Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Wear black (6 марта 1996)

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Название эпизода: Wear black
Дата и время: 6-7 марта 1996 года
Участники: Энгус О`Рейли, Дженис Итон

Дом Энгуса.

0

2

В дом к О`Рейли Итон является, когда никого ещё нет, и, свернувшись клубочком, долго сидит в кресле перед не зажжённым камином. Почти не курит — когда хозяин всё же возвращается домой, импровизированная пепельница у кресла наполовину пуста, — и даже не пьёт, только молча смотрит перед собой пустым, холодным взглядом.
Такое же лицо у неё было, когда умер Том.
— Привет, О`Рейли, — по старой привычке улыбается Итон, не вкладывая в улыбку, впрочем, ничего кроме. — Что-то ты поздно.
Хотя он, конечно же, как обычно.
Итон поддёргивает рукава толстовки и снова щёлкает зажигалкой. Затягивается, как будто только учится курить — не касаясь дымом лёгких, только набирая в рот, — и выдыхает.
— Я пришла к тебе кино показывать.
Не про Арна.
— Komm zu mir, mein Herz.
В главных ролях: Нарцисса Малфой, Араминта Мелифлуа, Редуалдус Лестрейндж и Дженис Итон. Режиссёр ушёл в запой ещё до съёмок, сценарист проходит курс реабилитации в наркологии, оператор и монтажёр — зрители в зале.
— Мне нужен совет.
И в кои-то веки она готова это признать.
— Подойди ко мне и скажи "Легилименс". Начнём с января.

+1

3

В доме кто-то был. Сигнальные чары крайне деликатно известили его об этом, и Энгус мгновенно понял, что больше не устал и не хочет спать. Присутствие чужака бодрило.
Сразу же после этого чары известили его, что чужак обосновался у камина и похоже что курит. Примерные габариты тоже совпадали с тем, о чем Энгус подумал.
С палочкой наизготовку он закрыл дверь и позволил замку отчётливо щелкнуть. Надергать волос с Итон мог кто угодно, правда, им надо было ещё узнать местоположение дома и как войти, но он верил в людей.
Итон не шевелилась. Энгус прошёл в комнату и убрал палочку, только увидев выражение её лица. Выражение было слишком непередаваемым, чтобы его имитировать.
- Привет, Оклахома, - сказал он.
В доме было холодно. Энгус любил, когда холодно, но зрелище траурной Итон у холодного камина вызывало желание что-то поменять, чтобы не вспоминать прошлый раз. Сейчас позарез хотелось спросить, кто умер, но не может такого быть. Он бы знал. Он высыпал окурки в камин и разжег огонь, палочкой подманил с кухонных полок бутылку вина, кастрюлю и какие-то пряности. Глинтвейн будет не как у Корморана, но лучше, чем просто надираться виски.
- Обожаю раздавать советы
Энгус  протянул Итон плед, уселся в кресло напротив и облокотился о колени.
- Legilimens.

+1

4

На то и был расчёт. Обняв свёрнутый плед и прикрыв на секунду глаза, Итон постаралась расслабиться.
— Поехали.
В темноте лавке Борджин скалит зубы. Итон хорошо помнит выражение его лица — удивлённо-презрительное, — и едва уловимый запах старости, уже отметившей его тело. Свежепорезанная рука чуть ноет, но раскрытое днём ранее мясо уже срослось в порез, и это, в принципе, ничего. Малая цена.
Воспоминание, гладко выстроенное, разрывается как бумага под карандашом, и в темноте переулка Итон выводит лезвие вверх по чужому бедру. Мышцы поддаются неохотно, будто неудачный кусок говядины под затупившимся ножом.
Нет, это не то — не то, что О`Рейли стоило бы видеть.
Пользуясь тем, что ей позволяют вести, Итон усилием возвращается к Араминте. Туда, где клянётся уничтожить всю собранную авроратом информацию об Араминте Мелифлуа не позднее двадцать четвёртого января этого года. Взамен ей нужно всего ничего: купировать последствия старого ритуала и довести свои суицидальные наклонности до совершенства.
— Я, Редуалдус Лестрейндж, принимаю клятву леди Мейер, — ухмыляется Редвальд, и Итон становится плохо.
Не сразу, конечно, и не так сильно, как будет плохо позже, когда Араминта будет наносить три простые руны — Гебо, Эваз и Хагалаз — и завязывать их с вольфсангелем под лопаткой.
Итон, вывалившаяся обратно в реальность, бледна.
— Вопросы?

+1

5

На этот раз вела Итон, Энгус только следовал, и от того картинка была непривычной. Он находил свои зацепки и разворачивал фрагмент, как свиток пергамента - от и до. Сознание Итон дробилось, как в калейдоскопе. Вспыхивали и тут же исчезали отдельные детали. Взаимосвязи были причудливыми. Он чувствовал себя так, словно пытается опознать человека по портрету какого-нибудь модерниста. Не то чтобы совсем невозможно, но...
Оценивать показанное сейчас он даже не пытался. В увиденном глазами Итон было слишком много эмоций Итон, да и вообще слишком много Итон с её вечной тягой к Танатосу, которая сейчас казалась почти понятной... Ну, по крайней мере, постижимой.
Прервавшись после первой серии, Энгус подумал, что Танатос всё-таки неглупый мужик, что так бегает от этой чокнутой. Все остальное ему ещё надо было переварить, включая существование непредвиденного Лестрейнджа. Слишком много Лестрейнджей в его и так насыщенной жизни.
- Кто ещё в курсе? Информацию ты, видимо, уничтожила?
Видимо, да, вот же сидит живая. Уходи в отставку, Итон, подумал он. Просто уходи в отставку. Хватит. Вроде бы понятный совет? Он собирался озвучить его в конце.
- Дальше?

0

6

— Кроме присутствующих? — уточнила Итон, хотя и так было понятно, что да. — Никто. А снятая копия досталась бы действующему главе аврората сразу после моей смерти.
Итон прочила на своё место Олдаса. Если бы не его сын, она бы предложила его кандидатуру сразу, но... Она никогда не умела отказать Руфусу, и к тому же ей было нужно привязать его к себе, ради его же безопасности. Только вышло всё так, как вышло.
— Мелифлуа безобидна, — Итон, поймав выражение на лице О`Рейли, всё же пояснила часть своих мотивов. — Не в том смысле, что она не способна убить, нет — я бы никогда не пришла к ней без оружия, — но она не лезет в большую войнушку, О`Рейли, и совершенно точно не работает на Пожирателей.
Хотя в последнем — скорее в своей способности это определять — Итон уже сомневалась.
— Ну, или не работает в промышленных масштабах.
Такого бы ни один ритуалист не потянул.
Впрочем, ещё успеется.
— Дальше.
Мелифлуа, сидящая рядом, седа как сама старость. Итон допивает огневиски, морщится:
— В общем...
И кратко пересказывает Араминте их с Трэверсом встречу.
Араминта считает, что Итон в жопе. Итон считает также, и хоть в чём-то они, наконец, сошлись. Итон уверена: досмотрев до конца, О`Рейли разделит их точку зрения.
О`Рейли, сидящий рядом, сединой был лишь подёрнут. Итон протянула руку к стакану, вздохнула и отчего-то не стала пить.
— Ну вот как-то так. Завтра мы встречаемся снова.
А послезавтра у неё была назначена встреча в Хитроу.
—  Посоветуй, что надеть?

+1

7

Итон оправдывалась, и это само по себе было аргументом не в ее пользу. Люди оправдываются, потому что сами понимают, что сделали какую-то херню. А раз оба они понимают, что сделана именно херня, то о чем тут спорить.
Она слила безобидному человеку, который, возможно, не работает на Пожирателей масштабно, всю ценную информацию о себе, и тут тоже нечего было обсуждать. Энгус не то чтобы осуждал. Он как раз отлично знал, на что иногда идут люди, чтобы спасти свою шкуру, и допускал, что однажды и сам поступит ничуть не лучше. Но не надо руководить авроратом человеку, который и с собственной жизнью не справляется. Уже не справляется.
Дальше было ещё веселее. Араминта Мелифлуа изрядно изменилась за прошедшее время, зато Итон не изменилась нисколечки. Энгус подумал, что никогда бы не поставил на свой выключатель настолько длинную фразу. Он поставил бы что-то, что успеваешь выкрикнуть, пока не заткнули рот.
- Ты в жопе, Итон, - сказал он, когда она снова взяла паузу. И это было очень мягкое определение.
Энгус снял с огня котелок, налил себе глинтвейна, но Дженис наливать не стал. Ей он налил молока, которое призвал по такому случаю из погреба, с мёдом. Разогреть его было делом пары секунд. Он протянул Итон кружку.
- Костюм Белоснежки. Пойти с тобой?
Он был почти уверен, что сможет выкроить время, если Мелифлуа принимает не по записи. Судя по воспоминаниям, график был произвольный.
Глинтвейн и правда вышел не так, как у Корморана, но пить было можно. Энгус сделал пару глотков и махнул рукой в сторону двери.
- Если хочешь, оставайся на ночь. Можешь разнести иой подвал, ему ничего не будет.

+1

8

Ну, именно так она и думала. Хотя нет — не настолько так.
— Ты серьёзно? — даже переспросила Итон и, будто увидела в кружке жука, покосилась на тёплое молоко. Молоко пахло мёдом — и немного детством, в котором отец приносил ей точно такое же, если она не могла уснуть, и сидел у неё на постели, пока Морфей не забирал её к себе погостить. — Либо налей в него коньяка, либо забери с глаз моих долой. 
Ей же уже не пять лет. Ей нужны способы уснуть понадёжнее.
Хотя после смерти Никки проблем со сном у неё не наблюдалось.
— Нет, — Дженис пожала плечами: она пришла не за этим. — Я ценю твою попытку подержать меня за ручку, пока злая мачеха будет колоть мне спину разобранным гребнем, но нет.
Она всё же доверяла Араминте достаточно — и доверяла больше, чем просто жизнь, — и пока та ещё ни разу её не подвела.
Не было причин тащить с собой кого-то ещё. Вдруг что-то пойдёт не так?
Что-то наверняка пойдёт.
— Останусь, — призналась Итон. — Мне нужно с кем-то поговорить. Я завтра ухожу из аврората, и я не знаю, как сказать об этом Скримджеру. Я всё собрала к передаче ещё в феврале — ещё до... ну, ты понимаешь. Олдас справляется.
А она уже ничего не сможет исправить.
— Я боюсь, если Скримджер попросит меня снова, я снова не смогу ему отказать. А из меня, будем честны, хреновое руководство. Я хороша в бою, а не в кабинете.

+1

9

Даже у человека, загнанного в самую задницу, в которой солнце не то что не светит внутри, а даже снаружи никогда ее не видело, вечно находится какой-то способ самоутвердиться. Например, посчитать, что его оскорбляет предложение детского напитка. Энгус фыркнул.
- Твоя безобидная Мелифлуа разве не запретила тебе пить?
Но пожалуйста, он забрал у Итон кружку и отдал ей свой бокал. Молоко с мёдом было достаточно хорошо для него самого, в конце концов.
- Я не собирался держать за ручку тебя. Я собирался присмотреть, чтоб она не воспользовалась твоим, - он покрутил пальцем у виска. - Но как хочешь.
Ему не нравилось лицо Мелифлуа, вернее, его пакостное выражение. И улыбка Мелифлуа ему не нравилась. В обоих воспоминаниях. А больше всего не нравился взгляд. Он очень хорошо знал, на что способны люди такого типа. Он сам был таким. На месте своих не-друзей Энгус бы себе не слишком доверял.
Новость об уходе Итон была очень хорошей. Он не стал вздыхать с облегчением, но подумал о том, что было бы уместно это сделать при других обстоятельствах.
- Умница, - он коснулся кружкой бокала Итон. - Что будешь делать дальше?
На месте Дженис он на время свалил бы из Англии. На какое время - непонятно, но вряд ли на короткое. Даже если организм и рассудок уже приспособились работать в переподвывернутом состоянии, рано или поздно придётся дать им отдых. Клиники Хоффмана вот надолго не хватило.
- Не попросит, - сказал он уверенно. - Он должен понимать, о чем можно просить, а о чем нельзя. Особенно у тех, кто не откажет.

+1

10

— Она сделала это только для того, чтобы отнять у меня последнюю радость в жизни, — фыркнула Итон, забирая предложенный глинтвейн, но, перед тем, как глотнуть, всё же поколебалась. — Кто ж виноват, что меня только виски и спасает?
Особенно по ночам?
Особенно в Лондоне?
— Моим, — Итон присвистнула, — она не воспользуется. Можешь не бояться, что я превращу Министерство в скотобойню.
Хотя пару кабинетов, конечно, стоило бы зачистить.
— К тому же у меня не хватит золота оплатить тебе билет в зрительный зал. Потом в записи посмотришь.
Это должно было показаться ему неплохим компромиссом. Итон умела их предлагать.
Дальше она собиралась разорвать свои родственные связи, разом лишившись и брата, и крестника, но об этом О`Рейли знать пока не полагалось.
— Исправлю последствия старых ритуалов: может, получиться как-то заблокировать мою... — доводящую до исступления жажду выплеснуть свою боль в чужом крике, — ... предрасположенность к насилию. Пока я ещё в порядке.
Убийство малыша Никки, конечно, её приглушило, но вряд ли этого хватит надолго.
Впрочем, было кое-что, что всегда отвлекало её — семья.
— Может, крестника натаскаю. На самом деле я не знаю.

+1

11

Энгус считал, что виновата тут привычка Итон чуть что хвататься за бутылку. Но это снова было не то, что хочется говорить. В последнее время он слишком часто приходил к тому, что ему лучше подержать язык за зубами. То ли старость подкрадывалась, то от вокруг развелось слишком много неженок.
- Да, - согласился Энгус. - После этого ее было бы не очень сложно найти.
Он помнил Араминту Мелифлуа. Может, Итон и не хотела, чтоб контролировали процесс, но она никак не могла помешать ему проконтролировать результат. И золота, допустим, ему хватило бы и самому. Но нет так нет.
Энгус сделал пару глотков молока, рассматривая огонь в камине. Ему нравилось. Виски и прочая водка были хороши для того, чтобы драматизировать происходящее, упиваться своими потерями и переживать несчастье. Молоко с мёдом было хорошо, чтобы успокоиться, вспомнить, что это не конец света и завтра ещё на работу.
Он мог бы сказать Итон, что от предрасположенности к насилию неплохо помогает сначала выйти из штопора и успокоиться. Но есть люди, кому бессмысленно это говорить. Тут он ничем не мог ей помочь.
- Что за старые ритуалы?
И зачем, черт возьми, надо было их проводить, чтобы теперь перекручивать фарш назад? Все это нравилось Энгусу чем дальше, тем меньше.
- Тебе сначала надо привести себя в порядок, а потом экспериментировать. Если ты вообще собираешься приводить себя в порядок.
Нет, не то чтобы это на самом дела походило на попытку сумцида, но Энгус не сомневался, что общее состояние Дженис клонится куда-то туда и что она с возрастающей уверенностью выбирает наихудший путь из существующих.
- Оставь крестника. Он у тебя и так лишался магии. Или есть ещё один?

Отредактировано Aengus O'Reilly (15 ноября, 2017г. 09:21)

0

12

На работу завтра, конечно, было нужно им обоим: и Итон, и О’Рейли. О’Рейли предстояло выдержать ещё один день войны за всех и со всеми сразу, а Итон... Итон собиралась сдать документы и пройти эти чёртовы унизительные процедуры освобождения от аврората с высоко поднятой головой. Если, конечно, протрезвеет к тому моменту.
Если и нет, так даже лучше.
Итон пригубила ещё.
- Ничего интересного, - чуть повела она плечом, заглядывая О’Рейли в глаза, чтобы убедиться - он верит её словам. - В далёком-далёком 72-ом году у меня в палате лежал один слепой козел, и я попыталась принести его в жертву. Во славу Воландеморта, разумеется.
Все равно некондиция.
И Министр из него - так себе.
Итон фыркнула, оцепила ладонью сведенные вместе щиколотки и, по-совиному склонив голову, улыбнулась - горько, невесело.
- Экспериментировать я, родной мой, собираюсь именно с этой целью: привести себя в порядок. Хотелось бы посмотреть, как малыш Ронни надерет зад всем своим обидчикам. Может быть, это даже вдохновит меня на новые свершения. На самом деле я не знаю.
Она ничего уже не знала. Не загадывала дальше, чем на три дня вперёд, потому что на четвёртый ей предстояло посетить свой заброшенный дом.
Глубоко вздохнув, Итон отставила стакан.
- У меня важная встреча десятого числа. Очень важная. Если одиннадцатого я не пришлю тебе Патронуса, считай, что она прошла плохо.
Или слишком хорошо - так, как она давно уже стремилась.

+1

13

Самое забавное, что Итон за все это время так и не отучилась смотреть ему в глаза. Хотя казалось бы, уже должен был выработаться рефлекс. Это что, была проверка, полезет ли Энгус в ее воспоминания, если ткнуть его носом в такую возможность?
Он не полез, хорошо осознавая не только бестактность такого вмешательства, но и вероятность того, что после этого ему понадобится разгребать еще больше проблем, и Итон ему в этом отнюдь не поможет. Нет. Это может подождать до момента, когда она сама попросит помочь.
Далекий 72-й... Время, когда все еще были живы.
- А я думал, ты в те времена увлекалась только выпечкой и вышиванием.
Глинтвейн у Итон убывал примерно с той же скоростью, с какой у Энгуса молоко, и он морально приготовился варить еще. Ночь предстояла долгая, так что наполовину полные стаканы тут не годились.
- Мне это не нравится, - сообщил он. - Чтобы привести себя в порядок, экспериментируй не с Мелифлуа, ради бога. Экспериментируй с Хоффманом. С питанием от Корморана. Медитировать начни.
А то малыш Ронни останется в этом мире совершенно один, не считая его безразмерной безмозглой семьи, и никто не увидит, как и кому он надирает зад. Про него Энгус, кстати, совершенно забыл - он решил проблему, его внимание тут больше не требовалось. Пусть теперь обидчики будут внимательнее.
- Не забегай вперед. Завтра ты расскажешь мне, как прошла встреча с Мелифлуа и что теперь будет. Потом ты дашь мне информацию, где искать тебя одиннадцатого, если твой Патронус напьется по дороге и не придет. Что за встреча?

+1

14

В воспоминания о славных временах 72-ого О`Рейли и в самом деле не полез. Итон была уверена, что заметила бы вмешательство — для неё легиллименция, даже столь деликатная, как в исполнении О`Рейли, всегда сопровождалась головной болью и тошнотой.
Прямо как завтрашнее похмелье.
— Почти угадал, — Дженис мрачно усмехнулась. — В том году я как раз сменила профиль: из колдомедика-домохозяйки в авроры-алкоголики.
Хотя последнее — это уже какая-то тавтология.
Итон опустила голову и бездумно уставилась в красное как вишня вино.
Идея, право, была неплоха.
— Может быть, после, — размыто согласилась Итон. — После десятого. Когда я вернусь в статус последней из славного рода Мейер. А если не вернусь...
И пустельга сломает об ветер крылья...
— Заберёшь у Дерека ключ от моей ячейки в Барклизе. Там будет порт-ключ, он реагирует на команду "Домой". "Nach Hause", если быть точнее. Если трупов вдруг будет больше одного, меня похоронишь с Томом, а остальные спрячешь. Им лучше значиться без вести пропавшими.
Впрочем, Нарцисса появлялась на всех страницах "Пророка". Кроме некролога, но, как говорится, всё бывает в первый раз.
— Но я пришлю тебе Патронуса.
Итон вытащила палочку и коротко, резко взмахнула.
Получилось с третьей попытки.
— Красавица, правда? — поинтересовалась пустельга с чужого плеча и уцепилась клювом за мочку уха.
Патронус Итон был неподобающе ласков.

+1

15

- А я знаю, - сказал Энгус.
Успел поинтересоваться итонской биографией в тот момент, когда выпивать вместе ещё не стало доброй традицией. К тому же Том не делал большого секрета из личности дорогой супруги. Только вот про леди Мейер не особо трепался, да и сам Энгус с тех пор не успел проверить, кто такие Мейеры и с чем их едят.
- Понятно, - сказал Энгус. - Обратно портал сработает?
Что это ему не нравится, он уже сказал. Что Итон в залнице предупредил. Помощь предложил. Вероятно, сработает ли портал обратно, Итон не особо волновало - с учётом того, что к тому моменту она будет трупом. Но что ещё сказать, он не знал. Все, что он чувствовал по этому поводу, - безмерную усталость от того, что никогда, и в последнее время особенно, не получается сделать достаточно, чтобы люди вокруг него не умирали.
- Да уж будь любезна. Только проследи за его речью. Я могу быть не в той компании, знаешь ли.
Бодрое итонское "старый мудак" неплохо оживило бы заседание Визенгамота, конечно, если б оно было на эту дату назначено. А в любой другой ситуации было бы совсем не так весело.
Пустельга, которую создала Итон, вспорхнула ему на плечо. Энгус поднял руку и почесал птичье горлышко. Вместо мягких перьев он касался легкого, едва ощутимого эфира. Было забавно.
- Да, красивая. Как это у тебя получается?
У него так и не вышло... лет тридцать назад или около того. Кажется, он так и не придумал тогда, чему настолько радоваться, чтоб из этого вылепилось целое животное.

+1

16

— А в связи с чем, знаешь?
Хорошо, если нет. О`Рейли не стоило бы думать о ней слишком уж хорошо, да и сколько лет уже прошло с тех пор? Магия теперь — единственное, что их ещё связывало со Скримджером.
Скоро не будет и её.
— Это билет в один конец, душа моя, — как, кажется, и большая часть билетов, что была у неё на руках. — Обратно придётся пешком.
Хотя на его месте она бы аппарировала — что там аппарировать, два раза по полстраны и Ла-Манш. Раз плюнуть. Итон уже сто раз так делала, и в последний её занесло к Трэверс. Той самой. Чем-то похожей на покойного дядю.
Может быть, О`Рейли повезёт также — ему не помешало бы немного расслабиться.
— Я буду предельно вежлива, — заверила его Итон насмешливо. — Можешь не волноваться.
По крайней мере на этот счёт. За всё остальное Итон поручиться не могла.
Позволив О`Рейли полюбоваться пустельгой ещё немного, Итон погасила Патронуса и спрятала палочку обратно. Допила вино — посмотрела на О`Рейли оценивающе, с лёгким прищуром, — и всё же ответила:
— Я думаю о Уизли.
О рыжем, неуклюжем пацане, так похожем на своего дядю. О его матери, такой невообразимо домашней, какой никогда не смогла бы стать сама Дженис, и о её муже, любившем их всех так беззаветно, как Дженис когда-то любил Том. О всех сразу и каждом в отдельности — о семье, которую она могла бы иметь.
— Они, знаешь ли, берут количеством, — коротко хохотнула Итон и сразу же посерьёзнела. — В феврале я училась ему заново. У меня, оказывается, сменилась форма — раньше была чудесная кане-корсо. В аврорате это вообще было популярным — патронусы из псовых, ну да ты догадываешься, почему.
Как вариант, потому, что они привыкли брать след, идти по следу, охотиться — и защищать, разумеется.
— Я звала её Джил. Всегда хотела завести суку лабрадора и назвать её так — только жалко животину.
Не без удивления Итон обнаружила, что стакан опустел совсем.
— Со временем необходимость в счастливых воспоминаниях отпадает. Это дело практики, ты ведь знаешь.

+1

17

- Ты вернула ему зрение за счёт какого-то предосудительного ритуала. Или что-то такое.
Был скандальчик, Энгус плохо понял, почему, если вот пациент, вот результат. Никто не умер, эффективность на высоте. Было бы на что жаловаться. Но тогда он с Итон не был знаком и не особо интересовался Скримджером. Видит - и ладно.
- Короче, без подробностей. Хочешь рассказать?
Билетов в один конец он не любил. Лично его билеты были как минимум туда и обратно, потому что нет ничего скучнее путешествия пешком из итонского поместья, расположенного черт-те где, и вряд ли в Англии, обратно в министерство. Но на что не пойдёшь, чтобы спрятать чужие во всех смыслах трупы.
- Возьму такси. Тебе точно не нужна подстраховка?
Хотя какая тут подстраховка. Ритуалмстом Энгус не был и в целом ритуалы не любил. Устранять их последствия было долгой, грязной, тяжелой работой. Нередко она сводилась к тому, чтобы банально уничтожить все, что затронул ритуал, а вмешательство в него всегда оказывалось непредсказуемым. Чем обернётся вмешательство во вмешательство, он и думать не хотел.
- Об Уизли? - Энгус усмехнулся. - Он забавный.
А уж голоса в голове у него какие были весёлые...
Он понимал, о чем говорит Итон, и пожалуй, нашёл бы в себе немало тёплых чувств к разным людям, но не хотел на них сосредотачиваться. Безопасно было любить умерших - с ними не случится уже ничего. Любить живых было тяжело, и даже если это с ним происходило, Энгус предпочёл бы в таком не признаваться даже самому себе.
- А как зовут эту? - спросил он, скосив глаза на плечо, где только что сидела птица.
Удобное домашнее животное. Приходит только по приглашению, и если с тобой что-то случается, можно не думать, как оно там в запертом доме. Он налил Итон ещё глинтвейна, хотя обычно следил, чтоб она не напивалась.
- Ага. А потребность в счастливом настоящем - остаётся, но что-то его никак не завезут.

+1

18

"Предосудительный" — это прямо преуменьшение века.
— Их можно понять: если бы я облажалась, мы бы оба отправились к Святому Петру — или кто ещё выполняет его работу, только в аду, — и забрали бы с собой ещё пол-Мунго. Но Господь любит идиотов.
Рисковых идиотов — с особенной страстью.
Так воспоём же ему за это хвалу.
— Эта хрень называлась "Luminis motum". Захочешь подробностей — поищешь в библиотеке, а мне лень горло драть.
Особенно насухую, и особенно — сейчас, когда для обсуждения было немало других прекрасных тем.
Предложение о подстраховке Итон отвергла. Тему крестника развивать не стала тоже — с О`Рейли хватит и того, что теперь он знает её Патронуса по-настоящему, а не только его внешний облик, и к тому же она не умела говорить о тех, кто был ей дорог.
Вот питомцы — это другое дело.
— Джил, — фыркнула Итон. Оригинальный выбор имён — это у неё семейное. — Это, кстати, пустельга. Мелкое соколиное. Мой дед увлекался орнитологией, а в детстве я любила проводить с ним время.
Потом он захотел выдать её замуж за кузена, и любовь куда-то ушла.
Забавно: сейчас она не стала бы бежать из дома из-за такого пустяка.
— Не в нашу смену, О`Рейли. Лучшее, что нам светит — умереть быстро и на благо общества, и я теперь даже не знаю, кому из нас повезёт первым.

+1

19

Энгус почувствовал себя идиотом оттого, что столько лет предполагал за Итон способность провести посреди здания, полного не вполне здоровых людей, хотя бы относительно безопасный ритуал. Потом оттого, что сотрудничает с министром, пригласившим после этого Итон в аврорат. Потом он засмеялся.
- Я должен был догадаться.
Название он запомнил и собирался на досуге посмотреть. Досуга, правда, пока не предполагалось, да и вряд ли так давно проведённый ритуал имел какое-то значение сейчас. Но сочетание слов было таким пафосным, что действие просто обязано было впечатлять.
- Джил. Логично, - сказал он. - А что, все как-то называют своих патронусов?
Это не казалось Энгусу слишком здоровым, но откуда же в аврорате очень уравновешенные люди? Кто их туда возьмет? На одного Грюма посмотреть...
Про своих дедов ему было особо нечего сказать. Деды, бабки, родители - никто на общем фоне происходящего в Северной Ирландии не отличился достаточно, чтоб вписать свое имя, так сказать. Все они были магглами, и от понимания их жизни Энгус был почти так же далек, как Итон.
- Ну нет. Я собираюсь жить хорошо, счастливо и дольше всех своих врагов. И тебе рекомендую.
Он отставил свою кружку и налил глинтвейна и себе. Понятно было, откуда эти настроения. И те не менее, Энгус их решительно не приветствовал. В работе ликвидатора думать, что тебе осталось только сдохнуть побыстрее, крайне неполезно. Сбывается.
- Я, может, внукам еще не все рассказал.

+1

20

О`Рейли молчал так долго, что Итон засомневалась, понял ли он шутку. Шутка, конечно, была простая и вполне в её стиле, и на самом деле пострадала бы только сама Итон, но мало ли — очень уж странно О`Рейли смотрел.
— Ты же знаешь, мне умирать одной скучно, — с облегчением вздохнула она и улыбнулась тоже, в этот раз искренне.
Вышло не очень.
Ладно.
Широко зевнув, Итон ткнулась носом в плечо: выспаться бы.
— Неа, — промурчала она в рукав, — только я. Ну, и Прюэтты, чтобы я не казалась странной.
Классные были парни, компанейские. С Итон почти не расставались, особенно после смерти Тома — да и после своей тоже, но не дай Мерлин об этом узнать О`Рейли. Сдаст обратно Хоффману, как пить дать сдаст, и будет Хоффман гулять по её личному кладбищу, изучая могилы и плиты. Долго, пока не увязнет, как увязла она.
К чёрту Хоффмана.
— За твоих внуков, О`Рейли, — отсалютовала ему Итон. — Расскажешь им потом, как эта чертовка Итон посадила твою печень и всех-всех Пожирателей в Азкабан.
И начала, разумеется, с Лестрейнджей, потому что ничто в этом мире не меняется, только варьируется.
Впрочем, к чёрту Лестрейнджей.
Всех к чёрту.
— А теперь спать.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC