведовал отец, и, ей-Мерлин, стыда не наберешься, пока он с восторженными возгласами пытается разобраться со всеми этими автоматами. А так, глядишь, Рон сможет сам себя обслуживать, и ему придется меньше краснеть за своего старика.
С тоской размышляя о допросе, который ему придется выдержать вечером, когда отец узнает, что они с Гермионой полдня провели в мире магглов, Рон разглядывал расписание, когда Гермиона вдруг задала ему вопрос, ответить на который было не так-то легко.
Если Уизли мало что понимал в жизни простецов, то и его подруга, наверное, тоже слабо представляла себе, что значит расти среди волшебников. Рон не знал, как объяснить ей, что любой выход в маггловскую часть Англии в «Норе» всегда превращался в кошмар. Пока он был еще маленьким и не мог оказать достойного сопротивления, мать полдня носилась вокруг, заставляя то перемерить кучу свитеров и брюк, выбирая самые маггловские на вид, то требуя повторить заученные наизусть правила безопасности и слова, которые ни в коем случае нельзя говорить («Ронни, запомни наконец, что у магглов нет сладких котелков, а отец не сможет зачаровать твой плащ, если пойдет дождь... О Мерлин, Артур, ты же взял зонт?..»), то пытаясь под выдуманными предлогами вообще оставить его дома. Все это неизменно заканчивалось чем-то вроде общей семейной истерики, и, когда они наконец выбирались в маггловский район, задерганный Рон хотел только поскорее вернуться домой и избавиться от дурацкого наряда и кучи ненужного хлама, что ему пришлось взять с собой. А когда он стал старше, рассказы о Хогвартсе, «Зонко» или драконологическом питомнике занимали его куда больше, чем Тауэр или Биг Бэн.
- Ну, знаешь... – Рон поскреб макушку, раздумывая, что сказать. – Это не приходило нам в голову. Тем более, как-то проводников не находилось, а самим что за интерес – мы бы заблудились, не успев выйти из Косого переулка, - ну, положим, у Билла, например, была пара магглорожденных подружек, но, ясное дело, Рона они на свои прогулки не брали и о том, чем там занимались, не рассказывали. – Ну и понимаешь... У нас не очень много говорят обо всем этом. Мой отец и его увлечение всякими штуками – это скорее исключение, и он считается немного... «с приветом», что ли. Но я был в магг... в ваш... ну, в этих районах, ты не думай! И с Чарли, и с Биллом пару раз... Просто не в Лондоне. А что? – с некоторым беспокойством спросил он. – Это странно? Ты сама часто выбираешься в центр?
Для Гарри, как знал Рон, поездки в Лондон из пригорода были редкостью. Но у него особый случай, и очень может быть, что в нормальных маггловских семьях в этот их Вестминстерский дворец начинают ходить еще с пеленок.

+1

12

Автобус подъехал как раз вовремя, и разговор пришлось ненадолго прервать. Может это и к лучшему. Почему-то Рон затруднялся ответить на ее простой вопрос и начал забавно подбирать слова со всеми паразитами "Ну, знаешь...", "Ну и понимаешь...", которые смог собрать в этом рассказе.
Наверное, она немного понимала. Маги, даже такие хорошие и дружелюбные, как Уизли, привыкли считать, что магловский мир полон опасностей, которые возможно и имели место, но Гермиона с уверенностью могла сказать, что первое время тоже думала, что волшебный мир - это сплошная дичь и варварство. Она, в общем-то, до сих пор считала так. Чего стоили домовые эльфы-рабы и этот Кубок Трех Волшебников, призванный укрепить межнациональные связи и вдобавок убить парочку студентов.
Гермиона показала Рону, как правильно приложить билет к валидатору и прошла внутрь салона. Наверняка, он уже катался в чем-то вроде "Ночного рыцаря", о котором рассказывал Гарри, так что все остальное в салоне не вызовет у него вопросов. Она схватилась за поручень и немного накренилась, когда автобус тронулся.
- Нет, не думаю, что это странно, - она улыбнулась. Рон явно немного трусил, думая, что нарушает магический закон о неразглашении, хотя ничего необычного не делал. Ей бы посочувствовать ему... она и сочувствовала, но уводить из магловского Лондона пока не собиралась. Он привыкнет, как только поймет, что на самом деле никому особо (кроме нее, естественно) тут не интересен.
- Родители купили квартиру в Лондоне, когда я уехала в Хогвартс. Обычно семейные пары с детьми селятся за городом, где потише, и не такой насыщенный ритм жизни. На это рассчитывали и мои родители, ну, так и было, конечно, пока я училась в обычной школе. А когда они поняли, что большую часть времени я провожу в Хогвартсе, то снова переехали сюда. Думаю, им пригород никогда особо не нравился. У них карьера и все такое, - пояснила она, нисколько не стесняясь произносить Хогвартс нормальным тоном. О чем они говорят поймут только маги, да и людей в автобусе было немного.
- И тебе не стоит беспокоиться, если ты вдруг не сможешь чего-то понять, а человек обратит внимание. Просто скажешь, что ты из Сассекса, - она пожала плечами, показывая всем видом, что все ерунда. Все люди из Сассекса странные, и это маленькое предубеждение с ее стороны могло сыграть Рону нормальным таким прикрытием.
- Кстати, я думаю, что единственное, чего не следует делать в Лондоне - это брать с собой палочку, - тут она все-таки понизила голос. - Или тщательно ее спрятать, чтобы и самому ненароком не вздумать наколдовать что-либо. Понимаешь, даже если ты будешь как-то странно для них одет или скажешь что-то не то, то они скорее всего решат, что ты просто иностранец или какой-нибудь безумный фанат того же доктора Стренджа - это первое, что придет им в голову, а если ты безобиден, то дальше они и думать не будут. Магла еще нужно убедить в том, что магия существует. Это не так уж легко, поверь, на моем опыте. Родители решили, что МакГонагалл сумасшедшая старушка, пока она трижды не превратилась в кошку и не отлевитировала наш фикус, - вспоминая этот момент, она даже прыснула от смеха. Почему-то у нее летающий фикус сомнений не вызывал, а отец - закоренелый рационалист - все искал подвоха, пока мать сидела, как столб и предоставила во всем разбираться мужу.
- Наша остановка.
Тем временем автобус подъехал к Трафальгарской площади, открывая им отличный вид на колонну Нельсона.
- Ну вот. Это главная площадь страны. Тут Черчилль объявил о победе во Второй мировой войне, - она широким жестом показала на все пространство площади. Впрочем, не была уверена, что Рон в курсе о Черчилле и добавила:
- Тут ставят самую главную рождественскую елку и вообще празднуют всякие другие события.
Гермиона отвернулась всего на пару секунд, чтобы и самой осмотреться. На площади было красиво, а бывала она тут не часто и чувствовала себя скорее гостем, чем хозяйкой... И уже за эти считанные секунды к Рону успел подойти мим и начать показывать тупое представление.

+1

13

Рон уже ездил пару раз в маггловском транспорте, и, пожалуй, их автобусы с ровными рядами сидений нравились ему даже больше, чем тот же «Ночной рыцарь», порой напоминающий ночлежку на колесах. Хотя ездят простецы, конечно, жутко медленно - состаришься, пока доберешься до места.
Он схватился за верхний поручень, уступая Гермионе боковой и помогая ей удержаться, когда автобус качнуло. «Рыцаря» подбрасывало гораздо сильнее, так что тряска Рона не беспокоила. Волновало другое – магглы в салоне. И хотя, судя по спокойному тону Гермионы, ее слова никак не могли их насторожить, все, что Уизли вдалбливали о Статуте, восставало и заставляло инстинктивно вжимать голову в плечи всякий раз, как подруга говорила слово «Хогвартс». Гермиона определенно смотрела на вещи проще, и это был тот редкий случай, когда ей приходилось убеждать его, что нарушать пусть неписанные и существующие только в его голове, но все же правила – это весело.
- Из Сассекса? – хохотнул Рон. – Правда? И это сработает? Я должен был знать об этом раньше!
В ее словах, впрочем, был смысл. Он ведь тоже слышал рассказы магглорожденных учеников о том, как их приглашали в Хогвартс. Но чтобы предков Гермионы не убедила даже демонстрация анимагической формы – серьезное колдовство даже по меркам волшебного мира? С ума сойти. А казались такими адекватными.
- Наверное, у тебя стихийная магия не очень ярко проявлялась, да? Не как у Невилла, которого из окна роняли... Помнишь, он рассказывал? – спросил Рон, выходя из автобуса и чувствуя себя немного свободнее на улице, где было меньше шансов, что их подслушают. – Но ты же сразу поверила МакГонагалл!
Интересно, каково это – прожить магглом 11 лет, а потом вдруг узнать, что тебя ждут в школе волшебства? Хотя Рон помнил, что в Хогвартс-экспрессе Гермиона совсем не выглядела удивленной или смущенной. Он бы ни за что не подумал, что она магглорожденная, если бы сама не призналась.
Он запрокинул голову, разглядывая высоченную колонну. В мире магов, по крайней мере, в Британии, было не очень много площадок под открытым небом, которые маги могли посещать безбоязненно, так что такие места застраивались очень плотно и там всегда было многолюдно. Конечно, для серьезных мероприятий, вроде Чемпионата мира, всегда можно было наложить магглоотталкивающие чары на пространство почти любого размера, но представить, что люди спокойно могут гулять по этой площади, ходить через нее на работу, не таясь, собираться на праздники...
Рон крутил головой по сторонам, не забывая отворачиваться от объективов фотоаппаратов, чтобы не оказаться на колдо... фото-, конечно же, фотографиях  магглов. Слишком живы были воспоминания о неудачной поездке в Хогвартс на фордике, когда простецы почти сняли их полет на камеру. Но в какой-то момент, повернувшись, он обнаружил прямо перед собой парня с размалеванным лицом и одетым так, что даже самый ортодоксальный волшебник заподозрил бы неладное. Чудик изобразил издевательски преувеличенные испуг и чувство вины и картинно замахал руками, убеждая Рона стоять на месте. И – ни слова, будто на него Силенцио наложили.
Уизли неуверенно переступил с ноги на ногу. Кого это еще драккл принес? И Гермиону, как назло, затерла проходящая мимо группа туристов, лопотавших что-то на непонятном языке. Что ему делать с этим кадром? Уйти? А вдруг это будет выглядеть подозрительно? Да и так они с Гермионой точно потеряются, площадь-то большая. И Рон остался стоять на месте, исподлобья глядя на происходящее.
А посмотреть было на что. Парень, очевидно, совсем слетел с катушек: начал показывать, будто рвет какие-то цветы, открывает зонт – а в руках у него ничего и нет. Уизли уже начал всерьез опасаться, что из Мунго сбежал какой-нибудь псих с набором невидимых артефактов, и сейчас сюда налетит бригада ликвидаторов, а потом мать не выпустит его из комнаты до конца лета, как чудик, перестав кривляться, закрыл свой «зонт» и протянул Рону руку, якобы для прощания. Тут бы Уизли и выдохнуть спокойно, но нет – пальцы этого придурка уперлись в невидимые щиты, которые какой-то еще больший кретин умудрился выставить прямиком на главной площади маггловского Лондона! Терпение Уизли лопнуло, и его рука автоматически потянулась к палочке, по совету Гермионы спрятанной на самое дно сумки: нужно было срочно развеять эти драккловы чары, даже если это будет грозить ему разбирательством в Комиссии по использованию магии несовершеннолетними – ведь вот-вот невидимую стену заметят магглы, и что тогда будет! Вон многие уже оглядываются на озадаченного чудика, смеются, камерами своими щелкают...

+1

14

- Стихийная магия? Да проявлялась, конечно, - Гермиона вышла из автобуса первая и продолжила отвечать Рону. - Но я ее никогда не считала стихийной. Да и магией, наверное, тоже. Думала, что я какая-то особенная, единственная в своем роде. Книги открывались на тех страницах, что мне хотелось или картина, которая мне не нравилась переворачивалась. Меня это не беспокоило нисколько, - Гермиона покачала головой. Иногда она гадала, было ли ей так тяжело в школе завести друзей из-за ощущения особенности, или она сама по себе была такая сложная, что не нравилась другим детям. Теперь уже никак не узнать, но, наверное, повлияло много факторов. Если подумать, в Хогвартсе ей тоже пришлось несладко до тех пор, пока она не подружилась с Роном и Гарри.
- Знаешь, наверное, гулять тут тебе будет не особо комфортно, - продолжила она, не оборачиваясь. Они как раз попали в туристическое время и то тут, то там между ними сновали стайки приезжих с фотоаппаратами. Обычно на площади было очень красиво, особенно в вечернее время, когда загоралась подсветка, но люди действительно мешали, а Рон наверняка нервничал больше остальных.
- Давай просто сходим в ки... - Гермиона повернулась туда, где, как ей казалось, стоит Рон, но не обнаружила никого, кроме кучи китайских туристов. В другой стороне друга тоже не было. Она запаниковала, так как обещала себе в первую очередь, что ничего такого не случится с ней и Роном сегодня. Гермиона встала на цыпочки и задрала голову повыше, надеясь увидеть рыжую макушку. Толпа туристов немного рассеялась, и она нашла его. Спасибо, что все Уизли такие яркие и высокие.
- Рон! - крикнула она и подбежала ближе. Друг как завороженный уставился на представление мима и готовился достать палочку. - Рон! - чуть тише произнесла она и дернула его за рукав, чтобы прекратил!
- Он просто показывает представление. Дурацкое, но все же, - мим изобразил плачь.
- Ой. Прекрати, ты напугал его, - злобно прошипела она миму в ответ, а тот развел руками и снова сделал вид, что плачет.
- Идем отсюда, - она потянула Рона куда подальше. - Я сама их не люблю. Это мимы. Типа клоунов или акробатов. Они все показывают жестами, искусство... такое, - по словам Гермионы было ясно, что она думает об этом искусстве. Национальная галерея или Британский музей - вот, что стоило внимания, а не это. Она отвела его подальше от людей и вопрошающе посмотрела.
- Мы же договорились, что ты не полезешь за палочкой ни при каких обстоятельствах, - Гермиона была немного недовольна, но понимала, что Рон ничего не знал об этих ребятах и, вероятно, решил, что нарушить Статут будет уместно. - Видишь, сколько всего в магловском мире? Ни для чего этого не нужна магия, просто смотри и, если захочешь вмешаться, то не пользуйся палочкой, ладно? - она надеялась, что Рон перестанет дергаться.
- Пойдем в кино сходим? Там меньше людей и тебе может быть интересно что-то из современных боевиков. Смертельную битву показывают.
Ей казалось, что вчера Рон особенно воодушевился от предложения посмотреть магловский фильм. Смертельная битва была на всех плакатах, и Гермиона надеялась, что Рону этот фильм понравится больше, чем аннотация заинтересовала ее. Там же драки, магия и спасение мира вроде.

Отредактировано Hermione Granger (17 февраля, 2018г. 20:05)

+1

15

Гермиона подоспела как раз вовремя, и Рон быстро разжал пальцы. Палочка снова плюхнулась на дно сумки, а Уизли недоверчиво посмотрел на немого придурка. Представление? Что за ерунда?
- И вовсе он меня не напугал, - возмутился Рон, когда Гермиона чересчур уж увлеклась. Как будто ему и трех лет нет, честное слово. Или мозгов не больше, чем у Гермиониного кота. Впрочем, может быть, с ее точки зрения так оно и было.
Они выбрались из толпы, подруга вполголоса рассказывала про мимов, а Рон ждал, когда она начнет отчитывать его за попытку колдовать в маггловском районе, и рассеянно думал о том, что у простецов очень странные представления о развлечениях. Услышав наконец справедливый упрек, он кивнул и сознался:
- Знаю, не стоило. Но здесь все так... странно.
Самое то слово. Даже в Египте Рон не чувствовал себя настолько чужим.
Он позволил Гермионе повести их к кинотеатру и выбрать фильм: все равно он ничего в этом не понимал. На неподвижной афише была нарисована эмблема в виде дракона, и Уизли мрачно приготовился узнать много нового о представлении магглов о магических существах. Надо будет потом Чарли рассказать, то-то он посмеется.
Они прошли в темный зал, похожий на большую совятню, насквозь пропахшую попкорном, пробрались вдоль длинного ряда стульев, заставляя вставать успевших расположиться на местах зрителей и наконец опустились на два пустых кресла почти в центре. Рон настороженно посмотрел на маггла справа от себя. Кажется, ему еще никогда не доводилось два часа просидеть бок о бок с простецом.
А потом экран вдруг зажегся, и Рон едва ли не онемел от удивления.
Это не было похоже на театральный спектакль в исполнении портретов – скорее как окно в другой мир или огромный, во всю стену, омут памяти. Все было чудовищно реальным... Ну, как все. Скажем, магия, что использовали герои, выглядела не такой уж настоящей, но в целом... В целом это было просто с ума сойти! Особенно для магглов.
- Я же правильно понимаю, - шепнул Рон Гермионе в первые же минуты, пока на экране разворачивалась сцена в порту. – Это как запись воспоминаний? Они, - он мотнул головой в сторону экрана, – не видят и не слышат нас, да? Всего этого же в принципе здесь нет?
А потом на экране началась драка, и Рон полностью погрузился в просмотр. Магглы в кино дрались... драккл его задери, да потрясающе же! Гораздо веселее, чем просто палочками махать. Хотя, конечно, дикость и варварство, как сказала бы, например, его мать, но как же зрелищно!
...Через полтора часа Рон вышел из кинотеатра слегка оглушенный и однозначно в полном восторге.
- Вот это да, Гермиона! Вот это я понимаю! А ты видела финальную битву, видела? Потрясно! Кстати, а продолжение будет? Скоро? Давай возьмем Гарри и сходим, а? Там про избранных, ему понравится, – в представлении Рона, второй фильм мог появиться вот буквально через неделю после первого. А потом, возможно, еще один. И еще. Разве может быть слишком много драк, спасения мира и сцен, где хорошие ребята брутально надирают зад плохим? Рональд Уизли был совершенно уверен, что нет.

+1

16

Рон отрицал, что испугался мима. Ну хорошо. Гермиона сама их побаивалась и поэтому перенесла свои эмоции на Рона. Но они же жуткие, кто бы стал отрицать? В детстве ее до слез довело представление в стеклянном кубе. Отец долго объяснял, что а куба-то и нет, человек просто притворяется, но Гермиона со всей своей смекалкой, видимо, все равно не осилила это искусство. В конце концов, если тебя никуда не запирали, зачем делать вид, что не можешь выбраться? Признаваться в том, что мим у нее самой вызывает неприятные ассоциации она не захотела. И сама понимала, как это глупо.
Кинотеатр был очень старым на вид, но внутри все было оборудовано по последним технологиям и очень комфортно. Гермиона не часто бывала тут, они с родителями предпочитали места поближе к дому, а в центре всегда было слишком многолюдно. Но как ни странно, людей сейчас было не так много, и это радовало, особенно после истории с мимом.
Они не стали покупать попкорн, так как и без этого опаздывали на сеанс. Гермиона решила, что если Рон захочет попробовать, то они могут сделать это и после просмотра.
Она не была такой уж фанаткой фентезийных боевиков. Но Смертельная битва была на слуху, так что посмотреть стоило. Пребывая в Хогвартсе по 9 месяцев в году, Гермиона сильно отставала от того, что происходило в магловском мире. И это касалось всего: фильмов, книг, достижений науки и политики. При таком раскладе упускать шанс посмотреть популярное кино, да еще и с другом-магом, казалось глупым. Она была почти уверена, что Рону понравится. Если он вникнет в то, как это все происходит и не запаникует.
Нужно отдать должное, Рон начал вникать с первых же минут фильма и задал ей ряд вопросов. Магл рядом с ними удивленно повернулся, но, заметив ответный взгляд Гермионы, тут же отвел глаза. Она как можно тише принялась объяснять:
- Да, это как колдографии, только гораздо дольше и со звуком. Снимают сцену с разных ракурсов, а потом делают целый фильм... - она было решила объяснить Рону еще и про камеры, и про проекцию экрана с помощью света, но вовремя одумалась. Это наверняка было лишним.
Из кинотеатра Рон вышел крайне возбужденным. Все махал руками и пересказывал ей впечатления от последней битвы. Кажется, больше всего его впечатлили драки. Ну да, наверное, среди магов такого не встретишь. Может Фред и Джордж иногда устраивали братьям взбучки, но со Смертельной битвой тут было мало общего. Реальность здорово проигрывала трюкам из фильма. Саму ее махания руками не так уж и развлекали, но было интересно посмотреть на современные спецэффекты. Ведь Mortal Kombat был одним из самых передовых фильмов в этом плане на сегодняшний день.
- Думаю, Гарри, правда, будет приятнее смотреть на избранного в кино, чем самому ощущать себя таковым, - справедливо предположила Гермиона. Тем не менее, Гарри вряд ли отпустят гулять по Лондону, как нормальноого подростка. Особенно после того, что произошло в том году. Но вслух произносить и портить Рону настроение не стала.
- Продолжение снимут, если фильм заработает достаточно денег. Но думаю, с этим не будет особых проблем. Он ведь довольно популярен. Так что года через 2 можем сходить, - Гермиона широко улыбалась, Рону еще предстояло многое узнать о киноиндустрии, и она не была уверена, что ему это все так уж нужно.
- Кстати, - она вспомнила кое о чем, что ему точно могло показаться интересным, - Mortal Kombat - это на самом деле электронная игра. Садишься перед экраном и сам управляешь персонажем и дерешься. А этот фильм был снят по мотивам... Если тебе интересно, то я могу показать, - Гермиона была не слишком уверена в своих силах касательно игровых приставок, но что-то же объяснить она ему сможет.
- Или пойдем в Национальную галерею. Там выставка интересная, - предложила она, как ей казалось, очень достойную альтернативу.
Ей самой в общем было все равно куда идти. Недалеко вроде как находился зал с автоматами, и там вполне себе можно было сыграть. Сама она играла всего однажды и то только потому что мама заставила ее пойти туда с Джоуи. Нужно ли говорить, что пребывание в таком месте с братом-придурком не сравнится с походом с другом? А в Национальной галерее ей зато будет что рассказать Рону. Вот уж где она как рыба в воде!

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » 1991 — 1995 » Terra Incognita


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC