Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Резонанс (12 марта 1996)

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Название эпизода: Резонанс
Дата и время: 12 марта 1996 года, вечер
Участники: братья Лестрейнджи

Коттедж сторожа на землях Реддлов, где ныне обитают Лестрейнджи

0

2

Он отправляет эльфа за братом около десяти, накачиваясь спиртным.
После прогулки к Арну у Рудольфуса слишком много мыслей - намного больше, чем ему нужно для комфорта.
Полученная информация никак не желает укладываться, и он прибегает к испытанному, проверенному временем средству - все дерьмо лучше свалить на Баста, тот разгребет.
Брат является очень быстро и выглядит весьма довольным собой. Впрочем, Рудольфус не обращает на эту деталь внимания и, хоть и понимает причины подобного несвойственного его младшему брату сияния, ему вообще не до того.
Он сидит в привольной позе за кухонным столом, который они совсем недавно ломали и чинили, и, едва хлопает дверь и раздаются приближающиеся шаги, наполняет второй стакан.
- Выпей со мной. Надо поговорить.
Обычно с этой фразы - с того, что им нужно поговорить, - начинает Рабастан, но сегодня очередь Рудольфуса.
Он отпивает из своего стакана, снова кивает на стул напротив - он не потерпит упрямства. Не сегодня.
И каково же его удивление, когда Рабастан без лишних слов усаживается на указанное место и даже поднимает стакан.
Рудольфус салютует своим, допивая, и подливает себя - а затем и брату, который все же отдает должное виски.
- Арн прислал мне утром патронуса. Передал сообщение от суки-Итон. Она предлагает перемирие. Я оставляю в покое ее, она оставляет в покое меня, - пересказывает Рудольфус часть актуальных новостей и смеется - резко, лающе. Хрипло. - Хорошее предложение?

Отредактировано Rodolphus Lestrange (23 сентября, 2017г. 21:38)

+1

3

Лестрейндж не ждет подвоха - не сегодня.
И слишком занят мыслями о ребенке, чтобы в самом деле почувствовать неладное в переданном домовиком приказе объявиться перед братом.
Определенно, им обоим идет на пользу раздельное проживание: после четырнадцати лет чуть ли не лицом к лицу Рабастан очень ценит те дни, когда не видит Рудольфуса и его жену от  рассвета и до заката. Ценит настолько, что предпочитает аппарировать сразу к господскому дому, где в подвале происходит все самое интересное, или, в крайнем случае, напрямик к мансарде, которую обживал еще сам и в которой теперь плотно обосновалась Вэнс.
Но приказ - язык не поворачивается назвать распоряжение Рудольфуса просьбой - есть приказ.

Брат выглядит на удивление приветливым, если не сказать радушным. Лестрейндж подозрительно прищуривается, ища подвох, провожает взглядом захватанную бутылку, оценивает вторую, еще полную. Судя по подготовке, разговор будет долгим. И, возможно, серьезным.
Он думает, что угадал тему разговора - думает, что Рудольфус принял решение в отношении Беллатрисы, и сегодня это как нельзя кстати, потому что его новости тоже хорошие, по-настоящему хорошие, за которые можно выпить, даже если это маггловское дерьмовое пойло, к которому не предлагается даже лед.
Виски - разумеется, виски, никто не ждет шампанского, здесь оно выглядело бы неуместнее маггловского торжества - отдает неприятностями. Лестрейндж не замечает этого, не сразу разгадывает послевкусие, а когда разгадывает, уже поздно.
Он ставит стакан, но не противится, когда Рудольфус снова подливает почти до верха, смотрит внимательно на лицо брата и скептически кивает.
- Достаточно неплохое.
На деле - отличное. Просто прекрасное предложение, идеально ложащееся на планы самого Рабастана: чем меньше проблем доставит Рудольфус до того, как соглашение со Скримджером выйдет в финальную фазу, тем проще будет следовать намеченному плану. Тем проще будет заставить Англию забыть о Лестрейнджах.
Однако его беспокоит то, что с этой инициативой выступила Дженис Итон. Разумеется, Руфус не так глуп, чтобы предлагать что-то подобное Рудольфусу от себя - ответ очевиден любому, хоть сколь-нибудь знакомому с его братом - но разве не стоило бы сначала предупредить его, Рабастана?
- И что ты решил? - осторожно спрашивает он, хотя подозревает, что. И смех, и гримаса на лице Рудолфьуса плохо сочетаются с версией, в которой тот решил принять столь интересное предложение.

+1

4

Рудольфус опрокидывает в глотку сразу пол стакана, выдыхает. Виски горит, но этот огонь не чета тому, что наполняет вены Рудольфуса, содержится в его чистой крови.
Достаточно неплохо?
Он с презрением смотрит на младшего брата.
Тот трус, всегда был трусом - всегда избегал возможности выйти на врага лицом к лицу, предпочитал осторожничать, тянуть, продумывать варианты. В том числе, варианты отступления.
Рудольфус забывает, сколько раз осмотрительность и осторожность Рабастана, которые он называет трусостью, спасала им обоим и не только им жизни. Забывает, что тогда, в феврале, после ритуала, проведенного на землях рода, они с Беллатрисой отправились вдвоем - и чем это закончилось.
Игнорирует тот факт, что рядом всегда должен быть кто-то с холодной головой, расчетливый и, задери его Фенрир, осторожный.
Все это в глазах Рудольфуса не достоинства, а недостатки. Причины для презрения.
Благодарности в нем ни на кнат.
- Я решил, что она спятила. Послала ко мне Арна, как своего гребанного домовика. Послала ко мне гонца,  - он выделяет последнее слово таким ядом, что приходится запивать.
Грохнув о стол пустым стаканом, Рудольфус жестом велит брату подлить, и неторопливо, основательно закуривает.
Вот это - с Арном - смутно угадывается им как оскорбление.
Как плевок в лицо.
Эта сука знает, все знает - и все равно посылает к нему Арна, а не бежит в ужасе из Англии, не забивается в какую-нибудь щель.
Надо было убить ее в доках. Зря он решил, что веселее будет оставить ей жизнь.
- Она предлагает перемирие, но готова обсуждать мои условия.
Как будто у него есть какие-то условия. Как будто он в самом деле позволит ей уйти, снимет с нее мишень.
- Я передал, что хочу личной встречи.
Он снова затягивается и резко меняет тему разговора.
- Твоя аврорша понесла. Выпьем за это, - и первым поднимает стакан.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (23 сентября, 2017г. 21:54)

+1

5

Что там такое вокруг Арна, Рабастан не знает, но даже по тону Рудольфуса понимает, что-то, что раздражает его брата посильнее прочего.
У Арна, видимо, талант нарываться на неприятности поблизости от Лестрейнджей, и это совсем некстати.
- Что за дела с Арном? Почему она передала именно через него? - спрашивает он, надеясь, что звучит достаточно равнодушно, и подливает Рудольфусу виски. Не потому что хочет его споить, а потому что так проще - просто давай Рудольфусу то, что тот хочет.  Принцип, усвоенный им еще в детстве, обычно себя оправдывает.
Почему Дженис Итон не передала послание как-то иначе, действительно, хороший вопрос. И, кажется, у Рудольфуса есть на него ответ. Ответа хочет и Рабастан.
Он отпивает из своего стакана, чтобы не выдать удивление - она готова обсуждать условия? Ей есть, что предлагать?
Прошел лишь месяц с небольшим с того дня, как она покинула Ставку, и Лестрейндж сомневается, что за это время она успела разжиться новым товаром.
Или все же успела?
У него, разумеется, свой интерес, а потому к словам Рудольфуса он прислушивается с особенным вниманием.
И совершенно зря, потому что тот меняет тему.
- Она не аврорша, - устало отзывается он, но тоже поднимает стакан.
Что-то сродни вялому удовольствию посещает его на миг: если закрыть глаза на кое-какие нюансы, ситуация выглядит до восторга нормальной - старший брат поздравляет младшего с пополнением в семействе.
Долго закрывать глаза на нюансы Рабастан не умеет, поэтому это чувство быстро сходит на нет. Он знает, что Рудольфусу было бы наплевать и на Яэль, и на него самого, если бы не необходимость кровной жертвы. Впрочем, младший Лестрейдж не видит в этом оскорбления, это рационально и понятно, поэтому он принимает поздравление и выпивает.
Где-то нужно остановиться - на него виски действует, в отличие от Рудольфуса.
- Выпьем, - не дожидаясь приказа, он опять подливает брату, едва тот ставит стакан. - Так что с личной встречей? Это может быть ловушка. Ты в самом деле собираешься пойти?

+1

6

- Перед тем, как все пошло хером, она начала что-то подозревать. Следила за Арном. И выследила, - Рудольфус снова пьет, опускает тяжелые веки, как бы смакуя проносящиеся в памяти картины: беспомощная, униженная Итон, ее белые бедра, механические, грубые, но уверенные движения Арна. - А я выследил ее.
Он ухмыляется, запрокидывает голову, допивая, сцеживая последние капли из стакана.
- Он стер ей память, но теперь она вспомнила. И забрала его дочь.
Он не силен в пояснениях, да и история эта такой глубокой давности, что не заслуживает красноречивого рассказа. Может, для кого-то из них, Арна или Итон - а скорее всего, для обоих - то, что произошло в доках, стало неким откровением, вехой на жизненном пути, для Рудольфуса это был лишь фрагмент: еще одна грязная, упрямая сука, получившая по заслугам, возомнившая себя самой умной и самой везучей.
Не первое изнасилование в его жизни, не первая расплата.
Он затягивается, выпускает дым.
К чему говорить о прошлом.
Пьет и следит, что Рабастан тоже пьет.
Благосклонно кивает, когда тот подливает без напоминания - и себе, и ему.
И ухмыляется, широко, сумасшедше.
- Нет. Пойти в самом деле собираешься ты.
Теперь, когда младенец уже в утробе рыжей аврорши, нет причин трястись над Рабастаном. И если у Итон в самом деле есть что-то стоящее, то он это и добудет.
А если ничего нет, то просто убьет ее. Убьет ее за то, что та перешла дорогу Лестрейнджам.
- И ты убьешь ее. Или узнаешь, есть ли у нее для меня что-то ценное, а потом убьешь.
Он щедр - он предлагает Рабастану тот кусок, который с удовольствием сожрал бы сам.
- Можешь трахнуть ее перед смертью. Ей не привыкать.
И одним большим глотком снова ополовинивает стакан, хлеща виски как воду.

+1

7

- Перед своей смертью или перед ее? - уточняет Рабастан скрупулезно, уже зная, что Рудольфус шутку не оценит.
Он помнит Итон, и, хотя не навестил ее в Ставке, думает, что она по-прежнему в хорошей форме. Глава Аврората, все же.
Впрочем, уже бывшая и он надеется, что почти неделя в Ставке ее несколько... потрепала.
История с Арном прозрачнее не становится - впрочем, он понимает, что у Дженис Итон какие-то личные счеты к Вейну из-за его сотрудничества с Рудольфусом еще с восьмидесятых, и та теперь его шантажирует.
Только ради того, чтобы встретиться с Рудольфусом?
Крайне сомнительно.
И он крайне сомневается.
Не сомневается только в одном: на встречу он и в самом деле отправится.
Раз Рудольфус так решил, спорить теперь бессмысленно. Да и чем ему аргументировать свой отказ?
К тому же, хватается он за засранную соломинку, которая в приличном обществе именуется надеждой, вдруг у Итон в самом деле стоящее предложение. Вдруг им в самом деле удастся сторговаться.
- То есть, варианта с тем, чтобы пойти на соглашение, не существует? - уточняет он, еще скрупулезнее, утомленный этим постоянным "убей". - Ей нечего тебе предложить?
И этот ответ он тоже знает. Его прямо-таки блевать тянет от собственной догадливости - ну или от вязкой горечи виски.
Он отпивает, снова подливает - уже механически.
- Перескажи мне все, что тебе сказал Арн, и что ты сказал ему, - просит он бесцветно и вот теперь впервые делает настоящий глоток. - И расскажи, какой у тебя план.
План наверняка будет нуждаться в коррективах - а может, к тому моменту, как Рудольфус закончит, ему будет уже настолько все равно, что он просто будет кивать в нужных местах и делать, что сказано.

+2

8

Рудольфус пропускает шутку брата мимо ушей. Его чувство юмора просыпается в другие моменты, и он только пьет, взглядом предлагая Рабастану не будить лихо. Его мирный настрой может смениться яростью в любой момент, и младший бат знает об этом не понаслышке.
- Она может предложить мне Скримджера, - скалится Рудольфус, допивая виски залпом и со стуком ставя стакан на стол. - Мертвого или живого сукиного сына Скримджера. И тогда я пообещаю, что отпущу ее на все четыре стороны и забуду о ее угрозах Беллатрисе. А может быть, забуду о ней вообще.
Он ухмыляется Рабастану еще шире.
- И вот когда она притащит мне Скримджера, я убью их обоих. Но, так и быть, она будет мучиться меньше. 

На Рабастана его угрозы и мечты едва ли производят впечатление. Его брат лишен жизни, лишен азарта - снулая рыбина, какой-то дурной прихотью крови носящий одну с ним фамилию.
Рудольфус толкает стакан к бутылке, кивает, приказывая наполнить, и наваливается на стол, резким движением загребая в кулак воротник Рабастана, подтягивая его к себе, не обращая внимания, как огневиски расплескивается на кисть, на манжету.
- Пять дней назад она ушла из Аврората. Она хочет перемирия - со мной и с Долоховым. Она хочет быть уверенной, что мы не будем ее искать. И взамен пообещала не искать нас.
Его лицо искажается - ухмылка теряет последние признаки веселья.
- Она не в себе, сказал Арн. Она боится.
В его голосе слышно ликование. Он хотел, чтобы Итон боялась - и она боится. Она вспомнила доки, знает о доках, и знает, что ей ни за что его не переиграть.
- Она знает, что у нее нет шансов. И хочет жить, - он выплевывает последние слова, отпуская ткань воротника брата, возвращается на место. - И я переиграю ее снова.
Ей никогда не расплатиться с ним за Азкабан. Даже Скримджер не будет достаточной ценой.
-

+2

9

Рабастан уныло систематизирует полученную информацию. Итак, Дженис Итон узнала что-то из их общего прошлого с его братом - причем поделенного на троих между ними и Арном - и это так на нее подействовало, что она решила предложить Рудольфусу и Долохову перемирие. Или подействовало на нее что-то другое? То, что она узнала о планах Скримджера в отношении Лестрейнджей?
Эта версия ему нравится всем, кроме наличия в переговорах Антонина Долохова и того, что сам Скримджер не поставил его в известность о планах своей протеже.
Не слишком-то сходится.
Он смотрит в лицо брату, когда тот подтягивает его ближе, но не сопротивляется.
Рудольфус одержим Итон - это проявилось еще месяц назад, но Рабастан понятия не имел, насколько далеко зашел процесс.
Впрочем, он не имел понятия о многих вещах и сейчас понимает, что большего из брата не вытянешь - Рудольфус плавает в собственном прошлом, едва ли разделяя факты и иллюзии, и достоверной информации не получить.
Можно, конечно, попытаться потолковать с Арном - но Рабастан считает, что понял достаточно.
К чему ему, если как следует рассудить, подробности - согласно плана брата, играть ему роль предстоит всего ничего, а Рудольфус не из болтливых.
- Хорошо, - говорит он коротко, когда Рудольфус его отпускает. - Я выставлю ей в условии Руфуса Скримджера. Поясню, что это станет ценой того, что я - ты, я имею в виду - о ней забуду. Если она не согласится, убью ее. Если согласится - попрощаюсь до следующей встречи.
Он доливает виски и себе, делает еще глоток, чувствуя, как плывет вокруг холодная кухня.
Он впервые настолько прямо лжет брату.
Он не допустит, чтобы Рудольфус убил или попытался убить Скримджера - только не сейчас, когда между ними вновь возможно соглашение, когда наконец-то забрезжила надежда на давно придуманный выход для всех, кто имеет для него значение.
В отличие от Рудольфуса, он осознает, что все они смертны - и полон стремления выжить во что бы то ни стало.
- Это может быть ловушка, - повторяет Рабастан, хотя уже осознал, в чем именно состоит план брата. Даже если это ловушка - Дженис Итон не получит главу рода Лестрейндж, а с учетом новостей о состоянии Яэль, Рудольфус не потеряет жертвенного агнца для своего сына. Рабастан отстраненно даже восхищен этой партией - он не считал брата способным на такие беспроигрышные стратегии и теперь думает, чем еще его может удивить Рудольфус.
- Мисс Гамп не в курсе наших планов на ребенка. Будет лучше, если такое положение дел сохранится до самых родов, иначе могут быть проблемы, - предупреждает он Рудольфуса, допивая и думая, о чем еще стоит упомянуть на случай того, если Дженис Итон ищет не перемирия, а головы его брата.
Как назло, в голову больше ничего не приходит - у него нет ничего, что нуждалось бы в распоряжениях на случай его смерти.
Возможно, это та самая свобода, но свободным Рабастан себя не чувствует.
- У нас осталось оборотное зелье с декабря. Когда вы с Итон договорились встретиться и где? - спрашивает он, уже поднимаясь на ноги и соображая, не слишком ли пьян для аппарации и не все ли ему равно, если и слишком.

+2



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC