Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Архив недоигранного » Педагогическая поэма (май 1978)


Педагогическая поэма (май 1978)

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Чарити Бербидж и Рудольфус Лестрейндж обмениваются мнениями о том, что нужно и что не нужно знать чистокровным студентам Хогвартса.

0

2

Сказать, что он был взбешен, значило ничего не сказать.
Поводов было предостаточно: и то, что брат посмел ему врать, и то, что посмел сунуть свой нос в маггловское дерьмо, и то, что грязнокровная сука считала, что может вот так просто делать все, что ей заблагорассудится.
Его ярость была так велика, что недостаточно было выбить всю эту чушь из Рабастана - проблема была глубже, в таких, как эта Бербидж. Как предатель крови Уизли. Как другие магглолюбцы.
Пока они где-то там в отдалении распускали свои языки, Рудольфус еще мог сохранять напускное спокойствие, но раз уж речь зашла о том, что принадлежало ему, пришло время расставить точки.

Служащему Сектора борьбы с неправомерным использованием магии нечего было делать в Хогвартсе, но Рудольфус редко обращал внимание на подобные мелочи. К семьдесят восьмому он уже освоился в качестве главы рода, и без труда получил разрешение у декана Рэйвенкло забрать на выходные Рабастана домой - достаточно было лишь озвучить свое желание. Неизвестно, что именно думал о происходящем декан, но он без лишних слов послал какого-то рослого младшекурсника предупредить факультетского старосту, что за ним прибыл брат - и так же без лишних слов проводил Рудольфуса к кабинету маггловедения.
Лестрейндж отрывисто поблагодарил, едва сдерживая бешенство, и вошел в кабинет без стука, закрывая за собой дверь.
- Чарити Бербидж? - он стремительно пересек кабинет и оперся на стол, меряя светловолосую ведьму убийственным взглядом. - Так это вы считаете, что можете лезть со своими маггловскими россказнями к урожденным магам? Считаете, что в вашем ущербном мире есть хоть что-то, что может заинтересовать одного из нас?
Рабастан в своем неуемном любопытстве готов был сунуться в любое дерьмо и заплатит за это, но Чарити Бербидж следовало напомнить, где ее место.

+1

3

Черри давно ждала чего-то подобного, встречи с возмущенным взрослым магом. Конечно, насколько она понимала, во всех бедах и невежестве чистокровные маги обвиняли не чистокровных, но и сами не были совсем чисты.  Как-никак, а учить и ассимилировать магглорожденных они не желали, вот и получалось, что мир прогибался под новопришедших, что жили быстрее, быстрее принимали решения, были более настойчивы и рвались вперед. Но донести это до чистокровных было не возможно. Разговор с ними представлялся профессору Бербидж этаким разговором атеиста с отцом-настоятелем ортодоксального храма. В этом разговоре обе стороны не слышат друг друга, да и не готовы услышать. Именно с этим и предстояло работать будущему, как сама Чарити еще надеялась, психологу.
- Лорд Лестрейндж? - Черри мило улыбнулась, предлагая жестом присесть. - Не волнуйтесь Вы так, и объясните, чем же Вы не довольны? Моим присутствием здесь? - профессор Бербидж неопределенно кинула взгляд а комнату и окна, то ли подразумевая место, то ли просто присутствие самой себя в магическом мире. - Чаю? Насчет же, как Вы себе позволили высказаться, росказней и, опять же повторяя Ваши слова, ущербном мире, позвольте.
На стол легла первая колдокарточка с изображением обгоревшего трупа, кожа на котором слезла пластами, за ней - вторая, уже с полуразрушенными зданиями, чьи скелеты еще явно тлели, а вокруг которых не было ни травинки, затем третья, отображающая то ли пепел, то ли просто тень от человека на ступенях, четвертая, подобная остальным, только показывающая явно район города, снятый с чуть большой высоты, ничего живого в этом районе не было, а трава и кусты пожухли, где-то виделись не то тени, не то призраки, как на предыдущей колдокарточке.
- Мистер Лестрейндж, как Вы считаете, кто виновник в этом всем? - Чарити жестом обвела колдокарточки с изображениями. - Ах да, я обещала Вам чай. - Профессор поднялась из-за стола, закрывая ящик из которого достала фотографии. - Или, быть может, Вы предпочитаете кофе?

+1

4

Итак, чванливая грязнокровка знала, кто он, но не сжималась в ужасе в комок, ища спасение под столом, а улыбалась ему в лицо, считая, видимо, что ее статус в этой школе под властью выжившего из ума магглолюбца будет достаточной защитой от него, Рудольфуса.
Только полная идиотка могла задать ему в лоб такой провокационный вопрос о своем присутствии - либо она играла с ним, играла намеренно, и эту наглость он запомнил.
Не отвечая - "место таким, как ты, под моими сапогами!" - Рудольфус проглотил свою правду, позволяя ей выразиться только во взгляде, и ухмыльнулся Чарити в ответ, опуская взгляд.
Колдографии его не впечатлили - искусно выложенные на стол будто рукой фокусника, они значили для него не больше, чем таинственная вязь древних рун или нумерологическая таблица. Реальность Рудольфуса ткалась из действия, а не из символов - он был слишком глуп, обладал слишком узким фокусом восприятия, и к семьдесят восьмому уже сделал немало, оставляя после себя картины смерти и разрушения страшнее, чем на карточках Чарити.
- Предпочитаю, чтобы вы угомонились. - Он намеренно не стал гадать, кто мог быть виновником разрушений на колдо - если она хотела поймать его на признании, пока он еще достаточно владел собой, чтобы не доставить ей этого удовольствия. Безумие жило в нем - жило с рождения - но пока зверь лишь изредка выходил из тени, действуя в основном под прикрытием серебряной маски.
Рудольфус приставил палец к первой колдокарточке и повел его в сторону всех остальных, согребая их к краю стола с противным свистящим звуком.
Когда карточки, достигнув края, перевалились за него, планируя на пол, он снова усмехнулся, поднимая голову - намного жестче, уже угрожающе.
- То, что вы делаете, вызывает недовольство. Маггловедение не нужно этим волшебникам. Вы не нужны.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (13 сентября, 2017г. 18:19)

+1

5

Чарити спокойно выдержала взгляд, говорящий ей, что она не более чем пыль под сапогами великого мага. Сейчас этот взрослый чистокровный маг казался ей просто еще одним лордом, в очередной раз забывшим, что его миллионы не берутся из воздуха. Им с отцом, героем Второй Мировой, не раз пришлось выдержать такие взгляды. То же, как мистер Лестрейндж поступил с колдографиями, было похоже на то, как маленькие дети сбрасывают не понравившуюся им игрушку. Черри вернулась к своему столу и достала иную папку.
- Лорд Лестрейндж, надеюсь, как чистокровный маг вы помните семью Мори, самых крупный потомственных постановщиков редких компонентов и заводчиков белых японских драконов? Их семья сейчас насчитывает пятнадцать человек, хотя до начала войны с Гриневальдом это число было в разы больше. Основная ветвь семьи жила в Хиросиме, в центральной части этого города располагался и магический квартал... Знаете, 6 августа 1945 изменило жизнь многих, не только магглов, но и магического сообщества Японии. В тот день и погибло семейство Мори, хотя от эпицентра событий они с точки зрения магглов находились достаточно далеко. Десяток километров, это так много, для магглов - это почти зона жизни, но не для магов.
На стол упали еще четыре колдокарточки. На первой был изображен красивейший дворец эпохи Мэйдзи, с позолотой, кое-где с защитной вязью иероглифов.
- Так выглядел родовой замок семейства Мори до 6 августа 1945, а вот так, - вторая карточка, на которой с трудом можно различить останки того самого дома, искареженного, обгоревшего, на котором трава и деревья рассыпались прахом. - На этом же снимке тот же самый дом - после.
Две остальных колдокарточки были магической интерпретацией съемки атомного гриба, поднявшегося над Хиросимой после взрыва, и последствием этого самого взрыва, где от города осталось только два полуразрушенных здания: торговая палата и здание банка, от которого остался только второй этаж, одна его стена, искореженная взрывной волной.
- И еще, вы говорите о бесполезности данного предмета, но с другой стороны, со времен Святой инквизиции маги прячутся. Не знаю как маги, но магглы шагнули далеко вперед, при этом все летальные исследования не запрещаются, вообще говоря, а наоборот, скрываются на благо государства. У Ас, чистокровных магов, есть абсолютная возможность полностью ввести магглорожденных магов в магический мир, но нет, ничего подобного не делается, нет никаких предметов вида маговедение, обязательных для всех, воспитанных в маггловском мире. Но знать своих соседей, знать тех, которого часто назначают врагами, необходимо. "Знай своего врага как самого себя" - как говорили стратеги прошедших веков.
Чарити пожала плечами и перевела взгляд на собеседника, думая о том, какие еще факты могут быть хотя бы услышаны.

+1

6

Он нахмурился, сердито сдвигая брови. Названная ей фамилия ему ни о чем не говорила: после принятия Министерством ряда законов, ограничивающих разведение гиппогрифов в частных питомниках, Лестрейнджи были вынуждены продать прежде доходный бизнес партнерам с материка и уйти с мировой торговой арены. Это случилось около десяти лет назад, когда Рудольфус еще не слишком внимательно присматривался к семейному делу, и с тех пор он сосредоточил свое внимание только на Великобритании, мало интересуясь магами за ее пределами.
Ни о чем не сказала ему и дата - маггловские катастрофы, даже мирового уровня, даже задевшие магов, но случившиеся слишком далеко и еще до его рождения, не могли впечатлить Рудольфуса, разве что разбудить в звере жажду повторить нечто подобное.
Он брезгливо скривил губы, разглядывая очередные картинки - неподвижные, хоть и волшебные. Неподвижные ради контраста, который он не мог осознать.
Еще какие-то неудачники, поселившиеся слишком близко к магглам и заплатившие за это. Кто-то, кто решил, что это в порядке вещей - жить бок о бок с грязным мусором, вынужденным компенсировать невозможность колдовать, двигая свой уродливый научно-технический прогресс.
Он сбросил со стола и эти колдографии - тем же легким, уверенным движением, глядя прямо в лицо Чарити со смесью любопытства и издевки.
- И так-то вы платите за то, что вас приняли в этом мире? Доверили учить подрастающее поколение? - его ухмылка все больше напоминала голодный оскал. - Вы тащите подростков в чуждый им мир, подвергая опасности и игнорируя пожелания их семей? Без позволения родственников, обманом?
С каждым словом он распалялся все сильнее, опираясь на стол, наклоняясь вперед, ближе к волшебнице.
- Вы должны рассказывать им о магглах, а не тащить их туда. Что бы вы сделали, окажись мой брат в опасности? Применили бы магию? Нарушили бы Статут? Дали бы ему нарушить Статут? - он выпрямился, оскалившись. - Вы слишком много берете на себя, прикрываясь этими картинками и россказнями о том, что случилось до моего и вашего рождения. Магглы опасны по вашим же словам - так какого драккла вы делаете все, чтобы этой опасности подверглось как можно больше чистокровных волшебников?! Чего вы добиваетесь? Того, чтобы еще больше чистокровных оказалось очаровано яркой и дешевой картинкой, купившись на ваши сказки?

+1

7

Рудольфус казался Чарити маленьким ребенком, прячущимся от большого мира. Примерно так в детстве прятался Льюис, закрывая ладошками  глаза, прячась так от всего мира, если он мир не видит, значит и мир не видит его. Конечно, такой принцип в некоторые моменты действовал, но не всегда. Да, пока магический мир скрыт от глаз магглов, но маггловские технологии не стоят на месте, все больше и больше из них дают странные для магглов результаты, когда те начинают подозревать, что существует что-то иное, что-то рядом, что они пока не готовы увидеть и принять. Все больше научных дискуссий повещены этому, желтая пресса то пишет о встреча с магами, то о встрече с инопланетянами. Но, как говорится, обыватели сначала смеются, затем начинают верить, а затем и начинают искать то, во что верят... Именно такого исхода опасалась Чарити, именно на случай, если магический мир будет обнаружен, она и обучала детей, вернее подростков, не быть клоунами там, за той чертой, а хоть как-то адаптироваться, скрыться, если оно того потребует... Магглов больше, а священная война не удалась ни крестоносцам в Средние Века, ни арийцам пару десятков лет назад. Профессор Бербидж была готова к невежественному неприятию, с самого начала своего преподавания была готова...
- Я выполняю свою работу, Лорд Лестрейндж. Когда ученики изучают опасных магических тварей, ни у кого не возникает вопросов, почему они входят с этими тварями в контакт, - Чарити еще раз посмотрела на скинутые колдографии. - А вот общение с соседями, пускай и не обладающими магией, в смягченных условиях под присмотром взрослых вызывает чуть ли не обвинение в нарушении Статуса. Вы уверены в опасности, что возникает в доме, в котором знают о магии, в то время как те же драконы и гипогрифы кажутся Вам не такими опасными. Быть может это такое же невежество, как считать магглов просто ущербными и достойными только вендетты? И да, насчет радиации, то, что маги подвержены ей больше магглов, стало известно любому магглорожденному или маггловоспитанному, кто хоть немного интересовался той самой трагедией, о которой никто из потомков воевавших на стороне союзников не мог не слышать. А ведь мирный атом используется магглами почти повсюду, да и Холодная война сейчас пусть и немного снизила накал, но не завершена. Сколькие из таких магов, связанные с магами, думаете, поделились своими выводами с родными? Если это поймет взрослый, то не многие из них, а если ребенок? Поймет ли он, какое оружие против магов вкладывает в руки своих родных? А если информация уйдет дальше? Впрочем, полагаю, Вам это не интересно... Единственное, что интересно Вам, это то, что некая магглорожденная вызвала Ваше недовольство, не так ли, Лорд Лестрейндж?

+1

8

- Мне наплевать на то, о чем вы рассказываете, - Рудольфус потряс головой, не понимая, какое дело ему должно быть до радиации, о которой все толковала и толковала Чарити, об атоме, о какой-то войне, названной кем-то Холодной. Магглов нужно было держать подальше и под присмотром - этого хватило бы, чтобы магический мир был в безопасности, а вот роль тюремщика Лестрейндж с удовольствием примерял на себя. - Магглы не сравнятся с магами, и только глупцы, предпочитающие жить среди маггловского мусора, страдают от этого соседства. О каком еще оружии чушь вы несете?!
Он ударил по столу, сжав кулак, наслаждаясь ощущением собственной силы - его самомнение, хоть и было выше Астрономической башни, уже несколько лет подтверждалось, с каждым рейдом, с каждым убитым магглом и магглолюбцем.
Он слишком хорошо знал, что может сделать с помощью волшебной палочки и зачарованного кинжала, с любым - и слишком хорошо знал, как теряются магглы в первые моменты, столкнувшись с тем, чего не могли вместить их гнилые мозги.
Уверенность в собственной непобедимости, присущая ему на генетическом уровне, переданная от поколений предков, только укреплялась с каждым годом безнаказанности и всемогущества - и его злило это упоминание об оружии, но лишь потому, что он был напрочь лишен чувства юмора.
- Единственная проблема тех, о ком вы бормочете - это то, что они стерли границу между мирами, позволили забыть о ней, и расплата за это нашла их, как найдет любого, допустившего ту же ошибку.
Лестрейндж улыбнулся в лицо Чарити, широко и зло.
- Мне плевать, что этой чушью вы пичкаете тех, кто желает жрать это дерьмо - в этой школе давно учат лишь ерунде, и любой чистокровный маг должен узнавать необходимое дома, а не здесь - но я не дам вам позволения задурить мозги Рабастану. Вы слышите меня, Бербидж? - Он снова оперся о стол, и улыбка, широкая, неприятная, медленно таяла на его лице. - Если я еще раз узнаю, что вы потащили его к магглам, я вернусь. И вы пожалеете о том, что сделали.

+1

9

Рудольфус Лестрейндж напоминал неотесанного солдафона, почти что из последних американских комиксов, что начали недавно появляться в книжных магазинах в Лондоне. Имени персонажа Черри не вспомнила, да и не к месту было предаваться этим воспоминаниям. Удар кулаком же по столу заставил Чарити вздрогнуть. Этот жест только еще больше дополнил уже сложившийся прежде образ.
- Я не буду спорить о том, сравнятся ли магглы и маги, но первых в разы больше. Возможно, те, кого называют Упивающимися Смертью, смогут несколько сократить количество магглов, но у тех рождаемость в разы выше. Впрочем, это бессмысленный спор. Возможно, в будущем кто-то из потомков ныне живущих поймет, о чем мы сейчас говорить пытались, но явно не сейчас. А оружие - это замена магии для магглов.
Насчет границы же между магами и магглами Чарити решила промолчать. Не объяснить же уверенному в своей всесильности магу то, что с каждым годом все больше вероятность обнаружения магглами магов. Так как у магглов с каждым годом все большое и большое проявляется проблема перенаселения, все меньше и меньше остается мест в Старом Свете, которые не занесены, все пустыри застраиваются или жильем, или промышленными строениями. ДА, память стереть возможно, но вот только все больше и больше информации уходит из бумаг, простых бумаг, которые можно уничтожить или изменить, и переходит в новый вид. Учение магглов уже давно говорят, что в скором времени будут созданы мейнфрреймы - массовые хранилища информации, электронные библиотеки. Оттуда магам с их магией будет достаточно сложно вычищать следы своего присутствия. Но об этом объяснять магу Чарити не собиралась. Он не поймет, а те же, кто поймет сейчас находятся не здесь...
- Лорд Лестрейндж, я Вас услышала, в отличие от Вас, - профессор Бербидж  кивнула своим мыслям. - И обещать я Вам могу только одно - продолжать выполнять свою работу. Не больше, не меньше.

+1

10

- Вы не поняли меня, - Рудольфус больше не улыбался.
Он выпрямился, меряя упрямую грязнокровку оценивающим взглядом, смотрел долго - так долго, что хватило бы времени запомнить каждую черту ее лица, изгиб бровей, твердость в линии губ и подбородка. Он запоминал ее, и это, как правило, означало только одно: из числа магов, с которыми жизнь сталкивала Лестрейнджа, он выделил Чарити Бербидж, что существенно уменьшало ее шансы дожить до старости.
На ее упоминание Упивающихся он не отреагировал, хотя и отметил для себя. Была ли она так глупа, что в самом деле давала ему понять, будто подозревает его, или в самом деле не вкладывала двоякого смысла в слова, он еще был по эту сторону реальности - и был осторожен. Так осторожен, как зверь, покидающий свое убежище лишь с закатом, когда крики охотников стихают, а жертвы забывают, кого в самом деле нужно опасаться.
Если Бербидж не умерит свой пыл, ее имя рано или поздно попадет в списки тех, кто, по мнению Темного Лорда, заслуживал смерти: списки паникеров, отъявленных магглолюбцев, несговорчивых упрямцев. Если она продолжит делать то, что считает своей работой, она умрет - и Рудольфус хотел бы быть тем, кто придет к ней на порог. Хотел бы, чтобы она увидела его лицо перед смертью, и поняла, насколько ошибалась, разговаривая с ним так дерзко.
- Ваша работа - рассказывать о магглах, а не таскать с собой в мир, который немалой части чужд и таковым и останется. А то, чем занимаетесь вы... Мне хватит влияния в Министерстве, чтобы воздействовать на Попечительский совет. Вас вышвырнут из школы вместе со старым маразматиком, который вам потакает. Но это будет только начало, - угроза в его голосе была настолько очевидной, что продолжать дальше не имело смысла.
Рудольфус наклонил голову к плечу, продолжая запоминать - и Чарити удвоилась, утроилась в его глазах. Ее двойники корчились под Круциатусами, беззвучно взывая к его милосердию, падали навзничь, пораженные лучом Авады, умирали, зажимая руками вспоротое Секо горло.
Нечто вроде жажды снова растянуло его рот в подобии улыбки.
- А конец покажется вам слишком дорогой расплатой за эти глупости, - и он переместил взгляд на колдографии, россыпью окружающие стол, наступил на ближайшие, наслаждаясь шелестом бумаги под сапогом.

0


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Архив недоигранного » Педагогическая поэма (май 1978)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC